Tag Archives: Украина и Беларусь

Иван Кожедуб (1920–1991) и его белорусский наставник Литвинов

8 июня был знаковый юбилей – столетие знаменитого лётчика Ивана Кожедуба. Это единственный украинец, который получил три звезды Героя Советского Союза и за время Второй мировой ни разу не был сбит.

Иван Кожедуб. Фото ТАСС

День рождения советского аса, который родился и учился летать в Украине, отмечался при всех президентах на общегосударственном уровне – включая Петра Порошенко. И только при Владимире Зеленском о трижды герое официальный Киев не вспомнил. Отметили юбилей только власти Шосткинского района, откуда родом Кожедуб.

«Страна» разбиралась, как в Украине «отпраздновали» столетие героического земляка.

9 мая Владимир Зеленский упомянул имя Кожедуба в своем поздравлении с Днем Победы – в списке других украинцев, которые воевали против нацизма. На этом всё. О столетии знаменитого украинца через месяц после своего выступления президент уже почему-то не вспомнил.

Причём интересно, что Кожедуба в своих обращениях упоминал и Пётр Порошенко. Экс-гарант не стеснялся говорить о том, что знаменитый лётчик служил в Красной Армии. Зеленский же об этом стыдливо умолчал.

«2072 украинца стали Героями Советского Союза, легендарный летчик Иван Кожедуб, который сбил 64 фашистских самолета, стал трижды Героем. Четыре оперативно-стратегических объединения Красной Армии, созданные в 1943 году, носили названия Украинских фронтов», – заявлял Порошенко 8 мая 2015 года.

В том же году праздновалось 95-летие Кожедуба. Вышло постановление Верховной Рады, подписанное спикером Владимиром Гройсманом. Там предписывалось отметить юбилей на государственном уровне, а заодно отремонтировать школу и техникум, где учился герой, и дорогу в село Ображиевка, где он жил.

Похожее постановление принималось и десятью годами ранее – в 2005 году, когда президентом был Виктор Ющенко. У нынешнего же состава Рады «руки не дошли».

Знаково также, что в партии Порошенко два года назад отдельно поздравляли с днём рождения Кожедуба. Правда, в этом году о столетнем юбилее тоже не вспомнили.

Предыдущий юбилей Кожедуба – 90-летие – отмечался ещё при президенте Викторе Януковиче. Тот посвятил событию персональное обращение. А накануне 9 Мая Янукович и Азаров открыли памятник лётчику в киевском Парке Славы.

Столетний юбилей – куда более знаковое событие. Но украинские власти по его поводу промолчали.

На сайте Сумской ОГА, где традиционно проводятся памятные мероприятия, ни слова нет о столетии Кожедуба. И только Шосткинская РГА упомянула это событие, посвятив ему отдельную заметку. Из неё следует, что в селе Ображиевка состоялось возложение цветов к памятнику героя. В нём приняли участие зам. сумского губернатора Сергей Банников, глава района Игорь Волынец и мэр Шостки Николай Нога. Из представителей Киева – только местный уроженец, внефракционный нардеп Игорь Молоток.

Собрались также ветераны и местные жители. Представителей «Слуги народа» на мероприятии не было, а на пабликах партии в Сумской области о юбилее ничего не говорится.

Единственным из представителей партии президента, кто отметил юбилей, был нардеп Максим Бужанский, который написал в своём Телеграм-канале:

“Украинских, говорите, героев вам не хватает?

Ловите.

Трижды Герой Советского Союза, Маршал Авиации Иван Кожедуб.

Сельский пацан, родившийся ровно сто лет назад в селе под Глуховым.

Безупречная биография, немецкие погоны видел только в куче мусора, вырванными с мясом.

В упоминании Институтом Нацпамяти не нуждается, более того, был бы жив, руки бы им не подал.

Сто Лет!».

Иван Кожедуб. Биография аса

Кожедуб родился 8 июня 1920 года в селе Ображиевка Сумской области (тогда – Черниговская) в семье крестьянина, церковного старосты. Он был пятым сыном, отец воспитывал его в строгости – будущий ас занимался гиревым спортом и закалялся. С детства Ваня был невероятно везучим, за что его прозвали «заговорённый».

Был случай, когда он вместе с друзьями перевернулся на лодке. Несколько мальчишек утонули, он выжил чудом. Такое же невероятное везение сопутствовало ему всю жизнь.

По окончании школы в 1934 году Кожедуб поступил в химико-технологический техникум в городе Шостка (сейчас это заведение носит его имя). Во время учёбы он занимался в Шосткинском авиаклубе, где добился первых успехов в авиации.

В начале 1940 года начал служить в рядах Красной Армии. В этом же году окончил Чугуевскую военную авиационную школу летчиков. Эти знания пригодились ему, чтобы выполнять должностные обязанности инструктора.

Однако до 1943 года его не пускали на фронт, а инструктор лётной школы недооценивал человека, которому суждено было стать самым результативным летчиком-истребителем советских войск: «Он какой-то немного медлительный», – так охарактеризовал его инструктор лётной школы.

В 1942 году Кожедуба командировали в город Чимкент, что в Казахстане, и присвоили звание старшего сержанта. В ноябре 1942 года Кожедуб служил командиром 240-й истребительного авиационного полка 302-й истребительной авиационной дивизии, формировавшегося в Иваново.

В марте 1943 года был переломный момент в судьбе Кожедуба –  в составе дивизии он вылетел на Воронежский фронт. В своем первом бою он один атаковал шесть «мессершмитов», а его самолёт Ла-5 был буквально изрешечен. Бронеспинка спасла его от зажигательного снаряда. На подлёте к аэродрому его случайно обстреляли советские зенитчики. В самолет попало 2 зенитных снаряда. Но что бы ни случилось, обвиненный прежде в «медлительности» лётчик всегда успевал посадить свой самолет.

Кстати, истребитель конструкции Лавочкина был любимым самолетом Ивана. Он любил его за скорость и маневренность. Трудно поверить, но все основные детали самолёта были выполнены из дерева – сосны и берёзы. Воевать на такой машине было нелегко – она сгорала в воздухе мгновенно. Кабина иногда нагревалась до 60 градусов.

Иван Кожедуб и его истребитель

После неудачного первого раза его хотели «списать на землю» за профнепригодность, но перевести на пост оповещения не дал командир полка. Летом 1943 года Кожедубу присвоили звание младшего лейтенанта, потом зачислили замкомандиром эскадрильи.

Во время своего 40-го вылета, 6 июля 1943 года на Курской дуге он сбил свой первый немецкий самолёт-бомбардировщик «Юнкерс» Ю-87. На следующий день сбил второй, а 9 июля – сразу 2 истребителя Bf-109. 4 февраля 1944 года за 146 боевых вылетов и 20 сбитых самолетов противника старший лейтенант Кожедуб получил первое звание Героя Советского Союза.

При себе у летчика всегда был блокнот, в котором он разбирал ошибки, оставлял схемы-чертежи атаки, которые позже вошли в учебники для летчиков-истребителей. Кожедуб писал, что «сбить самолёт не рукой махнуть. От желания до умения дистанция очень большого размера… чтобы побеждать врага, нужно знать его сильные и слабые стороны».

19 августа 1944 года капитан Кожедуб был удостоен второй медали «Золотая Звезда» за 256 боевых вылетов и 48 сбитых самолётов противника.

Последний бой Кожедуб провёл 17 апреля 1945 года в небе над Берлином, где сбил два FW-190.

18 августа 1945 года он получил третью медаль «Золотая Звезда» за высокое воинское мастерство, личное мужество и отвагу, проявленную на фронтах войны. Впрочем, сам Кожедуб всегда говорил, что у него есть еще четвёртая звезда – жена Вероника, с которой они прожили 45 лет. Даже в зрелом возрасте Иван Никитович придумывал для жены ласковые имена, всегда дарил цветы и подарки.

Четвёртая золотая звезда Кожедуба – жена Вероника

Сын Никита и дочь Наташа. Фото: www.profilib.net

О Кожедубе говорили как об отличном и метком стрелке, который любил атаковать сзади сверху или сзади снизу на дистанции 200-300 метров. Он редко приближался к противнику ближе, чтобы не попасть под обломки. Фирменную тактику Кожедуба прозвали «атака с земли». Он же описывал её двумя словами – «ошеломляющая стремительность».

На счету Кожедуба 330 боевых вылетов, 120 воздушных боёв, 62 сбитых вражеских самолёта. Всего Кожедуб, которого немцы ни разу не сбили, уничтожил 18 пикировщиков Ю-87, став рекордсменом.

Кожедуб освоил десятки типов машин и летал до конца 1960-х, прошел войну без единой царапины. После Великой Отечественной Иван Кожедуб воевал в Корее, служил в академии Генштаба, командовал воздушной армией, военным округом. В 1970 году ему присвоили звание генерал-полковника авиации, а в 1985 году – звание маршала.

Был депутатом последнего советского Съезда народных депутатов. Скончался 8 августа 1991 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Источник

Воздушные асы

Иван Никитович Кожедуб, ас № 1 советских Военно-Воздушных сил, в годы Великой Отечественной войны, по официальным данным, сбил 62 немецких самолета, а по его личным — 104 немецких и 3 американских Б-17, летевших в апреле 1945 г. бомбить немецкие заводы, находившиеся в советской зоне оккупации. Иван Кожедуб был в нашем городе в конце августа 1966 года, и мне довелось видеть прославленного героя войны. В те дни в Любуже проходил республиканский слёт туристов — участников похода по местам боевой и трудовой славы советского народа. Его участники выступали на митингах и собраниях на предприятиях и в учебных заведениях города, заложили сквер по проспекту Мира, 25, рядом с тогдашним магазином «Дом одежды». Лет 10 возле деревьев этого сквера имелись прикреплённые таблички с фамилиями посадивших их, в том числе и Кожедуба, затем таблички исчезли.

Однако не благодаря республиканскому слёту посетил Могилёв прославленный лётчик, генерал, занимавший в то время высокий пост в ВВС страны, а благодаря могилевчанину Борису Ивановичу Литвинову, своему фронтовому командиру и наставнику, полковнику авиации в отставке, который все послевоенные годы жил здесь. Ведь именно в составе 302-й истребительной авиадивизии, которой командовал полковник Литвинов, в марте 1943 г. начал свой боевой путь лётчик Иван Кожедуб.

И в том, что Кожедуб стал советским асом № 1, есть немалая заслуга его командира, опытного летчика Литвинова.

Надо подробнее рассказать о нашем земляке… 18-летний Борис Литвинов поступил в 1925 г. в Ленинградскую военно-теоретическую авиашколу, а затем — Севастопольскую летную школу, после чего ему было присвоено звание «военный летчик». Необходимо отметить, что он становился на крыло вместе с прославившими советскую авиацию Валерием Чкаловым, Сергеем Руденко, Михаилом Водопьяновым и др. Боевую службу начал на Дальнем Востоке. В 1929 г. Борис на своем «Р-1» выполнял вылеты на поддержку сражавшихся на КВЖД советских войск под командованием В. К. Блюхера. Проявил себя в боях и был назначен командиром авиаотряда. В годы первых пятилеток в Советском Союзе была создана новая авиационная техника, и майор Литвинов не только умело сам освоил ее, но и учил летать своих молодых товарищей. Служил инспектором по технике пилотирования в авиабригаде, которой командовал известный летчик, позднее ставший дважды Героем Советского Союза, Яков Смушкевич. Затем участвовал в войне на Халхин-Голе. Здесь Борис Иванович сбил два самолета противника, был ранен. После излечения выполнял обязанности связного летчика у командующего нашими войсками в Монголии Г. К. Жукова. Был награжден орденом Красной Звезды. Затем была новая война — советско-финляндская.

22 июня 1941 г. подполковник Литвинов встретил заместителем командира 39-й истребительной авиадивизии, дислоцировавшейся под Псковом. С первых дней войны летали на прикрытие наших войск в Прибалтике и Беларуси, а затем города Ленинграда. Воевать и сбивать бронированные «мессеры» и «юнкерсы» было совсем не просто, но летчик Литвинов в числе первых «приземлил» немца в ленинградском небе. В декабре 1941 г. был назначен командиром своей дивизии, затем заместителем командующего ВВС 8-й армии, с декабря 1942 по март 1944 гг. командовал 302 авиационной истребительной дивизией, которой затем было присвоено звание 14-й гвардейской. Именно в эту дивизию в марте 1943 года и прибыл для дальнейшего прохождения службы старший сержант Иван Кожедуб. Борис Иванович заметил молодого летчика, поддержал его при первых неудачных боевых вылетах. Сегодня пишут, что Кожедуб ни разу за войну не был сбит. Но это не совсем так. В первом боевом вылете он был подбит прямо над своим аэродромом и с трудом посадил свой изрешеченный самолет. К сожалению, и погиб Иван Никитович трагически, но не в небе, а на земле. В 1991 г., после крупного разговора с женой (она, несмотря на маршальское звание супруга, командовала им беспрекословно) он на даче стал ремонтировать свою автомашину «Волга». Поднял её домкратом и полез подкручивать подвеску, но, видимо, в возбуждённом состоянии установил его неровно, и полуторатонная машина придавила героя.

В феврале 1944 года Кожедубу присвоили первое звание Героя Советского Союза. Представление подписал командир дивизии полковник Литвинов.

Фронтовая дорога далеко не у всех и не всегда была ровной и прямой: с марта 1944 по апрель 1945 г. Борис Иванович командовал авиаполком, затем являлся заместителем начальника Конотопского авиационного училища по лётной подготовке. В 1948 году ушел в запас и переехал в родную Беларусь, в город Могилёв.

Вот к нему генерал Кожедуб в первый день пребывания в Могилёве тёплым августовским вечером прибыл на квартиру и, приложив руку к головному убору, как тогда, весной 43 года, доложил:

— Товарищ командир! Летчик, генерал Кожедуб прибыл в ваше распоряжение.

А потом был длинный вечер. За столом вспомнили фронтовых товарищей, сгоревших в небе над Курской дугой, Беларусью и Прибалтикой, Польшей и Германией. Борис Иванович рассказал о семье, о детях, о том, что городские власти, несмотря на послевоенные трудности, выделили квартиру в центре города, предоставили работу на металлургическом заводе. Их коллектив на хорошем счету не только в республике, но и в Союзе.

Иван Никитович рассказал о послевоенном бурном развитии авиации, о своей службе и судьбе знакомых по фронту, недавно отгремевшей войне в Корее, где его авиадивизия сбила 264 американских самолета, а сама потеряла 8 МиГов. О том, что он и сегодня летает на современном МиГ-21 с аэродрома в Кубинке под Москвой, уже генерал-лейтенант.

На следующий день Б. И. Литвинов и И. Н. Кожедуб выступали перед участниками слета и молодежью города, рассказывали о подвигах советских летчиков, необходимости патриотического воспитания молодежи, подготовке ее к защите своей Родины.

Михаил Рыськов

Источник

Опубликовано 17.06.2020  14:02

Валентина Бузина: «Если бы убийство Олеся было раскрыто…»

Мама Олеся Бузины: «Если бы убийство Олеся было раскрыто, не было бы убийства Шеремета»

Анастасия Товт 15:34, 14 апреля 2020

Мама Олеся Бузины, Валентина Павловна, дала интервью «Стране» накануне пятой годовщины убийства сына

16 апреля 2020 года – пятая годовщина убийства журналиста и писателя Олеся Бузины. Накануне трагичной даты «Страна» поговорила с матерью погибшего – Валентиной Павловной Бузиной.

– Чувствуете ли Вы смену подходов к судебному процессу после всех перемен в прокуратуре и во власти?

– Пока ни капельки не чувствую. Третий состав судей уже поменялся… Вы знаете, если честно, я уже не знаю, к кому еще обращаться, кому об этом говорить. Мне очень больно, когда я слышу, даже от журналистов, про дело Шеремета, хотя на год раньше был убит Олесь. Если бы это убийство тогда было раскрыто или, еще лучше, пресечено, не было бы убийства Шеремета, не было бы такого отношения к журналистам. Олесь своей кровью заплатил за то, чтобы каждый журналист мог свободно говорить то, что он считает нужным. Но в пределах закона. Оружие у журналиста должно быть одно – слово. И ручка в руках. Всё. Таким был Олесь. И сейчас, когда во всех передачах говорят об убийстве Шеремета, мне как матери больно. Я очень сочувствую матери Шеремета. Да, убит человек. Но если бы к убийству Олеся отнеслись бы со всей строгостью закона, не было бы дальнейших убийств.

– Сейчас из-за коронавируса судебные заседания приостановлены?

– Да. Сейчас нет заседаний из-за этого вируса. Последние два заседания я пропустила, в больнице лежала. Здоровье у меня отобрали. Давление скачет. Самочувствие у меня по возрасту и по моей беде. Последнее заседание было в конце февраля. А потом начался карантин. Следующее было назначено на 3 апреля. А теперь я вообще не знаю, когда будет заседание. Веры у меня просто нет.

– Вы не видите подвижек в деле Бузины?

– Никаких. С помощью нардепа Рината Кузьмина (он был адвокатом матери Бузины – Ред.) мы обратились в Генпрокуратуру. И как раз вчера получила ответ – сообщили то, что я уже и так знаю. Я прохожу это уже почти пять лет.

– А что сообщили?

– Прислали отписку. Сейчас, я найду очки и вам ее зачитаю… Вот. Пишут, мол, вашу жалобу о ненадлежащем состоянии уголовного расследования рассмотрели. Сообщаем, что прокуратура города Киева закончила досудебное расследование по обвинению Медведька и Полищука в совершении умышленного убийства Олеся Бузины, обвинительный акт направлен в Шевченковский райсуд Киева. Что, я не знаю, куда это дело направлено? Они мне сообщают… Судебное рассмотрение продолжается. Ну, продолжается. Уже четвертый год… Дальше они сообщают, что дело передано следователям центрального аппарата ГБР, называют следователя Максима Кокошу, который и раньше вел это дело, но в прокуратуре Киева. Его перевели в ДБР. То есть дело ведут те же люди, только орган сменился. Все одно и то же. Мне это повторяют пятый год. Господи, сколько этих моих страданий!..

– Как вы думаете, насколько велика вероятность, что вскоре судебный процесс завершится обвинительным приговором?

– Я власти не доверяю. Я из СМИ узнаю, что эти два человека, которые обвиняются в убийстве, вместе с тем находятся в каких-то общественных советах, получают зарплату от государства за свою работу… А кто-то подумал, каково мне столько времени, каждое судебное заседание на этих людей сидеть и смотреть?! У меня очень много вопросов. Кому я могу верить? На кого могу надеяться? У меня отобрали моего ребенка ни за что. Только за то, что он говорил правду. Оружие он применял только в слове. Он не призывал к каким-то бунтам, не участвовал в них. За что убили моего ребенка? За что? Где я могу найти правду? Кто мне может помочь? Хоть один из них, этих руководителей, прокуроров, которые мне присылают такие отписки, задумался над тем, что у них тоже есть дети? Боже сохрани! Я ничего плохого их детям не желаю. Но пусть они вспомнят о том, что и у меня был ребенок. Хороший, которым я горжусь. Который никому зла не сделал. Он написал девять книг, которые запретили к выпуску. При его жизни над ним просто издевались, а он мужественно, чисто по-мужски это переносил, и не жаловался. И не выносил это на публику. А надо было выносить! Но мы не такие. Не тот характер, не так воспитаны. Мой ребенок был таким, как надо быть. Он настоящий украинец. И Украина должна им гордиться. Придет время… Возможно, я не доживу, мне уже 80 лет, но я уверена: Украина еще будет гордиться Олесем Бузиной. И не будут прятать и забывать эту фамилию.

– Накануне пятой годовщины гибели вашего сына я хочу попросить вас поделиться несколькими яркими воспоминаниями о нем. Каким он был?

– Он любил всех людей. Независимо от национальности, языка общения. Он и сам говорил не на одном языке, и любил каждый из этих языков. Мой ребенок закончил 82-ю школу им. Тараса Шевченко в Киеве. Школа украинская. Там не было ученика, который бы не знал Олеся. Он очень хорошо учился. Когда я шла на родительские собрания, мне никогда не было стыдно. Я слышала только хорошее про своего ребенка. Он был очень ответственным. Люди, которые с ним работали, знали, что за ним никогда не задерживался материал. Он все делал вовремя. Трудолюбивый был. Нам даже странно было – как он все успевает? Он никогда не валял дурака. У меня столько воспоминаний… Он с детства переживал за Украину. Ему было 5 лет, его бабушка посылала в магазин за овощами. Она ему большими буквами писала – «цибуля», «морква», – он уже читал по слогам, – и писала, сколько штучек купить. И ребенок шел за покупками. Но обязательно он приносил в одном кульке продукты по списку, а во втором – то, что уже испорченное.

– Испорченное?

– Да. Он просил продавщицу взвесить ему еще и те продукты, которые уже испортились. Продавщица его знала, говорила ему: «Олесику, це вже зіпсоване, воно на викидання». А он: «Ні-ні, я вас дуже прошу», – и пальчиком так показывал, привычка у него была такая, – «Зважуйте і гроші беріть. Державі треба допомагати. Ще хтось так візьме, і ще хтось – державі менше шкоди буде». Бабушка в этом его поддерживала – мол, в магазине не угадали, взяли больше овощей, а они испортились… Олесь в свои пять лет заботился о государстве. А государство сейчас фамилию его не хочет называть. Так у меня вопрос: кто есть кто?

Сейчас такие дни… (Валентина Павловна не может сдержать слезы – Ред.) Все эти пять лет для меня тяжелые, но эти последние дни… Перед годовщиной… Мне так сложно… Я вспоминаю… Один случай… Как я приехала с командировки и привезла ему кожаный пиджак. Олесь был в 10-м классе. Утром я пришла с поезда, он был в школе, муж на работе. Мы с мамой повесили этот пиджак, я пошла на работу. А потом мне мама звонит и говорит: «А ты знаешь, Валя, наш ребенок умнее всех нас. Он сказал, что такой подарок не может принять. У отца такого пиджака нет. А почему это ему такой пиджак? Он такой подарок взять не может. Померил и повесил». Представляете? Его потом отец уговорил принять пиджак в подарок – за успехи в учебе. Он взял пиджак. Но никогда он не надевал его в школу. А потом, когда он на него стал тесноват, он сам отнес его в комиссионный магазин. И принес домой за него деньги – отдал нам. Вот какой он был. Может, даже и нужно было так природе, чтобы у него был такой короткий век… Если бы сохранить его… Счастливее меня не было бы человека… Но, видите, судьба складывается иначе. Никогда я не могла бы подумать, чтобы у нас в Украине вот так ни за что убили человека и теперь даже признаться не могут в том, что убили ни за что! Даже признаться не хотят! 13 июля ему исполнился бы 51 год. Пять лет его уже нет, представляете? Сколько бы он за это время еще сказал, написал? Отобрали… Это такое тяжелое испытание, не знаю, за что оно мне…

– Как планируете почтить память Олеся в пятую годовщину его гибели?

– Обычно на кладбище много людей приходит, а в этом году, конечно, ничего этого нельзя – карантин. Но я обязательно пойду к Олесю на могилу. Может, пойдем с Наташей (вдова Олеся Бузины – Ред.), но больше двух же собираться нельзя. А там, кто захочет, может сам к нему прийти… Я очень волнуюсь за каждого из его друзей. Без конца предупреждают сейчас, что надо беречь стариков, а я считаю, что надо беречь молодых. Поэтому всех друзей Олеся прошу: лучше выждите, не идите сейчас на кладбище к нему, придете после карантина. А так – иконы есть, будем молиться дома. Сейчас такая неделя, перед Пасхой… Я единственное у Бога прошу… Ему дано право… Чтобы убийцы всё-таки наказание понесли. И те, кто заказал убийство Олеся.

Источник

От belisrael. Мы склонны согласиться со словами В. П. Бузины, вынесенными в заголовок материала. Добавим, что Павел Шеремет был убит в Киеве 20 июля 2016 г., а в июне 2016 г. на нашем сайте было опубликовано такое мнение (перевод с бел.): «Деятельность премьер-министра Владимира Гройсмана в Украине мне трудно оценивать, к тому же не прошло ещё 100 дней с его назначения. Однако один минус он уже заработал: не выдавил из правительства человека, который это правительство явно дискредитирует. Имею в виду «ответственного» за внутренние делаИзвестно, что год назад Арсен Аваков бодро отрапортовал в фейсбуке: УБИЙСТВО О. БУЗИНЫ РАСКРЫТО. Сегодня утром [18 июня 2015 г.] преступники были задержаны. На самом деле за преступлениесовершённое, напомню, в Киеве днём 16 апреля 2015 г. – никто до сих пор не осуждён. Суд в 2016 г. не продлил арест подозреваемых, которых целый министр в нарушение презумпции невиновности в прошлом году назвал преступниками. Недалеко заедет ненька-Украина с такими должностными лицами».

Отнюдь не вмешиваясь в украинские внутриполитические «разборки», полагаем, что ещё в 2016 г. – и уж во всяком случае в 2019 г., после смены президента – министра внутренних дел, обладателя медали «65 лет освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков» (!), следовало бы выгнать ссаными тряпками освободить от должности как очевидно ей не соответствующего. Правда, в последнее время во многих странах наблюдается всё больше чиновников, которые, провалившись, годами цепляются за власть… Украина, увы, не исключение.

Опубликовано 15.04.2020  22:36

В. Рубінчык. КАТЛЕТЫ & МУХІ (120)

Ізноў здароў kinda юбілейны выпуск, радуе гэта Вас або не! Канец чэрвеня – пачатак ліпеня былі багатыя на падзеі, але спярша – колькі слоў на вечную тэму: беларуская іудаіка, чым яна ёсць па сутнасці, як выглядае звонку.

Падштурхнула мяне да рэфлексій публікацыя кандыдата гістарычных навук, дацэнта БДУ, etc, з якім ужо асцярожна спрачаўся тут. Ага, таго самога Дзмітрыя Ш., які ў пачатку 2010-х ачоліў «цэнтр яўрэйскіх даследаванняў» у ЕГУ і ўзяўся рэдагаваць часопіс «Цайтшрыфт». У канцы 2018 г. ён жа (з)ацаніў стан іудаікі ў Беларусі, дый стан яўрэяў увогуле… Слушна канстатаваў, што нас тут нямнога, і звесткі Зэліка Пінхасіка (згодна з якімі пад закон аб вяртанні трапляе звыш 100 тыс. жыхароў РБ) «уяўляюцца неабгрунтаванымі». Праўда, нешта падобнае я ўжо чытаў, больш за тое – пісаў 🙂

Пан Ш. згадвае некаторыя арганізацыі, леташнія падзеі – усё гэта няблага, хоць і «без прэтэнзій». Ды раптам – гаркавы песімізм: «іудаікі як асобнай сферы даследавання і выкладання ў Беларусі больш не існуе (напрыклад, у параўнанні з перыядам 2000-х гг.); вядомых даследчыкаў, якія даўно займаюцца іудаікай, адзінкі; узровень работ, якія з’яўляюцца ў навуковай перыёдыцы і ў якасці дысертацый, што прадстаўляюцца да абароны, даволі слабы; сустракаецца і непрыхаваная прафанацыя».

Ніхто не будзе ўсур’ёз даводзіць, што цяперашняя РБ – міжгалактычны агмень яўрэйскіх даследаванняў. Але суцэльнага заняпаду ў параўнанні з пазначаным перыядам усё ж не прасочваецца. Дальбог, у 2000-х, асабліва ў першай палове, «яўрэйскія тэмы» не дужа былі папулярныя. Малатыражны – і, папраўдзе, не бліскучы – зборнік «Евреи Беларуси. История и культура» накрыўся вядомай пасудзінай у 2001 г., а ў іншых выданнях ахвотным не так часта выпадала публікавацца. Калі ж выпадала, то ў друк нярэдка праточвалася менавіта «непрыхаваная прафанацыя» (шматлікія артыкулы Эмануіла І. ды пад.).

Прыпамінаю, што на канферэнцыях у Брэсце, Гродна, нават у Мінску, я бываў ледзь не адзіным, хто нешта распавядаў пра яўрэяў Беларусі.

Абяцанкі-цацанкі ад газеты «Авив» (чэрвень-ліпень 2003)

У 2010-х гадах якраз назіраўся пэўны «рэнесанс», звязаны, відаць, з тым, што многа дзе распрацоўваліся экскурсіі па «яўрэйскіх мясцінах», і мелася патрэба ў навуковым абгрунтаванні. На мой одум, адна кніга Іны Соркінай «Мястэчкі Беларусі ў канцы XVIII – першай палове XIX ст.» (выд-ва ЕГУ, 2010) апраўдала існаванне беларускай іудаікі на 10 гадоў наперад.

Так, даводзілася чытаць нямала «папсы» (гл., напрыклад, тут водгук на крэатыў Г. Левінай; лёгка знайсці ў сеціве шматлікія кампіляцыі М. Акуліч ды інш.), але ж яна ніколі не падмяняла і не падмяняе навуковую літаратуру… Таму тэзіс Дзмітрыя («Характэрнай рысай дыскурсу пра яўрэяў Беларусі сталася замена сур’ёзнай літаратуры на масавую папулярную з адпаведным наборам скрыўленняў») гучыць надта неяк па-алармісцку.

У апошнія гады не маю магчымасці прафесійна займацца іудаікай. Выпусціў пару кніжак, дзе «яўрэйскае» прысутнічае, але не дамінуе:

Водгукі ад «Кніганошы» (№ 45, 2017) і «Дзеяслова» (№ 99, 2019). ¯\_(ツ)_/¯

Усё ж часам адпраўляю матэрыялы на канферэнцыі, па меры сіл сачу за тым, што публікуецца, адзначаю для сябе старыя і новыя імёны. Нават на belisrael.info, які не прэтэндуе на званне акадэмічнага сайта, іх цэлае суквецце. Па-свойму цікавымі мне падаліся, напрыклад, работы Цімоха Акудовіча, Інэсы Ганкінай, Інэсы Двужыльнай, Дзмітрыя Дзятко, Маргарыты Кажанеўскай, Уладзіслава Карчміта, Алы Кожынавай – і, безумоўна, Віктара Жыбуля, даследчыка спадчыны Цфаніі Кіпніса, Вульфа Сосенскага, Юлія Таўбіна, іншых знакамітых яўрэяў. А ёсць жа яшчэ, напрыклад, Канстанцін Карпекін, архівіст 1985 г. нар., зацікаўлены тэмай іудзейскіх абшчын пачатку ХХ ст… Уладзімір Ляхоўскі і Андрэй Унучак апошнім часам досыць паспяхова асвятлялі ўзаемадзеянне яўрэйскага і беларускага нацыянальных рухаў, Вольга Бабкова на падставе архіўных дакументаў распавядала пра стасункі іудзеяў з хрысціянамі ў часы сівой даўніны, Вадзім Зелянкоў падрыхтаваў грунтоўны артыкул пра мінскага доктара Лунца і яго нашчадкаў, закрануўшы тэму «яўрэйскай абшчыны». Ларыса Доўнар займалася тутэйшай ідышнай ды іўрыцкай бібліяграфіяй. Працягвае валтузіцца са справамі «нацменаў», у тым ліку яўрэяў, магілёўскі гісторык, дацэнт Ігар Пушкін. Не закінуў іудаіку яго мінскі калега Андрэй Кіштымаў.

Сяргей Старыкевіч шмат пісаў пра яўрэяў Маладзечаншчыны, Ігар Ціткоўскі – пра слуцкіх яўрэяў (ды іх сінагогі), Таццяна Вяршыцкая – пра наваградскіх, Эдуард Злобін – пра пінскіх, Леанід Лаўрэш – пра лідскіх. Наконт апошніх пяцярых не ведаю, гісторыкі яны, краязнаўцы або «проста» музейшчыкі, але планку трымаюць. Іх тэксты ў цэлым не горшыя за тое, што падаецца пра Беларусь і Мінск у ізраільскай «Электроннай яўрэйскай энцыклапедыі».

Мабыць, не ўсе з пералічаных звярталіся ў віленскі «Цайтшрыфт» і супрацоўнічаюць з расійскай суполкай «Сэфэр», але тое не значыць, што гэтых людзей не існуе, што ім няма куды расці. Упэўнены, грамадскі попыт на яўрэйскую тэматыку ў Беларусі ёсць і будзе, пра што сведчыць, між іншым, і выхад «Аўтабіяграфіі» філосафа Саламона Маймана (Мінск, 2018) у перакладзе на беларускую.

Карацей, трохі шкада, што ў «гісторыка-міжнародніка» атрымаўся занадта суб’ектыўны «агульны агляд» для «інстытута Еўра-Азіяцкіх яўрэйскіх даследаванняў». Ды такая, відаць, установа… Камусьці ў яе кіраўніцтве карцела паказаць тутэйшых яўрэяў «беднымі й няшчаснымі», і ў гэткім вобразе ёсць доля праўды, але ж канструктыўнага выйсця не было прапанавана. 🙁 Так, «маштабнае сацыялагічнае даследаванне» – лепей, чым нічога (сам адказваў на пытанні ў лютым г. г.), аднак, па-мойму, скіравана яно найперш на вывучэнне эміграцыйнага патэнцыялу яўрэйства СНД, а не на развіццё тутака «абшчын» і яўрэйскіх штудый. Пажывем-пабачым – магу і памыляцца.

Смешна, калі чалавек з’яўляецца «мудрацом у вачах сваіх»…

Зараз пра тое, што дзеецца вакол. «Галоўнакамандуючы» (па-французску «généralissime», амаль генералісімус :)) кур’ёзна бараніў практычна ўжо прыняты законапраект міністэрства абароны аб «удасканаленні» сістэмы прызыву: «Служыць павінны ўсе, а не толькі дзеці рабочых і сялян, іначай мы трапім у залежнасць ад Расіі або НАТА» (каму трэба, знайдзіце дакладныя цытаты). Гэх… па-першае, прызыў усё адно застанецца «не для ўсіх»; «хлопчыкі-мажоры» так ці іначай з’едуць за мяжу паводле адмысловых накіраванняў. Па-другое, прыпусцім, што ваенкаматам удасца дадаткова «падгрэсці» пару-тройку тысяч прызыўнікоў за год. Праблему баяздольнасці тутэйшых узброеных сіл гэта не вырашыць, што прызнавалі і самі вышэйшыя афіцэры. Па-трэцяе, довад «ад праціўнага»: нават з адтэрміноўкамі для студэнтаў/магістрантаў/аспірантаў за 27 год незалежнасці Сінявокая ўмудрылася не стаць ахвярай суседзяў; ёсць «смутныя сумневы», што ім увогуле не да нас. Калі ж «кампетэнтныя органы» (у адносінах да адміністрацыі РБ гэтае спалучэнне выпадае ўжываць хіба з іроніяй) маюць іншыя звесткі, дык трэба крычаць каравул тэрмінова мацаваць войска ў іншыя спосабы, чым лоўля моладзі, прагнай да навучання. Што, калі пачаць з таго, каб адмовіцца ад пагоні за пышнасцю, праз якую церпяць людзі? Маю на ўвазе мінскую трагедыю 03.07.2019 (загінула жанчына, некалькі беларусаў паранены ў мірны час), але не толькі; «святочныя» інцыдэнты здараліся і раней.

Недарэчнасць законапраекта пад хітрай назвай «Пра змяненне законаў па пытаннях эфектыўнага функцыянавання ваеннай арганізацыі дзяржавы» відавочная ўжо і для часткі дэпутацікаў з палаты прадстаўнікоў. Ніколі ж не было ў гісторыі ПП, каб у другім чытанні прагаласавала «супраць» болей, чым у першым (9 і 6) – звычайна спрэчныя моманты залагоджваюцца паміж галасаваннямі. Няўжо «палатка» ператвараецца-такі ў сапраўдны парламент? Хацелася б верыць; мо нават дойдзе да таго, што ўвосень цяперашнія «кнопкадавы» не дадуць распусціць сябе датэрмінова. Да чаго не раз заклікаў.

Уразіла, якая публіка сабралася ва ўрадзе. Міністарка працы, у адказ на прапанову ўлучаць тэрмін службы ў войску ў стаж для налічэння пенсіі: «У 20 гадоў яны” не будуць думаць пра пенсію» (няхай прызыўнікі дабіраюць стаж потым). Нагадала эпізод з пачатку 1990-х: у Палацы шахмат і шашак планаваўся дзіцячы турнір, і нехта прапанаваў праветрыць памяшканне. Заслужаная трэнерка гмыкнула: «“Iм” усё роўна – пачнуць гуляць, дык забудуць пра ўсё на свеце». Чым скончылася справа, не ведаю; спадзяюся, трэнерцы зараз добра дыхаецца ў чужой краіне. Во каб і гора-міністарку туды адправіць, пажадана – разам з яе «шэфамі»…

*

Гульні з мінімум трохразовым (!) перарасходам сродкаў – і гэта называецца «ў межах запланаванага» – падзеяй для ўсёй краіны не сталі, што падкрэслівалі многія каментатары, у т. л. добразычлівыя (напрыклад). Няхай заява прэзідэнта Міжнароднага алімпійскага камітэта, маўляў, цешыцца «ўся Беларусь», застанецца на яго сумленні… Але ж трэба прызнаць, што Лукашэнкі, Рыжанкоў & Co. намацалі-такі слабое звяно ў масавай свядомасці – як тутэйшай, так і заходняй. Сам факт арганізацыі масавых гуляў уплывае на спажыўцоў, быццам наркотык, і адцягвае ўвагу ад рэальных праблем. А сярэдняму замежніку няма розніцы, куды ехаць… У краіну, дзе масава парушаюцца грамадзянскія правы, нават цікавей, бо па вяртанні будзе падстава пахваліцца сваёй смеласцю.

Рэзюмую: своеасаблівая логіка ў правядзенні Еўрапейскіх гульняў у Азербайджане-2015 і Беларусі-2019 была. Зразумела, што дзеля «іміджу» (які не прыяе ўзаемавыгадным стасункам з аўтарытэтнымі контрагентамі, але дапамагае ўтрымаць уладу ў кароткатэрміновым перыядзе) верхавіна можа ахвяраваць эканамічнай мэтазгоднасцю, парастрэсці гаманец – пагатоў, як правіла, не ўласны.

Не хачу пакрыўдзіць спартоўцаў і валанцёраў, многія з якіх насамрэч стараліся. Ва Ўруччы, напрыклад, праходзілі спаборніцтвы па боксе. Мая жонка, ні разу не аматарка гэтага віду спорту, схадзіла «за кампанію», і ёй спадабалася. Якраз у той дзень, 29.06.2019, беларускі баксёр Дзмітрый Асанаў заваяваў «золата»… Але лыжкай дзёгцю стала тое, што ахоўнік не даў чэмпіёну прабегчыся са сцягам перад усімі трыбунамі (дзе, безумоўна, хапала асанаўскіх балельшчыкаў).

Здымкі С. Рубінчык

Гэты факт, разам з іншымі, лішні раз сведчыць пра казённасць, неразняволенасць гульняў. Пра стаўленне да рабочых у «алімпійскай вёсцы» можна пачытаць тут.

*

Аналізаваць дзейнасць новага прэзідэнта Украіны ранавата – не мінула нават ста дзён з яго «інтранізацыі». Як бы скептычна я ні ставіўся да «Зелі», нейкія пазітыўныя сігналы наша паўднёвая суседка пасылае. Напрыклад, у чэрвені ўлады Палтавы вырашылі не пачынаць будоўлю на месцы забойства яўрэяў у Пушкароўскім Яры (як было ў беларускім Брэсце, гл. у мінулай серыі). Суд прызнаў незаконным перайменаванне кіеўскіх праспектаў у гонар Бандэры і Шухевіча, здзейсненае ў 2016-2017 гг. аматарамі «насілля і бяссілля». Так, глядзіш, і заказчыкаў забойстваў Алеся Бузіны ды Паўла Шарамета прыцягнуць да адказнасці?..

Цытатнік

«Кожная новая заява павінна яўным чынам абапірацца на аргументы, выказаныя табою раней. Калі гэтага няма, то аўдыторыя проста лічыць цябе вар’ятам. Такое здараецца таксама, калі аўдыторыі здаецца, што ты надаеш таму ці іншаму аргументу больш вагі, чым апраўдана на тым этапе» (Эліэзер Юдкоўскі, 2007)

«У сталасці хлусіць – як багатаму красці: і сорамна, і няма патрэбы» (Андрэй Федарэнка, «Народная воля», 02.02.2018)

«Вялікае не абавязана быць добрым» (Дзмітрый Быкаў, 05.07.2019)

Вольф Рубінчык, г. Мінск

07.07.2019

wrubinchyk[at]gmail.com

Апублiкавана 07.07.2019  22:13

Водгукi
“У многім падзяляю выкладзеныя тут развагі. Асабліва ўдзячны за належную апінію нашай Іны [Соркінай] і яе выдатнай працы пра штэтлы” (д-р Юрась Гарбінскі, Польшча) 08.07.2019
“Тое, што тычыць маёй працы як гісторыка, кладу ў папкі. Цікава было пра іудаіку. Зацікавілі кнігі Маймана і Соркінай” (Анатоль Сідарэвіч, Мінск), 10.07.2019.