Tag Archives: Тамара Эйдельман

Пишет Тамара Эйдельман…

Может ли слово быть делом?

Тамара Эйдельман: Судят спонсора геноцидно-пропагандистского «Радио Тысячи Холмов»

Kasparov.ru, 12-10-2022 (08:53)

Т. Н. Эйдельман (фото 2020 г. из википедии)

Эзра Паунд был одним из самых выдающихся англоязычных поэтов ХХ века. Это, увы, не противоречило тому, что он был еще злобным антисемитом, а во время Второй мировой войны активно поддерживал Гитлера и Муссолини. Он записал сотни передач на итальянском радио, в которых воспевал Гитлера и Муссолини и призывал всеми силами бороться за чистоту расы и отделаться от «грязных евреев».

Когда нацисты начали депортировать итальянских евреев, он выступил с предложением, достойным поэта. По мнению Паунда, надо было обязать книжные магазины продавать «Протоколы сионских мудрецов» — знаменитую антисемитскую фальшивку. Это, по его мнению, должно было противостоять чувству «бесполезной жалости», которое могло возникнуть при виде людей, которых отправляли в Освенцим.

Уже после ареста он то восклицал, что Гитлер святой, и сравнивал его с Жанной д’Арк, а то объяснял, что он против фашизма и даже не так уж плохо относится к некоторым евреям.

Его судили, потом поместили в психушку. Огромное количество литераторов и просто почитателей Паунда заступалось за него. А вот Хемингуэй в ответ на предложение помочь написал: «Он совершил довольно серьезную ошибку — предал свою родину, и пусть пожинает плоды своих дел». Впрочем, через несколько лет уже и Хемингуэй говорил, что «пора выпускать поэтов». Паунда выпустили из больницы только в 1958 году, приехав в Италию, он тут же порадовал своих поклонников фашистским приветствием.

Юлиусу Штрайхеру, самому омерзительному нацистскому пропагандисту, повезло меньше. Да у него и не было гения Паунда. Его газетка «Штюрмер» — «Штурмовик» — вызывала отвращение даже у Геринга. Это не мешало тому, что она издавалась миллионными тиражами и вывешивалась на специальных стендах, чтобы все читали, как Штрайхер расписывает якобы творимые евреями делишки, смакует порнографические детали «сожительства» евреев с арийскими женщинами и призывает к расправам.

В Нюрнберге Штрайхер, конечно, доказывал, что он «просто издавал газету», но трибунал пришел к выводу, что его публикации и «призывы к убийствам» делают его виновным в преступлениях против человечности. Штрайхера повесили.

А вот теперь в Гааге начали судить Фелисьена Кабугу, мультимиллионера, вложившего большую часть своих денег в организацию геноцида тутси в Руанде. Это он финансировал печально знаменитое «Радио Тысячи Холмов», изрыгавшее ненависть во всех своих передачах, призывавшее убивать «тараканов», а когда геноцид начался, сообщавшее адреса конкретных людей, подлежавших уничтожению. Это он оплатил доставку в Руанду 500 тысяч мачете, которыми разрубали на кусочки людей.

А потом он, конечно, удрал. Пытался въехать в Швейцарию, но его не пустили (странно…). Потом он пожил в Конго, потом, судя по всему, долго жил в Кении. В 2003 году — через 9 лет после геноцида в Руанде, — был убит молодой кенийский журналист, который помогал ФБР в поисках Кабуги. Когда в 2008 году Барак Обама призвал кенийское правительство перестать укрывать Кабугу, это вызвало возмущение. Власти заявили, что президент оскорбил весь народ Кении.

Кажется, Кабуга понял, что пахнет жареным, потому что арестовали его в 2020 году во Франции. Похоже, ему оказалось проще переместиться в Евросоюз, чем тем несчастным, которые пытаются добраться до него на плотах. Теперь его судят. Ему 89 лет, и сейчас, наверное, раздадутся призывы «пожалеть старика». Смертной казни в Евросоюзе, к счастью, нет, но хотелось бы увидеть этого мерзавца доживающим свой век в тюрьме.

Кабуга в Гааге

А некоторым «выдающимся журналистам» из страны, которая скоро по жестокости своих действий, кажется, догонит Руанду, неплохо бы помнить, что Кабуга скрывался 26 лет, а его всё равно поймали. И, кстати, второго Эзры Паунда среди них не видать, хотя психиатрическое освидетельствование многим из нынешних пропагандистов пройти неплохо бы…

Тамара Эйдельман

t.me

Уроки аншлюса 

Тамара Эйдельман: Зейсс-Инкварт был потом повешен в Нюрнберге

Kasparov.ru, 03-10-2022 (09:05)

Земли, обитатели которых говорили на разных диалектах немецкого языка, оставались в составе разных государств до XIX века. В середине XIX столетия Пруссия и Австрия соперничали за право стать центрами объединения. Победила Пруссия, и центром Германской империи стал Берлин.

Австрия оказалась за пределами нового государства, и это была не нынешняя небольшая Австрия, а огромная Австро-Венгерская империя, куда входили многочисленные земли Центральной и Южной Европы.

После Первой мировой войны обе империи развалились. Пестрая карта Европы 1920-30-х годов состояла из множества государств, возникших на обломках рухнувших империй — Австро-Венгерской, Германской, Российской, Османской. В каждом из них формировалась собственная государственность и собственная идентичность.

Но вот только в Германии в 1933 году пришел к власти Гитлер, которому была совершенно чужда мысль о том, что нация состоит из граждан определенного государства, независимо от этничности, религии и языка. Для него все представители выдуманной «арийской» расы были связаны общностью крови и, следовательно, должны были быть объединены на одной земле в один народ под властью одного фюрера.

Когда нацистская пропаганда начала свою бешеную кампанию за «аншлюс», т. е. включение Австрии в состав Третьего Рейха, многим австрийцам это тоже казалось правильным. Кто такие австрийцы? Они кровные братья немцев, один народ, потому что говорят на одном языке, пусть в чем-то и отличающемся, и связаны… всё той же «братской» кровью.

В июле 1934 года австрийские нацисты попытались силой объединить «братские» народы. Во время путча был тяжело ранен австрийский канцлер Энгельберт Дольфус. Дольфус умер от ран, но путч провалился.

Bildnis in seinem Arbeitszimmer in der niederösterreichischen Landwirtschaftskammer.

Э. Дольфус (1892-1934)

Новый канцлер Австрии, Карл фон Шушниг, оказался под жесточайшим давлением как со стороны Германии, так и со стороны австрийских сторонников Гитлера. Он продержался больше трех лет, но постоянно был вынужден идти на уступки, и в конце концов — в феврале 1938 года — согласился назначить Артура Зейсс-Инкварта, главу австрийских наци, министром внутренних дел и начальником полиции — передав таким образом в его руки силовые структуры.

Шушниг сделал последнюю попытку и назначил на 13 марта 1938 года плебисцит по вопросу о присоединении к рейху. Честно говоря, не исключаю, что ответ был бы положительным, потому что среди австрийцев, действительно, было много сторонников Гитлера, ну и не будем забывать про возможности, открывшиеся перед Зейссом-Инквартом.

Но в то же время было ясно, что многие австрийцы проголосовали бы против, а этого Гитлер допускать не хотел. Ему было нужно продемонстрировать всеобщую поддержку. В результате немецкие войска стали подтягиваться к границе, Шушнига вынудили уйти в отставку, и его пост занял, конечно же, Зейсс-Инкварт. В ночь на 12 марта немецкие войска вошли в Австрию. Аншлюс произошел.

Что характерно, через несколько недель Гитлер провел свой референдум. Вы может быть, удивитесь, но в Германии за аншлюс проголосовало 99,08% жителей, а в Австрии — 99,75% — такое вот единство крови. Помимо понятных угроз и военного контроля, на бюллетенях кружочек рядом со словом «да» был в два раза больше кружочка рядом со словом «нет».

Австрия стала частью Рейха, толпы беженцев ринулись в соседние страны, на фронтах Второй мировой войны было убито около 247 тысяч австрийских военных, еще около 30 тысяч мирных жителей погибли во время бомбардировок. Шушниг провел войну в Дахау и Заксенхаузене, правда, в не самых плохих условиях. После войны он уехал в США, а перед смертью вернулся в Австрию, которая к этому времени уже стала отдельной страной и теперь всеми силами старается подчеркнуть свою отделенность от Германии, германской истории и культуры.

Зейсса-Инкварта повесили в Нюрнберге.

Не подумайте, пожалуйста, что я нарушаю закон и что-то с чем-то сравниваю. Просто рассказываю…

Тамара Эйдельман

t.me

*Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом.

Из откликов

Вячеслав Иванов А кто, интересно, «вынужден сообщить» и кем вынужден, а главное – как?

Юрий Плугин Не смущайтесь. Это такая утончённая ирония, подражающая слогу дипломатических нот.

Роман Сидоров Вынуждена редакция «Каспарова.Ru», российскими властями, которые в противном возбудят преследование против российской гражданки Татьяны Эйдельман. Несмотря на то, что она проживает сейчас в Португалии, у неё, возможно, остаются родственники, друзья и собственность в России.

Владимир Петруня А мы и не думаем, что автор сравнивает ситуации в Австрии и россии, а точно знаем, что путин под копирку идет по стопам гитлера, вплоть до финала.

Опубликовано 12.10.2022  14:38

Т. Тихонова. Два памятных дня

Завтра 22 июня… День, который помнит ВСЁ поколение людей из бывшей эсэсэрии. Помнят рождённые до войны, после войны и даже после 80 лет ТОЙ ВОЙНЫ, когда в 4 часа утра на ТОТ Cоветский Союз, на большую и многонациональную страну напала небольшая страна, с огромной армией и обученными, уже опытными в убийствах, солдатами фашистского гeрманского вермахта…

Где-то читала фразу: “У каждого поколения должна быть своя война”. Но мне в это не верилось, да и мама, плача, часто говорила, что после Великой Отечественной войны, после 1945 года НИКАКОЙ другой войны просто не может быть, так как люди НИКОГДА не повторят то, что пережили за четыре года ужаса и потери ВСЕГО, что составляло и составляет счастье для человека. Это дом и семья, близкие любимые люди и друзья, дети и животные, мирное небо и спокойная старость…

И вот, как насмешка над всем этим, рано утром, наподобие фашистского вермахта из Германии, на людей, предки которых плечом к плечу боролись с врагом из ДРУГОЙ страны, нападает рашистский вермахт, с солдатами, готовыми убивать, грабить, насиловать, пытать… Это ТЕ недолюди, которые ЗНАЛИ о потерях Великой Отечественной, знали и читали, видели и слышали горе, недоумение, потери и проклятия в сторону врага… Как быстро было это забыто. Как быстро им внушили, что “деды воевали и мы можем повторить”, как охотно они поверили, что убивать можно, а насиловать нужно, и им за ЭТО НИЧЕГО НЕ БУДЕТ…

Как моментально с людей смывается личина человека, как легко агрессия, цинизм, ложь, зависть, истерия национализма и великодержавного шовинизма застилает глаза. Как сладко поверить голосам пропагандонов из ТВ, вещающим о “предназначении” российских вояк в мировом масштабе…

Теперь НОВУЮ дату 24 февраля будут помнить потомки на долгие десятилетия, как день рашистского нападения на мирную страну… Помнить до конца своих дней и не прощать разрушения ТОГО МИРА, который был там, в их родной стране, где они ждали весну.

Татьяна Тихонова, для belisrael

От ред. Ниже предлагаем ещё один текст для размышлений — в чём-то он перекликается с вышеприведенным.

       Т. Тихонова                                                      Т. Эйдельман

Жизнь, построенная на руинах

Тамара Эйдельман: Чтобы прийти к новой жизни, немцам понадобилась четверть века. Сколько понадобится нам?

update: 20-06-2022 (08:41)

Я летала на выходные в Германию, встречаться с одноклассником моего отца. Это удивительный человек, который на 93-м году жизни сохраняет ясность рассудка, все прекрасно понимает про войну, слушает музыку и читает наизусть стихи. А еще они с женой решились полететь с пересадкой в Стамбуле в Германию встречаться с родными и близкими.

Мы гуляли сначала по Эрлангену, где, кажется, всех волновала прежде всего происходившая там ярмарка комиксов. По городу разгуливали люди в костюмах героев “Игры престолов”, Супермена, пиратов, а один почему-то вырядился Карлом Лагерфельдом — и всё это при температуре плюс 36.

Вечером ходили в прославленный в здешних местах пивной зал — как там было культурно, какие все веселые, доброжелательные. “Лагерфельд” тоже пил пивко, какие-то девушки с ним фотографировались. Мы сидели за столом и… понятно, что могли обсуждать люди, приехавшие из Москвы, Португалии, Турции и Грузии. Войну. Ощущение двух параллельных вселенных было очень острым.

На следующий день поехали в соседний Нюрнберг — с его средневековыми улочками и церквями, с замком, памятниками Дюреру и германским гуманистам. Жара достигла невообразимых размеров, и мы пошли на экскурсию в подземные пивные погреба, существовавшие здесь еще с XIV века, постепенно разраставшиеся и превратившиеся в настоящий подземный город.

Первое, что мы увидели, спустившись под землю на площади Альбрехта Дюрера, — была огромная фотография бомбардировщика и подвешенная над входом бомба (макет? не знаю…). Дальше гостей встречала небольшая выставка фотографий разбомбленного в 1945 году Нюрнберга.

Гид был плотью от плоти пивных погребов — толстенький, веселый, краснолицый. Он радостно объяснял, что во время бомбежек в этих погребах пряталось очень много людей, и всем им удалось спастись. “Вывод?” — весело вопрошал он и сам отвечал: “Их спасло пиво!”.

А я смотрела на фотографию горящего Нюрнберга и с ужасом понимала, что у меня перед глазами — разбомбленный Мариуполь. Я прекрасно понимаю, что это была другая война, другие цели, другое всё… Я знаю, что в 1945 году действительно шла война против нацизма, не выдуманного, как сегодня, а настоящего. Но когда видишь разрушенный много лет назад европейский город, то думаешь сразу об украинских городах.

Я уже не раз говорила и писала о том, как власть сегодня забирает (уже забрала?) у нас наследие той далекой войны, исказила его, выхолостила, превратила в пустой грохот милитаристских фанфар. Но по-настоящему я это поняла только сегодня, когда оказалось, что я уже не могу смотреть на те самолеты, те бомбежки, не вспоминая бомбежки сегодняшние. Мое восприятие исказилось, и я не знаю, смогу ли когда-нибудь читать, смотреть и уж тем более рассказывать о каких-либо успехах российского оружия.

Получается, что среди многих вещей, которые Путин у меня отнял, есть еще и память о Второй мировой войне.

Гид добродушно расспрашивал, кто из туристов откуда приехал. Мы напряглись, но никто, услышав, что мы из России, нам ничего не сказал, все внимательно слушали про историю пивных погребов.

А потом мы выехали из средневекового центра и доехали до Дворца правосудия, где после войны проходил процесс над нацистскими преступниками. И я подумала, что меньше века назад этот город лежал в руинах. И руины эти были не только физическими. Здесь жили люди, раздавленные бременем позора, ужасом совершенного в их стране при их попустительстве или якобы неведении. Здесь говорили и писали о полном крахе цивилизации, об абсолютной моральной катастрофе.

А потом пришло новое поколение, заново переосмыслило прошлое, признало свою ответственность и ответственность своих предков, и теперь кто-то из них занимается наукой, кто-то пишет — оказалось, что после Освенцима существуют и поэзия, и литература, и музыка. Кто-то ходит по городу в дурацких костюмах — и никого этим не раздражает, кто-то пьет пиво. Кто-то помогает украинским беженцам.

Правда, для того, чтобы прийти к такой жизни, им понадобилось как минимум четверть века. Интересно, сколько понадобится нам?

Тамара Эйдельман (kasparov.ru)

Опубликовано 21.06.2022  23:55

«И снова приходит ночь…»

Привет! Благодаря весеннему сезону и наступлению Песаха, с которым поздравляю причастных, жить стало лучше и веселее, но происходящее в столице РБ всё чаще напоминает гражданскую войну (по крайней мере, «холодную»). В виду имеются, конечно, и события 25-27 марта. Вот показательная новость:

В субботу, 27 марта, в районе площади Бангалор в Минске задерживали людей. В МВД заявили, что акций протеста не было, информация о массовых задержаниях не соответствует действительности, а людей доставляют в территориальные органы внутренних дел для разбирательства. РИА Новости со ссылкой на МВД Беларуси сообщило, что свыше 100 человек доставлены в отделения за административные нарушения, в том числе пикетирование.

В общем, как в небезызвестной пьесе гр-на Шварца: «На фронтах ну буквально, буквально-таки ничего интересного не произошло. Всё обстоит вполне благополучненько. Объявляется осадное положеньице… Все по домам! Стража, очистить площадь!»

Злости ныне многовато в обоих станах. Никто не запретит утверждать, что у «них» – злость и даже злобность, а «у наших» – «ярость благородная», но… недопуск белорусской делегации на «Евровидение» и реакция на сей бан меня обескуражили.

Предистория. 21 января 2021 г. «Белорусский фонд культурной солидарности», вероятно, вдохновлённый отменой проведения в Минске чемпионата мира по хоккею, инициировал кампанию #stopBTRC. Целью было лишить Белтелерадиокомпанию права на трансляцию «Евровидения», а в перспективе – исключить БТРК из Европейского вещательного союза.

В конце января – начале февраля ряд белорусских артистов, в т. ч. «Елена ЖелудОК» со своей стёбной «Шчучыншчынай», изъявляли желание участвовать в национальном отборе к «Евровидению». После длительной паузы 09.03.2021 было объявлено, что БТРК выбрала барановичскую группу «Галасы ЗМеста». И кулуарная процедура отбора, и её результат (с 2020 г. группа открыто высмеивала оппонентов Лукашенко) не устроили многих. Назавтра Европейский вещательный союз заявил о том, что песня «Я научу тебя» не соответствует правилам конкурса, запрещающим политпропаганду в выступлениях, и должна быть заменена, в противном же случае Беларуси грозит дисквалификация.

Эксперт Ирвинг Вольтер в интервью «Немецкой волне» 11.03.2021 «не мог себе представить то, что организаторы конкурса запретят песню из-за политического подтекста». Он предполагал, что, раз в ней «нет таких очевидных намеков, как в песне “We Don’t Wanna Put In”, с которой в свое время запретили выступать Грузии, что-то тут предпринять трудно». Вольтер назвал случай с «Я научу тебя» испытанием для Европейского вещательного союза: «У ЕВС не может быть разных подходов. Он разрешил песню Джамалы “1944” с неявным политическим месседжем [в 2016 г.] и не может запретить другую песню, где намек еще тоньше». Тем не менее ЕВС пошёл ва-банк…

Бывший КВНщик, лидер «Галасоў…» Дмитрий Бутаков заявил, что может сам отказаться от участия в конкурсе, но, почесав репу, срочно сварганил ироничную песню взамен.

Подобное творчество не близко мне, предпочёл бы видеть на «Евровидении», к примеру, опус Беньки…

…но «Галасы…» сыграли так, как умели. 26 марта ЕВС бортанул и «Зайчика», вновь усмотрев в песенке неправильный подтекст. И вот уже медиа трещат от возмущений лукашенских пропагандистов, искренних и нет.

Независимо от писанины «СБ-БС», нужно признать, что «истинные европейцы» действительно попали впросак – и «потеряли лицо», как справедливо указал блогер Александр Розов. Ладно, это в большей степени их проблемы; меня же больше заинтриговала реакция наших деятелей культуры.

Именитый музыкант Игорь В. в фейсбуке (26.03.2021, пер. с бел.): «Мне до одного места Евровидение, но приятно! Дудочку отобрали у кгбшных квнщиков )))». Ряд «невероятных» поддержали пост, в очередной раз проявив свою схожесть с лукашистами.

Помню аналогичную волну злорадства в декабре 2016 г., когда режим посадил нескольких публицистов по делу «Регнума», тоже вычитав в их текстах какую-то небывальщину. Кому интересно, ознакомьтесь с началом «Катлет & мух (34)». Время показало, что я был прав; сажать «регнумовцев», при всей их несимпатичности, не следовало, никто от их тюремного заточения не выиграл. И уж тем более не следовало здешней «д-д-демократической» тусовке радоваться их несчастьям.

Пинать руководство БТРК есть за что – да, это «фабрика лжи» и т. д., и т. п. Но вариант наказания, выбранный ЕВС при поддержке части белорусских оппонентов режима, – проявление цензуры, а значит, «лекарство хуже болезни». В отмене чемпионата мира по хоккею я видел и плюсы, и минусы, но здесь минусы явно перевешивают 🙁

Кстати, если «борцы с чемпионатом» надеялись деморализовать и ослабить режим, то у них это, мягко говоря, не очень вышло. По состоянию на 13.01.2021 в Беларуси политзаключёнными признавались 178 человек, а в конце марта их число превысило 300 (26 марта сообщалось о 302 политзэках). К тому же первого марта вступили в силу репрессивные поправки в кодекс об административных правонарушениях.

Можно, конечно, утешать себя тем, что у Лукашенко забрали «любимые игрушки» (так высказывались и о чемпионате, и о «Евровидении»), но по мне, лучше б уж играл… Меньше времени/сил оставалось бы на закручивание гаек.

Наслушавшись Макса Ж., возразите, что государствам, не разделяющим «европейские ценности», вообще нечего соваться в «калашный ряд»? Так ведь в 2004–2019 гг. в РБ тоже был «не фонтан» с правами человека, да и БТ не уставало продуцировать мутные потоки лжи, пропаганды, полуправды… Тем не менее пев(и)цы из Беларуси ездили на «Евровидение». Минчанин Пётр Резванов в своём блоге 27.03.2021 резонно вспомнил, что в «Евровидении» когда-то участвовали «и франкистская Испания, и салазаровская Португалия, и даже Греция “чёрных полковников”… Чем Рыгорыч хуже?!»

В некотором смысле Европейский вещательный союз «отзеркалил» поведение властей Гродно, которые при помощи прокуроров сорвали показ спектакля «Кадиш» 20.03.2021 в «Центре городской жизни». Один принцип на двоих – «как бы чего не вышло»… Впрочем, гродненские власти напрямую действо не запрещали, а «всего лишь» пугнули артистов применением статьи 130 Уголовного кодекса РБ (шалом, великоразумная Кэрэн, призывавшая применить ту же статью против борисовских музыканток), ибо: «В спектакле Кадиш осуждается фашизм. А именно с фашистами часть белорусского общества ассоциирует нынешнюю власть. Такие сравнения нежелательны в нынешних политических условиях, нельзя предсказать эмоции и реакцию зрителей».

Можно себе представить настроение творческих людей, вызванных в прокуратуру накануне спектакля: «Им объяснили, какая административная ответственность наступает в случае участия в незаконных массовых мероприятиях — вплоть до уголовной, если звучат определенные лозунги и призывы, влияющие на разделение общества и разжигание вражды по признаку отнесения к тем или иным группам населения» (по словам нач. управления взаимодействия со средствами массовой информации и редакционной деятельности Генпрокуратуры Беларуси Анжелики Курчак). Неудивительно, что Игорь Уланов, Алексей Стонога, Полина Левина и Оксана Машинкова решили не рисковать. Так или иначе, история об их злоключениях вышла далеко за пределы Синеокой; упомянул её в своём очередном обзоре и рав Борух Горин.

* * *

В прошлый раз досталось от меня премьер-министру РБ – который, как и (почти) вся нынешняя верхушка, не брезгует демагогией, перекладыванием ответственности, засекречиванием того, что по определению должно быть открытым (постановления о социально-экономическом развитии страны на 2021 год…). Однако речь Романа Головченко в Хатыни 22.03.2021 мне по душе – во всяком случае, фразы, приведенные на government.by:

Сегодня, когда открылись многие архивы, мы знаем о трагедии Хатыни гораздо больше, чем десятилетия назад. «Речь не о национальностях. Кто-то спекулирует на этой теме, спорит, кто внес больший “вклад” в уничтожение Хатыни. Но зло не имеет национальности. Речь о том, что люди, которые участвовали в этих злодеяниях, делали свой выбор», – подчеркнул Премьер-министр. Он отметил, что в полицейском батальоне, который сжег Хатынь, были люди разных национальностей. «Но в основном это были в прошлом советские люди…»

Шеф Головченко в марте 2014 г., связывая трагедию Хатыни с действиями Украинской повстанческой армии, как раз таки спекулировал – то ли с подачи россиян, то ли самонадеянно опираясь на обрывочные сведения и ассоциации (118-й полицейский батальон в 1941 г. был сформирован в Киеве – значится, в нём служили боевики-бандеровцы?). А ведь и до весны 2014 г. настоящие историки хорошо знали, что батальон – одно, УПА – другое. Отсылаю хотя бы к работам Пера Андерса Рудлинга, которые ваш покорный слуга перевёл с английского на белорусский…

Вполне в духе разглагольствований «главнокомандующего» – недавние реляции заместителя начальника генштаба Вооружённых сил Беларуси, д-ра кукольных военных наук Николая Бузина. Не на политинформации с подчинёнными, а на международной научно-практической конференции в Минске 23.03.2021 выдал особо важную инфу:

Ну, то, что кое-где у нас порой «демократия» – страшное слово, идущее в одном строю с «исторической фальсификацией», понятно… Но всё-таки, была подрывная продукция или нет? Пара элементарных поисковых операций – и вуаля!

Во-первых, в США два года назад выпустили не монету, а монетовидную медаль (жетон)… И служащие генштаба, не владеющие английским, могли бы заметить, что номинал не обозначен.

Во-вторых, и это важнее, отчеканила «нумизматический шедевр» частная фирма Bradford Exchange; нет сведений о том, что она выполняла госзаказ.

В-третьих, из подписи под картинкой ясно, что речь идёт о первом выпуске. В дальнейшем, как следует из описания, фирма намеревалась выпустить продукцию, посвящённую вкладу в победу над нацизмом иных союзников – СССР, Канады, Австралии.

Есть неплохой принцип – не объяснять злым умыслом то, что может быть объяснено глупостью. С американской стороны не усматривается ни злого умысла, ни глупости, а вот со стороны замначгенштаба?.. Что думаете? 🙂

Любопытно, что sb.by повторила замолот о монете ещё в двух материалах: здесь и здесь. Видимо, «атака Бузина» рассматривалась в качестве прелюдии к феерическому ответу МИДа РБ посольству США (традиции П. П. Шарикова живут и процветают). Устыдился даже Виталий Макей, сын министра…

Кстати, заявление посольства США, ставшее поводом для эскалации конфликта, отнюдь не идеально: так, 25 марта было уже поздновато поздравлять «всех белорусов со 103-й годовщиной объявления Белорусской народной республики». Многие в курсе, что БНР была провозглашена 9 марта 1918 г. (см. Вторую уставную грамоту), а 25.03.1918 Рада БНР заявила о независимости. Но многие таки не знали: увы, среди них очутилась и уважаемая Тамара Эйдельман (см. kasparov.ru, 25.03.2021).

Взгляните на пока ещё недостроенный еврейский центр в Могилёве («деньги для Chabad Jewish Center of Mogilev собирают евреи по всему миру»)…

Минск, ул. Червякова. Февраль 2021 г.

А здесь аппликация, долго висевшая во дворе, где до ноября 2020 г. жил Роман Бондаренко. Найдите флажок 🙂

Вольф Рубинчик, г. Минск

29.03.2021

wrubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 29.03.2021  23:13

Уроки истории по Т. Эйдельман

«На реках вавилонских мы сидели и плакали»

В советской истории было как минимум 110 депортационных операций

update: 24-02-2021 (08:42)

Депортации существуют в истории человечества много веков. Откройте Библию — ассирийские правители любили перетасовывать завоеванные народы, отрывая их от родной земли, домов, воспоминаний, святилищ. Один из самых знаменитых библейских псалмов — «На реках вавилонских» — написан от лица изгнанников, евреев, насильственно переселенных в Вавилон, восклицавших: «Как нам петь песню Господню на земле чужой?»

За те тысячелетия, которые прошли после вавилонского плена, миллионы людей ели горький хлеб чужбины. Кто-то уходил в поисках лучшей жизни из деревни в ближайший, а может быть, в далекий город или пересекал океан, кто-то бежал от преследователей. Почти каждое столетие знает беженцев, покидавших родину против своей воли. Испанские евреи XV века и современные сирийцы, жители Руанды, спасавшиеся от геноцида, и немцы, сметенные с чешских или польских земель наступлением советской армии…

А еще были те, к кому пришли солдаты, кого вызвали в районный центр «праздновать день советской армии» [23 февраля 1944 г.], чьи сакли, хаты, дома, квартиры открывали ударом ноги и объявляли: «В 24 часа» или «В три дня», и разрешали взять только то, что можно унести в узле, — и грузили в вагоны для скота, и как скот отправляли в неизвестном направлении, чтобы высадить там на снег в лесу и цинично предложить «устраиваться».

Павел Полян — крупнейший специалист по депортациям в Советском Союзе — обнаружил в советской истории «как минимум 110 депортационных операций», которые ученый объединил в 47 «сквозных депортационных операций или кампаний», тут же оговорившись, что это число не окончательно.

Высылали казаков и кулаков, ученых на «философском пароходе», калмыков, корейцев, крымских татар, балкарцев, «истинно-православных христиан» и «Свидетелей Иеговы», и тех, кого осознанно расчеловечивали, приклеивая ярлыки — «бандитов и бандпособников» — читай, партизан, — «кулаков» — читай, работящих крестьян, — «антисоветские элементы» — читай, кого угодно.

Жертвами только внутренних депортаций стали, по подсчету Поляна, около 6 миллионов человек. Но жертвы ведь не только они. Солдаты, запихивавшие чеченцев и ингушей в эшелоны, разве не жертвы? И те, кто позволял спокойно собраться, и те, кто грабили оставленные дома. Как они жили потом? Просыпались ночью в поту или забыли эту «мелкую историю», незаметную на фоне великой победы советского народа в войне? Все равно ведь их сознание было искорежено, а уровень бесчеловечности, и так закаливающий в нашей стране, еще повысился.

А те, кого переселили на опустошенные земли, кто занял дома высланных? Соседи по деревне, поделившие имущество исчезнувших кулаков, очень быстро заплатили страшную цену, когда на них обрушился голод 1931-32 годов, жители центральной России, оказавшиеся волей государства на Северном Кавказе или в Крыму — и до сегодняшнего дня расхлебывающие последствия тогдашних депортаций и более поздних этнических и политических конфликтов?

Жители Сибири или Средней Азии, презрительно поглядывавшие на депортированных, бросавшие им в лицо: «фашисты», — мелочь на общем фоне, только в истории даже такие мелочи не проходят бесследно, и потом отражаются на детях и внуках тех, кто когда-то не умел проявить милосердия.

Мы все — жертвы тех бесчисленных депортаций. Те, кого высылали, и те, кто высылал, и те, кто делил чужие вещички, и те, кто просто смотрел. И преодолеть эту коллективную травму можно, как и любую травму — во-первых, сохранив о ней память, а во-вторых, построив сегодняшнюю жизнь так, чтобы ничего подобного больше не произошло. Начать жить так, чтобы невозможно было какую-то группу людей взять и отправить умирать на окраину империи.

* * *

«Привилегия, привилегия!»

Не надо было королю покушаться на права депутатов…

update: 14-03-2021 (07:56)

У английского короля Карла I Стюарта были очень плохие отношения с парламентом. Он все время пытался управлять сам и сам решать, какие налоги собирать — а парламент считал контроль над бюджетом своим важнейшим правом. В какой-то момент дело дошло до того, что Карл распустил парламент и довольно долго правил без него.

В эти годы граф Страффорд даже придумал, как обойти вопрос о налогах. За много веков до этого на побережье Англии собирали «корабельную подать», чтобы защищаться от нападений викингов. Где они были, те викинги? Где была та подать? Но ее ведь никто не отменял, значит, можно было возродить этот закон…

Но время шло, и ситуация изменилась. Карл I ухитрился поссориться со своей родной Шотландией, которой он пытался навязывать неприемлемые для многих шотландцев религиозные обряды. Началась настоящая война, а на войну нужны деньги, одной корабельной податью не отделаешься. В 1640 году королю, после 11-летнего перерыва, пришлось снова созвать парламент, и тот сразу же начал бороться с королем за власть и даже признал Страффорда изменником и добился его казни.

Особенно отличались пять депутатов, — Джон Гемпден, Артур Хазельриг, Дензил Холлис, Джон Пим и Уильям Строд. Король предполагал — и не без основания, — что они возбуждают против него остальных депутатов, и к тому же еще хотят лишить королеву ее титула за излишнее пристрастие к католической религии. Карл не сразу решился пойти против парламента. По легенде он начал действовать только после того, как королева закричала: «Иди, жалкий трус, и вытащи оттуда этих разбойников за уши — или ты больше никогда меня не увидишь».

Делать нечего, пришлось действовать. Карл сначала отправил посланника к лорд-мэру Сити, запретив тому отправлять своих людей для защиты депутатов. Затем он отправился в парламент, прихватив с собой четыреста солдат. Гемпден и его товарищи знали, что происходит, но явились в парламент и заняли свои места. Началось заседание — и тут пришло известие от французского посла — король приближается! Пятеро депутатов ушли из парламента, сели на ожидавшую их лодку и уплыли в Сити, обладавшее правом убежища.

Король вообще-то не имел права появляться на заседании парламента с вооруженными людьми. Это нарушало привилегию парламента. Большую часть своего отряда он оставил снаружи, но все-таки взял с собой 80 человек. В зал заседаний он вошел только со своим племянником, но двери были оставлены распахнутыми, чтобы все видели стоявших у входа людей с оружием в руках.

Карл снял шляпу, вошел и поздоровался с некоторыми членами парламента, но никто не отвечал ему. Приблизившись к спикеру, он вежливо попросил уступить ему место. Тот повиновался. Король начал выкликать по именам всех пятерых, но никто не отвечал. Он поинтересовался у спикера, где эти люди. Спикер хоть и стоял перед королем на коленях, но ответил, что палата Общин доверила ему председательствовать на заседаниях, и поэтому он, как защитник ее интересов, не может ничего сказать . «Ну что же, — проговорил Карл, — я и сам могу посмотреть». Он огляделся вокруг и со словами «Я вижу, что птички улетели» пошел к выходу. Депутаты проводили его криками: «Привилегия, привилегия!»

Король отправился в Сити и потребовал выдать депутатов. Ему отказали. Он поехал обратно во дворец и по пути увидел, как в Сити собираются толпы для защиты беглецов. На улицах строили баррикады, устанавливали пушки.

Через неделю король покинул Лондон, а пять депутатов торжественно вернулись на кораблике обратно в парламент в сопровождении множества украшенных лодок.

Вскоре началась гражданская война, в которой сложили головы как многие сторонники короля, так и его противники. Да и сам король через семь лет после описанных событий взошел на эшафот… Не надо было покушаться на права депутатов…

* * *

Герой? Предатель? Военный преступник?

Каждый своими путями приходит к осознанию того, где добро, а где зло

update: 21-03-2021 (17:50)

После Первой мировой войны в Германии был введен День народного траура, когда люди оплакивали многочисленных погибших. В Германии, как и в любой стране, прошедшей через страшную войну, это было важно для сотен тысяч семей.

Потом к власти пришли нацисты. В течение всех двадцатых годов они рассуждали о том, как Германию обидели и как теперь необходимо восстановить национальную гордость. «Веймарский синдром» — ощущение национального унижения в послевоенной Веймарской республике — был очень силен, и эти разговоры вызывали симпатию. Но, увы, рассуждения о национальном унижении быстро приводят к призывам к новой войне.

Первую мировую всё время вспоминали, но говорить о былых поражениях нацисты не хотели. Поэтому после их прихода к власти принципиально изменился характер Дня траура. Теперь это был День памяти о героях.

Маленький сдвиг в названии означал принципиальное изменение в отношении. Теперь полагалось скорбеть. Речь же шла о героях! Они погибли за Германию! Героев, отдавших свою жизнь ради интересов государства, не надо оплакивать, — очень характерная идея для любого режима, в котором человеческая жизнь мало что значит. Так появляются огромные бесчеловечные памятники и не менее бесчеловечные празднования, когда государство бряцает оружием, а для простых человеческих чувств места не остается. (Это я про Германию, если что.)

21 марта 1943 года — День памяти о героях — Гитлер проводил очень характерным образом. За полтора месяца до этого был ликвидирован Сталинградский котел, так что нужно было показать, что не все потеряно. Поэтому он явился на устроенную в Берлине выставку захваченного советского вооружения.

По выставке его должен был провести офицер барон Рудольф-Кристоф фон Герсдорф, который собирался убить Гитлера. В карманах его мундира были спрятаны взрывные устройства, он включил их, как только Гитлер вошел в музей. Они должны были сработать через 10 минут, и оба, — и Герсдорф, и Гитлер — погибли бы. Но Гитлер пронесся через музей, нигде не останавливаясь — и, не пробыв там десяти минут, уехал. Герсдорф ринулся в туалет и успел в последнюю минуту отключить часовой механизм.

Барон фон Герсдорф (1905-1980)

Высшие офицеры, участвовавшие в заговоре, быстро перевели Герсдорфа на фронт — и никто ничего не узнал. Мало того, когда многие из этих заговорщиков были арестованы в 1944 году после неудачного покушения Штауффенберга, никто не назвал Герсдорфа. Позже он попал в плен к американцам, анализировал для них немецкие военные операции во время войны, затем вернулся в Западную Германию и попытался в 50-е годы снова поступить на службу в армию.

А его не брали. К нему, как и к Штауффенбергу и к другим военным, пытавшимся свергнуть Гитлера, относились как к предателям. Каким бы ни был нацистский режим, а офицер не должен против него выступать… Ну что же — Герсдорф занялся благотворительностью и основал «Иоаннитскую помощь пострадавшим от несчастных случаев», связанную с протестантской ветвью древнего рыцарского ордена госпитальеров. К несчастью, через некоторое время ему самому понадобилась помощь, так как в 1967 году он пострадал во время верховой езды и последние двенадцать лет жизни был парализован.

К этому времени отношение и к Штауффенбергу, и к другим офицерам-заговорщикам начало меняться. Но зато теперь на них обрушились обвинения с другой стороны. Стали доказывать, что они не были убежденными антифашистами и честно служили Гитлеру, пока тот не начал проигрывать войну — а вот тогда, мол, они опомнились…

Сам Герсдорф в своих воспоминаниях утверждал, что на Восточном фронте он всеми силами противился исполнению преступных приказов, хотя это его утверждение сегодня оспаривают… Кто знает, может, сначала и не противился. Но мне-то кажется, что каждый из нас своими путями приходит к осознанию того, где добро, а где зло. У некоторых этот путь оказывается очень извилистым. Главное, чтобы он все-таки в конце концов повел в правильном направлении.

Тамара Эйдельман – заслуженный учитель России, историк

Источник: kasparov.ru

Опубликовано 23.03.2021  15:13

Т. Эйдельман. Кто в поле не воин?

11.12.2019

Обнаружила в книге Юваля Харари “Homo Deus” упоминание Аристидеша де Соуза Мендеша и решила почитать о нем побольше. И вот теперь сижу, читаю и думаю – почему мне не рассказывали о нем, когда я изучала историю Холокоста в Израиле? Почему ничего не говорили на конференции в Португалии, посвященной увековечению исторических событий (очевидно, как раз потому, что его деятельность очень поздно начали “увековечивать”).

Аристидеш де Соуза Мендеш был португальским дипломатом, происходившим из знатной португальской семьи. Он изучал юриспруденцию, потом стал дипломатом и служил в самых разных странах – от Занзибара и Бразилии до США и Бельгии. Надо сказать, что у него регулярно возникали проблемы – то после революции, упразднившей в 1910 году монархию, его подозревали во враждебности к республике, то на него жаловались, что он предлагал американцам, пытавшимся получить португальскую визу, сначала пожертвовать деньги в благотворительный фонд, помогавший сиротам, потерявшим родителей во время войны, то он затягивал выполнение распоряжений начальства. В общем, похоже, что Соуза Мендеш никогда не был просто винтиком государственной машины, но главное его непослушание было еще впереди.

В 1938 году его назначили генеральным консулом в Бордо, а через год началась Вторая мировая война и беженцы устремились в нейтральные страны. Диктатор Салазар, захвативший к тому времени власть в Португалии (что, кстати, очень порадовало Соуза Мендеша), хотел сохранить нейтралитет и боялся, что поток беженцев разрушит экономику его страны, поэтому уже 11 ноября 1939 года все португальские посольства получили Циркуляр N 14, предписывавший им выдавать визы лицам без гражданства, русским эмигрантам, обладателям Нансеновских паспортов и евреям только после получения разрешения в Лисcабоне. И Соуза Мендеш (и похоже, что не только он) тут же начал этот циркуляр нарушать. Уже 28 ноября он выдал визу австрийскому историку, профессору Арнольду Визницеру, жизнь которого была в опасности после аншлюса Австрии, а 1 марта 1940 – испанскому республиканцу Эдуардо Лапорте, жившему в изгнании во Франции.

После того, как 10 мая 1940 года немецкие войска вторглись во Францию, в Бордо хлынули тысячи беженцев. Теоретически Соуза Мендеш должен был запрашивать Лиссабон о каждом из них, но в июне 1940 консул познакомился с еврейским раввином Хаимом Цви Крюгером, спасавшимся от фашистов со своей семьей. Соуза Мендеш предложил ему визу, но тот заявил, что не может уехать, пока другие беженцы подвергаются опасности. После этого Соуза Мендеш несколько дней провел взаперти, лежа в постели и пытаясь понять, как же ему быть.

17 июня 1940 года, в тот день, когда маршал Петен обратился к немецкому командованию с просьбой о перемирии, консул появился на людях. Он был чисто выбрит, аккуратно одет и выглядел очень бодрым. Он заявил, что с сегодняшнего дня будет выдавать визы всем, “независимо от наличия гражданства, расы или религии”. Позже он объяснил своим родным, что услышал голос – и не знает, говорила ли с ним его совесть, или Бог, – но он намерен следовать его указаниям.

После этого, несмотря на протесты дочери и зятя, предупреждавших его о возможных последствиях, Соуза Мендеш начал оформлять документы для всех. Для максимального ускорения бюрократического процесса он разделил обязанности между собой, своей женой, двумя сыновьями, своим секретарем, раввином Крюгером и еще несколькими беженцами. В течение нескольких дней они беспрерывно выписывали и штамповали визы. Все это время консульство в дикую жару осаждали толпы жаждущих. Все это время он отправлял в Лиссабон телеграммы, вроде бы как запрашивая разрешения на свою деятельность, а на самом деле просто оттягивая неизбежный момент своей отставки.

Мы не знаем точно, сколько виз выдали Соуза Мендеш и его помощники. Распространенно мнение, что они спасли 30 тысяч человек. В таком случае его действия по праву называют самой крупной гуманитарной операцией во время Холокоста. Надо отметить, впрочем, что визы давали далеко не только евреям, а всем, кто нуждался в помощи. Среди тех, кто получил визы, был, например, Отто фон Габсбург, приговоренный в Австрии к смертной казни, французский адвокат и сторонник де Голля Анри Торрес, Сальвадор и Гала Дали и многие другие.

Есть историки, которые считают, что количество выданных в Бордо виз сильно преувеличено, и Соуза Мендеш физически не мог выписать больше нескольких сотен. Но мы знаем, что он создал еще второй “конвейер” по выдаче виз в Байонне, распорядился выписывать визы в Тулузе.

Через несколько дней на юг Франции прибыл португальский посол в Испании, который тут же сообщил в Лиссабон, что консул, по его мнению, сошел с ума и творит невероятные вещи. Португальское правительство аннулировало выданные Соуза Мендешем визы, Испания приказала не пропускать людей, получивших документы в Бордо, но к этому моменту многие люди уже успели перейти границу. Последнюю группу перевел сам Соуза Мендеш, который довел их до того пограничного пункта, где не было телефона и куда еще не успел прийти приказ.

После этого Соуза Мендеш был вызван в Португалию, где сразу было начато расследование. Его уволили со службы (хотя позже и выплачивали зарплату), и вся семья оказалась практически в изоляции и какое-то время даже ходила обедать в столовую для еврейских беженцев в Лиссабоне. Соуза Мендеш умер в 1954 году, отягощенный долгами и по-прежнему осуждаемый правительством, хотя он потратил много сил, пытаясь доказать, что его действия были на пользу не только беженцам, но и Португалии.

Сегодня Аристидеш де Соуза Мендеш, конечно же, признан в Израиле Праведником мира, потомки создали фонд его памяти, в его честь названа площадь в Вене (а также улица в Тель-Авиве и площадь в Иерусалиме – belisrael), о нем снят фильм, ему посвящена оратория, и его имя носит один из самолетов компании Air Portugal. Он явно не был святым, подчас вел себя странно, впадал в истерику (а как не впасть в таких обстоятельствах?), его беременная любовница являлась в консульство (где находилась жена Мендеша, мать его 14 детей) и устраивала скандал. В последние годы жизни его дети практически порвали с ним отношения. Но имеет ли это какое-то значение?

Аристидеш де Соуза Мендеш ни разу не выразил сожаления о том, что он сделал, несмотря на все обрушившиеся на него несчастья и проблемы.

К чему весь этот рассказ? Ну, во-первых, просто потому, что хорошо, если как можно больше людей будут знать эту историю. А во-вторых, это очередная иллюстрация мысли о том, как много может сделать один человек даже в самой ужасающей и бесчеловечной ситуации. А за одним человеком идут другие, готовые помочь, и вот уже работают “конвейеры” в Бордо и Байонне, и визы выдаются, выдаются, выдаются…

Стоит почаще вспоминать об этом, когда в голову приходят мысли вроде: “Ну а что я могу сделать? Плетью обуха не перешибешь… От меня ничего не зависит…” На самом-то деле от каждого из нас зависит очень много.

Тамара Эйдельман

Facebook (взято с kasparov.ru)

* * *

Подробный рассказ о португальском праведнике читайте здесь. Там и ряд иллюстраций.

Опубликовано 12.12.2019  16:13