Category Archives: USA, CANADA AND OTHER COUNTRIES

О. Голлер. Зарисовка из пандемийного L.A. Мы снова в музее

Опять в МУЗЕЕ

Сегодня были с дочкой в Pasific Desighn Center. Ведь все музеи на замке.

 Погуляли по Showrooms – демонстрационным залам. Как будто бы побывали в музее современного дизайна. Раз уж я взялась писать путевые заметки по ЛА…

Об этом стоит рассказать

Дизайн Центр Пасифик. Думаю, хоть и длинно, но это будет называться по-русски

Тихоокеанский центр дизайна.

Удивительное сооружение, составленное из трех огромных зданий. Со стороны это похоже на Кубик Рубика.

Кубик Рубик

Однако весь комплекс был выстроен из разных частей, в разное время и разными архитекторами.

Синий – построен в 1975 году аргентинским архитектором Сезар Пели (Cesar Pelli).

Он очень длинный и синий, поэтому получил так же название ГОЛУБОЙ КИТ.

Голубой Кит – Blue Whale

Зелёная часть была создана в 1988 году архитектором Norma Merrock Skarel.

И самый яркий их трех зданий, красный, был уже добавлен лишь в 2013 году.

Красный блок – Red Building

Площадь всего комплекса 160,000 кв.  метров.

В центре расположены конгресс-холлы, учебные классы, огромный фитнес-клуб, два ресторана.

Лобби

Сто демонстрационных залов (show rooms), где  лучшие дизайнеры мебели и декоративного искусства со всего мира представляют здесь на продажу свои разработки. Сюда они приходят, чтобы выбрать для заказчика оформление его домашнего пространства.

Show rooms

Частные лица туда, как правило, не попадают. Но раз уж живём в такое время, что всё шиворот-навыворот, то мы оказались с дочкой тут.

Просто накануне мы ехали на машине совсем на другую встречу, кстати с друзьями-художниками ходили в маленькую галерею. Так что жизнь течёт. Только визит в эту чудесную, маленькую, но очень удаленькую, галерею надо было заказать по телефону. Так вот по дороге я увидела вдалеке некоего Синего Кита из стекла и бетона и ярко красного гиганта. Тут же посмотрели по карте, что это. Прочитали, что это Дизайн Центр и решили туда потом попасть.

Попав в эти огромные шоурум, мы были очарованы разнообразием стилей картин, скульптур, исполненных разными техниками из дерева, ткани, металла, камня и стекла. Всевозможного вида светильники дополняют картину.  Всё это представляют здесь интерьеры на все вкусы.

Карта ЛА Сити

Дизайн

Часть центра так же отведена под музейные пространство Современного Искусства Contemporary Art и является отделением музея MOCA.

Бросается в глаза неожиданная тенденция отобразить Вирус Короны, который стал героем 2020 года, и художники не смогли обойти мимо этого персонажа нашей эпохи…

Вирус

Мое внимание тем не менее было приковано к малахитовому сердцу.

Малахитовое сердце.

При входе в каждый Демонстрационный зал заботливо были приготовлены для посетителей маски и перчатки.

Маски

Так в период общей грусти и нехватки свободы мы восполнили то таким неожиданным и ярким днём. Оказалось на поверку, что вся наша жизнь – одно большое путешествие. Я читала у Вадима Зеланда в книге «Трансферинг реальности» , что мы приходим в гости в этот мир, как в музей. В этом музее есть свой Смотритель, который нас сопровождает и помогает понять расположение залов и суть экспонатов. А от нас зависит, в какой зал пойти и что увидеть.

Стул для гигантов мысли

Израильятяне на главном стуле ЛА

Мой пудель

Мы снова в музее

Ольга Голлер

Опубликовано 09.01.2021  13:55

О. Голлер. 2021 начался. Заметки из безлюдного Лос-Анджелеса

Мы стартанули!

Год начался!

2020 is over

Побежали дни, как кадры нового мультика… Гарри Бардин, Уолт Дисней, Юрий Норштейн, Эдуард Успенский – гении мультипликации, не могли себе представить, что реальность и бег времени двадцать первого века поглотят нас в потоке эпохи коронованного коловращения  всей планеты.

В новостях и в прочих медийных полях тревожные заголовки о состоянии Лос-Анджелеса в плане болезни года.

Мы в курсе, но мы продолжаем жить. Солнце светит днём, небо голубее нашего израильского. И это не преувеличение или принижение зимней красоты нашей маленькой страны.

Но если выйдешь днём без солнечных очков, то глаза режет до боли от солнца, что мне очень странно. Ведь сама живу уже 30 лет в похожем климате.

Большие торговые центры открыты, но людей в них до слёз мало, стоянки пустуют, и люди бродят с грустными глазами. И даже приветливая, и столь непривычная израильтянам, улыбка просто любого прохожего не согревает своим позитивом.

Сети кафе открыты все. Но при том, что всё вкусно, безлюдье лишает вас аппетита. Если ещё две недели назад мы сидели в кафе на заботливо расставленных друг от друга столиках мы могли более или менее перекусить или выпить кофе, то сегодня ни одного стула или стола не было открыто. Мы сели с дочкой на полу, просто на кафельном полу (благо тут очень чисто)  и разложили, как цыгане, картонные коробочки с суши. Однако вежливы коп (полицейский) подошёл и мило объяснил, что в пределах всего этого здания есть вообще не разрешено. В очередной раз нас спасло чувство юмора.

 Суши на полу

Безумство нового течения – маски от Всех брендов мира создали новый поток фэшн.

Кто из великих кутюрье мог подумать ещё год назад о подобной моде?!

 Маски и мода новой эпохи

Куда дошагаем мы семимильными шагами в фуксиевых сапогах, что под стать танцовщицам Мулен Ружа? Доживём ли до нашего бала в этих забавных ботфортах – такие не потеряешь, в спешке убегая от набата часов! Очень хочется верить, что да. Верить, что наши феи не подведут нас, как они окружили любовью Золушку.

Розовый сапог Золушки

Или всё же сохраним улыбки на наших полу-лицах и раскрасим нашу жизнь новыми красками, весёлыми заплатами джинсов нашей молодости?!

Заплаты нашей джинсовой молодости

Закроем с благодарностью ушедший год. Откроем новые и волшебные двери, шагнём в них смело, и продолжим наш путь по орбите жизни. Как ни звучит это непривычно и с иронической патетикой, но мы с вами, господа, проживаем смену эпох. А между ними встречаются двери особенные, приглашающие нас в несбыточные мечты…

Двери между пространствами

И как в трактатах алхимиков, сказки детства оживут, наполнятся любовью и превратятся из олова в золото, из избушек в голубые дома, из хрустальной туфельки – в свободу с верой и бесстрашием.

Голубой домик

С Наступившим Новым 2021 Годом!

Welcome 2021

 

Ольга Голлер

Опубликовано 05.01.2021  13:53

О. Голлер. И в дни больших бед можно увидеть красоту!

Вчера мы поехали посмотреть на Рождественские  огни и украшения на Беверли Хилс.

Как-то смешно писать по-русски это название…

Улица, по которой гуляла Джулия Робертс в знаменитом фильме…

street of Julia Roberts.

Мы сами оказались во власти сказочного ощущения чудес. Это чувство живёт в каждом из нас. И живёт не из детства, а по-моему, из еще чего-то ДО ТОГО…

Маленький внук кидал шары в воде, а потом зачарованно затих от торжественности…

Boy and water balls

Я бродила по этой одной улице, как маленькая принцесса среди оловянных солдатиков.

Red Doll

Soljier

Людей было не очень много, и в этом тоже своя прелесть. Новая атрибутика высокой моды в наши дни – маска, кажется прижилась к нашим лицам…

Я всю жизнь работала с пересадками тканей и подумалось, что люди и кто-то другой произвели из непонятно чего этот новый вид ткани…

Надолго ли?! Чем заслужим его снять!!! Не хотелось думать об этом…

В серебряных шарах на парадной ёлке отражались счастливые глаза взрослых и детей.

 Eitan and silver ball

Green tree

По улице ехали машины из “американского кино”.

Yellow car

Очереди искусственных девушек стояли за сумками Луи Виттон, Прады и прочей никчёмности…

Ричард Гир поднимался по лестнице за своим счастьем. Где граница между кино и реальностью…

Мои дети и я шли в потоке этой мишуры и мир был прекрасен.

Всех с наступающим Новым годом!

 All the family Orenbach in two pictures

Above Ran, Eitan & Olga Goller. Below Dina, Amit & Olga

Полностью фотоальбом здесь

Ольга Голлер

Опубликовано 26.12.2020  23:06

 

О. Голлер. Луч света из Лос-Анджелеса

Начало здесь

Короткий репортаж из Лос-Анджелеса на третий день пребывания.

Вчера я сама решила сделать тест на Корону. Скажу, по какой причине.

Нет, я ничего не опасаюсь. Но…. здесь очень жёсткая бюрократия в детских садиках. Каждый день просят родителей ответить на один и тот же вопрос: не приехал ли кто в семью из другого штата и тем паче, из другой страны.

А у дочки два малыша в двух разных садиках. Один сад, кстати, это просто пятизвёздочный отель с кетерингом и пр.  Две воспитательницы на 6 детишек. И стоит соответственно 2500 $ в месяц.

Второй садик более демократичный – 2200 $.

Причем, это сотрудникам посольства Израиля, коим является Дина, моя дочка, не оплачивается…

Как я знаю, моя дочка с мужем супер послушные граждане, и я решила сама сделать этот анализ. Хотя мне они не сказали ни слова.

Надо бы отметить, что ни в Израиле перед отлётом, ни в самом Лос-Анджелесе проходить тест не требуется. Что поделаешь, стану на месяц такой же послушной…

Вернусь к тесту на Корону: мы нашли пункт бесплатного теста в 40 км от дома, что считается очень близко для Америки.

Gроверили сначала, что есть масса вариантов на тест: от бесплатных до 200 $. Но разницы никакой, ни по качеству, ни по релевантности их  предъявителю.

Приехали мы к указанному месту: большая бесплатная стоянка, длинная, но быстро текущая цепочка людей, в приложении на мобильном выслан каждому код и краткое видео, как самому делать себе тест. Через 5 минут, именно пять минут, я подошла к служителю этого мероприятия; получила в руки пробирку, обьяснили еще раз, что делать. Зашла в отдельную палатку, за 20, именно за 20 секунд сделала себе мазок в ротовой полости и  вернула пробирку работнику этого пункта. И …. поехали пить кофе (take away, конечно).

Всего дел было на 15 минут – от машины до выхода…

Организовано безукоризненно, люди соблюдают  все правила, при этом невероятно тихие и улыбчивые. Хотя это не самый шикарный район города…

Рядом находится большой бассейн: чистейший, огромнейший, и…. совсем безлюдный.

И вот это очень грустно…

Погода в ЛА ясная и  солнечная, зима еще “за горами”…

Цветы бесподобные…

Я шла по тротуару вдоль голубой воды бассейна без единого посетителя, по бокам шли мои Д и Д  – Дина и Дани. Дети, которые родились в Москве, прожили от 15 до 30 (каждый по-разному) лет в Израиле.

Жизнь удалась! Хоть мы все с вами и находимся  в её самом нелёгком и смутном повороте, господа…

Все в одной лодке, все на одной Планете…

Позволю себе поделиться еще одним моментом:

после всего этого мероприятия мы, как я и сказала ранее, поехали пить кофе. Просто Дани кинул: “Kофе едем пить”? Кто же откажется…

Хотя я ещё подумала: “это он о чем? Все же закрыто”.

Однако, когда мальчику 38, вопросов лучше лишних не задавать…

Мы подъезжаем на бензоколонку, выходим, Дани открывает своим ключом некое маленькое кафе, заходим, он делаем нам с Диной в кофемашинке кофе по заказу.

В тёмном лобби кафе стоит безмолвное пианино, на стенах портреты артистов. Некий ретро-стиль посреди этого, скажу честно, хаоса: Короны – ЛА –  моего далекого Израиля….

Я вспомнила детство, изобразила на клавишах родную  “Für Elise” Бетховена, дети мои в этот миг стихли…

Мы  мчались по трассе  меж коричневых гор ЛА домой, летели низко, как водит мой сын, и слушали  Бетховена…

Да,  once and once more – не откажусь от этого прекрасного чувства: “ЖИЗНЬ УДАЛАСЬ”, господа…

 

Ольга Голлер

Опубликовано 23.12.2020  23:23

Б. Гольдин. От Монако до округа Санта-Клара в Калифорнии (2)

От Княжества Монако до округа СантаКлара (странички истории балета)

Пишет Борис Гольдин,

кандидат исторических наук, доцент, член Международной ассоциации журналистов

(окончание; начало здесь)

В конце 1930-х годов в Нью-Йорке создается American Ballet Theatre. Одно время его художественным руководителем был Михаил Барышников. В репертуаре театра имелись постановки на музыку русских композиторов. В разные годы на его сцене выступало немало звёзд, и среди них были бывшие солисты Мариинского театра и Большого театра.

* * *

Мы видим силы зла в коричневом трико,

и ангела добра в невыразимой пачке.

И в силах пробудить от элизийской спячки

овация Чайковского и К.

В зрачках городовых желтели купола.

В каких рождались, в тех и умирали гнёздах.

И если что-нибудь взлетало в воздух,

то был не мост, то Павлова была.

Как славно ввечеру, вдали Всея Руси,

Барышникова зреть. Талант его не стёрся!

Усилие ноги и судорога торса

с вращением вкруг собственной оси…

(Иосиф Бродский)

– В Нью-Йорке есть два великих театральных коллектива – это Балет Баланчина, или так называемый «Нью-Йорк Сити балет», и Американский балетный театр, – недавно сказал известный музыковед и культуролог Соломон Волков в интервью «Радио Свобода». – Их всегда противопоставляли: то один коллектив выходил на первое место, то второй. Баланчин, конечно, в основном лидировал. И вот почему: Американский балетный театр ставил знаменитые постановки прошлого, это был балетный музей в значительной степени, а баланчинский театр, наоборот, предлагал зрителям новинки одну за другой, причём очень смелые.

Американский балетный театр на такие риски не шёл. Там были свои звезды, но всё-таки он всегда немножко не поспевал. Когда пришёл новый руководитель, он изменил этот имидж с помощью одного человека – Алексея Ратманского, который за эти 10 лет поставил для театра 16 балетов. Он создал новое лицо театра. Американский балетный театр теперь воспринимается не как музей старых постановок, какими бы они ни были замечательными, а как коллектив, который представляет новые, всегда интересные, свежие и увлекательные работы. И это заслуга Алексея Ратманского.

На снимке: А. Ратманский (1968 г. р.)

Судьбы людские

Вы знаете, мне всегда любопытно: откуда та или другая солистка или танцор. Интересны их истоки и наличие «русских корней»…

Карен Габай. Маленькой девочкой начинала балетной школе в Сан-Диего, а потом училась в прекрасной школе Американского балета. Сейчас имя Карен Габай хорошо известно в балетном мире. Она – победительница многих международных конкурсов артистов балета. Была в главных ролях в Atlanta Ballet и Ballet Nuero Mondo de Caracas. Более 25 сезонов Карен была прима-балериной балета Сан-Хосе.

«Много у нас работало русских педагогов, – рассказывала Карен. – Мадам Александра Данилова и Джордж Баланчин учились балету в Санкт-Петербурге. Были солистами труппы Мариинского театра. Она танцевала на сцене Русского балета Монте-Карло, а он был хореографом. Они и познакомили меня с русским балетом. Заботливо передавали свое мастерство. Помогли стать настоящей балериной».

Познакомился я и с балериной Каленой Опдайк. Она из красивого калифорнийского города Монтерея, что к югу от Сан-Хосе. Первые шаги в балете делала в родном городе у мадам Киры Ивановской. Её отец был адмиралом царского военно-морского флота. Пришла революция, и семья вынуждена была бежать во Францию. В Париже Кира «заразилась» балетом. Искала и нашла себе учителей: солисток Людмилу Егорову (Мариинский театр) и Марию Невельскую (Большой театр). Это была настоящая академия русского балета. Семья радовалась: Киру пригласили в Русский балет Монте-Карло. «Мне очень повезло, – рассказывает Калена, – что судьба свела меня с таким чудесным человеком и прекрасным педагогом».

* * *

В вибрациях танца изящно порхали

Красивые кисти, столь тоненьких рук,

В них таинство звёзд, с отголоском печали,

Способность летать, несмотря на недуг.

Пусть строг хореограф, пусть жалость немая

В носочках натянутых чувствует боль,

Чтоб «Спящей красавице» рукоплескали

За самую первую лучшую роль!

Почти что актриса, звезда своей сцены,

Легко, виртуозно кружит в фуэте,

Не жаждя признания высшей богемы,

А просто стремясь к долгожданной мечте.

(Екатерина Шошорина)

Балерине Нине Новак выпала тяжелая судьба. Её отца и брата немцы уничтожили в Освенциме. В газовой камере оборвалась жизнь танцора и балетмейстера Рене Блюма, который долгие годы трудился в Русском балете Монте-Карло. Нина чудом осталась жива. Полюбила балет. Танцы стали целью её жизни. Помогли ей выжить. После войны стала прима-балериной Русского балета Монте-Карло и New York City Ballet, у истоков которых стоял Джордж Баланчин.

Фото 1950-х годов

Жизнь балерины на сцене, как известно, недолговечна. Нина вышла замуж и уехала в Венесуэлу. В столице открыла русскую балетную школу. «Я счастлива, что училась у неё, – рассказывала Ирена Иши. – В Америку я поехала за своим будущим. Сколько было радости, когда меня приняли в Балет Сан-Хосе. Радовалась и моя учительница в далеком Каракасе».

Однажды после балетного спектакля меня познакомили с двумя солистами Балета Сан-Хосе и предупредили: с ними можно говорить по-русски. «Моя учительница Марика Безобразова, – вспоминал Андреан Торнe, – была дочкой царского генерала. После революции оказалась в Дании. Здесь она познакомилась с приближенной императорского двора, бывшей солисткой Мариинского театра Матильдой Кшесинской. Школа мадам Кшесинской славилась по всей Европе. Марику стали приглашать многие балетные труппы. В Монако мадам Безобразова создала Академию танца, и я стал ее учеником. Учиться у нее было тяжело, и в то же время я получал большое удовольствие. Она добрый человек и требовательный педагог. Прошли годы, и я стал солистом Национального балета Кубы».

Когда танцевал Роберто Алмагаер, мне казалось, что в нем заложена динамо-машина. Его энергии не было конца. Он тоже был солистом Национального балета Кубы, выступал в главных ролях в мексиканском балете. Когда в Гавану приехал брат знаменитой балерины Майи Плисецкой Азарий, они подружились и стали учить друг друга не только классическому танцу, но и языкам: русскому и испанскому. Азарий пригласил кубинца в Москву. «Я люблю музыку Чайковского, – говорит Роберто. – Она всегда напоминает мне Большой театр, мою учебу у известных танцоров России».

Более 25 лет я был в контакте с коллективом Балета Сан-Хосе, замечательными актёрами балета и ветеранами американского балета. Вот некоторые записи из моих блокнотов:

«Мой педагог, мадам Анна Соколова, привила мне любовь к русскому балету, к русской классической музыке. Любовь, которая крепко запала в мое сердце, – рассказывал художественный директор и балетмейстер Балета Сан-Хосе Деннис Нахат. – Моя карьера cложилась удачно, во всяком случае могу так считать, потому что меня приняли сначала в City Center Joffrey Ballet в Нью-Йорке, а затем в один из лучших балетных театров – American Ballet Theatre. Тут было много русских звезд, и было, у кого учиться классическому танцу. К примеру, у бывших солистов Мариинского театра Михаила Барышникова, Рудольфа Нуреева и Натальи Макаровой. Часто сюда приглашались известные балетмейстеры и хореографы, среди них всемирно известный Джордж Баланчин. Я был очень счастлив, когда мне довелось танцевать главные партии в балетах русских композиторов: “Щелкунчике”, “Спящей красавице”, “Ромео и Джульетте”. В труппе царили творческая атмосфера, взаимопомощь и поддержка. Театр был настоящей кузницей первоклассных танцоров, хореографов и педагогов. Здесь я сделал первые шаги и как хореограф. Мне доверили постановку балетов».

«Уже давно нет великого танцора, каким был Рудольф Нуриев. Но я до сих пор помню его выступление на нашей сцене в балете “Коппелия”, поставленном по сказке Гофмана “Песочный человек”. Чудесная музыка Делиба. Рудольф Нуреев танцевал в роли профессора алхимии Коппелиуса. Его партнёршей была наша прима-балерина Карен Габай. Публика была в восторге, – вспоминает балетмейстер и хореограф Балета Сан-Хосе Раймонд Родригес. – Хорошо помню Рудольфа Нуреева и в главной роли в балете “Шинель”, поставленном по повести русского писателя Николая Гоголя, на музыку русского композитора Дмитрия Шостаковича. Хореограф из Дании Ф. Флиндтон вместе с Деннисом Нахатом представили этот балет на Эдинбургском фестивале».

Много лет Рони Малер была заместителем директора Балета Сан-Хосе и преподавала в балетной школе. «Учила меня танцу бывшая балерина Большого театра Мария Юрьева. Часто помогал муж Вячеслав Свобода, бывший солист Большого театра, – рассказала она. – В Нью-Йорке у Мадам Юрьевой была своя русская балетная школа. Как лучшую ученицу, она рекомендовала меня в Русский Балет Монте-Карло, где балетмейстером был Джордж Баланчин. С другим величайшим русским танцором и балетмейстером Михаилом Барышниковым я встретилась в Американском балетном театре. На этой сцене я танцевала с такими прославленными мастерами, как прима-балерина Мариинского театра Наталья Макарова и главный танцор Большого театра Александр Годунов».

Известно, что во Франции, Англии, Дании, Марокко и других странах после революции в России работали замечательные балетные педагоги из Мариинского и Большого театров. Они-то и воспитали новое поколение. Закончив карьеру танцовщиков, их участники сами открывали школы во всех концах света. Русский балет стал архипелагом, охватывающим всю планету, – «островки» всплывают абсолютно везде. И каждый раз, посетив Балет Сан-Хосе, я убеждался, что и в солнечной Калифорнии есть такой «островок».

Но завершить статью придётся на грустной ноте. В 2015 году Балет Сан-Хосе совершил тур по городам Испании. Через год его коллектив не выдержал финансовых проблем и ушёл в историю. Солнечный «Островок» в Калифорнии навсегда «затопили» волны Тихого океана…

Опубликовано 15.12.2020  16:05

Б. Гольдин. От Монако до округа Санта-Клара в Калифорнии (1)

От Княжества Монако до округа СантаКлара (странички истории балета)

Пишет Борис Гольдин,

кандидат исторических наук, доцент, член Международной ассоциации журналистов

Честно признаюсь, что балет привлёк меня не сразу. С годами стал увлекаться «Татьяной», «Кармен», «Золушкой», «Жизелью», «Баядеркой», «Спящей красавицей» и даже «Семью красавицами». Что до моей жены Юли, у неё любовь к балету была с раннего возраста.

На снимке: Майя Плисецкая (1925–2015)

Как-то Юля рассказала: «Однажды в Ташкент приехала известная балерина Майя Плисецкая. Мы с подружками учились в старших классах и буквально обо всем на свете забыли. В первый день мы пошли в театр оперы и балета имени Навои на балет “Лебединое озеро” с её участием, на второй день были на концерте, где Майя Плисецкая исполняла своего “Умирающего лебедя”. После концерта мы долго ждали известную балерину возле театра и были счастливы задать ей несколько вопросов».

Когда я встретил Юлю в школе юных корреспондентов при молодежной газете «Комсомолец Узбекистана», она была студенткой педагогического института иностранных языков и точно знала, о чем будет писать. Её притягивал к себе отдел искусства и литературы. Не могу судить, что повлияло больше, бабушкины гены или старания мам, но наши внучки очень рано стали ходить в балетную школу и танцевали, помню, в «Щелкунчике» и в «Лебедином озере».

По-настоящему же мы все влюбились в Балет Сан-Хосе (округ Санта-Клара, Калифорния). Юля, уже ставшая бабушкой, пересмотрела с внучками многие замечательные, яркие балетные постановки. Не остались они в стороне, когда приезжали в наш город гости – коллективы Мариинского театра, Екатеринбургского балета, Московского театра классического балета. Но тут была одна особенность: бабушка и внучки смотрели и любовались, а потом шли домой отдыхать. Мне же приходилось долго трудиться за письменным столом. В наших местных газетах я старался рассказать о хореографах, балетмейстерах, танцорах и даже о дежурных медиках: танцев без травм не бывает. Не забывал и об известных русских артистах балета, «русских корнях» американских танцоров и балерин. Словом, балет украшал мою жизнь и скучать не давал.

Но вот однажды я получил очень интересное письмо от читателя из самой Москвы:

«И ты, Брут! Я удивляюсь, когда знатоки и почитатели русского балета зацикливаются на одних и тех же именах. Конечно, великих, но равновеликих еще одному незаслуженно полузабытому имени Леонида Мясина. Борис, у Вашей приёмной матери Америки его имя числится в когорте “Великих русских в Америке”. В СССР полузакрыто распространялся журнал “Америка” на русском языке. И периодически в его номерах были материалы, посвященные нашим соотечественникам, жившим и внесшим весомый вклад в развитие культуры в этой стране. Помню, почти подряд два номера журнала были посвящены Рахманинову и Мясину. Слава Богу, что руководство Большого снизошло до постановки его балетов, восстановленных Леонидом (Лоркой) Мясиным-младшим. Не относите мою эскападу лишь на родственные чувства: в балете, в отличие от оперы, я кое-как разбираюсь. Но Вам за популяризацию нашей национальной гордости говорю – спасибо.

С уважением, Евгений Борисович Мясин».

Послание от близкого родственника известного русского артиста балета и хореографа воодушевило меня. Да и тема «История балета» сама по себе интересна и, на мой взгляд, ещё недостаточно раскрыта.

* * *

Я снова вижу голубой далёкий свет

Прекрасным принцем мне является балет

Он позолоченную туфельку даёт

И за собою в миp загадочный ведёт

(Илья Pезник)

Русский балет Сергея Дягилева

В России, в старинном городе Перми, где жил знаменитый реформатор русского балета, появился прекрасный памятник Сергею Дягилеву работы известного скульптора Эрнста Неизвестного… А в княжестве Монако произошло другое важное событие. Были выпущены почтовые марки, посвященные столетию «Русского балета Дягилева». Согласитесь, не каждой, даже очень известной танцевальной труппе, выпадает такое счастье. Случайного на свете ничего не бывает. В чём тут секрет?

Сергей Дягилев при покровительстве императорского двора России и влиятельных лиц в светских кругах Франции приступил к организации «Русских сезонов» – русского балета за рубежом. В апреле 1911 года на сцене оперного театра Монте-Карло (Княжество Монако) состоялись первые спектакли труппы «Русский балет Дягилева». В неё вошли балетмейстеры, хореографы и танцовщики из Мариинского театра и Большого театра. С хореографией Михаила Фокина триумфально прошли балеты «Подводное царство» (из оперы «Садко»), «Призрак розы», драматический балет «Петрушка».

Популярность пришла быстро. «Русскому балету Дягилева» рукоплескали в Париже, Риме, Лондоне, Нью-Йорке. На сцене Метрополитен-опера с успехом проходили выступления балетной труппы артистов русских императорских театров, в числе которых были Анна Павлова, Михаил Мордкин, Лидия Лопухова и Александр Волин. Выступления артистов и их балетные постановки, такие как «Сон маркизы» на музыку Моцарта, способствовали пробуждению интереса зрителя к балетному искусству.

В то время всё русское вдруг стало модным: русская одежда, русская кухня, русская музыка и даже… русские имена. Английские танцовщики, которых пригласил Дягилев, взяли себе русские имена. Так, Петрик Хили Кей стал Антоном Долиным, Эликс Маркс – Алисией Марковой, Хильда Маннингс – Лидией Соколовой. Популярность его сезонов привела и к увлечению европейцев традиционным русским костюмом и породила новую моду – даже супруга короля Великобритании Георга VI выходила замуж в «платье, перефразирующем русские фольклорные традиции».

Блистательна, полувоздушна,

Смычку волшебному послушна,

Толпою нимф окружена,

Стоит Истомина. Она,

Одной ногой касаясь пола,

Другою медленно кружит,

И вдруг прыжок, и вдруг летит,

Летит, как пух от уст Эола,

То стан совьёт, то разовьёт,

И быстрой ножкой ножку бьёт.

(Александр Пушкин)

Балет «Треуголка» и костюмы Пабло Пикассо

Теперь о Леониде Мясине. Он родился в Москве, в семье музыкантов. Его отец, Фёдор Афанасьевич Мясин, был валторнистом оркестра Малого театра. Мать Евгения Николаевна была хористкой Большого театра. В возрасте 8 лет он поступил на балетное отделение Московского театрального училища. Ещё учеником немало выступал на сцене Большого театра, в том числе в своей первой роли Черномора в опере «Руслан и Людмила» Михаила Глинки. Одновременно участвовал в драматических спектаклях Малого театра, а также начал серьёзно заниматься живописью в школе Анатолия Большакова и игрой на скрипке. В 1915 году дебютировал в труппе Сергея Дягилева в качестве балетмейстера-постановщика. Леонид Федорович поставил более 70 одноактных балетов. Среди лучших постановок дягилевского периода: «Волшебная лавка», «Весна священная», «Треуголка». Известный испанский композитор Мануэль де Фалья написал балет в двух актах «Губернатор и жена мельника». Произведение было впервые исполнено в 1917 году. Сергей Дягилев, побывавший на премьере, попросил де Фалья переписать балет, получивший в результате название «Треуголка». Хореографом был Леонид Мясин, а костюмы и декорации создавал известный художник Пабло Пикассо. Балет представляет историю мельника и его жены, живущих душа в душу, и губернатора, который пытается соблазнить жену мельника, что приводит к его публичному осмеянию.

Интересно, что в качестве художников-декораторов Сергей Дягилев привлекал передовых художников Европы Пабло Пикассо, Андре Дерена, Коко Шанель, русских авангардистов Наталью Гончарову, Наума Габо, Михаила Ларионова.

Для работы над балетом Мясин, де Фалья и приглашённый на главную партию испанский танцовщик Феликс Фернандес три месяца провели в Испании. Уже в период репетиций стало ясно, что Феликс, который прекрасно танцевал импровизации, испытывал трудности при разучивании сложной роли мельника. Дягилев решил, что Мясин, за время постановки балета усовершенствовавшийся в технике испанских танцев, сможет сыграть главную роль. Его партнёршей стала известная русская танцовщица Тамара Карсавина. В 1920 году балет «Треуголка» был поставлен в Париже и Монте-Карло.

На снимке: Тамара Карсавина

* * *

Как песню, слагаешь ты лёгкий танец –

О славе он нам сказал, –

На бледных щеках розовеет румянец,

Темней и темней глаза. И с каждой минутой всё больше пленных,

Забывших своё бытиё,

И клонится снова в звуках блаженных

Гибкое тело твоё.

(Анна Ахматова – Тамаре Платоновне Карсавиной)

Русский балет решил судьбу одного юноши, сына британского дипломата. Он был так потрясен танцем примы-балерины Анны Павловой, что решил стать танцовщиком. И вот в 19 лет он делает первые шаги в балете у Леонида Мясина – одного из лучших хореографов Сергея Дягилева. Затем попадает в руки Брониславы Нижинской. Танцевать юноша начал в балетной труппе Иды Рубинштейн. Тут он сменил имя (это было модно) и стал Фредериком Аштоном. Со временем Фредерик получил должность главного балетмейстера труппы Нинетт де Валуа, которая стала главной в Королевском балете Великобритании, и рыцарский титул «Сэр».

На снимке: Вацлав Нижинский

Два слова о Вацлаве Нижинском. Он родился в Киеве в семье танцовщиков Элеоноры Береды и Фомы Нижинского. Понятно, что балетом Вацлав начал заниматься с раннего детства. Его путь лежал в Петербургское театральное училище и затем – прямо в Мариинский театр. Среди его партнёрш были знаменитые примы-балерины Анна Павлова, Матильда Кшесинская, Тамара Карсавина. Интересно, что пройдут многие годы, и на сцене миланского театра легендарный русский танцовщик Михаил Барышников сыграет роль другого великого русского артиста Вацлава Нижинского в спектакле «Письмо человеку» американского драматурга Роберта Уилсона.

В 1924 году группа солистов балета Мариинского театра выехала на гастроли в Германию. Четверо из этой поездки не вернулись, в их числе были Георгий Баланчивадзе (Джордж Баланчин) и Александра Данилова. Импрессарио Сергей Дягилев нашел их в Англии и пригласил в свою балетную труппу.

Балет стал главным в жизни и деятельности Сеpгея Дягилева – мецената, пропагандиста русской культуры. «Чего он хотел? – писал танцовщик Серж Лифарь. – Tри определенные вещи: открыть Россию миру, открыть мир – новый – самому себе. И это при помощи средств самых простых, самых прямых и самых легких: через живопись, через музыку, и только позже он осмeлился сказать – и через танец». Со временем репертуар стал более разнообразным – тут и «Жар-птица» Стравинского, и «Половецкие пляски» из оперы Бородина «Князь Игорь», и сюита Римского-Корсакого «Шехеразада», и «Спящая красавица» Чайковского. Дягилевский балет стал первым явлением русской культуры, вырвавшимся в мировое пространство.

В 1929 году Сергей Дягилев умер. Знаменитая труппа распалась. На её базе был создан «Русский балет Монте-Карло», где балетмейстером стал Рене. Но некоторые танцоры решили покинуть гостеприимное Княжество Монако. Так, ведущий солист балета Сергей Лифарь (Лифаренко) поехал во Францию и возглавил балет при парижской Гранд-Опера. Прима-балерина Матильда Кшесинская открыла свою студию в Дании.

Жизнь показала, что Россия в своем выборе не ошиблась. Благодаря Сергею Павловичу Дягилеву, замечательному русскому театральному и художественному деятелю, балетное искусство пережило ренессанс. Он оказал огромное влияние на формирование всего балетного искусства ХХ века. Созданные в его антрепризе балеты до сих пор являются украшением крупнейших сцен мира.

Первые балетные школы в Нью-Йорке

Джордж Баланчин, Александра Данилова и другие танцоры направились в Америку. Во многих больших городах США стали создаваться балетные школы – одна из первых открылась в Нью-Йорке. Вскоре принял первых своих поклонников и Нью-Йоркский городской балет. У истоков школы и театра стоял русский балетмейстер Джордж Баланчин. Александр Иванович Пушкин много лет проработал в Академии Русского Балета имени Агриппины Вагановой. Через руки талантливого педагога прошли сотни многообещающих танцоров. Но особенно выделил он трудолюбивых и целеустремленных мальчиков Михаила Барышникова и Рудольфа Нуреева. Еще один такой же – Георгий Баланчивадзе – учился в классе педагогов Самуила Андрианова и Павла Герта. Учителя были уверены, что эти ребята далеко пойдут. И тоже не ошиблись…

(окончание следует)

Опубликовано 14.12.2020  14:01

Беседа с шахматистом А. Авербухом

Сегодня на вопросы редактора сайта отвечает Алекс Авербух, национальный мастер по шахматам Америки и Японии, которому недавно исполнилось 38 лет.

А. Ш: Саша, расскажи, что у тебя осталось в памяти о твоём одесском детстве, об окружении, в котором ты рос. Хотелось бы, чтобы вспомнил предыдущие поколения семьи: ощущались ли еврейские начала в доперестроечное время, отмечали ли еврейские праздники?

А. А.: Я единственный ребенок, так что детские воспоминания очень радужные. Я помню дачи, море, фрукты, общие дни рождения в школе с ещё одним Сашей, с которым мы родились в один и тот же день.

Я занимался в 119-й школе, сейчас это 1-я гимназия. Школа была хорошая. С первого класса мы изучали английский и окружение было соответствующее. Близкие друзья, дети друзей родителей.

Никаких религиозных еврейских начал не было, или, возможно, я не помню. Мои родители помнят еврейские праздники и особенную еду своих бабушек. Еда, скорее всего, была «еврейской» (одесской). При мне праздников не отмечали.

А. Ш.: Когда впервые познакомился с шахматами, где занимался, какие были успехи?

А. А.: На мой пятый день рождения папа подарил набор шахмат и показал правила. Я помню, что в первом классе был шахматный кружок, но почему-то занятия в нём прервались. Лет с 8-9 я начал ходить в шахматный клуб рядом с нашим домом. Мой первый тренер Михаил Владимирович Корхов – сильный шашист, но какое-то время он вел у нас шахматы. Группа подобралась почти «чемпионско-гроссмейстерская»: в ней были Петросян, Карпович и я, Авербух. После этого я занимался в группе Анатолия Ивановича Бойко. Мне стыдно, но я не помню подробностей занятий. Помню, что долго проигрывал Корецкому – и вдруг наконец -то начал выигрывать. Ещё помню, что мы занимались в будние дни, а в субботу и воскресенье играли в турнирах в клубе. Я много читал и смотрел партии. Когда я уехал из Одессы, мне дали книжечку, где был отмечен то ли второй то ли первый разряд. Сейчас мне кажется, что его написали авансом. Не уверен, насколько сильно я играл к тому времени, в свои 11 лет. Кстати, если вдруг вы сможете найти кого нибудь из игроков клуба я буду очень рад.

А. Ш.: Чем еще увлекался?

А. А.: Математика, задачи на логику и т. д., книги, коллекционировал вкладыши и машинки. Пожалуй, всё.

А. Ш.: Как начиналась жизнь в Америке, что для родителей явилось толчком переехать в 1994 г., когда Америка уже была «закрыта», и можно было иммигрировать лишь по приглашению ближайших родственников? Во второй половине 1980-х ещё не было таких мыслей?

А. А.: Это вопрос к моим родителям. Но ответ, наверное, довольно прост. Уезжать мы не собирались, но экономическая ситуация стала довольно тяжёлой, и к тому моменту многие близкие родственники уже переехали в Нью Йорк. Сначала было тяжело, но мне было 11 лет, и по-английски я разговаривал, хотя и не сразу понимал, что мне отвечали.

 

Бар Мицва

Приехав в Америку, я занимался в известной также и в Одессе иешиве Моше Будиловского, Шеарит Исраэль, но религиозным не стал, а, скорее, укрепился во мнении, что надо либо быть 100% религиозным, либо вообще не быть. В иешиве у меня была отличная учительница математики – Раиса Самуиловна Троценко.

А. Ш.: Где занимался шахматами в Америке, какой у тебя был уровень игры на момент приезда, в каких участвовал соревнованиях?

(иллюстрации носят ознакомительный характер)

А. А.: В Америке я занимался шахматами в ближайшем Jewish Community House (еврейском общинном доме). Мне очень повезло, что там на тот момент преподавал Михаил Эммануилович Тросман. Я играл в турнирах, организованных в Манхэттенском шахматном клубе. Это были турниры Right Move. Похоже, я тогда не очень удачно объяснил, какой у меня разряд, а возможно, организаторы не очень представляли, что это такое, и я начал с низкого рейтинга. Понимание у меня, похоже, было, но опыта и наигранности не хватало. Мой первый рейтинг немного превышал 1500. Подробности можно проверить на сайте Шахматной федерации США.

Одним из очень важных для меня событий стал High School Championship в Parcippany (школьный чемпионат в Парсиппани, штат Нью-Джерси, 1996 год). Я туда поехал благодаря другу из шахматной группы еврейского общинного дома. На тот момент я ещё даже не поступил в старшую школу. Несмотря на свой низкий рейтинг, я выиграл подряд 5 партий и проиграл 2 последние победителю турнира Greg Shahade и Диме Шнайдеру.

Приз из Парсиппани

Не знаю, почему список был отсортирован таким образом, но я получил приз за 28-е место. Также в Chess Life была упомянута моя партия, проигранная одному из победителей турнира.

Шахматная группа в JCH. Похоже, год-два после приезда

Школьная команда Stuyvesant H.S.

Маккабиада 1998 в Нью-Йорке. Я, Элина Гроберман, Арам Аветисян

Поступив в Stuyvesant High School, я играл во многих школьных соревнованиях. У нас была относительно крепкая команда, хотя ни у кого к 1997-1998 гг. рейтинг не превышал 2000. Кроме школьных турниров мы также играли в шахматном клубе Маршалла. К окончанию школы основные игроки имели рейтинг в районе 1900-2200. В школьном шахматном клубе с нами занимался Геннадий Сагальчик. Он в основном показывал нам партии,  много в гамбите Эванса. Мы решали задачи и играли. Помню он организовал посещение Марка Дворецкого. Это был очень интересный урок на тему коневых окончаний.

А. Ш.: Кстати, гроссмейстер Сагальчик – выходец из Беларуси… Расскажи о поступлении в Корнеллский университет, об учёбе в этом одном из крупнейших и известнейших университетов страны, о шахматной жизни в его стенах.

А. А.: В университете было интересно. Я учился в хорошей школе… Не скажу, что занимался отлично, но оценки по математике, которая является моим любимым предметом, были 100% или около того. Сдать экзамены SAT не составило труда, да и другие экзамены по сравнению со школьными были достаточно просты. Мне очень повезло, что я получил финансовую помощь, которая позволила учиться в Корнеллском университете, не залезая в огромные долги. В университете существовал шахматный клуб, но, к сожалению, каких-то особых мероприятий не было, и, если не считать каникул в Нью-Йорке, университетские годы можно считать застойными в шахматном плане.

А. Ш.: Где работал после окончания учёбы?

А. А.: К сожалению, поиски работы я откладывал… После университета до отъезда в Японию я подрабатывал преподаванием математики по интернету, периодически тренировал шахматные группы и отдельных учеников. Зато в это время я постоянно играл в турнирах в шахматном клубе Маршалла. Тогда мой рейтинг наконец-то пересёк отметку 2200.

А. Ш.: Как получилось, что ты в 25 лет переехал в далёкую и экзотическую Японию?

А. А.: Я нашел инженерную работу в Японии и приехал. В какой-то мере это случайно.

А. Ш.: Там сразу начал преподавать шахматы?

А. А.: Как только я приехал, нашёл Шахматный Центр. Я сыграл несколько партий и что-то показывал противникам. Меня пригласили преподавать по воскресеньям в детской группе.

А. Ш.: Известно, что традиционные шахматы, в отличие от сёги, мало популярны в Японии. Как при этом привлечь детей к занятиям? Какие проводятся соревнования в стране, что собой представляет шахматный клуб, с которым ты сотрудничаешь, – Tokyo Bilingual Chess Club?

А. А.: С тех пор, как я начал преподавать, шахматная федерация Японии изменилась, и тот Шахматный Центр уже не работает. Ответов на многие вопросы у меня нет. Детские шахматы в основном держатся на энтузиастах, а родители, которые хотят, чтобы их дети играли в шахматы, это прежде всего русскоязычные и индусы. Нередко это и иностранцы, у которых дети играли в шахматы до Японии, и они стараются не прерывать занятия. Возможно, новая федерация имеет какой-то план в связи с детскими шахматами.

На самом деле шахматная ситуация в Японии гораздо интереснее чем может показаться на первый взгляд. Благодаря энтузиастам, персональным знакомствам и просто интересным совпадениям Япония появляется в интересных деталях шахматной истории, играет ограниченную роль в биографии нескольких известных шахматистов. Также в страну приезжали с сеансами, да и просто ради путешествия, сильные игроки со всего мира. Постараю рассказать о некоторых игроках, знакомых и не очень, о которых я знаю персонально или по рассказам знакомых. На данный момент в Японии всего 2 интернациональных мастера, Shinya Kojima и Ryosuke Nanjo. Nanjo родился и играл в Нью Йорке. Shinya Kojima какое-то время жил в Венгрии ради участия в турнирах. Когда я только приехал в Японию в августе я участвовал в турнире где мой первый соперник оказался хорошо известный шахматист с которым я сыграл несколько партий в Америке. Им оказался Хикару Накамура. Не уверен по какой причине, но в тот год он решил посетить Японию и по совместительству сыграть в турнире.

Аниш Гири продолжительное время жил в Хоккайдо, и хотя с ним я персонально не знаком, судя по фотографиям (фото за 2004 год), с ним знакомы некоторые из мне знакомых японских шахматистов.
Насколько я знаю по инициативе Жака Пино (он упоминается в статье Сутовского) Японию посещали французкие шахматисты Maxim Vachier Lagrave и Эльмира Скрипченко. Они играли матч против профессионалов по сёги.

Также по его инициативе Японию посещали Pieter Nilsen, Александер Чернин и Эмиль Сутовский.

Joji Kojima (left), producer of the event, is widely known as a jewelry designer for Lady Gaga, Nigel Short and others

К сожалению, я не присутствовал, но Японию также посещали Nigel Short и Гарри Каспаров.

 

Когда еще была допандемийная эра

Сейчас же занятия проводятся онлайн

Я работаю с частными учениками и различными организаторами. Они отвечают за аренду помещения, шахматы, контакты с родителями и оплату. Помещение не является шахматным клубом в моём понимании этого слова. Не уверен, что на данный момент в Японии вообще есть шахматный клуб, предназначенный только для шахмат. Хотя всё может быть.

Из статьи Э. Сутовского (14 апреля 2015): В начале апреля мне довелось побывать в Японии по приглашению известного шахматного энтузиаста Жака-Мари Пино и Сёги Ренмей. Жак-Мари – большой любитель шахмат и приличный кандидат в мастера, переехал в Японию 30 лет назад из Франции. И все эти годы пытается оживить (а если совсем честно, создать) шахматную жизнь в Японии. При его непосредственном участии в Японию приезжали многие сильные гроссмейстеры, но, увы, дальше лекций и сеансов дело не шло.

А. Ш.: Расскажи о соревнованиях среди взрослых, о чемпионатах Японии, в которых участвовал. Можешь вспомнить что-то забавное, интересное, а может, и конфликтное?

А. А.: Организация или клуб арендует помещение, привозит шахматы и часы, проводит турнир. Ничего особо забавного или конфликтного вспомнить не могу, но ещё подумаю.

Chess Olympiad in Istanbul 2012. Participants and accompanying teams of Japan: Michajio Stojanovic (coach), Alex Averbukh, Emoko Nakagava, Akira Watanabe,  Arisa Kikuchi, Emi Hasegawa, Mirai Ishizuka, Yudai Iwasaki, Shinya Kojima, Hoshino-Karen, Emi Kikuchi

До начала 4-го тура

Перед 5-м туром. Я, Akira Watanabe, Ryosuke Nanjo
.
.
.
Олимпиада Тромсё 2014. Кажется все игроки и участники делегации на одном фото
.
..
С командой Австралии. Один из их игроков – японец Junta Ikeda. Он иногда играл в турнирах в Японии
.
.
Олимпиада в Баку
.
 А. Ш.: Что запомнилось из олимпиад, в которых ты участвовал? Как проводилась
подготовка сборной, кого федерация приглашает тренировать? Знаю, что на Олимпиаде
в Баку (2016 г.) был конфликт, связанный с японским участником. Тогда капитаном был
сербский гроссмейстер Михайло Стоянович.

 

А. А.: Михайло тренировал, а возможно, и сейчас тренирует японские команды на международных турнирах, не только на той олимпиаде.

Конфликт состоял в том, что один из игроков команды забыл достать телефон, а проверяющие его тоже не заметили. Телефон не был включен и просто лежал в кармане. Наш игрок очень хорошо играл против более сильного противника и заслуженно победил. Но хотя он и не еврей, в тот день на его «еврейское счастье» для проверки выбрали именно его и нашли телефон.

Это не совсем конфликт, но запомнилось, что на тот момент федерация ничего не оплачивала: и тренер, и билеты, и т.д. – всё было за счёт участников. Также приходилось отпроситься с работы… Даже Всемирная шахматная Олимпиада – не очевидный повод для работодателя, чтобы тебя отпустить.

В Японии к шахматам у меня добавились хобби: сёги и кендама

А. Ш.: Насколько быстро ты продвигался в японском языке? Кем тебя воспринимают японцы: русским, евреем, а может, американцем? С кем больше контактируешь и дружишь, есть ли среди них русскоговорящие, живущие в Японии? На каком языке больше общаешься: японском или английском?

А. А.: В какой-то момент я перестал учить японский, так что о продвижении в нём говорить трудно. Думаю, что владею им на бытовом уровне. Японцы меня воспринимают как американца, но это зависит от японцев, их кругозора и моего желания уточнить подробности биографии. Я в основном контактирую с друзьями, с которыми приехал в Японию на инженерную работу, с учениками и их родителями, и, конечно, с шахматистами. В основном я говорю на английском, но если общаюсь с русскоговорящим человеком (японцем или не японцем), то говорю на русском.

А. Ш.: Знаешь ли о какой-то еврейской жизни в Токио, о мероприятиях, проводимых израильским посольством либо японскими организациями? Приглашали ли тебя на них?

А. А.: Я иногда приходил на мероприятия в Хабад. Там очень интересная и радушная семья, но, учитывая мою нерелигиозность, в последнее время я не участвую ни в каких мероприятиях. Я хотел бы посетить Израиль, но пока никаких контактов с израильским посольством у меня не было. Я был бы не против.

А. Ш.: Чем вообще интересна для тебя Япония? Отношения людей, история, архитектура…

А. А.: Последнее время я не особо за всем этим слежу и не считаю, что Япония чем-то отличается в этом плане от других стран. Всё-таки люблю старое японское кино, атмосферу японских деревушек и заброшенных мест, природу и еду. Хотя, скорее всего, я предпочитаю большие города, особенно такие, где есть порт (сказывается место моего рождения).

А. Ш.: Интересуешься японской политикой?

А. А.: Нет, не интересуюсь никакой политикой.

А. Ш.: Как скоро почувствовалась пандемия в стране, когда появились первые публикации? Хотелось бы поподробнее о том, что было сначала, и как обстоят дела сейчас…

А. А.: Насчет первых публикаций не знаю и этой темой тоже не интересуюсь, но то, что отменили многие турниры и олимпиаду, обидно.

Рестораны открыты, маски носить не заставляют, хотя рекомендуют, так что, мне кажется, дела гораздо лучше, чем во многих других местах.

А. Ш.: Как думаешь, состоится ли в следующем году Олимпиада в Токио, либо она пройдет, но без зрителей?

А. А.: Надеюсь, что состоится, и со зрителями. Если зрителей будет меньше, то, может быть, и у меня появится возможность посетить различные мероприятия. Предположу, что интересно бы было увидеть гимнастику и, возможно, легкую атлетику.

А. Ш. Каков порядок цен на съемное жилье в Токио. Квартиры сдаются с мебелью и всем необходимым или не обязательно? Как ищут съемное жилье?

Что из себя представляют торговые центры, суперы, небольшие магазины. Что больше
любят посещать японцы?  А также о городском и межгороднем транспорте.
.
А. А. Токио интересен тем, что цены можно найти абсолютно самые разные. Многое
зависит от дистанции от ближайшей станции, нахождения ближе к центру и новизны
жилья. Например, по телевизору показывают передачу где девушка приезжает покорять
Токио из какой-то глубинки. Она не готова платить больше $400. Ей умудряются найти
жилье в самом центре города (на самом деле одном из центров), но, к примеру, в старой

небольшой квартире без ванной, в 20 минутах от станции.

Обычные квартиры сдаются пустые. Некоторые квартиры рассчитанные например на
короткое проживание сотрудника могут иметь основную мебель, стиральную машину,
телевизор и т.д.
.
В Японии многие места/магазины довольно удобны до деталей. Японцы любят посещать
думаю то же, что и люди в остальных странах.
.
Транспорт очень удобен. Часто между городским и междугородним транспортом
разделения не существует.
.

А. Ш.: Как часто возвращаешься в Америку? Есть ли какая-то ностальгия по американской жизни?

А. А.: Есть ностальгия по Нью-Йорку. Обычно я возвращался туда 1-2 раза в год.

А. Ш.: За 26 лет после отъезда из Одессы когда ты впервые вернулся в неё, и было ли желание съездить ещё?

А. А.: В прошлом году в августе, 25 лет спустя. Да, хочу приехать ещё…

А. Ш. Спасибо за беседу!

Разговаривали Арон Шустин и Алекс Авербух.

От ред. belisrael

Приглашаю к разговору живущих в разных странах, и не только шахматистов.

Не забывайте о важности поддержки сайта.

Опубликовано 30.11.2020  22:52 Обновлено 01.12.2020  15:31

Белая Крыса и високосный год

Пишет Борис Гольдин, доцент, кандидат исторических наук, член международной ассоциации журналистов

Незаметно как-то, быстро,

Лет двенадцать пролетело.

К нам прийти хозяйкой на год

Снова Мышка захотела.

«Солнышко»

Автор публикации

Крыса или Мышь – первый знак в китайском календаре. Считается, что её появление было не очень честным – она забралась на спину Быка и тем самым потеснила все остальные знаки. Так стал очередной год годом Белой Крысы.

Многим нравится слагать стихи о високосном годе и о Белой Крысе. Член Союза писателей России из Карелии Николай Почтовалов выпустил целый сборник о високосном годе. У поэтессы Людмилы Никулиной доброе сердце: смотрите, какие тёплые строчки вышли из-под её пера:

Крыса хвостиком махнёт,

Счастье в лапках принесёт,

И увидите, что скоро

Вам безумно повезёт!

Какой замечательный прогноз! И я очень хотел бы,чтобы всё так и было.

Как тут не вспомнить и песню «Время покажет» Игоря Слуцкого:

Время покажет.

Время расставит

Всё по своим местам:

Кто чего стоит?

Много ли значит?

Чьим доверять словам?

И. Слуцкий – автор и слов, и музыки. Судя по его песням, можно сказать, что Игорь – человек сдержанный.

МАРТ 2020 года. Подкралась к нашему дому Белая Крыса… Правда, я её не увидел. Но вскоре жена и сын повезли меня в госпиталь на операцию. Пока ехали, перебирал в памяти события високосных лет. Вот 2012 год – год Дракона. Перенёс операцию на почке. Через четыре года был год Обезьяны – в тот раз была операция на бедре.

Опять, ребята, не везёт,

Как будто снег на голову

Свалился високосный год,

А это так не здорово!

(Владимир Лактионов)

Видимо, Белой Крысе поэт, как и я, не пришёлся по душе.

Покидая больничную палату, подумал, что на этом завершатся мои беды високосного года, что Белая Крыса успокоится и оставит меня в покое. Но не тут-то было. Как справедливо пишет поэтесса Нина Воронель:

Ах, в этот чёрный, високосный, роковой

Заприте дверь свою и окна занавесьте, –

Ведь всё равно не догадаться, для кого

Осенний благовест несёт благие вести.

Ведь всё равно не угадать, что суждено,

Не нарушая связи следственно-причинной.

Итак, позади операция на открытом сердце. Я ещё не пришел, как говорится, в себя, а вокруг всё закружилось. Везде людей сражал наповал коронавирус. Температура воздуха прогревалась иной раз, как в парной. От пожаров в соседних районах небо приобрело красно-розовый цвет. К нам в дом никто не приходит. Мы никуда не ходим. Юра и Костик, наши любимые сыновья, взяли на себя полностью заботу о нас.

Сыновья Юрий и Константин

АПРЕЛЬ. Проблема выявилась там, где её никто не ожидал. Наша «Хонда» работала на полную катушку – её повседневные маршруты проходили через медицинские центры и аптеки. Вдруг, как упрямый конь, она остановилась и не подавала признаков жизни. Жена Юля сама решила «поставить» машину на «ноги», то есть на колеса. Используя нашу страховую компанию, вызвала специалиста.

– Диагноз прост, – сказал он. – У батареи закончилась «жизнь».

Вскоре машина была в строю. После небольшого теста врачи разрешили мне сесть за руль.

МАЙ. В один прекрасный вечер – «опять двадцать пять». Наш газовый водонагреватель «помахал нам ручкой»: попрощался с нами навсегда. Мы привыкли каждый день пользоваться горячей водой и с трудом могли представить себе иную картину, когда нельзя принять тёплый душ и приходится мыть посуду под краном, из которого льётся холодная струйка. Как тут не вспомнить весёлую песенку водовоза из музыкальной комедии «Волга-Волга»:

Ни побриться, ни попить,

Ни помыться, ни поплыть,

Человеку без воды

И ни туды и ни сюды!

Так и мы с женой оказались в положении «без воды и ни туды и ни сюды».

– Я знаю хорошего парня, – сказал Юра. – В своё время он мне здорово помог.

Анриан (Anrian) был широкоплечий, высокого роста, и видно, что сильный. Он поднял тяжелейший водонагреватель на свои плечи и легко отнёс в машину, а оттуда принёс новый, как будто с конвейера завода. Сын был прав: у мастера оказалась умная голова и золотые руки. Он хорошо разбирался в своём деле. Предложил газовый водонагреватель фирмы «Bradford White» и пояснил: «Это модель с пропановым газом, оснащённая пропановой горелкой из титановой нержавеющей стали. Фирма предлагает большую ёмкость галлона и высокую скорость восстановления».

Не прошло и пары часов, как мы забыли песенку из кинофильма «Волга-Волга». Порадовала нас горячая вода. Я подумал: «Мало человеку надо для счастья».

ИЮНЬ. Питерский поэт Саша Кирьяков чудесно слагает стихи и хорошо знает… «личную жизнь» бытовой электротехники. «Поверьте, у них всё, как у людей», – говорит он.

Жил-был старый холодильник.

Безотказный и простой.

Он работал, как будильник,

Знойным летом и зимой.

А его соседка печка

Полыхала вся огнём.

И горел огонь беспечно

Газом, утепляя дом.

И старик совсем оттаял.

Он влюбился, как пацан.

Против всех разумных правил

Словно пьяный хулиган.

Что делать с продуктами? Надо «хулигана» привести в чувство. Но где найти для него «доктора»? С легкой руки Костика за дело взялся Ник, руководитель компании «Nicks appliance service, Inc».

– Ваш холодильник чуть не стал обогревателем, – молвил специалист. – Но в чувство привести его можно.

Ник быстро определил, в чём дело. Заменил одно, поправил другое. Запчасти у него были. Возился не очень долго.

– Ваш холодильник, – сказал он, – рождённый «Whirlpool Corporation», довольно прочный. Головной боли больше не будет.

Мне была интересна история этой фирмы.

– В штате Мичиган в 1911 году братья Фред и Лу Аптон основали компанию по производству бытовой техники, – поведал Ник. – Во время Второй мировой войны корпорация производила детали к оружию. После войны «Whirlpool Corporation» стало её официальным названием.

ИЮЛЬ. Что мы знаем о микроволновой печи? Пожалуй, только то, что сказал член Союза Писателей СССР и доктор технических наук Александр Ковалёв:

Разогреть, сварить, пропарить,

Подрумянить и зажарить.

Всё умеет в жизни ловко,

Наша печь-микроволновка.

Работала она себе и работала. Кому мешала? По всей вероятности, только Белой Крысе. Не хотела нам дать покоя – взяла и «пoгрызла» микроволновку. И опять на помощь спешат наши сыновья. Недалеко от нас есть такой магазин «Lowes» с товарами «всё для дома». Заказали новую. Нам сообщили, что надо ждать заказ шесть недель. Ждать так ждать. Но лучше с временной микроволновкой, чтобы можно было «…разогреть, сварить, пропарить».

Пока ждём доставки, расскажу историю создания микроволновой печи. Для компании «Raytheon» (штат Массачусетс), работавшей исключительно на победу, окончание войны означало резкое сокращение заказов. Начался мозговой штурм, главную роль в котором играл Перси Спенсер — инженер-самоучка, не имевший высшего образования, но компенсировавший его отсутствие гибким умом и способностью к парадоксальному мышлению. Именно он в декабре 1946 года предложил производить микроволновые печи. Ныне отмечается даже Всемирный день микроволновой печи (6 декабря).

Юра и Костик, доставив к нам микроволновку, приступили к монтажу. Дело было новое. Мы с женой видели, как им было трудно. Прошёл час, другой. Слышу голос Юры:

– Мама, мы закончили, принимай работу!

Марка микроволновой печи такая же, как была у нас много лет, – «Whirlpool». Да, ещё и её цвет такой же – слоновой кости. В честь такого дела и я постарался – приготовил ароматный узбекский плов.

На столе сегодня плов.

Плов хвалить – не надо слов.

Вкусен – что и говорить!

А легко ль его сварить?

Вкусный плов!

Отличный плов!

Все за стол –

Обед готов!

(Сильва Капутикян)

Автор публикации с сыновьями, невестками и внучками

За праздничный стол сели: мы с женой, виновники торжества – наши сыновья Юра и Костик, наши невестки Вероника и Наташа, наши внучки Настенька, Алечка и Лизочка. Жаль, что не было Алисочки. Было сказано много добрых слов о заботливых наших сыновьях.

Есть в слове счастье — слово «сыновья»,

Подарок свыше, что безумно сладок!

Мои мальчишки — радость бытия,

Как два крыла мне от судьбы в награду.

Течёт надёжная в их жилах кровь —

И благородством жизнь не обделила,

Спасибо вам, мальчишки, за любовь,

Что стала для меня достойным тылом.

Пусть счастье с вами под руку идёт,

Для горести отсутствуют причины,

А небо ваши жизни бережёт —

Мои мальчишки… Сыновья… Мужчины.

(Mosaic.Ru)

АВГУСТ. Теперь, я думаю, можно расслабиться и разгадать загадку.

Печатаю буквы, рисую цветочки,

И фото для вас напечатаю срочно.

Стою на столе я в конторе и дома.

Ну что, догадались?

Со мной вы знакомы?

(Ольга Клименко)

Да, я был знаком. Почему «был»? Когда я уже почти завершил записи из своего дневника и хотел распечатать их на принтере, то он не подавал признаков жизни. Костик долго его проверял и пришёл к выводу: очередная жертва високосного года и его покровительницы, Белой Крысы.

Возник вопрос: какой принтер приобрести? Мы живём в городе Сан-Хосе, совсем рядом с нами город Пало-Алто. Там в 1939 году в своём гараже два выпускника Стэнфордского университета, Билл Хьюлетт (Bill Hewlett) и Дэйв Паккард (David Packard), создали компанию в сфере информационных технологий Hewlett-Packard или, в просторечии, HP.

Вскоре в нашем доме появился друг компьютера – принтер марки «НР».

ОКТЯБРЬ. Казалось,что все беды позади… И я могу спокойно наблюдать за красотой природы. Осень меняет свои краски. Еще вчера дерево под моим окном красиво зеленело, а сейчас покрылось желтой листвой. Ушла жара. В соседних районах перестали «буянить» пожары. Небо голубое. Ночью можешь снова наблюдать за звездами.

Костик пригласил нас на озеро Тахо. Как там было хорошо! Куда ни бросишь взгляд – везде огромное озеро и леса, леса, леса. Забываешь обо всём… Даже про этот пакостный високосный год. Но поэт Юра Канашенко написал как будто специально для нас замечательные строчки о бдительности…

Кто-то миг удачи ловит,

Кто-то терпеливо ждёт,

А коварный рок готовит

Свой опасный поворот.

Быстро пробежали дни вблизи чудесного озера. Вернулись домой. Юра звонит с работы на мамин мобильник.

– Что случилось с вашим домашним телефоном? Дозвониться просто невозможно.

А ларчик просто открывался: Белая Крыса нанесла мощный удар туда, где мы его просто не ожидали. Видимо, она решила во время нашего отсутствия уничтожить в доме всю технику и начала с домашнего телефона. Потом перешла к телевизору. Затем взялась и за интернет. Нас удивило то, как она это так быстро провернула, создав для специалистов компании AT&T немалые проблемы. Почти сутки они устраняли последствия потех Белой Крысы.

А тут пришло сообщение: Президент Дональд Трамп подписал указ о помощи в связи с коронавирусом. Вскоре большинство взрослых американцев получили разовую выплату – более тысячи долларов.

Если с Трампом вышел в путь,

(если с Трампом вышел в путь),

Веселей дорога.

Без него меня чуть-чуть,

(без него меня чуть-чуть),

Ну, а с Трампом много.

Что мне снег, что мне зной, что мне дождик золотой

Когда мой Дональд Трамп со мной

(Таня Шадрина, «Эхо Москвы»)

Не секрет, что новая бытовая техника или её ремонт стоят немалых денег. Вот мы и получили подарок от Президента!

Борис Гольдин,

г. Сан-Хосе, штат Калифорния (США)

Опубликовано 13.10.2020  19:39

Как поссорился Аркадий Исаакович с Аркадием Борисовичем

Яков Фрейдин

Опубликовано: 15.06.2020

Аркадий Исаакович и Аркадий Борисович иммигрировали в Америку лет эдак тридцать назад почти одновременно, но из разных городов на букву «О». Аркадий Исаакович был из Одессы, а Аркадий Борисович — из Орла. Чудные они были люди, душевные, и работящие очень. Оба поселились в Лос-Анджелесе и через несколько лет открыли бизнесы недалеко друг от друга на большой и суетливой улице Фэйрфакс. Впрочем, я забегаю вперёд. Прежде, чем начать моё правдивое повествование, я должен познакомить читателя с этими замечательными господами.

Photo copyright: Fibonacci Blue. CC BY 2.0

Начну с Аркадия Исааковича. Это был невысокий, весьма упитанный человечек лет шестидесяти, с круглым, как оладушка лицом, носом пуговкой и заметной лысиной посреди рыжевато-седых кудряшек. По профессии он был повар, и много лет назад приехав в Лос-Анджелес, задумал открыть маленький ресторан, где коронным блюдом стали оладушки с разнообразными и до умопомрачения вкусными подливками. Кому — шоколадную, кому земляничную, а хотите — с кленовым сиропом. Снял он на Фэйрфаксе небольшое помещение, в котором раньше располагалась китайская забегаловка и с жаром стал разворачивать дело.

Для приманки посетителей на вывеске у входа знакомый художник-одессит изобразил физиономию самого Аркадия Исааковича, аппетитно запихивающего в свой пухлый рот равноценно пухлую оладушку. Поскольку денег заплатить за вывеску у него пока не было, он обязался в течение года бесплатно кормить художника этими самыми оладушками.

Страстью Аркадия Исааковича были бардовские песни, хотя сам он ни играть на гитаре, ни петь не мог, ввиду полного отсутствия музыкального слуха. Но любил. Поэтому, когда он у плиты пёк свои оладушки, уши у него всегда были заткнуты наушниками, через которые шли песни Кима, Высоцкого или, скажем, Городницкого, дай Бог ему здоровья! Человек он был консервативный и опасался всяческих рискованных перемен, верил в стабильность и постоянство, а потому оладушки у него всегда получались неизменно вкусными и совершенно одинаковой формы.

Но вот Аркадий Борисович на вид был полной противоположностью Аркадию Исааковичу. Он был высок, худ до невозможности, а его длинный нос был похож на птичий клюв, который на идише буквально означает «шнобель». До эмиграции он трудился на орловском часовом заводе мастером в цехе, где изготовляли будильники. Его страстью были книги, и особенно художественная литература 19 века. Всё свободное время он читал и перечитывал повести своего любимого Гоголя, хотя тот и был антисемитом, но особенно Аркадий Борисович ценил романы Толстого и Достоевского, которых он любовно называл собирательным именем Толстоевский.

Вопреки распространённому мнению, что худые люди злые и ершистые, Аркадий Борисович был человек мягкий, добрый и мечтательный. В голове его прочно сидела вера в то, что все люди хорошие, и лишь плохая среда их портит (как квартирный вопрос у Булгакова). А потому он был убеждён, что если переделать плохую среду на хорошую, то счастье человечества вполне возможно, особенно если обеспечить полное имущественное равенство всех людей на планете. То есть, чтобы не было ни бедных, ни богатых, и где каждый бы радостно трудился из одного только желания быть полезным обществу. Иными словами, идеалист Аркадий Борисович был убеждённым коммунистом. Однако, как он не пытался, в КПСС на орловском часовом заводе его не принимали по неизвестной автору причине. Тогда он на всех обиделся и уехал в Америку. На улице Фэйрфакс он открыл небольшую мастерскую по ремонту будильников и больших напольных часов с гирями, которые в Америке почему-то называются «дедушкины часы», хотя их до сих пор выпускают в Китае для всех возрастов, а не только для дедушек. Мастерская Аркадия Борисовича располагалась в одном квартале от ресторанчика Аркадия Исааковича, а потому стоит ли удивляться, что Судьба решила их свести друг с другом и даже сдружить.

Одним тёплым зимним днём, какими славится южная Калифорния, потрудившись до полудня Аркадий Борисович решил не кушать свой традиционный сэндвич, что ему приготовила жена, а пройтись по улице, размяться, так сказать, и что-то по пути купить съедобное. Вот тут-то он и увидел вывеску с оладушками и решил, что их непременно надо попробовать. Услышав у хозяина русский акцент, он понял, что перед ним бывший соотечественник, они перешли на русский, ну, а дальше всё пошло-поехало — завязалась дружба.

С тех пор Аркадий Борисович больше не брал с собой на работу сэндвичи, а на ланч сразу же шёл к Аркадию Исааковичу, который бесплатно кормил его своими волшебными оладушками, а он, в свою очередь для своего нового друга и его многочисленных родственников менял в часах батарейки и чинил бижутерию. Несмотря на тесную дружбу, они решили не переходить на «ты», а звать друг друга только по имени и отчеству. В обоснование мудрости такого решения Аркадий Исаакович даже напел слова своего любимого барда Окуджавы:

Зачем мы перешли на ты…
За это нам и перепало
На грош любви и простоты, —
А что-то главное пропало…

Так оно и шло довольно долго — лет десять, а может даже пятнадцать, дружба крепла, и друзей было водой не разлить. Каждый трудился в своём бизнесе, вечерами они часто ходили друг к другу в гости, вместе загорали на пляже в Санта-Монике и ездили в парки на пикники и один раз даже на круиз через Панамский Канал. Было всё просто замечательно, до тех, пока…

Пока чepный чикагский сенатор по имени Барак Хуceйнович Обама не решил стать президентом Соединённых Штатов. Вот тут и произошёл первый раздор между героями этой грустной истории. С самого начала избирательной кампании они напряжённо следили по телевизору за словесными баталиями между Обамой и его республиканскими противниками, и реакции их на это оказались диаметрально противоположными. Аркадий Борисович радостно потирал руки и говорил:

— Ну не замечательно ли, что американцы наконец избавились от неприязни к своим чepным собратьям и готовы выбрать президентом нeгpa? Мы, бeлыe люди, так долго держали их в paбcтвe, что пора покаяться и искупить нашу вину, избрав чepнoгo президента. Это будет символично и справедливо!

Аркадий Исаакович категорически с этим не соглашался:

— Ну, что вы такое говорите, Аркадий Борисович? Кого мы с вами держали в paбcтвe? Может, для вас это новость, но я вас уверяю — мой дедушка, да будет благословенна его память, никогда в Могилёве, где он жил, не держал чepных paбoв. И никаких других paбoв не держал…

— Ага, я вижу по глазам, вы не хотите иметь чepнoкoжeго президента? — возмущался Аркадий Борисович, — не знал я, что вы pacиcт, Аркадий Исаакович! Очень вы меня этим огорчили.

— Да при чём здесь цвeт кoжи? — злился тот, — мне всё равно, кого он цвeтa, этот Обама. Будь он хоть чepный, хоть жёлтый, пусть даже гoлубoй — но лишь бы не красный! Я больше всего боюсь, Аркадий Борисович, что ваш Обама только снаружи чepный, а внутри он красный. Да-да, именно красный! Я этих красных на своём веку навидался… Они у меня вот где сидят! Не нужен Америке красный президент. Пусть он снаружи чepный, бeлый, хоть в крапинку! Но внутри красный не нужен!

— Нет! Это вы так говорите потому, что вы pacиcт. Я о вас лучше думал. Да, вы настоящий pacиcт! — стоял нас своём Аркадий Борисович.

— Ну, если я pacиcт, то вы! Знаете, кто вы в таком случае? — закипал его друг, — вы… вы… гусак! Вот вы кто — безмозглый гусак и больше ничего! В зеркало на себя посмотрите!

— Я? Я гусак?! — кричал в гневе действительно похожий на гусака Аркадий Борисович, — так я вас после этих хамских слов и знать не желаю! Вы pacиcт и больше ничего, Аркадий Исаакович!

Казалось бы, настал конец их дружбе, но нет, уважаемый читатель. Не торопитесь, моя история ещё не закончена. Да, они расстались надолго, не звонили друг другу и даже с днями рождения не поздравляли. Хотя часто с грустью вспоминали о своей прежней дружбе и горестно при этом вздыхали. После того разговора прошёл год, а может и больше. Обама уже жил в Белом доме и страсти как-то не то чтобы забылись, но постепенно утихли. В один прекрасный день Аркадий Борисович как обычно около полудня проголодался, вышел из своей часовой мастерской и вдруг ноги сами понесли его в сторону ресторанчика, где пёк оладушки его бывший друг. Зашёл, молча уселся в углу и сделал вид, что напряжённо разглядывает меню.

Вдруг перед ним возникла тарелка полная оладушками и баночка с шоколадной подливкой. Он поднял глаза и увидел улыбающуюся физиономию Аркадия Исааковича. Тот присел к столу, пододвинул к нему тарелку и примирительно сказал:

— Кушайте оладушки, Аркадий Борисович, кушайте на здоровье. Я рад, что вы пришли. Ну сами подумайте, что мы с вами не поделили? Мы же не малые дети, к чему эти глупые раздоры. Давайте не будем больше спорить, и вообще отныне — ни слова о политике. О чём угодно будем, а вот о политике ни-ни. Договорились? — он помолчал и добавил, — и на гусака вы совсем не похожи…

Аркадий Борисович встал из-за стола, обнял друга и примирительно сказал:

— Да и вы, Аркадий Исаакович, никакой не pacиcт. Мы ведь с вами настоящие интернационалисты, верно?

Вот так они помирились и опять зажили дружно и почти в согласии, хотя раздорных поводов с каждым годом становилось всё больше и больше. Они научились как-то их быстро гасить, хотя порой приходилось наступать на горло собственной песне. Если один вдруг упоминал некое политическое событие, то другой укоризненно вздыхал и говорил: «Мы же договорились на эти темы ни гу-гу. Лучше давайте о внуках».

Особенно трудно стало обходить противоречия, когда президентом стал Трамп. Тут у одного порой вырывалось: «Трамп — нeoнaциcт и aнтиceмит!», а другой возражал: «Хорош aнтиceмит, у которого дочка в иудaизм перешла, а он посольство в Иерусалим перевёл!» На что немедленно следовал убойный аргумент: «А пaлecтинцы! Он же этим отнимает их исконную землю! И вообще он жулик и врун, любовниц имеет, всем своим жёнам изменял…». А потом оба вдруг спохватывались, и журили друг друга: «Ой! Что это нас опять не туда занесло, давайте лучше о внуках».

A затем настал, будь он неладен, июнь 2020 года. Вся Америка просто-напросто слетела с катушек, по городам потекли вязкие, как смола, чepнo-бeлыe цунами демонстрантов, которые быстро превращались в громил и мapoдeров. Горели дома, окна магазинов, бизнесов и ресторанов разлетались вдребезги. Потомки чepных paбoв торопились награбить и унести с собой как можно больше ценных контрибуций в качестве компенсации за труды и страдания их далёких предков. Демонстрации те были похожи на шахматные доски — там вперемешку шли чepныe грабители и их бeлыe подстрекатели. Они несли плакаты BLM — «Blасk Lives Mаtter — Чepныe Жизни Вaжны» и портреты похожего на орангутанга своего нового святoгo по имени Джордж Флойд. Перепуганные бизнесмены спешно заколачивали витрины, окна и двери толстыми фанерными щитами и потому казалось будто город изготовился к бомбёжке. Все были уверены, что за первой бурей налетят новые ещё более разрушительные ураганы, когда в ноябре пройдут выборы и перепуганное население снова проголосует за Трампа. Похоже, фанерные щиты становились не временной мерой защиты, а новым лицом американских городов.

Аркадий Исаакович совершенно не хотел, чтобы его ресторанчик был разграблен, а потому позвонил контрактору, попросил прислать рабочих и срочно заколотить витрину и дверь крепкими щитами. Однако его друг-идеалист Аркадий Борисович отнёсся к разрушительной чepни с большим сочувствием и даже пониманием. Он был уверен, что притеснения со стороны полиции, трудная безотцовщина и врождённая культура чepных американцев вынуждают их на такие печальные проступки. В знак солидарности с нeгpaми он заказал через Амазон копию картины Малевича «Чepный Квадрат» и повесил её в мастерской на самом видном месте. Когда он выходил на улицу и видел чepнoгo человека, то в приветствии поднимал вверх руку со сжатым кулаком и кричал «Но Пacaрaн!» Ещё с детства он помнил, что так кричала испанская кoммуниcткa Долорес Ибаррури, хотя по какому поводу она кричала и смысла этих слов он не знал. Услышав его орлиный клекот, нeгpы вздрагивали и старались обойти странного человека стороной, а многочисленные испаноязычные, коих в Лос-Анджелесе больше половины населения, тоже поднимали кулаки и вскрикивали «Но Пасаран!», чем вызывали его радость и гордость.

Он был категорически настроен против фанерных щитов, коими заколачивали витрины, а потому для безопасности решил использовать старинный способ из истории о Песахе, название которого на иврите означает «пройти мимо», то есть как раз в полной противоположности его кличу солидарности «Но Пacaран!». Аркадий Борисович много раз бывал на eвpeйскoм сeдeрe и хорошо помнил библейскую легенду о том, что, когда на Египет должна была обрушиться десятая «казнь» — смepть пepвоpoждённoго peбeнка, Бог Яхве призвал Моисея. Он велел ему над каждой дверью eвpeйскoго жилища нарисовать овечьей кpoвью знак, чтобы кapaющая смерть прошла мимо этого дома и peбeнок остался жив. Вот Аркадий Борисович тоже решил пометить свою часовую мастерскую подходящим знаком «пacaран», чтобы толпы громил увидели этот знак, прониклись сочувствием к единомышленнику и прошли мимо. Он взял лист бумаги и чepным маркером изобразил на нём три большие буквы BLM. Этот лист он повесил в витрине своей мастерской, но на всякий случай упрятал всё ценное в сейф, что стоял в задней комнате. Кто знает, может мapoдёры ещё не научились читать?

Он вышел на улицу. Народу было мало, у соседнего квартала двигалась вереница бронетранспортёров. Вдалеке выли полицейские сирены. Аркадий Борисович решил пойти и проведать своего друга. Когда он подошёл к знакомому прежде месту, то с трудом мог понять, где именно раньше пекли оладушки. Окна, двери и витрины во всех окрестных домах были заколочены рыжими щитами. Из-за одного щита на самом верху торчал кусок вывески с физиономией Аркадий Исааковича, запихивающего в рот оладушку. Аркадий Борисович разыскал ту часть щита, которая похоже закрывала входную дверь, поднял с земли камень и сильно им в щит постучал. Вскоре услышал знакомый голос: «Кто там?»

Когда дверь открылась, он увидел Аркадий Исааковича в совершенно необычном виде. На груди его был надет бронежилет, а в руках он держал 6-зарядную винтовку. Его грозный облик совершенно не вязался с мирным и добродушным пекарем оладушек, которого прежде знал Аркадий Борисович, а потому он спросил:

— Что у вас за вид, Аркадий Исаакович, зачем вам ружьё и эти ужасные щиты на окнах?

— А что делать? — по своей привычке вопросом на вопрос ответил тот, — Я тут работаю уже четверть века, это мой бизнес, я его с нуля сделал, и что теперь, хочу вас спросить — позволить этим бандитом всё разрушить? Никогда! Я купил эту винтовку, получил на неё права, и поверьте мне, Аркадий Борисович, пpистpeлю каждого cукинoго cына, кто сунется сюда с дурными намерениями…

Тут в груди Аркадия Борисовича что-то сжалось, он задохнулся от негодования, старая обида всплыла в памяти, он схватил обеими руками за бронежилет и стал со всей мочи трясти своего друга:

— Вы сошли с ума, — закричал он, — сошли с ума! Как вам не стыдно! Весь ваш вид, это ружьё, и главное — фанера на окнах — ужас! Неужели вы не понимаете, что эта фанера — оскорбление, плевок в лицо aфpoaмеpикaнцaм? Вы поставили на окно фанеру и этим говорите: «Вы все воры и бандиты». Это же им обидно, когда они видят, что вы их боитесь и принимаете за грабителей. Вы их оскорбляете своим недоверием, плюёте им в лицо. Вам надо не щиты ставить, а протянуть к ним руку дружбы и даже на колени встать! Да, именно на колени! Вы что умнее наших руководителей в Конгрессе? По телевизору показали: и Чак Шумер, и Нэнси Пелоси, многие в Конгрессе встали на колени просить прощения у чepнoгo населения, а вам зазорно? Вы думаете, что вы умнее Шумера? Вы жестокосердный pacиcт! Вот вы кто! Да, повторю снова — вы, Аркадий Исаакович, жалкий и ничтожный pacиcт!

Он разжал кулаки, отпустил бронежилет и горестно склонил голову. Аркадий Исаакович поставил винтовку в угол, взял своего бывшего друга за плечи, развернул его к выходу, толкнул и тихо сказал:

— Подите вон, Аркадий Борисович, и никогда больше сюда не приходите. Теперь я точно вижу — вы гусак, который только и ждёт, чтобы его зажарили и косточки обглодали. Со мной такие штучки не пройдут. Не со мной… Подите прочь…

Аркадий Борисович вышел на улицу. Мимо него пронеслись два бронетранспортёра с национальными гвардейцами. Были слышны крики и вой сирен. Он побрёл обратно к своему бизнесу. Когда он подошёл, вид здания поразил его. Толпы чepных людей с бейсбольными битами в руках пытались пробить фанерные щиты во всех окрестных помещениях, и порой это им удавалось, а незащищённая витрина в его часовой мастерской уже была расколочена вдребезги. Осколки, как иглы дикобраза, торчали по краям, и два нeгpa по oбeзьяньи прыгали на его рабочем столе, размахивая дубинками. На полу лежала растоптанная картина Малевича «Чepный Квадрат».

©Jacob Fraden, San Diego, 2020

Источник

Опубликовано 15.06.2020  23:37

Б. Гольдин. «СУВЕНИРЫ» СТЕНФОРДА

(необычная история о том, как голосовая связка помогла спасти сердце)

БОРИС ГОЛЬДИН

Кандидат исторических наук. Доцент

Член международной ассоциации журналистов

 

“Все будет хорошо! Я узнавала!” –
Гласила надпись на асфальте мелом.
Я долго в умилении стояла
И уходить, признаюсь, не хотела.

Все будет хорошо? Конечно, будет!
И хочется поверить в это смело!
Как здорово дарить надежду людям,
Пусть даже просто на асфальте мелом.
Наташа Смирнова

Я ждал наступления теплых весенних  дней. Мне так хотелось  хоть немного поплавать. Но с приходом злодея – диверсанта-коронавируса наш плавательный бассейн закрыли. Да, не просто закрыли, а все три входа заковали настоящими цепями. Думаю, что даже главный герой известного фильма  «Геркулес в Нью-Йорке»  Арнольд Шварценеггер  их  не смог бы сломать.

Но, как гласит русская пословица: свято место пусто не бывает. Этой ситуацией тут же воспользовалась одна парочка … из семейства утиных: красавец – селезень и его смазливая подружка. Они спокойно приземлялись на голубую гладь  и  с удовольствием  плавали, затем, не торопясь, бродили по бортику. Иногда перелетали через высокий забор бассейна и, важно переступая с лапки на лапку, вышагивали по зеленой траве: что-то вкусное искали. Им людские проблемы были нипочем.

Однажды утки прошагали  рядом с моими ходунками, как бы говоря:  ну, кто из нас быстрее?!. Что  тут говорить: я проиграл… И пробежавшая рядом зеленая  ящерка тоже была первой. Пролетали желтые и красные бабочки и, мне казалось, что они  “хихикали”.

Тут же под деревом сидела  белка:

Белка песенки поет
И орешки все грызёт…

Всем нам с детства знакомы эти строчки А.С.Пушкина.

Так вот, белка  была судьей.

– Какой слабак, –  если бы  она могла говорить, то так бы и сказала.

И  утки, и ящерка, и бабочки, и белка были бы правы.

Я  был очень слаб. Судите сами: прошло только две недели после операции на открытом сердце.

Но, как сказал поэт Алексей Плещеев:

– Ладно, ладно, детки, дайте только срок,
Будет вам и белка, будет и свисток!

ЗАЧЕМ ГАДАТЬ? ШАГАЙ К ВРАЧУ!

…Сыновья Юра и Костик торжественно и незабываемо организовали мой юбилей  –  80- летие в русском ресторане. Столы, можно смело сказать, ломились от вкусных блюд. Чудесная музыка, танцы  и много, много добрых тостов.  Когда и я хотел выразить свою благодарность, то голос просто подвел  меня: я  что-то еле-еле пробормотал  в микрофон.

Больше года голос подводил меня в сложные моменты. Стал задумываться: почему?Копался в памяти, искал причину…Может быть перегрузил голосовые связки, когда читал  лекции студентам  в Ташкентском институте народного  хозяйства и Ташкентском институте инженеров железнодорожного транспорта? A может быть, когда работал в The Santa Clara County of Education (системе специального образования)? Кто знает?

– Зачем гадать? Шагай  к врачу, – сказали дома.

И зашагал я к фониатору-отоларингологу.

ДОКТОР HUSSEIN SAMJI

На боль всегда откликнитесь,
Детально во все вникните,
Подход найдете к каждому,
Осмотрите, проверите
И делу очень важному
Сердца свои доверите.
Виктор Иванов


– Паралич голосовых cвязок или, как еще их называют, парез, может возникнуть по ряду причин и сопровождаться нарушением голоса, дыхания и глотания. Левая голосовая связка поражается в два раза чаще, чем правая, – сказал мне молодой доктор-фониатор Hussein Samji. – При этом голос может быть осиплым и хриплым, но дыхательные пути, как правило, не обтурированы, поскольку здоровая складка движется нормально.

Он  пригласил меня в другой кабинет и достал небольшой прибор.

– Видеоэндостробоскопия – единственный практический метод исследования гортани, который позволяет увидеть колебания голосовых складок, оценить количественно и качественно показатели их вибраторного цикла, – сказал он.

И тут  же  задал вопрос, который я ожидал.

– Кем Вы работали?

– Доцентом. Преподавал общественные науки в высших учебных заведениях. Пришлось работать и с молодыми людьми, страдающими инфантильным аутизмом.

– Теперь мне все понятно. Вы относитесь к группе пациентов голосо-речевых профессий. Это – педагоги, артисты, вокалисты, юристы, врачи.

Вскоре на небольшом экране появилось изображение моего анатомического горла.

– Глотка отвечает за доставку еды и воздуха в тракт пищеварения и дыхательные пути, а в гортани расположены голосовые связки, – пояснил он. – Если голос тихий,  то это значит, что голосовые связки бьют по воздуху слабее, чем обычно. Голос низкий — значит, снижена частота звука, то есть колебания стали реже. Есть и  проблемы с передачей нервных импульсов к голосовым связкам. Это наблюдается, например, при частичном параличе складки. В этом и заключается ваша проблема. Потребуется операция.

Через пять минут он пригласил своего коллегу.

– Меня зовут Lionel Nelson, – представился солидный мужчина в белом халате.

Я  знал, что доктор принимал участие в боевых действиях в Ираке под названием «Буря в пустыне», имел звание полковника Армии США / colonel / и солидный опыт  работы в военной медицине. Так что, и его мнение было тоже важным.

– Я согласен с  диагнозом: частичный  парез  левой  голосовой связки, – заключил он.

–  Так что, давайте решать со сроками. Скажу по секрету, что скоро думаю взять отпуск. Я собираюсь жениться, – сообщил Hussein Samji.

Я знаю по себе, что, когда собирался жениться, то был так увлечен, что меня ничто и никто  не интересовало. Вот я и подумал, что сейчас этому  знающему доктору просто не до меня. Вспомнилась старая русская поговорка: «Сделано наспех и сделано на смех».

К сожалению, в медицинских  проблемах я имел какой-то опыт: за последние тринадцать лет я перенес несколько операций.  Решил, что торопиться не стоит. И жена, и сыновья были такого же мнения.

Через неделю младший сын сказал:

–  На работе  сотрудница перенесла такую же операцию, и сейчас голос у нее в порядке.

Имя первого специалиста записали в наш актив.

Помните, как в песне “Весёлый ветер”  из кинофильма «Цирк»:

Кто весел — тот смеется,
Кто хочет — тот добьется,
Кто ищет — тот всегда найдет!

ДОКТОР  С.KWAND SUNG

Едва ли в мире есть профессия,
Которая была б важней,
Чем для людей других полезная
Работа опытных врачей.
Их участь – боли и страдания,
Жестокость смерти и болезнь.
Здоровья людям дарование,
Для них важней сейчас и здесь.
Ольга Мажукина

Поиски привели к  опытному доктору – фониатору С.Kwand Sung. Фониатор  – это врач-отоларинголог, специализирующийся на диагностике и лечении патологии голосового аппарата.

Он ассистент профессора в Стэнфордском университете. О таких говорят: у него  золотые руки, и добавляют: и замечательный голос. Врач имеет музыкальное образование, поет в  хоре университета. Много лет «выручает» вокалистов, преподавателей и всех тех, кто относится к группе голосо-речевых профессий: восстанавливает их голоса.

И вот, мы с женой в кабинете  ассистента профессора.

– Голосовой аппарат человека – сложный механизм, его функционирование зависит от  многих анатомических структур, включая не только голосовые связки в гортани, но и полость рта и носа, легкие, мышцы диафрагмы и брюшной полости, – сказал  он.

И снова видеоэндостробоскопия.

И снова знакомые слова:

– Только операция.

– Как со  здоровьем? – спросил фониатр.

–  У меня есть проблемы с сердцем: намечается  шунтирование.

– Я свяжусь с вашим кардиологом и узнаю его мнение, – сказал  доктор С.Kwand Sung. – какую операцию делать в первую очередь.

ДОКТОР DAVID HIRSCHFELD

Вы дарите здоровье пациентам,
Ведь нет таких, кто б вовсе не болел.
Лекарствами иль с острым инструментом,
Вы боретесь за жизнь на всей Земле.
Спасибо вам за все — людей спасенье,
За труд тяжелый с помощью всегда.
Пусть не покидает вдохновенье
И не постучится к вам беда!
Виктор Иванов

Что я знал о сердце? Пожалуй, только то, что изучал на занятиях по анатомии и физиологии человека на факультете физического воспитания Ташкентского педагогического института. Здоровое сердце представляет собой сильный, непрерывно работающий орган, размером с кулак и весом около полукилограмма. Помимо того, что он поддерживает устойчивый, нормальный кровоток, он быстро приспосабливается и адаптируется к постоянно меняющимся потребностям организма. К примеру, в состоянии активности сердце нагнетает больше крови, и меньше – в состоянии покоя. В течение дня сердце производит в среднем от 60 до 90 сокращений в минуту – 42 млн. ударов в год!

–  Сердце – это двусторонний насос, осуществляющий циркуляцию крови по всему организму, – говорил нам, студентам, доцент Коган. – Сердце  отвечает за поставку обогащённой кислородом крови ко всем органам тела. В свою очередь, сердце получает кровоснабжение из коронарных артерий. Атеросклероз является основной причиной развития ишемической болезни сердца. К этому приводят накопления в стенках коронарных артерий жира, кальция, холестерина. Коронарные артерии утолщаются, теряют эластичность и сужаются.

– На первом этапе атеросклероз лечится в соответствии с симптомами лекарственными препаратами и статинами, – говорил кардиолог David Hirschfeld. – Что вы сейчас и делаете. На втором этапе атеросклероз лечится с помощью ангиографии, имплантации стента или в наиболее сложных случаях – операция шунтирования. Исследование вашего сердца показало, что  вы нуждаетесь в операции шунтирования.Я получил письмо от ассистента профессора  Стэнфордского университета C.Kwand Sung. Он спрашивает меня: в каком состоянии ваше сердце и  какую операцию надо провести первой? Что я могу  ответить?

Вопрос очень сложный. Поэтому я вас направляю  к доктору медицинских наук, профессору Стэнфордского университета William Fearon. Думаю, что он сможет решить эту сложную задачу.

Доктора David Hirschfeld я знаю тринадцать лет. И познакомились мы в необычной обстановке. После сложной операции по замене тазобедренного сустава с сердцем стало что-то не так. Срочно вызвали  опытного кардиолога David Hirschfeld, за плечами которого были Сан-Франциский  и Гарварский университеты.

– Не волнуйтесь, все будет хорошо, это бывает после операций, – он успокоил меня.

“Хорошо” – он сказал по-русски. – В молодые годы изучал язык Пушкина. Мне нравится его поэзия. Так что, c русским языком немного знаком.

C тех пор он стал моим доктором–кардиологом.

КАРДИОХИРУРГ WILLIAM FEARON

Если б все профессии на свете
Вдруг сложить горою на планете,
То, наверно, у ее вершины
Вспыхнуло бы слово: «Медицина».
Ибо чуть не с каменного века
Не было почетнее судьбы,
Чем сражаться в пламени борьбы
За спасенье жизни человека.
Сергей Обрадович

И вот мы с женой встретились с командой кардиохирурга, доктора медицинских наук, профессора  Стэнфордского университета, специалистом по шунтированию сердца  William Fearon.

Кардиохирург — это врач, выполняющий операции коррекции врожденных и приобретенных пороков сердечной мышцы. Профессия кардиохирурга находится на стыке торакальной хирургии и кардиологии, имеет тесную связь с ангиохирургией.

– Я получил письмо от моего учителя – кардиолога David Hirschfeld. У вас проблема с сердцем. Это его волнует и  волнует и доктора С.Kwand Sung: как  поведет себя сердце  в ходе операции на голосовой складке. Два доктора доверили мне решить сложную задачу.  Какую  операцию провести первой: коронарное шунтирование или  на голосовой складке. Диагностика позволит  получить ценную информацию о размере сердца, сердечных камер и состоянии легких.  Компьютерная томография  поможет исследовать сердце фактически между ударами. Одним  из методов диагностики  является рентгенография сердца и крупных сосудов, дающая  информацию о  степени тяжести заболевания. Эхокардиограмма даст возможность  исследовать морфологические и функциональные изменения сердца и его клапанного аппарата. Электрокардиограмма покажет увеличение мышц или их повреждение,  наличие перегруженности той или иной стороны сердца. Вот такая работа  нам с вами предстоит.

Кардиохирург немного рассказал и о коронарном шунтировании.

– Это операция на сердце, при которой одна или более заблокированных артерий шунтируются с помощью сосудистого трансплантата (шунта). – ответил William. -Это делается для восстановления нормального кровотока в артериях сердца. Сосудистые трансплантаты (шунты) берутся у самих пациентов — это их собственные артерии и вены, расположенные в грудной стенке (внутренняя грудная артерия), в ноге (большая подкожная вена) и в руке (лучевая артерия). Операция уменьшает симптомы стенокардии и снижает риск инфарктов.  Но более подробно остановимся после всех  исследований во время нашей следующей встречи.

КАРДИОХИРУРГ MICHAEL FISCHBEIN

Спасибо вам за чуткость и заботу,
За вашу беспокойную и нужную работу.
Душевность ваша нам передается,
Спасибо вам, что сердце наше бьётся.
Виктор Иванов

Но следующей  встречи не было. Хотя были готовы результаты всех исследований. Нас встретил кардиохирург Michael Fischbein  со своей командой. За его плечами годы учебы в Бостонском, Лос- Анджелесском и Стэнфордском  университетах. Имеет степени доктора медицинских наук и доктора философии.

– Не удивляйтесь, что вас встречает другая команда медиков, – сказал кардиохирург Michael Fischbein. – На это  у нас имеются веские причины…отменяется операция коронарного шунтирования. Её заменяет операция на открытом сердце. Почему? Специалисты  по компьютерной томографии выявили у вас врожденный порок сердца. Врожденные пороки сердца представляют собой структурные аномалии и деформации клапанов, отверстий или перегородок между камерами сердца или отходящих от него сосудов. Вы родились  с аномалией развития трехстворчатого клапана. Распространенность этого порока составляет менее 1% всех врожденных пороков.

– Смотрите на экран. Я сейчас покажу и расскажу об  этой  аномалии. – Лепестки здорового клапана представляют собой тонкую, гибкую ткань. Клапаны обеспечивают ток крови в нужном направлении и количестве. Если они закрываются или открываются не полностью, то это препятствует нормальной циркуляции крови. Если клапаны расширены, сужены, неплотно смыкаются или надорваны, то им становится трудно закрываться, а кровь при каждом сокращении сердца возвращается обратно. В результате сердце постепенно увеличивается в объеме и растягивается, компенсируя дефицит крови и работая с постоянной перегрузкой.  С возрастом створки клапанного аппарата теряют эластичность, а сердце увеличивается в размерах. Изнурительная работа сердца может стать причиной развития серьезных сердечно-сосудистых заболеваний.

Я  слушал внимательно и вдруг вижу перед собою кадры из моей жизни. Они проносятся, как на экране: школьные годы, тренировки по волейболу, постоянные соревнования. Учеба на факультете физического воспитания.  Практика в школах. Лето на целине. Работа физруком в школе. Служба в пехоте…

Стоп. Приехали. Где в этих воспоминаниях место врожденному пороку сердца?

В киевском родильном доме, где я родился, маму и папу поздравили со здоровым мальчиком. У врачей физкультурного диспансера, где я проходил медицинский осмотр перед школьными  соревнованиями, не было сомнений в моем здоровом сердце. На факультет физического воспитания вообще больных не допускают. А что говорить о службе в пехоте? Перед армией медицинская комиссия, как говорят, миллион раз проверяет будущего солдата. Работа журналиста: командировки, напряжения, перелеты.   Дело не легкое. А что говорить о работе  доцента: лекции, семинары, зачеты, экзамены?!

Об этом я и поведал ассистенту профессора, кардиохирургу Michael Fischbein.

–  Нередко пороки сердца долгое время никак себя не проявляют, потому что сердце приспосабливается к работе с перегрузкой.  Да, молодость, молодость…В это время сердце ведет себя прилично, – сказал кардиохирург, – молчит о своих проблемах. Но только стоит набрать прилично годков,  да и голову покрыть снегом, оно тут же дает о себе знать, открывает все секреты. И Вы  – не исключение. Вот  у меня на столе все ваши сердечные дела: порок выраженный. Его необходимо лечить хирургическим путем. При нарушении работы клапанов сердца — их сужении  или чрезмерном расширении  — существует возможность их замены или реконструкции при помощи искусственных аналогов. Искусственный клапан сердца — это протез, который обеспечивает требуемое направление тока крови за счет прерывистого перекрывания устьев венозных и артериальных сосудов. Основным показанием к протезированию служат грубые изменения створок клапана, приводящие к выраженному нарушению кровообращения. Искусственные клапаны бывают двух типов: механические и биологические. Биологические  более функциональны: их изготавливают из тканей животных.  У Вас будет как раз такой.

Помню, моя жена тогда спросила:

– Какой у Вас опыт операции на  открытом сердце?

–  Тринадцать лет.

– А были ли неблагоприятные?

– Да, один процент.

Я подумал, что такому человеку можно доверить свою жизнь.

В ПАЛАТЕ ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ

Вы дарите здоровье очень многим, –
Ведь мало кто ни разу не болел,
И вы, врачи, для нас как будто боги,
Но, к счастью, не на небе – на земле,
Всю жизнь страдать чужим недугом,
И чтоб душой не очерстветь…
Порою нелегко хирургу
Собой, как скальпелем, владеть.
Любовь Власова

… Я открыл глаза.Светлая больничная палата. Лежу один. Вижу, что две девушки что-то ищут в компьютере. Прямо передо мной на стене часы. Они показывают одиннадцать часов. Вспоминаю, что только недавно жена с сыном привезли меня в кардиологическое отделение Стэнфордского университета. Передали меня дежурной медсестре.

– Родственников не пускаем, – сказала она.  – Коронавирус. У нас карантин. Звоните.

– Извините, – обратился я к двум девушкам  в белых халатах… – Вы не скажете, когда будет  моя операция?

Они переглянулись и удивленно посмотрели на меня.

– Вы знаете, где  вы находитесь? И  какой это штат?  Как ваше имя? – почти одновременно они задали  эти вопросы.

Какая – то чепуха. Я удивленно посмотрел на этих симпатяг и не стал отвечать.

– Не обижайтесь. Иногда после анастезии  какой-то период бывает у больных проблема с памятью.

– Операция уже позади, – сказала одна.

– Как? – спросил я. – Сколько она длилась?

– Два с половиной часа. Вы находитесь в  отделении интенсивной терапии.

Только сейчас  я обратил внимание, что  рядом на  большом экране находилась  вся информация обо мне:  давление, пульс и многое другое. И тут  до меня дошло , что все «страшное» уже позади. Вскоре зашел мой  кардиохирург Michael Fischbein. На лице  приятная улыбка. От него как будто исходили лучи солнца. Очень приятный человек. Следом и его «правая рука» – ведущая медицинская сестра, очень знающая Кристина.

– Как себя чувствуете?

– Хорошо.

–  Операция прошла успешно. – сообщил Michael Fischbein. –  Больше у вас нет никакого порока. Сердце  готово к серьезной работе. Вставайте в строй, включайтесь в жизнь: начинайте плавать, занимайтесь скандинавской ходьбой,  варите внучкам  вкусные куриные бульоны, а взрослым – узбекский  ароматный  плов. Все будет хорошо!

И через несколько дней прошла еще одна операция  по “внедрению”
электрокардиостимулятора. Я назвал его  “сувениром” от Стенфорда. Он, как разведчик,  следит за ритмом  моего сердца и стимулирует, если возникает редкий или неправильный ритм с пропусками в сокращениях. Если сердце бьется с правильной частотой и ритмичностью, кардиостимулятор в этом случае не работает, но постоянно следит за  ритмом сердца.

На снимке: доктор электрофизиолог сердца Nguyen Duy 
Операция по установке электрокардиостимулятора  дело рук  опытного врача  Nguyen,
Duy.  За его плечами более 20-ти лет работы в университете Стэнфорда. Да и закончил
он  один из лучших в стране Гарвардский университет. Выбрал специализацию  –
электрофизиология сердца, которая занимается диагностикой и лечением нарушений
сердечного ритма. Эти врачи выполняют катетерную абляцию для лечения
наджелудочковой тахикардии и фибрилляции предсердий, имплантируют и управляют
сердечными устройствами.

 

КАК ХОРОШО ПРОСНУТЬСЯ УТРОМ ДОМА

Через неделю за мной приехали жена и сын – почетный эскорт. Скоростная дорога была пуста. Коронавирус и здесь похозяйничал: разогнал все машины. Доехали за рекордное время.

Как хорошо проснуться утром дома,
Где все, казалось бы, вам издавна знакомо,
Но где так празднично в явь переходит сон,
Как будто к станции подходит ваш вагон.
Вы просыпаетесь от счастья, словно в детстве.
Вам солнце летнее шлет миллион приветствий,
И стены светлые, и ярко-желтый пол,
И сад, пронизанный насквозь жужжаньем пчел.

Это –  замечательные  строчки известного советского поэта Самуила Маршака. Кто скажет, может быть они написаны для меня? У меня самого не хватает слов, чтобы  рассказать о той радости, которая  охватила меня, когда я открыл дверь родного дома. Жизнь продолжается!
Почти два года  у меня проблема с голосом.  Дома меня не покидала одна мысль: как быть с голосовой связкой? Делать операцию или нет?  И тут я задал себе вопрос:  “C этим можно жить?” Это точно, что от этого не умирают. Вот  я и решил: пусть все будет так, как есть. 

С повестки дня вопрос был снят. Но на левую голосовую связку, хотя она и часто меня подводит, решил больше  не “обижаться”. Все же это она меня “привела” и “познакомила” с  хорошими людьми, специалистами высокой квалификации: фониаторами Hussein Samji, Lionel Nelson и C.Kwand Sung, кардиохирургами – докторами медицинских наук William Fearon и Michael Fischbein.

Ученые разрабатывают методику устранения врожденного стеноза аортального клапана у детеныша, ещё до его появления на свет. Это даст  возможность  его сердцу нормально работать последние месяцы внутриутробной жизни и лучше подготовиться к будущим нагрузкам, которые его ожидают после первого самостоятельного вдоха. Когда это будет? А пока замечательный кардиохирург Michael Fischbein спокойно и уверенно устранил вражденный порог моего сердца,о котором я  и не непозревал все восемьдесят лет моей жизни.

А У НАС ВО ДВОРЕ

Моя жена любит поэзию А.С. Пушкина. Как-то дала мне прочесть стихотворение поэта, написанное им во время эпидемии холеры.

Всё утрясётся, всё пройдёт,
Уйдут печали и тревоги,
Вновь станут гладкими дороги
И сад, как прежде, зацветёт.
На помощь разум призовём,
Сметём болезнь силой знаний
И дни тяжёлых испытаний
Одной семьёй переживём.

Читаешь и кажется, что оно написано сегодня!

Бандит-коронавирус еще ходит по нашей округе. Но врачи настоятельно рекомендовали шагать, шагать дважды или трижды в день. Что я и делаю. Прохожу рядом с  плавательным бассейном. Он по-прежнему “закован” в цепи. Но вся публика осталась на месте. Вот белочка с пушистым хвостом. Еще надавно она была здесь судьёй и признала меня слабаком. Сейчас же делает вид, что меня не знает.

Белочка что заводная,
Скачет устали не зная.
По еловому стволу,
Как по ровному столу.
С ветки на ветку.
М.Мемиеева

Не знаю, почему селезень  со своей  подружкой расстался, и она улетела неизвестно куда. Ему теперь не до меня.

Старый селезень, выгнувши шею,
Все шипит да шипит…
Всех, кто по двору мимо проходит,
Ущипнуть норовит.
Саша Черный

Яркие бабочки пархают дружно и меня не узнают.

Лета красного подружки,
Солнце на себе несут,
Бабочки порхают дружно,
Принося душе уют.
Т.Тин

Ящерка греет на солнышке свой длиный хвостик, на меня даже не смотрит.

Ящерица юркая
На камне придорожном
Греется в тепле
Солнечных лучей,
С.Д.

… Никто  меня не узнаёт. Очень жаль! Я уже  другой. Раны, что были после операции, уже почти затянулись. Зарядка – каждое утро. Уверен, что на этот раз я бы победил! Но с  кем соревноваться? Обидно, что чемпионат отменяется.

Борис с женой Юлей

От ред. belisrael

Поздравляю Бориса, одного из активнейших авторов сайта, с прошедшим 80-летием. Благодарю за интересный и полезный рассказ. Надеюсь, после произошедшего он с новыми силами вернется к своей прежней деятельности.

Опубликовано 05.06.2020  15:58 

Обновлено 28.06.2020  02:11