Category Archives: Беларусь и евреи

Альберт Капенгут. Из воспоминаний (ч.5)

Предыдущие части 12 4

Я продолжаю писать о событиях шахматной жизни в Белоруссии, как правило, не вошедших в напечатанную книгу.

На фоне турнирных баталий настала пора рассказать об основной работе. После выхода Алексея Павловича Сокольского на пенсию в 1969 году, я был оформлен на его место инструктором-методистом Дома физкультуры ДСО «Спартак».

Памяти Алексея Павловича Сокольского

 Причем название своей должности я узнал, только занявшись оформлением тренерского стажа много лет спустя. Главной заботой была реализация спортивного календаря Миноблсовета и Белсовета.

Я уже рассказывал как, воспользовавшись приездом в Минск руководителя профсоюзных шахмат Якова Герасимовича Рохлина, бессменный тренер сборной СССР И.Болеславский, Председатель Федерации шахмат БССР А.Шагалович и я (на правах 4-хкратного чемпиона мира среди студентов в командном зачете) на приеме у секретаря Белсовпрофа Спартака Александровича Аржавкина  добились проведения в годовщину смерти Сокольского важнейшего турнира, ставшего традиционным мемориалом. Попутно хозяин кабинета распорядился, чтобы «Спартак» постоянно возглавлял развитие шахмат в профсоюзах республики.

Помещение методического кабинета Дома физкультуры после рабочего дня отдавалось нам. Одним из первых я провел командный турнир профсоюза работников гос. учреждений. Хорошо запомнил команду МИДа, а в ней будущего министра иностранных дел Мартынова, за которым забегала надменная красавица-жена в шикарном норковом манто, странно выглядевшем в нашем кавардаке. Знакомство с другим членом этого коллектива – Соболевым, даже пригодилось потом, в начале 90-х. Мою жену в Варшаве обокрали, а он помог вернуть загранпаспорт.

Команда Госплана, в которой играл будущий кмс В.Клюкин, также помогала в нашей работе. Мой приятель разработал чертежи недорогого шахматного столика, но заказ не принимали из-за отсутствия дефицитного шпона, наряд на который «с гаком» обеспечили новые знакомые.

Но одним календарем начальству мил не будешь, а вести занятия «по Сокольскому», пуская на самотек «кто придет», никого не устраивало. В то же время Республиканский клуб с «непотопляемым» Рокитницким, практически ничего не делал для массы перворазрядников, ограничиваясь традиционными полуфиналами ч-та Минска, а норму КМС можно было выполнить только в финале.

В течение нескольких лет я выстроил стройную пирамиду, в конечном счете кандидатом в мастера можно было стать даже в круговом полуфинале ч-та Миноблсовета, а «морковкой» для КМС стала возможность пробиться через сито отбора в Мемориал Сокольского, да и играть в Минске особо негде было. В промежутке между турнирами я читал лекции, а главное, полагаясь на активистов, помогающих с судейством, я мог уезжать на свои соревнования.

Лекция в «Спартаке» первая половина 70-х.

Со временем у меня появилось убеждение, что большинство перворазрядников, после института бросившее активную игру, защитив диссертацию, с удовольствием вернутся к любимой игре и быстро поднимут свою квалификацию.

Безусловно, потребовалось создать картотеку членов нашего клуба и долгими часами «висеть» на телефоне, собирая составы с нормой, но «цель оправдывает средства». Конечно, для начальства ежегодные 3-4 новых КМС до поры до времени обеспечивало статус наибольшего благоприятствования.

И судья, и секретарь. Начало 70-х

Для отношения к шахматам в «Спартаке» очень полезным оказалось выступление команды республики в чемпионате страны по шахматной композиции, ставшей двухкратным чемпионом СССР. Костяк сборной составляли спартаковцы. Капитан команды мой друг Гриша Шмуленсон  также играл и по переписке и часто обращался ко мне за советом. Я пробил для композиторов сбор в спортивном лагере «Стайки» для подготовки к следующему чемпионату. Со временем Гриша эмигрировал в Израиль и стал там популярным юмористом.

Конечно, приходилось чем-то жертвовать. Я уже писал, как после армии восстановился в БПИ и мне быстро оформили свободное посещение занятий с индивидуальным графиком сдачи экзаменов и зачетов, но окончательный выбор профессии в сочетании с рождением сына делали диплом инженера чем-то малозначащим. Дотянув до 4 курса, я оставил попытки завершить образование, хотя мой диплом техникума до сих пор находится в БПИ, а на стенде сильнейших спортсменов еще десятилетия красовался мой портрет.

Фото со стенда БПИ с никелированным значком мастера спорта СССР

Рассказ был бы не полным, если бы я не упомянул подвижническую деятельность Лазаря Моисеевича Ангеловича, инженера Промэнергопроекта, посвящавшего все свободное время шахматам в Политехническом. Традиционные командные межфакультетские соревнования привлекали не только студентов, но и преподавателей. Безусловно, для шахмат это был лучший ВУЗ столицы. Большего энтузиаста трудно было найти. Достаточно сказать, что именно ему перед отъездом я передал громадный архив газетных вырезок, накопленный за десятилетия.

Отдавая долги «alma mater» – сеанс на 42 досках в Белорусском политехническом институте

Я уже писал, как после смерти А.П. Сокольского договорился с Республиканской научно-методической библиотекой по физкультуре и спорту о покупке осиротевшей библиотеки. В последующие 15 лет в многочисленных поездках по Союзу я старался пополнять шахматный фонд. (К сожалению, после развала СССР он был разбазарен). Не то, что они любили шахматы, но старались перейти в следующую категорию по объему, обеспечивая более высокие ставки. Удалось даже пробить подписку за валюту на «Schach-Archiv», с трудом выдираемый на сборы команды республики.

Уже со второго мемориала Сокольского я договорился с библиотекой о печати ротапринта со всеми партиями, заложив расходы в смету. Спустя несколько лет я не мог смириться с потерей партий первого турнира. Оказалось, папка с документацией была сдана в гос. архив. Я сделал соответствующие письма и добрался до нее, но оказалось, что все партии при оформлении передачи выкинули. Только Коля Царенков, которому в свое время я одолжил папку, переписал дебюты всех встреч.

В конце 1973 года вновь надо было организовывать очередной Мемориал Сокольского. Проведение предыдущего я доверил (поскольку сам играл в 40-м ч-те СССР) Якову Ефимовичу Каменецкому , заметному персонажу в послевоенной шахматной жизни республики. С его именем связано много личных воспоминаний, заслуживающих отдельной статьи, хотя кое-что читатель может почерпнуть в публикации.

До появления в 1976 году широко известного постановления заинтересованных организаций, базировавшегося на закрытом постановлении ЦК КПСС, о развитии шахмат в СССР, приглашение известных мастеров, не говоря уже о гроссах, было связано с финансовыми обязательствами, как правило, выливающимися в  организацию сеансов, а имя приглашающего было своего рода гарантией. Потому столь важны личные контакты. На этот раз мне удалось заполучить своего друга чемпиона СССР 1971 года гроссмейстера  Володю Савона , с которым в период 1964-66 гг. мы проводили по полгода вместе на Всемирных студенческих олимпиадах, тогда ещё закрытых первенствах страны среди молодых мастеров, личных и командных армейских соревнованиях, а также на бесчисленных учебно-тренировочных сборах. Володя тогда погружался в игру настолько, что его почти не оставалось для кипящей вокруг жизни.

Он не был большим интеллектуалом, его непосредственность иногда вызывала улыбку, но харьковчанин был искренним добрым парнем и, если бы федерация на самом деле заботилась о пополнении большой сборной, то, начиная с участия 20-летнего юноши в 29-м чемпионате СССР (Баку, 1961) могла, выделив ему несколько международных турниров, снять с него заботу о титуле, как средстве обеспечить себя. Не сомневаюсь, что в этом случае его талант заиграл бы новыми красками.

Владимир Савон на 39-м чемпионате СССР, Ленинград 1971

Уже после того, как он стал чемпионом СССР, его послали в Чили. Там Савон сыграл в небольшом турнирчике в Ла-Серена, а потом к нему обратился второй человек в компартии Родриго Рохас и попросил бесплатно поездить по глубинке с выступлениями, чтобы поддержать социалистическое правительство Альенде и продемонстрировать солидарность и дружбу советского народа. Володя мотался в тяжелейших условиях по 2-3 сеанса в день, но был искренне горд своей миссией. Я думаю, что никто больше из наших гроссмейстеров не был способен на это.

Еще я пригласил своих одноклубников: прошлого, по службе в Прибалтийском военном округе, будущего гроссмейстера Юзика Петкевича  и тогдашнего, по игре в «Спартаке» и за него – Валерия Жидкова , с которым год назад играли в финале ч-та СССР.

Мне удалось с результатом 9 очков из 13 в очередной раз выиграть мемориал. Мой главный оппонент в белорусских турнирах – Витя Купрейчик, выступил ужасно, 4,5 и предпоследнее место. Кстати, в книге «Мемориалы Сокольского» Минск, 1989 г. на стр. 187 приводится статистика всех лет с маленьким нюансом – поскольку число турниров у всех разное, то логично подсчитать %, однако, поскольку одним из авторов был Е. Мочалов, это сделано не было. Я не поленился подсчитать. Капенгут -12 мемориалов 104,5 из 144 = 72,6%.  Купрейчик – 6 мемориалов 51 из 85 = 60% .

Этот результат имел последствия. Зашел как-то в Спорткомитет БССР к Е.Г. Зотковой, но ее вызвали к начальству. От скуки ожидания, мой взгляд остановился на лежащей на столе бумаге, и я с удивлением прочитал: «…в связи с неудачным выступлением В.Купрейчика на 4-м Мемориале Сокольского просим в п-ве СССР среди молодых мастеров заменить его на М.Шерешевского. Председатель Федерации шахмат БССР А.Шагалович.» В то время Витя много пил и часто забегал ко мне стрельнуть 5 руб. на бутылку. Когда я рассказал про это письмо, хмель как рукой сняло. Я посоветовал сразу позвонить гос. тренеру по молодежи Быховскому, ибо оставалась неделя. Толя нашел ему место, и Витя выиграл этот турнир. Вскоре после того на Федерации обсуждалось ходатайство о присвоении 1 тренерской категории Шагаловичу и мне. Купрейчик выступил против. В кулуарах я поинтересовался у Вити, почему? Он смутился, но объяснил свое желание насолить первому наставнику, а я попался под руку, чтобы замаскировать истинные намерения. С подобной «логикой» в дальнейшем я сталкивался не раз.

К этому времени стало ясно, что отсутствие представления на присвоение ММ на конгрессе не случайно. Осознание случившегося привело к мучительной боли изнутри, которую не удавалось погасить. Чтобы облегчить своё состояние, я твердил себе о месте евреев в этой стране, “всяк сверчок знай свой шесток”, и прочие банальные истины, но не отпускало. Я начал ломать в себе честолюбивые планы, подпитывающиеся десятилетними успехами. Только когда я сломал стержень уверенности в себе, стало полегче, но какой ценой… Я не мог мобилизовать себя за доской, а главное, исчезла способность максимальной концентрации, что я почувствовал, с треском завалив чемпионат республики, ранее выглядевший лёгкой прогулкой. Через десятые руки до меня дошло, что Батуринский  распорядился выкинуть мои документы.

Летом нас ожидало командное первенство ЦС ДСО «Спартак». Я договорился с Вересовым о проведении сбора вдвоем в Доме творчества писателей в Королищевичах. Я подписал смету, а ГН, используя старые связи, достал путевки. Я взял с собой свежий «Информатор» и Гавриил Николаевич с упоением начал анализировать все подряд, начиная с первой партии. Результаты вносил в школьную тетрадку, забытую в конце сбора. Как-то он уговорил меня составить компанию в преферанс с его старинным приятелем. Женившись, я перестал играть в карты, ибо не хотелось обыгрывать друзей, а с другими не садился. Я понимал, что вечерами ветерану скучновато и согласился. Однако писатель, проигрывая, начал нервничать и, как следствие, позволил себе антисемитский выпад. Я заставил себя доиграть, отказался взять выигранный рубль(!)  и, когда мы остались одни, попросил больше его к нам в комнату не приглашать. ГН за все время не проронил ни слова, но мне показалось, что оценил мою сдержанность. К слову, примерно в этот период Вересов изредка брал книги из моей библиотеки, но каждый раз возвращал их в срок.

В преддверии очередного, на этот раз, Кубка страны среди обществ в Москве в 1974 г. “Спартак” провёл свой командный смотр там же, и ситуация с экс-чемпионом мира, о которой я рассказывал в предыдущей части, повторилась. Он переиграл меня, но просмотрел контрудар. И в этот момент, абсолютно неожиданно для меня, Т. Петросян предложил ничью, которую я тут же принял и спросил удивленно, а что белым делать после 26…Nc4 с последующим надвижением пешки «b»? Опять это произошло при зрителях, и его неудовлетворенность своим решением, спровоцированным незапланированной тактикой, снова вылилась на меня.

Ещё больше он переживал, проиграв Рашковскому белыми в староиндийской защите в 20 с небольшим ходов. К слову, в соперничестве первых досок Нёме и мне удалось его обогнать, но на публикацию и обсчет результатов Тигран наложил табу, а Эдик Шехтман даже не сумел включить эти поединки в полное собрание партий экс-чемпиона мира. Лишь в начале века я получил запрос из «New in Chess» с просьбой сообщить детали турнира, однако в mega database 2023 их по-прежнему нет. Для наших читателей могу сообщить, что команда в составе Капенгут, Вересов, Марьясин, Веремейчик, Головей, Арчакова разделила первое место с ленинградцами.

На сборе меня поразил Толя Лейн, непринуждённо рассказывавший о намерении эмигрировать. Мне казалось, что в то время, когда людей за одно подобное желание пропускали через поголовно осуждающие собрания и увольняли с работы, в нашей профессии, казалось, надо было молчать до последнего, и его раскрепощённость ставила меня в тупик. Семилетняя борьба Бори Гулько за выезд была ещё впереди.

Анатолий Лейн на 39-м чемпионате СССР, Ленинград 1971

На Кубке Петросян не отбывал номер, как некоторые, а был настоящий лидер команды. Я вспоминаю, как Тигран мгновенно нашел выигрывающий план с жертвой пешки в моей партии из матча против «Молдовы» после того, как я не сумел победить! Все команды жили в гостинице “Россия” напротив Кремля и ребята дружно общались, невзирая на различные интересы команд.

К этому времени активный член сборной республики Юферов окончил работу по контракту в Группе советских войск в Германии, и мы были заинтересованы удержать его в Белоруссии. В то время Советский Союз охватило поветрие картотек. Я убедил Болеславского, что при нашем отставании, как минимум, на 10 лет от соседей, необходимо догонять, и он договорился с Рокитницким о работе над картотекой. Количество экземпляров периодики возросло втрое, а Сережа резал и клеил карточки, когда клуб пустовал.

Я рассказал ему, как в детстве мы помогали Суэтину, обяснил эстонский вариант – там использовали перфокарты для ЭВМ, поделился опытом работы в Латвии. Кобленц добился большого помещения в старой Риге под методический кабинет, где много перспективных шахматистов пополняло пять(!) различных картотек – по дебютам, по партнерам, комментированные партии и статьи и т.д.  С юмором поведал о картотеке рижского Дома офицеров, когда я там служил, подчеркнув, что в то же самое время члены сборной ПрибВО А. Шмит, Л. Гутман и Е. Кузьмичев работали и над своими базами. Конечно, показал, как предпочитаю делать для себя, когда карточка служила лишь промежуточным вариантом.

Я охотно делился своей системой с учениками. Особенно выделялся Сережа Артишевский, чьими трудами пользовались Р. Ваганян, Н. Александрия и, конечно, М. Таль. Один из моих подопечных, кандидат медицинских наук – патологоанатом Юра Неборак создавал картотеку Сицилианской, в основу положив книгу Кобленца, и пополнял ее. Перед отъездом из Белоруссии он подарил ее мне. Когда в Минск приехал Аршак Петросян заниматься перед отборочным к чемпионату среди юниоров в 1973 году и захотел освоить шевининген, то я достал с антресолей чемодан с Юриной базой, чем поверг его в ужас. Много лет спустя он еще вспоминал этот эпизод.

В 1964 г. на сборе перед чемпионатом мира среди студентов я впервые увидел табличную нотацию у Володи Багирова, а вскоре приобрел одну из жемчужин своей библиотеки “Handbuch des Schachspiels”, von Bilguer 1916 г. издания, ставшую прообразом моих подборок. Интуитивно я понял, что делать записи надо на отдельных листах. Спустя много лет я с сочувствием листал амбарные книги Эрика Аверкина, который обесценил этим свою гигантскую работу, ибо пополнение заполненных тетрадей превращалось в каторгу. В Алма-Ате на матче Таль – Полугаевский, увидев обилие подборок, подготовленных Артишевским по заказу Таля, только переехавший в Ригу Багиров радостно воскликнул: “Как родные!”

“Handbuch des Schachspiels”, von Bilguer 1916 г. издания

 В моем варианте главную роль играла “шапка”, куда желательно было поместить как можно больше ходов, чтобы сократить техническую работу на ненужных повторах. Особым цветом выделялись ходы специфически для конкретной страницы, где четверть места внизу резервировалось для примечаний. К началу нашей работы с Гельфандом появились в продаже тетради – разъемные скоросшиватели, более компактные, чем мои большеформатные листы в клеточку на 4 страницах, и Боря начал в них фиксировать свою подготовку. Промежуточным этапом были карточки, заполняемые из первоисточника. Спустя несколько лет Боря лишь подготавливал каркас и карточки, а его отец брал черновую работу на себя. Основной элемент системы – по мере заполнения одна страничка заменялась на 4-5. К началу компьютерной эры у него накопилось свыше 20 тетрадей, и он уже выбирал нужные для очередного турнира. Вот что написал впоследствии сам Гельфанд: «Особое внимание в работе над шахматами Альберт Зиновьевич уделял систематизации информации; особенно это было важно в дебютной подготовке до появления серьезных компьютерных баз. До начала 1990-х годов это обеспечивало мне огромное преимущество перед конкурентами, так как идеи Капенгута давали более систематическое видение шахмат, дебютной теории.»

Первоначально идея подборок возникли для подготовки теоретических статей в «Шахматный бюллетень» и «Шахматы» (Рига), где каждый год появлялось по несколько моих материалов. В то время редакция рижских  «Шахмат» в порядке обмена получала много изданий со всех концов земного шара. А. Гипслис, за бутылку коньяка, разрешал мне копаться в его закромах, и я там и сям находил перепечатки. Как-то в мою библиотеку попала переплетенная годовая подписка американского журнала с перепечатками 3 моих статей из «Шахматного бюллетеня». Увы, гонорар мне не доставался, ибо СССР не подписал конвенцию об авторском праве!

В начале 70-х мы с Исааком Ефремовичем много работали над комментированием партий, вначале только в «Информатор», потом и что-то в “The Chess Player”, с которым я начал контактировать с 1972 г. Помимо белорусских турниров, я привозил избранные поединки с соревнований, где играл. Часть из них Болеславский отбирал для работы. Дома я находил соответствующие ссылки на предшественников, и только после этого начинался совместный анализ, который потом оформлял и отсылал. Поэтому сложилась ситуация, когда ИЕ встречался со мной индивидуально, а с Купрейчиком, Дыдышко, Мочаловым, Шерешевским и Юферовым в другие дни.

К слову, с издателем “The Chess Player” Тони Гиллэмом сложились хорошие неформальные отношения. Сам или совместно с ИЕ прокомментировал там 314 партий.

издатель “The Chess Player” Тони Гиллэм

Однажды я попросил Юру Балашова получить у него за меня 50 фунтов. Его жена Лена Шмидке вручила мне взамен гульдены, которые были выведены из обращения. Только спустя 15 лет Боря Гельфанд сумел заменить их в центральном банке Нидерландов.  Взамен гонораров Тони присылал шахматную литературу, а если что-то оставалось, то и подобранные мной по каталогам альбомы по живописи. Однажды по своей инициативе он, увидев на большой распродаже громадный том «Импрессионизм» выслал его, не дожидаясь заказа.

Мой заочный друг предложил издательству «Pitman» выпустить мою книгу по Модерн Бенони еще в начале 70-х, они прислали запрос в ВААП (Всесоюзное агентство по охране авторских прав, монополист по изданию книг советских авторов за рубежом). Их консультант – гроссмейстер Котов предпочел предложить другого автора. Аналогичные ситуации возникали еще много раз.

На 5-й Мемориал Сокольского я пригласил опять Валеру Жидкова, а также героя 40-го ч-та СССР Мишу Мухина, и одного из будущих секундантов Гарика Женю Владимирова и Сашу Бангиева. В эти же сроки в Ленинграде проходил 42-й ч-т страны, где ужасно сыграл Купрейчик.

К этому времени с постоянными жалобами на глаза я попал к главному офтальмологу Минска, поставившему мне страшный диагноз – опухоль мозга. (К счастью, ошибочный.) Пришлось добиваться энцефалограммы на единственном в республики аппарате. Я рассказал об этом ИЕ, он посочувствовал, заодно попросил не претендовать на первую доску. Учитель не хотел лишних проблем, хотя за пару месяцев до нашего разговора Витя набрал только 3,5 из 15 в чемпионате СССР. Чтобы подсластить пилюлю, он добавил, что если мне врачи запретят играть, то возьмёт вторым тренером. Я поделился ситуацией со здоровьем с моим приятелем в то время Серёжей Юферовым.

В преддверии Спартакиады народов СССР 1975 г. в Риге Болеславский договорился с Латвийским клубом о проведении учебно-тренировочного сбора для нашей команды на Рижском взморье. Взамен ИЕ, занимаясь с нами, ещё читал лекции хозяевам. Я подробно описывал дальнейшие события, ограничусь только самым важным. Во время сбора Нина Гавриловна умудрилась огорошить Серёжу ближайшим приездом дочки Тани “к нему”. Сказать, что он был напуган, мало – одним словом, она “из Савла сделала Павла”. Он знал, как Купрейчик тяготился ведущей ролью Болеславского в белорусских шахматах, и они написали совместное заявление в ШВСМ, отказываясь заниматься у ИЕ. Попутно возражали против моей кандидатуры в качестве второго тренера.

Тем временем я принял участие в чемпионате ВЦСПС. Охотно и в дальнейшем принимал в них участие, особенно, когда их организовывал Яков Герасимович Рохлин, очень колоритная фигура советских шахмат.

Яков Герасимович Рохлин

Именно он придумал изречение якобы Ленина: «Шахматы – гимнастика ума», существенно помогавшее в советской действительности. Его дореволюционное прошлое в гимназии очень помогала при общении с власть имущими. В одном из таких турниров нам даже давали талоны на такси! Ни на чемпионатах страны, ни при заграничных выездах такого сервиса я не видел. Игралось достаточно легко, никуда не надо было отбираться. Два раза я завоёвывал серебряные медали, однажды ещё – бронзовую.

Чемпионат ВЦСПС, Ярославль 79 

Победители играют с «беленьким» и «черненьким» Козловами.

По итогам чемпионата была сформирована команда для поездки в Варшаву на матчи. Хозяева были удивлены моим появлением на 2 доске, ожидая в качестве лидера. В их команде я увидел Витковского, уже потерявшего свою должность. Стефан извинился за молчание, ибо не мог написать правду, ведь должен был поддерживать хорошие отношения с Москвой. Конечно, он подтвердил отсутствие моих документов а конгрессе, даже, по его словам, сам спрашивал о них.

С.Витковский (в светлом костюме) наблюдает за партией А.Капенгут – З.Дода. Варшава 75г.

Ян Адамский пожаловался мне на конфликт годичной давности на турнире в Люблине. С его описанием можно познакомиться на Youtube (“Tal Resigns, and then his Wife WINS the Game!”)

Эту же историю повторяют много сайтов.

«На турнире в Польше в 1974 году Таль играл белыми с Адамским. Оба соперника попали в цейтнот. Флаг Адамского упал, но Таль к этому моменту потерял фигуру и сдался. Однако тут жена Таля сказала: «Черные не сделали 40 ходов». Арбитр вмешался и присудил победу Талю, поскольку флаг упал до того, как он сдался. Адамский подал протест, но он был отклонен. Таль выиграл турнир».

Когда я стал Мишиным секундантом, Геля с гордостью рассказала, как она отстояла очко (при отрыве от второго призёра на 3 очка!). Я думаю, что её “медвежья услуга” нанесла удар по репутации, которую экс-чемпион мира ценил, пожалуй, побольше других коллег: “Так Талю в Польше в 1974-м году простили, что он сдался в партии против Адамского, и позволили выиграть…”. (В. Корчной “Шахматы без пощады”).

Чемпионат БССР 1975 года проходил в Гомеле по швейцарской системе. С результатом 7 очков из 9 первое место занял чемпион Ленинграда 1966 года бывший мастер Евгений Рубан, в 1964 году  в чемпионате Белоруссии с прекрасным результатом 12 из 15, пропустивший вперед только Болеславского.

Он также принимал участие в матчах с ГДР, регулярно посещал занятия сборной на квартире у гроссмейстера. Однако на заседании федерации Вересов настойчиво призывал к признанию чемпионом следующего участника. Я пытался аргументировать, что человек отсидел свое по статье за мужеложство, а за поступок, несовместимый со званием мастера, Рубана лишили его. Но начинал турнир он полноправным участником и признание участником вне конкурса противозаконно. ГН практически согласился с моими доводами, но повторял, какой ущерб шахматам принесет чемпион-пидарас! В итоге большинство с ним согласилось. Кстати, кто-то в печати заявил, что председатель федерации несет ответственность за ее решения. Этот человек незнаком с уставом, согласно которому у председателя такой же голос, как и у остальных.

Капенгут – Рубан ч-т БССР Минск 1974

Спартакиада Народов СССР состоялась в июле в столице Латвии. Рига для меня была хорошо знакомым городом, в котором я провел несколько лет, но на этот раз гостиница была на другом берегу Даугавы, да и напряжённый регламент не позволял вылазки в центр, хотя играли мы в Мюнстерской избе – одном из красивейших зданий старой Риги со времен Ганзейского союза.

Мне удалось выиграть первую партию Спартакиады у Марика Рудерфера в излюбленном варианте системы Паульсена в 21 ход, получив за нее приз. Ещё одна награда досталась за самую красивую партию с жертвой ферзя против Олега Павленко.

Однако, несмотря на 1-е место на 2-й доске во втором финале, я проиграл Корчному и Полугаевскому, невольно подтвердив свои мысли об отсутствии максимальной концентрации, потерянной после отказа послать документы на ММ в ФИДЕ и усугублённой новыми обстоятельствами, о которых я подробно рассказал в главе о Болеславском.

Сенсационная победа России над москвичами 8,5-0,5 предопределила результат главного финала. Забавно, что смета главного турнира года ставила запасных, в интересах команд более сильных, чем 7-я доска, в неравное положение к другим участникам. В нашей сборной обижен был Шерешевский. Пришлось запасному ленинградской команды Тайманову дать телеграмму председателю Спорткомитета СССР, чтобы восстановить справедливость.

Основательно помолодевшая команда не имела шансов выйти в первый финал в конкуренции с Россией и Ленинградом, но во втором не должна была уступать узбекам. Неудачно выступили лидеры Купрейчик и Головей – по 2,5 из 9, зато блестяще сыграла Таня Костина – 8 из 9. Вскоре она вышла замуж за чемпиона мира среди юниоров 1975 года Валеру Чехова и переехала в Москву.

Для меня итоги турнира имели неожиданные последствия. В облсовете ДСО «Спартак» шахматы захотели выжить из методического кабинета и не нашли ничего умнее, чем, обвинив в провале на Спартакиаде Народов СССР, снизить мне нагрузку, аргументируя ответственностью общества за этот вид спорта. При первом же разговоре с председателем миноблсовета в ответ на его: «…он не должен объяснять свои действия», мне пришлось стать в позу и произнести: «Как руководитель советского учреждения, он обязан аргументировать свои решения». Пришлось прибегнуть к помощи Е.Г. Зотковой, которая подчеркнула, что плановые задания определялись до жеребьевки, но группа с Россией и Ленинградом не оставляла нам шансы на успех, и Спорткомитет БССР претензий не имеет, к тому же я лично не только занял 1-е место на 2-й доске во втором финале, но и получил два специальных приза. Не помогло. Пришлось обращаться к председателю Белсовета В.И. Борсуку. Гроза подчиненных, он несколько робел перед моей интеллигентностью и удавалось в его кабинете решать наши вопросы поразительно легко. Он рассвирепел, вызвал своего зама и приказал немедленно вернуть мне зарплату. Оказалось, я в роли лакмусовой бумаги попал в эпицентр кабинетной борьбы покровителей обоих, которая продолжалась несколько месяцев. В конце концов Владимир Игнатьевич победил, и бывший председатель Миноблсовета Г.Х. Миннуллин стал простым инструктором учебно-спортивного отдела Белсовета. Хотя мы с ним никогда не возвращались к этому эпизоду, а может, именно поэтому, отношения стали со знаком плюс. Благодаря этой «войне», в Миноблсовете ДСО «Спартак» я «пробил» вторую ставку и пригласил на работу своего друга сильного КМС Наума Кагана, переехавшего из Борисова, неоднократного участника мемориалов и чемпионатов БССР. Это разгрузило меня от текущих турниров с нормой КМС и для спартаковского актива я стал ограничиваться лекциями. Все же из методического кабинета нас вытурили и пришлось на личных контактах договариваться с ДЮСШ ГорОНО, чтобы проводить наши турниры по вечерам в их помещении.

Шефская помощь в порядке компенсации.

В очередном YI мемориале Сокольского опять согласился играть чемпион СССР 1971 года Володя Савон, сумевший отреваншироваться за предыдущее выступление и выиграть турнир. Также я пригласил своих друзей на Всемирным студенческим Олимпиадам Мишу Подгайца  и Эдика Бухмана, а также Аршака Петросяна, которого в 1973 году тренировал на отборочном к ч-ту мира среди юниоров, и его нового тренера Олега Дементьева.

Партии с Купрейчиком всегда были чем-то особенным, но эта далеко не безошибочная встреча стоит особняком. В ней, как в волшебном зеркале, можно преломить многие наши поединки.

Альберт Капенгут – Виктор Купрейчик

Французская защита C03

6-й Мемориал Сокольского, Минск 01.1976

1.e4 e6. Наши партии, как правило, носили принципиальный характер, и значительно чаще, чем обычно, я избирал французскую защиту, чтобы минимизировать свой контроль над творческой фантазией соперника.

2.d4 d5 3.Nd2 Be7.

В то время история варианта только начиналась. В Белоруссии полезный выжидательный ход быстро приобрёл популярность. Поскольку его практика измеряется тысячами партий, я ссылаюсь только на свои – за оба цвета.

4.Bd3.

I. 4.e5?! (неточность, сразу оправдывающая выжидательный ход чёрных, которые при других продолжениях должны это ещё спровоцировать) 4…c5 5.c3 cxd4 6.cxd4 Qb6 7.Ndf3 Bd7 8.Ne2 Bb5 (8…h5) 9.Nc3 (9.a4!?) 9…Bxf1 10.Kxf1 Nc6 11.g3 h5 12.h3 Nh6 13.Kg2 Nf5 14.Ne2 Kd7 15.a3 Rag8 16.Qd3 g5 17.g4 Nh6 18.Nh2 hxg4 19.hxg4 f5 20.exf6 Bxf6⩱ М. Пршибыл – Капенгут, Брно 1991.

II. 4.Ngf3 Nf6 5.e5 Nfd7 6.c3.

6…c5 7.Bd3 Nc6

a) Стандартную ошибку сделал В. Цешковский – 8.Qe2?! cxd4 9.cxd4, допустив 9…Nb4 10.0–0 (10.Bb1? b6∓) 10…Nxd3 11.Qxd3 b6 12.Re1 a5 13.Nf1 Ba6 14.Qe3 Qc7 15.Bd2 Qc2 16.b3 Ba3?! (16…0–0⩱) 17.Bc1 Be7 18.Bd2 Ba3 19.Bc1 Be7 20.Bd2, ничья, Цешковский – Капенгут, Ашхабад 1978;

b) 8.0–0 Qb6 (8…g5!) 9.dxc5!? Nxc5 10.Bc2 10…Qc7 (10…g5!?) 11.Re1 b6 12.Nb3 a5 (12…Ba6?! 13.Nbd4 Rc8 14.Nxc6 Qxc6 15.Nd4 Qd7 16.Qg4± Рашковский – Капенгут, Спартакиада народов СССР, Москва 1963) 13.Nbd4 Ba6 14.a4 (14.Nxc6 Qxc6 15.Nd4 Qd7 16.Qg4±) 14…Nxd4 15.Nxd4 h5 16.h3 Nd7 17.Qf3 Bc5 18.Nb5 Bxb5 19.axb5 Rc8 20.Qg3 g6 21.Ra4± Толонен – Капенгут, Ярославль 1979.

III. 4.c3.

a) 4…Nc6 5.Ngf3 Nf6 6.Bd3 b6?! 7.Qa4! 0–0?! (7…Bd7 8.Qc2 dxe4 9.Nxe4⩲) 8.Qxc6 Bd7 9.Qb7 a5 10.Ne5 (10.e5!? Ne8 11.Be2 Rb8 12.Qa6 b5 13.a4 Ra8 14.axb5!! Rxa6 15.bxa6 a4 16.b4) 10…Rb8 11.Qa6 Ra8 12.Nxd7 Rxa6 13.Nxf6+ gxf6 14.Bxa6 dxe4 15.Nxe4+– Мих. Цейтлин – Капенгут, Ярославль 1979;

b) 4…dxe4 5.Nxe4 Nd7 6.Nf3 Ngf6 7.Bd3 0–0 8.Neg5!? c5 (8…h6 9.h4) 9.Qc2 h6 10.h4!? cxd4 11.cxd4 e5 12.Bc4 (12.Be3 Qa5+ 13.Kf1 exd4 14.Bxd4 b6 Капенгут – Марьясин, Минск 1982 15.Bh7+ Kh8 16.Kg1 Bb7 17.Bf5 Bxf3 18.Bxd7 Be4 19.Nxe4 Nxd7 20.Qc6! Ne5 21.Qc7 Qb4 22.Bxe5 Qxe4 23.Qxe7 Rfe8 24.Bxg7+±) 12…e4? (12…exd4∞) 13.Nxe4 Nxe4?! (13…Nb6 14.Bb3 Bb4+ 15.Nc3 Bg4=) 14.Qxe4 Nf6 15.Qd3 Bb4+ 16.Kf1⩲ b5 17.Bb3 Bb7.

18.Bxh6! Ne4 (18…Be4? 19.Qxb5+–; 18…Bxf3 19.Qg6 Ne8 20.gxf3 Qxd4 21.Rg1 Rc8 22.Qf5±) 19.Qxb5 Rb8 20.Qh5 (20.Be3+–) 20…Qf6 (20…gxh6 21.Qg6+ Kh8 22.Qxh6+ Kg8 23.Ng5! Nf6 24.Qg6+ Kh8 25.Bxf7 Be4 26.Nxe4 Rxf7 27.Qxf7 Nxe4 28.Qh5+ и Qg4+–) 21.Be3+– Капенгут – Бегун, Минск 1982.

4…c5.

4…Nc6.

a) 5.c3 dxe4 6.Bxe4! Nf6 7.Bf3 0–0 (7…Nd5!? с идеей е5) 8.Nc4 Nd5 (8…Bd6!) Ne2 b6 (9…b5!? 10.Ne3 Na5 11.0–0 c6 12.b3 Qb6 13.g3 Rd8 14.Nxd5 exd5 15.Nf4=; 9…Nb6!? 10.Qd3 Nxc4 11.Qxc4 Bd6 12.0–0 Qh4 13.g3 Ne5!=) 10.0–0 Bb7 11.Re1 b5 12.Ne3 Na5 13.Nxd5 Bxd5 14.Bxd5 exd5, ничья, Розенталис – Капенгут, Даугавпилс 1983;

b) 5.Ngf3 Nb4.

b1) 6.Bb5+ Bd7 7.Be2 Ba4 8.b3 dxe4 9.Nxe4 Bc6 10.Neg5 Bf6 (10…Nd5!? 11.Bd2 Bxg5 12.Bxg5 Ngf6 13.Bd2 Ne4 14.Ne5 Ndc3 15.Bxc3 Nxc3 16.Qd3 Nxe2 17.Kxe2 Qd6=) 11.c3 Bxf3 12.Nxf3 Nd5 13.Qd2 Nge7 14.Ba3 Ng6 (14…a5) 15.0–0 (15.g3!?) 15…Be7 (Капенгут – Марьясин, чемпионат БССР, Гомель 1978) 16.Bb2±;

b2) 6.Be2 dxe4 7.Nxe4 Nf6 8.Nxf6+ Bxf6 9.0–0⩲ 0–0 10.c3 Nd5 11.Bd3 Qe7 (11…Bd7 12.Qe2 c5 13.dxc5 Qc7 14.Ng5 Bxg5 15.Bxg5 Qxc5 16.Qe4 f5 17.Qe5 Qc7 18.Rfe1 Qxe5 19.Rxe5 h6 20.Bd2 Rac8 21.Rd1 Rfd8 22.Bc2 Nb4 23.cxb4 Rxc2 24.Bc3 Rc8 25.g4 Ba4!= Бегун – Капенгут, Минск 1983).

5.dxc5 Bxc5. 5…Nf6 6.e5 Nfd7 7.Qg4 Nxe5 (7…0–0 8.Nb3 Nxe5 9.Bxh7+!? Kxh7 10.Qh5+ Kg8 11.Qxe5 Na6∞) 8.Qxg7 Bf6 9.Qg3 Nbd7 10.Ne2 Nxc5 11.0–0 Bd7 12.Nf4 Ncxd3 13.cxd3 h5 14.Nb3 (14.Re1) 14…h4 15.Qe3 Ba4 16.Re1 Bxb3 (16…d4!?) 17.axb3 Nc6 18.Nxe6 fxe6 19.Qxe6+ Qe7 20.Bg5 Bxg5 21.Qg6+ Kd7 22.Qf5+ Капенгут –– Черепков, Минск 1983, и партнёры согласились на ничью.

6.Ngf3 Nf6 7.e5.

7…Ng4!? Новинка, неожиданная для меня. Даже спустя почти полвека в Mega Database 2023 есть только две партии третьеразрядных игроков. В случае 7…Nfd7 возникает широко известная позиция системы Тарраша с лишним темпом (Bf8-e7-c5) у белых.

8.0–0 Nc6 9.Qe2 f6. К неясной игре ведёт 9…Qc7 10.Nb3 Bb6 11.Bb5 0–0 12.Bxc6 bxc6 13.h3 Nh6 14.Bxh6 gxh6 15.a4 a5.

10.Nb3. Наиболее естественно 10.exf6 Nxf6 11.a3 0–0 12.b4 Nd4 13.Qe5 Nxf3+ 14.Nxf3 Bd6 15.Qe2±.

10…Bb6 11.exf6 Qxf6 12.c4!? Начало оригинального плана. Проще было сыграть по стандарту: 12.Bg5 Qf7 (12…Qxb2 13.Rab1 Qc3 14.Nfd4±) 13.h3 h6 14.Bd2 Nf6 15.Be3 0–0 16.Bxb6 axb6 17.Ne5⩲.

12…dxc4 13.Bxc4 0–0 14.Bg5 Qg6 15.Bh4. Неплохо и 15.Nbd2!?

15…Kh8 16.Bg3 e5.

17.Rad1? Ужасный ход, сделанный из общих соображений. «Благими намерениями вымощен путь в ад». Необходимо было 17.Rae1 (занимаясь основной слабостью чёрных – изолированной пешкой) 17…Bd7 18.Bd3 Qh5 19.Nbd2⩲.

17…e4! 18.Nh4 Qe8 19.Rd5? Продолжение порочного плана. Меньшим из зол было 19.h3□ Nf6 20.Bd6 g5 21.Nc5 gxh4 22.Bxf8 Qxf8 23.Nxe4 Bf5⩱.

19…Be6. Ещё сильнее 19…e3! 20.f3 Nge5 21.Bb5 Qe7 22.Bxc6 Nxc6 23.Rh5 Qf7 24.Rb5 Be6 25.Rxb6 axb6 26.Qxe3 Qf6–+.

20.Rg5? Три плохих хода ладьёй – достаточно, чтобы последовало наказание! Тяжелой остаётся позиция после 20.Rb5 e3 21.Bxe6 Qxe6 22.f4 Rad8 23.Kh1 Nf6 24.Nf3 Ne4 25.Ng5 Nxg5 26.Rxg5–+.

Эту позицию можно встретить в массе учебников по тактике, а некоторые авторы даже выдают возможный вариант за произошедшее в партии.

Эффектным ударом 20…Bxc4! 21.Qxc4 Ne3! чёрные могли выиграть: 22.Qc3 (22.fxe3 Bxe3+ 23.Kh1 Rxf1+ 24.Qxf1 Bxg5–+) 22…Qe7 23.Rh5 Qf7–+, и обе ладьи остаются под боем.

20…Ne3?! Витя допустил перестановку, считая, что так ещё проще.

Я сидел за доской, не поднимаясь, около 40 минут. Участники Мемориала, посмотрев разок на позицию, уже не обращали внимание на столик, больше смотрели на меня, зная о принципиальном характере наших поединков, кто с сочувствием, а кто и со злорадством. Но всем казалось, что я бессмысленно сижу в нокдауне. Только Олег Дементьев, переведя взгляд с меня на позицию и назад, увидел напряжённую работу мысли. Постоял ещё немного, но должен был идти делать ход. Я потом забыл его спросить, досчитал ли он весь вариант. Во всяком случае Витя, ничего не подозревая, ходил победителем. Однако я хорошо знал своего соперника, одна из характерных особенностей которого – широчайший разброс тактических трюков на протяжении всей партии. Но тут вступает диалектика, своего рода принцип Гейзенберга в шахматах: при ширине охвата страдает глубина расчёта, всё надо тщательно проверять. Конечно, такая работа чрезвычайно трудоёмка, но «овчинка стоит выделки». Счёт наших встреч «+6» говорит сам за себя!

Это фото, подаренное Купрейчику, могло напомнить ему предыдущую за несколько месяцев встречу, но здесь он также просмотрел эффектный удар, а затем растерялся в тактических осложнениях.

При подготовке книги к печати я решил показать здесь ещё один пример, где я посчитал дальше:


После 13.h4 позиция выглядит угрожающей, но можно сыграть 13…Qc7 14.f4 Ne7 с приемлемой игрой. Я нашёл очередную дыру в Витиных фантазиях.

13…Nxh4!? 14.Qg4 Ng6 15.Bxg6 fxg6.

16.Rxh7!? (безусловно, надо проверять 16.Qxg6+!? hxg6 17.Rxh8+ Kf7 18.Rxd8 Rxd8=) 16…Bxf2+! Вот почему я принял жертву пешки.

17.Ke2 (17.Kxf2? 0–0+! 18.Bf4 Kxh7 19.Rh1+ Kg8 20.Kg3 g5!?∓) 17…Rxh7 18.Qxg6+ Kf8 19.Qxh7 Qh4 20.Qxh4 Bxh4= Купрейчик – Капенгут, Минск 1978.

Кстати, композитор В. Прыгунов даже составил этюд (1990), используя эту идею.

1.e7+ Kf7 2.e8Q+ Kxe8 3.f7+ Kf8 4.Be7+ Kxe7 5.f8Q+ Kxf8 6.0–0+ с выигрышем.

В итоге на 20…Ne3 последовало, как «гром среди ясного неба»:

21.Bxe6! Nxf1 22.Ng6+! hxg6 23.Qxe4 Nxg3 24.hxg3 Bxf2+ 25.Kh2.

Неожиданно роли переменились. Как играть чёрным? Как спасаться от мата? Растерянный Купрейчик сыграл не лучшим образом.

25…Rf7?! Можно отдать ферзя в попытке построить обороноспособную крепость: 25…Qxe6 26.Qxe6 Rf6 27.Qe2 Raf8, но, скорее, речь идёт о технических трудностях.

Большую часть моих раздумий я пытался досчитать до конца 25…Rf4!? 26.gxf4 Nd8. Здесь у белых выбор между 27.Bd5 Qxe4 28.Bxe4 Ne6 29.Rg4 g5 30.fxg5 g6 31.Bxb7± и 27.Rxg6 Nxe6 28.Qxe6 (28.Rxe6?? Qh5#), например: 28…Rd8 (28…Rc8 29.Qh3+ Kg8 30.Rg5 Rc2 31.Qd3+–) 29.f5 (29.g4 b5 30.f5 Bb6⩲) 29…Qg8 30.g4 Qxe6 31.Rxe6 Bh4 32.Nc5 Bf6 33.Re2±.

После слабого ответа белые выигрывают ферзя.

26.Qxg6 Nd8 27.Bxf7 Qxf7 28.Rh5+ Kg8 29.Qh7+ Kf8 30.Rf5 Ke7. Ещё хуже 30…Bb6 31.Qh8+ Ke7 32.Rxf7+ Kxf7 33.a4+–.

31.Qh4+! Надо не забывать, что белый король ещё в матовой клетке, поэтому они не торопятся забирать ферзя!

31.Rxf7+ Nxf7 32.Qe4+ Kd6 33.Qf4+ Ne5 с угрозой Rh8.

31…g5!? Очередная ловушка: 31…Kd7? 32.Qxd8+!+–.

Плохо 31…Qf6? 32.Rxf6 gxf6 33.Qe4+ Kf7 34.Qh7+ Ke6 35.g4 (грозит Qf5+) 35…Bb6 36.Qf5+ Ke7 37.Nc5 Bxc5 38.Qxc5+ Kd7 39.Qc3 Ke6 40.Qc7+–, и чёрные никак не могут наладить координацию оставшихся фигур.

32.Qb4+ Ke8 33.Rxf7 Nxf7 34.Nd2. Перевод коня в центр доски оптимизирует координацию с ферзём. Легко выиграно и после 34.Nc5 Bxc5 35.Qxb7! Rd8 36.Qb5+ Rd7 37.Qxc5+–.

34…Rd8 35.Ne4 Bd4 36.Qxb7!? Точнее 36.g4!

36…g4.

Витя собрался и изыскивает хоть какие-то угрозы белому королю.

37.b4?! Застарелая болезнь легкомысленных ходов в выигранных позициях. Сильнее 37.Nc5! Rd6 38.Qe4+ Ne5 39.Ne6! Rxe6 (39…Bxb2? 40.Ng7+ Kf7 41.Qb7++–) 40.Qxd4 Re7 41.Qd5+–.

37…Kf8 38.Nc5 Rd6 39.Qb8+ Ke7?! Надо было переходить в коневой эндшпиль без двух пешек: 39…Kg7!? 40.Qxd6 Nxd6 41.Ne6+±.

40.Qxa7+ Ke8 (40…Kf6 41.a4 Rd5 42.Qb6+ Rd6 43.Qc7 Kg7 44.Qxd6+–) 41.Qa8+ Ke7 42.Qe4+ Ne5 43.Qf4 Nf7 44.Nb3!+– Bb6 (44…Rh6+ 45.Qxh6 Nxh6 46.Nxd4 Kd6 47.a4+–) 45.Nc5 Rh6+ 46.Kg1 Rg6 47.Qe4+ Kf6 48.Kf1 Kg7. Черные сдались.

Между прочим, хороший учебный пример для рейтинга около 2000. Ребята легко находят комбинацию. Следует вопрос: «Имеет ли значение перестановка ходов?»

К слову, незадолго до своего бегства, Виктор Львович готовился к Гастингсу в спортлагере “Стайки” под Минском с Витей Купрейчиком. Памятуя, что ему урезали стипендию после первого матча с Карповым, я организовал в двух шагах от моего дома двойное выступление (около 100 руб. при его месячной стипендии в 170 руб.), попросив вместо двух сеансов выступить пооткровеннее. Корчного понесло, и он произвёл скорее негативное впечатление на априори своих поклонников. Один из них не выдержал и спросил, как можно так отзываться о Тале. “Злодей” попытался смягчить впечатление, но тут же произнёс: “У меня с ним счёт 5:5 – пять выиграл, остальные -ничьи. Я его насквозь вижу, он не успеет подумать, а я уже знаю о чём”. Любопытно, что в этот отрезок времени счёт был уже значительно больший, но ленинградец использовал талевскую же формулу из интервью сразу после первого матча с Ботвинником.

Продолжение следует

Купить книгу Теоретик, игрок, тренер в России

в Беларуси

Для Европы и Израиля связаться в Риге с книжным магазином Intelektuāla grāmata

Об авторе и вышедшей книге с 3.40 до 7.30 мин.

Опубликовано 08.01.2024, 13:05

Обновлено 12.01.2023, 11:13

Другие материалы автора:

Альберт Капенгут об Исааке Ефремовиче Болеславском

Альберт Капенгут. История одного приза

Альберт Капенгут. Глазами секунданта

 

Альберт Капенгут. Из воспоминаний (ч.4)

Предыдущие части 1, 2,

Продолжаю делиться своими воспоминаниями о шахматной жизни в Белоруссии

(чтоб увеличить шрифт на обратной стороне обложки, кликните на нее)

Четырехлетняя работа над книгой подошла к концу, она уже в типографии и можно сосредоточиться на событиях в республике, как правило, оставшихся за бортом, хотя что-то, бесспорно дублируется, особенно в этом фрагменте о периоде 1971-73гг.

В сентябре 1971 года я успешно дебютировал в финале 39-г-о чемпионата СССР.

Подробнее главу из книги можно прочитать на сайте e3e5

Партия Капенгут – Балашов, 39-й ч-т СССР, Ленинград 1971г. откладывается

Как награду за ч-т предложили сыграть в традиционном матче с второй в мире в то время сборной Югославии в Ереване, причём его формула оказалась экспериментальной. Женщины на этот раз сражались отдельно в другом городе. 6 мужских (с 2 запасными) и 3 юношеские доски играли 6 туров по шевенингенской системе. Не придумали ничего лучшего, чем черные и белые дни.

Для акклиматизации нас вызвали на несколько дней раньше. Запомнилась прогулка со Штейном, когда Лёня с энтузиазмом доказывал нерациональность фишеровской расстановки в Модерн-Бенони с ферзём на е7. К этому времени культ будущего чемпиона набрал силу, и было любопытно, как трехкратный чемпион страны не боится “ни бога, ни чёрта”. К слову, я был не согласен с ним, и через несколько месяцев применил эту идею против Т. Петросяна, а потом ещё и ещё. В «Chess Base magazine» #107 я с удивлением прочитал в комментариях турецкого гроссмейстера С. Аталыка про этот план: «…is called Kapengut Benoni for some reason».

Л.Штейн, стоит Ю.Николаевский. 39-й ч-т СССР, Ленинград 1971г.

В свободный день нас возили на высокогорную базу Спорткомитета СССР в Цахкадзоре, построенную к Олимпийским играм в Мехико в 1968 г. Опрометчиво я посулил нашим гостям хороший банкет, памятуя кавказское гостеприимство, но увы… Драголюб Минич на обратном пути не выдержал: ”Я пьян, я пьян от этой кислой воды…” Жуткое впечатление у меня осталось от печей для экстренной сгонки веса. Внутри перед дверцей топки типа русской печи маленькая ступенька для рук и головы. Меня ещё долго преследовали ночные кошмары, как будто я лежу внутри.

Жили мы в гостинице “Ани”. Один шеф-повар обожал шахматы, и нас встречали как королей, а другому было наплевать, и его отношение передавалось официантам. После тура мы ужинали глубоким вечером, выбор был ограниченным, и Керес заказал глазунью, попросив для нее ложечку. Тот благополучно забыл, а нам не с руки было начинать кушать без него. В конце концов мы все-таки съели что-то, а ПП все ждал ложечку.

В партии с чемпионом мира среди юношей 1961 г. Бруно Пармой я применил интересную новинку, подготовленную ещё к прошедшему первенству страны, однако в какой-то момент сыграл неточно, и он сумел уравнять. Через полгода я поймал на эту идею Тукмакова и выиграл важную встречу для выхода в следующий чемпионат Союза

В №47 «64» за 1971 г. Айвар Гипслис написал: «Весь вечер зрители с большим вниманием следили за острой схваткой Марович – Капенгут. Уже в дебюте советский мастер пожертвовал две фигуры. Но в какой-то момент Капенгут сыграл не самым энергичным образом и упорной защитой белым удалось отразить грозный натиск…»

Немного об одной из своих лучших новинок.

В преддверии командного чемпионата СССР 1969 года в Грозном я организовал двухнедельный сбор под Минском, где в гордом одиночестве вникал в тонкости системы фианкетто Модерн Бенони. По количеству найденных идей эта вылазка стала «болдинской» осенью, естественно, моего масштаба. На базе привезенной со сбора тетради с анализом новых идей я решил подготовить статью, которая чуть позже была напечатана в «Шахматном бюллетене» № 7 за 1971 г., где я указывал эту возможность. Обычно в своих статьях я к каждой рассматриваемой партии только давал оценку и рекомендацию, но здесь попробовал также наметить пути развития инициативы за черных. Но, хотя на сборе я разработал вариант досконально, мне было жалко публиковать его, и я ограничился общей фразой: «Возможно, игру черных в какой-то момент можно усилить» – правду, только правду, но… не всю правду! Это постоянная проблема для активных игроков: что-то нужно оставлять… на потом.

Напряженнейшая партия была отложена. Я просил помочь с анализом официального тренера нашей команды Славу Осноса, но он объяснил, что в его обязанности входит только помощь Корчному. Через несколько лет мы жили в одном номере, и я мог оценить его остроумие. Например, по поводу присвоения звания «заслуженный тренер РСФСР» после их расставания он заметил: «Алименты на Корчного». Перед партией с Наной Александрией он, теряясь перед интересной женщиной, свел подготовку к просмотру в зеркале разных вариантов одежды. Окончательно разозлившись на себя за это: «Разрядился, как петух», он так и не мог сконцентрироваться и проиграл.

В итоге я анализировал с нашей молодежью – Белявским и Аршаком Петросяном, игравшими на юношеских досках. Саша нашел этюдное решение, к сожалению, за моего соперника.

После официального заключительного банкета в ресторане часть народа поднялась к югославам в люкс. Я практически не пил, но мне было интересно пообщаться с корифеями в неформальной обстановке. Матанович предложил сотрудничество с “Информатором”, а потом поинтересовался, почему закрывают “Шахматную Москву”. Я рассказал версию об обзоре выступления чемпиона мира перед дипломатами, когда Спасский заметил: “Советский рынок пуст, поэтому наши гроссмейстеры предпочитают ездить за рубеж”. Возможно, цензор подумал о нехватке турниров, но, конечно, нашлись доброжелатели, обратившие внимание соответствующих органов. Я прокомментировал, что, может, и не стоило “дразнить гусей”. Тут же сидевший рядом, казалось, отключившийся Корчной неожиданно встрепенулся и высказал глубокую мысль: “Ты не прав. В наше время каждый должен фрондировать, насколько может себе позволить. Иначе быстро закрутят гайки”. Спустя полвека, подготавливая рукопись к печати, я узнал, что причиной послужило письмо в ЦК Тиграна Петросяна.

В начале 1972 года я увлекся идеей шахматного кинолектория. С письмом от Федерации я договорился с директором кинотеатра «Новости дня» на ул. Энгельса о показе заказанных им в Госфильмофонде лент о матчах Ботвинника, «Вечно второй» о Кересе, «Большие сражения на маленькой доске» – о недавно прошедшем чемпионате СССР в Ленинграде. Гвоздем программы стала одна из новелл фильма «Семь шагов за горизонт», где Таль дает сеанс вслепую. Условием директора был выкуп всех мест в зале на 4 вечера, естественно, за мой счет. Пришлось развернуть бурную активность, обзвонить массу народа, в результате на руках осталась лишь незначительная часть билетов. Мне обеспечили микрофон и по ходу просмотра я кое-что комментировал, вызывая дополнительный интерес, особенно, когда моя физиономия мелькала на экране.

Михаил Таль в научно-популярном фильме “7 шагов за горизонт” (Киевнаучфльм, 1968 г.)

Конечно, эта свистопляска на пару недель оторвала меня от подготовки. В 1972 г. в преддверии Всесоюзной шахматной Олимпиады в Вильнюсе проходил традиционный матч-турнир столиц Прибалтики и Белоруссии. Рига приехала основной сборной республики без А. Гипслиса. Когда мы встретились в первый день до жеребьёвки, Таль был в гриме прямо с Ленфильма, где пробовался на роль главного героя в фильм “Гроссмейстер”. Регламент был жёсткий, партии доигрывались с перерывом в пару часов.  При встрече он предложил ничью любым цветом в случае, если жребий сведёт нас в этот вечер, но подчеркнул, что речь идёт только о дне приезда. После откладывания мы пошли покушать, но в одном из лучших вильнюсских ресторанов для нас не нашлось мест. Мы попросили Микенаса позвонить, после чего нас накормили.

Миша, привыкший к своей исключительности, всегда очень болезненно воспринимал подобные моменты, они выбивали его из колеи, внутренняя реакция на такие ситуации зашкаливала. Вот и сейчас в очередной раз любимец миллионов меня поразил – он не мог вспомнить позицию с Микенасом, отложенную два часа назад! Но не всегда же в борьбе за возврат трона его будут окружать тепличные условия!

В последнем туре победитель матч-турнира определялся во встрече Латвия – Белоруссия. Я играл белыми с Талем. За два года моей службы в армии в Риге, куда я был переведён приказом министра обороны, мы сыграли, я предполагаю, несколько тысяч партий в блиц. Ещё после предыдущей встречи в 39-м чемпионате страны, где его первый ход был 1.g3, Миша сказал, что не хотел встревать со мной в теоретическую дискуссию. Сейчас выбор старинного варианта Рио-де-Жанейро говорит о том же. Тем ни менее мне нравилась моя позиция. Примерно в этот момент я перекинулся парой слов со своим приятелем по двухлетнему пребыванию в Риге Толиком Шмитом, игравшим рядом на второй доске, и выразил недоумение Мишиным выбором дебюта. Тот прокомментировал слова экс-чемпиона мира на собрании команды о том, что, если матч будет складываться хорошо, он сделает ничью, и посоветовал не упускать шансы. После 18 ходов я сыграл

 

19.Nf6+!? Трудно удержаться, чтобы не дать такой шах Талю, однако, поразмыслив в этой позиции через ход, я понял, что ради «красного словца» – эффектного хода – продешевил, забрав качество. (Впрочем, это я перенял у своего оппонента, иногда злоупотреблявшего «красотой»). Сейчас не так просто наметить план. В лагере чёрных нет заметных слабостей, поэтому сначала надо разменять тяжёлые фигуры, чтобы активизировать короля. Но это не так просто сделать.

Когда-то, по-моему, на 39-м чемпионате СССР, после успешного старта, кто-то из журналистов спросил меня, в чем разница между сильным мастером-финалистом и гроссмейстером. Немного задумавшись, я ответил, что в отдельных компонентах он может не уступать, но привел пример – позиционная жертва качества. Безусловно, мастер понимает рациональность подобного решения, но в нем сидит неуверенность в своей технике для дальнейшего поддержания равновесия. (Естественно, речь идет о начале 70-х, когда число гроссов только перевалило за двадцатку.) Однако и титулованным не просто в течение длительного времени поддерживать баланс. Все же, к 60-му ходу мне удалось реализовать материальный перевес. Как следствие, белорусская команда обогнала латвийскую, а в турнире первых досок я оторвался на 2 очка из трёх партий.

Когда я рассказал об этом своему другу, автору книги «Математика на шахматной доске» Жене Гику, он тиснул на одном из сайтов этот эпизод как задачку, но для «красного словца» заменил Микенаса и Лудольфа на Кереса и Штейна, вызвав нездоровую дискуссию.

Через месяц на Всесоюзной олимпиаде Миша отреваншировался в решающем матче  полуфинала и мы не попали в первый финал. По сравнении с предыдущим командным турниром наш состав сильно омолодился. Из ветеранов остались только Вересов, в качестве запасного сыгравший только одну партию, и Ройзман на 7-й доске.

Первой напряжённой встречей в Москве стала острейшая партия с Петросяном, завершившаяся вничью. Тигран был очень расстроен, но, когда я имел глупость показать при зрителях выигрыш после 28. Nd3!! (он не видел этого хода), то по-настоящему разозлился. Если раньше при встрече мы мило улыбались и обменивались рукопожатием, то после этого он старался меня не замечать, а в крайнем случае сухо кивал. Но, поскольку мы через 2 года играли вместе за «Спартак», прежние отношения восстановились.

Запись партии Тиграном Петросяном. Видно, как он нервничал в конце

Январёв в своей книге писал: “Что и говорить, обидная ничья, но, как ни странно, она сыграла в творческой судьбе Петросяна положительную роль. После того, как в 1969 году его многолетнее сотрудничество с Болеславским прекратилось, Петросян как действующий гроссмейстер нуждался в обновлении дебютного репертуара, в притоке свежих идей. Именно партия с Капенгутом (прямо Петросян об этом не говорил, но упоминал 1972 год) послужила толчком к такому обновлению.”

Во втором финале запомнилась партия с Кересом. В какой-то момент я пожертвовал пешку, но Пауль Петрович прошёл мимо сильнейшего продолжения, и игра выровнялась. Я предложил ничью, он принял. Начали смотреть, лидер эстонской команды предположил, что в заключительной позиции у него получше. Я возразил: “Если бы я хоть на секунду предположил, что у меня похуже, я никогда не посмел бы предложить Вам ничью”. Он мило улыбнулся и согласился с моей оценкой.

Я не оставил себе копию, не сомневаясь, что она появится в бюллетене, но неожиданно редакция пропустила партию лидеров. Спустя несколько лет уговорил своего приятеля Иво Нея поискать её в архиве Кереса. В 1990 г. в Литве Гельфанд готовился к матчу претендентов с Николичем. Саша Хузман попросил посмотреть эту партию и с удивлением обнаружил, что моя идея осталась новинкой 18 лет спустя.

Повеселю читателей забавным эпизодом. В тот день я играл с Борисенко на отдалении от главного финала, где Гуфельд применил с Полугаевским мою разработку, но комизм ситуации был в том, что они оба не слишком хорошо помнили эталон.

Еще в 1961 году, когда я увидел новинку Левы в партии со Штейном, в голову пришла любопытная жертва пешки. Самое забавное, пролежавшая 7 лет идея пригодилась во встрече с учителем: мой тренер включил анализ нашей партии в монографию, изданную в ГДР. Через несколько лет я в очередной раз поймал на вариант своего приятеля Володю Тукмакова, не читавшего свежую работу мэтра. Как сказал мне Ясер Сейраван: «Гроссмейстеры книг не читают, они их только пишут!». Полугаевский в статье “Жаркие дни в Ростове” в №11 спецвыпуска ЦШК “Международные встречи” на стр.14-15 подробно остановился на дебюте этой встречи и, разочарованный, написал после 22-х ходов “… и здесь соперники неожиданно согласились на ничью, что, откровенно говоря, не делает им особой чести”. (Последний ход я сделал не лучший и предложил ничью, а Володе стоило нервов понимание, что очередной раз влетел на мою разработку).

В те времена еще не считались зазорным разговоры во время тура и вот, подбегает, запыхавшись, наш толстяк и сходу: “Какой порядок ходов был у тебя с Тукмаком?” Поскольку он всегда оставлял для меня повод сердиться на него, я не торопился отвечать и процедил один ход. На горизонте показался Полугаевский, и Эдик помчался за доску. Лева начал издалека: “ Знаешь, Алик, я погорячился, когда писал статью. Ты извини! А что у тебя дальше было?” Замаячила фигура Гуфельда, и лидер команды России отправился восвояси. Эти забеги продолжались ещё пару ходов – я получил удовольствие от таких мизансцен.

Ещё эпизод. Мы жили в гостинице “Останкино”. За несколько часов до последнего тура, в котором Белоруссия встречалась с Арменией, ко мне в местном ресторане подошел Карен Григорян и начал жаловаться, что у него не осталось денег на дорогу домой. Я отдал ему оставшиеся талоны на питание. Он тут же предложил ничью без игры сидевшему вблизи Купрейчику и на одолженные “на дорогу” заказал водку. Виктор последовал его примеру. Перед началом тура мы с Ваганяном уже сидели за своим столиком и услышали, как подошедший Карен, снимая пиджак, громко произнес: “Никаких ничьих”. Я подумал, что Григорян маскирует свои намерения перед командой, и был шокирован, когда он разгромил “не вязавшего лыка” белоруса. В результате мы проиграли матч и отстали на пол-очка от Эстонии, выигравшей второй финал. Лучше всех в команде сыграли Юферов (5-я доска, 6,5 из 8) и Костина (1-я девичья, 6 и 8).

Через несколько лет на первой лиге чемпионата СССР, где было запрещено соглашение на ничью до 30-го хода, Рашковский в цейтноте Клована предлагает ничью, но нужно сделать кучу ходов. “Как?” – шепчет на сцене тот. Нёма диктует. “А может, так?”. “Ян, я же не Карен!” Тут же последовал предложенный Нёмой вариант.

После шахматной Олимпиады СССР раздался звонок гос. тренера гроссмейстера Антошина, предлагающего заменить утверждённый для меня в плане спорткомитета страны за попадание в десятку на ч-те турнир в Нови-Саде на Кечкемет (Венгрия). В то время Югославия по оформлению была приравнена к капстранам, да и призы были соответствующими. Он дал понять: если документы на осеннюю поездку не будут готовы, то я останусь «на бобах». Худшие опасения косвенным образом подтвердились. Мне предоставили место в специализированной туристической группе на Олимпиаду в Скопле осенью, однако выезд «зарубили». Я понял – «Доктор Живаго» закрыл кап. страны надолго. Только в разгар перестройки я сумел опять посещать их.

Вторым участником от нашей страны оказался Суэтин, сразу предложивший перемирие на время турнира, хотя я и не считал себя в состоянии войны с ним. Он, очевидно, имел в виду период моего возвращения из армии, когда он, в качестве председателя республиканской федерации, возможно, опасаясь потенциальной конкуренции, старался представлять меня в глазах начальства в чёрном свете. Я поставил себе программу-минимум – выполнить норму международного мастера, однако это очень сковывало, я не мог максимально сконцентрироваться, не был приспособлен играть с оглядкой, что иногда приводило к легкомысленным решениям. На банкете после закрытия молоденькая девушка-демонстратор подошла и, тщательно выговаривая слова, произнесла: “Мой папа – советский офицер”. Холодный душ – напоминание о событиях 1956 года.

В августе в Одессе в полуфинале очередного зонального чемпионата СССР безусловным фаворитом был Штейн, однако приехавшая к отцу Женя Авербах спутала все карты, и Лёня даже не попал в финал, правда, место в межзональном было гарантировано. Жить ему оставалось меньше года и, как мне говорил Миша Таль, она последней видела блестящего шахматиста живым.

Турнир проходил в шахматном клубе, возглавляемом Эдуардом Валентиновичем Пейхелем, колоритнейшей фигурой, о котором я был наслышан ещё со времён студенческих олимпиад от Ромы Пельца. Когда там же я был тренером Альбурта на международном турнире 1976 г. и требовалось решить какой-то вопрос, Лёва нервничал, объясняя, что он не может зайти в кабинет директора с пустыми руками.

Незадолго до конца полуфинала я увидел его в действии. Мой приятель Марик Дворецкий попросил помочь с анализом тяжелой отложенной против Тукмакова, сохраняющего шансы на выход, и я нашёл интересную идею с реальными шансами на спасение. Обрадованный Марик пошёл на пляж, и там его обокрали. Он обратился за помощью к Пейхелю, а при доигрывании не избрал найденный план. На мой вопрос, почему он не использовал анализ, смущенно ответил: “У тебя же всё равно лучший коэффициент и попадаешь в финал в любом случае”. В итоге Володя зацепился за выходящее место с худшим Бергером, и Федерация допустила его в чемпионат страны, откуда Тукмаков вышел в межзональный. Интересно, что ни один из квартета гроссмейстеров нашего полуфинала не прошёл отбор.

40-й зональный чемпионат СССР в конце 1972 г. в Баку был организован безобразно, даже не печатался бюллетень. После критики в центральной прессе слегка подсластили пилюлю, раздав участникам растворимый кофе, но и здесь “восточное гостеприимство” было на уровне Оруэлла – все равны, но гроссмейстеры равнее, а наиболее титулованные ещё круче. У Володи Савона появилась шутка:” Ты двухбаночный или трёхбаночный?”

Победитель 39-го ч-та СССР В.Савон и призер М.Таль, Ленинград 1971г. На 40-м ч-те они поменялись местами.

После первого тура я возвращался в гостиницу в приподнятом настроении – оценка отложенной с Альбуртом радовала. За несколько ходов до контроля, пожертвовав пешку, я соорудил капкан для ферзя. Болеславский, сумевший ради меня вырваться на чемпионат от подготовки очередных переизданий своих дебютных монографий для ГДР, разделял оценку отложенной. Успокоенный результатом анализа, я уже собирался лечь спать, но тут ИЕ обнаружил парадоксальную возможность за белых. Посмотрели ещё, и мне стало не до сна. Любопытно, что Лёва и его тренер Игорь Платонов считали, что ничью должны делать чёрные. Однако жертва пешки была правильной, а ошибся я контрольным ходом. Весь анализ напечатан в “Шахматы в СССР” 1973 г., №2. Почти полвека спустя, рассказывая об этом, я включил модуль и, на глубине 48 полуходов, его оценка –5.18.

В первом ряду: А.Капенгут, Л.Альбурт, Е.Убилава, во втором: Г.Кузьмин и Е.Свешников. Одесса 1968г.

В следующей встрече с Зильберштейном прошёл дополнительную проверку вариант в системе Найдорфа, где незадолго до этого Спасский победил Фишера в матче на первенство мира. Детальный анализ нашей игры опубликовал Леонид Александрович Шамкович в статье “Жертвы, жертвы…”, “Шахматы в СССР” 1973 №3 стр. 3-6. В превосходно проведенной партии последним ходом я подставил ладью. Таль подошёл со словами: «Если во втором туре такое, то что дальше!?» Пришлось признаться Мише, что месяц назад похоронил мать и было не до шахмат. Вик. Васильев в «64» №47 за 1972 год написал: «А вот Капенгут допустил ошибку трагичную. Подставив в лучшей позиции ладью в партии с Зильберштейном, он прошёл в комнату участников и буквально свалился в кресло, выронив из рук книгу. Поднять её у него уже не было сил. Да, и в шахматах случается забивать мяч в свои ворота, и можно понять, каких страданий стоят такие ошибки…». В итоге вместо двух заслуженных побед досталось лишь пол-очка. После такого начала мне уже было трудно оправиться.

 М.Цейтлин, А.Капенгут, Л.Шамкович

В свободный день Тукмаков позвал Разуваева и меня в нелегальный ресторан. Его тёща лечила, если мне не изменяет память, сына владельца. Тот, безусловно, хотел нас угостить, но Володя чётко предупредил, что мы рассчитываемся сами. Забавно было смотреть на официанта, который не понимал, какие цены он должен называть гостям хозяина за браконьерскую осетрину на вертеле. Мой старый приятель Володя Багиров хмыкнул насчёт клички этого места – “Сортирный”.

После 8 туров единоличным лидером стал Васюков, но тут появился свежий “64” №48, где Вик. Васильев спрашивает его: “Скажите, почему вы часто расходитесь с партнёрами в оценке?” Он ответил: ”Может быть, потому, что я глубже оцениваю позицию”. Это интервью буквально взвинтило будущих партнёров, и Женя окончил турнир со скромным +2. Беглый анализ его результата поражает воображение – 9 из 10 белыми и только 2,5 из 11 другим цветом, причём 8 отложенных по ходу турнира, одна из них дважды.

Другим героем первенства стал чемпион страны среди юношей 1965 г. Миша Мухин. В 15-м туре в жутком цейтноте с Зильберштейном они отшлёпали, не считая, больше ходов, чем требовалось. Бдительный судья мастер Алик Шахтахтинский заметил, что флажок у Валеры упал, когда он делал 40-й ход, однако бакинец не успел их остановить. Позже за кулисами я случайно услышал, как главный судья Борис Баранов распекал подопечного за «несвоевременное» свидетельство, повлиявшее на турнирную гонку.

К сожалению, из-за двух, скажем так, сомнительных партий в последнем туре, алмаатинец не попал сразу в межзональный турнир, а матч-турнир он проиграл. Через несколько лет Миша умер молодым, так и не реализовав свой потенциал. 

Записывая грустные строки и оглядываясь на это, понимаешь, что мне ещё повезло. Казалось бы, рядовое событие, о котором сейчас расскажу, перевернуло мою жизнь, как я понял это лишь спустя несколько лет.

Весной 1973 г. в Москве собрали совещание тренеров высшей квалификации. Приехали и мы с ИЕ. Собрали весь цвет. Помню Кобленца, Эстрина, Ватникова, Столяра, одним словом, несколько десятков корифеев. Я не собирался выступать, но по ходу набросал несколько тезисов и за 10 минут выпалил их.

Начало 70-х

Сначала привлёк всеобщее внимание, заявив, что центр теоретической мысли перемещается на Запад. Помимо “Schach Archive”, с 1965 г. начал выходить в Белграде “Informant”, а с 1972 г. в Ноттингеме “The Chess Player”, и наши ведущие игроки предпочитают печататься там. Я предложил наладить обмен информацией внутри страны. Для этого обязать всех участников зарубежных турниров сдавать на пару дней для копирования турнирные бюллетени с партиями, распространяемые затем среди членов сборной. Начать работу над картотекой, используя опыт Латвии и Эстонии. Особое внимание призвал уделять рейтингу, в то время ещё не имевшему официального статуса, но уже несколько лет печатавшегося в Европе, спрогнозировав отставание, если не заниматься этим всерьёз.

Надо заметить, что кое-что из предложенного было реализовано, однако лишь спустя много лет. Верочка Стернина трудилась над картотекой. В середине 80-х стали ксерокопировать бюллетени. Однако я посягнул на святая святых: ведь реализация рейтинговой иерархии сужает возможности начальства “казнить или миловать” – распределять поездки!

Не случайно, после скорого введения рейтинга в документы ФИДЕ количество турниров для обсчёта не превышало 8, установленного международной федерацией бесплатного лимита, рационального для небольших стран, но не для лидера мировых шахмат. Наши чиновники этим виртуозно пользовались, сделав лимит священной коровой. Можно только догадываться, по какому принципу они отбирали эти турниры. Эдик Гуфельд мне как-то рассказывал, как, заинтересовав гостренера, ответственного за подачу материалов в ФИДЕ, удалось избавиться от обсчёта турнира, где он сыграл неудачно.

Перед полуфиналом очередного первенства страны во Львове я принял предложение двоюродного брата провести сбор в Нальчике. Он защитил докторскую в 30 лет и возглавлял отделение биофизики в БГУ. Когда ректор университета разогнал кафедру ядерной физики, профессор Габрилович не мог найти работу в Белоруссии и пришлось переехать на Северный Кавказ завкафедрой микробиологии и деканом медицинского факультета. В дальнейшем Изя стал членом-корреспондентом АМН. Попутно он поигрывал в шахматы, выполнил КМС и долгие годы возглавлял Кабардино-Балкарскую федерацию. Брат боготворил Болеславского и поселил нас у себя дома.

Член-корреспондент АМН. Председатель Кабардино-Балкарской федерации шахмат И. Габрилович

Как-то я ему пожаловался, что уже 5 лет отравляет жизнь постоянная усталость глаз, особенно во время турниров. Началось это во время Спартакиады профсоюзов 1969 года в Ленинграде, когда в полуфинале мне удалось обогнать Корчного. Врачи ничего не находили, кроме конъюнктивита, и всё сваливали на последствия армейского сотрясения мозга. Когда во Львове “сверление изнутри” вернулось, я не нашёл ничего умнее, чем заказывать капли с антибиотиком, которые довели меня до гноя из глаз. О нормальной игре не могло быть и речи.

Впоследствии я старался перед туром вести щадящий образ жизни, оберегал глаза от нагрузки как мог, но ничего не помогало. Схожие проблемы были у Юры Разуваева. Он пытался делать примочки из спитого чая. Настоящую причину я узнал только в 1982 г. в Сочи, где аспирантка, по-моему, Альбина Шумская, меряла кровоснабжение мозга членов сборной СССР, причём, в отличие от обычных реоэнцефалограмм по 4 точкам, она, по рекомендации своего руководителя-академика, меряла по 22! Популярно она объяснила, что по трем участкам, ответственным за зрение, ток крови значительно ниже нормы, а по четвертому получше, не всё равно недостаточно. Как с этим бороться, наша исследовательница не знала.  Хотя турнир я завалил, несколько хороших партий удалось сыграть.

Небольшой международный турнир в Люблине достался мне по плану республики, хотя подразумевался финал чемпионата страны. Так в Москве убивали двух зайцев, отчитавшись по двум линиям, выкраивая в распоряжение руководства лишнюю поездку для «своих». Проводили соревнования местные власти, но советские участники приезжали как гости Польской федерации – это вызывало различные недоразумения по дороге туда и обратно. Как-то по дороге в гостиницу с тура зашла речь о Цукерторте, родившимся здесь. Я слушал одним ухом и вдруг чисто рефлекторно напрягся, услышав: “Нет, он не был жидом, его отец был пастором“ (он крестился), однако тон и контекст исключали оскорбление. Будущий гроссмейстер Ян Плахетка ужасно разволновался, когда я напомнил о наших разговорах в 1968 г. о “социализме с человеческим лицом“. В Чехословакии так же, как и у нас, стали бояться за разрешение на выезд.

Случайно в Варшаве по пути домой я встретил их руководителя мастера Стефана Витковского с Мариком Дворецким. За обедом в русском ресторане “Тройка” в высотном здании Дворца культуры – подарке Сталина полякам, мне предложили поехать с Мариком в Поляница-Здруй – более респектабельный турнир, где можно было выполнить ещё один балл международного мастера, хотя достаточно и двух. Конечно, надо было ехать! Моего паспорта с визой для этого хватало. Но я знал, что вскоре будет конгресс ФИДЕ и боялся трудностей с предварительной, по-моему, за месяц, отправкой моего классификационного представления на конгресс. Конечно, можно привезти непосредственно на заседания, но для этого нужна добрая воля советского шахматного руководства, в наличии которой я сомневался.

 Дворец Культуры в Варшаве

Тем не менее, в опубликованных в “Советском Спорте” материалах конгресса, моя фамилия не значилась. Я тут же отправился в Москву. Председатель федерации Авербах, вроде бы хорошо ко мне относившийся после частых совместных прогулок по паркам Львова, констатировал лишь своё отсутствие на конгрессе, намекнул на незначительную роль и отправил к Батуринскому. Тот, в свою очередь, мямлил о приезде туда уже после рассмотрения классификационных вопросов и рекомендовал поговорить с Родионовым, представляющим там Союз.

Спустя полвека. А.Капенгут и Ю.Авербах. Флорида 2008г.

“Не солоно хлебавши”, я вернулся в Минск и попросил инструктора Спорткомитета БССР Евгению Георгиевну Зоткову отправить официальный запрос, оставшийся безответным. После повторного ей позвонили и рекомендовали больше не делать это. Я отправил документы в ФИДЕ заказным письмом с уведомлением о вручении. Через год после заявления о розыске мне выплатили компенсацию за “утерянное” письмо 11 руб. 76 коп. Написал также и Стефану Витковскому, но ответа не получил.

Осознание случившегося привело к мучительной боли изнутри, которую не удавалось погасить. Чтобы облегчить своё состояние, я твердил себе о месте евреев в этой стране, “всяк сверчок знай свой шесток”, и прочие банальные истины, но не отпускало. Я начал ломать в себе честолюбивые планы, подпитывающимися десятилетними успехами. Только, когда я сломал стержень уверенности в себе, стало полегче, но какой ценой… Я не мог мобилизовать себя за доской, а главное, исчезла способность максимальной концентрации, что я почувствовал, с треском завалив чемпионат республики, ранее выглядевший лёгкой прогулкой. Через десятые руки до меня дошло, что Батуринский распорядился выкинуть мои документы. Оказавшись на одном из туров Высшей лиги и разговаривая с друзьями в привилегированных местах, я встречал умоляющие взгляды администратора турнира Бори Рабкина, просившего меня уйти. Он прекрасно ко мне относился, но я увидел момент очередной взбучки ему от Батуринского, и до меня дошло.

Я не могу утверждать наверняка, но построил гипотезу, что на мое выступление на совещании, никак не затрагивающее директора ЦШК лично, кто-то обратил внимание, и, возможно, полковнику-прокурору пришлось оправдываться, за что и невзлюбил меня. Вряд ли это было указание КГБ. Учитывая мой характер, стоп-сигнал на дальних подступах к элите обошёлся ему малой кровью. Последующие остановки нежелательных талантов шли уже по проторенным тропам.

В книге «Профессия – шахматист» В. Тукмаков пишет о первенстве страны среди молодых мастеров 1970 года: «…у большинства спортивная карьера состоялась. Назову только имена будущих известных гроссмейстеров: Альбурт, Ваганян, Гулько, Джинджихашвили, Купрейчик, Разуваев, Романишин, Свешников, Тукмаков. Имена Дворецкого, Капенгута, Подгайца, почему-то гроссмейстерами не ставших, тоже хорошо известны.» Уверен, что автору этих строк прекрасно известно, почему!

Продолжение следует

Опубликовано 01.10.2023  12:49

Обновлено 02.10.2023  19:52

Другие материалы автора:

Альберт Капенгут об Исааке Ефремовиче Болеславском

Альберт Капенгут. История одного приза

Альберт Капенгут. Глазами секунданта

 

***

Вышла книга А. Капенгут “Теоретик, игрок, тренер” Цена: 1200 руб.

Количество страниц: 496

30.10.2023  17:29

P.S.

От редактора belisrael

Подробно о партии с Талем из традиционного матч-турнира столиц Прибалтики и Белоруссии, проходившего в 1972 в Вильнюсе, автор рассказал в материале Победа над Талем, опубликованом на сайте 28 января 2024

 

Лицо гомельской агентши режима и тех, кто ее поддерживал в 2019

На днях в Нашей Нiве был опубликован материал Как гомельская медсестра втирается в доверие,а потом доносит на людей (так как Наша Нiва заблокирована в Беларуси и не все могут ее читать, то ниже приведу полный текст статьи – А.Ш).

И сразу вспомнилось, что Жанна Пиковская отличилась еще в сентябре 2019, когда донесла на борисовчанку Нату Голову и ее танцевальный ансамбль “Жыдовачка”, после чего израильские Детали с помощью Марка Котлярского и недавно репатриировавшейся из Минска журналистки Кэрэн Вольман раздули огромный скандал.

Коллектив “Жыдовачка”, 16 декабря 2019

Но до того на belisrael 10 июля 2018 была перепечатана статья Волi Трубач

«Яўрэйскі» фільм Наты Голавай  (поскольку в последние годы белорусская диктатура зачистила все СМИ, то ссылка на оригинал битая, а потому и пропали все снимки А.Ш.)

31 марта 2019 Головой и ансамблю “Жыдовачка” была посвящена большая часть публикации

В. Рубінчык. КАТЛЕТЫ & МУХІ (109)

После поднявшегося шума в Деталях, на belisrael были опубликованы три части материала:

В. Рубинчик. Ещё раз о слове «жыд» и названии группы «Жыдовачка» (1)

В. Рубинчик. Ещё раз о слове «жыд» и названии группы «Жыдовачка» (2)

В. Рубинчик. Ещё раз о слове «жыд» и названии группы «Жыдовачка» (2½

А как только  я начал размещать в фесбуке опубликованное на сайте (автор принципиально не имел своей стр.), то, как и Ната Голова, почувствовал на себе весь гнев “правильных” евреев. Этого же удостоился и покойный Юрий Зиссер, на стр. которого было очень жарко. Я тогда запомнил все, что там высказывалось. Сейчас пару час перечитывал и думал, как же эти люди, поддерживашие доносчицу, смотрят на на нынешнюю лукашистскую Беларусь и готовы ли покаяться за то, что им мил был русский мир? Скорее всего нет. Часть после начала захватнической бесчеловечной войны в Украине репатриировались в Израиль, некоторым, похоже, неплохо дома и потому пропагандируют еврейскую жизнь, которой можно заниматься и при военном преступнике. Были возмущенные и среди израильтян, и, конечно, мне не забыть, как негодовал и клеймил мозырянин, эмигрировавший в Германию и ставший там знатоком всего еврейского Iossi Schkr (Игорь Шкляр), бывший сосед хорошо известного читателем сайта по сборнику стихов, книге воспоминаний и обличению рашистских захватчиков, жителя Ерушалайма с 22 мая 1997 Семена Гофштейна, которому ныне исполнилось 89 лет. Он же после появления воспоминаний Гофштейна кидался дерьмом, а открыв фейковую стр. вообще не стеснялся в выражениях.

Снимок с Фб стр. Песина 6 июля 2020

Хорошо запомнился мне и полочанин Григорий Песин, который своими обличениями и оскорблениями отнял массу времени, так же как  и доведший Зисера, что тот его забанил.

Привожу пост от 21 сентября 2019 из ФБ на стр. Tamara Kurdadze 

Ну что сказат ь☝️!? Слово -не воробей. Вылетело… Два дня перед выходными были наполнены дискуссией. Всего несколько строк, а сколько эмоций! Очень хочется сказать спасибо за смелость и гражданскую позицию Жанна Пиковская, такой яркой и принципиальной!!!!Кэрэн Вольман  оставшуюся верной традициям и родным местам (Вы замечательная!). Так отрадно знать, что в этом мире есть Григорий Песин, Стары Моисеевич Габрэй, замечательный умница и просто красавец Максим Юдин  (Ирина Фридман  ты же знаешь, какой бриллиант в твоих руках?🥰🥰🥰), искромётный лёва ратнер  (Вы сделали мой день!!!!), тактичный, дипломатичный Марк Бернштейн, стойкий и последовательный Iossi Schkr, а также все- все -все причастные и понимающие, о чём это! Люди, СПАСИБО за то, что вы есть!
И, конечно, слихот:
Дорогие друзья, недруги и просто те, кто живет рядом, простите, если ненароком (уверяю, что без злого умысла) кого-либо обидела в уходящем году. Больше не буду!   

Виолетта Никитик и  Сяргей Доўгушаў, 7 мая 2021, Studziwody, Poland

Сяргей Доўгушаў, Чикаго, 22 октября 2022. Снимок Виолетты Никитик

Из сотен комментов где шла перепалка, нередко переливание с пустого в порожнее, приведу несколько:

Siarhei Douhushau Сяргей Доўгушаў 20 сентября 2019 в 22:48 (ныне живет в Варшаве)

Очень жаль, что так сложилась ситуация. Меньше всего хотелось этих конфликтов и оскорблений друг друга. Расскажу свою историю. После своей стипендии Gaude Polonia и возращения из Варшавы в Беларусь, я начал активно искать талантливых музыкантов, кто исполняет Jewish Music. Хотелось и у нас создать движение. Очень я впечатлился музеем По́лин (Muzeum Historii Żydów Polskich) и знакомство с известным иследователем еврейской музыки в Беларуси Zisl Slepovitch окрылило ещё больше. Специально приехал в Борисов послушать молодой коллектив Zhydovachka В них я увидел потенциал, именно я предложил сделать им страницу на fb и стал приглашать на наши праздники Zingeray זינגעריי. Коллектив многое делает для развития и популяризации еврейской музыки и танцев, особенно в своём городе. Anna Avota много времени посвятила поездкам на мастер-классы, изучению традиционных танцев. И вот встаёт теперь вопрос быть коллективу или не быть. Всех интересует название, а не смысл и то что наполняет коллектив. Я разбираюсь и понимаю историческое значение этого слова, и сегодня в фольклоре и в песнях встречаю в нормальном и естественном значении слово “жыдоўскі, жыдовачка”, понимаю и позицию тех, кого это слово оскорбляет. Но вновь все обсуждения приходят в тупик. Есть за и против. И как с этим жить? 🙁 7-8 ноября будет большое событие – Первый большой фестиваль клезмерской музыки Litvak Klezmer Fest . Хочется сделать праздник для всех. Программа очень масштабная. Решение принято не приглашать гурт “Zhydovachka” что бы не порождать новых конфликтов и скандалов

Юрий Зиссер 2 окт. в 03:34

Да, обсуждение (и это, и предыдущие) показывает, что евреи активно продолжают раздувать из мухи слона, создавая видимость борьбы с антисемитизмом. Где же вы все были в 2015, когда президент публично велел Шапиро “взять под контроль всех евреев, в том числе Зиссера”? Конечно же, шельмовать меня и безвестную провинциальную капеллу много храбрости не надо, потому что мы не можем ответить. Вашу бы энергию из виртуального русла в реальное. Особенно умилило предложение прислать результаты увековечения памяти евреев и развития культуры евреев Беларуси…в личку! Неужели в этом есть что-то тайное и постыдное, что надо скрывать от публики? 

Юрий Зиссер 4 окт. в 13:33

Меня из-за них уже все евреи зачислили в антисемиты.

Юрий Зиссер 4 окт. в 13:47

Юрий Зиссер В основном зачислили десятки израильтян и трое белорусских евреев: Пиковская, Песин и Курдадзе. Остальные эту тему давно проехали.

Юрий Зиссер 4 окт. в 15:21

Пиковская глубоко оскорбляла всех несогласных с собой, а Слеповича назвала каким-то неизвестным типом из Бруклина, который сует нос не в свои дела. Оба они высчитывали процент еврейской крови у участников капеллы. Песина за оскорбления мне пришлось забанить. Курдадзе мне нравится, каждый имеет право на свою точку зрения.

***

Обратил внимание, что на стр. доносчицы в этом году 25 июня с днем рождения поздравили 73 чел, среди которых у многих на аватарке лукашистская символика, есть и рашистская, а также несколько израильтян.

Было среди них и шедевральное от живущей в Минске витебчанки Ольги Казимировой:

30 августа в 18:44

ДОРОГОЙ НАШ ПРЕЗИДЕНТ!
С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ! КРЕПКОГО ЗДОРОВЬЯ, СЧАСТЬЯ, УСПЕХОВ ВО ВСЁМ И БЛАГОПОЛУЧИЯ! СПАСИБО ЗА МИРНОЕ НЕБО НАД ГОЛОВОЙ! ВСЕГДА ЛЮБИМЫЙ НАШ ПРЕЗИДЕНТ! 💖💖💖🇧🇾🇧🇾🇧🇾🎇🎆🎉🎉🎉  
.

А еще отметились поздравлением именинницы бобруйский равин Шауль Хабабо и жена минского равина Гриши, Ирина Абрамович. Впрочем, ожидаемо.

***

Как гомельская медсестра втирается в доверие, а потом доносит на людей

Закрытый суд над гомельской журналисткой Ларисой Щиряковой. Неизвестно, каким было ее последнее слово, что было в обвинении, что говорили прокурор и судья. Известно только, что после вынесения приговора Лариса выкрикнула: «Жыве Беларусь!» И известно имя главной доносчицы — Жанна Пиковская. Знакомые с женщиной рассказали о ее методах и роли в деле Щиряковой. И не только Щиряковой.

Лариса Щирякова (слева) и Леонид Судаленко станут политическими заключенными. Жанне Пиковской Лариса доверяла. Фото: социальные сети Жанны Пиковской

Лариса Щирякова (слева) и Леонид Судаленко станут политическими заключенными. Жанне Пиковской Лариса доверяла. Фото: социальные сети Жанны Пиковской

Вы никогда не слышали этого имени, это не известный человек, не медийная личность. Жанна Пиковская — 56-летняя медсестра отделения профилактики. Родом она из поселка Василевичи, того самого, бывший министр внутренних дел Юрий Захаренко, который был похищен в 1999 году.

Медсестра из «Белой Руси»

В поликлинике Пиковская руководит ячейкой «Белой Руси» — кажется, с 2021 года. Не частый случай: обычно такая честь выпадает заместителям по идеологии, главным врачам или профоргам. А тут — медсестра.

Среди групп, на которые она подписана в «Одноклассниках», — губопиковская группа, где публикуют унизительные видео с задержанными, и «Специальная библиотека Кузбасса» со слоганом «За Россию» на аватарке.

Но так было не всегда. К 2020 году она вращалась в совершенно других кругах. «Спасибо, читаю все от корки до корки», — оставила она пост в фейсбучной группе Независимого профсоюза РЭП, руководство которого сейчас в заключении, а сам он отнесен к экстремистам. А в 2018 году она фотографировалась с правозащитником Леонидом Судаленко и писала: «Мы все гордимся тем, что у нас есть такой гомельчанин!». Уже тогда на Судаленко рассылали клеветнические письма в стилистике, характерной для лукашенковских спецслужб. В 2021-м его арестуют и обвинят в помощи репрессированным обвинят в помощи репрессированным участникам протестов 2020-го.

«А в какой школе вы учились?»

Леонид Судаленко, который недавно вышел из заключения, вспоминает историю той фотографии, где он оказался вместе с Ларисой Щиряковой и Жанной Пиковской.

«Лариса как будто взяла над Жанной шефство — водила ее по всем мероприятиям. А та очень любила фотографироваться — то с одним, то с другим. Станет рядом и улыбается, будто лучшие друзья. Не прикажешь же ей «отойди», она же с Ларисой. Ко мне в подруги она особо не лезла. И Ларисе многие говорили, чтобы была осторожнее. Но она бесконечно доверяла людям, очень открытый она человек», — рассказал «Нашай Ніве» Судаленко.

«Лариса, сама искренний человек, не могла допустить, что искренность может быть деланной, фальшивой. Пиковская этим легко воспользовалась», — говорит другой знакомый Щиряковой.

«А в какой школе ты учился? — описывает манеру Пиковской углублять знакомство житель Гомеля Виктор, который пересекался с ней примерно в 2018 году. — «В такой-то и такой-то». — «А кто был твоим учителем языка?» — «Такая-то и такая-то». — «А ты знаешь, что она деньги брала и не возвращала, и ее за это время уволили?»

Она начинает говорить плохо о тех людях, которые для меня важны, это была ее манера, — рассказывает Виктор, в прошлом высокопоставленный менеджер. — Это такой способ манипулирования людьми, она его превосходно усвоила и им пользуется. Расчет, подсознание? Не знаю».

Жительница Гомеля Татьяна вспоминает, что Пиковская «могла писать в социальных сетях или позвонить и начать расспрашивать о чем-то, хотя мы в принципе мало знакомы. Расскажет что-то о себе, а потом спросит: «А у тебя как?» Словно ищет слабые места, на которые потом может надавить. Пыталась закрепить со мной дружбу, передавая какие-то подарки для детей.

Я часто слышала, что она раздает подарки: женщинам дарит, например, косметику, мужчинам — алкоголь. Кто-то на это ведется — мол, жалко ее, одинокая женщина, бродячими животными занимается, ищет себе занятия и компании. Но выглядело с ее стороны это навязчиво».

Андрей, еще один гомельский активист, имеет собственный опыт отношений с Пиковской: «Однажды она начала мне писать в социальных сетях о Ларисе Щиряковой. Мол, она такая конфликтная женщина и что я об этом думаю. Очевидно, хотела нас столкнуть».

Жанна Пиковская. Фото: ее социальные сети

Жанна Пиковская. Фото: ее социальные сети

«Да что она может мне сделать!»

Опрошенные «Нашай Нівай» гомельчане говорят, что Пиковская появилась на горизонте независимых организаций где-то с 2016 года. Она как-то одновременно стала очень активно себя предлагать в качестве активистки в разных структурах.

«Такое поведение лично для меня подозрительно. Я с нулевых помню несколько случаев, когда такие «активисты» потом признавались в сотрудничестве с органами», — говорит один гомельчанин.

Речь о знаменитых историях «агента «Эколога» и агента «Вектора», которые впоследствии раскаялись и признались о настоящих задачах, поставленных перед ними кураторами из Комитета государственной безопасности. А также об Андрее Зайцеве, 24-летнем активисте «Зубра» и человеке с психологическими проблемами, покончившем жизнь самоубийством в 2001 году, не выдержав позора сексотства. (Читайте также: Гомель, КГБ: был Вектор, теперь Эколог).

Жанна Пиковская какое-то время даже была заместителем председателя филиала Общества белорусского языка.

«Эта Пиковская всегда была поразительно активна. Если что-то устраивает еврейская община — она там, когда проходили курсы «Мова нанова» — она в первых рядах. И неважно, будь то экологическое мероприятие, или какой-то концерт или встреча, — Жанна всегда стремилась поближе познакомиться с организаторами, обо всем их расспрашивала. Складывалось впечатление, что она для кого-то собирает информацию. Я даже говорила Ларисе Щиряковой, чтобы была осторожнее с этой Жанной. Но Лариса, как человек очень добрый, просто отмахнулась: «Ай, да что она может мне сделать! Одинокий человек, держит животное-инвалида». А оказалось, что может», — характеризует Пиковскую гомельчанка Мария.

«Я лично раскусил ее очень давно. Я прихожу на «Мову Нанова», а она там активничает. О, думаю, может я зря плохо о ней думал?» — говорит еще один гомельчанин.

«Мы реагировали на ее присутствие на наших мероприятиях ровно: лучше знать, кто агент на самом деле, чем потом быть фигурантом уголовного дела», — говорит Андрей.

А как же она попала в заместители руководителя Общества белорусского языка? Кто ее рекомендовал, предложил? Нам не удалось найти человека, который бы это помнил. Если вы помните, знаете о том этапе, напишите редактору «Нашай Нівы» в ТГ или на nivanasha@proton.me. Или любому редактору или журналисту «Нашай Нівы», которого знаете лично. Большинство людей говорит: вряд ли кто-то лично, сама могла вызваться, а согласились, так как был кадровый голод, а тут человек сам предлагает свою кандидатуру.

Жанна Пиковская (слева) рядом с Ларисой Щиряковой (справа). Фото: социальные сети Жанны Пиковской

Жанна Пиковская (слева) рядом с Ларисой Щиряковой (справа). Фото: социальные сети Жанны Пиковской

Тайник с ноутбуком

Водоразделом стал 2021 год. Тогда Лариса Щирякова рассказала друзьям о случае, который заставил ее серьезно задуматься, кто же такая Жанна Пиковская. Дело в том, что в доме Щиряковой был тайник для ноутбука: после многочисленных обысков журналистка решила, что технику лучше прятать, так как ноутбуки и телефоны у нее несколько раз изымали.

Во время очередного обыска милиционеры направились к тайнику и забрали ноутбук. Тут Щирякова и вспомнила, что недавно разговаривала с Пиковской, на эмоциях секретничала и показала ей сокровенное место.

«Там им и место!»

С 2021 года Пиковская стала действовать иначе.

«Тактика у нее была такая: сначала она знакомится в соцсетях с человеком, потом начинает выспрашивать, что он думает о милиции, о Лукашенко, участвовал ли в протестах. И потом у людей были проблемы. А еще она могла найти в интернете аккаунты гомельских активистов и писать им что-нибудь вроде «ты негодяй, ты продал Родину», — рассказывает Мария, которая сама до 2021 года оставалась в городе над Сожем, а сейчас живет в стране Европейского союза.

Мария вспоминает также, что Жанна Пиковская подала в суд на одну из своих знакомых, которая негативно отзывалась о ней в социальных сетях.

«Был суд, и ту женщину наказали за оскорбление. Жанна очень гордилась и всем рассказывала, как она хорошо проучила свою приятельницу. Таких доносов, включая политических, она написала много», — говорит ее бывшая знакомая.

В своих комментариях Пиковская выражает радость, когда кого-то задерживают.

Пиковская сама призналась, что посещает КГБ, когда ей позвонил блогер Андрей Паук и представился сотрудником госбезопасности. «Сама приходила, неслась, мол, наведите порядок». Она призналась, что уже несколько человек были арестованы.

«Там им и место!» — заявила Жанна Пиковская.

 

Опубликовано 06.09.2023  18:19

Обновлено 7 сентября 07:21

Репатриация и абсорбция. Почему врет Элькин?

Прочитал недавнее интервью с ним “Задача этой коалиции – сократить репатриацию из стран бывшего СССР” и можно было бы отделаться одной фразой: потому что очень многим людям вообще свойственно врать, а политикам тем более. Но в отношении Элькина можно сказать, что давно привык брехать, любит власть и большие деньги.

Сейчас Элькин, как и ранее Кушнир, депутат от трехбуквенной в прошлом правительстве,
рассказывает небылицы, думая, что все забыли как все было на самом деле.
.

Прежде всего я имею в виду отмену специального пособия помощи репатриантам из Украины, России и Беларуси, которое было введено после начала войны. Его ликвидировали. Недавно прекратили процесс ускоренной репатриации из России. И мы возвращаемся к ситуации, когда люди, которые хотят репатриироваться из России, год с лишним должны ждать очереди в консульство. Это официальные данные, а не мои вымыслы.

Механизм ускоренной репатриации я предложил разработать в самом начале войны в Украине, и он работал очень успешно. И в тот момент, когда его отменили, мы задали вопрос на комиссии Кнессета по алие о том, сколько теперь нужно будет ждать россиянам очередь на консульскую проверку в России. И получили официальный ответ – год с лишним. Ни в одной стране мира нет таких длинных очередей, чтобы репатриироваться.

Почему?

Потому что много желающих и потому что возможности “Натива” в России, учитывая существующее положение, сильно ограничены. Даже в условиях ускоренной репатриации люди ждали здесь оформления документов месяцами, а теперь будут вынуждены проходить процесс в Израиле не по ускоренной процедуре, а это займет много месяцев, в течение которых люди должны будут сами оформлять себе медицинскую страховку и снимать дорогое жилье. Либо ждать очереди там.

26 апреля прошлого года я проехался в Иерусалим в три гостиницы для новых и потенциальных репатриантов, находящихся одна возле др. – Etz HaZayit, Grand Court и Leonardo, в которые попали сотни прибывших после начала войны из Украины, России и Беларуси, либо уже приехавшие в Израиль с визой репатрианта, либо желающие сменить статус на месте, где поговорил с некоторыми обитателями. Кто-то прожил уже два мес, нашли себе жилье и в скором времени переезжали, некоторые приехали в последнее время.
.
Там же увидел листок, в котором сообщалось, что с 1 мая не будет предоставляться жилье (имелось ввиду приехавших с  России и Беларуси).
.
9 мая съездил в Дан-Панораму в Тель-Авиве, куда вход вообще закрыли, поставив пост охраны прямо с улицы, чтоб не дай бог посторонние не могли пообщаться с постояльцами. В первый мой приезд не подумал об этом, поскольку немолодой охранник, не обратил внимание на меня, видимо, приняв за проживающего.
.
Поговорил с некоторыми входящими и выходящими из гостиницы, кто-то был озабочен тем, что в ближайшее время придется покинуть место, а ничего подходящего не найдено, кроме того, что очень дорого, хозяева ставят подчас невыполнимые финансовые условия, а еще нужны горанты, что далеко не у всех есть, если только не воспользоваться платными, которые, как и в начале 90-х, выросли как грибы после дождя.
,
Стоя в холле увидел в др. стороне от лифтов и регистрации общающихся мужчину и три женщины, кто явно были похожи на работников министерства. Немного приблизившись, услышал как мужчина с возмущением говорил, что здесь он видит совсем не тех, кого встречал в Варшаве, куда бежали украинские евреи. Многие жируют за счет Израиля и ведут разговоры как можно после получения израильского гражданства вернуться обратно, имея ввиду приехавших из империи, которых было действительно немало. А то, что люди бежали от войны, оставив все, и возвращаются, чтоб как-то решить проблемы с оставленным жильем, что в итоге у большинства не получилось, а также огромными сложностями с переводом финансов из-за санкций, наложенных на банки, и спустя пару мес. возвращались в Израиль, чиновник об этом не задумывался. Думаю, что уже тогда была умышленно поднята кампания, чтоб обрезать помощь спасающимся от двух диктаторов.
,
Коротко поговорил с вышедшей из лифта и спешившей на море худенькой 14-летней. Назвала фамилию (к сожалению, тогда не записал, но, скорее всего, Варшавские), сказала, что из Питера, родители, если не ошибаюсь, музыканты, отца звать, опять таки вспоминаю по памяти, Ицхак, отдыхают в номере на 14-м этаже, заняты поиском жилья, но ничего подходящего нет, кроме дорогих гостиниц и что им разрешили жить в гостинице еще некоторое время. Написал свой телефон на бумажке и попросил, чтоб передала родителям.
.
Поскольку звонка не последовало, то через день поехал снова и, невероятным образом, вновь с ней столкнулся, бегущей опять на море, только на сей раз когда я вышел на набережную с обратной стороны из одного из проходов следовавшего за Дан-Панорама Бейт-Текстиль.
.
Спросил почему родители не позвонили? Ответила, что потеряла бумажку. Сказал, что иду к ним, не думая, что в этот раз все мои попытки попасть в гостиницу окажутся безуспешными. Грозный среднего возраста охранник сразу остановил, как я только пытался пройти и объяснил почему иду в гостиницу. После чего он связался с  ивритоязычным начальником, который пришел, с минуту пообщался, после чего позвал русскоязычную сотрудницу министерства абсорбции, которая как раз тогда приехала на машине, а она, обменявшись со мной несколькими фразами, в свою очередь перезвонила др., сказав, что та скоро свяжется со мной, запишет данные и разрешит пройти в гостиницу.  Вышло все наоборот. “Начальница” начала переписку в ватсаап, была упорна в том, что они сами хорошо работают с прибывшими, и никто не имеет права ни с кем разговаривать, а если не нравится, то можно жаловаться в минабсорбции.
.
Я тогда не записал имена обеих сотрудниц, а та, которая со мной переписывалась, в дальнейшем убрала все следы. В какой-то степени был ошарашен произошедшим и не подумал, что мог  позвонить в гостиницу и попросить, чтоб связали с номером, где жили Варшавские (тогда я точно помнил фамилию, но думаю, что не ошибаюсь. Возможно, они или кто-то др. из живших в то время в Дан-Панорама прочтет этот материал и откликнется).
,
Тогда командовало парадом правительство, которое было сколочено мошенническим путем, в котором заседал и  перебежчик Элькин, но именно оно уже спустя 2 мес. после начала войны решило к радости маклеров, адвокатов и разных делков, что нечего жировать приехавшим. Вскоре был и сокращен подарок на съем жилья на год, который ограничили вновь приезжающим сроком до конца года.
.
Можно вспомнить и то, что только с репатриирующихся из Беларуси с самого начала требовали, чтоб все документы были апостилированные, а также справку об отсутствии судимости. И это при том, что после тамошних “выборов” августа 2020, когда сотни тысяч вынужденно покидали лукашендию, цены на апостиль выросли в 10 раз, да еще и возникли очереди на многие мес., что создавало возможности обогощаться также и разным посредникам. Но похоже, ничего этого “не знали очень заботливые” из того самого правительства, в котором заправляли и дружки диктатора из трехбуквенной, а вспомнили о них лишь мес. за три до выборов, отменив необходимость в апостилировании, а также предоставлении справки о несудимости, правда, ограничив сроком до 7 ноября, т.е. сразу после выборов, предполагая, а скорее всего будучи уверенными, что проиграют выборы.
.
Как известно нынешняя правящая коалиция набрала 64 мандата. Но перед выборами Элькин и др. стращали, что будет катастрофа для страны, если Биби с “мракобесами”  сможет создать правительство, набрав минимум необходимых 61. Об этом он говорил в интервью на том же сайте 27 октября, за 4 дня до выборов.
.

Вы опять говорите о каком-то вымышленном “Ликуде” без Нетаниягу..

Возможно, я вас удивлю, но предложения подобного рода уже поступали. Нетаниягу уже взвешивал идею стать главой комитета по иностранным делам и обороне. Все прекрасно понимают, что если Нетаниягу сейчас не наберет 61 мандат, то не наберет уже никогда. Да, есть шанс, что ему это удастся, и тогда мы проснемся в совершенно кошмарной ситуации, когда изменится очень многое из того, что нас окружает. Включая базовые ценности. Партнеры Нетаниягу уже заявили, что одним из коалиционных требований будет изменение Закона о возвращении и отмены права на репатриацию третьему поколению – внукам евреев. Это фактически означает, что репатриация прекратится. И не только из стран бывшего СССР, но и из США, например. То есть, это практически отказ от того, чем живет и для чего создавалась эта страна. И очевидно, что если Нетаниягу победит, это произойдет. Как он не смог отказать своим партнерам в финансировании школ без базовых предметов, так не сможет отказать и в этом. 

Но если нам удастся остановить его и его блок, если Нетаниягу не наберет 61 мандат, то мы окажемся в новой политической реальности. Во-первых, партнеры Нетаниягу по блоку впервые не согласились подписывать так называемое “заявление о лояльности” и обещать, что не пойдут в другое правительство. Во-вторых, изменения в “Ликуде” неизбежны – в партии понимают, что если Нетаниягу не наберет 61 мандат сейчас, то не наберет никогда. Да, в “Ликуде” есть большая группа депутатов, которые являются слепыми фанатами Биби. Мы все видели, что произошло на праймериз, когда ветераны и лидеры партии были отброшены назад. Юлий Эдельштейн, осмелившийся критиковать Биби, скатился с первого на 18-е место. Исраэль Кац, который даже не критиковал Нетаниягу открыто, тоже оказался во второй десятке. Вместо них одним из лидеров партии и кандидатом на пост министра юстиции стал Дуди Амсалем, который представляет собой самый крайний пример приверженности культу личности Нетаниягу и базарного стиля дискуссии в Кнессете. Да, в “Ликуде” есть группа слепо преданных Биби депутатов – таких как Амсалем и Мири Регев, но есть и немало людей, которые понимают, что Биби пытается изменить ДНК “Ликуда” и что с ним “Ликуд” обречен оставаться в оппозиции. Да и сам Нетаниягу, если не наберёт 61 мандат, окажется в новой ситуации. Он ведь проигрывает суд как минимум по одному из своих дел и у него есть либо возможность создать правительство 61-го, где уже никто не скрывает, что будет изменено законодательство, чтобы вывести Биби из-под суда, либо не наберет – и тогда поймет, что ему нужно начинать вести переговоры о досудебной сделке. Полгода назад он уже почти подписал сделку с предыдущим юридическим советником, поскольку понимал, что находится в плачевной ситуации. 

.
А вот это от другого “заботливого”:
.

К сожалению, вынужден сообщить, что постановление об отмене обязательного требования по апостилированию документов и предъявлении справки о несудимости для новых репатриантов из Республики Беларусь в этот раз продлено не было.
В прошлом году, когда я был депутатом Кнессета, мне неоднократно удавалось добиться положительного решения по данному вопросу и продлить это постановление несколько раз.
В этот раз, к сожалению, безразличие чиновников министерства внутренних дел и правительства Дери-Нетаниягу, а также полное непонимание ими ситуации в самой Беларуси взяли верх. Поэтому, с 08.03.2023 вышеупомянутые документы вновь востребованы для репатриантов из Беларуси.
Аналогичная директива для выходцев из Украины и Российской Федерации пока что не истекла.

бывший член Кнессета Алекс Кушнир

.
Повторю сказанное вначале, что бесстыжий и брехливый Элькин,  “отличившийся” также в своей “миротворческой поездке” вместе с Беннетом к преступному диктатору, рассказывая 24 октября 2021 как тот тепло их принимал,  а вместе с ним Кушнир со всей их бригадой продолжают все валить на нынешнее правительство Нетаньягу.
.

PS.

Вадим, работник ветеринарной клиники в Днепре, один из 4-х погибших во время бомбежки 

Дарья Гирман, клиентка ветклиники, объявившая о сборе пожертвований на восстановление, вместе с  Андреем Малышко, хозяином клиники 

.

В последнее время вижу посты и фото в фейсбуке, рассказывающих как хорошо ныне в Минске, проводятся выставки, все цветет, и это тогда, когда по всей Украине продолжают гибнуть люди, а  невменяемый говорит о размещении ядерного оружия. Когда каждый день в Беларуси идут посадки и продолжается террор против своего народа. Мне понятно поведение реформистского раввина, о ком не раз писал, тот пристроится при любой власти, также как и израильского раввина в Бобруйске, но когда более 2 мес. назад я сделал подарок в 500 долл. приехавшим на 3 недели попутешествовать по Израилю, ошибочно считая, что совсем уж тяжко жить в Беларуси, то точно не для того, чтоб читать и видеть подобное..

Видно, если б дал 2-3, а еще лучше тыс. 5, тогда за это время получил бы хоть пару слов благодарности. Ну а если  не желаете рассказать кто вам помогает, при том, что это уже не впервой, чего делать совсем не обязан был, не решаетесь покинуть место, чтоб стать свободными, то хоть включайте мозги, иначе, хотите или нет, поддерживаете сумасбродного диктатора..

Собственно говоря, у меня было предчувствие подобного, и это была очередная, мягко говоря, ошибка, о чем писал в 1-й ч. большого материала. Подумал, что сколько бы не выделил на поддержку Рубинчика, при всем том, что тот мне доставил немало проблем, о чем подробно изложил в заключении 2-й ч. того материала, но он таки за многие годы проделал огромную работу.

Опубликовано 30.05.2023 23:51

PPS.

Добавлю об Элькине.

Выступает Элькин

Офир Акунис с одной из ликудниц Петах-Тиквы

Видел и слышал его однажды 5 лет назад, когда увидел в Петах-Тикве афишу, что 20 марта 2018 накануне Песах в зале торжеств по Бар-Кохба 72 будет проводиться праздничная встреча ликудников, на которой будут депутаты кнессета Акунис и Элькин. Приглашались все желающие. Пошел еще и потому, что у меня был вопросик, касающийся событий 2013, имеющих отношение к Ликуду и ему лично, поскольку он тогда был одним из тех, физиономия которого красовалась на многих билбордах в городе. Остановил его и получил короткий ответ, что не имеел отношение к ликудовской финансовой кухне.

Из его выступления запомнил словословие в адрес великих мировых лидеров Биби и Путина, на которых он к тому времени не раз побывал.

Думаю, что злополучный огромный баннер на центральном здании Ликуда в Тель-Авиве, который позже появился, где Нетаньягу и российский диктатор представлены как  входящие в особую мировую лигу, появился тогда не без влияния Элькина, позволивший многим противникам Биби в дальнейшем, особенно на фоне начавшейся череды внеочередных израильских выборов, говорить о них как о близких друзьях, а после начала войны в Украине пугать тем, что если в результате  ноябрьских выборов 2022 вновь станет ПМ, то окажется на стороне рашистского военного преступника.

Добавлено 01.06.2023  07:11

Не делай добра…(I)

Провалившийся аттракцион невиданной щедрости
Очень неприятная для меня публикация, потому ее подготовка заняла полтора мес., когда добавлялись новые факты.  Вынужден признать свои многочисленные ошибки, о чем расскажу подробно, при этом далеко не все будут рады. Жизнь жестока и надо называть вещи своими именами.
.
Чтобы понять те или иные мои действия после начала войны 24 фераля прошлого года, о чем писал в материале Рашистское победобесие и новая волна репатриации опубликованное 8 мая 2022, а также мои посты на стр. в фейсбуке и в некоторых группах, и не только касающиеся ее, придется вернуться в годы, начиная со школы, откуда и пошло мое упорство, желание справедливости и оказывать помощь. А результат все тот же. Это же касается и живущих ныне в Беларуси, о чем будет подробно в конце.
,
Помнится в классе 7-8 мой одноклассник Толя Николаев зимой пошел в лес, где тогда еще находили оставшиеся после войны коктейли Молотова, и затем подрывали в городе на деревянных тротуарах. Но к его несчатью бутылка взорвалась у него в руках и он начал сбивать пламя, катаясь по снегу. Получил сильнейшие ожоги. Я его не раз навещал в больнице, перед глазами стоит зрелище не для слабонервных, как делая перевязки с кожей отрывали марлю. Знаю точно, что другие одноклассники посетили его раз, возможно кто-то два. Он долго восстанавливался, остался на второй год, а после окончания 8 класса уехал в Гомель, где спустя годы случайно встретил его в городе, когда он работал шофером. Пальцы рук были покорежены.
,
Мы жили в доме, естественно, с печным отоплением, огромным  участком в 20 соток и с детства привык пахать. Зимой ходил в лес с большими санями, рубил ветки и тащил домой, хорошо научился косить траву для кролей, которых у нас был не один десяток, летом вставал в 6, а то и раньше, чтоб полить клубнику, помидоры, огурцы… Немало из того, что выращивалось относил на продажу по домам на соседние улицы, а также в город, хотя в то время это было немного неудобно.
,
После армии уехал в Питер, где по лимиту устроился на металлический завод в цех помощником станочника, жил в общеге и одновременно учился на вечернем в ЛИТМО. Ч-з год вернулся домой, начал работать в системе физкультуры и спорта, а вскоре и учиться на заочном в ГЦОЛИФКЕ в Москве. И тогда увидел как завоевываюся победы в областных и республиканских соцсоревнованиях. Достаточно было хорошо и красиво писать отчеты, статейки в местной, областной и Физкультурнике Белоруссии, наладить дружбу с областным и республиканским начальством, уметь хорошо принимать, за что следовали премии из которых 10-15 руб. доставались учителям физкультуры, инструкторам и тренерам, зато партийные деятели не были обижены.
,
В этом мало кто мог в республике конкурировать с предспорткомитета Александром Борисовичем Бененсоном. И потому к кормушке дорывались не только не имевшие никакого отношения к спортивной сфере, но и откровенные антисемиты, такие, как приехавший из деревни, ставший председателем местного Урожая, Петро Тавтын, очень напоминающий луку, также впоследствии закончивший заочно истфак Могилевского пединститута, имевший поддержку среди партийного начальства.
,
Казалось бы какое дело А.Б. до того, что когда во время одной из областных спартакиад школьников по шахматам в Гомеле, проводившейся во время зимних каникул, участники были размещены в спорткинтернате, находившемся близко от шахматного клуба, не была организована охрана на входе, что превратило его в проходной двор, и привело к тому, что у мозырянина Малкина, была украдена куртка, после чего я предложил представителям др. команд написать жалобу в ОблОНО на ответственного за организацию, а это был директор специализированной ДЮСШ по шахматам и настольному теннису мастера Аркадия Поликарпова, с которым у меня были нормальные отношения, но в том случае это не имело значения. А после того как никто не согласился, я подписал ее сам, и как только вернулся домой, то услышал назидание от А.Б. почему это только меня должно было тревожить. Или точно также он отреагировал, когда вернувшись домой с мужского чемпионата области, проводившегося зимой, несколько приезжих участников,  среди которых был инвалид войны из Речицы кмс Феофан Шелюто, поместили в холодном подтрибунном помещении стадиона Гомсельмаш, и тогда я предложил написать в облспорткомитет. Вновь все отказались.
,
Постепенно к власти в местных шахматах начали рваться несколько коммуняк, любителей с амбициями, военные отставники, работавшие в райсполкоме и вневедомственной охране, имевшие поддержку того самого антисемита Тавтына, оккупировашего одну из двух игровых комнат шахматного клуба, и против которых боялся сказать слово тот же А.Б. В середине 70-х я устроился инструктором в Мозырьский Спартак, начал играть в республиканских спартаковских чемпионатах, попал в полуфинал всесоюзного в Киеве, а оттуда отобрался в финал с Ялте.
,
Спустя несколько лет, послушавшись А.Б. вернулся работать в Калинковичи, но в 81-м решил покинуть болото и уехать в Питер. И тогда сделал ошибку, когда встретившись однажды на улице со знакомым, тот начал уговаривать остаться, предложив познакомиться с его племянницей Ирой. Вскоре мне стало понятно, что мы совершенно разные люди. В отичие от меня совершенно не активная, не контактная, ничего кроме музыки знать не желавшая, и которая могла только обожать своих младших братьев-близнецов и отца. Мать, учительница русского, менее чем за год до нашего знакомства перед выходом на пенсию, умерла от рака.
,
Немного ранее в центре города их дом пошел под снос, взамен получили в новом м/р Север две квартиры: 3 к. и 1 к. на бабку Иры со стороны матери. И мой будущий тесть Борис, имея хорошие руки, разобрал по бревнам дом и перевез на участок своей матери на переулок Луначарского, которая жила в маленькой хатке, а через забор семья ее сына Вовы, который работал у Бориса. Для этого у него были возможности.Начинал столяром, а после окончания строительного техникума устроился мастером стройучастка в райузле связи, при том подчинялся начальству в Гомеле. Имел небольшую бригаду, которая делала ремонты и строила жилье для работников связи. Получил грузовую машину, водителем был простой хлопец Леня Гончаренко у которого близкий родственник был замначальника милиции, что давало возможность всегда иметь дома копченые колбасы, языки, пастрому, мясо, которых практически не было в местных магазинах, а вся продукция отправлялась в Москву и Питер, но при этом успешно разворовывалась, также продавалась живущими рядом с мясокомбинатовским забором.
,
В итоге после того как я остался, и на свою беду имея время, в начале 82-го решил помогать строить дом, под который к тому времени был вырыт котлован. И, фактически, вдвоем за 7 лет из тех бревен, которые постепенно бы стали трухой, часть из которых заменили полностью, др. сточили из кусков, построили двухэтажный большущий дом, обложенный кирпичом, да вот только жить там никто не собирался. Тем более, что после Чернобыля и постепенно разваливающегося совка многие навострили лыжи. Вова с младшей дочкой Диной и семьей Светы еще весной 89-го в числе более чем трехдесятков калинковичан двинулся в Израиль и осел в Нацрат-Иллите (с недавних пор Ноф а-Галиль), где сразу получили жилье, Там  еще в начале 70-х обосновались большинство из земляков, воспользовавшихся представившейся короткой возможностью выезда.
,
На немного вернусь еще к своей спортивной деятельности, вспомнив один эпизод.
,
После разрушительного землетрясения в Спитаке, случившегося 7 декабря 1988, когда весь Союз начал оказывать помощь, пришла идея также собрать  и отправить какие-то финансы, проведя шахматный сеанс, участниками которого будут представители предприятий, колхозов, совхозов, за которых будет внесен взнос. На это надо было получить разрешение горкома партии. И тогда А.Б ответил, что не разрешили, назвав это  побором! Ну, естественно, не от того кадра шло предложение.
.
А вскоре, ожидая вызова, который никак не приходил, прекратил отношения со спортивной сферой и стал подрабатывать грузчиком на универсальной базе. Был случай, когда вернулся домой спустя 48 час, решив испытать себя. Грузы поступали постоянно, в том числе и такие, как мебель, плитка, цемент…ух, как же противно было разгружать вагон с тяжеленными мешками, да еще и в цементной пыли. Бывало и после окончания рабочего дня, а также в выходные, и если соглашался ехать на продовольственный склад, находящийся за железной дорогой, куда прибывали в основном вагоны, а там в то время поступило вино, то большинство быстро упивалось, и оставались пару трезвых, которые и вытаскивали до конца.
,
И в то время, иногда встречая на улице А.Б., слышал от него, скорее бы ты уехал в свой Израиль. А спустя 3 мес. после меня, весной 91-го, он и сам здесь появился со всей большой мишпохой и поселился в Кирьят-Яме😃
На немного ,
Я со своей семьей вызова получил только в конце 89-го, а визу в областном ОВИРЕ в сентябре 90-го. Ну а те, кто оказался шустрым, дав взятку, намного скорее нас. Билеты в минском Сохнуте получили на рейс Варшава — Бен-Гурион на 25 декабря. К тому времени уже было введено правило, что если кто не успеет отправить багаж в ящиках до 1 января 91-го, то в дальнейшем можно будет не более чем 1 т. на семью, т.е. 2 ящика. И мы решили, что все возьмем с собой, благо в Сохнуте сказали, что из Варшавы не будут взвешивать, а приобретенное мною незадолго до отъезда по знакомству новое пианино оставим, завезя его в построенный дом, откуда в дальнейшем Борис переправит с теми кто уедет в конце 91-начале 92-го и захотят отправить один или два ящика, которые он собъет и сам же завезет на таможню в Смолевичах под Минском, благо была грузовая машина, сдаст, где еще надо будет дать и взятку, взамен ничего не попросив.
,
В середине 92-го это создало в Израиле мне немало проблем, к тому же показав насколько есть жлобские евреи. Но пока Борис взял много почтовых мешков, в которые сложили кучу всего, включая новые ковры, посуду, хрусталь, книги, складной велик, инструменты…Ну кто мог тогда знать, что как минимум половину точно можно было оставить, если люди до того отправляли много ящиков, платя громадные взятки, в которые клали мебель, кучу шмоток, туалетную бумагу, болты, шайбы, гвозди…??? Полный идиотизм. А приехав в страну, и вынужденные годами менять съемные квартиры, вскоре выбрасывали или отдавали перекупщикам. Кто-то думал, что в Израиле нет леса и сможет заработать, и на ящиках! Нам же эти самые мешки в дальнейшем тоже создали немало проблем. Сначала мы затарили их в поезд Минск — Киев, который останавливался у нас в 6 утра, а в 12 был в Киеве, после чего ч-з 2 ч. загрузили купе в поезд до Берлина с прохождением границы в Бресте. Хорошо помню, что тогда говорили, что надо иметь с собой водку и блоки сигарет, а в Бресте, куда приедем поздно вечером, таможенники заходят в вагон, посвечивают фонариком и выходят.
,
В нашем вагоне ехала семья земляков Романа и Нели Миневич с младшей дочкой Светой, матерью Нели и пара пенсионеров из Житомира. И когда мы приехали в Брест, то всем сказали вытряхиваться и быстро идти на проверку. Я как был в тапках, так и спрыгнул на перрон, пошел искать телегу, на которую сложил мешки и перед входом на таможню отдал пару бутылок водки и сигареты. Но дальше столкнулся с теми, которых ныне можно назвать ябатьками. Поставив все на транспортер, в конце услышал, что в одном мешке есть нечно подозрительное и вместо того, чтоб попросить развязать его, услышал команду забросить все вновь на телегу и заново везти на ленту, после чего все повторилось, и лишь с третьего раза, когда до отправки поезда оставались минуты, последовала команда открыть мешок.
,
“Подозрительными” оказались спортивные медали и значки! После чего я выкатил телегу к поезду, когда он уже начинал отправляться. 7-летняя Света поставила ногу между перроном и вагоном, я ее подхватил и забросил в тамбур, а далее начал швырять мешки.
,
Но на этом злоключения только начинались. Незадолго  до прибытия в Варшаву проводница сказала: на варшава-центральна поїзд стоятиме 15 хвилин, а на наступній зупинці, где нас ждали представители Сохнута, трохи більше 2-х і ви не встигнете винести багаж.  А тут не радянський союз і у нас не вистачить доларів, щоби заплатити за затримку поїзда.  Тому краще буде вийти на цій зупинці, а я на наступній скажу, де ми вийшли і за нами приїдуть. Мы посовещались и решили послушать, что имело тяжелые последствия. Мало того, что было известно, что следующая остановка охраняется израильскими военными, там было достаточно тех, кто быстро бы все вынес, да и у меня хватало сил это сделать, но в любом случае надо было одному проехать и не слушать проводницу, которая подобно белорусским ябатькам, решила поиздеваться.
,
В итоге мы выгрузились на 6 этаже и вынуждены были сторожить багаж, чтоб его не покрали снующие польские грузчики. Все это легло на меня и Романа, остальные спустились вниз в зал ожидания. В 7 открылось турагенство и я попросил разрешить позвонить в израильское посольство. Объяснив что произошло, услышал, что за нами скоро приедут. Но проходил час за часом, а никого не было. Хотел еще раз позвонить в посольство, но в турагенстве отказали. В это время возле багажа рыскали грузчики и спрашивали когда уже за нами приедут и что они помогут нам спустить багаж к автобусу.
,
И только спустя 6 час. на стоянку на 4 эт. подкатил автобус, как оказалось, заполненный приехавшими из Москвы и др. городов. Тут же появились грузчики спустившие на лифте багаж и получившие пару бутылок водки. Приехав на сборный пункт, где сказали, что к вечеру начнется оформление, погрузка багажа на самолет, и получив ключи от комнаты для отдыха, я сразу вырубился.
,
И проснулся только после стука в двери, когда нас уже искали и торопили скорее идти на регистрацию. Помню, что в зале стояли весы и на стене было написано сколько можно везти багажа. На самом деле ничего не взвешивали и я начал забрасывать свое богатство.
,
Прилетев в Б.Г. примерно в  полночь, предложили бутерброды, соки и началось оформление. Надо было дать адрес куда поедем. Сказал, что нам некуда и ожидал предложения гостиницы для олим. Услышал, что есть в Бат-Яме, известная многим в дальнешем как San, находившаяся на берегу Средиземного моря, но там только для тех у кого не более 3 чел. На самом деле, как я потом узнал, были 3 гостиницы в Нетании, где принимали и по 4 чел.
,
Начали искать кому позвонить. Набрали приехавших несколько мес. назад из Минска, семью двоюродного брата тестя Бориса. В ответ услышали, что у них уже кто-то живет. Проторчав до позднего вечера в аэропорту, позвонил брату Бориса Вове в Нацрат-Иллит, о котором упоминал выше. Видно было, что те не очень настроены на прием, но дали адрес. Собрав еще две семьи, которые выходили по дороге до нас, приехали на место в 2 ночи.
,
Шофер-грузин поднялся с нами и начали звонить в двери. На одной площадке жил Вова с женой, а напротив дочка Света с мужем Мишей. Но бесполезно, как будто там все померли. Грузин сказал, куда я его привез? У меня был еще адрес матери Миши Доры. Поехали к ней, которая сразу открыла и сказала: они что, с ума сошли и вернувшись с нами позвонила в дверь, после чего те сразу открыли.
,
На утро сказали, что делать в городе нечего, и если не хотим в нем зачахнуть на многие годы, то лучше уезжать. Ч-з день я поехал в Тель-Авив в министерство абсорбции, которое и сегодня находится по тому же адресу Эстер аМалка 6, где сразу дали направление в высотную гостиницу Кинг Давид, на углу Кикар Ацмаут и ул. Давид А-Мелех напротив моря.
Так выглядит гостиница, примерно, с лета 2012, после того как последние жильцы, до того упорно не хотевшие выезжать, которым предлагали социальное жилье в р-не Ашкелона ( Нетивот, Офаким), вынуждены были ее покинуть. Фото 21 марта нынешнего года. 
,
И с утра 1 января 1991 пойдя на рынок быстро нашел шофера-араба, который в свое шестиместное такси загрузил внутрь и на крышу наш багаж и за 100 шек, которые тогда стоили ровно 50 зеленых, доставил из Н-И. на место в Нетанию, где мы прожили до 19 апреля 1992.
,
Тогда я почему-то думал, что лучше будет, если поселиться ближе к Тель-Авиву, куда не раз катался на вело, и в итоге нашел ровно за 400 долларов 2 комнаты на 4 последнем эт. на Бен-Гуриона в Бат-Яме, вновь на берегу моря в месте, где в соседнем 9-эт. подъезде располагался известный многим ресторан “Голубая лагуна”. Квартира была пустая, но хорошо, что в том допотопном подъезде был какой-никакой лифт.
,
Учась в ульпане в Нетании близко возле рынка и недавно построенного каньона, этажом  выше находилась религиозная организация “Яале вэ Яво”, которая занималась выкрыванием тех, кто занимался в мире агитацией перехода евреев в христианство.
,
Тогда мы благодаря им побывали на праздновании одного из еврейских праздников в гостинице недалеко от Иерусалима и подружились с группой молодых парней, которые затем приходили к нам в гостиницу, а когда переехали в Бат-Ям, сразу оказались у нас, после чего привезли кровати, стол, стулья.
,
А вскоре я получил звонок из Нацрат-Иллита, куда приехал невзрачный пенсионер Сема Нодельман, сожительствовавший с Раей Голод, известной землякам как дочка сапожника Шолома, и живший по тому же пер. Луначарского, ч-з два дома от той самой двухэтажной домины, на которую я убил 7 лет. Борис сбил ящик Семе, куда кроме его барахла, поставил наше пианино, отвез на таможню в Смолевичи и отправил.
,
Сема сказал, что на следующий день привезут с таможенного склада в Хайфе багаж. Приехав, услышал от него: давай 500 шек., ты его продашь и заработаешь! Рядом стояли земляки, пенсионеры братья Яша и Сеня Бухманы. После моего возмущения, этот тихий и спокойный разошелся: давай жидовская морда 500 шек, иначе возьму топор и разобью. Тут уже не сдержались земляки и начали успокаивать дебила. Вскоре я нашел машину, которая, уж не помню за сколько, завезла пианино в Бат-Ям, шофер помог поднять на том самом лифте, куда смогли поставить инструмент на попа. Естественно, оно оказалось расстроенным, а уже ч-з год пришлось менять жилье. Тогда мы сняли уже 4 к. в 7 эт. доме на Керен а-Есод, в котором был большой лифт, куда вмещалось пианино. Но когда в апреле 94-го надо было в очередной раз переезжать, то уже начал искать покупателей, и в итоге продал за 1500 шах, после чего купили в Дизенгоф-центре в Тель-Авиве в музыкальном магазине орган Ямаха за 1000.
,
Затем я в 90-е вплоть до 2000 еще раз 5 ездил в Беларусь, заезжая в Москву, Питер и Днепр. Тогда еще можно было в Бен-Гурионе ухитриться провезти в ручной клади 30, а то и более кг., отставив в сторонке в зале, прежде чем сдать багаж. На посадке никто не обращал, что поднимаешься на верх с кучей сумок с которыми проходишь и поднимаешься в салон.
,
Зная мою безотказность, все кому не лень приносили передачи, доходившие до десятка кг, и оставляли дома, когда меня не было. Пару раз было  55  и более кг, при том, что в Минске никто не встречал. А потом еще и развозил по адресам. Когда же мне надо было передать коробку конфет, зная, что один из тех, кому привозил в Мозырь с десяток кг, возвращается с женой от дочки домой, поехал в Б-Г. и, подойдя к нему, попросил взять. На что тот вытаришил глаза и отказал. Чего только не получал в ответ и от др., кому годами помогал.
,
Что касается той домины, то ее строительство тоже имело трагические последствия.  Хотя Борис и оказался довольно шустрым. В 92-м увидел объявление в местной газете, что один из чернобыльских переселенцев, получивший 3 к. в м/р Малиновка в Минске решил возвращаться в полесские края и искал возможность обмена. В итоге у него оказалась квартира в Минске, которая в основном простаивала.
,
В 94-м, когда Борис уже жил в Израиле, куда репатриировался вместе со своей многолетней сожительницей Олей, и поселился у нас в Бат-Яме, я ездил в Беларусь и одну ночь провел в Малиновке. Затем с полгода в ней жили дети его родственников, после чего уехали в Израиль. Вскоре по совету старшего брата, жившего в Питере, продал ее за 22 тыс. и купил там примерно за теже деньги 2 комнаты, которые удачно сдавал несколько лет, после чего продал втрое дороже. А сразу после дефолта 2008 обратил внимание на объявление в бесплатной израильской газетке, что в Питере продается 2 к. за 11 тыс с расчетом в Израиле. Позвонил давшему объяву, встретился с ним в Ариэле, после чего поехал в Питер и заключил сделку. Вновь начал сдавать, а когда  недвижимость резко поднялась, продал ее за за 170 т. 10% забирал себе сын брата,  остальные переводил в Израиль на Диму, одного из сыновей Бориса, который уехал с семьей на 2 мес. раньше нас в ноябре 1990 и поселился в Петах-Тикве.
,
Второй из близнецов, будучи холостым, оставался в Калинковичах, и на него была куплена в 92-м 3 к. в кооперативе, за которую я, по просьбе Бориса, перевел тогда в Израиле 2 тыс. Но в 95-м, все-таки, решился на переезд, продал за 11 тыс. и поселился на съеме в Петах-Тикве вместе в Борисом и Олей, куда те переехали, прожив у нас около года. Поменяв пару съемных квартир в Петах-Тикве, когда появились деньги после продажи 1-й кв. в Питере, Борис решил, что их можно пустить на покупку 4 к.  для сыночка Леньки. До этого тот купил новую машину, на которой почти не ездил.
,
Спустя некоторое время, работая охранником на воротах “Тнувы” в П-Т, придя с работы сказал, что испугался от сигнала машины, и с тех пор на него стали действовать всякие звуки. Перестал ходить на работу, но и не обращался к врачу. Сидел дома, не давал включать тв, все действовало на дебила. Тогда же его братец,  после БИИЖТА спустя год после приезда в Израиль, устроившийся по специальности на железной дороге, вместо обращения в больничную кассу, нашел одного из самых дорогих частных врачей Рафи Карасо. Первый же прием в северном Тель-Авиве вылился, примерно, в 2500 шах, после чего тот назначил таблетки, каждая упаковка стоившая более 700 и прибывала по почте. Результат нулевой, но это не мешало за счет доброго батьки продолжать покупать ту дребедень и еще много разного. Вскоре в его комнате было установлено звукоизоляционное окно, а затем и дверь, отделявшая салон от спален.
,
Я, который приходил к Борису и помогал ему с покупками на рынке, когда он ходил со мной, а затем уже сам покупал и привозил, поднимая на 4 эт. в старом доме без лифта, не раз говорил, что хлопцу нужно лечение в психиатрической клинике. Но как же не так, да не дай бог, чтоб такая разумная семейка сдала его в психушку, не желая знать, что здесь совсем не то, что в совке, а потому будут продолжать искать чудесное излечение, и однажды  Димчик привез из Ришон ле-Циона, где он в то время жил, продав квартиру в Петах-Тикве, раввина, который поменял мезузы!, оставил бутылку вина, налив в стакан, который должен был стоять, свечки, взяв всего навсего более 2 тыс. Ну а долбоеб продолжал издеваться и не давать жить доброму папаше с Олей.
,
Та вскоре ушла жить в недавно построенный в П-Т огромный  Микбацей Диюр (социальное жилье на долговременный съем), поскольку давно вместе с Борисом стояла в очереди, а он ушел к Ире со Светой, при этом продолжал платить за сыночка по счетам и кормить. Затем, как я в дальнейшем случайно узнал, бьл еще психотерапевт, взявший за прием около 3 тыс.
,
Борис же, который все годы вспоминал свою счастливую жизнь в Беларуси, хвалил луку, говоря мне, что тот держит власть в руках, правда назад его колом нельзя было выгнать, однажды в 5 утра, поднимаясь в туалет, что делал по много раз за ночь, упал с кровати и, как оказалось, сломал шейку бедра. Незадолго до того я начал жить по случайному стечению обстоятельств на съеме в нескольких мин. ходьбы от них, и после звонка Светы, что дед лежит обосцаный возле кровати и его не могут поднять, сразу пришел. Потом позвонили в мокед больничной кассы, работающий круглосуточно и, объяснив ситуацию, получили рекомендацию немедленно вызывать скорую. В тот же день в больнице а-Шарон ему сделали операцию, а ч-з дней 5 как нашлось место в реабилитационном центре Бейт-Ривка, находявшемся так же в нашем районе, перевели туда.
,
Вначале там считали, что он уже не встанет, но после того, как я по несколько раз в день приходил к нему и отвозил на тренажеры, начал быстро восстанавливаться. И к концу второго мес., больше там не собирались держать, иначе каждый день обходился бы в 800 шах, мог уже даже подниматься по лестнице, я его только страховал. Когда выписывали, то спросили где он будет. Я сказал, что беру к себе, чему были очень довольны. Привез на больничной коляске, после чего он поднялся на 2 этаж.
,
Казалось все хорошо, в ближайшее время ему бы назначили 30 или 31 час в неделю метапеля (помощника) от Битуах Леуми, он бы начал гулять, да и я уже занимался поиском домика с участком, куда бы он переселился вместе со своим сыночком, хотя согласился бы ли еще тот питераконтроп?, а квариру бы сдали.  Но ч-з 4 дня вмешалась Оля, которой годами помогал, также как и ее сыночку, и его семье, часть из которой жила в Калинковичах. Мне надо было утром уйти, и я позвонил ей и попросил придти и посидеть с ним несколько час., да и жила близко. Но задержался и вернулся не в 12, а в час. Та после 12 позвонила Диме, а тот Свете, которые прискакали, как только он закончил работу и сказали, что будут отдавать деда в дом престарелых. Начали объезжать и выбрали находящийся в 10 мин ходьбы от ленчикиного места. Сразу сыночек заплатил 11 тыс, которые, как я случайно узнал спустя несколько лет, затребовал от моего Игоря, внука Бориса, да еще и взял наверх 5 тыс.
,
Оставшись без папашиной поддержки, поскольку тот лишился всех выплат, дебил, обитавший один в 4 комнатах, полностью перестал выходить на улицу, не открывал окна, перестал платить по счетам, накопив долга на 20 тыс, и стал чахнуть. Я как-то привез ему расфасованную по порциям на неделю жрачку. Зрелище как выглядела квартира было еще то. Однажды Света попросила сходить к его лечащему врачу,  которая принимала в поликлинике, находящейся в 100 м. от него, чтоб взять для него тофес 17 (бланк 17) на получение какого-то исследования. у которой он если и был, то раз-два, поскольку продолжал лечиться таблетками от Карасо, по методу раввина и психотерапевта… Когда зашел и рассказал от кого, то услышал, что она помнит такого, он приходил абсолютно заросший и она от жалости дала ему 200 шекелей!
,
Спустя какое-то время, когда ему стало совсем хило, температура поднялась до 40, он вызвал такси и поехал в  старую больницу  а-Шарон. Там его подержали дней 5 и выписали.  Вскоре все повторилось, он снова приехал туда же на такси, и опять ч-з теже 5 дней выписали. Но в тот раз он стал “умнее”, и не поехав домой, свалился на голову Ире со Светой. Узнав об этом от Светы, спросил почему они его приняли, зная что ранее он их еще и обанкротил под 40 тыс, сказав, что если не дадут, то выбросится с окна!, да еще и с Игоря сумел вытащить 10. Получил ответ, что он к ним не надолго, но буквально сразу после появления начал парить мозги.
,
Позвонил мне и попросил принести с его квартиры ингалятор и купить в аптеке таблетки. Когда я, получив ключи, зашел к нему, то одурел от увиденного. Шкафы были забиты таблетками, многие упаковки даже не открывались, на столе лежала одна от Карасо, на которой стояла цена 730 шах и бумажка с расписанием приема по минутам!, тогда же и нашел чек от психотерапевта. Лежали и счета с долгами за арнону, электричество, воду, достигшими 20 тыс. В комнате, где ранее жил Борис, одна стена и шкаф были в плесени, в холодильнике грибок. Пойдя в аптеку услышал, что те таблетки стоили более 100 шах.
,
Тогда я отправился в а-Шарон, в тот день была пятница и был только дежурный врач. Спросил почему они 2-й раз за короткое время быстро  выписали его. Тот ответил, что нашли какие-то микробы, которые отправили на обследование в Тель-Авив. Позвонил ленчику и сказал, что пусть не дурит голову, какие еще к черту таблетки, если два шкафа забиты ими. Спустя какое-то время ему снова поплохело и он в тот раз  на такси уехал уже в новую больницу Бейлинсон.
,
И вот дернуло же меня поехать туда, чтоб рассказать, что это за кадр. Мне сказали придти ч-з пару дней в вск. и встретиться с соцработницей. Подумал, что нельзя допустить, чтоб он снова вернулся к Ире со Светой и надо рассказать все о нем. Пришла Света и накатала 6 листов рукописного текста. Соцработница, как только начала читать, сказала, что надо идти к лечащему врачу. В итоге его, доведшего себя до 40 кг, продержали месяц, когда лечили и легкое, с которым у него ранее были проблемы, после чего перевели в новый реабилитационный центр Неот-аШарон, находящийся напротив больницы а-Шарон. Там же часть занимает и дом престарелых.
,
Шум-шмум, который раньше на него действовал, там уже не помешал отъедаться, а посещая раз в 3 мес. лечащего врача, принимавшего амбулаторно в помещении а-Шарон, получал рекомендацию на продолжение его нахождения в реабилитации. В итоге получил первую гр. инвалидности, проведя там 15 мес, за которые хорошо наел морду. А в то время в его доме проводили проект ТАМА38, и он вернулся, когда заканчивалась стройка, и оказался в отремонтированной квартире, в которой добавилась комната безопасности, балкон и лифт. При этом за все годы раза 2 дошел до родного батьки в дом престарелых.
,
А когда я приходил к Борису, то вначале всегда вначале  был очень рад. Однажды поведал, что был димка и сказал, что сейчас ленькина квартира стоит 2 миллиона. После того как говорил ему, какого черта ленькина, если б не я то, то ничего бы не было, на что получал ответ, что вообще-то так, но затем добавлял, что если буду плохо говорить про его сыновей, то лучше не приходить. Когда ему говорил, что вообще-то он остался жить благодаря мне, то в ответ слышал, что уже и не помнит как я его выхаживал. Да и если б не я, абсолютного дебила уже давно бы не было. “Умный” же братец спустя годы, приходя к Ире со Светой начал говорить, что не может влиять на того, а после того как Света, находившаяся в сильнейшей депрессии, сказала, чтоб передал леньчику, чтоб вернул деньги, иначе против него подадут в суд, спустя некоторое время ответил, что тот сказал, что это деньги не их, а папы!, и он ничего не отдаст.
,
Года полтора назад он продал квартиру всего за 1.5 млн и условием, что продолжит жить в ней с полгода, а за то время купит себе небольшую, после чего выедет. А квартиры-то продолжают только дорожать и он продолжает куковать в 5 к., но уже за 4500 в месяц. Похоже, не выходя из дома. Правда получает пособие (вероятно, по инвалидности) от Битуах Леуми, в конце года ему будет 62. Так что может и протянуть сколько-то лет, бабок более чем достаточно, чтоб жрачку привозили домой. Вообще о нем практически ничего не известно. Я было пару лет назад подъзжал к дому вечером, но никогда не видел включенным свет. Зато все трагически  сложилось для Иры и Светы, в доме которых с  2016 начали еще ранее туже самую ТАМУ38. Но об этом ниже.
***
,
А сейчас о тех, кого начал принимать бесплатно с мая прошлого года. Оказалось, что фактически все думали толькоо о себе, при том, что не только жили у меня, но с некоторыми возился как с малыми детьми, ходил по всем инстанциям, искал и находил такое жилье, которое ни один маклер не предложил бы, становился гарантом, что вообще никто не делает для посторонних, к тому же бесплатно, которых узнал только после переезда ко мне, но вскоре как выезжали, забывали. Большинстсво даже не думали сказать, что оставят деньги в счет коммунальных платежей. При этом все знали чем занимаюсь, просил их присылать материалы для сайта, говорить об этом родственникам и знакомым, ставить лайки в Фб к  хоть каким-то материалам, публикуемым на сайте, а также помнить, что мне нужна помощь в современном обновлении сайта. Все это оказалось бесполезно. И  сейчас подумал, что будет правильным напомнить им, надеюсь прочитают эту публикацию, никогда не поздно рассчитаться за прием и помощь. Финансы пойдут на обновление и развитие сайта, тем более, что даже те, кто пообещали этим заняться, так ничего и не сделали.
.
А то, что совершил 12 марта тот, кого я принял первым в мае, вообще за гранью.  И об этом подробно.
,
Увидев возможность халявы, ко мне обратился уехавший незадолго  до войны “оппозиционнер” Владимир из Нижнего Новгорода, к своей знакомой, бывшей жительнице Таллинна Инге, работающей турагентом в Риме лет 9. Познакомились они по интернету, если не ошибаюсь, в 2019. К тому времени он посетил 50 стран, среди которых не было Израиля, о чем я почему-то не задумывался, а стоило ему тогда задать такой вопрос. Но сразу после 24 февраля решил не возвращаться и, дотянув до нахождения в Европе разрешенные 90 дней, перед этим проявив шустрость, написал к в то время депутату от трехбуквенной Алексу Кушниру, чтоб тот помог ему получить без проблем визу в израильском посольстве в Варшаве, что и было сделано.
,
А далее за 20 американских из Кипра прилетел в Бен-Гурион, и, имея мой адрес, с одним рюкзаком менее чем ч-з 2 часа оказался доставленным ко мне. Я тогда находился в кантри-клабе в соседнем Кирьят-Оно, и не ожидал, что так быстро придется покинуть тренажерный зал. Сразу после его звонка, сказавшего, что зовут на такси, собрался  и вернулся буквально на мин. позже его, видя сидящим возле подъезда.
,
На следующий день с утра начал обходить с ним инстанции, завел в банк Дисконт, где начотделения спросив о работе, и, увидев контракт на работу в фирме в Хайфе с зарплатой, которая большинству израильтян может только сниться, похвалил, после чего отвел к служащему, который занялся открытием счета. В то время приезжающие помимо корзины абсорбции получали подарок на целый год на съем жилья. Для многих это было существенно, для него же с его зарплатой, не имело особого значения. Но какой дурак откажется, и он ч-з пару мес, когда уже решил прогуляться в Европу, начал высчитывать как бы ничего не потерять. Оказалось, что можно даже поехать на 4 недели!, но в месяц надо выехать не более чем за 14 дней до конца, т.е. после 16-го, что он и сделал. А до того ч-з несколько дней после начала работы снял двухкомнатную за 2200, что полностью покрывал получаемый подарок. Ч-з несколько дней как обосновался у меня сказал, что у него есть родственники в Петах-Тикве, с которыми встретился, да и знакомые были.
,
Разговаривая со своей возлюбленной, не отрываясь целуя экран, рассказывал с восхищением обо мне, и та сильно благодарила, обещая обязательно встретиться, когда приедет в Израиль, а также приглашала в Италию. И таки приехала 1 января на 2 мес. к нему, о чем я знал, читая ее Фб, но звоночка за все время не последовало. Вовчик же клеймил рашу, писал, что ждет когда она развалится и он лично будет судить его путлеровских земляков из власти. За что периодически был забанен. Купил еще он меня и тем, что его родственники из Могилевской обл, а его деду, работавшему журналистом и написавшему книгу о семейных корнях, работе, увлечениях, и живущему в Америке, 100 лет, которую можно будет опубликовать на сайте, когда он получит электронную версию. А кроме этого обещал написать о своих путешествиях.
,

Уехав от меня его теудат зеут (удостоверение лично) должен был прибыть на мой адрес. И в июле он связался со мной, написав, что был звонок от почтальона, который говорил на иврите, а он ответил на англ. и на этом разговор прервался. Я попросил прислать тел. с которого ему звонили, после чего узнал, что документ находится на почте. Тогда сказал ему, что схожу на почту и заберу, а затем договаривались когда он приедет ко мне за ним. Я написал, что в тот день, когда он собирался приехать от меня съезжает семья в Ришон ле-Цион. Помогу перевезти очень большой багаж и лучше позже, да и у него самого поменялись планы и потому не мог. Перенесли на неделю позже. Но здесь важно как он закончил сообщение: Удачи этой семье в новой жизни! Огромный респект, что приютили их! Спустя месяцы проявилось как он может “благодарить”.,

После прошедших израильских выборов и начавшихся протестов левых против юридической реформы, которые не могли пережить поражение, он, как-то выйдя из бана в Фб, написал пост, что уехав из одной диктутуры, оказался в др. и, скорее всего,  придется искать новое место.  Я сразу отреагировал, спросив как это он так быстро разобрался в Израиле. В ответ последовало, что надеется  что наши политические разногласия не помешают добрым отношениям.  Но спустя еще некоторое время увидел у него новый пост, что этот год начался ужасно и ждет, чтоб он скорее закончился, если вообще переживет.
,
В то время у меня уже более мес. жил один бедолага, о ком я писал в  материале. И  когда тот получил все документы, к тому же в то время у меня жила еще и пара из Питера, я вспомнил о том, что у Вовчика есть свободная комната в Хайфе и свзялся с ним. Тот ответил, что на следующий день улетает в Европу на 9 дней, – тогда как раз были праздники, – и вернется 12 марта. Я же со своей наивностью сказал, что могу до прилета привезти одинокого, на что последовало, что подумает, а вскоре написал:
,
Арон, я все-таки пока не готов пустить незнакомого человека, которого я даже не успею увидеть. Может, поселите его в хостел на время моего отсутствия, а я оплачу?

Я же ответил, что он останется у меня и свяжемся сразу после его прилета. Возратился в 3 утра, и когда я позвонил ближе к полудню, то сначала ответил, что поговорим позже, а после следующего моего звонка услышал от него, что не согласен принять, при том, что естественно имелось ввиду не бесплатно. И тогда я не выдержал и написал что думаю о нем и добавил, что в таком случае он заплатит за свою наглость. В ответ последовало:

Арон, посчитайте, сколько я вам должен. Я не отказываюсь, но лучше в любом случае вам эти деньги переведу, чтобы потом не было споров. После чего добавил: Надеюсь, это не десятки или сотни тысяч шекелей? После моего ответа: ну если можешь десятки тысяч, то не откажусь. Ну а если реалистично?

Сам подумай. Но я не впервые расплачиваюсь за свои ошибки.

Насчёт материалов для сайта – я не в состоянии что-то писать и подбирать фотки, пока идёт война. У меня внутри словно всё придавило бетонной плитой( В таком состоянии не могу из себя что-то вымучивать…) Попросил его работать и выспаться.
,
В ответ получил:
,

Арон, ещё такой момент. До репатриации я некоторое время работал онлайн-волонтёром в “рубикусе”, помогал вывозить в ЕС из мордора украинцев, которых в мордор вывезли насильно либо они были вынуждены сами в него сначала выехать. И мне не приходит в голову звонить беженцам, которым я помогал или членам “рубикуса” и просить у них деньги за то, что я тратил на них время и силы. Конечно, то, что делал я, наверное ничтожно по сравнению с тем, что делаете вы. Может, в качестве компромисса имеет смысл перевести деньги на помощь Украине, например, на ВСУ? И почти сразу: В общем, я решил. То, что я вам должен, я переведу Украине от вашего и своего имени, и точка. Это наиболее справедливое решение вопроса и после победы Украине это вам же и зачтётся в послевоенном мире.

Охренеть, он за меня, который начиная с 2014 потратил массу времени на помощь Украине, решает что еще делать. И огромное вам за это спасибо. Потому что теперь каждого будут оценивать по тому, как и сколько он помогал Украине для её победы. Я правильно понимаю, что вы меня теперь считает дерьмом и предателем? Или нет? Наверняка это  существо, одновременно советовалось со своей дорогой. Иначе не получил бы сразу от нее в мессенджере

Инга Леншина: 12 февр. 2023  15:18
Грязный шантажист и вымогатель. Подавись теми деньгами, которые тебе перевел мой Вовка. Я напишу на своей стене о том, что ты сделал и ты меня не остановишь не сейчас, а чуть позже, когда ты уже забудешь, после чего сразу забанила. Он же написал, что похоже у него с Ингой начался разрыв, а вскоре и он последовал ее примеру.
Затем, как оказалось, он сначала закрыл свой профиль, а далее убрал все последние посты, и оставив за 19 октября 2022, разблокировал меня.
,
Это мальчик Дима 49 лет от роду. Мальчик Дима – известный нижегородский веломеханик. Много лет назад я ездил на велосипеде с титановой рамой, который собрал мальчик Дима.
А потом я ушёл из велосипедизма и увлекся путешествиями в дальние страны и в результате моя траектория вывела меня туда, где я нахожусь сейчас , а мальчик Дима остался фанатом велосипедизма, и параллельно постепенно превратился в ватного рашиста, который теперь мечтает убивать украинцев. Мироздание услышало мальчика Диму и его любимый фюрер объявил тотальную мобилизацию. Однако теперь мальчик Дима не спешит бежать в военкомат. Неужели он чего-то испугался? Ведь мечты должны сбываться!
Если увидите мальчика Диму – помогите, пожалуйста, сбыть его мечту и отведите его за шкирку в военкомат. Это тот случай, когда персонажу лучше познакомиться с ВСУ непосредственно.

.

Итак мы имеем, под видом борца с путлером, подлеца, забывшего элементарные нормы порядочности, который ради злобной антисемитки, использующей влюбленное существо, и если б не боялась последствий, то написала бы не “грязный шантажист…” а “грязный жид“.
Что касается протестов израильских левых, которые стали примерами для таких вовчиков, то кто только не был этим озабочен.
,
Вот и Евгений Киселев решил поговорить со всеми левыми.

Смотрите “🔥БЕЛЯК: В Израиле зреет БОЛЬШОЙ КРИЗИС, все начнется ЧЕРЕЗ ТРИ НЕДЕЛИ, выйдет МИЛЛИОН ИЗРАИЛЬТЯН” на YouTube,

ТГ-канал Евг. Киселева 9 марта 2023
,
Депутат израильского парламента (Кнессета) Владимир Беляк рассказал, что в Израиле сейчас исторический момент – идет борьба за реформу главного суда – единственного органа, защищающего израильтян. Противостояние может обернуться едва ли не гражданской войной, поскольку на улицы уже выходят сотни тысяч людей. Он объяснил в интервью Евгению Киселеву, что Нетаньяху не только создает опасную ситуацию внутри страны, но и начал заигрывать с мировыми диктаторами вроде Путина.
,
Посмотрев, 10 марта написал комент:
,
Какой-то ужас. Ранее слушал ШЛЕЙМОВИЧ: друг Путина НАЧАЛ ПОГРОМЫ, в Израиле вылез КОМПРОМАТ ФСБ, украинцам ОТКАЗАЛИ в спасении. Израильская левотня не может смириться с результатами выборов, когда предыдущее правительство, сварганенное мошенническим путем и продержавшееся год, на службе которых стоят большинство сми, а не так, как нагло брешет этот назначенный Лапидом без всяких праймериз второй Костя Развозов, стращавший, что Израиль свалится в средневековье, если выиграет Биби, и это при том, что то самое их правительство держалось на международном мафиози, и уж точно два десятка лет друге путлера, а еще раньше ставшем сябром белорусского сумасброда, который сказал перед началом войны в Украине, что скорее инопланетяне высадятся на землю, чем путин начнет войну, а после Бучи, что “не все так однозначно, виноваты обе стороны”, пахане мелкой трехбуквенной партейки, в последние годы поставившем своей целью уничтожить Нетаньягу, при том, что сам “удивительным” образом в начале десятых избежал суда, когда одни свидетели погибали, др. отказывались приезжать в страну для дачи показаний и дело, благодаря нашей “очень справедливой” судебной системе, было закрыто. Зато в дальнейшем вместо него присела на 10 годков ближайшая сподвижница Фаина Киршенбаум и далеко не только она, см. “дело о коррупции в НДИ”. И вот эти люди рассуждают о виновности Биби и что он хочет подмять под себя судебную систему. Евгений, как я увидел в комментах после инт-ь, было еще и со Светловой, которое слушать не хватит никаких сил, ее ненависть к Биби тянется еще больше лет, чем либера, не пора ли остановиться? Беляк в стране с декабря 1998, а я с декабря 1990, помню ваши репортажи из Израиля 1989-90, вы ведь хорошо знаете и понимаете страну. Я далеко не всегда голосовал за Ликуд, во всяком случае на последних нескольких выборах точно, но всегда за партии правого лагеря. Возьмите интервью у ликудника, доктора Евгения Мерзона, имеющего корни из Украины, с замечательной семейной историей. Думаю, он не откажет. Там будет совсем др. уровень разговора, в том числе и с критикой Биби, но не того, что несут, садящиеся на пол в кнессете, кричащие и дудящие беляки, которые исчезнут и мало кто сможет вспомнить их фамилии.
,
***
,
Послушал и бывшего посла Украины в Беларуси, изгнанного лукой после выборов 2010 Романа Безсмертного. Так и хочется спросить, чего это вы все так озаботились Израилем, повторяя левотную жвачку.
Чи вистачить ізраїльтянам сил і розуму зберегти державу? | ProСвіт з Романом Безсмертним” на YouTube

 

Мой большой коммент от 1 апреля в 12:46
Неожиданно попалось видео, которое прослушал полностью и не мог не отреагировать, прочитав все комменты.
,
Уважаемый, господин Роман! Когда вы были послом в Беларуси, ваши оценки диктаторской власти соответствовали реалиям, как и в дальнейшем, когда лука вас изгнал.
То, что происходит в Израиле вы излагаете, опираясь на левотные израильские сми, которые вместе с продажной правоохранительной системой и создали дела Нетаньягу, разваливающиеся одно за др. Реформу судебной системы не придумал, как вы говорите, молодой Ярив Левин, она много лет стояла на повестке, о ней говорил тот же Лапид, вскоре после прихода в политику. Профсоюзные боссы всегда готовы ввергнуть страну в хаос, на сей раз это случилось сразу после того, как они подписали соглашение с минфинсов. И сейчас готовится иск от минфина на 4 млрд. Левые демонстрации хорошо проплачены, стоит посмотреть сколько было потрачено на огромнейшее количество плакатов, баннеров, публикаций в сми и соцсетях, их с радостью освещали и рашисты.
,
В Израиль давно проник рашистский мир не благодаря Нетаньягу, а тому, кто сказал, что скорее инопланетяне высадятся на землю, чем путин начнет войну в Украине, а после Бучи, что не все так однозначно, виноваты обе стороны. И вам Роман, хорошо известно о ком идет речь. Именно он, начавший в последние годы охоту за головой Биби, называя того врагом Израиля и преступником, сам в 2011 чудесным образом избежавшл тюрьмы. О том и благодаря кому было закрыто его дело, когда одни свидетели неожиданно умирали, др. отказывались приезжать в Израиль для дачи показаний, можно говорить очень долго. Именно он еще в 99-м вошел в близкий круг сябров луки, а затем сблизился и с ним самим, а после и с путлером, тем более, что его партейка тогда была создана на деньги кремля.
,
Лидер той небольшой секторальной конторы, один из тех, кто еще недавно стал основой прошлого, сварганенного мошенническим путем правительства, слава богу быстро рассыпавшегося, Либерман, готовый отдать страну врагам, лишь бы самому не сесть в тюрьму. Что касается заявлений Байдена, вмешательства европейцев, то это не впервой. Израиль независимая страна и должна думать о своих интересах, а не озираться на мнения пропалестинских друзей. Правые долго раскачивались, глядя на беспредел, устроенный левотней, но в прошедший четверг провели две большие акции в поддержку правительства в Тель-Авиве и Ерушалайме, о которых почти все молчат.
,
Роман, вы назвали много израильских имен, но так и не осветили суть израильской судебной реформы и кому прежде всего она угрожает. Абсолютно не подконтрольным никому судьям, выбирающим сами себя, создавшим семейные кланы, продажным прокурорам, юридическим советникам, вмешивающимся в любые решения, которые идут против желаний большинства, что мы и видим в высосанных из пальца делах Нетаньягу, и многолетней канители с делом Либермана, и в конечном итоге принятия решения не передавать его в суд. Два дня назад был оправдан за убийство школьницы Таир Рады отсидевший 16 лет Роман Задоров, что также говорит о том, как в Израиле добываются нужные показания.
,
И уж точно не стоит делать из возвращения Нетаньягу трагедию для Украины, как любят многие, повторяя глупости как о большом друге путлера, упорно не задумываясь о том, что вернись к власти прошлое мошенническое правительство, в котором одну из главных ролей играл бы мафиозный израильский “молдован”, ставленник агента Штази и Кремля, австрийского миллиардера Шлаффа, у которого в друзьях также и Лапид, ничего хорошего украинцам ждать не пришлось бы.
,
***
,
Я далеко не всегда смотрю Дождь, но включил вечерние новости 28 марта и остался, поскольку вначале проанансировали, что будет репортах о протестах в Израиле. Смотреть здесь от 22:58 с 43:11 до 01:04:00
,
Ну как же, чтоб в очередной раз с помощью Совы, Дубова…услышать грязь на Биби и “ужасную” судебную реформу. 
,

Не в защиту Биби, тем  более что я не голосовал за Ликуд, но ему все время приходится ощущать на себе атаки “наших”, объединившихся в стаю.

Кто-то может найти в инете историю с либером, когда тот в 99-м, в год создания партейки, разыскал одного из трех соседских подростков, обидчиков его сына, избил, угрожая в следующий раз убить. Осталась только подкорректированная, где написано, что дал оплеуху и отвел к родителям. Как я помню, изначально указывалась сумма штрафа и что в рамках судебной сделки было запрещено заниматься политикой.

И вот эта безнаказанность позволила ему не только самому в дальнейшем творить беспредел, но и вставать на защиту жулья.

Напомню историю Гриши Лернера. Приехавший в Израиль с уголовным прошлым, занялся бизнесом, решив открыть банк. Не получив разрешения, с помпой в середине 90-х в здании Бейт-Текстиль на набережной в Т.А. открыл российско-израильскую финансовую компанию, в то время, когда в русии отстреливали банкиров, банки банкротились, а бабло переправлялось на Кипр.

И вот тогда Гриша заявил, что инвесторы получат 15% годовых на шекелевые вклады. И каждому, особенно едущему на просторы бывшего совка, предлагалось подыскивать новых вкладчиков. Вскоре трест лопнул, Лернер был арестован, но на его защиту встали все депутаты-русим, продажные журналюги строчили как незаконно преследуют нашего гришу, а сблизившаяся с ним, “обучавшая” Переса русскому, в то время агройсэ общественница, подмявшая под себя контору под названием федерация русскоязычных израильтян, Софа Ландвер поднимала народ на защиту гриши. Либерман писал, что на честного бизнесмена как с цепи сорвались ивритские сми и правоохранительная система, назвав это “охотой на русскую мафию” и что тот был сломлен нечеловеческими условиями содержания, хотя его адвокат Миша Фридман заявлял, что не было никакой вины Лернера и были все шансы добиться оправдательного вердикта.

Финал же был печальным для трех тысяч семей вкладчиков, большинство из которых пожилые из ядерного электрата трехбуквенных, которые поверили либеру, софе…и когда вскоре после выхода из тюряги по УДО, этот “измученный и умирающий” смог так оклематься, что  осенью 2004 громко заявил об открытии компании Роснефтегазинвест, где предлагалось уже не 15, а 24% годовых, к тому же на вклады не только в шекелях,но долларах и евро. Госуправление по ценным бумагам зарегистрировало компанию с уставным капиталом в 50 тыс. шах, подписанную все тем же адвокатом Фридманом, выпустившей, так называемые сертификаты на многие миллионы. При этом в тоже управление с самого начала поступали письма, в которых говорилось, что Лернер взялся за старое, при том, что по условиям УДО не имел право заниматься бизнесом.

В итоге в середине марта 2006 Гриша по поддельному паспорту на частном самолете из небольшого аэропорта в Хайфе сбежал из страны, прихватив  с собой в дипломате миллион евро и 100 тыс зелени, а после объявления его в поиск по Интерполу, спустя две недели был обнаружен в гостинице в Парагвае, где пьяствовал с приехавшим из масквы подельником Смоляницким.

После экстрадиции и суда, который назвал сумму мошенничества в 62,5 млн. шах, Гриша получил 18 годков, но мало кому из прстрадавших от этого стало легче. Взять с него было нечего, все было переправлено на счета подельников в маскве, др. местах, да и дочка, к тому времени вышедшая замуж, слиняла из Израиля. Было немало тех, кто потеряли десятки, а несколько человек и сотни тысяч.

Либер и Софа, имевшая особо близкие отношения с рецидивистом,  и поднимавшая людей на его защиту после 1-го израильского дела, журналюги, “общественные” деятели расплодившихся контор, кормившиеся от циничного  мошеннника, и ранее выступавшие за освобождение его по УДО, не испытали никаких угрызений совести, что некоторые пострадавшие не выдержали безразличия к их судьбе и покончили с собой. Был подан иск против госуправления по ценным бумагам, но на суде прокурор обвинял пострадавших в жажде наживы, а судья слушал только одну сторону. Ну и наш самый справедливый БАГАЦ также плевал на пострадавших. Одного этого дела достаточно, чтоб была проведена судебная реформа.

А когда Биби в 2015 после засланного либером в конце 2011 к другу луке верного Шагала, который вернулся в Израиль, решил закрыть посольство в Беларуси, то на него теже либер, софа вместе с “озабоченной” общественностью, забывшей, что шагал, превратившийся в агента белорусского диктатора, своими заявлениями позорил Израиль, да еще и поднимал волну антисемитизма среди белорусов, ощутил на себе гнев и дал попятную. Хотя после отмены виз мало кто почувствовал бы закрытие амбасады, но зато были бы почищены авгиевы конюшни, да и в 2020 после белорусских “выборов” там бы не появился второй шагал, такой же бесстыжий Алекс Гольдман-Шайман из колоды, составленной либером во времена заведования МИДом.

Не раз уже писал, но так никто из правых не реагирует на мутную историю с посадкой и освобождением адвокатессы Майи Райтен-Столь

.
Арест и освобождение в Минске к Н.Г. израильской адвокатессы Майи Райтен-Столь, которая ехала к своему клиенту, некоемому, за долгое время так и неназванному по имени, израильскому бизнесмену, сбежавшему в Беларусь?, очень похоже на заранее срежиссированный спектакль, в котором принимали участие диктатор и его израильские сябры. За многие годы столько всего произошло к их взаимной выгоде, что эта версия, тем более в нынешнее время, выглядит вполне реальной.
,
Сейчас все идет в ход. Вот пожалуйста:Либерман:
,
Майя на пути в Израиль!
,
Я счастлив, что мне позволили принять значительное участие в усилиях по возвращению вас домой, и благодарю моих друзей, президента страны Ицхака Герцога и министра иностранных дел Яира Лапида за всестороннее сотрудничество в этой миссии.
Теперь мы все спокойны, что 2022 год будет встречать вас в объятиях вашей семьи, в вашем доме, в вашей стране.
,
Глава МИД Яир Лапид позвонил родным Майи с поздравлениями и вынес благодарность всем сотрудникам министерства, работавшим над ее освобождением. Все обошлось без драм и телекамер — «вторую Нааму Иссахар» из Майи, к счастью, не сделали.
.

Не всем читающим понравится, что пишу о том, что и в Беларуси есть немало  поддерживающих левый израильский бунт против судебной реформы и лично Нетаньягу.

А начиналось вскоре после их августовских выборов 2020.  Тогда, за 3 мес. до внеочередных израильских выборов, когда либер с партейкой и др. рвавшимися к власти, используя все левотные сми и давно прогнившую правоохранительную систему, устроивших охоту за головой Нетаньягу, “особо озабоченные” требовали от него осуждения луки.  В этом отличались несколько появившихся  активистов с белорусскими корнями,  а также уроженец Украины, написавший на иврите в Исраэль а-Йом не одну статейку, Давид Барон, при этом использовавший высказывания отдельных белорусских евреев. Можно только представить как бы разошелся сумасброд и чем бы закончилось для всех живущих там евреев, выполни Биби их пожелание.

***

В продолжение темы, касающейся протестов израильских левых после победы правого лагеря, привожу 20-мин. освещение Борисом Апличуком истории вопроса, когда судейская мафия подмяла под себя две др. ветви власти.
.
Среди тех, кто довольна тем, что ходит на протестные акции против судебной реформы, бывшая минчанка, в августе 2020 от имени выходцев из Беларуси возмущавшаяся отказом Нетаньягу  осудить луку, а ныне почитательница социалистки Мейрав Михаэли, за которую голосовала на последних выборах, выходящая на протестные акции в Тель-Авиве, о чем рассказывает  в своем фейсбуке, т.е. она снова хочет, чтоб у власти оказалось прошлое мошенническое правительство, в которой одним из главных будет хозяин трехбуквенной, сябар луки и путлера. И страшно озабоченная возвращением Нетаньягу и реформой, уроженка Херсона, “волонтерка”, о чем написала до и после выборов не один пост в ФБ, сделавшая бизнес и имя после Майдана и начала войны на Донбассе.
.
Опубликовано 28.04.2023  02:40
,
Обновлено 03.05.2023  23:23
.
Окончание следует.
.
PS.
.
Первоначально материал был опубликован в полном объеме, который оказался очень большим. Сейчас он разделен на две части. Во второй будет некоторое дополнение
,
.

История появления книги «Еврейский Слуцк — земной и небесный»

Почему книга «Еврейский Слуцк — земной и небесный» важна для нашего города. Репортаж с презентации и ссылка на скачивание

Как мы уже писали, 9 сентября в центральной библиотеке состоялась презентация книги «Еврейский Слуцк — земной и небесный».

 

В зале на 1-м этаже библиотеки собралось больше 50 человек: случчане и гости из Москвы и Минска. Кроме того, библиотека организовала Zoom-встречу с Израилем.

Люди собираются на презентацию книги «Еврейский Слуцк — земной и небесный» в Слуцкой районной центральной библиотеке. Фотографии: Олеся Белая

Про Андрея Порфирьева, благодаря которому появилась книга

Андрей Порфирьев, инициатор и спонсор работы над русскоязычной книгой о евреях Слуцка, московский юрист

Главным героем мероприятия был Андрей Порфирьев, московский юрист, некоторые предки которого — белорусские евреи. Именно Андрей инициировал и профинансировал большую работу по созданию книги. Потребовалось 4 года интенсивного труда переводчиков, редакторов и других профессионалов, чтобы создать 844-страничный фолиант с воспоминаниями о слуцкой довоенной жизни.

Андрей рассказал, что связывает его со Слуцком: «Когда я учился в Московском педагогическом университете, увлёкся генеалогией. Начал писать своё родословное древо. И узнал, что моя прабабушка Тёмкина родилась в Лахве (деревне в Беларуси — прим. ред.), но её отец был меламедом (учителем еврейских детей — прим. ред.), переехавшим из Слуцка. И я начал узнавать, откуда же их род. Мне помогли люди, которые имели доступ к документам в Национальном историческом архиве Беларуси. И я узнал, что Тёмкины произошли из небольшого города Уречье. Мой прапрадед переехал из Уречья в Слуцк, женился на местной дочери хозяина гостиницы. Их фамилия была Бокшицкие.

Выступление Андрея Порфирьева на презентации в Слуцке

Я заинтересовался историей города. Потом узнал, что брат моей прабабушки с женой были убиты во время Холокоста. И ещё услышал, что некоторые мои родственники по линии отца моей бабушки — из Петрикова — тоже во время войны оказались в Слуцке и тоже погибли здесь».

Изучая историю своей семьи, Андрей в какой-то момент загорелся идеей собрать и перевести на русский язык «Книгу Памяти» слуцких евреев, написанную после войны.

Книга — не о смерти еврейского Слуцка, а о его жизни

Книга «Еврейский Слуцк — земной и небесный», подаренная Слуцкой районной центральной библиотеке

Самое главное, что нужно сказать о книге про слуцких евреев, — это книга не про смерть, не про трагедию, не про жалость и вину. Хотя раздел о Холокосте там, конечно, тоже есть. В основном это книга об обычной жизни. О том, как вёл свой быт еврейский центр Слуцка до войны и даже в прошлые века. Чем отличались местные евреи от жителей других городов, чем они гордились, чем занимались, куда ходили, что любили, какие среди них были чудаки и мудрецы, какие у них были прозвища.

Сама «Книга Памяти», вышедшая в 1962 году, собрана из воспоминаний и документальных свидетельств. Мемуаристы записывали рассказы бывших случчан на иврите, идише и английском, материал собирали в разных странах. Работа была сложной, война так сильно травмировала людей, что им было больно вспоминать прошлую жизнь. Создателям изначальной «Книги» иногда приходилось просто-напросто заставлять собеседников вспоминать, чтобы сохранить эти воспоминания для потомков и чтобы Слуцк еврейский не канул в Лету окончательно, а жил хотя бы в памяти народа.

Книга создавалась для конкретного узкого круга читателей-евреев, поэтому 60 лет оставалась непереведённой. Заслуга Андрея Порфирьева — именно в том, что память о евреях Слуцка теперь доступна не только специфическому, но и широкому кругу читателей. В том числе её могут почитать потомки тех случчан, что веками жили рука об руку с евреями, ходили с ними по одним и тем же улицам, вместе работали, соседствовали и дружили.

О презентации

Презентацию книги «Еврейский Слуцк — земной и небесный» организовала библиотека. Провела её Валентина Цегалко, начальник отдела обслуживания и информации читателей.

По видеосвязи выступили специалисты, работавшие над книгой: переводчик с иврита и английского Евгений Левин и литературный редактор Барух Авни (Камянов). Последний — известный советский и израильский поэт, публицист и переводчик. Также выступили знаменитый израильский учёный Леонид Смиловицкий, который написал предисловие к книге, и редактор Зэев Вагнер.

Литературный редактор книги «Еврейский Слуцк — земной и небесный» Барух Авни (Борис Камянов) выступает на презентации по видеосвязи

В самом зале библиотеки выступил сам Андрей Порфирьев. Он рассказал немного о себе и о том, как пришла идея перевести «Книгу Памяти». Одну книгу он подарил Слуцкой библиотеке, ещё одну передал в Слуцкий райисполком через Елену Камоцкую, заведующую сектором по культуре.

Елена Камоцкая, заведующая сектором по культуре отдела идеологической работы, культуры и по делам молодёжи Слуцкого райисполкома, смотрит на обложку книги «Еврейский Слуцк — земной и небесный». Этот экземпляр Андрей Порфирьев подарил райисполкому

Переводчик с идиша Вольф Рубинчик рассказал некоторые забавные истории из «идишной» части книги. Например, про слуцкого еврея по прозвищу Горбун, у которого была идеально ровная спина. Или про раввина по прозвищу Красная Корова. Здесь нужно добавить, что перевод с идиша — особо сложная работа, так как носителей этого языка сейчас в мире относительно мало. В Израиле говорят в основном на иврите (государственном языке), а в еврейских диаспорах других стран — на местных языках. В то же время на идише до войны говорило большинство белорусских евреев.

Вольф Рубинчик, который перевёл часть книги «Еврейский Слуцк — земной и небесный» с идиша, рассказывает на презентации анекдоты из «идишной» части книги

Также слово взяли гости презентации. Краевед, художник и писатель Игорь Титковский рассказал о том, какие в Слуцке раньше были синагоги.

Игорь Титковский рассказывает на презентации, какие в Слуцке раньше были синагоги

Директор Слуцкого районного архива Ирина Бородина рассказала про свою работу.

Ирина Бородина, директор Слуцкого архива, выступает на презентации

Председатель Слуцкой еврейской общины «Помни» Галина Ванкевич поблагодарила создателей книги и библиотеку. А владелец сайта «Наследие Слуцкого края» Владимир Бойко подарил Галине Михайловне ценные артефакты из своей коллекции — старинную религиозную книгу и пиалу.

Владимир Бойко, коллекционер, меценат и владелец сайта «Наследие Слуцкого края», дарит Галине Ванкевич еврейские раритеты из собственной коллекции

Ещё один подарок сделала сама библиотека Андрею Порфирьеву. Директор Людмила Гуринович подарила ему книгу «Случчина», которая тоже вышла ограниченным тиражом и её нельзя найти в продаже.

Людмила Гуринович, директор Слуцкой районной центральной библиотеки, выступает на презентации. Она держит в руке пакет с книгой «Случчина» — подарок от библиотеки Андрею Порфирьеву

И ещё раз про Слуцкий лапидарий

После презентации её участники и гости пошли возлагать цветы к мемориалу жертвам Слуцкого гетто. По дороге Андрей Порфирьев разговорился с Еленой Камоцкой и директором Минского музея еврейской истории и культуры Александром Нелюбовым.

Речь зашла о лапидарии, который планируют построить в Слуцке. Подробнее об этом грандиозном проекте читайте в нашей статье. Было решено совместными усилиями помочь лапидарию поскорее появиться. Тем более что со стороны Слуцкого райисполкома все нужные формальности уже улажены, и на официальном сайте выложена информация о том, что гуманитарный проект ищет спонсоров.

После презентации Галина Ванкевич (вторая слева), Андрей Порфирьев (второй справа) и Елена Камоцкая (справа) обсуждают действия по созданию Слуцкого музея-лапидария

Если удача будет к нам благосклонна и Слуцку удастся создать лапидарий, он, так же как и книга, поможет возродить и сохранить для потомков весомую часть истории нашего региона.

Бумажный экземпляр книги «Еврейский Слуцк — земной и небесный», повторимся, хранится в Слуцкой районной центральной библиотеке. Издание не предназначено для продажи, купить его нигде нельзя. Но электронный вариант в формате PDF есть в свободном доступе. Книгу можно бесплатно скачать для некоммерческого использования и почитать вот по этой ссылке.

Фото на память

Взято отсюда 
.
От belisrael:
.
Если находитесь в Беларуси, где с каждым днем зачищается инфопространство, и боитесь обвинений в поддержке “экстремистской” газеты “Інфа-Кур’ер”, то лучше не переходите по ссылке 🙂
.
Опубликовано 09.04.2023  12:01
.
PS.
.
Поскольку по ссылке, вероятно, скоро нельзя будет зайти вовсе, решил перепостить  текст:

Интернет-ресурсы слуцкого издания «Iнфа-Кур’ер» признаны в Беларуси экстремистскими материалами

На сайте Министерства информации Республики Беларусь обновился список материалов, признанных экстремистскими. В них попали сайт и соцсети регионального издания «Iнфа-Кур’ер».

Уточняется, что решение суда Партизанского района Минска от 5 апреля 2023 года в список экстремистских материалов попали интернет-ресурсы печатного средства массовой информации «Iнфа-Кур’ер»:

  • интернет-сайта с названием “Kurjer.info-Слуцк”, имеющего идентификатор https://kurjer.info;
  • сообщества в социальной сети “ВКонтакте” с названием “Слуцкий курьер”, имеющего идентификатор https://vk.com/kurjer;
  • сообщества в социальной сети “Одноклассники” с названием “Слуцк, новости Слуцка – газета Iнфа-Кур’ер”, имеющего идентификатор https://ok.ru/slutsk;
    сообщества в социальной сети “Facebook” с названием “Новости Слуцка в Фейсбук”, имеющего идентификатор https://www.facebook.com/kurjer;
  • телеграмм-канала с названием “Слуцкая Телега”, имеющего идентификатор https://t.me/slutsk;
  • телеграмм-чата с названием “Слуцкая Телега-чат”, имеющего идентификатор https://t.me/slutskl28;
  • канала видеохостинга “YouTube” с названием “Слуцк, газета “Инфо Курьер”, имеющего идентификатор https://www.youtube.com/infokurjer;
  • инстаграмм-аккаунта с названием “Слуцк | kurjer.info”, имеющего идентификатор https://www.instagram.com/kurjer а также визуальный материал (изображение, логотип, цифровой водяной знак и т.п.) с текстом “Iнфа-Кур’ер” и “kurjer.info”.

В документе говорится, что решение суда подлежит немедленному исполнению в соответствии с 314 статьей Гражданского процессуального кодекса.

На прошлой неделе в число запрещённых материалов попали 6 статей, опубликованных в 2020 году в печатной версии издания «Iнфа-Кур’ер».

Подписка на социальные сети и распространение материалов, признанных экстремистскими, карается в соответствии с действующим законодательством Беларуси.

07.04.2023

.
Добавлено 10.04.2023  21:18

Виктор Жибуль. Лирик двух рождений (о Зяме Пивоварове)

За свою короткую жизнь Зяма Пивоваров успел издать лишь один небольшой сборник стихов – «Лірыка двух нараджэнняў» («Лирика двух рождений»). Личный архив поэта не сохранился, фотоснимков осталось очень мало. Довольно скромно выглядит и библиография в справочнике «Беларускія пісьменнікі». К тому же половины газетных номеров с публикациями Зямы Пивоварова просто нет в белорусских библиотеках. Мало о поэте написано и воспоминаний. Главные биографы З. Пивоварова – это его сестра Лиза Пивоварова и бывший однокурсник Станислав Шушкевич.

Страницы книги «(Не)расстраляныя» (Минск: А. М. Янушкевич, 2021) с автографом и портретом З. Пивоварова

Зяма (Залман Рувимович) Пивоваров родился 24 мая (5 июня по новому стилю) 1910 г. в местечке Костюковичи Климовичского уезда Могилёвской губернии (ныне Костюковичи – город Могилёвской области), в семье Рувима Мееровича и Беллы Залмановны Пивоваровых. Известно, что мать была старше отца [16, л. 1]. Кроме Зямы, в семье была дочь Лиза (1911–1998). Отец работал шаповалом – изготовлял из шерсти валяные шапки, шляпы, другие вещи. В 1914 г. он был мобилизован на фронт, прошёл Первую мировую войну, затем сражался на российской гражданской войне за Красную армию, пока в 1918 г. не был убит деникинцами [8, л. 20].

Мать, не имевшая средств к существованию, вынуждена была отправить детей на воспитание к деду. Сделав из грубой ткани заплечный мешок, она пошла вместе с детьми пешком в Чериков. На этом пути их подстерегало опасное приключение. Вот как оно описано в воспоминаниях Станислава Шушкевича – скорее всего, со слов самого Зямы Пивоварова либо его сестры Лизы:

Было это осенью 1918 года. Чужая хата, ни дров, ни хлеба. Мать пошила холщовую торбу, сложила в неё все пожитки, и они оставили родное местечко Костюковичи, пошли в далёкий город Чериков. Ухабистая дорога. Вокруг неспокойно. Вдоль Сожа снуёт белогвардейская банда.

В одном из перелесков на дороге мать присела под деревом. [Зяма] с сестричкой Лизой прижались к своей кормилице и задремали. И вдруг конский топот. Несколько всадников окружали детей и мать.

 А ну, вытряхивай свои пожитки, что там у тебя в торбе?! – крикнул один из бандитов.

На сырую луговую траву высыпались старое бельё, горбушка хлеба и десяток посиневших картофелин.

 Куда направляетесь?

 К деду Пивоварову в Чериков, – ответил напуганный мальчик.

 А что у тебя торчит за плечами? Сбрасывай рубашку! – выкрикнул бандит.

Мальчик скоренько сбросил рубашку, а бандит взмахнул плёткой, ударил и умчался в лес [17, с. 2].

Дед будущего поэта, Меер Пивоваров, был набожным иудеем, и в качестве учителя пригласил для Зямы и Лизы старого еврея-талмудиста, который давал образование на дому; затем дети пошли учиться в Чериковскую семилетку [16, л. 2]. По воспоминаниям сестры, Зяма был очень способным мальчиком. Он поступил сразу во второй класс, а после его окончания выдержал экзамены в четвёртый [8, л. 20]. Потом у него уже не было возможности переходить через класс, потому что, не имея средств к существованию, Зяма давал уроки младшим детям, отстававшим в учёбе. Также он был очень занят общественными поручениями в школе и пионерском отряде. Зяма и Лиза жили вместе с матерью в доме деда до 1924 г., пока не нашли себе отдельное жильё.

Позже мать, Белла Залмановна Пивоварова, участвовала в колхозном движении на Чериковщине. В 1927 г. комитет бедноты выбрал её председателем сельскохозяйственной садово-огородной артели («Эмес»), а в 1930 г. эта артель вошла в колхоз. Тогда, во времена коллективизации, над Могилёвским округом шефствовал известный машиностроительный завод «Красное Сормово», который до сих пор находится в Нижнем Новгороде. Двенадцать сормовчан-«двадцатипятитысячников» (рабочих, посланных коммунистической партией в деревни) приехали руководить коллективизацией в Чериковский район. Слободка Столыпина на окраине Черикова, где они поселились, была переименована в Сормово, а основанный там колхоз получил название «Красный Сормовец». Белла Пивоварова вошла в правление этого колхоза, была активной и ответственной работницей, не раз получала грамоты за успехи в труде [8, л. 20; 15, л. 2-3].

В школьные годы, в пятом классе, Зяма Пивоваров и начал писать стихи. Интерес к поэзии появился у него под влиянием матери, которая хорошо знала белорусский язык и народную культуру, ориентировалась в деревенской жизни. Школьные друзья увлечённо слушали Зяму, когда он выступал на школьных вечерах [8, л. 20]. Его стихи регулярно помещались сначала в стенгазете, а затем и в периодической печати. Первой публикацией З. Пивоварова стало стихотворение «Я піянер і шчыра веру…» («Я пионер и искренне верю…») в минском журнале «Беларускі піонэр», 1925, № 6 (благодарю Вольфа Рубинчика, обратившего моё внимание на эту публикацию).

Из записей Станислава Шушкевича (старшего) о Зяме Пивоварове, автограф 1971 г.; обложка журнала, в котором дебютировал З. Пивоваров; страница «Беларускага піонэра» с его дебютом

Но больше всего печатали юного поэта калининские окружные газеты «Малады камуніст» и «Наш працаўнік». Некоторые свои стихи того времени Зяма подписывал «Піонэр Півавараў», и их можно назвать пионерскими во всех смыслах – как по содержанию, так и по художественности. Произведения имеют ещё ученический характер и отражают типичные идеологемы, на которых воспитывался пионер того времени.

Как и многие другие представители литературной молодёжи 1920-х гг., Зяма Пивоваров считал своим поэтическим долгом высказывать радость в стихах: «Больш ня будзе, больш ня будзе пана. / Будзем жыць цяпер мы без паноў» (стихотворение «Пастух», 1925), возносить хвалу «октябрю смелому» («Верь ты, солнце, верьте, звёзды», 1925), скорбеть по поводу смерти красных вождей («На смерть М. В. Фрунзе», 1925). Но иногда среди риторики, полной схематизма, пробивались ростки интересных образов и сравнений, свидетельствовавших, что Зяма Пивоваров не был лишён оригинального таланта:

Шмат, ой шмат жа мы цярпелі,

Ці ведаў хто із нас жыцьцё?

Наша моладзь толькі тлела,

Як акурак, кінуты ў сьмяцьцё [4, с. 2]

(«Вер ты, сонца, верце, зоры», 1925)

В 1927 г. Зяма окончил Чериковскую семилетку и поступил учиться в Мстиславский педагогический техникум. В это время он начал посещать Мстиславскую литературную студию при оршанском филиале «Молодняка». Из 19 студийцев 9, как и Зяма Пивоваров, были студентами техникума, 2 – студентами педагогических курсов и ещё двое – учениками семилеток. Студия выпускала собственный журнал «Юнацкі кліч», который печатался на машинке. Например, в № 5 этого журнала за 1928 г. помещены стихи участников студии Зямы Пивоварова, Змитрока Астапенко, Сергея Калугина, Иллариона Максимова, Юлия Таубина, Янки Гомонова и Анны Сапрыко. Своеобразной штаб-квартирой мстиславской студии был дом Таубиных, который часто превращался в нечто вроде литературного клуба. Некоторое время в нём квартировали З. Астапенко и А. Кулешов, часто бывал и З. Пивоваров. Как пишет Л. Сидоренко, «здесь обсуждались новые произведения товарищей, разные литературные новости, планы печатаемого на машинке журнала “Юнацкі кліч”. Спорили о поэзии и прозе, о новых книгах белорусских писателей, о литературных организациях и течениях в Беларуси, о событиях в стране, педтехникуме. Здесь всегда звучал смех, было шумно, весело и интересно» [12].

Дом, где в 1920-е годы жила семья поэта Ю. Таубина. Мстиславль, 2017 (фото отсюда)

В мае 1928 г. студия отметила трёхлетний юбилей выставкой изданий и литературным вечером. «Перед студией встаёт задача воспитать из своих рядов несколько товарищей, которые работают в настоящий момент над прозой» [14, с. 119], – писал тогда журнал «Аршанскі Маладняк».

Участники литобъединения при Мстиславском педтехникуме. Сидят (слева направо): Игнат Сороченко, Зяма Пивоваров, Янка Гомонов; стоят: Микола Борданов, Змитрок Астапенко. 1929 г. Фото из фонда С. П. Шушкевича в БГАМЛИ

Литературная студия много дала Зяме Пивоварову, его строки сделались более отточенными и совершенными, а тематический диапазон значительно расширился. Среди прочего поэт обратился и к еврейской тематике. Так, стихотворение «З яўрэйскіх мотываў» («Из еврейских мотивов», 1928) адресовано белорусскому еврею, который в поисках лучшей доли уехал в Америку, но, по мнению З. Пивоварова, ничего хорошего его там не ждёт – в отличие от родной Беларуси:

Алэйхем шолэм! ў вас там сьмерць і холад,

А ў нас вясновыя гараць агні.

Стаіць як велікан, як нейкі волат,

О Беларусь мая – Эрусалім!

Алэйхем шолэм! ў вас там сьмерць і холад [5, с. 6].

А вот намерения евреев еxать в Биробиджан – центр будущей Еврейской автономной области СССР – З. Пивоваров встречал приязненно:

Біра-Біджан на далёкім усходзе,

Біра-Біджан – гэта сінь васількоў.

У Біра-Біджане шчасьце знойдзеш

У гаворцы сталёвых сярпоў.

Там зязюля ізноў закукуе,

Закалышыцца сіняя гаць…

У нас на Беларусі будуюць,

І вам яшчэ шмат будаваць [15, с. 32].

Позже З. Пивоваров напишет положительную рецензию на кинофильм «Искатели счастья» о евреях-переселенцах, которые переехали в биробиджанский колхоз «Ройтэ фелд» («Красное поле») [7, с. 4].

Прозанимавшись в педтехникуме два года, Зяма Пивоваров решил, что, дабы стать востребованным поэтом, надо углубиться в рабочее окружение. Он бросил учёбу и уехал в Ленинград. Однако на заводе ему места не нашлось, и Зяма устроился кочегаром на электростанцию. Под впечатлением от своей работы он написал стихотворение «Кочегар»:

Качагар!

зірні на сваю топку,

на чатыры футы

падымі ваду.

Засьмяесься

ўсьмешкаю салодкай,

што такі пажар

          разьдзьмуў [15, с. 30].

В Ленинграде Зяма Пивоваров присоединился к местному белорусскому кругу. Он посещал Белорусский дом просвещения, поддерживал контакт с Белорусским студенческим землячеством, стал членом Белорусской секции Ленинградской ассоциации пролетарских писателей (ЛАПП). Руководил секцией талантливый поэт Рыгор Папараць, в неё входили Янка Шараховский, Рыгор Баркан (Липнёвый), Борис Петровский, Зина Каганович, Борис Добкин, М. Зенькович, Б. Копылков. Плодом деятельности филиала был альманах «Цагліна ў падмурак» («Кирпич в фундамент», 1931), куда вошли три стихотворения З. Пивоварова. Одно из них заканчивается строками:

Я стаю…

І думак моцныя ўсплёскі

Ўзварушылі глыб

Юнацкае душы

У разьбезе дзён

Я чую дзіўны лёскат,

У гэтым лёскаце

Хачу я жыць [15, с. 34].

В январе 1931 г. поэт ездил делегатом на «Неделю советской Белоруссии», которая проходила в Москве. Там 5 января он вместе с другими белорусскими (А. Александрович, П. Глебка, К. Крапива, С. Фомин, М. Хведарович, И. Харик) и российскими (А. Жаров, М. Светлов, И. Уткин) поэтами выступал на сцене клуба Федерации объединения советских писателей (ФОСП) со своими стихами [10, с. 1]. Как писал С. П. Шушкевич, в тот же день З. Пивоварову «выпало счастье познакомиться с известным русским поэтом Николаем Асеевым. Асеев увлёкся произведениями молодого поэта, искренне поздравил его с творческой удачей и перевёл несколько его стихотворений на русский язык. Одно из них он поместил в журнале “Ленинград”, а остальные – в газетах» [17, с. 2]. В вариантах биографии З. Пивоварова, написанных С. Шушкевичем и Л. Пивоваровой, указывается и конкретное стихотворение, помещенное в журнале, – «Гутарка з электраманцёрам» («Беседа с электромонтёром»). Однако поиски этой публикации в журнале «Ленинград» (выходил в 1930–1932 гг.) результатов не дали. Возможно, перевод напечатан в каком-то другом издании. К тому же в журнале «Полымя» за 1934 г. написано, что указанное стихотворение перевёл не Н. Асеев, а другой российский поэт – Илья Садофьев [2, с. 245]. Чтобы выяснить, как же было на самом деле, нужны дополнительные поиски. Но в любом случае Зяму Пивоварова заметили известные российские литераторы.

Роль Н. Асеева в жизни З. Пивоварова переводами не ограничилась. Решив убедить молодого поэта получить высшее образование, Асеев написал письмо известному белорусскому прозаику и общественному деятелю Платону Головачу о том, что надо устроить З. Пивоварова на литературную учёбу. Адресат был выбран неслучайно: «Платон Головач в то время исполнял обязанности заместителя наркома просвещения. Он уже был занят созданием первой в Беларуси критико-художественной секции при Высшем педагогическом институте имени Горького» [17, с. 2].

Обложка альманаха «Цагліна ў падмурак» (1931, художник Владимир Кочегуро); обложка книги З. Пивоварова «Лірыка двух нараджэнняў» (1934)

В результате Зяма Пивоваров в 1931 г. вернулся в Беларусь и поступил на литературный факультет Белорусского высшего педагогического института. Вместе с ним учились Валерий Моряков, Юрка Лявонный, Станислав Шушкевич, Эди Огнецвет, Сергей Мурзо и другие поэты. В то время он печатался в журналах «Маладняк», «Полымя», газетах «Савецкая Беларусь», «Літаратура і мастацтва». В 1932 г. в печати анонсировался совместный сборник стихов Ю. Лявонного, З. Пивоварова и С. Шушкевича «Ордэр на заўтра» [3, с. 26], но он не вышел. Зато в 1934 г. увидела свет первая (и единственная) персональная книга Зямы Пивоварова «Лірыка двух нараджэнняў».

Книга состоит из восьми стихотворений: «Лірыка двух нараджэнняў» (1933), «Мы – рабочыя-такелажнікі» (1931), «Метрапалітэн» (1934), «Голад і цывілізацыя» (1933), «З гістарычных дат» (декабрь 1931), «Гутарка з электраманцёрам» (1931), «Размова са шведскім майстрам» (1932), «Мінулае камандзіра» (1932).

Какой смысл заложен в название книги? Вот эпиграф к одноименному стихотворению: «Знаете, товарищи? Я два раза родился, и то, что я вступил в колхоз, является моим вторым рождением» (Из выступления колхозника на колхозном собрании)» [6, с. 3]. Это стихотворение о человеке, который выбирает свой дальнейший путь в непростой исторической ситуации.

Былі дарогі дзве,

        і сцежкі дзве,

З іх адна –

       жабрацтва і нягод.

Другая парасткам

       цягнулася к вясне

На пакрыты золакам усход.

Стаяў.

      Рукамі сціснуў скроні,

Варажыць пачаў

       забабоннай варажбою –

На якой дарозе быць сягоння?

І якой пайсці цяпер хадою?

І вырваў я

        пасля доўгіх турбот

Сваё сэрца,

         што старой крывёй атручана.

Кайстра жабрачая

         кінута ў брод,

Мне з другім жыццём

спраўляць цяпер заручыны [6, с. 4-5].

В то время новосозданные колхозы воспринимались как нечто принципиально новое и небывалое; с ними – во многом благодаря советской пропаганде – связывалось обновление деревенской жизни. Зяма Пивоваров действительно сталкивался с этим явлением тесно: как мы упоминали, его мать была колхозной активисткой. Но все остальные произведения, включенные в книгу, касаются уже не колхозной темы, а иных проявлений новой, социалистической (или наоборот – старой, «буржуазной») действительности. Многие из них тоже посвящены теме труда, строительства нового порядка, преобразования окружающего мира.

В стихотворении «Мы – рабочие-такелажники» (представители этой профессии поднимают и перемещают грузы) человек отождествляется с механизмом: «Нашы атамы, / жылы / ды нервы // Занадта / складаныя / камбайны. // Душа на росхрыст, / веерам, // Але… / удумны, / важкі / рух. // І калі / не хапае / канвеераў, // Ціснем / на канвееры / ўласных рук» [6, с. 8-9].

Стихотворение «Метрополитен», написанное под впечатлением от строительства московского метро, передаёт эйфорию создания нового мира и крушения старого: «Скалатнула сталіца / пыл вякоў. // Мудры салют аддае Крамлю, / падняўшы грунт / метрапалітэнны, // І званы яе цэркваў / (сарака саракоў) // З гулам разбіліся / аб зямлю. // Прадчуваючы гул / падземны» [6, с. 11].

Стихотворение «Голод и цивилизация» – о немецкой девушке Берте, работнице ткацкой фабрики, которая очень хотела попасть на пляж, но не смогла, потому что пляж – привилегия богачей: «Пляж – / дачных цягнікоў лёт / шпаркі, // Пляж – / плаці за пляж / і нават за куфаль / халоднай вады, // Пляж – / бюргераў з загарэлымі / каркамі, // Пляж – / манаполія / сытае / грамады» [6, с. 12-13]. Девушке ничего не остаётся, как приобрести на рынке дешёвую мазь для загара, которая назавтра сойдёт «сухими лишайными полосами». Здесь поэт неожиданно прерывает повествование и наполняет финал стихотворения революционным пафосом: «Заўтра, / у прыступе гневу / штурмуючы неба, // Ад гострай нянавісці / скрывіўшы рот, // На завулках і вуліцах / запытаецца / хлеба // Магутнымі залпамі / Рот Фронт! // Танная мода / цывілізацыі / таннай – // Цяжкі клумак / з пустымі рэчамі. // Стоп! / не пройдзеш хадою / вульгарнай // Па рабочых / кварталах / Нямеччыны» [6, с. 16-17].

В стихотворении «Из исторических дат» поэт показывает жизнь «нищенствующего народа» «под императорским сапогом и тяжёлой реформой Столыпина», одновременно грозя пальцем врагам СССР: «Ім хочацца / закрэсліць нас / на еўрапейскай / карце. // А мы / ў сталёвым гарце / будзем / на варце!» [6, с. 21].

Герой стихотворения «Беседа с электромонтёром» – человек, бесконечно влюблённый в свою, казалось бы, мирную профессию: «Я хачу, / каб мае правады / Загаварылі / мовай чалавечай» [6, с. 22]. Однако и здесь на передний план выходит пафос борьбы с врагом: «А мы ўключым электраток, / А ты мне, дружа, дапамажы, / Каб электрычнасці / кожны глыток / Нашых ворагаў / за-ду-шыў» [6, с. 23].

Стихотворение «Разговор со шведским мастером» – о строительстве Осинстана (Осиновской электростанции в Оршанском районе), где работал посланный шведской фирмой «Stal» мастер, с которым ведёт беседу лирический герой. Рассказывая об успехах социалистического строительства, герой советует чужеземцу: «Майстра, будзьце нашым, / арыстакратычныя манеры / кіньце. / У вас засталася стакгольмскіх / звычак рэшта. / Гэта там / падкручваць можна / турбінны вінцель / З арыстакратычным, пагардлівым гэстам» [6, с. 26-27]. И журит его за то, что он, возможно, спал, когда советские рабочие под руководством секретаря партийной ячейки ликвидировали аварию на станции.

Стихотворение «Прошлое командира» – о бывшем шахтёре из Макеевки на Донбассе Петре Кузнецове (ему стихотворение и посвящено), который во время Первой мировой войны отказался выполнять производственный приказ, протестуя против тяжёлых условий труда и желания хозяина шахты «побольше угля… отдать ненасытной войне». В финале звучит призыв перейти от протеста одного рабочего к массовой забастовке: «Няма чаго / хлопцам гібнець / у дарозе торнай – / Праз пару дзён / на а-гуль-ную забастоўку!..» [6, с. 32]. Макеевка, о которой писал З. Пивоваров, в наше время оказалась в составе так называемой ДНР. И в 2010-х у шахтёров имелись причины для забастовок (основная – задержка зарплаты на 4-6 месяцев). Если набрать в интернет-поисковике «Макеевка забастовка», то можно увидеть множество современных публикаций с заголовками «В Макеевке от безысходности забастовали шахтёры», «В Макеевке боевики подавили бунт шахтёров» и т. д. Так стихотворение, написанное Зямой Пивоваровым в далёком 1932 году, неожиданно стало актуальным.

Книга Зямы Пивоварова вызвала критический резонанс. Например, Пётр Хатулёв опубликовал на неё весьма положительную рецензию. Он написал, что «стихи Зямы Пивоварова, несмотря на все недостатки, являют собой новое и свежее в белорусской поэзии». По мнению критика, «если отбросить рифмы и интонационную расстановку слов, унаследованную исключительно от Маяковского, мы получим строки, близкие к прозе, но имеющие свою поэтическую силу. (…) Осязательность образа создаётся путём сравнения духовного с понятиями, взятыми из области материального и материальных процессов. (…) Психологический показ жажды жизни и радости посредством “осязательности”, которая не превращается в самоцель, не становится вещностью – в своём специфическом для Пивоварова проявлении, выделяет поэта среди других, делает его оригинальным» [13].

Другой критик, Михась Ларченко (будущий многолетний декан филфака БГУ), посчитал рецензию П. Хатулёва путанной и чересчур хвалебной («соловьиным тоном»), отметив, что она может лишь навредить молодому, способному автору, «которому надо не почивать на лаврах, а серьёзно и вдумчиво совершенствовать своё мастерство, учиться и учиться, чтобы дать произведения действительно высококачественные – и с художественной, и с идейной стороны» [1, с. 3].

На книгу также откликнулись литературные критики А. Баско и Соломон Левин. Последний подчеркнул, что у З. Пивоварова «есть своя творческая манера, некоторая оригинальность». Лучшими стихотворениями он назвал «Лирику двух рождений» и «Мы – рабочие-такелажники», отметил влияние Э. Багрицкого, Б. Пастернака, В. Луговского и особенно В. Маяковского. Критик писал:

Рассмотрев стихи З. Пивоварова за последние годы, можно сказать, что он достиг многого. В его стихах появилась не только актуальная тематика, новые идеи, новые проблемы, но это всё повлекло за собой улучшение формы его стихов, новые образы. Как определённый минус в творчестве Пивоварова следует отметить почти полное отсутствие показа комсомола. Этот пробел в своём творчестве поэт должен в самом скором времени заполнить. (…)

Особенность большинства стихотворений Пивоварова заключается в том, что он стремится дать риторический, ораторский язык, но эта риторичность всегда связана с определённой эмоциональностью. З. Пивоваров стремится свою поэзию сблизить с хорошей речью, речью эмоциональной, убедительной. З. Пивоваров пишет свои стихи самыми разнообразными размерами. И это неплохо [2, с. 246].

(Пётр Хатулёв и Соломон Левин были однокурсниками З. Пивоварова в педагогическом институте и разделили с поэтом трагическую судьбу: были расстреляны вместе с ним в один день, оба прожили только по 25 лет.)

В 1934 г. Зяма Пивоваров окончил институт и устроился на работу в редакцию газеты «Чырвоная змена». Произошло в том году и важное событие в личной жизни поэта: он женился. Его избранницей стала студентка Артёмовского педагогического института Лилия Марковна Персина (Артёмовском в 1924–2016 гг. назывался город Бахмут в Донецкой области Украины). Окончив институт в 1935 г., она переехала на постоянное жительство к мужу в Минск и работала в средней школе преподавательницей физики [9, л. 20 об.].

З. Пивоваров и Л. Персина

З. Пивоваров с матерью и женой

Сам Зяма Пивоваров в это время работал заведующим литературным отделом в газете «Чырвоная змена». Возможно, ощущая напряжённую атмосферу 1930-х, он решил не привлекать к себе как к поэту лишнего внимания, опубликовав на протяжении двух лет после выхода своей книги всего пять стихотворений: «Павятовы гарадок» («Уездный городок», отрывок из поэмы, 1934), «Замоўк трыбун (На смерць Кірава)» («Смолк трибун (На смерть Кирова)», 1934), «На смерць Анры Барбюса» («На смерть Анри Барбюса», 1935), «Смерць камендора» («Смерть комендора», 1935) и «На Далёкі Усход» («На Дальний Восток», 1936). А может быть, иные стихотворения просто не попадали в печать. Намного активнее З. Пивоваров печатался как театральный и кино- рецензент. В «Чырвонай змене» за 1936 г. вышли его статьи «“Бедность не порок” (На спектакле в г. Витебске)», «Художественная выставка пограничников», «Вечер водевилей в Белгостеатре-2», рецензии на кинофильмы «Искатели счастья», «Сын Монголии», «Дети капитана Гранта» и др. Как отметил Вольф Рубинчик, по этим рецензиям «можно догадаться, что человек он был доброжелательный, замечаниями не злоупотреблял» [11].

З. Пивоваров; стихотворение А. С. Пушкина в его переводе. Публикация вышла в газете «Віцебскі пролетарый» 18.12.1936, когда Зяма был уже арестован

Занимался З. Пивоваров и переводами: с языка идиш переводил стихи Зелика Аксельрода («Ответственность») и М. Юрина («Контрасты»), с русской – Александра Пушкина («Демон», «Обвал»), с башкирской – Даута Юлтыя («Ночная встреча»). Если идиш и русский он знал с детства, то стихотворение башкирского поэта переводил, как можно догадаться, по подстрочнику. То же касается и перевода знаменитого романа Даниэля Дефо «Робинзон Крузо», выполненного З. Пивоваровым с российского издания. К такой практике в 1930-е годы прибегали довольно активно, т. к. творческих работников, способных переводить непосредственно с западноевропейских языков на белорусский, не хватало. Точнее, они (как Юрка Гаврук, Владимир Дубовка, Аркадий Мордвилка, Юлий Таубин) были уже репрессированы и не могли заниматься литературным трудом. Но вскоре очередная волна репрессий накроет и Зяму Пивоварова. Белорусский «Робинзон Крузо» увидел свет в 1937 г., после ареста З. Пивоварова, и фамилия переводчика в издании не указана. Восстановить авторство перевода получилось благодаря документам из архива Станислава Шушкевича [16, л. 4].

12 ноября 1936 г. Зяму Пивоварова арестовали органы НКВД. Его жена в тот момент была на 4-м месяце беременности, и сын родился 4 мая 1937 г., когда отец находился в заключении [8, л. 20 об.]. А в ночь с 29 на 30 октября 1937 г. поэта расстреляли. Реабилитировала его посмертно Военная коллегия Верховного суда СССР 8 марта 1958 г. Но даже тогда родственники не могли узнать точную дату и обстоятельства смерти З. Пивоварова: им было сообщено, что он умер в местах лишения свободы 14 июля 1938 г. [8, л. 20 об.].

Лиза Пивоварова (по мужу Индикт), сестра поэта

Трагичной была и судьба Лилии Персиной. 31 декабря 1937 г. она была арестована как «жена врага народа», затем её вместе с семимесячным сыном Романом сослали в Акмолинск (Казахстан). В невыносимых условиях она хотела даже покончить c жизнью. Отбыв семилетнюю ссылку, вернулась на Донбасс, где когда-то жила раньше. Поскольку за годы ссылки она утратила специальность педагога, работала экономистом в электромеханических мастерских треста «Горлівськугілля». В 1949 г. заболела раком глаза (по другим сведениям, мозга). Перенеся 5 операций, в муках умерла 7 апреля 1953 г. [8, л. 20 об.; 9, л. 27].

Cын поэта в молодости

Он же в зрелые годы

Сын Зямы Пивоварова Роман окончил среднюю школу в Могилёве (1954), Ивановский строительный техникум (1956), заочное отделение Харьковского индустриального института. Жил и работал в Горловке, а с 1965 г. – в Риге [8, л. 20 об.]. Каждое лето инженер Роман Пивоваров брал отпуск, устраивался экскурсоводом на дальние расстояния и в дороге читал экскурсантам стихи своего отца, которого он ни разу в жизни не видел [8, л. 20 об.; 9, л. 27]. Умер в Израиле 20 января 2019 г.

Литература и источники

  1. Ларчанка М. Пра крытыку «салаўінага» парадку // Чырвоная змена. 1934. 3 жн.
  2. Левін С. З. Півавараў. «Лірыка двух нараджэнняў», вершы. ЛіМ, ДВБ, 1934 год // Полымя рэвалюцыі. 1934. № 6-7.
  3. Лявонны Ю. Стала і мужна. Вершы. – Мн.: ДВБ, 1932.
  4. Півавараў З. Вер ты, сонца, верце, зоры… [Верш] // Малады камуніст. 1925. 24 вер.
  5. Півавараў З. З яўрэйскіх мотываў (Ліст у Амэрыку) [Верш] // Аршанскі маладняк. 1928. № 7.
  6. Півавараў З. Лірыка двух нараджэнняў. – Мн.: ДВБ, 1934.
  7. Півавараў З. «Шукальнікі шчасця» // Чырвоная змена. 1936. 21 мая.
  8. Пивоварова Л. Р. Биография Зямы Пивоварова. Машинопись // БГАМЛИ. Ф. 71, oп. 3, ед. хр. 262, л. 20-20 об.
  9. Пивоварова Л. Р. Письмо С. П. Шушкевичу, 14.01.1983 // БГАМЛИ. Ф. 71, oп. 3, ед. хр. 262.
  10. Рест Б. Неделя советской Белоруссии // Литературная газета. 1931. 9 янв.
  11. Рубінчык В. Зяма Півавараў – кінакрытык // Belisrael. Незалежны ізраільскі сайт [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://belisrael.info/?p=12422
  12. Сідарэнка Л. Мсціслаў у жыцці паэта Аркадзя Куляшова // Мстислав info: Путеводитель по городу [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://mstislaw.by/msc-sla-u-zhycc-pajeta-arkadzja-kuljashova (увы, ссылка недоступна. – belisrael).
  13. Хатулёў П. «Лірыка двух нараджэнняў» З. Піваварава // ЛіМ, 1934. 16 ліп.
  14. Хроніка // Аршанскі маладняк. 1928. № 7.
  15. Цагліна ў падмурак. Альманах беларускай секцыі ЛАПП. – М. Дзяржвыд. маст. літ.; Л., 1931.
  16. Шушкевіч С. Зяма Рувімавіч Півавараў // БГАМЛИ. Ф. 71, оп. 3, ед. хр. 123.
  17. Шушкевіч С. У буднях працоўных гартаваўся радок // Чырвоная змена. 1971. 17 крас.

Перевод с белорусского belisrael.info по книге «(Не)расстраляныя» (2021) с учётом правок и дополнений В. Жибуля, 2023 г.

Опубликовано 03.01.2023  18:16

СНЕЖАНЬСКАЕ

От редактора belisrael

Сейчас, в начале 2024, а следовало значительно раньше,  я должен сказать, что сделал огромную ошибку, когда позволил тому, кто называет себя политологом, завалить сайт огромным количеством материалом о том, как он борется за улучшение синеокой, поливая всех, как во власти, так и сбежавших, да и не имеющих отношение к политике, в отличие от него, остающегося в Минске.

“Обезопасив” себя тем, что не имеет страниц в соцсетях, не выходивший протестовать, он свалился на израильский сайт, но никак не Беларусь-Израиль, как позволяли его называть еще некоторые из слишком разумных, решив, что можно превратить его в свою собственность, и за свои опусы, поскольку в Беларуси все дорожает и дорожает, начал выцыганивать финансы, которые достигли 5 тыс. баксов, не считая украденного  огромнейшего количества времени, в том числе оторванного ото сна, поскольку присылаемые материалы надо было поставить вовремя, а иной раз они поступали под ночь, к тому же в придачу рекомендуя для публикации выкопанные на разных сайтах заумные материалы, которые и вовсе мало кого могли заинтересовать, но нагружая меня прочтением их.

А сколько времени было потрачено на запощивание его статеек в фейсбуке, ответы на иногда случавшиеся комменты, а затем еще и пересылку ему того как реагируют. Чего только в голову ему не приходило. Забросить материалы в какие-то фейсбучные группы, отправить тем, кого он задевал и посмотреть как отреагируют, запостить на моей странице “радi прыколу” пришедшую в голову “умную” мысль. Хорошо помню, как просил отправить линк материала бывшему министру здоровья, а затем  губернатору Гродненской области Каранику и ждать реакцию на критику и т.д.  Мне, живущему в Израиле с 1990 года, редактору и основателю сайта, больше не о чем было думать, как о более чем странном белорусском еврее и выполнять его хотелки.

Для него главное было, чтоб не была пропущена ни одна запятая, ошибка или описка, и потому, иной раз, даже спустя пару лет, просил поправить, в том числе стилистику предложения. Вот такой перфекционист!

После того как я ему в середине 2022, и особенно в начале 2023. написал, что бесконечные публикации о Беларуси, и особенно, как он их подает, вредят сайту, тем более, что еще давно не раз предлагал ему репатриироваться, в крайнем случае пожить хотя бы год, к тому же была возможность бесплатно у меня, и при этом заработать значительно больше, чем он имеет в Минске, да и получить корзину абсорции, а это тысяч семь долларов, если не больше, и вернуться, слышал в ответ (все письма он мне писал на белорусском) сначала: “Трэба было гэта рабiть даўно, а цяпер не…я люблю Беларусь, тут i памру”. После августовских выборов 2020, когда начался массовый отъезд  из Беларуси: “Яшчэ не час, мо пазней”. Уж казалось бы 24 февраля 2022 должны были стать решающими, но нет.

А в начале 2023:

“Калі ў сайта зараз і ёсць перспектывы, то яны – у супрацы з блогерамі, якія пішуць пра сучасную Беларусь. Таксама можна было б пакласці з прыборам на “спіс экстрэмісцкіх матэрыялаў” і паціху публікаваць фрагменты, напр., з гэтых кніг. Думаю, многія чытачы былі б за гэта ўдзячныя – а заблакаваць belisrael улады РБ не наважваюцца (відаць, баяцца канфлікту з Ізраілем ;)) (22 января 2023)

“OK, далей тады – без мяне. Добрага дня і шчасліва заставацца! и вскоре продолжил:  “Карацей, Вы стаміліся. Я таксама стаміўся. Сайт мяне доўгі час цікавіў, але свет на ім клінам не сыходзіцца. Сем з нечым гадоў пісаў, як умеў, і многім падабалася. А што не ўсім – ну, я не купюра з партрэтам Франкліна.  Бывайце здаровы. (23 января 2023)

Все это брехня, поскольку сам писал, что посылает ссылки своим знакомым и из 10, в ответ получал 1 реакцию. Да и зачем Израиль, где надо было бы и поработать, когда можно сходить в библиотеку, на улице выискать непорядки и сфоткать, после чего сварганить статейки и за них еще вытаскивать немалые бабки.
.
А весной 2022 он открыл свой ютюб-канальчик и сообщил на нем в конце 2023, что достиг пусть не большого, но все-таки успеха – было 5 подписчиков, стало 22!
.
То, что он на нем пишет в своих постиках практически ежедневно, за исключанием шабата, говорит о том, что этот непризнанный гений, к тому же “смельчак”, продолжая покусывать белорусскую уладу, при этом не забывая ее хвалить за некоторые успехи, достойно помещения в закрытое отделение психушки  в Новинках. А возможно, кому-то во власти выгоден такой еврей.
.
Да еще тот, кто после трагедии 7 октября высказался, что “несколько раз был в Израиле и не понравилось. Да и вообще знал, что не такая сильная израильская армия, как всегда говорили о ней, к тому же кругом бардак. А военную операцию в Газе нельзя начинать, если не поставить цель заняться образованием палестинцев, хотя это будет сделать очень тяжело”.
.
Вот такой вот минский  политолог, который вслед за израильскими и международными леваками жалеет  “мирных” палестинцев, в основной своей массе помогающим хамасовским террористам и желающим уничтожения Израиля.
.
Правда, он никому не расскажет, что приехав ко мне на 3 недели на свое 40-летие в июне 2017, решил съэкономить на страховке, и уже на 2-й день все могло кончиться трагедией с его женой, которая была с ним. Помню, как тогда она плача говорила ему, что надо улетать назад. Хорошо, что все обошлось и ч-з 2 дня ожила, а если б пришлось обратиться в больницу, то никаких денег не хватило бы. Что смародерил многие тысячи долларов, а кроме этого писал, что уже совсем перестает работать комп и тогда я ему передал новый, который взял знакомый, летевший в Москву, а оттуда доставил в Минск.
.
Поскольку он никак не реагирует на мои письма по мэйлу, где настоятельно прошу вернуть все смародеренное, и оставляемые комменты на его канальчике, о котором давно забыл и натолкнулся в середине декабря прошлого года, где еще и рекомендует читать его статьи на сайте, то это превью помещу ко многим его опусам, или фельетончикам, как он их называет. Для меня он стал существом и когда его посадят, что будет более чем справедливо, не заслужит никакой жалости ни с чьей-либо стороны, поскольку подличал в отношении многих.
.
21 февраля 2024
.
_____________________________________________________________________________________________________
_____________________________________________________________________________________________________

 

Шалом, every buddy. З вядомых прычын (спалучэнне лічбаў «2022» запомніцца мільёнам людзей надоўга) настрой мой пакідае многа лепшага, але цешыць тое, што цырымонія ўзнагароджання Нобелеўскай прэміяй міру Алеся Бяляцкага такі прайшла ў Осла. Было гэта 10 снежня, у Міжнародны дзень правоў чалавека.

Дыплом атрымала і прамову казала Алесева жонка Наталля Пінчук (на фота ад Associated Press). Вытрымкі:

Пра нацыянальны кампраміс або дыялог няма размовы. Пераследуюць дзяўчат і хлопцаў, жанчын і мужчын, непаўналетніх і людзей сталага ўзросту. У беларускіх турмах уладарыць нечалавечае аблічча сістэмы, асабліва для тых, хто марылі быць свабоднымі людзьмі!

У такой сітуацыі невыпадкова, што за дэмакратычныя перакананні і праваабарончую дзейнасць улады арыштавалі Алеся і яго паплечнікаў з Праваабарончага цэнтра «Вясна»: у вязніцах Марфа Рабкова, Валянцін Стэфановіч, Уладзімір Лабковіч, Леанід Судаленка, Андрэй Чапюк і іншыя праваабаронцы. Другія зараз яшчэ пад следствам і пракурорскімі абвінавачваннямі, трэція вымушаны былі эміграваць за мяжу.

Тым часам дзякуючы праекту #FreeAllWords творы Алеся Бяляцкага былі перакладзены на некалькі (хіба 8) еўрапейскіх моў. А ў Вільнюсе міністэрства замежных спраў Літвы прапанавала размаляваць фасад прагімназіі Сімона Даўкантаса так, каб партрэт Бяляцкага глядзеў на пасольства РБ…

За рэалізацыю ўзяліся мастакі з лабараторыі «Kiaurai sieńs» (кіраўніца Ліна Шліпавічутэ) і калектыва «Gyva Grafika». «Алеся Бяляцкага шмат не бывае», пракаментавалі ў газеце «Новы час»

Не ведаю, наколькі гэдакі «тролінг» паспрыяе скарэйшаму вызваленню палітвязня; зрэшты, чаго гадаць… Лепей выкладу тут рэпрадукцыю яшчэ адной паштоўкі, адпраўленай А. В. Бяляцкім з бабруйскай калоніі (13.04.2014):

Добры дзень, шаноўны Вольф!

Дзякуй за паштоўкі. Мне яны спадабаліся – густоўныя. Вы малайцы, што варушыцеся і робіце добрую справу. «Зэльманцаў» я не чытаў, але калі будзе перавыданьне, абавязкова прачытаю. Зараз мне даслалі кнігі Абрама Рабкіна, мастака, які жыве ў Пецярбургу, пра даваенны Бабруйск «Вниз по Шоссейной». Начытваю матэрыял, бо пішу пра бабруйца пісьменьніка Барыса Мікуліча. Яшчэ не пачынаў чытаць, але, мяркую, будзе цікава і карысна. У мяне ўсё па-старому… Да сустрэчы, Алесь.

Першую паказваў у гэтым восеньскім тэксце, другую – вось тут (у 2013-2014 гг. будучы набеліят адгукаўся на мае пасланні). Пыталіся ў сеціве некаторыя, а што яго арганізацыя зрабіла карыснага? Тут і цяпер не месца і не час для паглыбленага аналізу. Мне «Вясна» ў 2001 г. дапамагла, пісаў пра гэта.

Сярод пазітыўных навін – і тое, што святар Уладзіслаў Багамольнікаў, за якога перажывалі многія (у прыватнасці, яго былы сукамернік, філолаг Сяргей Гаранін), пасля 100 дзён на Акрэсціна ўсё ж вярнуўся дахаты. З падпіскай аб нявыездзе, але тым не меней…

У сярэдзіне снежня пакінулі месцы няволі некаторыя іншыя вязні, што сядзелі «за палітыку»: брэсцкія блогеры Аляксандр Кабанаў & Сяргей Пятрухін, пружанскі паэт Мікола Папека, кобрынскі «абражальнік Яго вялікасці» Віталь Жук. Тэндэнцыя?

А. Кабанаў (злева; у 2020 г. кароткі час быў прэс-сакратаром ініцыятыўнай групы С. Ціханоўскай) і С. Пятрухін

М. Папека, В. Жук (фоткі з паўзакрытых крыніц)

А так-то вакол зіма і ледзь не суцэльны змрок. З канца 2021 г. нярэдка пісаў пра смерці сваіх знаёмых – зараз яшчэ адна навіна з таго самага шэрагу. Ілана Акапян паведамляла ў fb (29.12.2021, пер. з рус.):

Памяці Святланы Бергер.

Вельмі балюча…

Сышоў чалавек, які шукаў адказы на складаныя філасофскія пытанні, яднаў, здавалася б, неаб’яднальнае: ідыш і славянскую культуру, іудаізм і бахаізм… Няхай гэта дапаможа пракласці ёй шлях у вечнасць.

Дзеcяць дзён таму памерла і сама І. Акапян, якую цанілі ў Беларусі як выкладчыцу іўрыта і не толькі. Праўда, асабіста Ілану я не ведаў, а псіхолага Святлану Бергер ведаў – сустракаўся з ёй разоў трох, пачынаючы з вясны 2012 г.

Папрасіў сталага чытача з Мінска Пятра Рэзванава напісаць пра нябожчыцу – што з гэтага выйшла, гл. ніжэй:

C. Бергер

Насамрэч неардынарная была жанчына. Самы яркі мой успамін звязаны з паездкай у Камаі Пастаўскага раёна (верасень 2012 г.) – на запрашэнне д-ра Юрася Гарбінскага, каторы тамака дабіваўся і дабіўся ўпарадкавання старых яўрэйскіх могілкаў. Ехалі мы ў аўто Аляксея Жбанава – маладога супрацоўніка міністэрства замежных спраў, аматара спеваў на ідышы, якому С. Б. дапамагала арганізоўваць імпрэзы. На адваротным шляху спыніліся ў полі, дзе расла дзікая яблыня… Аляксей і Святлана сталі бадзёра латашыць яе. Наогул, С. Бергер любіла і вандраваць, і ладзіць вандроўкі па Беларусі: праект «У пошуках ідыша» з Алесем Астравухам у ролі экскурсавода – яе дзецішча.

Крыху больш за год таму Святлана Аронаўна яшчэ спрачалася з камандай «Штэтлфэста», рэагуючы на аб’яву пра анлайнавы майстар-клас па «ідышскім танцы» (05.12.2021): «Ідышскі танец – гэта што? Танец на мове? Танец словамі? На мой погляд, словаспалучэнне не мае сэнсу» Адказ быў такі: «Гэта менавіта пра “танец на мове” і “танец словамі”. Усё так, як вы мяркуеце. Гутарка пойдзе пра ўнікальную танцавальную традыцыю і спецыфічную жэставую танцавальную рыторыку, што традыцыйна належыла людзям, якія размаулялі на ідышы. І больш нікому :)))»

Гатовыя да тлумачэнняў Аляксей Розаў, Ната Голава і Cammi Kazeno

Пасля штэтлфэстаўскіх падарожжаў, закранутых у маіх леташніх нататках, быў створаны сайт-«справаздача». Дзеля-мадзеля спашлюся таксама на фільм «Людзі і сінагогі» (2020), падрыхтаваны беларускім таварыствам ІСОMOS:

Абодва праекты фундаваліся з краін ЕС, але першы падабаецца мне болей (гэтая старонка як бы намякае, чаму :)) Да «прысабечвання» ашмянскай сінагогі дзеячамі ІСОMOS ставіўся даволі скептычна яшчэ ў 2018 г., і фільм не пахіснуў маю пазіцыю… Сфармуляваў бы так: у канцы 2010-х улады Ашмянскага раёна (і) Гродзенскай вобласці рабілі выгляд, што іх цікавіць стары будынак сінагогі ды планы, падтрыманыя літоўскімі дабрадзеямі; грамадскія актывісты рабілі выгляд, што давяраюць уладам. Як насамрэч у названым раёне дбаюць пра «яўрэйскую спадчыну», красамоўна паказала гісторыя з перабудовай сядзібы ў вёсцы Будзёнаўка. Драўляную сядзібу – рарытэтную, як для нашага часу – пабудавалі заможныя яўрэі Стругачы на мяжы ХІХ і ХХ стагоддзяў… Новы гаспадар «упарадкаваў» маёмасць.

Было ў 2021 г. і стала ў 2022 г.

Зрэшты, нічога дзіўнага. Бадай у гэтым жа стылі «дорага-багата» ў 2000-х перарабілі драўляныя дзверы ў мінскім «доме з мязузай» на вул. Ракаўскай (пасля «рэстаўрацыі» след ад мязузы папросту знік, што, вядома, не дадало каштоўнасці аб’екту). І во кагадзе паставілі каля Белдзяржцырка цацачны «фасад» першай мінскай электрастанцыі, знесенай у 2011 г.:

Выява адсюль. Гэй-там, спыніцеся з імітацыямі; маркіз дэ Кюстын менаваў «краінай фасадаў» іншую дзяржаву!

Яшчэ мне шкада касцёла ў Зембіне, па якім лазіў, калі трапляў у мястэчка па «ізіхарыкаўскіх» справах (з лістапада 2022 г. помнік гісторыі ХVIII-XIX стст. – усё).

Фота А. Дыбоўскага, 2004 г.

Давайце ўсе разам па… спадзяемся, што слонімская сінагога, ужо фактычна вернутая Ілонай Караваевай ва ўласнасць райвыканкама, не зведае лёсу зембінскага касцёла.

Тут, у сталічным пяціпавярховым доме на бул. Шаўчэнкі, 4, уночы разгарэўся смерцяносны пажар. Фота 19.12.2022; за двое сутак пажарныя расчысцілі завалы, мантажнікі ўмацавалі сцены… Як было на ранку 17 снежня, гл. па гэтай спасылцы. Не састарэла, выглядае, мая змрачнаватая красавіцкая нататка; на ціхім бульвары за 9 месяцаў загінула больш людзей, чым за ўвесь час яго існавання 🙁

Апрача тых, каго пералічваў надоечы, у 2022-м памёр мой фамільянт – а можа, і далёкі сваяк. Віцебскі кампазітар Аляксандр Рауза напісаў у фэйсбуку (пер. з рус.):

17 студзеня 2022 года на 75-м годзе пайшоў з жыцця Рубінчык Ілья Барысавіч, выдатны музыка, педагог, прафесіянал сваёй справы. За доўгія гады працы ў нашым каледжы ён падрыхтаваў дзясяткі спецыялістаў для ўстаноў адукацыі і культуры горада Віцебска, вобласці і рэспублікі, а таксама лаўрэатаў выканальніцкіх конкурсаў, салістаў аркестраў. Ён заўжды вылучаўся незвычайнай культурай зносінаў, высокай адукаванасцю, чалавечнасцю, шчырым стаўленнем да навучэнцаў і калегаў па працы. Аркестравыя калектывы ніколі не абыходзіліся без удзелу віртуоза-флейтыста Ільі Барысавіча. Мы ніколі не страчвалі з ім сувязь і заўсёды былі рады бачыць яго на нашых каледжавых мерапрыемствах. Выказваем глыбокія спачуванні родным і блізкім Рубінчыка Ільі Барысавіча. Памяць аб ім назаўсёды застанецца ў нашых сэрцах!

І. Б. Рубінчык

З тэатральным дзеячам Аляксеем Стрэльнікавым (1983-2022; застаўка 2019 г.) 5 год таму бралі ўдзел у серыі лекцый «(Не)расстраляная паэзія». Чаму на мінулым тыдні спынілася яго жыццё, мне дагэтуль не ясна.

Толькі цяпер заўважыў, што ў кнізе доктара гістарычных навук Леаніда Лыча (1929–2021) «Яўрэйская культура Беларусі – яе агульны духоўны набытак» (Мінск, 2012; с. 117–118) ёсць такія фразы:

Будаваць нацыянальна-адраджэнскі працэс на рускамоўнай аснове вымушае яўрэяў невалоданне пераважнай бальшынёю іх сваімі нацыянальнымі мовамі іўрыт і ідыш. Таму не на іх, а на рускай мове вядзецца амаль уся культурна-асветніцкая праца, друкуюцца кнігі, выходзяць газеты, за выключэннем невялічкай беларускамоўнай газеты «Мы яшчэ тут», за што нацыянальна-свядомым беларусам трэба быць удзячнымі яе рэдакцыі…

Меўся на ўвазе бюлетэнь «Мы яшчэ тут!» – друкаваў яго ў 2003–2009 гг., мяне хапіла на 42 выпускі (дакладней, 42¼; у маі 2009 г. на «Яме» раздаваўся анекдатычны спецвыпуск – чысты аркуш з надпісам «І так усё ясна!»). Што ж, пачытаў развагі Л. М. Лыча з цікавасцю, нават не без прыемнасці… Праўда, беларуская мова была ў «Мы яшчэ тут!» толькі «адной з» – трапляліся ў тым бюлетэні матэрыяльчыкі на рускай ды ідышы. Дый кніг з «яўрэйскім зместам» па-беларуску з’явілася к 2012 г. не зусім ужо мізэр; сам выдаў «На яўрэйскія тэмы» і «На ізраільскія тэмы» (Мінск: Шах-плюс, 2011).

Апошнія пару гадоў далёкі я ад выдавецкіх клопатаў. Зрэдчас запісваю відэаролікі накшталт гэтага:

Зміцер Дзядзенка (з)ацаніў… І прапанаваў паслухаць сваю песню:

Раман Цыперштэйн з Пінска прыслаў віншаванне з Ханукай, якім ахвотна дзялюся:

Ідыш не забываецца. Лебн зол ідыш!

Узгадаем яшчэ, што 120 год таму (4-10 верасня 1902 г.) у Мінску адбылася ўсерасійская канферэнцыя сіяністаў – у зале «Парыж», тамака, дзе рог цяперашніх вуліц Мяснікова і Калектарнай. Іна Герасімава пісала, што прыехала звыш 500 дэлегатаў – актывістаў руху. У канцы 2002 г., на стагоддзе падзеі, цэлы выпуск газеты быў ёй прысвечаны («Авив», № 80), а ў сталіцы Беларусі зноў сабраліся… тым разам, хутчэй, аматары стабільнасці. Калекцыянер «яўрэйскіх пасадаў» Якаў Басін прапаноўваў стварыць у краіне сіянісцкую федэрацыю, ды нават у ягоным коле скемілі тады, што няможна бясконца памнажаць сутнасці.

Фота з мінскай газеціны «Авив», № 81 (снежань 2002)

А гэта ўжо варыяцыя на тэму «якім будзе наступны год». От, новы паварот…

Вольф Рубінчык, г. Мінск

21.12.2022

w2rubinchyk[at]gmail.com

Апублiкавана 21.12.2022  20:50

***
Алена, удава Аляксея Стрэльнікава, пра абставіны яго смерці (fb, 22.12.2022):
Лёша ехаў на тэатральны варкшоп. У прыўкраснае месца на прыродзе, далёка ад населеных пунктаў. Я падтрымлівала яго. А ён радаваўся прыродзе і працы з людзьмі. Дарогі занесла, і ім выпала пераходзіць возера. Лёша праваліўся пад лёд. Ён выбраўся. Але стаяў моцны мароз. Дапамога не паспела прыйсці…

Актуальность Юлия Марголина

  1. Страна зэ-ка не нанесена на советскую карту, и нет ее ни в каком атласе. Это единственная страна мира, где нет споров о Советском Союзе, нет заблуждений и нет иллюзий.

Ю. Марголин, фото отсюда

  1. Говорят, что идею нельзя заколоть штыками, а культура не есть военный трофей. Мы убедились в Пинске [в начале 1940 г.], что штыки и военный захват, во всяком случае, составляют первую стадию кастрации живого культурного организма. Однако недостаточно было парализовать массу, политически разоружив ее и лишив активных руководителей и выдающихся лиц. Массовый человек в этом случае всегда имеет еще дорогу к отступлению. Он отступает в крепость своего приватного существования. Он, как улитка, заползает в свою раковину, замыкается в кругу семьи и соседей и полагается на материальные ресурсы, на «запасы» или остатки от доброго старого времени. Но советская власть следует за ним по пятам.
  2. Казалось бы, что лучше такой вещи, как поликлиника, бесплатная медицинская помощь? Но одновременно врачей лишили права частной практики, а жалованье им положили 300 рублей в месяц при цене на хлеб – 85 копеек кило. Пинчане скоро почувствовали разницу между платным и бесплатным лечением. Еще хуже было с многочисленными адвокатами, которым запретили практику. Только пять человек из молодежи, не имевшей в польские времена адвокатских прав, были допущены в юридическую коллегию. Для некоторых это было трагедией. Весь город говорил об адвокате Б., человеке, имевшем талант и призвание юриста, влюбленном в свою профессию, который плакал в кабинете советского начальника, умоляя не ломать ему жизнь. Это не помогло ему.
  3. До сентября 39 года пинчане спорили между собой и не могли сговориться по самым основным вопросам – но это было их внутреннее дело и их внутреннее разногласие. Теперь не было споров и разногласий, потому что каждый видел своими глазами, что в доме чужие, которых никто не звал и никто не хотел, – непрошеные гости с отмычкой и револьвером… Мы были единодушны в неприятии советских благодеяний и советских злодеяний. Все, чего мы хотели, – это не видеть их, забыть о них. На сто человек вряд ли тогда нашелся бы один, кто мог бы ответить на вопрос, «что такое демократия», но все мы, ученые и неученые, понимали тогда без рассуждений и слов разницу между демократией и деспотией. Все, что творилось, происходило помимо нас и вопреки нам, вопреки нашей воле, нашему чувству и нашим потребностям. И правильно чувствовал в то время самый темный человек бесчеловечность и варварство не только в содержании, но в самом методе, в оскорбительном способе подхода к людям и ко всему, что ими было создано для себя в тысячелетнем культурном процессе, – как к сорной траве, которую вырывают не глядя.
  4. Евразийцы ушли из Азии и не дошли до Европы. Они могли бы взять у европейцев и азиатов то великое и положительное, что было в их культурах: идею гражданской свободы и достоинства человека с одной стороны – идею вселенской жизни, полной мудрого покоя и самодовления – с другой стороны. Если бы они их соединили – они стали бы величайшим народом мира! Но вышло наоборот: они взяли из каждой культуры ее минус, ее слабость. И они соединили европейскую тревогу, раздвоенность и мучительные искания с азиатским деспотизмом и подавлением личности.

Этот народ не имеет ни скромной мудрости индусов и китайцев, ни уважения к человеку и личной гордости французов и англо-американцев. Вечно он недоволен и страдает, и вечно страдают его окружающие.

Евразийцы – опасные соседи, потому что они никогда не удовлетворяются своими границами, и вечно ведут они спор. То идут они войной на «гнилой Запад», то надо им «догнать и перегнать Америку». Но не хватает им европейского чувства меры и такта. Всё, что они берут из Европы, под их руками теряет свой европейский смысл.

  1. Правило лагерной администрации: зэ-ка всегда могут работать лучше, чем они работают. Если они выполняют задание, значит, могут его и перевыполнить. Дело начальства – нажимать.
  2. Начальство многое прощает уркам, потому что опасается их, с одной стороны, а с другой – не считает их политически-опасными. За небольшую компенсацию урки охотно занимаются шпионажем и сотрудничеством с третьей частью. В советских лагерных условиях, где «бытовики» и «политические» смешаны, «бытовики» во всех отношениях привилегированы, т. к. режим в основном не считает их врагами.
  3. Непосильный труд и нищета – вот два метода, с помощью которых расчеловечивается «homo sapiens», попавший в советский лагерь. Миллионы людей принуждаются работать не по специальности. Несмотря на частые опросы, регистрации и учеты, нет никакой возможности расставить людей, попавших на эту колоссальную человеческую свалку, по местам, которые бы для них подходили.
  4. Лагеря, призванные «исправлять трудом» – как будто можно кого-нибудь исправить обращением в рабство – представляют в действительности дикарскую профанацию труда и неуважение к человеческому таланту и умению. Люди, десятки лет работавшие в любимой профессии, убеждаются в лагере, что все усилия их жизни пошли насмарку. В лагере учителя носят воду, техники пилят лес, купцы копают землю, хорошие сапожники становятся скверными косарями, а хорошие косари – скверными сапожниками.
  5. Лагерные власти не защищают собственности заключенных. Лагерный «закон» прост: что имеешь – береги, а не убережешь – твоя вина. В лагере каждый спасается, как может.
  6. Инстинкт самосохранения заставляет миллионы простых и малоразвитых людей не просто лгать, но и внутренне приспособляться к фикции, «играть» в советский патриотизм и вести себя по законам этой игры. На этом и основано «перевоспитание» в лагере. Оно основано на том, что убеждения, мысли и чувства человеческие, годами не находя себе внешнего выражения, должны также и внутренне погаснуть и отмереть. Интеллигенция, которая неспособна пройти эту дорогу до конца, вымирает в лагере на 90%. Для всех остальных наступает всеобщая атрофия сознания и марионетизация духа. Нет больше ни лжи, ни правды. Разница между ложью и правдой существует только для бодрствующего и свободного сознания.
  7. Инвалидам принудительного труда не засчитывают их бывших рекордов. Как выжатый лимон, выбрасывают их в самый дальний угол огромной свалки, где копошатся миллионы «доходяг».
  8. Впечатления польского антисемитизма изгладились в нас, когда мы встретились с гораздо более массивным и стихийным русским антисемитизмом. Он был для нас неожиданностью. Мы нашли в лагере открытую и массовую вражду к евреям. 25 лет советского режима ничего не изменили в этом отношении.
  9. Когда в начале 41 года началось вторжение Италии в Грецию, то на 48-ом квадрате [в лагере у Онежского озера] политрук объяснял снисходительно, что виновата… Греция, а Италия только защищает греческое побережье от его захвата англичанами. Таким путем защищалась косвенно и политика Сов. Союза в Финляндии.
  10. Быть исключенным из амнистии – было много хуже, чем вообще не иметь амнистии: это отнимало надежду и на будущее. Мы уже давно перестали добиваться смысла и логики в обращении с нами.
  11. Мы жили в лагерях в атмосфере преступления. Но преступлением не было отвращение и страх пред работой людей, еле волочивших ноги от слабости, – преступлением была та социальная система, которая право на труд превратила в обязанность навязанного труда, – лагерная система, которая впервые объяснила мне явление вредительства. Я никогда не был вредителем в лагере, но я понял, как возникает циничное и вредительское отношение к работе у людей, полных смертельной ненависти к ярму, которое на них надели, и к упряжке, которую их заставили носить против воли.
  12. Привычка долгих лет создает в лагере своеобразное равнодушие и иммунитет ко всякого рода словам: агитировать зэ-ка – напрасный труд. Они всё знают. Разница между красивой и неудачной речью для них равна нулю.
  13. Заключенным не полагается иметь нервов. Никто не плачет в лагере, и однако нет в нем ни одного человека, который не пережил бы своего потрясения. В лагере нет нормальных людей, это лишь следствие того факта, что лагерь в целом не есть нормальное учреждение.

Человек, пред которым проходит за годы заключения Ниагара несчастья, бесчисленное количество лагерных судеб, постепенно перестает реагировать на окружающую ненормальность с остротой первых месяцев. Первое время всё его поражает и потрясает. Потом он перестает удивляться. Он уже не замечает ненормальности ненормального. Наоборот: на него производит впечатление ненормальность нормального.

Под страшным воздействием лагерных условий каждый человек подвергается деформации. Никто не сохраняет первоначальной формы. Трудность наблюдения в том, что сам наблюдатель тоже деформирован. Он тоже ненормален. Чтобы правильно оценить всё происходящее, ему следовало бы прежде всего учесть собственную ненормальность. В лагере нет неповрежденных. Все – жертвы, все одели казенный бушлат не только на тело, но и на душу.

  1. Врачи указывали в своих сводках алиментарную дистрофию, как причину смерти. Но в мае 1945 г. было передано распоряжение из Московского ГУЛАГа: не приводить более алиментарной дистрофии в рубрике повод: поражение сердца, легких и т.п. Таким образом, одним распоряжением свыше была уничтожена голодная смерть в советских лагерях. Надо думать, что статистика смертности в бесчисленных тысячах лагерей, с одним монотонным припевом «АД» – наконец, надоела людям, которые нас убивали, но считали при этом нужным соблюдать формы. С мая 45 года ни один человек больше не умер с голоду в местах советского заключения. То, что это распоряжение было помечено как строго секретное, показывает, что его авторы сознавали позорный смысл его.
  2. В лагере все умирали одинаково: фашисты и демократы, евреи и антисемиты, русские и поляки, добрые и злые. Личности, как и целые общества и народы, надо уметь оставить в покое с их слабостями и несовершенством, и надо помнить, что каждый человек способен на преступление в известных условиях. Зло же – настоящее, смертельной ненависти заслуживающее зло – представляет только то, что зачеркивает живого человека во имя фетишизма, во имя цифры, плана и расчета, во имя «Хеопсовой пирамиды», как бы она ни называлась на языке политиков и завоевателей. Каждый понимает разницу между человеком, хотя бы самым враждебным, и бездушной машиной, которая сеет смерть и умножает в мире страдание. Преступлением, которого нельзя простить, является отказ человека от сочеловечества и превращение его в бездушное орудие убийства и порабощения.

В лагере я научился видеть изнанку вещей, изнанку каждого слова. Такое слово, как «фашист», означало безусловное зло, – и это же слово служило поводом для палачей ломать и кромсать живую жизнь во имя чего-то, что было не меньшим злом, чем фашизм.

  1. Каиново пятно, по которому познается подлинная ненависть, это презрение свободной мысли, отрицание интеллекта. Для гитлеризма это – «еврейское изобретение», для инквизиции – смертный грех, для идеологов коммунизма – контрреволюция и мещанский предрассудок.
  2. Свободные и зрячие люди некогда уничтожат ненависть, и создадут мир, где никому не надо будет ни ненавидеть, ни противиться ненависти. Человеческое стремление к свободе несовместимо с ненавистью. Не вдаваясь в сложные определения свободы, можно принять, что она в своем развитии вытесняет неуклонно ложь и ненависть не только из человеческого сердца, но и из человеческих отношений и социального порядка. Таким образом, оппозиция лжи и ненависти сама по себе уже есть первое проявление человеческой свободы…
  3. Придет еще время, когда украинцы и евреи встретятся на мировой арене, не в концлагере и не в условиях погрома или бесчеловечного полицейского угнетения, а как свободные народы.
  4. Техническая революция привела к тому, что правительства, которые не могли бы удержаться на штыках, могут отлично сидеть на танках и автоматическом вооружении. Рабский труд оплачивает себя снова как политически, так и экономически.
  5. Горе такому обществу, которое теряет способность живо и сильно реагировать на вопиющую несправедливость и бороться со злом. Такое общество – моральный труп, а где показываются первые признаки морального разложения, там и политический упадок не заставит себя долго ждать.

Издание книги Ю. М. на русском языке (Израиль, 2010-е гг.). Фото отсюда

От В. Р. Многие слышали о книге Юлия Борисовича Марголина «Путешествие в страну Зэ-Ка» (написана в 1946-1947, сразу после освобождения автора из советского «рая»; издана в 1952 г. с сокращениями), не все её читали. Здесь предлагаются те фрагменты её, которые на мой взгляд, более всего перекликаются с недавними событиями – чего уж там, катастрофами – на постсоветском пространстве. Опирался на полный текст, опубликованный здесь.

Опубликовано 18.12.2022  17:50

«НЕВЕСЁЛАЯ ПЕСНЯ МОЯ»

Шалом. Не хватает у меня душевных, да и физических сил для того, чтобы регулярно откликаться на события в Украине. Прочёл, что на Харьковщине трагически погиб Владимир Вакуленко-К. (1972–2022), поэт панковского толка, автор детских сказок; в марте 2022 г. его по доносу выкрали российские оккупанты. Лишь недавно тело писателя нашлось в братской могиле под Изюмом и было идентифицировано. До сих пор не вполне верится в его смерть, да ещё такую. Переписывались с Владимиром года два назад по вопросам издания книги – тогда с адреса 7darkfog2@gmail.com мне пришло сколько-то писем на украинском…

Антология с текстами на белорусском языке и идише, выпущенная в Украине-2020 по инициативе В. Вакуленко. Снимки, где он держит книгу, отсюда 

По мнению полковника запаса, орденоносного министра Макея, умершего 26.11.2022 в фишеровском возрасте (64), Украине в марте с. г. следовало отказаться от западных консультантов и вооружения, отыскав «компромиссное решение на основе баланса интересов» (т. е. остаться в одиночестве супротив Пу & Лу и сдать свои юго-восточные территории, я так понял). Его сентябрьское выступление в ООН сводилось к обвинению «коллективного Запада» в кровопролитии. Сказочный был, что тут добавить – два мира, два Владимира.

В этом месяце я узнал и о смерти Роланда Букенгольца (1940–2021), плодовитого писателя родом из Глуска, с которым пару раз пересекался в Минском еврейском общинном доме. Кое-что из его произведений я читал: например, очерк о юном поэте Игоре Поглазове-Шнеерсоне. В 2000-х маститый автор, вернувшийся из США, сотрудничал с газетой «Авив» и журналом «Мишпоха», а мне заманулось, чтобы и с бюллетенем «Мы яшчэ тут!» Припоминаю, библиотекарша «Хэсэда» Фаина Злотина – земля ей пухом – представила меня как оппозиционера, и диалог с Борисом Роландом (так Букенгольц подписывался чаще всего) сразу «ушёл в песок». Так что пусть лучше о писателе расскажет его коллега Олег Мельников (fb, 08.06.2021):

В моём личном списке живых лучших прозаиков Беларуси освободилось одно место: умер Борис Роланд. «Книга судьбы» – еврейские «Сто лет одиночества», «Местоимение» – энциклопедия студенческой жизни Советского Союза времени застоя. Увы, книги вышли позже, чем нужно, и критика уделила им немного внимания. Широкая читательская публика с ними не знакома. Что делать, если даже великого Гроссмана сейчас почти не читают. Но слава Богу, что книги всё-таки вышли!

Роланд был отличным человеком. Моя дружба с ним принесла мне много хорошего. Я думаю, что такие слова могут сказать ещё многие люди. Вечная память!

Лауреат премии Марка Алданова Борис Роланд и главный редактор американского «Нового журнала» Марина Адамович. Фото 2011 г. отсюда

Перечислял я потери белорусского еврейства за 2020-2021 гг.; смерть Роланда тоже была немалой утратой. Существует посвящённый ему сайт, материалы которого мне ещё предстоит осмыслить. Чуть странно было сейчас, в 2022-м, читать «открытое письмо В. Распутину» (1990). Первая мысль была: неужели автору захотелось славы Натана Эйдельмана с его нашумевшими посланиями к Виктору Астафьеву? Но любопытен «творческий отчёт» Б. Роланда о визите членов редколлегии журнала «Наш современник» в перестроечный Минск.

Думаю, не у меня одного непроизвольно пожимались плечи при чтении «творческого отчёта» о встрече сами-знаете-кого с функционерами Гомельской области (25.11.2022):

Ладно «дисициплина» (вувузелы агитпропа давно не блещут грамотностью), ладно «солома в волках» (не иначе как в РБ и хищники делаются травоядными, словно воры, перековавшиеся на Беломорканале! – правильно было бы «в валках»). Но это самоутверждение за чужой счёт (если обвинения в воровстве и очковтирательстве обоснованы, почему начальничков пригласили на встречу к «первому лицу», а не к следователю или прокурору?), этот навязчивый, мелочный контроль… Приведу-ка цитату с «президентского сайта», которой больше 12 лет:

Говоря о планах на будущую пятилетку, Александр Лукашенко сказал, что все приоритетные задачи для сельскохозяйственной отрасли на этот период уже детально продуманы и обозначены. «Это последний год, когда я лично контролирую все детали. А в ближайшие 5 лет нужно просто выполнять то, что намечено. Каждый гектар у нас учтен, мы знаем, что делать, какие предприятия создавать, как диверсифицировать экспорт» (13.04.2010)

С того времени сменилось несколько премьер-министров, министров сельского хозяйства и председателей Гомельского облисполкома (с декабря 2010 г. до апреля 2019 г. «губернаторствовал» Дворник, сменивший Якобсона; с июля 2019 г. до декабря 2021 г. рулил Соловей, теперь вот Крупко), а проблемы и «ручное управление» остались. И кукуруза на полях Гомельщины (да не только Гомельщины) в конце ноября кое-где осталась неубранной – то ли из-за нехватки рук, то ли… Учитывая, что вышеуказанные чиновники назначались «всеведущим» из Минска, может, что-то в «консерватории» надо подправить? 🙂 Впрочем, дедушка-Путин тоже минимум 15 лет повторяет, что нужно расселить россиян из «трущоб» – ветхого и аварийного жилья. Есть с кем посоревноваться…

Особо не до юмора с этой системкой, ясен пень. Вот кандидат наук, доцент Сергей Гаранин, после отсидки в начале ноября изгнанный из местной Академии наук, где работал ни много ни мало заместителем директора института языкознания, поделился своей болью (fb, 29.11.2022). Перевод с белорусского:

Вчера моему бывшему сокамернику, отцу Владиславу Богомольникову, дали седьмой срок на Окрестина и, по моим подсчётам, сидит он уже 89-е сутки… Окрестина — это [формально] не тюрьма, а ЦИП (центр изоляции правонарушителей. – В. Р.). Поэтому условия там чрезвычайно жёсткие, намного хуже, чем во всех других белорусских тюрьмах и зонах. Это вроде гауптвахты бывшей советской армии.

Но ведь предполагается, что на Окрестина долго и не сидят! Человек таких условий физически не выдерживает. Да, я знаю о «каруселях». Я также знаю, что узники сидят много-много недель. И видел таких. Но ТРИ МЕСЯЦА… К тому же состояние здоровья отца Владислава ухудшилось. Даже когда я освобождался и он пожал мне руку, рука у него была немощная, пальцы тонкие, все косточки в них слышно…

Так это когда было!!! А теперь?! К тому же он и голодовку держал…

Владислав – человек мужественный, держится он с достоинством и твёрдо. Поддерживает других. Сделать ему ОНИ ничего не могут. Также предъявить ему по факту ничего нельзя. Ну, отслужил он литанию по Роману Бондаренко — и что? Это пасторская обязанность…

Поэтому… ОНИ ЕГО УБИВАЮТ. Физически.

Я сообразил это и закричал от боли и ужаса!

Так в другом месте убивают они не первый месяц Николая Статкевича…

Так иногда делалось в средневековой Византии — вы уж мне поверьте, я знаю! Человека сажали в темницу, содержали в невыносимых условиях (даром что немного кормили), затем неизлечимо больного выпускали, а несколько дней спустя он умирал. Так сказать, «сам». И государство словно бы ни при чём…

Православного священника отца Владислава Богомольникова убивают на Окрестина.

Я — этому свидетель!

Слышите? — Свидетель!..

Семья готова к моему аресту. Не в этом дело. Дело в том, что Владислава Богомольникова убивают на Окрестина!

Лёгочные инфекции, которыми болеет сейчас Владислав, не излечиваются на раз-два. Я кашляю и через месяц после освобождения. Врач на Окрестина не осматривает пациентов, а разговаривает с ними через приоткрытую кормушку. На Окрестина нет больницы. Процесс может приобрести необратимый характер.

Об этом надо говорить, писать, кричать! Православного священника отца Владислава Богомольникова убивают на Окрестина!

О. Владислав Богомольников

Лично не знаком я ни с Богомольниковым, ни с Гараниным, но какие у меня основания не доверять последнему? Никаких оснований, и вообще в подобных делах лучше «перебдеть»… После трёх суток в спецприёмнике на Окрестина осенью 2001 г. в свои 24 года пришёл в себя далеко не сразу, а с тех пор условия, по разным свидетельствам, во многом ухудшились. Несмотря на построенный к концу 2000-х новый корпус (кажись, за гранты от «буржуев»).

Тюремный комплекс на пер. Окрестина в Минске (фото из википедии)

Тем временем Мария Колесникова, заключённая гомельской колонии № 4, после ШИЗО попала в больницу… По сообщениям прессы – в реанимацию 🙁

Фото 2020 г. с сайта Виктора Бабарико

Но есть и хорошая новость: сегодня на волю вышли некоторые студенты, арестованные в 2020 г. Наиболее известна среди них, пожалуй, Алана Гебремариам (на коллаже от «РС» – в 1-м ряду слева) – упоминал об этой активистке «Молодёжного блока» прошлым летом.

Ещё один плод сотворчества Светы Бень и Гали Чикис – песня «Зеркальный шар», давшая год назад название целой концертной программе. Красота не спасает мир, но иной раз облегчает существование в нём – ведь верно, ведь правильно?..

Вольф Рубинчик, г. Минск

30.11.2022

w2rubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 30.11.2022  22:39