Tag Archives: Вероника Цепкало

Шалом, тоталитаризм (В. Р.)

Дело было в 1997-м или 1998-м. В Европейском гуманитарном университете вещал «за политику» некий французский лектор, его речь переводили на русский. (Чем был хорош ЕГУ в Минске – устраивал открытые лекции с дискуссиями, а-ля заправский западный университет.) Гость высказывался о положении в Беларуси осторожно – даже в конце 90-х во Франции, да и не только, модно было верить, что новая независимая республика находится на пути к демократии, дайте лишь срок.

На лекцию с каким-то своим товарищем явился Валерий Щукин… (Тогда я впервые увидел В. Щ., узнав его по бороде; позже не раз пересекался с ним на главпочтамте, где у него был импровизированный «офис» за столиком, там чудак-человек, светлая ему память, выслушивал народ, пописывал заметки.) Борец с режимом, аки шукшинский персонаж, «срезал» заезжего лектора примерно так: «Вы всё видите со стороны, а между тем в Беларуси настоящий тоталитаризм, разогнали Верховный Совет, закрыли то, преследуют это…»

Трудно было студентам-политологам, которые благодаря великоразумной Амандин Регаме & франкоязычным учебникам уже знали разницу между авторитарным и тоталитарным строем, согласиться с неистовым Щукиным. И я ещё долго – вплоть до конца июня 2020 г. – разъяснял разным аудиториям, что у нас авторитаризм, что многое, кроме «политики», в Беларуси разрешено… (да и политикой заниматься можно, если осторожно).

Самоцитирование – одно из моих любимых занятий 😉

Трактовка «законности» в РБ очень отличается от таковой в «Третьем рейхе». Некие общие черты есть во всех репрессивных системах, но зачастую суровость законов у нас компенсируется необязательностью их выполнения, поскольку режим всё-таки авторитарный, а не тоталитарный. Беларуси во многих аспектах присуще «южноевропейское» разгильдяйство, описанное тем же Джорджем Оруэллом в «Памяти Каталонии» (случайно ли деньги при обыске у Тихановских нашли только с третьего раза?) (17.06.2020)

18 июня [2020 г.] философ Андрей Шуман пугал тем, что в Беларуси «в тайне от общества готовится консервативная революция в смысле тех, кто поддержал когда-то NSDAP» (с построением государства тоталитарного). «Он пугает, а мне не страшно» (С). Сочувствую несправедливо пострадавшим в мае-июне 2020 г., однако 9,5 лет назад всё выглядело ещё хуже. В конце 2010 г. тоже говорили, что «после 19 декабря мы живём в другой стране… Мы вернулись в 30-е сталинские годы». Ничего, как-то «встали с колен». (20.06.2020).

Действительно, в июле 2020 г. наблюдалась некоторая «оттепель», сопровождавшаяся активизмом четырёх альтернативных «кандидатов в президенты», а также Марии Колесниковой и Вероники Цепкало. Кульминацией летней «оттепели» стал, пожалуй, мегамитинг в поддержку Светланы Тихановской 30.07.2020 (в минском парке Дружбы народов – десятки тысяч участников).

До ноября 2020 г. правители ещё кое-как терпели локальные «сборища», символом которых сделалась «Площадь Перемен». Здесь я припомню октябрьский концерт в «Шахматном дворике», по соседству…

Но затем гайки были закручены настолько, что c лета 2021 г. впору уже рассуждать о ситуации, балансирующей на грани авторитаризма и тоталитаризма. Последний то ли назойливо стучится в дверь со своей повесткой, то ли стоит на пороге, то ли ступил уже одной ногой в наше обиталище.

Стало ли вышеуказанное закручивание подлинной «консервативной революцией»? Видимо, нет, т.к. ничего особо нового адепты «вождя» не придумали – в основном обращались к проверенным репрессивным методам и развивали тенденции, существовавшие до 2020 г. Тем не менее политзаключённых по состоянию на осень 2021 г. как никогда много – около тысячи (одного выпускают, двух, а то и пятерых, забирают…), атаки на медиа не прекращаются, да и перетряхивание кадров выглядит беспрецедентно масштабным. Похоже, «зачистка» работников госаппарата, образования, etc., продолжится и в следующем году; заявочки на это уже сделаны (требования, закреплённые постановлением совмина № 585 от 14.10.2021, как бы намекают).

«Системные либералы» утратили почву под ногами; на первый план у желающих занять/удержать места в «элите» вышли казённый патриотизм (думаю, не будет ошибкой именовать его картофельным, по аналогии с квасным у восточных соседей) в сочетании с безотказностью. Правда, «пластилиновые» люди и прежде были востребованы, но их как-то уравновешивали профессионалы… сейчас, боюсь, во многих сферах уже не так. Яркий пример – лишение лицензий ряда белорусских адвокатов-вольнодумцев, «осмелившихся» защищать в том числе политзаключённых. РБ-шные коллегии адвокатов покорно подчинились приказам «сверху»… При том, что даже в России, где гражданское общество тоже отнюдь не процветает, адвокатская палата Москвы в 2021 г. как минимум однажды «послала» минюст РФ (дело Ступина).

Коллеги не захотели либо не сумели защитить и доцента Белгосуниверситета, историка Игоря Кузнецова – с ним (после писанины от оголтелого колумниста «СБ») не продлён контракт.

И. Кузнецов, фото отсюда

Мне могут возразить, что тоталитаризм предполагает не только запугивание общества силовыми методами (вкупе со штрафами, увольнениями и т. п.), но и всеобъемлющий контроль посредством единой идеологии, а где она у нас? Но тоталитаризмы ведь разные бывают. Вдруг новейший их «штамм» способен паразитировать на инанекратии (что это за зверь, было пояснено здесь) и «противодействии экстремизму»? Да, на пустоте великого не построишь, но даже принцип «день простоять да ночь продержаться» худо-бедно работает, если располагать новейшими технологиями социально-политического манипулирования, предоставленными… почитайте, кем. А насколько помогает от всего такого защититься «коллективный Запад», мы здесь наблюдали, начиная с 1995-96 гг. 🙁

Качественная, хотя и грустная, шутка о «всеобщей забастовке», в который раз объявленной на наших просторах. Отсюда

Валентин Стефанович из правозащитного центра «Весна», заступавшийся за меня в суде 20 лет назад, а с июля с. г. томящийся за решёткой, написал недавно из СИЗО о референдуме, запланированном на февраль 2022 г.:

Понял, что будет «мягкий транзит» власти... это результат прошлогодних событий, когда общество очень чётко выразило своё недоверие.

Разумеется, это [«мягкий транзит»] не то, что хотят люди, и это далеко от полноценного отправления демократии в стране, но это вынужденные шаги и это начало конца… «Он» загнал себя в угол, и возможностей для манёвра сейчас у него нет… Вероятно, что после референдума ситуация будет более благоприятной для меня и для всех наших узников.

На днях одна гранд-дама (подсказка для сведущих – из книги Андруся Горвата «Прэм’ера») задала мне вопрос о прогнозах на 2022 г. – я уклонился от конкретного ответа… Хотя в начале марта 2019 г., когда разговоры о референдуме по изменению конституции ещё всерьёз не велись, прогнозировал уход Лукашенко до 2025 г.:

Продолжительная ИБД неизбежно выматывает как самого имитатора, так и его команду. Поэтому я оптимистично верю, что первый президент не был бы против элегантно «закруглиться». При нынешнем состоянии политикума вполне вероятно, что А. Л. выиграет «выборы» 2020 г., однако больше не захочет рискованных кампаний (уже теперь система работает больше по инерции, на «пердячем пару») и уйдёт в возрасте около 70 – возможно, наподобие Ельцина, отыскав себе преемника.

Сейчас, в начале ноября 2021 г., я не то чтобы не верил в скорый уход Лукашенко (большинство его сторонников тоже понимают, что 27 лет – многовато, что «человек пересидел»)… Просто, увы, не могу всецело разделить оптимизм В. Стефановича касательно референдума и «мягкого транзита». «Лида-птица-подневольная» со своим выводком так и не улетела из ЦИКа, и, скорее всего, новую «коснетуцию» лукашисты продавят. А в том, что она по сути будет ещё менее демократичной (несмотря на косметические изменения в разделах об органах власти), чем версия, подсунутая электорату четверть века назад, сомневаться не приходится. Не для того же за последний год администрация напихала кучу драконовских поправок в законодательство, чтобы обнулить их в начале 2022-го!

Не следовало бы исключать того, что в ближайшем году небезызвестный персонаж ещё никуда не уйдёт (допустим, поведает, что хотел было уйти, но «лучшие люди города» отговорили). Eсли он всё же уйдёт в 2023–2024 гг., то великовата вероятность того, что преемником Дракона – как в пьесе недавнего юбиляра – станет Бургомистр или кто-то из «первых учеников», со всеми вытекающими последствиями… Пытки и прочие преступления, совершённые нынешними человекороботами, в таком случае будут осуждены чисто декларативно.

И всё-таки любая (около)политическая кампания, даже возня вокруг сомнительного референдума, открывает «окно возможностей», или хотя бы «форточку возможностей». В общем, понять позицию оптимистов отчасти могу. Самому не терпится сказать тоталитаризму «шалом» не в смысле «привет», а в смысле «пока», «прощай»… Ну, как президент США Билл Клинтон в 1995 г. сказанул во время прощания с убитым Ицхаком Рабином: «Шалом, хавер» (фраза стала мемом). Но шансы на благоприятный сценарий оцениваю примерно в 30 процентов (на то, что в следующем году сохранится статус-кво, отвожу 35%, и на то, что ситуация ухудшится, тоже 35%).

Думая о лучшем, я пришёл к выводу, что Новой Лучезарной Беларуси в образовательно-профилактических целях понадобится «Музей сопротивления тоталитаризму», основная часть экспозиции которого проливала бы свет на события конца ХХ – начала ХХI веков. Куропаты – не идеальное место для подобного учреждения; иной период, иная атмосфера (априори в лесу лежат в основном жертвы, не «сопротивленцы»). А вот это заброшенное одноэтажное зданьице подходит…

Ул. Червякова, 48, квартал между Осипенко и Каховской, вид с улицы и со двора. Фото 31.10.2021

Кажись, год назад его планировали реконструировать под гостиницу. Но отелей в городе и так хватает (в отличие от хостелей), их наполняемость оставляет желать много лучшего. Да и место для гостей несколько странное – рядом с оживлённой трассой, однако вдали от проспектов и деловых кварталов. А будь здесь музей, он бы вполне гармонировал с близлежащей «Площадью Перемен». И желающие узнать больше о сопротивлении – не всегда и даже не очень часто принимающем форму героизма – добирались бы сюда на автобусах.

Вольф Рубинчик, г. Минск

02.11.2021

w2rubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 02.11.2021  14:24

В. Рубинчик. ПЕЧАЛЬ СВЕТЛА (2)

Константин (Кастусь) Цвирко – один из старейших белорусских поэтов. Он входит в Раду творческого союза, в котором состоит и ваш покорный слуга. В первых числах августа поэт, отвечая на вопрос корреспондента газеты «Народная воля», высказал мнение о роли белорусских литераторов в «предвыборной кампании»: «Они должны обязательно выступать, но преимущественно молчат. Что это за литераторы, если они сидят, как мыши под веником? Всегда же поэты и писатели были впереди в подобных ситуациях… Сегодня у нас под тысячу литераторов, но большинство из них молчит в такой ответственный для Беларуси момент. И это тоже наш позор!»

К. А. Цвирко (фото с lit-bel.org, 2016 г.)

При всём уважении к 86-летнему Константину Алексеевичу, мой взгляд на роль писателей отличается. Не мной сказано: «творческий человек никому ничего не должен». С этим-то можно поспорить, но вот что на 100% верно: защищая гражданские свободы, следует уважать и право коллег «сидеть, как мышь под веником». В Союзе белорусских писателей – люди очень разные; поборники бойкота «выборов» и аполитичные… Также попадаются (не проверял, но похоже на правду) сторонники всех пяти кандидатов. Совсем не обязательны попытки привести это множество к одному знаменателю, да и рассуждения вроде «Всем очевидно, что реальное число необходимых для победы голосов может набрать лишь Светлана Тихановская, и меня удивляют остальные кандидаты в президенты – Андрей Дмитриев, Анна Канопацкая и Сергей Черечень. Неужели они не понимают, что их охотно зарегистрировали как пешек в игре властей? У них же практически нулевой шанс на этих выборах» при отсутствии социологических подпорок выглядели, мягко говоря, неубедительно.

Меня, во всяком случае, призывы сплотиться вокруг «неполитика» (жены видеоблогера) не прельщали ещё в июле с. г. Во-первых, уважаю профессионализм, во-вторых, помнил о «казусе Романчука» 2010 г., да и о том, как раскручивали Алеся Милинкевича в 2006 г. Тогда авторитетный белорусско-польский поэт Янович, 1936 г. р. (правда, в эпоху ПНР он «постукивал», но это выяснилось годом позже), заявил: «Cкажите тем демократам, что пошли помимо Милинкевича, что они – дураки и диверсанты, потому что действуют на пользу режиму. Теперь можно играть только за Милинкевича». Любопытно, что Ф., «политтехнолог» и предсказатель цен на сахар, в августе 2020 г. фактически повторил на «Еврорадио» слова поэта – тоже обозвал конкурентов Тихановской «дураками».

В общем, на мой взгляд, «Саша + Света = теорема Эскобара», и чуть грустно, что сияние «троицы» стольких ослепило в июле-августе. Андрей Илларионов доверительно поведал в интервью Гордону о том, что уровень Тихановской «70, 72, 75%», а у Лукашенко – «от 10 до 15%». Вероника Цепкало предлагает подписать петицию: «По данным экзитполов, по официальным результатам на разных участках, а также по подсчетам реальных бюллетеней, которые сфотографировали беларусы мы говорим о том, что более 80% голосов были отданы за Светлану Тихановскую». Версия интересная, но… Когда мне говорят, что Тихановская уже победила (или победила бы в первом туре при честном подсчёте голосов) – извините, не верю. В последние месяцы очень многие граждане избавились от страха перед «вождём», но не настолько, чтобы 8, 7 или даже 6 из 10 на большинстве участков кинулись в неведомое. Когда «коллега» У., перебравшийся из Могилёва в Польшу, обратился к fb-пользователям с предложением создать «Кризисный Гражданский Комитет во главе с избранным президентом в изгнании Светланой Тихановской» (11.08.2020), я ухмыльнулся: хватит нам и одного КГК…

Кстати, с неймингом у альтернативных сил что-то совсем не блестяще. Бежавший из Беларуси Валерий Цепкало, предложивший создать «Фронт национального спасения», не иначе как ностальгирует по своей дипломатской молодости. Организация с таким названием (ФНС) активничала в Москве начала 1990-х, в ней задавали тон всякие Зюгановы и Макашовы…

Всю правду о спецоперации под названием «выборы» сейчас вряд ли кто-то скажет. Как известно, в Октябрьском районе г. Витебска негодяй при должности уговаривал членов комиссии (и, кажется, уговорил-таки) фальсифицировать протоколы в пользу «своего кандидата». Что характерно, Сергей С. извлёк урок из минского инцидента 6 августа и попытался примазаться к музыке: «С Виктором Цоем я даже современником был, я даже еще Элвиса Пресли застал. Все эти песни с прискорбием я очень хорошо знаю». Но много ли было таких Сергеев – вопрос остаётся открытым. Так или иначе, чтобы стерилизовать все участки, скользких чинуш не хватило, иначе не проявились бы «феномен Боровлян» (за инкумбента 27,25%, за конкурентку 63,89%) и ряд других.

Согласно моим ощущениям, подкреплённым некоторым опытом наблюдения за белорусским социумом, кандидату Лукашенко таки удалось расшевелить часть «болота», и он с немалым трудом прыгнул «выше головы», т. е. выше своего общенационального рейтинга 25-30% – но до 50% + 1 голоса ему тоже далеко. Не исключено, что двое лидеров гонки вместе собрали около 75%, а четверть голосов ушла остальным трём кандидатам и мистеру «Против всех».

По гамбургскому счёту, хорошо бы устроить «круглый стол» между представителями «застабилов» и «альтернативщиков», тем более что идея такого стола витает в воздухе с 2017 г. Затем следовало бы обновить состав окончательно скомпрометировавшего себя Центризбиркома и провести второй тур голосования. Да, утопия, но то, что 12.08.2020 предложило, к примеру, ТБМ (общество белорусского языка) – «проведение новых настоящих выборов» – в рамках существующей системы ещё более утопично. Кстати, не факт, что Лукашенко, если бы пошёл на компромисс и очистил своё окружение от особо одиозных личностей, не переиграл бы в этом году Тихановскую на (относительно) честных выборах. Разумеется, это с моей стороны мысли вслух, a не «спасательный круг» для администрации – кто я такой, чтобы кидать ей круг? 🙂 К тому же знаю, что нового голосования кое-кто побаивается пуще уличных протестов, помня лето 1994 г., когда глава правительства потерпел сокрушительное поражение именно во втором туре…

Вот ещё чудаческая (на первый взгляд) идея от Петра Алексеевича Порошенко: «Белорусская власть должна… пойти на досрочные президентские выборы с привлечением международных наблюдателей». Нечто подобное предложил и американец Помпео. В ближайшие месяцы обнулёж только что завоёванного президентского срока, по-моему, немыслим, но возможно, речь идёт об «игре в долгую». Года через три-четыре, дабы не быть загрызенным своими же «молодыми волками», начальник Синеокой вполне может вспомнить о совете от украинского товарища, на победу которого в 2019 г. Лукашенко так рассчитывал

Предполагаю, администрации РБ, наделавшей кучу ошибок и получившей массу чувствительных оплеух, вскоре удастся кое-как стабилизировать ситуацию, даром что со скрипом и не без уступок в «неглавных» сферах. В том, что «видимо, на этот раз Лукашенке удастся успокоить страну», пожалуй, соглашусь с отвратным Изей Шамиром, который написал и о проплаченности «беларусского кипежа» (большой знаток «заказухи»; ещё в декабре 2010 г. транслировал на мир макеевскую пропагандистскую хрень). А протесты? Они, как водится, перейдут в «партизанскую фазу»: нашим людям не привыкать.

Буду ли хвалиться, вслед за редактором одного милого портала, что я «вместе с народом»? Нет, пусть лучше милиция будет с народом, а я – сам по себе. Другое дело, что мои личные и семейные проблемы вряд ли можно решить в рамках существующего (бес)порядка. Пытаюсь делать так, чтобы «народ» был на моей стороне… Кстати, хорошо было сказано 12.08.2020 здесь: «Выборы в Беларуси – как квантовая физика: на результат влияет уже сам факт наблюдения». Стас Горелик, докторант университета Джорджа Вашингтона, изучающий протесты, узнал об этом лучше, чем кто-либо: 12-го его задержали в Минске по подозрению в организации массовых беспорядков 🙁

Печаль моя светла ещё и потому, что некоторые чаяния всё-таки сбываются. Порассуждал я о пользе выхода наёмных работников из официальных «профсоюзов», являющихся частью ФПБ, которая, в свою очередь, является опорой нынешнего режима – и работники начали выходить, причём не по одному: «На “Гродно-Азот” работники начали писать заявления о выходе из “Федерации Профсоюзов Беларуси”» (kp.by, 13.08.2020). Не знаю, дойдёт ли до серьёзных забастовок, но таковыми попугивают: «На БелАзе работники вышли к зданию администрации с требованием отставки действующей власти, освобождении политзаключенных и новых выборов… Все работники Южного рынка Гродно сегодня не вышли на работу в знак протеста. Бастуют сотрудники “Гродножилстроя». Добились как минимум того, что чины из МВД начали просить прощения за зверства своих подчинённых.

Актёры государственного Купаловского театра, которые и прежде были не робкого десятка, совсем осмелели. Как сообщает «Новы Час», две трети коллектива подписались под следующим заявлением (пер. с бел.):

В данный момент снять напряжение помог бы простой шаг: открытый и прозрачный пересчёт голосов с участием независимых наблюдателей, представителей всех кандидатов в президенты и общественности. Выбор народа должен быть безусловно принят всеми.

Мы призываем власти выпустить всех задержанных во время этой избирательной кампании, вся вина которых заключается в том, что они высказывают альтернативное мнение. Мы приостанавливаем показ спектаклей до разрешения существующей ситуации и инициируем процедуру объявления забастовки.

Ролик, записанный «купаловцами»

Похоже, к бугуртам готов и коллектив Национального исторического музея, что по соседству с «Дворцом шахмат и шашек».

«Музейщики против насилия». Источник (13.08.2020)

Бедный министр культуры – он забегается гасить все эти «костры» 🙂 Кстати, минутка юмора: в глазах Петра Резванова автор этих строк неожиданно стал то ли достопримечательностью Минска, то ли его местностью наряду с районом Комаровки… «Место моей работы находится где-то посередине (и немного в сторону) между Вольфом Рубинчиком и Комаровкой». БТ-шному начальству следовало бы задуматься о том, чтобы пригласить г-на Резванова для ведения развлекательных передачек вместо Евгения Перлина, только что хлопнувшего дверью «ради близких».

Курьёзна позиция начальника транспортного цеха Белорусской федерации шахмат. Неделю назад президент ФИДЕ сказал в интервью Даниилу Дубову: «У нас есть официальное письмо от Белорусской шахматной федерации, подтверждённое коллегами из Правительства Республики Беларусь, что они не готовы в данный момент подтвердить проведение Кубка мира и Олимпиады в Минске в 2021-2022 годах. Поэтому мы, скорей всего, в сентябре объявим новую процедуру выбора организаторов этих соревнований. Думаю, на Олимпиаду мы всё-таки найдём организатора. У нас есть потенциальный интерес со стороны тех, кто не получил её в Батуми, когда [осенью 2018 г.] выбрали Минск: Тунис, Южная Корея, Китай задумывался, есть интерес в Латинской Америке…» Покамест БФШ не сочла нужным ни подтвердить, ни опровергнуть информацию об отмене шахолимпиады в Синеокой. Да и в самом деле, какая разница, приедут в Минск с его «жесточайшей инфраструктурой» представители двухсот стран или не приедут: «не жили хорошо, нечего и начинать» (ツ) «Человечество, смеясь, расстаётся со своими олимпиадами», – сострил 8 августа интернет-пользователь Plast-2019.

Вольф Рубинчик, г. Минск

13.08.2020

wrubinchyk[at]gmail.com

От ред. belisrael

 

Тяжко пришлось мэру Жодино Дмитрию Заблоцкому, который вынужден был встретиться днем с несколькими сотнями работников БелАЗа, которые вышли на акцию протеста. Они держали в руках плакаты “Мы не рабы” и требовали от руководителей предприятия и города ответов на вопросы о протестах, задержаниях и насилии на улицах города. Тогда Заблоцкий пообещал, что спецподразделения покинут город “через полчаса после того, как ему доложат, что нет угрозы захвата административных зданий”.

“На сегодняшний день в Жодино ОМОНа нет. Есть только внутренние войска, которые охраняют изолятор временного содержания на базе местной тюрьмы”, – заявил он, отвечая на соответствующий вопрос, выступая вечером в центре города перед несколькими тысячами горожан.

Ему пытался придти на помощь приехавший из Минска, взявший микрофон и сказавший, что за 5 мин. объяснит собравшимся обстановку. На что толпа закричала, что дают ему 2 мин.

Также жодинцы задавали вопросы о полномочиях “внутренних войск”, приводили примеры их агрессивных действий в адрес мирных жителей и требовали убрать их представителей из города.

На что мэр пояснил, что “сегодня из СИЗО освобождено более 500 человек. Как только будут освобождаться места там, и войска будут покидать наш город”.

Заблоцкий так и не ответил на вопрос о результатах голосования на выборах в Жодино.

“Официальные результаты по городу Жодино будут объявлены после объявления результатов ЦИКом. Это произойдет после 18 числа. Все остальные данные – предварительные”, – пояснил он.

После того как Заблоцкий сказал, что на следующий день  планирует ответить на все вопросы в эфире местного телевидения,  толпа встретила эту новость и предложение позвонить на телеканал свистом и криками “Мэр, уходи!”.

После окончания встречи журналист местного белорусскоязычного канала спрашивает мнение участников митинга.

Опубликовано 14.08.2020  03:07

В. Рубинчик. Что здесь происходит?

Бонжур! Не то, чтобы я протоколировал всё происходившее на прошлой неделе (и вчера…), но кое-какие детали отметил. Делюсь – вдруг кому-то интересно.

Эффектной получилась «коалиция штабов», представленная тремя дамами (и ещё одна, Ольга Ковалькова, рулит орготделом штаба кандидатки, т. е. доросла до «серой кардинальши» :)) Совместный снимок Марии Колесниковой, Светланы Тихановской и Вероники Цепкало напомнил известный мульт о богатырях и их боевых подругах…

В мультике 2010 г. женщины побеждают коварных врагов, а как будет здесь, в реальности? Митинг в парке Дружбы народов 19.07.2020 выглядел внушительно – около семи тысяч участников. Однако новая конфигурация, которой втайне любуются и лукашисты («три грации»), – это лишь лотерейный билет без существенных шансов на выигрыш. Трудновато будет за три недели жене блогера хотя бы сплотить вокруг себя «демократический актив», не говоря уж о перетягивании на свою сторону «болота». Светлана Т. ещё и не привыкла к роли политика (тут сошлются на Зеленского, но он-то не один год вживался в роль «президента Голобородько»). У её помощниц и помощников – разный бэкграунд, разные цели.

Судя по «секретным» исследованиям для «Главы Государства» – якобы его рейтинг достиг 76% и стремится к 80% – прогноз на это лето не очень утешительный. Наблюдательных миссий БДИПЧ ОБСЕ и ПАСЕ, во всяком случае официальных, в этот раз не будет, т. е. стесняться особо некого (когда это власти лукашенской РБ сильно стеснялись своих то ли граждан, то ли подданных?). «Для фронта, для победы» идеологи мобилизуют всех, кто попадётся под руку – и с помощью «заслуженной борщеварки» сварят обалденную похлёбку, где будет 73-79% жёлчи с уксусом. Пожалуй, ближе к 73%, дабы излишне вызывающим поведением не провоцировать совсем уж массовое недовольство.

Наивные «настенные» и «дверные» протесты. Минск, ул. Каховская, бул. Шевченко. 21.07.2020

Граффити с портретом и цитатой К. Калиновского мне больше по душе… Ул. Орловская

Можно, конечно, утешать себя тем, что «Система дала серьезный сбой. В том виде, в котором система существовала до этого времени, она больше существовать не будет» (Андрей Казакевич, 20.07.2020). Однако запас прочности у «системы» – или «режима», как угодно – всё ещё достаточно велик; она способна сохраниться, даже пожертвовав несколькими своими ключевыми фигурами (после 9 августа наверняка произойдёт «разбор полётов», «наказание невиновных и награждение непричастных»). Вероятно, продолжатся более или менее примитивные попытки сыграть на поле «оппозиции» – имею в виду всяческие «Дни вышиванки», да и вообще процесс «мягкой белорусизации».

А. Казакевич с 2000-х гг. известен как серьёзный исследователь. Удивительно, что он недооценивает имеющуюся модель и её бенефициаров: «Так или иначе, ее придется перестраивать, конечно, вынужденно, конечно, без какого-то плана». Скорее всего, начнётся не «перестройка», а очередной «косметический ремонт»; на его планирование у «системы» достанет человеческих ресурсов, на проведение – материальных.

Вот ещё странное у А. К.:

Не верю, что Минск сохранит прежний уровень нормализации отношений с ЕС и США. Даже если вдруг формально санкции не будут введены, то будет сокращено финансирование, уровень контактов, совместные проекты — всё будет отодвинуто на годы.

Значением указанного фактора для выживания системы вряд ли можно пренебречь, но оно невелико. К тому же западные элиты, как показывает практика, всё чаще тяготеют к Realpolitik. Иначе говоря, посетуют на «недемократичность» выборов, погрозят пальцем, может быть, введут половинчатые санкции (как в начале 2011 г.), но «всё» не будет отодвинуто «на годы», а главное, не закроются рынки сбыта и кредитные линии. С середины 2010-х гг. здешний МИД небезуспешно продаёт на Западе образ Беларуси как форпоста против агрессивной России; теперь, после «обнуления» путинских сроков, торг пойдёт ещё лучше. Если говорить о Трампе и его окружении, они не станут делать резких движений перед выборами в США (договорились в начале 2020 г. с Лукашенко об обмене послами – так договорились). Вообще, из-за COVID-19 и городских бунтов американскому правительству сейчас и в ближайшее время – явно не до белорусских вопросов.

Помимо «борьбы с российской гегемонией», администрация РБ способна предложить «Западу» и другие «плюшки» из категории «хутка-смачна». Свежий пример – в Гродненской области Щучинский райисполком после нескольких лет раздумий дал-таки добро на увековечение в городе памяти Шарля де Голля (будущий генерал и президент Франции угодил в Щучин летом 1916 г., когда находился в плену у немцев). Казалось бы, при чём тут выборы? 🙂

Не без оговорок, но в целом соглашусь с мнением другого политолога, Дениса Мельянцова (20.07.2020; пер. с бел.):

В Беларуси мы теперь имеем консолидированный авторитарный режим, монолитную систему власти. Здесь для меня критерий – что мы не видим ни одного государственного служащего, который бы заявил, что в стране делается что-то не то, что нужно себя вести с оппозицией более мягко. Нет таких заявлений и в высшем эшелоне власти…

Все эти разговоры о 3%, о 76%, о том, что общество активизировалось, как никогда раньше — это преувеличение. Есть активизация молодёжи, пользователей Фейсбука хипстерского типа. И не более того. Когда власть исключила из выборной гонки трёх самых популярных кандидатов, защищать их вышло небольшое количество людей.

Уточнил бы: система выглядит как монолит, а не является таковым. Но то, что Мельянцова голословно записали в «так называемые эксперты» с «низким уровнем аналитики… очевидно пропагандистского характера», останется на совести «Нашего мнения» – в июне, кстати, не брезговавшего и «джинсой». Которая не пошла на пользу Виктору Бабарико

Знай и люби своих политологов 🙂 А. Казакевич и Д. Мельянцов – фото из открытых источников

Разумеется, могу лишь одобрить проявления общественной солидарности – например, сегодняшнее письмо медиаработников (более 200 подписей) в защиту журналистов от беззакония. Правда, месяц назад уже требовали прекратить преследования и т. д. – вроде не очень помогло. Но капли, как известно, точат и «монолит».

* * *

Как знал, что лейтмотивом нынешней пропаганды будут россказни о «лихих 90-х»! 🙂 Вещает один из кандидатов в президенты (21.07.2020):

Нам, брошенным на произвол судьбы после распада Советского Союза, пришлось преодолевать последствия чернобыльской катастрофы. Это были очень тяжелые времена. Они были тяжелые не только тем, что мы были босые, без штанов, голодные, не только потому, что у нас не было средств для того, чтобы жить и существовать. Проблема заключалась в том, что мы не знали, как сделать лучше

Да уж, кое-кому не привыкать к самоутверждению за чужой счёт. А может, просто амнезия?!

В позапрошлом году просил читателей belisrael (точнее, сериала «Катлеты & мухі») поговорить о «допрезидентской» независимой Беларуси, да и сам кое-что вспомнил. Думаю, эти фрагменты будут сейчас уместны – предложу их в переводе на русский. Итак…

Мемуар библиотекаря Юрия Тепера (1958 г. р.) был опубликован 11.10.2018:

Некоторые ругают то время, а я отношусь к нему спокойно. Да, была инфляция, но и зарплаты росли… Вклады в сберкассах обесценились, непонятно было, что делать с деньгами. Многие стремились потратить заработанное сразу.

Интересно было смотреть телевизор и российские, и белорусские каналы.

В Минске по телефону можно было звонить бесплатно, не было жетонов и карточек.

В пединституте была хорошая шахматная команда. Как раз осенью 1993 г. поступили [к нам] Сергей Корчицкий, Сергей Богданович, Наталья Попова, Елена Цатурян (она бежала с мамой из Баку), Володя Никитинский, Лена Шинкаренко. Я бы сказал о той команде, да и обо всей молодёжи того времени, словами Маргариты Алигер: «Поколенье взросших на свободе / в молодом отечестве своём». Была весёлая обстановка, отсутствие страха

Устраивалось много турниров во Дворце шахмат на К. Маркса, 10. Я взял 6-е место в «народном турнире»; дали приз 400 рублей, а проездной билет стоил 380.

Говорили, что везде был рэкет, предприниматели боялись что-то делать. Может, поэтому и выбрали Лукашенко в 1994 г. – народ надеялся, что «беспредела» не будет.

В 1993-м я начал вести занятия по шахматам в еврейских классах школы № 132 (вёл 2 года). С рэкетом не сталкивался.

Слово Петру Резванову (1974 г. р.):

В 1992 г. на факультет прикладной математики и информатики БГУ я уже год как поступил, политикой ещё не интересовался. В главном корпусе БГУ был один официальный книжный киоск и один неофициальный, в здании химфака скорее, полуофициальный, с номенклатурой, близкой к рериховской библиотеке. Схожие с химфаковским киоски (или столы) были в библиотеке им. Л. Толстого и в общежитии Института культуры. Было около БГУ ещё несколько киосков: во дворе, вдоль прохода, что мимо ЗАГСа идёт от Ленинградской к лестнице на проспект; один из них книжный. В квартале действовал кабельный канал «Семирамис» с фильмами из ближайшего видеопроката.

Жизненные трудности как-то меня не затрагивали: то ли благодаря родителям, то ли потому, что позднесоветская пропаганда меня убедила: быть Диогеном и жить в бочке – это круто!..

Делал для матери программу, которая печатала платёжки; ещё помню «банковские кирпичи» из «зайцев» и даже «белок».

Деньги, ставшие фантиками

Мои записи, сделанные осенью 2018 г. (я 1977 г. р.):

В начале 1992 г. мать на заводе им. Орджоникидзе сократили, она долгое время не работала, но голодными мы не сидели, т. к. отчим неплохо зарабатывал на мясокомбинате и получал достаточно «талонов», без которых мало что продавалось в магазинах. Я тихо-мирно учился в 9-м классе. В августе с матерью на неделю ездили отдыхать в Литву… Границы оставались открытыми, литовцы принимали советские рубли и довольно охотно разговаривали по-русски. Те рубли ходили и в Беларуси как параллельная валюта; «зайчики» появились в конце мая, и мы, школьники, с гордостью показывали друг другу новые купюры.

В 1992–1993 гг. книжные магазины, обычные и букинистические, изобиловали дешёвыми книгами – цены на них в сравнении с 1990–1991 гг. не прыгнули, особенно на периферии [а зарплаты выросли]. Много интересного купил в Борисове, куда мы с матерью на пару дней ездили к родственникам, в Шклове, куда меня осенью 1992 г. взяли как тренера команды юных слабовидящих шахматистов… Помимо книг, из поездок привозил пластинки; впрочем, их тогда хватало и в минских музыкальных магазинах. Недорого в то время стоили билеты в театры; я пересмотрел почти весь репертуар «музкомедии».

Интерес к политике, сильный на рубеже 1991–1992 гг., постепенно угасал. Всё меньше людей выходило на улицы…

Держалась вера в Запад, который нам поможет. Среди товарищей по школе и шахклубу много было разговоров о поездках за границу по линии «детей Чернобыля» [и не только], рассказов о заграничных чудесах. Ежегодно в нашей школе № 79 раздавали гуманитарную помощьпожалуй, от немцев. Однажды я что-то взял, во второй раз – нет (гордость не позволила).

В сентябре 1993 г. начал учить иврит, вскоре стал волонтёром Минского общества еврейской культуры. И в «Сохнуте», и в МОЕКе ещё ощущался энтузиазм прежних лет…

В Беларуси «лихих 90-х» продолжал деятельность Дворец шахмат и шашек, не закрывались спортшколы с шахматными отделениями. С 1993 г. в Минске чуть ли не ежегодно – благодаря Владимиру Полею – устраивались международные опен-турниры, доступные и для любителей («играл когда-то там и я», запомнилась партия с чемпионом мира среди незрячих, международным мастером Николаем Руденским, которую я проиграл белыми в дебюте Сокольского; «слепой», щупая фигуры, замечал все мои ошибки!). Короче, ранний постсоветский период в целом не был фатальным для шахматистов Беларуси, особенно юных. Последние получили возможность участвовать в чемпионатах Европы и мира «напрямую», без мучительного отбора на всесоюзных турнирах, и уже летом 1992 г. минчанин Юрий Тихонов завоевал в Германии первенство мира среди подростков до 14 лет…

Единственный «факап» начала  1990-х, который припоминаю, – срыв отправки белорусской сборной на шахматную Олимпиаду в 1992 г. И то, кажется, основной причиной стали ошибки гостренера и прочих мелких чинов, а не всеобщий развал. Денег на «имиджевые» поездки, как правило, хватало; не случайно же президентом шахфедерации в первой половине 1990-х был влиятельный бизнесмен Владимир Карягин.

Такие вот «лапти» досаждали нам в первые годы независимости.

Вольф Рубинчик, г. Минск

21.07.2020

wrubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 21.07.2020  18:18