Category Archives: Tourism, travel and cooking / Туризм, путешествия и кулинария

Д-р Гарбацкі наведаў Плунгяны

* * *

Плунгяны (Плунге па-летувіску) – маляўнічае жамойцкае места. Вядомае дзякуючы старому парку і палацу Агінскіх, якія сустракаюць усіх, хто прыязджае ў места праз вакзал ці аўтастанцыю.

Палац князёў Агінскіх

Яшчэ Плунгяны вядомыя тым, што зусім побач у маёнтку Буканты знаходзіцца дом-музэй Жэмайце, слыннай пісьменьніцы, пачынальніцы летувіскай літаратуры, «фэміністкі ў традыцыйнай хустцы», як часта называюць яе сучасныя летувісы. Бо пісьменьніца паходзіла зь вёскі і ўвесь час падкрэсьлівала гэта тым, што не скідвала з галавы хусткі: у Вільні, дзе пэўны час жыла пісьменьніца і драматургіня, у ЗША, куды яна езьдзіла, каб сабраць грошы для ахвяраў Першай сусьветнай вайны ці на шматлікіх жаночых і фэмінісцкіх публічных імпрэзах.

Музэй Жэмайце

А яшчэ Плунгяны цікавыя незабыўнымі жыдоўскімі маршрутамі. На сяньня, на жаль, у месьце не засталося ніводнага габрэя – апошні мясцовы жыд Якаваc Бунка памёр у 2014 годзе. Маладым хлопцам яго з сям’ей вывезьлі ў 1939 годзе ў Сыбір. Гэта быў скульптар па дрэве і актывіст жыдоўскай справы, які ствараў манумэнтальныя драўляныя скульптуры на месцах Галакосту па ўсёй Летуве. У Плунгянах ён часткова аднавіў разбураныя за саветамі жыдоўскія могілкі, на месца якіх пабудавалі школу. Цяпер каля школы выстаўленыя ў шэрагі, захавалыя пліты з старых могілак, рупліва сабрадзеныя Якавасам Бункам.

Зрэшты, сучасны шарм Плунгянаў палягае ў тым, што дасюль мясцовыя жыхары размаўляюць па-жамойцку – на сьцянох дамоў часам можна знайсьці пліты ці ўказальнікі не па-летувіску, а па-жамойцку.

Дуб Пяркунаса ў парку Агінскіх (дрэву больш за 600 год); на хрысьціянскіх могілках

Д-р Уладзіслаў Гарбацкі (Вільня). Здымкі аўтара.

* * *

Ад рэд. Каб не вяртацца па дзясятым коле да спрэчак пра словы «жыд», «жыдоўскі» і пад., спашлемся на меркаванне д-ра Зісла Сляповіча (верасень 2019 г.): «“Жыдовачка” – традиционный белорусский наигрыш. Жыд” – нормативный этноним евреев в белорусском языке, пока большевики его не выкорчевали, отправив ни в чем не повинных крестьян в Сибирь за их язык». Каму цікава даведацца болей, чытайце на нашым сайце серыю артыкулаў, падрыхтаваных у тым жа годзе: тут, тут, а яшчэ тут. Дарэчы, барысаўскі гурт «Жыдовачка» існуе і ў 2021 г.; цяпер яго ўжо не так дзяўбуць за назву, як два гады таму.

Апублiкавана 14.07.2021  02:28

Незнакомый Израиль. Махтеш а-Катан. Ущелье Гов

Пишет yeolka1 (yeolka1)
.

Путешествуя по Намибии, любуясь красотами пустынь Намиб и Калахари, приходя в восторг от миллионолетнего возраста всех этих геологических образований, я вдруг четко поняла – а ведь наши израильские пустыни гораздо интереснее, красочнее, древнее, разнообразнее, а главное – не нужно никуда лететь за тысячи километров, и здесь куча интересных и необычных мест и геологических формаций расположены не в сотнях и тысячах километрах переезда друг от друга, а совсем рядом  – часто в пределах дневного пешего перехода. Потому весной прошлого года мы собирались усиленно путешествовать по югу Израиля, но по причинам, от нас не зависящим, но накрывшим весь мир, пришлось отложить этот проект на год.

Вот так получилось, что весь этот март мы ездили в разные части наших пустынь, делая упор на махтешим, которые есть только в Израиле и на Синае, и всевозможные удивительные трещины.

Началось все 6 марта. Махтеш а-Катан ( Малый Махтеш). Северо-восточный Негев.
Отправились в поход с наружного склона махтеша вверх по ущелью сезонного ручья Гов (вади Гов).

DSC00787_2-001.jpg


Наружный край малого махтеша на подъездах с востока с 227 дороги. Эта волнистая линия с наклонными “плавниками” скальных плит – визитная карточка любого махтеша.
1
DSC00770_3-001.jpg

Паркуемся на нижней стоянке перед закрытой сейчас серпантинной частью дороги 227, карабкающейся на самый верх малого махтеша.
2
DSC00778_3-001.jpg

Вдали на юге – посреди равнины Цин (мишор Цин) правильным конусом возвышается гора Цин.
3
DSC00776_3-001.jpg

Закрытый (с обеих сторон засыпан валом земли) серпантин дороги уползает наверх. Здесь справа  виден справа “плавник”, по которым наглядно понятно, как махтешим образовались. Но об этом мы поговорим потом отдельно.
4
DSC00777_3-001.jpg

А пока мы отправляемся налево от дороги по указателям Маале Акрабим, Вади Гов.
4
20210306_085305_2-001.jpg

Синяя разметка на Маале Акрабим (по древней римской дороге) уводит левее. Мы же сворачиваем направо на зеленую разметку – в ущелье Гов.
Название ручья происходит от его арабского названия: Вади аль-Джуф. Арабское название означает «река, которая проникает глубоко» (в чрево земли или бездну) или «сухая река» в глубоком каньоне, который создала река.
5
DSC00790_2-001.jpg

А практически сразу же идти становится весело.
6
20210306_091046_2-001.jpg

И интересно.
7
DSC00791_2-001.jpg

Интересно идти не только из-за множества веревок, скоб и лестниц на этом маршруте, но и из-за сногсшибательных видов самого каньона, которые открываются за каждым новым поворотом.
8
DSC00792_2-001.jpg

Вот, например, такой козырек висит над ущельем, защищая нас от солнца.
9
DSC00793_2-001.jpg

И снова веревки.
10
DSC00796_2-001.jpg

И скобы.
11
20210306_091832_2-001.jpg

Какой-то ящер выглядывает из скалы.
12
DSC00801_2-001.jpg

Ущелье все сложено из разных пород, разных цветов и фактуры.
13
DSC00802_2-001.jpg

Одновременно нужно смотреть вперед и вверх, вниз под ноги, назад – для фотографирующего, а ещё  по сторонам – очень уж стены интересные.
14
20210306_092107_2-001.jpg

Как булка с изюмом. Кто их сюда понавтыкал?
15
DSC00805_2-001.jpg

Представляю, как должно быть интересно геологам.
16
DSC00806_2-001.jpg

В какие-то моменты ущелье расширяется.
17
DSC00808_2-001.jpg

О, да тут у нас “игровая площадка гигантов“! И денег никто за это не берет. Только добраться сюда непросто.
18
DSC00809_2-001.jpg

Ну, вот как этот блок так аккуратненько вывалился, образовав абсолютно ровный портал с барельефом поверху?
19
DSC00810_2-001.jpg

– А у вас здесь горизонт завален!
В махтешим такой профиль – совершенно нормальное явление. На спуске по вади Акрабим мы увидим этих диагоналей ещё больше.
20
DSC00812_2-001.jpg

Завалы камней, слоистые породы… Ущелье ведет нас все выше вверх.
21
DSC00813_2-001.jpg

Иногда идем по руслу, порой тропа огибает гевим (дыры, выбитые в русле сезонными водопадами) поверху.
22
DSC00814_2-001.jpg

Каменный орел.
23
DSC00816_2-001.jpg

А здесь – небольшой театр с сиденьями- ступенями.
24
DSC00822_2-001.jpg

А вот это мне нравится больше всего – словно стены из кирпича увешаны горшками с цветами (как где-то на узких улочках Андалусии).
25
DSC00827_2-001.jpg

Метку видите – там проходит тропа.
26
DSC00828_2-001.jpg

Я не большой любитель лезть по таким уступчикам.
27
20210306_095557_2-001.jpg

Потому что всегда вижу, куда можно упасть. Но выбора нет.
28
DSC00831_2-001.jpg

Уффф… Проползла.
29
DSC00829_2-001.jpg

Тропа снова спускается в русло.
30
DSC00833_2-001.jpg

Фактурные стены с цветами – со всех сторон.
31
DSC00832_2-001.jpg

И снова вылазим наверх по скобам.
32
DSC00835_2-001.jpg

А тут резной каменный занавес свисает.
33
20210306_105006_2-001.jpg

Вот так интересно мы шли-шли.
34
DSC00836_2-001.jpg

И пришли в тупик – впереди огромный завал и высоченный водопад. А где-то там поверху проходит тропа, соединяющая ущелье Гов и  Маале Акрабим.
35
DSC00837_2-001.jpg

А наша зеленая тропа поворачивает направо и начинает карабкаться наверх через завалы камней.
36
DSC00838_2-001.jpg

Вот такие плюхи явно вулканического происхождения периодически встречаются во всех махтешим.
37
DSC00841_2-001.jpg

Подъем крутой. Спускаться здесь хуже, чем лезть наверх.
38
DSC00840_2-001.jpg

Вот оттуда, из дыры слева мы вылезли на полочку, а впереди видна черная тропа над обрывом, приходящая от Маале Акрабим. Многие так идут круговой маршрут.
39
DSC00843_2-001.jpg

Уходим ещё выше по зеленой тропе. Морской лук (хацав) растущий на голых камнях, поражает всякий раз. Скоро листья его сначала пожелтеют, потом пожухнут и рассыплются в прах, а в горячем сентябре после обжигающего лета он вдруг зацветет.
40
DSC00847_2-001.jpg

Чуть в стороне от тропы  натыкаемся то ли на родничок, то ли на дождевую воду, просочившуюся сквозь камни и ещё не успевшую высохнуть.
41
DSC00848_2-001.jpg

Выходим с зеленой тропы на пересечение с дорогой 227 в верхней её части в точке “мивца Арава“.  Внизу – равнина Цин и гора Цин. Вот этот участок маршрута мы уже прошли.
42
DSC00850_2-001.jpg

Почему-то почти все туристы, выйдя к дороге, начинают подниматься наверх к началу вади Акрабим по дороге до ночной стоянки Мицпе а-Махтеш, а только потом оттуда спускаются в ущелье Акрабим (5.5 километров получается, между прочим).
Но если вы посмотрите по карте, то между точками напрямик всего-то километра два, если не меньше – тропа, правда, там не обозначена. Но нам не впервой – идем по азимуту.
А дальше мы будем спускаться вниз по вади Акрабим. ( Малый Махтеш). Северо-восточный Негев.
Отправились в поход с наружного склона махтеша вверх по ущелью сезонного ручья Гов (вади Гов).

Опубликовано 30.03.2021  16:41

 

О евреях и не только. Беседа с Тамарой Вершицкой из Новогрудка

«Знакомый еврей из США прочёл о новом кафе в Новогрудке. И написал, что должен сюда приехать»

Семён Печенко, «Салідарнасць», 16.03.2021

Краевед Тамара Вершицкая рассказала «Салідарнасці», может ли Новогрудчина привлечь тысячи туристов.

Тамара Вершицкая, фото со страницы в фейсбуке

Тамара Вершицкая — сотрудница Новогрудского краеведческого музея, создательница Музея еврейского сопротивления, краевед. В апреле с ней и с её коллегой Галиной Ковальчук не будет продолжен трудовой контракт. По её мнению, причиной стали музейные экскурсии по городу, которые проходили по воскресеньям и вызвали повышенный интерес «силовиков».

— За то, что мы не исполняем приказы вроде – выгнать из музея людей, которые пришли посмотреть фильм или на экскурсию… Терпение их дошло до последнего. Сейчас они избавляются от людей, которые их не боятся. Я знаю за что, потому что я не прогибаюсь, — поделилась мыслями о возможных причинах уволения в комментарии для «Радыё Свабода» сотрудница музея.

Для начала Тамара Вершицкая рассказала «Салiдарнасцi», чем древний Новогрудок уникален не только для Беларуси, но и для наших соседей.

— Если посмотреть от начала, историческим моментом для Новогрудка были ХІ-ХІІ века. Он взлетает экономически, делается объединяющими центром для окрестных земель. Здесь состоялась коронация Миндовга. Город привлекает внимание своим богатством, политическим статусом.

И вдруг всё кончилось. Виноваты, как всегда, руководители. Что делает Миндовг, чтобы получить корону? Он отдаёт всё, чем владел, Риму через Ливонский орден.

Фото: Антон Сурапин

Но прежняя слава Новогрудка не исчезла бесследно, объясняет краевед. Более того, то наследие на протяжении следующих веков продолжало влиять на судьбу города:

— Однажды заявив о себе, город продолжал находиться в поле зрения великих князей. Он всегда принадлежал великим князям, им никто никогда не владел частным образом.

Князь Витовт запустил процесс перестройки новогрудского замка, который растянулся до конца XVI в. Город уже не имел прежнего политического значения, но здесь проходили заседания Главного Трибунала ВКЛ, вальные соймы и местные соймики, кипела общественная и культурная жизнь.

Войны XVII-XVIII веков превратили Новогрудок и его окрестности в «медвежий угол Литвы». Очередной взлёт произошёл во время нахождения города в составе ІІ Речи Посполитой, в советские времена здесь долгое время не было даже собственного краеведческого музея.

О роли Адама Мицкевича

Новогрудчина времён автора «Пана Тадеуша» была уникальна благодаря концентрации шляхетских родов, которые тут жили.

— Шляхта — носитель культуры. Здесь, на Новогрудчине, она объединяла западную и местную культуры.

Адам Мицкевич понял эту землю, людей, которые здесь жили. По Чеславу Милошу, в «Пане Тадеуше» Мицкевич создал образ чистого, очень искреннего бытия на земле. Мицкевич тем и велик, что понял ценность этой земли благодаря людям, бывшим искренними.

По словам Вершицкой, большую роль в развитии края сыграли местные просветители и меценаты, что имело продолжение в ХХ в.

— Люди стремились к образованию, в Новогрудке возникает белорусская гимназия. И образование белорусов поддерживают евреи, среди которых никогда не было неграмотных людей. Они делили с белорусами своё здание.

Исследовательница Новогрудчины приводит интересный факт: феномен приязненных взаимоотношений местных жителей и еврейской общины последний председатель юденрата в новогрудском гетто Даниэль Осташинский после войны связал с личностью Мицкевича: «Все евреи, родившиеся в Новогрудке и образованные (подобном мне), в частности молодёжь, видели в этом городе часть Эрец Исраэль [Земли Израиля] <…> Я с уверенностью могу сказать, что весь Новогрудок жил в тени великого либерального польского поэта, который любил евреев <…> Не важно, были у него еврейские предки или нет, фактом остаётся то, что он очень любил еврейский народ, и это привело к тому, что поляки поступали в отношении евреев соответственно».

«Новогрудок — город-призрак»

Использует ли свой потенциал город, имея такое богатое прошлое? Тамара Вершицкая сомневается в этом и говорит о причинах.

— Я считаю, что город имеет свою ауру сегодня благодаря прошлому. И эту ауру ощущают люди, настроенные почувствовать место, в которое они приезжают. И все говорят: «Какой у вас город! Как здесь дышится по-другому!».

Здесь есть история, которую не видно. Можно утверждать, что Новогрудок — это город-призрак. Люди, живущие здесь, не замечают этого, не интересуются прошлым.

В 2000-м в городе cостоялся первый фестиваль средневековой культуры. По словам Тамары Григорьевны, за год до этого её дочь-первокурсница познакомилась с участниками рыцарских клубов во время поездки в Чехию. Вернувшись, поделилась увиденным. Так и родилась идея устроить праздник в Новогрудке.

Празднование 970-летия Новогрудка, сентябрь 2014 г.

Собеседница привела в пример небольшое французское местечко Пюи-де-Фу, собирающее на выходные в сезон десятки тысяч гостей.

— Там почти ничего нет, руины замка, но жители местечка сумели организовать целый тематический парк, привлекающий не только французов, но и иностранцев со всего мира. Новогрудок тоже мог бы стать популярным у туристов, если бы мы пошли по такому пути развития. Но…

По словам Вершицкой, власти не были против проведения фестиваля в 2000-м, но организаторы не ощутили с их стороны необходимой поддержки. Один из создателей фестиваля в Новогрудке Игорь Михно затем несколько лет возвращал займы.

— Никогда не было со стороны властей заинтересованности помочь, если кто-то проявлял инициативу. Вот захотел художник Кастусь Качан построить галерею в нашем городе. Говорил, что это будет подарок городу. И что город? Не помог ему даже с какими-то разрешениями. Качан мучился годами, пока не создал ту галерею.

Схожая история в 2006-м произошла с уроженцем города Александром Поткиным, который вместе с отцом решил восстановить здание когдатошней гостиницы «Европа». В нагрузку его фирме пришлось за свой счёт восстановить ещё пол-улицы.

Есть и такой пример. Директор известного местного предприятия «Леор Пластик» Борис Кротин открыл в городе ресторан «Валерия». Просто потому, что в Новогрудке не было пристойного места, куда можно было бы зайти туристу или местному жителю. Ресторан работал до того момента, пока бизнесмен не подарил его своему внуку.

«Были руководители, которые хотели оставить свой след в истории»

Несколько лет назад в Новогрудке появилась аллея фонарей, каждый из которых был сделан одним из местных предприятий или учреждений.

Наша собеседница поделилась догадкой о том, откуда могла возникнуть такая идея.

— В своё время в Бресте появилась аллея «литературных» фонарей, посвящённых героям произведений Николая Гоголя. И вот кто-то из наших чиновников, похоже, увидел это и предложил: «А пускай и наши предприятия сделают свои фонари».

Такое отсутствие собственной фантазии, наверное, и привело к тому, что сегодня белорусские населённые пункты выглядят как один сплошной агрогородок.

— За то время, что я здесь живу, в Новогрудке были руководители, которые хотели «оставить след», ставили памятники, что-то делали. Были люди, которые ничего не хотели. Просто пересидеть и двигаться дальше. Но не было ни одного, кто бы пригласил сюда компетентного эксперта, чтобы в городе появился хороший архитектор. Чтобы всё делалось профессионально, соответственно месту, его истории – в этом проблема. Невозможно во всём самому разбираться, — говорит краевед.

Тонкости еврейской темы

Тамара Вершицкая не один год поддерживает контакты с потомками новогрудских евреев по всему миру, в своё время сопровождала свояков Дональда Трампа, когда те приезжали в Беларусь — род Джареда Кушнера, зятя бывшего президента США, происходит из Новогрудка.

В 2019-м Тамара Вершицкая собрала на встречу в Налибоцкой пуще более 100 участников крупнейшего в Европе еврейского партизанского отряда, а также их потомков со всего мира.

Тамара Григорьевна убеждена, что тему еврейского сопротивления на Новогрудчине во время войны, безусловно, надо развивать. Но подходить к этому надо очень осторожно.

В качестве примера, как не надо делать, она приводит реконструкцию партизанского лагеря в Станьково: «Это такая бутафория, не надо так».

— Я была в Бухенвальде. У немцев хватает денег, чтобы отстроить этот концлагерь, но они этого не делают. И не будут делать никогда. Там осталось несколько строений, вышки, вход на территорию. И отмеченные чёрными камнями контуры бараков. И этого достаточно, чтобы нести жуткую энергетику этого места.

«Новогрудок должен стать приоритетом»

Рассуждая о перспективах города и интересе к нему со стороны иностранцев, Тамара Григорьевна рассказала историю. Недавно на городской площади открылось новое кафе.

— Хороший кофе, интересный интерьер. Туда сразу же потянулись люди. На страницу кафе в фейсбуке подписался мой знакомый из Америки. Он еврей, его корни отсюда. Он регулярно приезжает к нам, любит Беларусь. И вот он пишет мне о новом кафе: «О, у вас там появились маффины с солёной карамелью. Я должен приехать!»

Понимаете, мелочь, которая находит отзыв.

По мнению Тамары Вершицкой, заниматься превращением Новогрудка в полноценный туристический город можно было во все времена: «Лет двадцать уже можно было это делать».

Наиболее же благоприятным был шанс, он есть и сейчас, когда начали действовать трансграничные проекты — Августовский канал, Мирский замок и т. д.

Шанс у города есть, считает наша собеседница. Есть и люди, разрабатывающие проекты, знакомящие с ними власти. Но ситуация с коронавирусом, политическая нестабильность откладывают реализацию этих идей на неопределённое время.

Новогрудские холмы

— Должна быть государственная программа развития малых городов. И не только на словах. И Новогрудок в ней должен быть в приоритете. У нас много потенциала, даже тот же рельеф холмистый. Нам не надо отстраивать замок, делать там музей. Его надо сохранить, но не такими методами, как это делается. То, что сделали с костёльной башней, уничтожило атмосферу замка, его ценность.

Это не первый такой опыт. То же самое с Борисоглебской церковью. Если бы не то, что с ней сделали, начиная с 90-х, она была бы уже в списке памятников всемирного наследия ЮНЕСКО.

Прежде всего, чтобы какое-то историческое место ожило, нужна идея. Идея, которой это место будет служить.

Источник

Перевод с белорусского: belisrael.info

Опубликовано 16.03.2021  13:03

Фламинго и другие птицы в Израиле

Пишет m_just_m (m_just_m)

20210302 21:51:00

Фламинго и другие птицы.

Погода была хорошей, день был выходной.
Надо было чем-то заниматься. Ну чем-нибудь интересным и познавательным.
И мы решили интересно и познавательно посмотреть на фламинго, живущих в дикой природе среди диких озер.

Чтобы долго не томить, сразу фотография фламинго.
А потом продолжим.

Мы ехали, ехали, ехали. И доехали до небольшого соляного завода, что находится в поселке под названием Атлит, недалеко от Хайфы.
Народная примета – если хочется посмотреть на фламинго, надо ехать в сторону соляного завода.

Завод встретил странным звездообразным растением.

Ягоды вроде уже созрели.
Памятуя о народной мудрости пробовать их мы не решились.
Вот когда-то один почти сказочный персонаж напился непонятно чего непонятно откуда, и тут же стал козлом.
А если бы он ягоды съел, страшно подумать что могло бы произойти.

Далее было здание заводоуправления.
И там же центр приема посетителей и небольшой магазин. В магазине можно было купить соль, разную и разнообразную.
В том числе и экологическую, биоорганическую и прочую, не генномодифицированную. Адепты здорового образа жизни и естественного иммунитета очень любят биоорганическую соль без всяких дополнительных консервантов. И готовы переплачивать за нее весьма внушительные суммы.

Но был выходной день, управление завода и магазин были закрыты.
А мы не купили столько необходимый хлорид натрия, не испорченный генной инженерией.

Тут же старая мотодрезина, на таких дизель-машинах перевозили соль от места сбора к месту расфасовки.

Это не снег, это соль.
Лежит себе под открытым небом, потому что это естественно.

И вот это мы потом едим …

Теперь переходим к птицам.
Эту птицу я не смог идентифицировать.
Вроде что-то знакомое, много раз виденное…
Но как ее зовут – не знаю.
Пусть остается просто птицей.

Птичка-невеличка.
Называется ходулочник, есть еще одно название – шилоклювик.
Живет на всех континентах, кроме Антарктиды.
Очень оригинальная птаха, раньше его в Израиле не встречал. Если честно, то вообще раньше его не нигде не встречал, даже не подозревал о его существовании.
Зато теперь знаю, есть птичка, ноги длинные и тонкие как ходули, называется ходулочник.

Вот так он выглядит.

Развалины Шато Пелерин, о котором я не так давно писал.

Посередине озерца стоят фламинго.

И тут же еще одни птицы. Вроде это бекасы, но я точно не уверен.

Фламинго.
Относительно много, или относительно мало. Смотря как считать.

Два фламинго.

Еще два фламинго.

И еще два фламинго, крупным планом.

Три фламинго.

Три фламинго и три ноги.

Фламинго наверное единственная птица, которая питается планктоном.
Питается фламинго следующим образом: опускает голову в воду макушкой вниз, набирает в клюв воду вместе со всем, что удалось захватить, после чего процеживает воду через отверстия в клюве. Что осталось – съедается.
Основной продукт питания – мелкое ракообразное Artemia salina, странное существо с тремя глазами и одиннадцатью парами ног.
Какие только странные создания не населяют эту планету…

Опять ходулочник.

Здание заводоуправления с тыльной стороны.

Опять те же самые развалины замка Атлит.

В принципе все увидели, на фламинго посмотрели.
К тому же фламинго повернулись к нам спиной. Значит пора двигаться дальше.

Дальше просто постояли немного на берегу моря.
Почему бы не постоять на берегу моря в ясный и не морозный зимний выходной день?

Вдалеке видна Хайфа.
Это если смотреть направо.

Налево – развалины Шато Пелерин.

А прямо – просто море.

Продолжение обязательно очень скоро последует.

.
Опубликовано 04.03.2021  17:31

Кармель в Калифорнии, город-сказка

Из дневника Бориса Гольдина – доцента, кандидата исторических наук, члена Международной ассоциации журналистов

На снимке: автор публикации с женой Юлей

За морем жемчужным, вдали за лесами,

Где звезды огромны и много цветов,

Там сказочный город живет чудесами,

Малюсенький город больших мастеров.

Сергей Эртман

…В один из воскресных дней Юля на монтерейском автобусе добралась до Кармеля. «Волшебный» городок спрятался в лесном массиве на берегу Тихого океана, у залива Кармель – на полуострове Монтерей, в солнечном штате Калифорния. Юля в Монтерее начала преподавать в Военном институте иностранных языков (нет, я не выдаю военную тайну). Мы же с младшим сыном Костиком в это время находились еще в Майями, штат Флорида.

Моя жена очень любознательна. Решила всё сама разведать, а потом поведать нам о Кармеле.

И вскоре она уже многое знала об этом городе: что он «родился» в 1902 году, что отцы города назвали его Кармель-у-моря (Carmel-by-the-Sea). В 1906 году землетрясение разрушило Сан-Франциско, и молодой город гостеприимно раскрыл свои «объятия» художникам, музыкантам, фотографам, писателям и поэтам. Новым жителям выделялись участки под дома. Вскоре писатели Джек Лондон, Джордж Стерлинг, Мэри Остин и Джимми Хупер создали «Клуб искусств и ремесел». Под его эгидой художники Джозефина Калбертсон, Дженни Кэннон и Перси Грэй организовали «Ассоциацию художников Кармеля».

Дело художника – рождать радость

* * *

Молча Художник стоит у мольберта,

Кисти мелькают, как птицы под ветром.

Лучик от солнца и брызги прибоя,

Горсть янтаря, что прибило волною,

Гроздья рябины, как капельки крови,

Зелень травы, хмурость тучи над морем,

Нежность любимой, улыбку ребенка

– Всё написал своей кисточкой тонкой.

В это творенье вложил он всю душу,

Сердце свое беспокойное слушал.

Глянул Всевышний, слегка удивился –

На полотне целый мир уместился!

Татьяна Лаврова

В 1933 году на улице Долорес открылась первая художественная галерея. Мечта художников сбылась: свои работы выставили более 40 мастеров – Анн Бремер, Фердинанд Бургдорф, Чарльтон Форчун и многие другие.

Ныне в Кармеле функционируют более пятидесяти художественных галерей. Где такое еще увидишь?! Юля отправилась на «свидание» с художниками. Вот что она записала в своём дневнике:

«15 октября 1992 года. Поездка в Кармель. Побывала на берегу океана, потом нашла необычную галерею в небольшом уютном дворике “Carmel Gallery of Carmel”. Сам по себе дворик с маленькими садовыми скульптурами был очень интересен. “Встреча” с Томасом Кинкейдом (Thomas Kinkade) – знаменитым художником. Ему посвящена американская кинодрама “Рождественский коттедж”. Красивые пейзажи городов Бостона, Сан-Франциско и Кармеля красовались на полотнах дома с толстыми крышами, везде облака, дождь или снег.

Еще одна галерея “Yukatan magic”. Знакомлюсь с произведениями русского художника Ромена де Тиртоффа, который называл себя Эрте по французскому произношению своих инициалов. Он стал одним из признанных художников 1920-х годов. В 1976 году французское правительство наградило Эрте Орденом Искусства и литературы. Его творения для сцены включали экстравагантные проекты для постановок на площадках Нью-Йоркского Радио-Сити, Мюзик-холла, Казино де Пари и Парижской оперы. Работы Эрте хранятся в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, Музее округа Лос-Анджелес».

Покидая Кармель, Юля была уверена, что в следующий раз посещение будет групповым.

Когда мы с Костиком прибыли в Монтерей и нашли работу, Юля рассказала о своей интересной поездке в Кармель и добавила:

– Я готова быть вашим гидом в сказочном городке.

Слово она сдержала и пригласила нас в художественную галерею «Amsterdam», что расположена на улице Долорес (Dolores Street). Её создал Энтони Вандерплуг (Anthony Vanderploeg). Художественное образование он получил в родных Нидерландах. Долгие годы он владел компанией Vanderploeg Motors, но любовь к искусству победила. Он собрал под свое крыло известных художников.

Перед нами произведения Копл Бетанн (Cople Bethanne). Родилась в городе Александрии (штат Вирджиния). Рисовала в метель в горах штата Юта, на крутых утесах на островах в штате Мэн, в сильные штормы вдоль скалистого побережья Северной Калифорнии, на берегу реки Потомак в Вирджинии. Её картины говорят о том, что человеку не страшны никакие невзгоды.

Эдвард Гордон (Еdward Gordon) родился в Оушен-Сити (штат Нью-Джерси). Получил степень бакалавра в Университете Рутгерса. Как у каждого художника, у него есть своя особенность. Из-за невероятного количества информации, содержащейся в каждой из его картин, он способен производить только 4-6 изображений в год.

И тут произошла очень интересная «встреча». Нас привлекли полотна и скульптуры русского художника Александра Волкова. Его творчество иной раз ставит в тупик. Сложно дать однозначный ответ, скульптор он или живописец. Или, может быть, график? Мы увидели, насколько гармонично сочетаются между собой творческие «ипостаси» художника.

– Что-то мне это всё знакомо, – сказал я.

– Откуда? – удивился сын.

– Он – наш земляк по Ташкенту, сын художника, брат художника и отец художника.

Александр Александрович Волков родился в 1937 году в Ташкенте. Окончил Ташкентское художественное училище, Московское Высшее художественно-промышленное училище. Член Союза художников СССР. Произведения А. А. Волкова хранятся в крупнейших музеях России – Третьяковской галерее, Русском музее, Государственном музее Востока. Александр вместе с братом, искусствоведом Валерием, добились того, что имя отца вписано в учебники истории искусства.

На снимке: работа художника А. А. Волкова «Красная ваза». 1970 год.

Александр Николаевич Волков, один из основоположников современного искусства Средней Азии, родился в 1886 году в узбекском городе Скобелев (ныне Фергана). Окончил Высшее Художественное училище при Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге, продолжил учебу в Киевском художественном училище. Он преподавал в Ташкентском художественном училище. В 1934 году работы художника представляли искусство Узбекистана на выставке в Филадельфии (США). А. А. Волков стал первым директором созданного в Ташкенте Государственного художественного музея.

Феномен города

И вот мы снова шагаем по улицам Кармеля. Дома не пронумерованы, а имеют таблички с именами их хозяев. Никаких почтовых ящиков – жители забирают письма и газеты из почтового отделения. Вы не встретите на улице человека, который будет идти и кушать на ходу: закон запрещает. Вы только себе представьте: в городе нет ни единого заведения быстрого питания, никаких Макдональдсов и Бургерхаузов!

Интересным было для нас и то, что мэрами Кармеля избирались актеры Герберт Херон, Перри Ньюберри, Клинт Иствуд.

Мы удивились, что в городе отсутствуют общественный транспорт и светофоры, нет ни электрических столбов, ни телефонных будок, никакой неоновой рекламы и афиш. Как только попадаешь в старую часть города, у тебя складывается впечатление, что здесь живут не люди, а гномы или эльфы. Первые дома были построены прямо в лесу, и местные жители продолжили такую архитектурную тенденцию: дома строили вблизи деревьев, всячески оберегая их от вырубки. Со временем сказочный архитектурный стиль стал чем-то вроде основного требования к домам в Кармеле и главной изюминкой этого города, благодаря которой он прославился на весь мир.

Каждый дом индивидуален, совершенно не похож на соседний, с внутренним двориком и садовой мебелью в нем. У одних расписаны фасады, у других – дом украшают лепка и каменная кладка. И повсюду цветы – на газонах, в подвесных кашпо, в вазах на окнах и небольших балкончиках.

Музыкальный фестиваль

Слушая Баха, тело оставлю,

Душу свою вознесу к небесам,

Музыка льется огненной лавой,

Я поднимаюсь к древним богам.

Слушая Баха, мысли уснули,

И умерла, наконец, суета,

Звуки органа словно пилюли

Нам излечить помогают сердца…

Слушая Баха, горе забуду,

Время отрину и в вечность шагну…

И растворяюсь в пространстве повсюду…

Слушая Баха – себя обрету!

Валерия Степанова

В городе Монтерее у каждого дома стоит автомашина. Автомобиль здесь – предмет первой необходимости, часть образа жизни. Ещё с юности я запомнил цитату Ильи Ильфа и Евгения Петрова о том, что автомобиль – не роскошь, а средство передвижения. Так что хочешь не хочешь, а ищи деньги и покупай машину. Что мы и сделали. Появилась возможность чаще путешествовать по новому краю.

Однажды в Кармеле попали на музыкальный фестиваль. В программе были произведения Иоганна Себастьяна Баха. Фестиваль имеет славную историю. В 1932 году Альберт Рименшнайдер, университетский профессор из штата Огайо, открыл традиционный музыкальный фестиваль, посвященный памяти Баха. С легкой руки профессора традицию подхватили в немецком Лейпциге, где знаменитый композитор работал в последние годы своей жизни, в Лондоне, Юджине (штат Орегон), на Манхэттене (Нью-Йорк), в Вифлееме (штат Пенсильвания).

Три года спустя музыканты Ден Денни и Хейзел Уотроус основали в Кармеле музыкальный фестиваль «Иоганн Себастьян Бах». Дирижер Эрнст Бэкон был специально приглашен из консерватории Сан-Франциско. Менялись музыканты, дирижеры и состав слушателей, но жизнь фестиваля продолжалась.

Цветы – это улыбка Солнца

К нам сойдя из утопии сказок,

В дивном парке цветут орхидеи.

Бал цветов всех оттенков и красок…

Как невесты, от скромности рдея.

Восхищаюсь природы искусством,

Что создАла для нас орхидею,

Волю дав своим краскам и чувствам,

Мастерством в совершенстве владея.

Борис Терушкин

В Кармеле, как уже сказано выше, любят цветы. На мой взгляд, больше всего любят орхидеи – одно из самых красивых растений. Психологи считают, что цветок хорошо воздействует на подсознание человека и убирает все негативные воздействия. Красивое название растению дал древнегреческий философ Теофраст – «orchis». Ученый в 300 году до н. э. написал «Исследование о растениях», где рассказал и об орхидеях.

…Мы находимся на выставке орхидей. Невозможно словами передать все оттенки удивительных красок и запахов, которые воплотили в себе эти растения. Тончайшие ароматы смешались в воздухе и пьянят своей неповторимостью. Среди разнообразных вечнозеленых растений то тут, то там встречаются пестрые цветы, либо растущие пышными кустами, либо свисающие с деревьев изящными гроздьями… Или же миниатюрные соцветия прячутся в цветочных горшках.

Дорогая дорога, живущего мира ворота

– Ах, дорога, дорога, куда же летишь ты, куда ты?

– Я лечу по горам, удивляюсь, куда ж занесло.

Я беру и швыряю бубновые масти заката

На твоё ветровое, видавшее виды стекло.

Как весёлые зайцы, выпрыгивают повороты,

Развеваются ветры, как плащ за моею спиной.

Дорогая дорога, живущего мира ворота,

Отворись предо мной, отворись предо мной.

Юрий Визбор

На протяжении десятилетий многие художники находили вдохновение для своих картин, пребывая в этом живописном месте, знаменитом своими достопримечательностями. Американский импрессионист Артур Гилберт (Arthur Gilbert) запечатлел удивительную красоту окрестностей Кармеля на своих картинах «Вид 17-мильной дороги» и «Бухта среди скал».

Пришло время – и мы уже сами созерцали эту сказочную красоту. Строки из Юлиного дневника:

«9 января 1993 года. Костик неплохо водит машину, но он превышает скорость, и приходится много с ним спорить по этому поводу. Наконец, выехали на 17-Miles Drivе, о которой думали уже давно. День был чудесным, солнечным и теплым. Костик был даже в свитере с короткими рукавами. В этих изумительных местах живут одни миллионеры, а их дома – это настоящие виллы. Golf courses тоже очень ухоженные. Но главное, конечно, не это. Виды изумительные: посмотришь налево – леса и лужайки, направо – океан. Масса горных белочек, которые обожают туристов. Тюлени. Lone Cypress. Потом мы уехали в сторону от океана. Дорога в горах и в лесу. В одном месте открывается изумительный вид на залив и Монтерей. Мы все время говорили: “Надо приехать сюда с Юрой”».

Немного истории. В 1892 году известная фирма Pacific Improvement Company проложила живописную дорогу, которая проходила вдоль пляжей и лесных массивов, между Монтереем и Кармелем. Назвали ее скромно «17-мильной дорогой».

Дорога, дорога… Костик показал нам «одинокий кипарис» и сказал:

– Это один из символов 17-мильной дороги.

Засохшие обесцвеченные коряги, когда-то бывшие прекрасными кипарисами, которые сливаются с громадами голых скал. На одной из них вот уже 250 лет зеленеет дерево, которое превратилось в одинокого стража – хранителя 17-Mile Drive.

Мы не забывали эту прекрасную автомагистраль и периодически наведывались. Однажды, когда мы уже жили в городе Сан-Хосе, к нам в гости приехала племянница Аннушка с мужем Яшей. Было, что показать. Но старший сын Юра предложил:

– Думаю, что лучше всего поехать на красавицу 17-Mile Drive.

Вечером, во время ужина, Аннушка, специалист по русской филологии, не могла найти слов, чтобы выразить своё впечатление от этой прелестной поездки. Только и произнесла:

– Сказка!

Борис Гольдин, США

Опубликовано 18.02.2021  10:10

От ред.belisrael

Это был последний материал автора из Америки. Я долго держался, получая после каждой публикации признание в том, на сколько я профессионально работаю и в дополнение открытку с цветочком. При этом каждый раз приходилось потратить массу времени и приложить немало усилий, что б получился удачный материал без описок, ошибок, когда есть интервал между словами, а не такой, каким он был уже напечатан здесь на сайте  proza.ru, как и ряд др., публиковавшихся там же. Казалось бы уж кому кому, но живущему в Америке, не имеющему никаких финансовых проблем, да еще и хвалящемуся в публикациях добротой и щедростью своей семьи, а также близких родственников из Израиля, должно было быть понятно, что сайт слишком дорого обходится его основателю и администратору, что только на оплату хостинга и помощь ряду авторов из Беларуси в начале 2020 я потратил 3 тыс. американских банкнот. При этом за год получил перевод аж на 100 зеленых. И так не один год. Создал себе веселую жизнь, вместо того, чтоб без нервотрепки, нормального сна, за время, потраченное за почти 13 лет, заработать без особого напряжения несколько сот тысяч. И за эти же годы не только никто не предложил помощь в переводах некоторых материалов на англ. или решении ряда проблем на сайте, а напротив, как только слышали о просьбе, то отделывались либо молчанием, или что на это надо время, а чаще всего спрашивали сколько заплачу. Сказать, что жизнь несправедлива – ничего не сказать. В фаворе жулье и проходимцы вроде израильского “молдована” и его коррумпированная бригада, хорошего ученика и дружка белорусско-русских самодуров.  Уже давно нечему не удивляюсь, но я должен был сказать автору что думаю и этот текст был ему отправлен в тот же день 18 февраля после его очередного письмеца С Вами  очень приятно сотрудничать.  Еще раз скажу: Вы и  Ваш сайт очень ПРОФЕССИОНАЛЬНЫ!

18.07.2021  01:01

Встреча с огненной саламандрой в лесу Бирия

Пишет yeolka1 (yeolka1)

Незнакомый Израиль. Встреча с огненной саламандрой в лесу Бирия

Снятие ограничений на передвижение вкупе с теплой солнечной погодой и до сих пор закрытой системой образования привели к тому, что на дорогах у нас сейчас летние и пасхальные каникулы вместе взятые. Вся страна дружно едет куда угодно на природу. Поэтому решили не уезжать далеко, чтобы потом не стоять в пробках, и отправились в лес Бирия – от Хацора наверх в сторону Цфата и Дальтона.
И там повстречали огненную саламандру!

20210213_102818_2-001.jpg

Все склоны цветут.
1
20210213_100647_2-001.jpg

Интересное открытие. За Хацором наверху на склоне есть старый карьер, в который с отвесной стены водопадом падает какой-то ручей, образуя в карьере пруд.
А в этом пруду в изобилии водятся золотые рыбки. Аквариумные. Видно кто-то туда аквариум вылил, когда тот надоел.
2
20210213_103714_2-001.jpg

Ручей и водопад из него поначалу вызывали сомнения – неизвестно, что там течет.
Пока на тропе возле ручья мы не наткнулись на саламандру. А саламандры, как известно, водятся только в чистой проточной воде.
3
20210213_102623_2-001.jpg

Это огненная саламандра.
Где-то в Европе огненная саламандра – довольно обычное земноводное. В Израиле же это довольно редкий и немногочисленный вид животных, встречается нечасто – у подножия Хермона, в Галилее, на горе Кармель. Их численность от нескольких сотен до пары тысяч.
4
20210213_102633_2-001.jpg

Если в Европе саламандры зимой прячутся на зимовку, то в Израиле, наоборот, с началом зимних дождей они становятся более активными.
5
20210213_102642_2-001.jpg

Взрослая саламандра может вырастать до 32 см.
6
20210213_102647_2-001.jpg

В отличие от ящериц, саламандра очень медлительна. Из-за этого часто погибает под колесами.
А тут не только пешие туристы ходят, но и велосипедисты катаются. А хуже всего, что разрушая тонкий слой почвы, стесывая склоны до голого камня, гоняют где попало уроды на мотоциклах и квадроциклах. Эти вообще ничего вокруг не видят, кроме себя “крутого”, как им кажется.
Нужно убрать животинку с тропы к воде поближе. Красавица же!
7
20210213_102812_2-001.jpg

А если поцеловать? Обратится ли в принцессу?
Похоже, что перемещали мы её аккуратно – никакой ядовитой жидкости с миндальным запахом на нас она не выделяла, как обычно делает при опасности.
8
20210213_102844_2-001.jpg

.
Опубликовано 16.02.2021  15:42

Инесса Ганкина. Страхи и надежды двадцатого года (6)

Заметки интеллигента

Про революцию и культуру, или Что важнее хлеба (окончание)

Ещё немного о литературе. Моя любовь к настоящей «женской» поэзии (не путать с «дамской») подталкивает к тому, чтобы дать слово замечательному поэту, человеку, организатору культурных проектов – Людмиле Дунец, не так давно поселившейся в Ушачском районе Витебской области.

Людмила Дунец

Инесса Ганкина: Поговорим сначала о том, как ты, жительница крупного города, рискнула приехать в Ушачи?

Людмила Дунец: В Витебске я поменяла 4 работы, издала долгожданную книгу… Но в 2019 году я вернулась в свой любимый Ушачский район. Ушаччина – моя малая родина, здесь я выросла, окончила школу, поехала учиться в Витебск и прожила там 25 лет. Там закончила два университета, там были квартира, семья, дети… Сейчас на родине я руковожу народным клубом творческих встреч. Нашему клубу 21 год, направленность литературно-художественная. Занимаюсь любимым делом – литературным краеведением, творчеством. Собираю вокруг клуба пишущих людей, устраиваю творческие встречи с поэтами и писателями, всегда рада таким гостям. Ушаччина – малая родина наших классиков и гениев белорусской литературы: Петруся Бровки, Евдокии Лось, Василя Быкова, Рыгора Бородулина. С гордостью и радостью популяризирую их творчество и продолжаю наши литературные традиции.

И. Г.: Я знаю, что одно из интересных дел, которыми ты занимаешься, – выпечка хлеба. Сама пробовала твой вкусный хлебушек. Почему для тебя важно печь хлеб своими руками?

Л. Д.: Хлебопечением интересовалась давно, но издалека. Побывала в одном родовом поместье, попробовала хлеб на закваске и очень заинтересовалась. Когда переехала в деревню, интерес перерос в реальность. Я вывела свою ржаную закваску и начала печь настоящий хлебушек, такой, какой пекли наши прабабушки в каждом доме. Первую буханку на своей закваске испекла 1 июня 2020 года. С тех пор поняла, что это увлечение – не просто увлечение, а образ жизни. О пользе такого хлеба написано много книг.

И. Г.: Всё, о чем ты рассказываешь, это разные стороны творческой самореализации, но важно не забыть, что ты хороший лирический поэт, лауреат международных литературных конкурсов. Что такое для тебя литературное творчество, и как тебе пишется сегодня?

Л. Д.: Литературное творчество для меня – прежде всего самовыражение. С детства писала и понимаю, что не брошу никогда. Это моё волеизъявление миру. Это то, что у меня получается и что просит душа. Это моё сокровище и мой тайничок, то пространство, где я честна сама с собой.

Во времена перемен пишется очень сложно, скорее не пишется. Когда пропускаешь через себя всю боль за свой народ, свою страну, как бы пафосно ни звучало, но это так, то очень сложно что-либо написать вообще. Я не люблю в творчестве прямой эксплуатации живых и кровоточащих тем, особенно, когда автор переживает происходящее не через свой личный опыт, а лишь на основе своего отношения к происходящему, но не с ним. С другой стороны, осознаёшь, что кто, если не мы, можем быть глашатаями перемен, проживая исторические моменты здесь и сейчас. Но от этого осознания все равно не пишется. Есть такое ощущение, что ты уже обременена этим состоянием, вынашиваешь что-то важное, на злобу дня, оно в тебе растёт, но пока не время ему родиться, пока только накапливаешь внутри все эмоции и слова.

И. Г.: Я знаю, что ты недавно вышла из литературного союза «Полоцкая ветвь» и подала документы в «Саюз беларускіх пісьменнікаў». Расскажи, пожалуйста, почему ты это сделала?

Л. Д.: Изначальная причина – закостенелый бюрократизм руководства союза, который шёл вразрез с творческим развитием областного отделения. Я на себе ощутила гонения за инакомыслие. Но поствыборная ситуация убедила меня окончательно, что я приняла правильное решение, потому что заявления председателя союза в поддержку нынешней власти противоречат моей гражданской позиции. Сейчас можно сказать, что я это противоречие предвидела заранее. Мои документы на вступление в «Саюз беларускіх пісьменнікаў» сейчас рассматриваются.

И. Г.: Прекрасно, значит, скоро мы будем с тобой состоять в одной писательской организации…

Естественно, любые умные литературные разговоры невозможны без чтения стихов. Вашему вниманию предлагаются два прекрасных стихотворения Людмилы Дунец.

Клапотны дзень

Клапотны дзень адходзіць за кардон,

Такія дні – маўклівыя блізняты.

Малодзенькі, зялёны і кудлаты

На тым баку дарогі шэпча клён.

На тым баку дарогі качкі спяць

Паміж галля, сухога здубавецця.

Ля возера чаромха у суквеццях,

А з кухні вокны на зыход глядзяць.

І тут такі навокал краявід,

Што сэрца не нацешыцца дзівосам.

Хаця на першы позірк вельмі проста:

Гарачая пара, вясковы быт.

Клапотны дзень люляе цішыню,

Салоўка распачаў начныя песні.

І памяць продкаў ходзіць побач дзесьці:

Я ў гэты край вярнула даўніну.

* * *

Шклянка гарбаты і ноч у адчыненых вокнах.

Ветрык на кухні халодны, а я на палу.

Сядзем са мной памаўчаці, мая адзінота,

Сумна паглядзім у вочы адзін аднаму.

Я цябе ведаю з тога былога дзяцінства,

Як заставалася ў хаце малая адна.

Бачыш, і срэбра ў тваіх валасах зіхаціцца.

Хутка, напэўна, няўзнач пабялею і я.

Ты не глядзі, што зусім маладая дзяўчына –

Тварык з маршчынкамі, стома дарослых вачэй.

Зноў разумееш мяне – ты таксама жанчына.

Ведаеш, быў бы ён побач – было б не лягчэй…

Наканавана – не выкрасліць з лёсу растання.

Памяць – не зманіш яе – ўсё ярчэй з кожным днём.

Бачыш, сяброўка, святло – надыходзіць світанне.

Ты ўжо прабач, замаўчаліся… Перажывём.

Рекомендую читателям, которые хотят познакомиться с актуальной поэзией этого лета и осени, погулять по текстам, размещенным на ресурсе wir.by. Во-первых, это прекрасный культурный проект с разнообразной информацией, во-вторых, в разделе «Хор майго народа» можно найти примеры той самой кровоточащей поэзии, о которой говорила Людмила Дунец. Не могу пожелать Вам приятного чтения, ибо это не тот случай. Но я уверена, что эти тексты надо читать и этих авторов надо знать.

К сожалению, недавно произошло неприятное событие: массовое приглашение в следственный комитет руководителей и сотрудников ведущих независимых книгоиздательств, а также обыски в их офисах и конфискация техники. Тяжело заниматься литературным делом в современной Беларуси… Но перейдем к другим разделам обзора.

Туризм и экскурсии. О том, что у туризма и экскурсий как у отрасли экономики дело швах во всем мире, читателям рассказывать не надо. Закрытые границы, страх людей получить от попутчиков «модный» вирус и прочее, и прочее. Однако интересно посмотреть на особые аспекты этой проблемы в современной белорусской ситуации. Сначала несколько общих замечаний.

Беларусь никогда не была туристской Меккой, но в спокойные времена принимала относительно неплохой поток туристов из соседних стран, в первую очередь из России и Польши, а главное, имела разнообразные предложения для внутреннего туризма: однодневные недорогие автобусные экскурсии, агроусадьбы на любые вкусы и кошельки, событийный туризм, спортивный туризм, паломнические туры… Рассмотрим, что же происходит в туризме сегодня. Начнем с конца, а именно с обращения фонда «Краіна замкаў» об итогах 2020 года и о благодарности белорусам. По-моему, лучше не скажешь.

«ДЗЯКУЮЧЫ ВАМ МЫ ВЫСТАЯЛІ!

Сябры, родныя, неверагодныя!

Па ўсіх падліках, фонд “Краіна замкаў” у 2020г. мусіў спыніць сваё існаванне.

Першым ударам сталася веснавая хваля каранавіруса, якая да канца лета проста знішчыла экскурсійны турызм на Беларусі. Але другой, больш небяспечнай пошасцю стала атака ўладаў на наш фонд з-за таго, што я пайшоў у незалежную журналістыку.

10 службаў рэспубліканскага і мясцовага ўзроўня некалькі месяцаў “прэсавалі” арганізацыю, якая 14 год на экскурсійных маршрутах расказвала беларусам пра іх гісторыю, багацейшую культуру, годнасць. І здавалася, гэта канец…

Але нашы людзі нас адбілі. Я ўжо не ўспомню ўсіх выпадкаў салідарнасці, але ўзровень вашай падтрымкі проста шакаваў! Вашыя ахвяраванні, вашыя замовы экскурсій літаральна перабілі тую плынь штрафаў, у якой збіраліся нас утапіць. Шчырая падзяка і паклон да зямлі!

Але ваш давер для нас – таксама выклік. Людзі хочуць ведаць сваю гісторыю, былую славу, каб натхняцца ў далейшым змаганні са злом. І мы прыкладзем шмат сілаў, каб далей капаць цікавыя факты з гісторыі мясцінаў, жыццяў нашых герояў, пра іх вы дазнаецеся на нашых новых экскурсіях.

Важна ведаць прыклады з гісторыі, каб быць цвердымі ў змаганні з цемрай. Крок за крокам. Кожны на сваім месцы. І разам мы здзейснім тое, пра што марылі цэлыя пакаленні!

З Новым, светлым 2021 годам!

Жыве Беларусь!»

Еще в октябре я пообщалась в сети с руководителем фонда Алесем Варыкишем, обсудила с ним ситуацию, а заодно узнала, что он и его коллеги два года назад провели уборку на еврейском кладбище в Гольшанах.

А сейчас хочу дать слово своей давней подруге Ирине Коваль – профессиональному экскурсоводу, с которой пару лет назад мы подготовили совместную экскурсию «Дорогами штетлов».

Инесса Ганкина: Я знаю, что относительно недавно ты отсидела в Жодино административный арест, но говорить мы с тобой будем не про это, а про твое самоощущение как экскурсовода с 1990 г. Почему ты сегодня не хочешь водить платные экскурсии?

Ирина Коваль: У нашай краіне сітуацыя, якая не дае мне супакою. (Мама мая казала так: «Можа быць, чалавек цэлы год збіраецца… Можа, людзі не настолькі заможныя, каб кудысьці паехаць, і прафсаюз вязе чалавека на экскурсію. Для яго гэта свята… Ён заняты, у яго мноства абавязкаў, і ты павінна зрабіць для яго свята»). Я павінна быць прыгожа апранута, падаваць інфармацыю так, каб было цікава… У человека экскурсия должна запомниться, вызвать желание глубже узнать тему… У маёй душы сёння няма свята, і я не зраблю гэта свята людзям… У нашай краіне раскол у грамадстве, гэты фашызм ці сталінізм. І як я магу усміхацца, рабіць выгляд, што нічога не адбываецца…

И. Г.: Но люди собираются во дворах, пьют чай, слушают музыку и стихи. Разве это безнравственно?

И. К.: Гэта не тое самае… Калі я зраблю для двароў, я зраблю гэта бясплатна, а калі я павязу цётачак і дзядзечак, якім экскурсію аплаціў прафсаюз, гэта будзе іншая гісторыя…

Ирина Коваль

Кстати, действительно всю осень появлялись (и даже сейчас в моей ленте появляются) приглашения на экскурсии, которые для жителей районов проводят лучшие экскурсоводы Минска.

Я не хочу делать выводы по этому разделу. Остается надеяться, что с таким трудом сформированное профессиональное сообщество гидов и экскурсоводов выстоит в трудных условиях, не утратив энтузиазма и желания просвещать граждан нашей страны.

«Дворовая» культура. Завершить мой, уже несколько затянувшийся культурный обзор, я хочу условной «дворовой» культурой. Речь идет об уличных спектаклях и концертах, которые проходили в августе, сентябре и октябре 2020 г. в людных местах, в т. ч. на ступеньках учебных заведений, и не считались чем-то крамольным. Второе и важное замечание: по уровню и качеству исполнения эта культура уж точно не была «дворовой», ведь в гости к зрителям и слушателям приходили высокопрофессиональные артисты, музыканты и лекторы. Мне посчастливилось побывать на нескольких таких концертах, а главное, взять небольшие интервью у актеров и зрителей. Начнем со зрителей.

Инесса Ганкина: Расскажите про ваши дворовые культурные активности.

– У нас достаточно молодое сообщество, т. е. в расширенном крупном составе мы собираемся не более месяца, основные наши активности – сегодняшний спектакль для детей, т.е. для самых маленьких, а до этого у нас был приглашенный уличный музыкант, который обычно выступает в парке Победы, а на прошлой неделе был у нас наш же местный житель – профессиональный фокусник, он показал свое мастерство…

И. Г.: Зачем вам это нужно?

– Мы знакомимся, общаемся, узнаем друг друга… Раньше мы сидели в своих квартирах, ни с кем не общались, а теперь можно соли попросить… Дети играют, веселятся. Развитие – это лучше, чем телефон и телевизор…

– Это кайф – встречаться, общаться, это украсило жизнь….

И. Г.: Не боитесь тут вирусов нахватать?

– Опасения, конечно, есть, но вирусов можно нахватать в массе мест, где хуже эпидемиологическая ситуация… Дети в школе и в садике без масок, они домой всё это приносят… Здесь на улице, никто не кашляет, все здоровые… И вообще, у нас хорошее настроение и хороший иммунитет…

(В скобках замечу, что этот диалог происходил в начале осени, когда была надежда избегнуть второй волны COVID-19… Сейчас в учебных заведениях Беларуси введен масочный режим и прочие противоэпидемиологические меры, начат процесс подготовки к прививкам учителей и другого персонала, работающего с детьми).

Поговорим немного и с экспертами, но сначала о собственных впечатлениях. Многие из нас в детстве мысленно оживляли свои игрушки и вели с ними бесконечные игры-разговоры. Видимо, отсюда у взрослых людей ностальгическая любовь к кукольным театрам. Увидев приглашение на кукольный спектакль про «Маму Му», мы быстро собрались и отправились на представление. Что же, оно не обмануло наши ожидания. Юмор, интерактивность, непосредственная реакция детской аудитории – вот составляющие успеха. После окончания представления я немного поговорила с Вероникой Фоминой – создательницей кукол и одной из двух актрис.

Инесса Ганкина: Начнем с литературной основы спектакля: расскажите, пожалуйста, об авторах книги.

Вероника Фомина: Это серия детских книг про Маму Му, которые уже давно выходят в Швеции. Их авторы – Юя Висландер и ее муж Томас Висландер (он, к сожалению, умер). Юя продолжает писать. Очень популярны мультфильмы и спектакли по этим книгам. На белорусский язык вышли четыре книги в переводе Надежды Кондрусевич.

И. Г.: Сейчас чуть подробнее о вашем театральном проекте.

В. Ф.: Он появился восемь лет назад. До того я делала войлочных кукол, а потом я встретила Светлану Бень – очень известного режиссера театра кукол, которая сказала, что твои прекрасные куклы должны играть в спектаклях, и сложился такой проект… Мы его начали совместно с посольством Швеции, потом понеслось…

И. Г.: Где вы представляете свои постановки, были ли у вас зарубежные гастроли и какие пространства для вас наиболее комфортны?

В. Ф.: Мы участвовали в фестивалях в Беларуси, но в принципе нам нравится быть уличным театром, хотя нам удобнее существовать в небольших пространствах…

Мы любим квартирники, библиотеки, школы, детские сады… В школе и детском саду мы работаем бесплатно. Когда мы приходим по приглашению посольства Швеции, то мы официально получаем гонорар по договору… Но часто мы это делаем бесплатно.

За границей мы были только один раз – с подачи того же шведского посольства, на белорусско-шведских чтениях во Львове. Зато очень много ездили по всей Беларуси при поддержке посольства и кампании «Будзьма беларусамі».

И. Г.: Устраивает ли вас экономические условия существования вашего проекта, чего бы вы ожидали от государственных органов?

В. Ф.: Я знаю, что во многих странах есть достаточно серьезная государственная поддержка таких проектов. Речь идет о льготном налогообложении, скидках по аренде… Например, мы разговаривали с представителями маленького финского театра. Они идут в муниципалитет, говорят, что они такой маленький интересный проект, и получают пустующее крыло детского сада за 1 евро в месяц (ну, конечно, они должны оплачивать коммунальные услуги). Соответственно, билеты совсем дешевые… У нас в Беларуси такому проекту, как наш, существовать на доходы от выступлений невозможно. Я зарегистрирована как ремесленник и делаю куклы, а еще мне повезло с мужем.

* * *

Вот такой получился интересный и откровенный разговор о проблемах независимых культурных проектов в Беларуси. Посмотрите на счастливые детские лица – и вы поймете, как значимы для нашей страны такие инициативы.

Актрисы Вера Фомина и Наталья Леванова

А если вы хотите хоть чуть-чуть ощутить атмосферу спектакля, то добро пожаловать по ссылке посольства Швеции в Республике Беларусь

И завершаем мы свой культурный обзор общением с еще одним уникальным человеком и творцом – Андрусем Такиндангом, которого хорошо знает культурное сообщество нашей страны. Сначала мы радостно аплодировали его веселым песням, а потом взяли короткое, но содержательное интервью.

Инесса Ганкина: Как Вы себя чувствуете по сравнению с прошлым годом?

Андрусь Такинданг: Я шчаслівы, што жыву ў такі час. Я не ведаю, як будзе далей, горш ці лепш, але сёння гэта самы лепшы час у маім жыцці. Таму што я пабачыў, як беларусы становяцца салідарнымі, выходзяць ва двор, глядзяць адзін аднаму ў вочы, вітаюцца, праводзяць свае імпрэзы… Гэта нешта неверагоднае для мяне… Я сам інтраверт, і мы, беларусы – закрытыя людзі, а тут нас аб’яднала, можа, агульная бяда, або агульнае жаданне пераменаў, і мы сталі больш зычлівымі адзін да аднаго.

И. Г.: Скажите, пожалуйста, почему Вы выбрали для своего творчества именно белорусский язык?

А. Т.: Так склалася, што, калі я вучыўся, то трапіў у беларускамоўны асяродак. Сярод маіх сяброў былі ў асноўным беларускамоўныя людзі. Усё гэта паўплывала на мяне… Мне больш зручна размаўляць па-беларуску, а зараз я і думаю, і спяваю па-беларуску…

И. Г.: Как Вы думаете, влияет ли ваша не совсем обычная для Беларуси внешность на то, как Вас воспринимают на сцене и в повседневной жизни?

А. Т.: Я не буду хаваць, былі ў жыцці такія выпадкі, нейкія канфліктныя моманты, якія ўзнікалі з-за знешнасці, але звычайна з дапамогай слова, размовы яны неяк разрульваліся. То бок бяды не здаралася… Я не баюся, таму што лічу, што скінхэды і падобнае – гэта маргінальныя з’явы. Раней гэтага было больш… Але калі з чалавекам размаўляць, то ўсё можна вырашыць.

И. Г.: А известность как-то влияла на отношение к Вам?

А. Т.: І тады, калі я быў «зоркай» на беларускім ТВ, і потым, калі я адтуль сышоў – хто хацеў «наязджаць», той «наязджаў»…

Вот такой краткий, но очень откровенный разговор получился у нас с Андрусем после его блестящего выступления. Можете представить мою злость, когда я узнала, что Андрусю и его музыкантам пришлось отсидеть 15 суток за уличные концерты. Единственное, что меня обрадовало: он вышел в таком же позитивном настроении. Цитирую его ответы на вопросы друзей после освобождения. «Разумееш, я выходжу з Акрэсціна, і мяне сустракае процьма людзей: музыканты, сябры, знаёмыя і незнаёмыя, усе вітаюць, фоткаемся, віно п’ем… А яны куды выходзяць? Яны ўвесь час у турме. Гэта яны – вязні. Іх шкада. Іх ніхто не сустракае. Я паспрабаваў на сябе гэта прымерыць, і зразумеў, што я б такое не пацягнуў. Гэта нейкае пекла дабраахвотнае».

Предлагаю уважаемым читателям вглядеться в лицо Андруся и понять атмосферу «дворового» искусства.

Мой длинный и многогранный обзор не коснулся еще очень многих аспектов современной культурной жизни Беларуси, ведь я сосредоточилась на своих личных впечатлениях. Сейчас возникает закономерный вопрос, а что дальше? Впереди весна, окружающий нашу страну большой мир куда-то движется… Хочется верить, что мой следующий культурный обзор жизни страны не будет включать истории об увольнениях и задержаниях.

Этим материалом я завершаю свой большой цикл «Страхи и надежды двадцатого года», начатый в августе. Наступил следующий год нашей жизни; я надеюсь, что в нем будет меньше страхов и больше надежд.

Инесса Ганкина, г. Минск

Фото И. Ганкиной и Д. Симонова

Опубликовано 26.01.2021  20:21

O. Goller. At the MUSEUM again

(previous part)

Once I had made a decision to write my travel notes for LA, I shall continue…

Today my daughter and I were at the Pacific Design Center. However, all museums are closed these days.

An amazing structure made up of three huge colorful buildings. From the outside, it looks like a Rubik’s Cube.

We walked around the showrooms  and the feeling was as if we were visiting a museum of contemporary art and design.

Rubik’s Cube

The whole complex was built at different parts, at different times and by different architects.

The Blue one was Built in 1975 by Argentinian architect Cesar Pelli. It is very long and deep blue, therefore it received the nick name BLUE WHALE.

Blue Whale

The green building was created in 1988 by the architect Norma Merrock Skarel.

And the most outstanding of the three buildings, the red one, completed the whole story in 2013.

Red Block – Red Building

The total surface of ​​the Design Center is 160,000 sq meters.

It holds congress halls, classrooms, a huge fitness club and two restaurants.

Lobby

One hundred showrooms, where the best furniture and decorative designers from around the world present their art. Interior designers come here to choose the best for their customers’ home space.

Showrooms

Passersby usually do not just walk in this place; you probably need a specific reason for coming here. But since we live in such a complicated time when everything is a big mass, it just happens to be that then my daughter and I found ourselves in these interesting buildings.

Just the day before, we were driving to a completely different meeting.  It was with my artist friends, we went to a small gallery. Life goes on and we decided to go there despite everything, of course we registered in advance. It was a very interesting visit to this wonderful, small, but very special gallery.

On the way there, I saw from a distance a huge Blue Whale building made of glass. My son in law immediately checked in the map what it was. We read that it was a place called the Pacific Design Center and I decided I would go visit there later.

Being back at these huge showrooms, we were fascinated by the variety of painting styles, sculptures, executed with different techniques and materials as wood, fabric, metal, stone and glass. All kinds of lamps and lightening facilities completed the atmosphere. All this is was presented here for a variety of likes and tastes.

Map of LA City

Design

A part of the Center is also dedicated to the Contemporary Art Museum space and it is a branch of the MOCA Museum.

Quite unsuspectedly I was surprised of a striking trend in the objects presented in decorative sculptures reflecting appearance of the Corona Virus, which became the villain of 2020. I guess artists could not pass this character from our era …

Virus

My attention, however, was riveted to the heart sculpture made from the green malachite stone.

Malachite heart

 At the entrance to each showroom, masks and gloves were carefully prepared for visitors.

Masks

In a period of general sadness and limitations, experienced such an unexpected and inspiring day.

Finally it turns out that our whole life is a one big journey. I read in Vadim Zeland’s book “Reality Transurfing” that we come to visit this world, like a very attractive museum. This museum has its own Observer, who accompanies us and helps us realize the location of the halls and the essence of the exhibitions. It depends on us which hall to go to, what to see and what to learn.

Chair for the giants of thought

Israelites on the main chair of the aircraft

My poodle

We are back in the Museum

Olga Goller

Original in Russien here

Published 14/01/2021 21:49

O. Goller. We started 2021!

(previous part)

The new year has begun!

2020 IS OVER!

The days are passing by like screen shots of a new cartoon …Harry Bardeen, Walt Disney, Yuri Norstein, Eduard Uspensky – genius animators, could not imagine that the reality and the fast pace that time is going by in the twenty first century would swallow us in the stream of an era of the entire Corona planet.

In the news and elsewhere, there are alarming headlines about Los Angeles, catastrophe of the year.

We are aware but we continue to live. The sun shines during the day, the sky is bluer than our Israeli one and this is not an exaggeration or belittling of the winter beauty of our small country. If you go out during the day without sunglasses, your eyes will hurt from the sunlight, which is very strange to me. After all, I have been living in a similar climate for 30 years.

Large shopping centres are open, but there are very few people – it brings you to tears. Parking spaces are empty and people wander around with sad eyes. Even the friendly, and so unusual for the Israelis, smile of just about everyone passing by you, does not warm you up with its positivity.

Cafe chains are all open, but despite the fact that everything is delicious, the lack of people deprives you of appetite. Just two weeks ago we were sitting in a cafe at carefully spaced tables, and we could more or less have a snack or drink coffee, –  today not a single chair or table was open. My daughter and I just sat on the floor, on a tiled floor (fortunately it’s very clean here) and laid out cardboard boxes from sushi like gypsies. However, a polite mall officer came up to us and nicely explained that it is not allowed to eat in any place within the building. Once again, our sense of humor saved us.

Sushi on the floor

Madness of a new trend – masks from all brands of the world have created a new strain of fashion. Who of the great couturiers could have thought of such a fashion a year ago?!

a Mask

Where are we walking with big steps in fuchsia boots, which came straight out of the dancers of Moulin Rouge? Whether we will ever get to participate in our ball in these funny jackboots – it’s not easy to lose those, running away in a hurry from the clock strike at midnight, like Cinderella! I’d like to believe that we shall be at our ball, yes. To believe that our fairies will not let us down, as they surrounded Cinderella with love.

Pink boot

Or will we keep smiles on our half-faces and paint our life with new colors, cheerful patches of jeans from our youth?!

Jeans patches

Let’s close the past year with gratitude. We will open new and magical doors, step through them boldly, and continue our journey along the orbit of life. No matter how strange it sounds and with ironic pathos, we all, gentlemen, are passing through the change of eras. Between them, there are special doors that invite us into unrealizable dreams.

A mosaic door

As in the treatises on alchemists, childhood fairy tales will come to life, filled with love and turn from lead into gold, from huts to blue houses, from a crystal shoe to freedom with faith and fearlessness.

Blue house

Happy New Year 2021!

Olga Goller

Original in Russien here

Published 14/01/2021  20:45

O. Goller. In 2021 with the HOPES

(previous part)

Two days left before the New and so long-awaited New-Years. The spirit of festivities is here, but there’s something different about it this year. But then again, everything is different this year.

I remember the famous Russian parable: It’s not easy to live in this world. However, we are given the great opportunity to travel from winter to spring, from spring to warm summer, and from its green meadows to Pushkin’s gilded station of the brooding Lady-Autumn. And this trip is given to us completely free of charge. It’s up to us to cherish this generous gift or to miss it.

In this period of my life, the path slowed down and stopped by the fortune arrow of fate in the City of Angeles. The weather here is always clear, which is not that foreign to me, I live in Israel after all. But there is still something “not mine” in the air. Every morning I go for a walk along the long streets of West LA.

A series of houses, one absolutely different from another. The impression is that every 100 meters you pass from the era of the 60’s to the two thousand’s; then again you find yourself in the shadow of a colonial style wooden house, and at the crossroads you will find the typical modern style house, with the monograms of an unknown period. It makes my walks a lot of fun.

Houses

People don’t walk by the streets as we are used to. There’s even a song called “No One is Walking in LA”. You do see some runners, cyclists and dogs walking outside with their owners. People and dogs are friendly and smiling (the people at least), which you can only tell by their eyes. Times have definitely changed, It seems that dog-owners are the ones wearing muzzles now.

I can’t quite pin-point it, but the breath of the city and the people are just somewhere on a parallel wave. It seemed that this shouldn’t surprise me, but the feeling is still alien to me. Only in small playground parks there’s some life. Young masked parents with their kids, laughter, and what seems to be a revival of the skate and scooters era. I remember myself and my children, how we used to skated in “Park-Leumi” in Ramat Gan 25 years ago.

The brilliant sun of the day is deceiving. The early evening streets are a sobering experience. The city gets dark very early, at five in the evening it’s almost night, and it gets very cold. And then… oh my God! A different and greatly weird population of the city appears on the sidewalks and parks… Like zombis crawling out of the urban woods. I had already seen these strange faces, and the pungent smell of marijuana was already choking me in back then in San Francisco. It’s so difficult and sad to accept the fact that people are falling to this unimaginable level of social life. The homeless in LA have reached an all time high; both literally and figuratively. It’s truly a site to be witnessed. I grew up in the Soviet Union of the 60’s, yet I can honestly say that I have never seen anything like this. It puts fine point on the Crowned Demon of 2020.

It makes me remember all my loved ones,  in Israel, in Moscow, and I just want to pray for all people.

Masks

Yesterday it was this year’s first rain. It poured and poured from the endlessly grey sky, I wanted to sleep, get under the blanket, maybe watch some movie from my childhood…

Today the weather has returned to its clear consciousness. I went for a walk. Not to get lost, I walked straight along only one street. The same unusual and completely devoid of any style of houses and gardens landscape followed parallel to my steps for about half an hour. A street without people, like in a movie, a sudden gust of wind blew over my jacket’s collar.

Suddenly I came to a large fountain at a courthouse of a white building with huge glass windows. When I looked up I discovered that it was one of four buildings all symmetrically surrounding a beautiful park. The fountain was squared in the middle, with water channels flowing from one fountain to another.

White buildings with channels

The buildings are very large, resembling a European style congress hall. It was very unexpected to see these buildings on the same street with the relatively simple  and small style houses along which I walked.

Simple houses

Further the path led me to a large green lawn, about a hundred square-meters.

Chairs were carefully placed on it all around the perimeter, 6-feet apart.

Green grass

I went into one of the white buildings. People were sitting in the study rooms and working on the comps. In the midst of this sterile realm of incomprehensible reality, it was very joyful to see people living and working in public spaces.

There was a ten-meter-high Christmas tree in the front hall.

Christmas tree

In the center of the hall there was a Menorah for Chanukah on a pedestal. I was surprised to see both the Christmas tree and the menorah in the same hall, but then I remembered that in America, this is completely normal.

Chanukija

I went out to the park again. The incredible desolation, blown by a strong wind, disturbed the soul. Who built these beautiful houses, who cut these trees in the garden and who decorated the Christmas tree with the green glass ornaments, not forgetting to put a Jewish seven-branched candlestick next to it?

What is this? Stills from the movie of the future? A dream that has not been dispelled since March of 2020? Some kind of surrealism from an unknown reality…

And at the same time – the feeling of a bright expectation of something very large that will bring us the light.

Red car

Olga Goller

Original in Russian here

Published 13/01/2020  18:41

Updated 14/01/2021 19:46