Tag Archives: солидарность

Враньё никогда не станет правдой

02-10-2022 (21:58

Ивар Калныньш: К распаду СССР я и мои друзья отнеслись с некоторой иронией

update: 03-10-2022 (12:42)

Многие представители творческого цеха, преуспевшие во времена “развитого социализма”, оценивают действия Путина как возвращение к светлому прошлому, намеренно не замечая, а иногда и поддерживая вопиющие “перегибы” нынешней российской внутренней и внешней политики. Поэтому среди оценок недавнего инстаграм-манифеста Аллы Пугачевой даже появлялось мнение, что чуть ли не сам Советский Союз в лице Примадонны отмежевался от кремлевского курса. Ивара Калныньша, конечно же, с Советским Союзом отождествлять не стоит, но он в какой-то мере был одним из его символов, секс-символом “первого в мире социалистического государства” и героем-любовником союзного масштаба. Конечно, на экране. Что думает он о своем прошлом, о стране, которой бредит российская пропаганда, и о стране-наследнице, популярнейший актер согласился рассказать читателям сайта Каспаров.Ru.

— Ивар, как получилось, что вы не были ни пионером, ни комсомольцем?

— Не потому, что я какой-то “анти”. Пионером я не стал, потому что мой дядя сидел в Воркуте. Ему дали двадцать лет. И мама сказала: “Пока мой брат в Воркуте, вы с братом не будете пионерами”. Я в школе поднял руку, и со мной еще несколько одноклассников, и мы сказали: “Можно, мы не будем пионерами?” Комсомольцем я не стал, потому что учился в вечерней школе, все, кто там учился, были в комсомольской ячейке по месту работы. В вечерней школе ее попросту не было, так что никто особенно не пытался затянуть меня в ряды комсомольцев, а сам я, конечно, не стремился.

— Дядя вам рассказывал о Воркуте?

— Да, конечно. Он отсидел одиннадцать лет, с криминалитетом, как политзек. Фактически ни за что. А при Хрущеве ему сказали: “Нет состава преступления, поезжай домой”. После возвращения он прожил всего пять лет. Никто и никогда даже не извинился перед ним.

Но я знаю не только историю дяди, у меня и другие родственники были репрессированы. Еще до войны, в 1941 году членов моей семьи депортировали из Латвии. 14 июня эшелоны с местными жителями уходили из Риги на восток. Женщин и мужчин высылали отдельно. Мужчины почти все пропали. Женщин с детьми везли в вагонах для скота до Красноярска. Они еще не успели добраться до конечной точки высылки, когда началась война. Потом их сплавляли по Енисею вниз, где Дудинка, моя жена там родилась — поселок Усть-Порт, Таймырский район.

Только при Хрущеве смогли вернуться в Латвию те, кто захотел. Конечно, там образовались какие-то семьи, какие-то отношения, и кто-то навсегда остался оторванным от родины. Очень много подобных историй.

— Насколько популярный советский фильм “Долгая дорога в дюнах”, в котором затрагивается история депортации латышей, соответствует реальным событиям?

— Настолько, насколько это соответствовало советской идеологии. Давайте понимать, что автором сценария сериала является бывший первый секретарь Юрмальского горкома партии, откомандированный в Латвию из Украины, которому помогал профессиональный сценарист из Молдовы. Местному “кадру” никто бы этого не доверил.

— Ваша мама и представители ее поколения как воспринимали свою советскую реальность?

— Мои родители родились в начале века. Мама — в 1910-м, а в 1982-м ушла. Она воспринимала это как недоразумение. Однажды увидела в моем учебнике фотографию, где толпа людей, стоящая на рельсах, сфотографирована рядом с заводом ВЭФ, а над ними плакат на латышском языке: “Просим присоединить нас к Советскому Союзу”. И мама говорит: “Я тоже в этой толпе стою”.

Она только приехала в город из деревни и работала на заводе. И вот в 1940 году, когда вошли советские танки, к ним в цех ворвалось несколько вооруженных людей. Кто-то из них выстрелил в потолок, другой вырубил рубильник, и всех из помещения выгнали на улицу. Пока женщины не поняли, что происходит, два “освободителя” подняли этот плакат, а третий все это “единодушие” сфотографировал, после чего скомандовал: “Марш обратно к станкам”. И таким образом создавалась легенда о добровольном присоединении балтийских стран.

Уже тогда вся эта государственная конструкция была основана на вранье — вранье и еще раз вранье — а также на жестокости и запугивании.

— Когда вы решили стать актером, то мечтали о всесоюзной славе или хотели работать в театре, для латышского зрителя?

— Конечно, я, как и все молодые актеры, мечтал о кино. До того, как поступить на театральный факультет консерватории, я учился в студии молодого актера при Рижской киностудии. Многие из этой студии снимались в кино. Не было другой страны, других возможностей, поэтому да, советское кино выглядело очень привлекательным. Иногда я слышу, что якобы поддерживал власть своим талантом, но это не так, я с нею сотрудничал ровно в том объеме, чтобы иметь возможность заниматься любимым делом.

— Вы все-таки чувствовали себя немножко иностранцем?

— Мы все знали, что западный мир не признавал эту территорию как Советский Союз. После 1945 года в Вашингтоне продолжало работать Латвийское посольство, где даже можно было получить латвийское гражданство. И на дипломатических приемах советские дипломаты всегда смотрели на своих “балтийских коллег”, мягко говоря, с недоумением. Мы так и чувствовали себя — своего рода включением в инородное тело.

— То есть вы, как латыш, всегда понимали, что находитесь в вынужденной ситуации, это не было естественным для вас?

— Нет, поэтому наших артистов часто приглашали на роли противников. Я как-то сидел в одной гримерке с артистом старшего поколения, Валентином Скулме, мы вместе снимались в картине “Театр”. И он сказал мне, что в немецкой армии прошёл все звания — от рядового до генерала. В кино, конечно. Мне повезло, я моложе, и мне доставались роли в основном советских людей. Даже доверяли ментов сыграть. (Улыбается.)

Так вот, во время войны Валентин Скулме попал в батальон, сформированный в немецкой армии. Добровольно-принудительно. То есть тех латышей, кто не хотел вступать в этот батальон, расстреляли, и другие захотели. Рабы и пушечное мясо нужны всем тоталитарным режимам. Мой старший коллега попал в эту армию, а где-то на территории Германии — в плен к американцам. Потом находился в лагере во Франции, вернулся очень худой, таким и остался навсегда. Ему грозила Сибирь, но в театре тогда был директором участник гражданской войны в Испании, боровшийся против Франко, и он практически спас своего актера.

— Как человек, пользовавшийся всесоюзной славой и всенародной любовью, какие вы имели преимущества?

— Много работы. (Смеется.) Как правило, я отказывался от ролей в кино именно потому, что был очень занят. Но на зарплату, например, в театре, это никак не влияло. Два у тебя спектакля в месяц или 42, как было у меня однажды, ты все равно имеешь свой оклад.

Кино — это, конечно, дополнительный заработок, но ставки в нем тоже были более чем скромными. Минимальная ставка — 6,50 руб. за съемочный день, потом — 12,50, 16,50, 22 руб., 42 и 56 — это у народных артистов СССР. Мы с коллегами делали небольшие эстрадные программы, с которыми выступали буквально на любых площадках, если за это платили.

А что касается преимуществ нематериального характера, если не было билетов на самолет, я, зная, где экипаж пьет кофе, мог туда подойти и попросить взять меня на борт. Несколько раз летал так в кабине вместе с пилотами.

— Давайте поговорим о заграничных полетах. Вы помните свой первый выезд за пределы СССР?

— Да, мои первые “заграницы” — это Куба и Румыния. Вернее, Куба оказалась запасным направлением. Мне однажды позвонили и спросили: “Куда вам отправить сценарий? Съемки будут проходить в Африке”. — “Не присылайте сценарий, я согласен”, — сказал я.

Нам очень хотелось куда-то вырваться. Потом Африку поменяли на Кубу, я, конечно, согласился на все, полетел и сыграл эпизод. Пять лет назад я специально поехал с семьей посмотреть, как эта Куба выглядит сейчас. Ну да, есть разница в моих впечатлениях, потому что я был там впервые в 1983 году.

В Румынии тоже были съемки. Суточные — два с половиной доллара, люди еще умудрились какие-то сувениры своим родным купить. Это было унизительно, еще и приходилось отвечать на вопрос ответственного товарища о своей моральной устойчивости.

— Как вы восприняли развал Советского Союза?

— Эта экономическая система должна была развалиться. В моем кругу все были в этом уверены, моя мама была в этом уверена, и даже моя бабушка была в этом уверена. Понятно, им приходилось быть осторожными, поэтому бабушка говорила мне: “Слушай, что я говорю, но учись хорошо”.

К распаду СССР я и мои друзья отнеслись с некоторой иронией, а большинство латышских коммунистов по собственной инициативе и с энтузиазмом отказались от своих партбилетов и даже запретили свою партию. Никто не переживал, не огорчался.

Мне сейчас очень трудно объяснить детям, что значит жить за железным занавесом, я хочу показать им мир и подарить то, что мне родители не могли подарить. Поэтому мои дети побывали почти на всех континентах и знают, что в разных странах “мама” говорят по-разному.

— Ваши дети смотрят фильмы с вашим участием?

— У меня до недавнего времени не было что им показывать. Во время пандемии я посмотрел CD со своими фильмами, которые приобрел на Горбушке и на Брайтоне. Пришел к выводу, что большинство можно аккуратненько собрать, упаковать и выбросить. Моим детям даже смешно это показывать. Конечно, есть исключения, которые им действительно стоило бы посмотреть.

— Недавно в Риге был демонтирован “Памятник воинам Советской Армии — освободителям Советской Латвии и Риги от немецко-фашистских захватчиков”. Это стало каким-то резонансным событием внутри латвийского общества?

— В Риге есть Памятник Свободы, установленный в 1935 году. Это прекрасное произведение искусства, средства на установку которого собирали на улицах, люди с желанием жертвовали деньги. При установке памятника, о котором вы говорите, тоже пытались имитировать народное воодушевление, поэтому придумали удержать со всех работающих однодневную зарплату.

Разница и отношение к двум памятникам очевидны. На мой взгляд, это не та тема, которая заслуживает массового обсуждения. Латыши сами построили и сами снесли. Идеологическая ценность памятника всегда была сомнительной. Как и художественная, потому что, по сути, это пример творческого плагиата. Такой же монумент, только в нем пять звезд и спираль по-другому расположена, есть на въезде в Севастополь со стороны Балаклавы.

— Я слышала, что этот памятник местные жители называли “памятником оккупации”.

— По сути, советская армия дважды оккупировала Латвию — в 1940-м и в 1944-м, и эта оккупация мало чем отличалась от немецкой. Там, где было в Риге Гестапо, устроили КГБ. В том же здании. Сейчас там музей. А там, где был демонтированный монумент, будет какая-то спортивная площадка или что-то символичное. А после прихода Советской армии в конце Второй мировой на этом месте демонстративно были повешены представители немецкого командования.

У этой локации непростая история. Название парка, в котором был установлен упомянутый памятник, “Парк Победы”, не имеет отношения к советскому оружию. Парк назвали в 1925 году в честь победы армии Латвийской республики, провозглашенной в 1918 году, над российской западной добровольческой армией под командованием генерала Бермондта. Так что рано или поздно установленный в парке советский памятник убрали бы, но война в Украине ускорила этот процесс.

— Вы, как уроженец Балтии, разделяли русских и украинцев? Или вам они казались одним народом, на чем настаивает российская пропаганда?

— Я эту разницу всегда чувствовал. Это разные люди, с разным историческим бэкграундом, с разным менталитетом. Это разные славяне, включая поляков, белорусов, чехов, словаков, с которыми я имел счастье и работать, и встречаться. Я много снимался в Украине — и на студии Довженко, и на Одесской киностудии. И вообще много ездил по Советскому Союзу, так что никогда бы не поставил знак равенства между представителями разных народов, живущих в такой огромной стране. Я думаю, что самое неуважительное — отрицать существование украинцев, утверждать, что нет такого народа. Это уровень тех самых шариковых, которые воспроизводились советской системой несколько поколений.

— А как вы считаете, чем вызвана оголтелая нелюбовь к украинцам в российском сообществе даже на бытовом уровне?

— Мне это непонятно. Я думаю, и представитель так называемого глубинного народа не сможет это объяснить. Есть группа людей, которая устроила этот массовый психоз, которая занимается демагогией и пропагандой. Они врут, и сами поверили в свое вранье, если даже не поверили, то хотят доказать, что они же правду говорят. Но все-таки вранье никогда не станет правдой, неважно, сколько раз его повторяешь. Говно есть говно, шоколадом никогда не станет, и не важно, в какой упаковке.

— Изменилось ли ваше отношение к россиянам после 24 февраля?

— Это для меня было шоком. К каким-то знакомым мне россиянам изменилось отношение однозначно. Чтобы не разочаровываться, я не звоню никому. О некоторых просто забыл. Общаюсь только с теми, кто сам мне звонит и с кем у нас совпадают взгляды на происходящее.

— А как вы оцениваете последние события?

— Немцы, отступая из Латвии, отлавливали молодых мужчин на улицах. Мой папа просто ускользнул. Ресурсы Германии заканчивались, собирали хоть сколько-то трудоспособных, которыми надо было просто дырки затыкать. Насильно вывозили. И для меня новый виток этой войны — это отступление Путина. Поэтому я не думаю, что российская армия двинется на страны Балтии, как предрекают многие политологи. По-моему, 1940 год не повторится. Путина уже никто не боится, и вранье уже не работает. Надо Оруэлла читать.

Глория Гриффон

Источник

Опубликовано 03.10.2022  22:03

Империя должна озвереть

Империя должна озвереть

«Военная операция» как кейс практического применения имперской идеологии

Андрей Колесниковспециально для «НО»
.

Ещё несколько лет назад, даже несмотря на взятие Крыма, многим наблюдателям казалось: режим Путина настолько коррумпирован, что его интересуют исключительно деньги и никакой идеологии у баснословно богатых «верхних людей» нет. Дети и внуки за границей, активы — там же, а потому все эти игры в «скрепы» и «вставания с колен» — исключительно для внутреннего употребления, чтобы народ держать в консолидированном вокруг вождя состоянии.

Однако начало «специальной военной операции» оказалось настолько иррациональным и самоубийственным актом, что ничем иным, кроме идеологических фанаберий, объяснить его невозможно.

Это не клиническое безумие. Это — клиническая идеология.

Иллюстрация: «НО»

Иллюстрация: «НО»

Битвы на полях антиутопии

«Спецоперация» — это и активная идеологическая операция, практическое применение фактически сложившейся и даже закреплённой в Конституции в виде «традиционных ценностей» государственной идеологии. Собственно, зафиксированный в 2020 году отказ от ротации высшей власти в России (обнуление президентских сроков) — не просто политический или технический инструмент её сохранения, но и идеологический. Просто потому, что возможность ротации власти — основа любой либеральной и демократической идеологии. Несменяемость власти, возведённая в принцип, — это категория идеологии ультраконсервативной и сознательно архаичной.

Вымышленный «Русский мир» — империалистическая антиутопия, в которую Путин поселил российскую нацию.

В этой идеологии есть и некоторые фундаментальные сюжеты, и специфически постсоветские. Например, фактический — и очень давний — отказ руководства России считать суверенитет Украины чем-то полноценным. Но и эти специфические особенности — следствия не только и не столько политических зигзагов авторитарного режима, сколько фундаментальных идеологем и мировоззренческих подходов. А именно,

  • во‑первых, имперского мышления и,
  • во‑вторых, восприятия постсоветских территорий (да и мира в целом) как сфер влияния и интересов.

Во многом это личная идеология первого лица государства — как минимум в том, что касается своеобразной трактовки им советской истории, где Ленин с Хрущёвым неправильно поделили границы, а Путин их поправил. И собственно, историческая миссия сегодняшнего президента России — правильным образом перечертить карту мира в границах того, что он и его идеологи называют «исторической Россией».

В терминах Путина — «возвратить и укрепить» утраченные территории империи: именно так он определил миссию Петра Великого, не столько модернизатора, сколько императора и собирателя земель.

Путин видит себя в истории вторым Петром. Историческая справедливость восстанавливается силой русского оружия, которое заряжено ещё и идеологической энергией.

Фото: Игорь Евдокимов / Коммерсантъ

Фото: Игорь Евдокимов / Коммерсантъ

Поскольку в идеологии российского государства больше нет марксизма-ленинизма, его место занимают так называемые традиционные ценности (ещё недавно их называли «духовными скрепами») и славная мифологизированная — или, как выражается Путин, «тысячелетняя» — история России. Историческая политика тоже обретает прикладной политический смысл, становится инструментом управления страной.

Внутри этой политики существуют свои стандартные нарративы, казалось бы, забытые, но теперь извлекаемые из идеологического арсенала ещё сталинского времени.

Например, нарратив «освобождения», согласно которому, как часто повторял до «специальной военной операции» пресс-секретарь президента, Россия никогда ни на кого не нападала — она осуществляла и осуществляет исключительно освободительные миссии. Логика очень похожа на несколько широко известных сталинских кейсов:

  • освобождение «единокровных братьев» западных украинцев и белорусов в 1940-м;
  • освобождение финского рабочего класса от плохого финского правительства с организацией провокации для оправдания вторжения в Финляндию и с заключением договора о дружбе с искусственно созданным «правительством» Отто Куусинена в 1939-м.

В то время СССР всерьёз полагал, что советское вторжение будет с восторгом воспринято рабочим классом Финляндии: братья Покрасс вместе с поэтом Д’Актилем быстро соорудили песню «Принимай нас, Суоми-красавица». Заключение договора с кабинетом «Финляндской демократической республики» (аналог нынешних «ЛНР», «ДНР» и прочих НР) сопровождалось следующим риторическим обоснованием, которое отзовётся в далёком будущем:

«Теперь, когда героической борьбой финляндского народа и усилиями Красной армии СССР ликвидируется опаснейший очаг войны, созданный у границ Советского Союза прежней плутократической властью в Финляндии в угоду империалистическим державам…»

Произошло же совершенно обратное: финны встали на защиту своей страны, невзирая на классовую принадлежность и гнёт «плутократической власти».

Спустя десятилетия та же история почти буквально повторилась в Украине.

Идеологема фактического раздела сфер влияния между большими игроками при игнорировании интересов «малых стран» — тоже оттуда, из 1939-го. В этой идеологической логике Украина — сфера влияния России. А концепция Путина — украинцы и россияне как один народ — предполагала, что у Украины в том виде, в каком она сложилась, нет права на субъектность и суверенитет.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Мнимая «денацификация» обернулась фактической деукраинизацией на основе имперского нарратива.

Идея империи, подкреплённая идеологемой «Русского мира», отчасти совпадающего с «канонической территорией православной церкви», из умозрительной конструкции превратилась в практический инструмент ещё со времён квазилегальной инкорпорации Крыма в состав России. И конечно, имплементация идеи империи неизменно предполагает наличие внутренних и внешних врагов, которых надо подавлять:

  • на внутреннем фронте — как, по определению Путина, «национал-предателей» и «пятую колонну»,
  • на внешнем — как супостатов, которые намерены на нас напасть, после чего у нас не остаётся иного выбора, как атаковать первыми, чтобы «освободить» своих братьев от чуждого им гнёта.

Поскольку в российском массовом обыденном сознании справедливость навсегда связана с победой над нацизмом, а враг у ворот — это обязательно НАТО и США, на выходе получается:

  • Запад «руками славян», то есть украинцев, формирует АнтиРоссию и пытается уничтожить Российскую Федерацию.
  • При этом «славяне» — все как один неонацисты, поэтому корректным считается оценивать «спецоперацию» как своего рода продолжение Великой Отечественной войны.
Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

История — едва ли не главное поле битвы Путина с Западом, атаковавшим Россию. Угрозы, исходящие оттуда, носят культурный и исторический характер.

Поэтому история, культура, информация и образование — поле битвы с Западом.

А разные придворные «исторические общества», Министерство культуры, Роскомнадзор, Министерство науки и Министерство просвещения, не говоря уже о Московском патриархате РПЦ, — в полном смысле слова силовые ведомства, чья задача — купировать угрозы и повергать внутренних и внешних врагов в сферах своей ответственности. Об этом, например, незадолго до «военной операции», получая награду от Путина, прямо сказал митрополит Иларион: «В последние годы мы всё больше ощущаем себя неким подобием оборонного ведомства, потому что нам приходится оборонять священные рубежи нашей церкви».

 

Ярмарка угроз

Широкая распродажа оптом и в розницу разнообразных угроз — важнейший элемент идеологической техники, вершина которой — тезис о том, что у Путина «не было другого выхода», как начать упреждающую нападение врага «операцию» против «неонацистов».

Постоянная западная/американская угроза является одним из элементов российской идеологии и пропаганды, направленной на внутреннюю аудиторию. Конечно, в периоды конфронтации с Западом акцент на этом усиливается. В периоды либерализации (эпохи Горбачёва и Ельцина; в некоторой степени — время президентства Медведева) он ослабевает.

Продажа угроз населению позволяет убедить людей в правильности антизападной и изоляционистской политики Кремля.

Кроме того, во внутренней управленческой иерархии структуры, отвечающие за ликвидацию угроз, продают их высшему руководству, чтобы получить больше бюджетных денег для своих органов (механика описана в работах Симона Кордонского).

В условиях политического режима, предполагающего тотальное присутствие государства в политике, экономике и культуре, общество становится колонией государства. Государство не просто навязывает обществу идеи и мнения, оно формирует официальный дискурс, которого следует придерживаться. Если, например, государственные органы запрещают использование слов «война», «нападение», «вторжение» и применяют санкции за их использование, предписывая пользоваться исключительно термином «военная операция», — это не просто авторитарно навязываемый идеологический диалект, а предписание, свойственное тоталитарной системе.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Государственная идеология транслируется и правоохранительной системой. Симптоматичен в этом смысле суд по запрету деятельности «Мемориала»*. Главная организация российского гражданского общества была обвинена прокурором в том, что она «создаёт лживый образ СССР как террористического государства». Аргументация не правовая, а публицистическая и идеологическая. «Почему вместо гордости за страну, освободившую мир от фашизма, нам предлагают каяться за своё, как оказалось, беспросветное прошлое? Потому что за это кто-то платит, — заявил прокурор. — Организация, претендующая на звание совести нации, почему-то не хочет в каждой своей публикации напоминать, кем они проплачены».

В доставке идеологем внутренней аудитории важен ещё и пафос — ультраконсервативная идеология всегда очень торжественная. И запальчивая. А ещё она должна быть крикливо базарной и шумной — децибелы имеют значение.

Поэтому идеологическая обработка населения политическими ток-шоу на государственном телевидении ведётся на повышенных тонах, с обидой и возмущением, с высоким градусом враждебности ко всему вокруг.

 

Простое, как мычание

Идеология во внешних своих проявлениях не может быть сложной — она должна быть поучительной, как притча; простой, как лозунг; сводимой к знаку, у которого нет даже вербального наполнения и объяснения, но есть всем понятный эмоциональный смысл: национальное коллективное бессознательное было редуцировано до знака Z и приравнивания Победы 1945 года к неизбежной «победе»-2022 над тем же «нацизмом».

Военизированная традиционалистская идеология почвы, крови и милитаристского порыва — это архаика в современном мире. Это попытка возродить фундаменталистскую идентичность на основе реанимированных, упрощённых, зачастую выдуманных «скреп» взамен посттрадиционалистской идентичности современного универсалистского демократического и рыночного общества, для которого «героика» неспровоцированных боевых действий — архаическая дикость.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Российское общество после 24 февраля добровольно отказалось что-либо знать, отгородившись от мира буквой Z, как крестом.

Культ Победы в этой идеологии превращается в культ войны как таковой.

Этому режиму важно, чтобы постулаты его идеологии, искренне или имитационно, поддерживали все. Это и есть феномен подчинения обывателей политическим правилам игры в тоталитарном государстве — Gleichschaltung, явление, известное не только в Германии начиная с 1930-х годов, но происходящее именно оттуда и именно из того времени.

Рента, вотчина, ресурс

У путинской идеологии полностью отсутствует позитивное содержание. У неё нет положительной цели, образа желаемого будущего. Вся идентичность основана на чём-то негативном, потому и милитаризм оказывается её важной составляющей. Героизируются убийства и насилия, персонажи, не имеющие имён, обладатели кличек — например, Моторола.

Основными институтами, заслуживающими доверия, становятся структуры насилия — армия и ФСБ. Все это освящается официальной Русской православной церковью. ФСБ и РПЦ сливаются в «симфонии».

Имперская идеология напрямую вытекает из рентной (зависимость доходов госбюджета от нефти и газа) и вотчинной (у кого власть — у того и собственность) природы государства-колонизатора. И навязывается она в обстоятельствах тотальной зависимости от государства огромных слоёв населения. Всё для государства, ничего вне государства, всё под государством, то есть под конт­ролем групп, это государство представляющих (именно групп, а не институтов — например, парламента). Для формирования такой модели есть исторические основания. Собственность в России всегда скорее выдавалась государством, чем создавалась снизу без его участия. На это кто только не обращал внимания — от Василия Розанова («В России вся собственность выросла из «выпросил» или «подарил» или кого-нибудь «обобрал») до Ричарда Пайпса («право суверенитета и право собственности сливаются до такой степени, что делаются неотличимы друг от друга»).

Историческая обусловленность политэкономической природы сложившегося в России режима хорошо показана Александром Эткиндом в его работе «Внутренняя колонизация. Имперский опыт России». Обладатели главного ресурса становятся одновременно и управляющей группой. Доход и ренту, которую они делят между собой, приносит транспортировка ресурса (пушнины когда-то, нефти и газа — сейчас), поэтому необходимо обеспечить её безопасность. Безопасность транспортировки приравнивается к безопасности группы-ресурсообладателя, а значит, и к безопасности государства. «Те, кто обеспечивает безопасность собственников, склонны захватывать контроль над их собственностью… — описывает Эткинд природу торговли пушниной XVI–XVII веков, — …группа, торгующая ресурсом, и группа, которая защищает государство, сливаются до неразличимости».

Торжество тоталитарного нарциссизма

Сочетание страха и самодовольства рождает невиданную по силе агрессию и поразительные для современного мира массовую слепоту и глухоту.

Те, кто поддерживает «спецоперацию» и её идеологию, уже готовы не просто соблюдать запреты, а следовать вышестоящим указаниям, образцам поведения, предписанным властями. Воспитатели и учителя, выкладывающие из детских тел букву Z, — внятный пример такого тоталитарного поведения.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Согласно канону теории тоталитаризма, отличие авторитаризма от тоталитарного правления в том, что авторитарные правители лишь запрещают что-то делать, а тоталитаристы — обязывают. Даже в сегодняшней России такой абсолютной тотальности нет, поэтому назовём режим зрелого Путина гибридным тоталитаризмом, или неототалитаризмом.

Первоначальная демобилизация масс в первые два срока правления Путина (вы не вмешиваетесь в наши дела, а мы правим и пилим деньги, как хотим, и кормим вас крохами от нефтяного пирога) сменилась едва ли не обязательной — по крайней мере, для зависящих от государства слоёв населения — мобилизацией. (Социолог Лев Гудков называет это явление «возвратным тоталитаризмом».) В таких системах, отмечает социолог Александр Согомонов, «политическое общество поглощает гражданское, вплоть до его полного запрета», включая политическую индоктринацию детей и контроль за всеми молодёжными движениями.

Существованию России угрожает не Запад, а методично работавший в течение долгих лет механизм воспитания в россиянах групповой нарциссической идентичности, в том числе, по выражению философа Александра Рубцова, «массового самолюбования в зеркале великой истории» и «нарциссического гнева» по отношению ко всему остальному миру.

Это режим негативного консенсуса, где нет ничего позитивного, в том числе позитивной программы — трудно считать таковой военную «операцию» на территории соседней суверенной страны. Негативная идентичность — весь мир против нас, мы занимаем оборону методом атаки. Мы не такие, как все: там, на Западе, ЛГБТ и бездушная западная цивилизация, а здесь — высокая духовность и традиционные ценности.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

В сущности, то, что произошло, — это пиковая точка развала советской империи.

Распад не закончился в декабре 1991 года, а только начался. Пройдя через несколько стадий, драма бывшей империи разыгралась в самом её сердце — в Украине. Неслучайно, когда распад только начинался, многие говорили о том, что без Украины империя — не империя, СССР — не СССР.

Величайшая геополитическая катастрофа произошла не 25 декабря 1991 года, когда флаг Советского Союза был снят с флагштока в Кремле, а 24 февраля 2022-го. Имперская идеология, сначала дремавшая и казавшаяся безнадёжно отсталой, была разбужена, поднята с колен в марте 2014-го с присоединением Крыма и развернулась в полный исполинский рост ещё восемь лет спустя.

Её практическое применение привело к жестокой бойне, гибели людей, разрушению инфраструктуры, в том числе имперской, в городах с большой советской биографией, и невиданной в истории волне беженцев и вынужденных переселенцев. Империя пожрала самоё себя. Мы присутствуем при кульминации катастрофы распада империи. Агонизируя, она пытается нанести последний страшный удар миру.

* Старейшая правозащитная организация «Международный Мемориал» ликвидирована в России по решению суда. Ранее «Мемориал» был включен в реестр «иноагентов».

Источник

Опубликовано 17.09.2022  02:18

Хроники арканарской грызни

Хроники арканарской грызни

Международные отношения дошли до низшей точки. Есть ли у мира шанс на будущее без сплошной тьмы?

Кирилл Фокинспециально для «Новой»

Глобальный порядок вошёл в турбулентность. Происходит не «революция», а скорее коррекция, правда, стремительная и экстремальная — похожая на аварийный ремонт в штормовую погоду. Если анализировать краткосрочную перспективу, фокусируясь на текущих событиях и эффекте от них, то картина будущего выходит печальная. Но если «заглянуть за дальний горизонт», опираясь не на новости, а на общую логику развития международных институтов, то, возможно, ещё не всё пропало. Возвращение к дипломатии и правилам неминуемо произойдёт, причём за счёт сил, которые раньше казались злыми призраками страшных перемен. Странными образом они помогут нам выйти из зоны конфликтов — но сперва в эту зону придётся погрузиться с головой.

Фото: Петр Саруханов

Фото: Петр Саруханов

Институты и правила миропорядка

Говорить о политике и обществе в формате «институтов», а не горячего событийного ряда, — задача непростая. Ускорение времени как глобально (развитие технологий), так и локально (с 24.02.22) делает её сегодня сложной вдвойне. Обсуждение политики стало обсуждением даже не политиков, а личностей или, точнее, представлений о личностях. Океан информации сносит границы между уровнями разговора, уравновешивая анализ с маргинальным безумием.

Убийство публичной дискуссии и экспертизы (в гуманитарной сфере) привело к чудовищному дисбалансу. Все предпочитают действия, события, оценки, прогнозы. «Длинные» институциональные факторы, связанные с основами политических систем, с глобальной конфигурацией, с инерцией социальных структур — игнорируются. На уровне теории это приводит к импотенции в попытках сформулировать хоть какой-то «образ будущего». На практическом уровне — к катастрофической недооценке последствий принимаемых решений.

Уже много лет мы слышим рассуждения «в ожидании» «коренного перелома» и «смены миропорядка». Чаще всего об этом говорят те, кого текущий миропорядок не устраивает, — но возможности его «сменить» у них крайне ограничены.

Миропорядок (или, как выражаются специалисты, «система международных отношений») — это структура/формат взаимодействия больших институтов. Миропорядок, основанный на личных отношениях/представлениях нескольких человек (пусть и тех, за кем носят ядерные чемоданчики), невозможен. Смена миропорядка возможна только на институциональных основаниях. Форматы взаимодействия и каналы связи между государствами можно разрушить. Мы это видим. Но разрушение — это ещё никакая не «смена», как отказ больного принимать лекарства — не выздоровление.

Даже в самые архаичные времена между (прото)государствами существовали институциональные каналы коммуникации и форматы взаимодействия. «Порядок, основанный на правилах», в разных вариациях существовал и в Древней Греции, и в PaxRomana, и в Средние века.

Рассуждать о мире, разделённом на «зоны влияния», основанном на распаде НАТО, ЕС, так же глупо, как вступать в споры о том, что эффективнее — демократия или авторитаризм. Говорить нужно о вариантах и моделях коммуникации и взаимодействия.

Коррекция миропорядка от «хорошего к лучшему» в текущих условиях, ясно, откладывается. Институты не прощают тех, кто пытается ломать их об колено. Нельзя применить насилие в отношении десятков миллионов людей и считать, что структура твоей власти и твоего положения изменятся «слегка».

С точки зрения интересов России — настоящих интересов, понимаемых как благополучие и безопасность её граждан, — это плохо, так как вопрос всеобщего благополучия уходит с повестки дня. Коррекция будет преследовать иную цель — как не допустить повторения происходящих событий. И здесь, внутри, возможны варианты: коррекция может быть сравнительно мягкой, реформистской (как надеется Андрей Кортунов в колонке для The Economist) или жёсткой, даже травматичной.

«Ядерное проклятие»

Феномен «ресурсного проклятия» широко известен: если страна обладает природными ресурсами, то она может жить исключительно с их продажи. Богатея без усилий, страна не испытывает потребности в развитии — и доходы растрачиваются впустую. Институты деградируют, и страна в конечном итоге оказывается беднее тех, кто, не обладая ресурсами, развивал несырьевые области экономики.

По логике, страна, обладающая ядерным оружием, не должна быть бедной. Ядерное оружие обеспечивает базовую безопасность. Следовательно, ядерная держава должна освободиться от паранойи, обрести независимость от внешней конъюнктуры и спокойно развиваться, зная, что ей ничто не угрожает.

На деле, как доказал пример Советского Союза и сейчас доказывает Россия, всё оказывается наоборот. Идея ядерной безопасности может обернуться противоположностью — безопасность гарантирует только ядерное оружие, значит, враги хотят его отнять. Раз они не могут атаковать ракетами, они будут нападать конвенциальными средствами — значит, нужно инвестировать в армию, во внутреннюю безопасность, контролировать СМИ и интернет. «Россию нельзя победить, можно только развалить изнутри».

Там, где неядерная держава ищет сложные решения для развития и безопасности, ядерным державам хватает простейших — если не сказать варварских.

Удержание ядерного статуса становится идеей фикс; из средства ядерное оружие превращается в цель и далее — в проклятие.

Но на самом деле ядерное оружие не может (само по себе) обеспечить безопасность страны. Всё, что оно даёт, — некоторую гарантию от прямого нападения. Но если в ваше понимание безопасности входит, например, экономическая безопасность, то здесь оно бессильно. Наоборот, раз прямая атака невозможна, противник будет изобретать всё новые средства непрямых атак.

Испытательный полигон США в пустыне Невада, 22 апреля 1952 года. Фото: akg-images / EAST NEWS

Испытательный полигон США в пустыне Невада, 22 апреля 1952 года. Фото: akg-images / EAST NEWS

Санкции, экономическая война, кибер-атаки, «вымывание» человеческого капитала, эффект SoftPower — это ведь не «набор» готовых инструментов. Это целые сферы, которые можно при необходимости вепонизировать — и далее отрабатывать самые разные тактики и стратегии.

Территории/смена режима/оккупация сегодня никого не интересуют. Настоящая долгосрочная институциональная победа — это «закрыть» те варианты развития врага, которые для тебя неприемлемы, на десятилетия вперёд.

«Прифронтовая стабильность»

«Специальная военная операция» России против Украины оказывает/окажет всемирное влияние.

Значение будет иметь не столько исход конфликта, сколько прецедент — ядерная держава может мгновенно в одностороннем порядке разорвать все взятые на себя обязательства и атаковать соседнюю страну при полной неспособности мирового сообщества это остановить. Да, в некотором смысле такое уже происходило. Но масштаб боевых действий — без попыток международной легитимации (создания коалиции, поддержки союзников, etc.) — беспрецедентен.

Помимо прочего боевые действия разворачиваются на территории европейской страны. С моральной точки зрения этот фактор не должен иметь значения — человеческая жизнь имеет одинаковую ценность и в Европе, и на Ближнем Востоке, и в Африке. Но, к сожалению, нужно признать: в глазах мировых политических элит человеческая жизнь в этих регионах ценится по-разному.

Этот печальный факт является критически важным. Руководство России воспринимает Украину как британские колонизаторы в своё время воспринимали, скажем, Индию — для них стоимость жизни человека на этой территории ниже, чем в своей или в чужих метрополиях.

Для мировых политических элит (не только западных) Украина — это государство, входящее в общее пространство Европы и, значит, «цивилизации». Война на территории такого государства стала сигналом: гарантий нет ни у кого, кто не находится «под зонтиком» своего или чужого ядерного щита.

Раз международные обязательства можно так легко нарушать, а доверия к международным институтам нет, то в чём ценность договоров и дипломатии? Новым мейнстримом станет язык взаимных угроз. Мы наблюдаем его становление в прямом эфире — обратите внимание, как за последние месяцы ожесточилась публичная риторика в конфликтных регионах. Турция, например, проводит собственную «военную операцию» в Ираке, собирается проводить аналогичную в Сирии — и одновременно угрожает Греции (кстати, союзнику по НАТО). Риторика Китая — и не только в отношении Тайваня — также зло­употребляет прямыми военными угрозами, в т.ч. в адрес США и Японии.

Марш против планируемой закупки оружия у Соединенных Штатов, 19 июня 2004 года, в Тайбэе, Тайвань. Фото: JEROME FAVRE / ASSOCIATED PRESS / East News

Марш против планируемой закупки оружия у Соединенных Штатов, 19 июня 2004 года, в Тайбэе, Тайвань. Фото: JEROME FAVRE / ASSOCIATED PRESS / East News

И если гарантию от нападения даёт только ядерное оружие, то те страны, которые сейчас им не обладают, всерьёз обдумают опции вхождения в ядерный альянс, участия в форматах «совместного использования» или просто его приобретения. («Совместное использование», например, активно сейчас обсуждается в Японии.)

Синхронный процесс распространения ядерного оружия и перехода от языка хоть имитационного, но всё же согласия к языку угроз, шантажа и войны — ярчайшее доказательство провала руководства России в институциональном мышлении.

Вместо того чтобы сократить угрозы России (напомню, одна из заявленных целей — не допустить возникновения ядерной Украины), угрозы теперь только возрастают, причём по всем направлениям.

Купировать их, даже если Россия внезапно перестроит весь свой международный курс, невозможно. Ведь в глазах мира курс столь же быстро может вернуться назад. Мир хочет стабильности, и если этой стабильности не удалось достичь языком порядка — значит, это будет стабильность языком войны.

«Якорь будущего»

Такая «прифронтовая стабильность», конечно, чревата локальными войнами, кризисами, взаимными непрямыми противостояниями. Но даже такой военизированный миропорядок не сможет стать заменой рациональному формату глобального взаимодействия.

Экзистенциальные угрозы человечеству, которые мы столько обсуждали до 24.02.22, никуда не делись. И если с угрозой ядерной войны теперь разговор особый, то глобальное потепление отложить не выйдет.

Недооценивать эту природную «машину смерти» типично, опять же, для тех, кто мыслит в категориях ситуаций, а не институтов. «Настанет время — придумаем, как с этим разобраться». Отсутствует понимание, что механизмы глобального взаимодействия = всемирные межгосударственные институты, и экономические, и политические, вне формата которых «разобраться» с глобальным потеплением невозможно.

Поэтому, с одной стороны, будущие катаклизмы — это колоссальная опасность. С другой стороны, парадоксально, но это и мощный якорь. Предположу оптимистично, что именно он не даст человечеству пропасть в бездне конфликтов, порождённых языком угроз и насилия.

Международные институты, включая в первую очередь обесценившуюся сегодня ООН, обладают «длинным» институциональным потенциалом. До тех пор, пока человечеством не придумано и не внедрено ничего лучше, ООН продолжит существовать — минимум как площадка для разговора, что уже неплохо; или как максимум — структура, способная стать основой для будущей сети межгосударственных взаимодействий.

Петр Саруханов / «Новая»

Петр Саруханов / «Новая»

Раньше я считал, что пренебрежительное отношение России к ООН странно и ошибочно даже в логике отстаивания т.н. национальных интересов. Вместо того чтобы обзывать ООН «ширмой» для интересов США (что не соответствует действительности) и, злоупотребляя правом вето, разрушать международный авторитет Совбеза, Россия могла возглавить реформу и обновление Организации.

Пойти на ограничение права вето, добившись расширения стран —постоянных членов Совбеза, включить туда, например, Бразилию, Турцию, Индию; реанимировать Совет по опеке для спорных территорий; дать ООН реальные рычаги принуждения к исполнению решений Международного суда, при этом обеспечить большую прозрачность принятия решений.

Подобная реформа, инициированная Россией, которую могли бы поддержать и Китай, и Индия, и Турция, и ЮАР, и Бразилия, даже воплощённая лишь частично, подняла бы авторитет России на небывалую высоту. В таком формате Россия действительно могла бы предложить альтернативу порядку, основанному на гегемонии США.

Это было бы не озлобленное доминирование через «жёсткую силу» и мощь «ядерного проклятия», а спокойное, долгосрочное, обеспеченное институтами лидерство через «мягкую силу» — на десятилетия вперёд.

Теперь шанс упущен, и альтернативы Североатлантической гегемонии в целом не существует. Конечно, есть технологическая дистопия Китая — ей как раз благодаря институциональным реформам и долгосрочному планированию удалось избежать «ядерного проклятия». Сегодня КНР — это договороспособное, развивающееся мегагосударство со своими интересами и в настоящем, и в будущем.

Выдвину гипотезу:

если Китаю удастся справиться с внутренними проблемами, то он вполне может воспользоваться (упущенным Россией) шансом на лидерство в реформе глобальных институтов.

Вспомним, как, в пику изоляционистской риторике президента Трампа, на форуме в Давосе в 2019 году председатель Си заявил о себе и о Китае как о решительных сторонниках глобализации — как тенденции истории.

Можно спорить, насколько их модель «технологического 1984-го» с социальным кредитом и тотальным наблюдением экспортируема (полагаю, что не очень; даже внутри Китая она пока не распространяется повсеместно). Но поворот к глобальному порядку, попытка возглавить (и направить) реформу ООН, а может, и спроектировать новые форматы будет по-настоящему в духе наследия Дэн Сяопина.

Карта и маяки

С каждым годом «давление будущего» станет ощущаться сильнее. Формат всемирного экономического, политического и военного взаимодействия — уже не фантазии мондиалистов и не «тайные планы» мировых финансовых элит. Это форма, не приняв которую, человечество просто не сможет пережить ближайшее столетие.

С каждым годом всё больше людей будет это понимать — и наносить на свои карты эту (временно) финальную точку путешествия.

Важно понимать, что ни 2022-й, ни 2020-й, ни 2014-й никак её не изменили. Что действительно случилось — наш путь весьма искусственно удлинили. Если раньше казалось, что достаточно идти по прямой, то теперь идти предстоит в долгий обход.

Впереди — прифронтовая зона. Государства будут вести друг против друга гибридные войны различных форматов и сообщаться языком насилия и угроз.

Вместо того чтобы двигаться быстрее и помогать друг другу, мы какое-то время будем враждовать, сбившись с пути и забыв о конечной цели.

Даже в самом «холодном анализе» неплохо учитывать, что промедление — это вопрос жизни (и качества этой жизни) для миллиардов людей. Если такая формула кажется абстрактной, то скажем проще — вне зависимости от возраста, благосостояния, места жительства и социальной защищённости: чем дольше продлится этап борьбы, тем тяжелее, хуже, беднее будете жить лично вы, ваши дети, ваши внуки и т.д.

Это касается и тех, кого принято считать бенефициарами военных фаз. «Золотого миллиарда» в различных трактовках: олигархов, миллиардеров, ВПК и проч., тех, кто в условиях военных фаз буквально богатеет.

В краткосрочной перспективе их выгода очевидна. Но — снова — это до тех пор, пока мы мыслим событиями и личностями, а не институтами. В долгосрочной институциональной, разумеется, перспективе они (и их наследники) проигрывают, как и все остальные.

Можно ли было избежать этой ненужной, бессмысленной остановки на пути, на который в любом случае предстоит вернуться? Мой ответ — да, безусловно, множество раз. В принципе и сейчас ещё не всё потеряно. Если у мировых элит хватит выдержки и интеллекта, способности к институциональному мышлению, «прифронтовую фазу» можно или вообще миновать, или свести её к минимуму. Для того и существуют «институциональные маяки» где-то на горизонте.

Источник

Опубликовано 17.09.2022  01: 30

Зеркало русской резолюции

От belisrael. Серию пространных материалов из российской “Новой рассказ-газеты” перепечатываем в знак солидарности, потому что, как сообщает ресурс “Медуза”…
Суд в Москве назначил «Новой газете» штраф 400 тысяч рублей по статье о «дискредитации» российской армии. Об этом 13.09.2022 сообщило «Свободное пространство» — один из новых проектов редакции «Новой газеты», которая остановила работу вскоре после начала войны.
Поводом для составления протокола стали три статьи, опубликованные на сайте «Новой рассказ-газеты» (другого проекта бывшей редакции «Новой газеты»). Речь идет о материалах Александра Минкина «Зеркало русской резолюции», Андрея Колесникова «Империя должна озвереть» и Кирилла Фокина «Хроника арканарской грызни».
В августе 2022 г. «Новую газету» оштрафовали на 350 тысяч рублей из-за статьи Елены Костюченко об оккупированном Херсоне. В начале сентября суд аннулировал лицензию СМИ у печатной версии «Новой газеты» и отозвал свидетельство о регистрации «Новой рассказ-газеты».

Зеркало русской резолюции

Российская полиция ведёт войну со Львом Толстым — и пока побеждает. Читаем протоколы

 

Александр Минкинобозреватель «Новой»
.
Петр Саруханов / «Новая газета»

Петр Саруханов / «Новая газета»

Государство говорит с подданными официально — языком законов, указов, протоколов.

Согласен подданный или нет — спорить бессмысленно, ибо закон можно только исполнять. Не исполнишь — будешь наказан. Поэтому читать государственные документы надо очень внимательно.

Так мы и сделали: читали вдумчиво и (ни в коем случае не споря по существу!!!) впали в тяжёлое недоумение от особенного государственного языка, от его, так сказать, стиля.

Полицейский протокол — важнейший государственный документ. В чём-то он важнее Конституции. Ибо она про всё и про всех — то есть абстракция. А протокол — про тебя, про твоё личное реальное преступление и наказание, про твою судьбу. Полицейский протокол — самое душеполезное чтение.

Цитируем с абсолютной точностью, копируя всё: орфографию, пунктуацию.

Пожалуйста, проявите терпение.

№1

ПРОТОКОЛ ЦАО № 1354900 об административном правонарушении

г. Москва

«24» марта 2022

Инспектор ГИАЗ отдела МВД России по району Хамовники г. Москвы младший лейтенант полиции Щербакова Д.О.

руководствуясь ст. 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях составил настоящий протокол (не смущайтесь сочетанием «Щербакова составил», половые окончания не меняют сути. А. М.).

Обстоятельства совершения административного правонарушения:

24.03.2022 года в 17 ч. 05 мин. по адресу г. Москва, ул. Волхонка, д. 15, (напротив храма Христа спасителя) гр. Никитин Алексей Петрович, находясь в общественном месте, имея при себе и демонстрируя средство наглядной агитации, плакат с текстом следующего содержания:

«ПАТРИОТИЗМ-ОТРЕЧЕНИЕ ОТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДОСТОИНСТВА, РАЗУМА СОВЕСТИ И РАБСКОЕ ПОДЧИНЕНИЕ СЕБЯ ТЕМ, КТО ВО ВЛАСТИ. ПАТРИОТИЗМ ЕСТЬ РАБСТВО. Л.Н.ТОЛСТОЙ», привлекая тем самым внимание неограниченного круга лиц, блогеров, а также средств массовой информации.

Содержание данного плаката вызывает устойчивый ассоциативный ряд с образом Толстого Л.Н., который в свою очередь являясь ключевой исторической фигурой в своей оппозиционной деятельности продвигал идеологию свержения власти.

Лев Николаевич Толстой согласно историческим фактам, является исторической фигурой, представляющей условно названное «зеркало революции», общеизвестный факт того что в произведениях, публицистических статьях автора, жестко критиковался правящий режим, в особенности за оправдания насилия при социальном взрыве.

Таким образом, действия гр. Никитина А.П., следует трактовать, как призыв к свержению действующей власти, а также следованию идеологии Толстого Л.Н.

Учитывая, что содержание наглядной агитации плаката явно выражено негативным отношением к действующей власти Российской Федерации, а именно к действиям Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами РФ, с имеющейся общедоступной информацией в сети Интернет, в социальных сетях, транслирующих негативное отношение к проводимой военной операции ВС РФ, в частности содержащие призывы и лозунги против войны и так называемо насилия, тем самым, осуществлял публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичный призыв к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, которые проводят специальную операцию на основании решения Верховного главнокомандующего Вооруженными силами Российской Федерации, а также согласно следованию идеологии указанной на средстве наглядной агитации призывал к свержению действующей власти т.е. совершил административное правонарушение, предусмотренное частью 1 ст. 20.3.3 КоАП РФ.

Изображение

 

Внимательно прочли? Осилили? Поняли?

Как вам «содержание наглядной агитации плаката явно выражено негативным отношением»? Как вам «идеология указанная на средстве»?

Цитировать Толстого нельзя, это ясно. Но цитировать государственные документы (не содержащие государственной тайны), безусловно, можно и нужно. Граждане должны знать, что такое хорошо и что такое плохо.

Слова полицейского протокола — реальная сила. Именно на эти формулировки будет опираться суд. Сказано «призывал к свержению действующей власти» — значит, будет приговор за свержение…

Но что имеет в виду младший лейтенант полиции, когда она пишет в протоколе, что «Толстой согласно историческим фактам, является исторической фигурой, представляющей условно названное «зеркало революции» и что «действия гр. Никитина А.П., следует трактовать, как призыв к свержению действующей власти, а также следованию идеологии Толстого Л.Н.»?

Вопрос непрост. На него надо дать строго научный ответ. Он есть.

ЦИТАТА

«Сопоставление имени великого художника с революцией, от которой он явно отстранился, может показаться на первый взгляд странным и искусственным. Не называть же зеркалом того, что очевидно не отражает явления правильно.

Толстовские идеи, это — зеркало слабости, недостатков нашего крестьянского восстания, отражение мягкотелости патриархальной деревни и заскорузлой трусливости «хозяйственного мужичка», юродивая проповедь «непротивления злу» насилием.

Толстовское непротивление злу — серьезнейшая причина поражения первой революционной кампании».

Ленин. Лев Толстой, как зеркало русской революции. 1908

Лев Толстой. Фото из архива Викимедии

Лев Толстой. Фото из архива Викимедии

Да, слоган «Лев Толстой, как зеркало русской революции» придумал Ленин, это заголовок его программной статьи. Но именно там идеология Толстого определена как юродивая проповедь непротивления злу насилием. И прямо сказано: толстовское непротивление злу — серьёзнейшая причина поражения первой революционной кампании.

Кто же прав: Ленин, поносящий пассивного непротивленца, или младший лейтенант, записавшая Льва Толстого в активные революционеры, в идеологи свержения власти (читай: в экстремисты)?

Берём Энциклопедический словарь, читаем:

«ТОЛСТОВСТВО.

Главными принципами являются: непротивление злу насилием, всеобщая любовь и нравственное самосовершенствование личности».

Толстой исповедовал и проповедовал непротивление злу. (Эта формула во всех энциклопедиях.) То есть мысленно сопротивляться можешь, но физическое насилие, протесты, митинги — исключены. Толстовцы — не революционеры, не боевики, не свергатели власти. Напротив, их догмат — отказ от насилия.

Если же в полицейском протоколе Толстой представлен бунтовщиком, свергателем власти — значит, в нём, в этом протокольном «зеркале», отразился не писатель ХIХ века, а полиция 2022 года.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Краткая история беды. 1947

С Толстым у тоталитарной советской власти всегда были проблемы. В 1947 году, когда поднималась вторая волна Большого террора, на имя Жданова поступила секретная записка Государственной редакционной комиссии по изданию полного собрания сочинений Л.Н. Толстого (её главой был Фадеев).

Комиссия предложила:

«Из текстов Толстого исключить: «Азбуку», «Книгу для чтения», «Критику догматического богословия», «Соединение и перевод 4-х Евангелий», «Краткое изложение Евангелия», «Царство Божие внутри вас», «Мысли мудрых людей», «Круг чтения» и «Путь жизни» (295 печатных листов). К томам, включающим публицистические и теоретические произведения Толстого, а также к томам с дневниками и письмами написать предисловия с марксистско-ленинским анализом текстов».

Ленинскую оценку юродивого проповедника следовало знать наизусть.

Мы знаем великий и могучий, правдивый и свободный, богатый и гениальный русский язык. Вот он в роскошных одеждах — от Пушкина, Гоголя, Лескова, Достоевского. Бушлаты от Платонова и Шаламова, смокинги от Набокова и Булгакова.

Знаем простецкий и грубоватый, весёлый и остроумный, нередко матерный — в частушке, анекдоте; обворожительный и нежный, чарующий и пьянящий — в романсе; острый, блистательный и отважный — у Галича и Высоцкого…

Но видишь русский язык в полицейском протоколе. Боже! — грязный, руки-ноги сломаны, глаза вытекли, зубы выбиты, от него воняет, он нечленораздельно хрипит — ясно: его били, пытали, насиловали, применяли швабру.

На него тяжело смотреть, а слушать просто невыносимо, ибо из него и мозги вышибли, сделали кретином, заставили признаться в том, чего он не совершал, и вот он перед нами — вот протокол.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Если протокол младшего лейтенанта вы действительно осилили, то протокол майора пойдёт легче.

№ 2

ПРОТОКОЛ ЦАО № 1405511 об административном правонарушении

г.Москва

«31» марта 2022 г.

Я, старший инспектор ГИАЗ ОМВД России по Тверскому району г. Москвы майор полиции Е.Ю.Цымбалова руководствуясь ст. 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, составил настоящий протокол о том, что лицо

1. Ф.И.О. Сумм Любовь Борисовна…

9. Документ, удостоверяющий личность паспорт гражданина РФ № …, выдан ГУ МВД России по г. Москве

Обстоятельства совершения административного правонарушения:

31 марта 2022 года в 16 часов 10 минут по адресу: г. Москва, Пушкинская площадь, д. 1 (у памятника А.С.Пушкину), гр., Сумм Любовь Борисовна, <…> г.р., находясь в общественном месте демонстрировала средство наглядной агитации — плакат (размером примерно 1 м. на 70 см.) с надписью: «ТО СЛЕЗЫ БЕДНЫХ МАТЕРЕЙ! ИМ НЕ ЗАБЫТЬ СВОИХ ДЕТЕЙ ПОГИБШИХ НА КРОВАВОЙ НИВЕ КАК НЕ ПОДНЯТЬ ПЛАКУЧЕЙ ИВЕ СВОИХ ПОНИКНУВШИХ ВЕТВЕЙ НЕКРАСОВ ВНИМАЯ УЖАСАМ ВОЙНЫ ПОЭТЫ ПАМЯТЬ», привлекая тем самым внимание неограниченного круга лиц, а так же средств массовой информации и блогеров.

Вышеуказанная наглядная агитация содержит строки из стихотворения Н.А.Некрасова «Внимая ужасам войны…», которое было написано автором в последние годы Крымской войны под впечатлением от «Севастопольских рассказов» Л.Н.Толстого. Указанные произведения Л.Н.Толстого и Н.А.Некрасова содержат идеологию свержения власти, критику правящего режима за оправдание насилия при социальном взрыве.

Одновременно с изложенным, согласно акта осмотра интернет ресурсов от 31.03.2022 года при введении в поисковой системе Яндекс выдержки текста с вышеуказанного средства наглядной агитации — «погибших на кровавой плакат 2022 года», поискового запроса всплывают сайты тематического содержания, содержащие информацию о событиях на территории Республики Украина в 2022 году, а также о проводимой специальной операции на территории Республики Украина войсками РФ. В ходе ходе (так!) проведенного осмотра интернет ресурсов был выявлен сайт с критикой размещения в сети Интернет фейковой, недостоверной информацией о событиях 14 марта 2022 года в Донецкой Республике.

Таким образом, используемое гр.Сумм Л.Б. средство наглядной агитации — плакат (размером примерно 1 м. на 70 см.) с указанной надписью-выдержкой из стихотворения Н.А.Некрасова, в содержании которой по смыслу направлено на негативное отношением к проводимой военной операции Вооруженных Сил Российской Федерации, а также Вооруженным силам Российской Федерации и фактически являющейся аналогичным по содержанию, имеющейся общедоступной информации, размещенной (опубликованной) в сети Интернет и различных социальных сетях, транслирующих негативное отношение к указанным событиям в Республике Украина, содержащей в том числе, призывы и лозунги.

Тем самым, гр.Сумм Любовь Борисовна, 16.10.1966 г.р. осуществляла публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичный призыв к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, которые проводят специальную операцию на основании решения Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации — Президента Российской Федерации и Постановления Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 22.02.2022 г. № 35-СФ «Об использовании Вооруженных сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации», т.е. совершила административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 20.3.3 КРФобАП».

Изображение

Как вам дьявольская конструкция: «в содержании которой по смыслу направлено на негативное отношением»? Ем! Ладно мы — простой народ; прочли, отряхнулись и пошли дальше. А каково было гражданке Сумм читать и подписывать такое?

Любовь Борисовна Сумм — переводчик с английского, немецкого, латыни, кандидат филологических наук. Внучка поэта Павла Когана и писательницы Елены Ржевской. Окончила классическое отделение филфака МГУ. Переводила Честертона, Клайва Льюиса, Плутарха, Франциска Ассизского, Ивлина Во и др.

Понимаете теперь? После Франциска Ассизского читать майора полиции Цымбалову — тяжёлое испытание.

Великий и могучий? С «надписью-выдержкой, в содержании которой по смыслу направлено на негативное отношением» и зачем-то дважды указанным «примерным размером».

В том же протоколе как вещдок и улика — стихи Некрасова:

То слезы бедных матерей! Им не забыть своих детей, Погибших на кровавой ниве, Как не поднять плакучей иве Своих поникнувших ветвей.

Какой убийственный контраст с убогим текстом протокола! И в протоколе с цитатой из Толстого тот же убийственный контраст. Всё равно как рядом с Давидом Микеланджело навалить «Большую глину» (видели эту неприличную кучу на Болотной набережной?).

Малограмотные и косноязычные пишут о Толстом и Некрасове. Тоталитарный диктант, где прилагательному «тоталитарный» возвращён точный изначальный смысл.

Лейтенанты, майоры — у них, вероятно, высшее юридическое образование, они легко оперируют сложными понятиями типа «устойчивый ассоциативный ряд с образом». Но как они сдали школьный выпускной экзамен по русскому языку? Как им удалось защитить курсовые и дипломы? Неужели мы должны поверить, что майор полиции сама додумалась до таких литературоведческих тонкостей, сама нашла источник стихотворения Некрасова в «Севастопольских рассказах» Толстого Л.Н.?

Сколько бумаги, сколько таинственных букв, лживых тождеств! Здесь Лев Толстой тождествен насилию, зеркало равно коктейлю Молотова. Но, видите ли, зеркало ничего не делает. Оно отражает, пассивно показывает всё, что перед ним оказывается. Сейчас в нём отразилось Министерство внутренних дел России, привлекая тем самым внимание неограниченного круга лиц.

Великий и могучий? Рядом с этим протокольным кретином даже гнусный Полиграф Полиграфович Шариков — златоуст. Нет, это не русский язык, это урод, отвратительное существо, живущее под чужим именем.

Так, построив самый неудобный, бездарный терминал В, аэропорт Шереметьево назвали «Александр Пушкин» — имя-символ: гений чистой красоты.

Насильникам в таланте не откажешь. Ковровые бомбардировки — «принуждение к миру», расстрел без суда — «высшая мера социальной защиты», писсуар — «тюльпан».

Текстуальные совпадения в протоколах майора и лейтенанта (составленных в разные дни, в разных местах) показывают и доказывают, что есть некая методичка, полицейская болванка. Офицеры переписывают шпаргалку, ничего не понимая в наборе случайных слов. Кто и где сочинил методичку, не знаем, но это именно там ломали и мучили русский язык, заставляя мёртвого непротивленца признать себя живым экстремистом.

Офицеры полиции не читали Толстого, а если читали — не поняли. Они понимают не Толстого, а чью-то инструкцию. Точнее, не понимают, а исполняют. Для всего мира «толстовство» (следование идеям Толстого) — сопротивление без насилия, полное принципиальное отрицание митингов и демонстраций, абсолютно всего, что подпадает под понятие «экстремизм» (хотя под это понятие при желании можно подвести даже косой взгляд, хмурое лицо).

№ 3

ПРОТОКОЛ ЦАО № 0836268 об административном задержании

г. Москва

10.04.2022. 16 час. 35 мин.

Я (должность, наименование органов внутренних дел, специальное звание, фамилия, инициалы сотрудника, составившего протокол, — все эти графы, вопреки закону, остались не заполнены. — А. М.) составил настоящий протокол об административном задержании Голдман Константин Моисеевич, 1982 г.р., г. Москва, <…> (склонять фамилию, имя и отчество составитель протокола не стал. Не сумел? — А. М.)

который доставлен в ОП Китай-город 10.04.2022 в 16 час. 30 мин. в связи с совершением правонарушения, предусмотренного ст. 20.2 ч. 5 КРФоАП для составления адм.материала

Задержанный одет куртка темного цвета, синие джинсы.

При наружном осмотре задержанного повреждений нет.

Приложение к протоколу об административном правонарушении № 1401122

10.04.2022 года в 16 час. 20 мин. по адресу: г. Москва, Александровский сад, д. 1 (у стелы город герой Киев), гражданин Голдман Константин Моисеевич, 1982 г.р., <…>, зарегистрирован: <…>, принял участие в публичном мероприятии пикете в месте, в котором проведение публичного мероприятия запрещается, а именно на территории непосредственно прилегающей к резиденции Президента РФ Александровский сад, при этом стоял у стелы город герой Киев в руках держал книгу Льва Толстого «Война и мир» в качестве средства наглядной агитации, тем самым нарушил ст. 8 ч. 2 п. 3 54-ФЗ от 19.06.2004 г., «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», ответственность за нарушение, которого предусмотрена ч. 5 ст. 20.2 КРФоАП.

Изображение

В руках держал книгу Льва Толстого «Война и мир» — и что? Быть может, человек назначил свидание незнакомке: «Вы меня узнаете по книге Толстого, буду держать её в руках». Если бы девушка пришла вовремя, у этой истории был бы счастливый конец. Но первой на свидание пришла полиция.

Держал в руках книгу — это, вероятно, факт. Но «держал книгу в качестве средства наглядной агитации» — это полицейский домысел, интерпретация, навязывание своих представлений.

ЦИТАТА

АБРАМ (слуга Монтекки): Не на мой ли счёт вы грызёте ноготь, сэр?

САМСОН (слуга Капулетти): Нет, я грызу ноготь не на ваш счёт, сэр. Я просто грызу ноготь, сэр.

Голдман просто стоял с книгой, но, на его беду, не в Вероне, а на территории, непосредственно прилегающей к резиденции президента РФ Александровский сад. И это ещё не всё! Он стоял у стелы Город-герой Киев — вот где самый мрак. Что делает эта стела на территории, непосредственно прилегающей к резиденции президента РФ? Кого-то, конечно, следует за это наказать, но не прохожего же, даже если он, к несчастью, Голдман.

Как только в мире возникает зло, на него ополчается вся мировая литература. Дон Кихот, Гамлет, Мольер, Пушкин, Шиллер, Достоевский, Булгаков, Монтень — все они, казалось бы, говорят о давно минувшем зле, в редких рискованных случаях — о современном (для них). Но мы читаем — и оторопь берёт.

Властитель слабый и лукавый, Плешивый щёголь, враг труда, Нечаянно пригретый славой, Над нами царствовал тогда.

Это про Александра I. Но это Пушкин — гений, который уже пережил шестерых царей, семерых генсеков и переживёт всех президентов.

Великие произведения высмеивают зло, издеваются над ним, клеймят позором.

Зло безошибочно видит в гениальной литературе своего смертельного врага. Даже если не понимает, всё равно чувствует и не знает, как отбиться, спастись. Поэтому зло начинает запрещать и жечь книги.

Когда видите костёр из книг — вспоминайте пословицу «на воре шапка горит».

Ты поймёшь, что узнал, Отличил, отыскал, По оскалу забрал — Это смерти оскал!

Ложь и зло — погляди, Как их лица грубы, И всегда позади Вороньё и гробы!

Высоцкий писал эту балладу для кино, где должны были скакать средневековые рыцари — в латах, в шлемах с забралами. Высоцкий же не знал, что через 40 лет после его смерти зло в шлемах с забралами двинется по улицам русских городов.

— Какая, милые, у нас погода нынче на дворе?

— 449 градусов по Фаренгейту, товарищ писатель. Завтра прогнозируют 451.

Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй.

Оно действительно толстое, гнусное, огромное, и ртов у него не сто, а многие тысячи. Только лаяй они и могут. Оглушительно громко, отвратительно грубо, невыносимо пошло и чудовищно глупо.

Чудище, безусловно, грозно: может посадить, может избить, может отравить, убить. Безусловно, огромно: численность — тьма, бюджет безграничен. Стозевно — да. Пожирает всё, а что не сожрёт — раздавит бульдозером.

Но в сфере духа — оно лаяй и больше ничего.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Если человек выглянет в окно, он, вероятно, увидит, как чудище патрулирует. Но даже из дома выходить не надо. Если человек включит телевизор, чудище обло и лаяй вломится через экран.

Попытка использовать великий русский язык в полицейских целях оборачивается тотальным поражением полиции. Русский язык против. Поэтому они его и калечат.

Зло ненавидит культуру. При слове «культура» зло хватается за пистолет, ибо не может её подчинить. Подчиняет убогих ублюдков, косноязычных, бездарных. Конкурировать с настоящим языком, с настоящей культурой не могут, поэтому запрещают, изгоняют или убивают.

На это в христианских странах существует утешение: «Блаженны изгнанные за правду, ибо им гарантировано Царство Божие». Гонителей это не смущает, потому что в Царство Божие они не верят. А когда со свечкой стоят — это просто камуфляж, маска, забрало.

Безграмотные буквально, они к тому же безграмотные идейно. Безыдейные.

Полицейский язык видит в гениях врагов. Но эти чувства взаимны. Салтыков-Щедрин и Сухово-Кобылин вынесли полицейскому языку смертельный приговор. Он не отменён.

Приговорён и Толстой. Впервые в мире он разоблачён как призывающий к насилию. Полицейский протокол — это приговор. Написала и подписала этот приговор майор, у которой проблемы с запятыми, падежами, деепричастными оборотами, полицейский чиновник, которая — в отличие от Акакия Акакиевича — даже переписать методичку грамотно не может.

Встретиться бы с майором, спросить: что она читала, кроме устава караульной службы?

А мы читали. Давно живём, многих великих кормчих пережили. Протокольный язык не с Марса прилетел. Его вырастили здесь, и не на помойке, а в высоких кабинетах.

Краткая история беды. 1982

40 лет назад, в брежневское вегетарианское время, на третьем году Афганской войны наша власть (руками искусствоведов в штатском) бдительно занималась культурой. Пушкин и его «Борис Годунов» как были головной болью для Николая I, так ею и остались для всех генсеков и членов Политбюро. Будете читать, обратите внимание: запятые расставлены правильно, падежные окончания согласованы отлично, но стиль тот же: намотать слова, как колючую проволоку.

Члену Политбюро ЦК КПСС, Секретарю МГК КПСС тов. Гришину В.В.

Главное управление культуры информирует о создавшейся обстановке в театре Драмы и комедии в связи с несогласием главного режиссёра театра тов. Любимова Ю.П. с замечаниями Главка по спектаклю «Борис Годунов» А.С.Пушкина. (Театр на Таганке к тому моменту уже 18 лет как знаменит на весь мир, но на языке чиновников это безликий «театр Драмы и комедии».А. М.)

Комиссия Главка после просмотра 7 декабря с.г. высказала ряд серьёзных замечаний по спектаклю, связанных с неточной концепцией, основанной на неправомерном толковании событий конкретного исторического периода, неверно изображаемой роли народа в происходящих событиях, тенденциозным осовремениванием русской классики, основанном на проведении параллели в общественном сознании народной массы периода «смутного времени» и людей нашей эпохи.

В создавшейся ситуации главный режиссёр театра тов. Любимов Ю.П. повёл себя вызывающе, демонстративно игнорировал замечания комиссии, выступил с рядом публичных заявлений о своём несогласии с мнением Главка. Несмотря на запрещение Главка, проводил публичный показ репетиций спектакля.

Без согласования с Главком после просмотра спектакля 25 декабря тов. Любимов Ю.П. организовал широкую дискуссию с тенденциозно настроенной частью художественно-творческой общественности Москвы, выступил с недостойными заявлениями в адрес руководящих органов культуры и призывами «дать бой руководящим инстанциям». В ходе выступлений ряда представителей (А.Аникст, Б.Окуджава, А.Шнитке, Б.Можаев, Ю.Карякин, Д.Покровский, О.Фельдман и др.) были также допущены грубые выпады в адрес руководящих инстанций, выступления носили провокационный характер.

Начальник Главного Управления культуры Мосгорисполкома В.И.ШАДРИН

«Ряд серьёзных замечаний, связанных с неточной концепцией, основанной на неправомерном толковании, неверно изображаемой роли, тенденциозным осовремениванием, основанном на проведении параллели в общественном сознании народной массы периода…»

— чувствуете, как затягивается удавка?

Разве тут речь об искусстве? «Дать бой руководящим инстанциям» — это призывы к свержению, экстремизм. «Грубые выпады в адрес руководящих инстанций» — это оскорбление высшей власти. Надо знать, что до 5 марта 1953 года «руководящая инстанция» да и просто «инстанция» в секретных приказах и докладах означала Сталина, а после 05.03.1953 — Политбюро ЦК КПСС. Так что этот документ не рецензия, а уголовный приговор преступной группе: Любимову, Окуджаве, Шнитке и др.

Прекрасно, что времена меняются и люди (не все) меняются вместе с ними. Приходит оттепель или перестройка, и вчерашний бдительный часовой бросает винтовку, берёт в руки дирижёрскую палочку, и льются волшебные звуки. У В.И. Шадрина сейчас ордена Британии, Италии, Японии, три французских ордена и несколько наших, его любят лучшие театральные режиссёры мира, и мы все его любим за руководимый им замечательный Чеховский фестиваль. А Окуджаве, Любимову, Шнитке и др. теперь (на том свете) не так обидно: получается, их гнобил важный перспективный орденоносец, а не номенклатурная пешка.

Так что нынешние составители жутких полицейских протоколов небезнадёжны. В один прекрасный день они (все они) внезапно подобреют, их дубинки превратятся в букеты цветов, автозаки — в свадебные кареты, а сами они по просьбе прохожих станут охотно, хоть и неуклюже, танцевать танец маленьких лебедей. А о чём они мечтают, мы узнаем, когда начнутся заморозки.

Пусть до времени покалечены, Но и в прахе хранят обличие. Им бы, гипсовым, человечины — Они вновь обретут величие!

Сейчас многие хорошие люди, желая оправдаться перед всё понимающими друзьями, перед умными детьми, а главное — перед собой, вздыхают: «Опасное время, тяжёлое время, печальное время, тёмные времена» — gefahrliche Zeit, schwere Zeit, traurige Zeit, dunkle Zeiten. (Мне с послевоенного детства отвратительно немецкое начертание слова «время» с этим хищным, царапающим Z.)

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Рассказанные здесь отдельные истории показывают, что в gefahrlichе Zeit, schwere Zeit люди ведут себя по-разному.

Одни выполняют свою работу (зарабатывают), составляя протоколы и доносы. Другие помалкивают, сохраняя, как они думают, свою безопасность, свой бедный комфорт (а потом вдруг получают похоронку на сына)…

Но всегда есть такие люди, которые ведут себя иначе.

Докладная записка Шадрина говорит же не только о Шадрине. Она сообщает, что в schwere Zeit (тяжёлое время) был непокорный Театр на Таганке, были Аникст, Окуджава, Можаев, Шнитке, Карякин, которые публично (!) допускали «грубые выпады в адрес руководящих инстанций». Каждому из них было что терять. А эмиграция, напомним, была невозможна.

…Русский язык не сортирует людей; люди своё место, свою судьбу и репутацию выбирают (делают) сами. Язык выносит приговор. Кому-то ставит на лоб клеймо, чтобы мы за версту видели лжеца-негодяя. Другим вручает Орден Правды и пылающий факел.

Не по силам? Слишком горячо? Ну хотя бы свечку. В темноте (dunkle Zeiten) даже маленький огонёк виден издалека. Он — мишень для снайперов.

Кому охота быть мишенью? Число не имеет значения. Важно одно — такие люди есть. Мы их видим. Каждый, кто вынет свои глаза из телевизора, увидит этих людей.

Пословица в языке, как аксиома в математике, — не требует доказательств. Бесспорно, «стиль — это человек». Но стиль — это и эпоха. Готические соборы — одно, сталинские высотки и вышки — другое, тротуарная плитка — третье. И соборы говорят, и вышки говорят, и плитка говорит.

На огромном стадионе, где собрана сотня тысяч молодых людей, реют флаги и развешаны лозунги «Zа мир без нацизма», «Zа президента», «Zа Россию», на сцене появляются знаменитые артисты и не произносят, а провозглашают, выкрикивают удивительные языковые конструкции, родственные полицейским протоколам. Буквальный смысл слов, разумеется, самый благонамеренный, но истерический надрыв, неуместные слащавые улыбки, пошлая экзальтация — всё вместе создаёт впечатление (возможно, ошибочное), будто происходит сеанс массового растления.

«Недостаток вкуса ведёт к преступлению» — ещё одна аксиома. Доказать это невозможно, но аксиомы, повторим, в доказательствах не нуждаются.

P.S.

Русская классика. Полицейский прейскурант

1. Голдман — 10 тысяч рублей по статье 20.2 ч.5.

2. Никитин — 15 тысяч рублей по статье 20.6.1 ч.1.

3. Сумм — 50 тысяч рублей по статье 20.3.3 ч.1.

В ближайшем номере мы познакомим читателей с судейской разновидностью русского языка.

Источник

Сентябрьские размышлизмы

Шалом! Основой этой публикации будет мой материал годичной давности, вышедший на белорусском языке. Раз уж на него дала ссылку «Википедия», мне показалось важным кое-что перевести на русский. А что-то пересказать, дополнить…

***

В 2010-х годах часть народа почувствовала вкус к сопротивлению и начала самоорганизовываться. Развитие «новой оппозиции» с 2017 г. не могли не заметить наблюдатели; даром что многие её лидеры брошены за решётку или выдавлены из Беларуси, «зубы» у поборников независимости сохранились. Прямая аннексия (регионов) страны, которой пугали в 2018 г., а) просто не имела права состояться; б) в ближайшее время маловероятна.

Вместе с тем после 2020 г. в культурно-ценностном плане страна скорее ослабла, нежели усилилась. От визитной карточки Беларуси, Купаловского театра, осталось название, как и от многих иных театров; непоправимый ущерб нанесён десяткам, если не сотням, общественных учреждений, в т. ч. культурных. Несколько утешает то, что появились (относительно) новые формы общественного бытия, т. наз. культура сопротивления. Однако, в отличие от 2000-х годов, идеологи & «силовики» реагируют на неё более согласованно и жёстко, что доказал казус «Площади Перемен». В мае 2022 г. ими было воспринято как вызов даже открытие издателем Андреем Янушкевичем книжного магазина «Кнігаўка» в центре Минска (не проработал и пары дней).

Не внушает оптимизма деградация «привластной элиты». О неграмотности и растрёпанности последней упоминалось многократно, да то ещё полбеды, как и массовое кумовство. Названные пороки в принципе можно было бы преодолеть – не сегодня, так послезавтра… Но проявляется всё больше свидетельств того, что местная «элитка» – на крючке у российских и китайских «товарищей». Россияне ставят здесь прежде всего политические эксперименты, китайцы – социально-экономические, и сорваться с их крючков может быть очень и очень болезненно.

Знакомлюсь с политической пропагандой и контрпропагандой в лукашенских медиа. Сделал для себя вывод: лучше бы она была… пусть злокозненной, но поистине авторской и «тутэйшай». Готов был бы даже простить М-ка, если бы отставной КВН-деятель сам в июле 2021 г. придумал угрозу «прополоть» тех, кто подписался за освобождение Валерии Костюговой и Татьяны Кузиной. Не-а, не сам… А. Халдей в газете «Завтра», 2018 г.: «Путин всерьёз взялся за прополку наших либеральных грядок». Выяснилось, что эта «метафoра» – общее место у российских имперцев вроде А. Проханова.

Идём дальше. Скандальное «Накажи их, Боже, накажи» (февраль 2021 г.) о «предателях Беларуси» – перепев опуса Михаила Ножкина, почётного члена «Союза писателей ДНР». Триаду «Духовность. Державность. Достаток» орденоносный «глашатАй» А-к позаимствовал в августе 2021 г. у российского литератора Юрия Полякова. Правда, свою триаду сам Поляков мог «вылущить» из пяти пунктов программы Леонида Кравчука на президентских выборах в Украине-1991, и тогда СТВ-шные замолоты А-ка – вообще тень от тени…

На проимперских ресурсах соседнего государства Кастусь Калиновский (они обычно «расшифровывают» его изначальное имя, Викентий-Константин, как будто это что-то плохое) трактуется как польский мятежник и/или националист. Первого сентября 2021 г., блогер Юрий T-x вылез на сайт издания «администрации президента РБ» с подобным заявлением. Редакция поддержала.

Художник «СБ» О. Карпович давно завалился… не за мольберт – за плинтус

В январе 2022 г. кандидат исторических наук Г-н вновь попытался «разоблачить» Калиновского перед страной (а разоблачил себя и своё общество «Знание»…). Ещё один выходец из сообщества историков, «депутат палаты представителей» РБ Игорь Марзалюк, незадолго до годовщины подписания пакта Молотова-Риббентропа в той же «СБ» выставил Польше счета за то, что 26.01.1934 она «первой в Европе подписала с нацистской Германией декларацию (пакт) о ненападении сроком на 10 лет» Тоже общее место российской пропаганды – отвлечь внимание от тайной сталинско-гитлеровской «дипломатии» и раздела ІІ Речи Посполитой в 1939 г. Вот и директор службы внешней разведки РФ С. Нарышкин (па совместительству – глава российского исторического общества!), следом за квазиисториком В. Шведом, оперировал «марзалюковскими» аргументами… всего на полтора года раньше нашего чудака, в феврале 2020 г.

О январе 1934 года. Сближение с нацистской Германией ради собственной безопасности не украшало польское правительство, но мало кто в первый год гитлеровской диктатуры предвидел, чем она обернётся для Европы и мира. Не было ещё ни поглощения Саара, ни «Нюрнбергских законов» (1935 г.), ни ремилитаризации Рейнского края (1936 г.), ни аншлюса Австрии, ни «Хрустальной ночи» (1938 г.)… Всё это и многое другое произошло ко времени подписания германско-советских соглашений 23.08.1939. Короче, Сталин с Молотовым в 1939–1940 гг., относительно того, что делали Пилсудский и его команда в 1933–1934 гг., заигрывали с куда более заматерелыми бандитами. Присказку о сучке и бревне в глазу не очень люблю, но лишней она здесь не будет.

Ещё один носитель красивых титулов, заведующий отдела института истории Академии наук РБ Сергей Третьяк, по образцу своего старшего коллеги Марзалюка безответственно жертвует научным подходом в пользу идеологии. Немного упрощу его мысли из интервью В. Гедройцу: БССР 1930-х в составе сталинского Советского Союза – белая и пушистая, «панская Польша» – филиал ада на Земле… Читайте сами: «Если в БССР была фактически ликвидирована неграмотность, то в Западной Белоруссии в 1931 году 43 процента жителей старше 10 лет были неграмотными». Даже к 1939 г. в БССР было свыше 20% неграмотных: по данным переписи, 21,1%. В тот же период неграмотными в Западной Беларуси считались около 35% жителей; не вижу принципиальной разницы, тем более что статистику по-советски с её приписками надо проверять и перепроверять…

Опять же, не так фактоиды смутили меня в интервью, как слоган, взятый на вооружение выпускником исторического факультета БГУ: «Кто владеет прошлым – владеет будущим». Читатели «1984» Джорджа Оруэлла сразу вспомнят, чей это слоган, и к чему в романе привело его использование. Но Третьяк, скорее всего, опирается не на британского антиутописта, а на российского чиновника Владимира Мединского (см. кредо последнего здесь и здесь).

Понимаю, что инструментализация прошлого политиками & чиновниками была, есть и будет. Но всегда считал, что задача историков – противиться ей, минимизировать последствия, или хотя бы её не оправдывать… Иначе профессионалы, помимо обмана «простолюдинов», подсекут сук, на котором сидят. Потому что, если вслед за путинским нукером не верить в само существование объективной картины мира, если 2Х2 = столько, сколько говорит партия, то зачем вообще истфаки да академический институт истории? Пусть каждый пишет себе «картину маслом» из подручных материалов – мифов и т. п.!

«Использование истории идеологией у нас чрезвычайно механическое, квазирелигиозное. Идеологи не любят историю, это просто заполнение эфира», – сокрушался в сентябре 2022 г. Т., историк из Гродно (фамилию просил не называть, что, увы, характерно для нынешней Беларуси).

Резюме: сфера «госидеологии РБ» в условиях инанекратии уже в сентябре 2021 г. во многом была опутана имперской паутиной, а теперь и подавно. Белорусов активно подталкивают к тому, чтобы смотрели на свою историю и политику глазами Путина, Лаврова, Мединского… 🙁

Видимо, и 17 сентября было выбрано в 2021 г. как «день народного единства» если не по приказу, то с согласованием Москвы. Не раз отмечал: дата 17.09.1939 нам не чужая, помнить её надо, но наступление Красной армии на запад, начатое в тот день, направлялось не из Минска, и командиров мало занимали белорусские интересы (между прочим, не было оно и бескровным, сопровождалось тысячами жертв). О том, что произошло после присоединения Западной Беларуси, говорил в 2019 г. поэт Василь Жукович, ровесник «освободительного похода»:

Сколько людских судеб поломала за короткое время перед войной советская репрессивная машина! А сколько несправедливости, обиды и насилия претерпели «западники» в послевоенное время! Достаточно вспомнить принудительный сгон в колхозы, которые рушили семьи, стирали извечные обычаи, забирали у человека свободу… Но нет худа без добра – объединение Беларуси всё же состоялось. И этот факт, бесспорно, положительный.

В. А. Жукович, фото отсюда

До 1941 г. граница между восточной и западной частями Беларуси, несмотря на административное «воссоединение», де-факто существовала, просто так через неё не пропускали, да и после войны многие «западники» долго оставались в СССР гражданами второго сорта. Настоящее единство, по-моему, вообще не достигается посредством штыков, и не случайно 17 сентября в конце ХХ в. – начале ХХІ в. почти не отмечалось в народе. «У “западников” к 17 сентября очень разное отношение. Причём наполнить эту дату чем-то реальным, а не просто ярмаркой и спортивными соревнованиями, никто пока особенно не хочет», – продолжает историк Т.

В марте 2021 г., т. е. за три месяца до официального «возвеличивания» 17 сентября, я предлагал альтернативные даты для «праздника народного единства» – 25 августа (день решительного шага к независимости в 1991 г.) или 15 марта (день, когда в 1994 г. была принята Конституция Республики Беларусь). Если кому-то сильно хочется углубиться в прошлое, а «День воли» 25 марта напрягает, мог бы предложить 18 декабря – день открытия Первого Всебелорусского съезда в 1917 г. Ну, да что такое съезд или Верховный Совет Беларуси в сравнении с доблестной Красной армией и её вождём, тов. Сталиным!..

***

Сейчас я с немалой долей уверенности предполагаю, что «неожиданное» возвращение 17 сентября в общественно-политический контекст 2021 г. являлось частичкой «хитрого плана» в рамках подготовки к набегу РФ на Украину. Оно, похоже, призвано было подвести истерическую историческую базу под набег на территорию гордого соседа с разных cторон (в данном случае – с юга, востока и севера). Если верить риторике здешних и российских пропагандонов, не застрахована от такого набега и Польша – в 2022 г. они часто намекали, что Гитлер не был неправ, что поляки в 1939 г. его сами спровоцировали. Не хочу всякое г… пиарить, но, к примеру, в «Литгазете» 14.09.2022 прочёл: «К лету 1939 года Польша сосредоточила на границе с Германией 45 дивизий! В июле началась целая вереница пограничных конфликтов, в том числе кровавых. Польские войска провели настоящую акцию устрашения – перешли кордон (? – В. Р.), ворвались в немецкий городок Бромберг (не иначе как имеются в виду события в польском городе Быдгоще 3 сентября 1939 г. – В. Р.) и устроили резню. Ну и кто после этого в Европе главный поджигатель войны и нацист?» У нас в том же духе недавно высказывался любимый канал «товарищей майоров» – то ли «Жирные сливы», то ли «Жёлтые срывы». Следующий шаг – оправдание нацистской юдофобии?!

Вольф Рубинчик, г. Минск

16.09.2022

w2rubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 16.09.2022  23:16

О травле неугодных музыкантов

Игорь Гаврилов  1 сентября 2022

Запрещенные барабанщики, певцы и гитаристы. Как государство организует травлю неугодных музыкантов

«Культура отмены» в которой Путин обвиняет Европу, катком прошлась по отечественной популярной музыке. Хотя охота на ведьм не имеет общего мозга и довольно стихийна, источники The Insider считают, что финальный крестик напротив фамилии ставит Сергей Новиков из администрации президента. Из афиш исчезли Земфира, Оксимирон, Борис Гребенщиков, «ДДТ», «Машина времени» — и это только Топ-5 большого «черного списка», который никто никогда не видел и который постоянно пополняется новыми именами.

На прошлой неделе в Москве прошел фестиваль «Музыка с сильным характером», при участии Вячеслава Бутусова, групп «Чайф» и «Моральный кодекс». В анонсах фестиваля были также «Мумий Тролль» и «Сплин». Но «Мумий Тролль» вскоре исчез из программы — еще 2 марта Илья Лагутенко сообщил публике, что группа останавливает концертную деятельность.

А отмену выступления «Сплина» ничто не предвещало. Лидер группы Александр Васильев резких жестов и громких заявлений не делал. Группа работала в студии над новым альбомом. При этом те, кому довелось услышать новые песни, утверждали, что это настолько резко и остро, что уж теперь группу точно «отменят», и даже сам Васильев не уверен, что решится исполнять их на концертах.

Когда начался концертный тур, он эти песни и не исполнял. Для того, чтобы на группу начались гонения, хватило его реплик о музыкантах, вынужденных уехать из России. Песню «Выхода нет» он посвящал «Машине времени», «Аквариуму» и Tequilajazzz. Васильев первым из оставшихся в России рок-музыкантов сказал со сцены о тех, кто теперь на родине выступит нескоро. Участники разнообразных «Z-марафонов» и просто добрых фестивалей вроде «Дикой мяты» и «Стереолета» этим летом ни словом не обмолвились о тех, с кем годами пели на одних сценах, делили студии и гримерки, которых почитали как учителей.

Васильев первым из оставшихся в России рок-музыкантов сказал со сцены о тех, кто теперь на родине выступит не скоро

Триггером для кампании против «Сплина» стала попавшая в сеть запись выступления на воронежском фестивале «Чернозем». Именно разошедшийся по соцсетям видеоролик привел к тому, что выступление «Сплина» на «Музыке с сильным характером» в итоге отменили. Нечто подобное тому, что было сказано в Воронеже, Алекcандр Васильев говорил на концертах и раньше. Но только когда мнение музыканта «завирусилось», на это обратили внимание запретители.

Так вышло и с репликой Юрия Шевчука про «жопу президента». В ходе весеннего тура лидер ДДТ вообще общался с аудиторией в иронично-провокационном ключе. Тур пришлось остановить только после того, как все стали постить в своих соцсетях соответствующее видео.

Конечно, Васильев мог вообще ничего не говорить на своих концертах: так делает, например, Дельфин, чьи тексты, хоть и написанные на протяжении последнего десятилетия, — точнейший анализ пропитанной милитаризмом атмосферы в России и в мире. «Сплину» тоже достаточно петь на концертах своего давно написанного «Гарри Поттера», чтобы донести свою позицию. Но Александр Васильев рискнул и решил говорить. Два концерта «Сплина», стоявшие в графике турне группы после Москвы, уже отменили, и этим, кажется, дело не ограничится.

Как это работает

Никто так до сих пор и не смог понять до конца механизм, который срабатывает в каждом конкретном случае отмены артиста. Не существует никаких официально оформленных и утвержденных «черных списков». Солистка группы «АлоэВера» Вера Мусаэлян так описывает в своих соцсетях процедуру срыва концерта властями: «К владельцам площадок приходят перед самым концертом и прямым текстом говорят: свяжетесь с группой — вам конец: ФСБ, обыски, закрытие клуба».

В июле издание «Фонтанка» опубликовало некий список запрещенных музыкантов с оговорками вроде «якобы» и «по нашим сведениям». И тем не менее эту информацию охотно подхватили другие СМИ. Даже с такой слабой доказательной базой публикация ресурса вызвала большой резонанс и, вполне вероятно, для кого-то стала руководством к действию. Если представить себе регионального организатора концертов, решающего, приглашать ли на гастроли того или иного артиста, то теперь у него на руках есть обоснование отрицательного решения.

Никто так и не смог понять до конца механизм, который срабатывает в каждом конкретном случае отмены артиста

Это только кажется, что после тридцати лет бурной концертной деятельности российские организаторы пропитались рыночным духом и исходят в своей работе из интересов зрителя. На самом деле стоит заглянуть в профильные Telegram-чаты, в которых состоят тысячи участников концертной индустрии со всей страны, чтобы понять, что сторонников войны в этой отрасли не меньше, чем в любой другой.

Тем не менее за каждого из отмененных артистов, будь то Манижа, «Би-2» или теперь вот «Сплин», многие организаторы бились до последнего, включая весь свой админресурс. Насколько известно The Insider, по вопросу выступления группы «Сплин» в Москве устроители фестиваля обращались к знакомым в ФСБ. Однако все попытки отбить «Сплин» закончились тем, что организаторам сказали: «Во время концерта им просто отрубят свет».

За «Би-2», отказавшихся выступать в Омске под транспарантом «Zа президента», бились на уровне АП. Никто, кажется, не сомневается в том, что идеологические решения такого уровня («Би-2» — группа со стабильными стадионными аудиториями по всей стране) принимаются именно там.

Группа «Би-2» в Омске пыталась завесить надпись «Zа президента» черным задником, объясняя это тем, что по техническим условиям это нормальное оформление сцены

Группа «Би-2» в Омске пыталась завесить надпись «Zа президента» черным задником, объясняя это тем, что по техническим условиям это нормальное оформление сцены

Вопрос налаживания отношений между концертными компаниями и властью стал актуален еще во времена пандемии и связанных с ней отмен и переносов множества проектов. Тогда целью организаторов было избежать банкротств из-за необходимости возвращать деньги зрителям. Отчасти эту задачу удалось решить, используя административный ресурс крупных концертных компаний. Им разрешили не возвращать деньги в обязательном порядке, если речь идет не об отмене, а о переносе мероприятия. Но теперь очевидно, что запланированные концерты зарубежных или «неблагонадежных» отечественных артистов в ближайшие годы не состоятся.

Летом перед концертными компаниями встала новая проблема. Государство активно финансирует всевозможные бесплатные мероприятия в регионах: нужно как-то отвлекать население от растущих экономических проблем. Часть компаний встала в очередь за грантами. Другие пытаются сохранить хотя бы видимость «билетного» шоу-бизнеса. Бесплатные концерты — игла, на которую охотно садится зритель, и вытащить его обратно в концертные залы и клубы тяжело.

Невыгодность отмены

Налицо два противоречащих друг другу процесса. С одной стороны, из игры выбыли (или, скорее, их «выбили») множество музыкантов, включая самых кассовых и народных — помимо перечисленных выше, отменили Земфиру, Валерия Меладзе, Светлану Лободу и Оксимирона. С другой — чем-то все-таки нужно заполнять разного рода «марафоны», как с «Z» на афишах, так и без. Но ни один организатор не может быть уверен, что программа его мероприятия не изменится до неузнаваемости из-за антивоенного высказывания или поста того или иного артиста. А значит, и зритель не уверен, что получит именно то, на что идет. Даже бесплатно.

В разговорах о том, где и с кем приходится обсуждать вопросы отмены российских артистов, промоутеры упоминают чиновников из команды Сергея Кириенко. Сам он с весны занят «новыми территориями», поэтому среди тех, кто может быть связан с этими процессами, называют Сергея Новикова, Тимура Коробицына и других чиновников. Финальную галочку или крестик напротив той или иной фамилии, по мнению большинства источников The Insider, ставит Сергей Новиков.

Сергей Новиков — земляк и регулярный член команды Кириенко на всех его постах, 20 лет назад работал редактором нижегородской радиостанции «Рандеву», а сейчас начальник управления президента РФ по общественным проектам и председатель совета директоров ВЦИОМ

Сергей Новиков — земляк и регулярный член команды Кириенко на всех его постах, 20 лет назад работал редактором нижегородской радиостанции «Рандеву», а сейчас начальник управления президента РФ по общественным проектам и председатель совета директоров ВЦИОМ

Однако на данный момент охота на ведьм лишена какого-либо «мозга» и стала самовоспроизводящимся процессом. Решения об отмене тех или иных артистов происходят на пересечении вертикальной и горизонтальной инициатив. Запрет выступлений артиста становится результатом травли в истеричных Telegram-каналах вроде ресурса актрисы Марии Шукшиной или сети каналов фабрики троллей Евгения Пригожина. В этих каналах можно найти инструкции по написанию доносов на неблагонадежных артистов, а также цитаты из упомянутых писем.

Такого же рода письма рассылаются региональным чиновникам разного уровня. Так выглядит типичный донос на группу «Би-2»:

Фактически чиновников шантажируют информацией о том, что в их регионе готовится идеологическая диверсия. И даже если концерт проводит частная компания, на которую местная власть формально не имеет влияния, городское руководство находит способ надавить на организаторов и заставить их отменить концерт.

Инициатива местных провластных активистов часто рифмуется с желанием чиновников разных рангов продемонстрировать усердие в борьбе с инакомыслием. «Би-2» у запретителей в какой-то момент вроде бы удалось отбить, и после череды отмен они выступили на футбольном матче «Зенит» — «Спартак». Однако в отчетах госпропаганды четко прослеживалась мысль, что это появление группы не вызвало энтузиазма у болельщиков: на стадионе был слышен свист. По одной из версий, он был свидетельством негодования патриотически настроенных фанатов, по другой — так болельщики «Зенита» отреагировали на спартаковский шарф на шее солиста группы.

Что делать, если вас отменили

Самый простой способ — стереть прошлое. Несколько выступлений группы «Кис-кис» были отменены из-за антивоенных постов в Twitter барабанщицы Алины Олешевой и из-за того, что на концерте в Санкт-Петербурге публика скандировала «Хуй войне!» Однако сегодня группа собирается в длительное турне по России в поддержку нового альбома. Рецепт оказался прост. Учетную запись пользователя Алины Олешевой под ником @Etopizdets вы в Twitter сегодня не найдете. Выглядит все так, словно ее удалили, и тогда концерты чудесным образом вернулись.

Есть еще вариант продолжать выступать, не выступая. Например, в число «отмененных» входит группа «Несчастный случай», но ее лидер Алексей Кортнев продолжает давать частные акустические концерты под гитару.

Под каток попал и Петр Налич. После его поста «Нет войне» в Instagram он потерял договоры с государственными структурами, и теперь если и участвует в проектах с госфинансированием, то на сцену не выходит, оставаясь в роли аранжировщика и продюсера.

Как не поступаться принципами

Что необходимо понимать о юридической подоплеке нескольких громких эпизодов последнего времени? The Insider обсудил несколько конкретных случаев с опытным в концертной области российским юристом (который из соображений безопасности просил его не называть).

После разбирательства по эпизоду с той самой «жопой президента» на концерте в Уфе Юрий Шевчук признан виновным в дискредитации ВС России (ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП). Судья Юлия Егорова заявила, среди прочего, что для того, чтобы заставить зрителей усомниться в целях пребывания российских военных в Украине, певцу было необязательно использовать слова «вооруженные силы» и «армия».

Статья 20.3.3 КоАП, по которой преследуют Шевчука и тысячи других людей, высказывающихся против войны, — неправовая. Она фактически запрещает людям выражать свое мнение. Кроме того, она дискриминационная: хвалить российскую армию можно, а критиковать нельзя. При этом трактовку даже этой статьи, напоминающей худшие советские законы об «антисоветской агитации и пропаганде», правоохранители и суды растягивают до предела: наказуемой оказывается вообще любая критика российских властей в связи с войной, даже если речь идет не об армии, а о чиновниках. Наказуема и ирония (здесь вспоминается дело о штрафе за кавычки при написании фразы «специальная военная операция»). Наказуемы любые символы, которые власть считает антироссийскими (вспомним фееричный штраф за желто-голубые кроссовки). Так что комментировать всерьез, есть ли здесь состав правонарушения, невозможно, отмечает юрист. При этом повторная «дискредитация» может повлечь уже уголовную ответственность (ст. 280.3 УК). Продолжать высказываться — значит рисковать попасть под уголовное преследование с перспективой лишения свободы до пяти лет.

Вера Мусаэлян описала в своих сетях способ уходить от атак охранителей и доносчиков. Фактически, речь идет об организации квартирников:

«Накануне концерта 6 августа в Москве нам пришло сообщение от организаторов «Вот и все, концерт отменен, подробностей нет». Ночью мы ищем новые площадки. Все крупные клубы отказывают».

Группа собралась с силами и смогла сообщить каждому из тех, кто купил билеты, о новом, секретном месте проведения концерта. А еще смогла отсеять эшников в момент попытки проникнуть на мероприятие.

«В этот день мы сыграли первый тайный концерт в самом центре столицы, — писала певица. — Мы хорошо сработали. Вы о нем узнали, а товарищ майор — нет».

Здесь важно прежде всего понимать, что никаких «нелегальных концертов» нет и быть не может даже по действующим российским законам. Собрания в помещениях, в отличие от уличных митингов, демонстраций, шествий и пикетирований, не требуют ни предварительного разрешения от властей, ни предварительного согласования с ними. Поэтому «подпольные» концерты — это исключительно результат незаконного принуждения, угроз и давления со стороны властей.

В августе группа Anacondaz сообщила о решении перенести все свои концерты, планировавшиеся в 2022 году в России. В качестве причины группа назвала давление властей. Сообщение появилось после того, как запланированный на 22 июля концерт в Екатеринбурге был отменен по требованию МВД за два часа до начала. По такому же сценарию отменили и назначенное на следующий день выступление в Перми. Группа объявила о том, что начинает «судебные процессы против властей» из-за срыва концертов. Музыкантам помогает правозащитная группа «Агора», а судиться они будут именно с теми, кто сорвал концерты, — с представителями МВД.

Группа «Каста» напрямую призвала поклонников делать для них подпольные концерты:

«Организовывайтесь своими компаниями друзей, скидывайтесь, бронируйте себе небольшое подходящее место, связывайтесь с нами — мы приедем и выступим. Поугораем, поужасаемся, помечтаем. И не афишируйте это, а то вам сорвут праздник».

Примерно так же строит сейчас свои отношения с поклонниками группа «Элизиум». В советские времена это называлось незаконным предпринимательством, но сегодняшние российские законы вполне позволяют такие концерты устраивать. Здесь не к чему придраться. У всех есть право собираться, петь песни и танцевать под них. Артисты, как правило, зарегистрированы как ИП или как самозанятые. Кроме того, для квалификации деятельности в качестве предпринимательской нужна систематичность и цель извлечения прибыли. Не любой концерт за деньги будет считаться предпринимательством. Можно, наконец, выступать за пожертвования — они не облагаются налогом.

Кто-то может сказать, что «в советские времена и не через такое проходили». Но правда в том, что через такое никто не проходил никогда. Юрию Шевчуку, Александру Васильеву, «Би-2» и другим артистам могут запретить выступать, их песни могут перестать транслировать по радио, к ним могут перекрыть доступ на цифровых платформах. И все равно останется простая вещь — гитара. Молодые люди до сих пор подбирают аккорды и поют песни разных артистов и разных эпох: «ДДТ» поют, «Кино», Нойза МС, 5’Nizzа, Валентина Стрыкало. Пока это так, музыку не отменили.

Источник

Опубликовано 11.09.2022  16:40

В. Рубінчык. Ці зможам адказаць?

Шалом! Гэтае лета, дый шырэй, апошні год у РБ – нейкі трыумф альбо шабаш пасрэднасці (на мове суседняй дзяржавы маю трэцяліпеньскі тэксцік «Пасрэднасць на маршы», дзе, натуральна, былі паказаны далёка не ўсё факты й тэндэнцыі). А пачалося ўсё значна раней…

З нагоды ўганаравання «вялікага гуманіста» Міколы Чаргінца званнем «Народны пісьменнік Беларусі» (у канцы чэрвеня 2022 г.) успомнілася перапіска Янкі Брыля з Уладзімірам Калеснікам. У 1966 г. Калеснік пісаў сябру:

Вульгарызатары вельмі шмат нарабілі зла, унушыўшы пасрэдным рамеснікам погляд, быццам літаратура і ёсць рамяство, сутнасць якога заключаецца ў лоўкасці пераказу агульнавядомых палажэнняў сацыялогіі на мову наглядных вобразаў. Гэты погляд і зручны, і выгадны для людзей, якія робяць творы «без божества, без вдохновенья», бо ён аблягчае ім занятак і заробак, а галоўнае — ураўнівае пасрэднасць з талентам, рамяство з творчасцю. І ніколі гэтая катэгорыя літаратараў не адступіцца ад мілых іхняму сэрцу прынцыпаў. Барацьба за сапраўднае мастацтва заўсёды была і будзе барацьбой супраць рамяства, якое заўсёды гатова на кан’юнктурныя «подзвігі». Гэта горкая праўда, але ад яе няма куды дзецца… Мне думаецца, у гэтай сітуацыі трэба асцерагацца лішняй уражлівасці, хваравітасці, а старацца весці барацьбу сістэматычна і з такім напружаннем сіл душы, якога вымагаюць абставіны, каб не растрачваць пачуццяў па-дурному… Іронія, на мой погляд, якраз найлепшая зброя, бо яна наносіць удар праціўніку і зберагае агонь душы, псіхічную энергію, якая ў адрозненне ад фізічнай затрачваецца беззваротна.

Ну, я-то свае жарцікі (часам удалыя, часам не) як наступальную зброю не трактую – хіба што для самаабароны юзаю… Быццам Аркадзь Аверчанка, жартую, калі мне весела; паколькі мне даволі часта бывае весела, то і жартую не так ужо рэдка.

Cуперсерыю з 12 кніг, аб’яднаных (на думку ініцыятараў праекта) тэмай справядлівасці, прэзентавала тутэйшае міністэрства інфармацыі. Да Льва Талстога, Уладзіміра Караткевіча ды інш. далучылі «Вам – заданне» таго самага Чаргінца – «Гамер, Мільтон і Панікоўскі» ^_^

Сайт «Звязды», 9 жніўня. Данііл Гранін стаў у прапагандыстаў «Аляксандрам», а брытанка Этэль Ліліян Войніч з яе «Аваднём» – ці то беларускай, ці то ўкраінскай пісьменніцай. Намміністра інфармацыі Бузоўскі ў «СБ», 10.08.2022: «Мы ўзялі ў гэтую падборку вядомыя ўсім класічныя раманы рускіх, беларускіх і ўкраінскіх аўтараў» О_о

Увогуле-то, зразумела, не да смеху, не да фіесты. Абурае, калі марадзёры & аматары прыпісак, якія цягнуць прэміі з дзяржбюджэту ў «міжсабойчык», бяруцца вяшчаць-верашчаць пра справядлівасць.

Да спадчыны Адама Іосіфавіча Мальдзіса (1932-2022) стаўлюся збольшага з піетэтам… прафесар насамрэч багата зрабіў для беларускай культуры. Але ў канцы 2000-х я быў збянтэжаны, калі зусім ужо не малады А. І. пайшоў аглядальнікам у казённую «Советскую Белоруссию», ды неяк няўклюдна патлумачыў свой крок у газеце «Народная воля»: маўляў, у любым разе трэба ведаць непрыяцеля знутры.

А. І. Мальдзіс (на фота) пісаў у газеціну, здаецца, пераважна пра тое, што беларускія скарбы расцярушаны па розных краінах, у пэўным сэнсе «цывілізуючы» мурло «СБ», выдання адміністрацыі Лукашэнкі. К 90-годдзю з дня нараджэння Мальдзіса – 7 жніўня 2022 г. – на будынку астравецкай бібліятэкі меркавалі павесіць шыльду ў гонар знакамітага земляка…

Цяпер, калі стала вядома, што рашэнне Астравецкага райвыканкама аб наданні бібліятэцы імя Мальдзіса прыпынена аблвыканкамам, не магу не ўзгадаць крыху нецэнзурную прыказку: «Служы пану верне, ён табе …»

Копіі дакументаў адсюль. Спачатку «актывістцы» Бондаравай, для якой Мальдзіс быў занадта «прапольскім», адказалі, што адмены рашэння не плануецца, праз пару дзён – што яго выкананне прыпынена 🙁 Эх, «губернатар» Гродзеншчыны, займаўся б ты лепей медыцынай…

Добра, адзначым Мальдзісаў юбілей па-свойму – перачытайма цытаты, датычныя беларускіх яўрэяў, з яго кнігі «Як жылі нашы продкі ў ХVIII стагоддзі» (перавыдавалася не раз; тут карыстаюся выданнем 2009 г.). Наколькі распаведзенае слушна – ацэньваць не мне, я не гісторык.

Асаблівай праслойкай сярод жыхароў тагачаснай Беларусі былі яўрэі-карчмары. З аднаго боку, іх няшчадна эксплуатавала шляхат, з другога – яны самі з такой жа няшчаднасцю абдзіралі сялян, значна павялічвалі феадальны прыгнёт у вёсцы… Прыезд шляхціца і тым больш магната не прадвяшчаў карчмару нічога добрага. У лепшым выпадку падарожны госць здзекаваўся з яго веры, угаворваў прыняць хрысціянства. У горшым – выганяў з дзецьмі прама на вуліцу, на дождж і снег. Саламону Маймону, чыё дзяцінства прайшло пад берагам Нёмана, у Жукавым Барку, не раз даводзілася начаваць у кустах. Побач з карчмой Маймонаў быў стары мост, які ніхто не хацеў рамантаваць. За гэта бацьку будучага філосафа часта білі бізунамі. А аднойчы яго прымусілі выпіць цэбар вады, ад чаго ён захварэў ліхаманкай. Аднойчы ў карчму Маймонаў зайшоў поп і патрабаваў бясплатна гарэлкі, а калі яму адмовілі, падгаварыў селяніна-баброўніка падкінуць у карчму чалавечы труп. Арандатара-пахтара (іначай «фактара», г. зн. пасярэдніка, гандлёвага агента. – В. Р.) абвінавацілі «ў забойстве хрысціяніна». Пачаліся жорсткія допыты. Баброўнік прызнаўся, што гэта ён падкінуў тапельца. Збітага карчмара ўрэшце выпусцілі, селяніну далі розаг, аднак папа, які ўсё падстроіў, так і не пакаралі. Пра гэтыя перыпетыі бацька Саламона Маймона склаў «нешта накшталт эпапеі з лірычнымі спевамі» і часта яе зачытваў…

Ф. Булгарын расказваў у сваіх «Успамінах» такую гісторыю. Неяк у Слуцку перад яго бацькам яўрэй-адкупшчык не зняў шапку. Абражаны шляхціц папрасіў Кароля Радзівіла («самага… добрага і высокароднага чалавека!») даць яму ў арэнду маленькі фальварак пад Слуцкам і стаў там прадаваць гарэлку па самай нізкай цане. Карчмару пагражала банкруцтва, таму ён прыбег да Булгарына прасіць прабачэння. Шляхціц нібы злітаваўся і нават прапанаваў яўрэю ўзяць «карчму» ў арэнду. Але як толькі адкупшчык падпісаў кантракт, выбеглі слугі, павалілі новага «арандатара» і ўсыпалі яму дзвесце ўдараў скуранымі пастронкамі. Яўрэі паскардзіліся ў Нясвіж [Радзівілам]. Але Булгарын з’явіўся туды і лёгка апраўдаўся: ён біў свайго арандатара і па сваёй частцы яго цела!

***

Учора ў Варшаве прэзентавалі кнігу «ПП» – гэты скарот значыць «Плошча Перамен». Змешчаны ў ёй здымкі журналіста Яўгена Атцецкага, які жыў побач з самай знакамітай «бунтоўнай» пляцоўкай г. Мінска (што знаходзіцца паміж Смаргоўскім трактам, вуліцамі Кахоўскай і Чарвякова). Таксама Атцецкі і яго памочнікі сабралі расповеды жыхароў суседніх дамоў, якія 2 гады таму пачалі збірацца ў дворыку ля вентыляцыйнай будкі. Каму цікава, як яна тады выглядала, зазірніце ў мае матэрыялы 2020 г.: раз, два, тры, чатыры

Я. Атцецкі падпісвае кнігу. Адсюль

Праца над праектам «ПП» вялася з канца 2020 г., інтэрв’ю з рэзідэнтамі Плошчы Перамен пачалі збірацца ў лютым 2021-г. Характэрны расповед Яўгена на прэзентацыі: «Тыя словы, што людзі казалі тады — яны былі шчырымі, яны былі дастаткова вострымі, і людзі не цэнзуравалі сябе ў той ступені, як яны, на жаль, робяць гэта цяпер… Мы сутыкнуліся з гэтым на апошняй стадыі рэдактуры тэкстаў, калі пачалі ўзгадняць іх з героямі. Мы пабачылі, што многія з іх хочуць перапісаць ранейшыя тэксты». Я таксама заўважыў, што некаторыя цяпер «баяцца ўласнай смеласці» (праяўленай летам-восенню 2020 г.). Нават часам думаю – а ці была ў некаторых тая смеласць? Або, як у «Джэнтльменах удачы», «усе пабеглі, і я пабег(ла)»?

Яшчэ адна важная для культуры кніга «Ля вытокаў беларускай палітычнай навукі» (204 с.) выйшла надоечы ў Вільні (Еўрапейскі гуманітарны ўніверсітэт) пры дапамозе беларускага офіса нямецкага фонда Адэнаўэра. Гэта зборнік артыкулаў палітычных аналітыкаў Ірыны Бугровай, Святланы Навумавай, Сяргея Панькоўскага, Уладзіміра Роўды, Віктара Чарнова. Усе яны зарана памерлі, усіх я так ці іначай ведаў, у першых траіх нават навучаўся (той самы ЕГУ, Мінск, канец 1990-х). На жаль, не ўсё ў іх тэкстах пра Беларусь вытрымала выпрабаванне часам, але прадстаўлены матэрыял каштоўны, як мінімум з гістарычнага пункту гледжання. Добрую справу зрабілі ўсе, хто спрычыніўся да выхаду зборніка – найперш яго ўкладальнікі Уладзіслаў Іваноў і Андрэй Сцяпанаў, аўтар прадмовы Валер Карбалевіч. Што істотна, кніга зараз даступная ў сеціве – яе можна спампаваць, прааналізаваць, зрабіць на аснове прачытанага самастойныя высновы. Аспрэчыць, у рэшце рэшт.

C. Рогач, А. Ільінчык. Фота з адкрытых крыніц

Пасля колькіх дзён адседкі выйшла на волю аштрафаваная Сняжана Рогач, магістарка гісторыі, выкладчыца ВНУ, каторая час ад часу была пачытвала мае назіранні. Промні падтрымкі ёй… І гомельскаму барду, арганізатару канцэртаў Аляксею Ільінчыку, якога міліцыя на днях затрымала за «творчую дзейнасць у інтэрнэце» – таксама.

І культур-мультурны фінал. Год таму ў Менску (!) выйшаў альбомчык паэта і кампазітара Віктара Лупасіна з кампазіцыяй «Я – скумбрыя»… Сцёбнае танга не для ўсіх, але паслухаць варта.

Вольф Рубінчык, г. Мінск

19.08.2022

w2rubinchyk[at]gmail.com

Апублiкавана 19.08.2022  19:41

Шалом, тоталитаризм (окончание)

Ну что, румяные критики мои, пора-таки завязывать с мини-сериалом? Видимо, пора: за ЕГУ, инанекратию и социал-дарвинизм уже проговорено, кто хотел, тот откликнулся (мало кто захотел). Полемики о форме и содержании здешнего режима не получилось, что легко объяснимо: дискутировать в эпоху, когда, как в старом анекдоте, ты – цитату, а тебя могут – ссылкой, дельце хлопотное… Проще клепать и потреблять такие новости:

Впрочем, наряду с «песиками» закордонный интернет-ресурс не забывает расстрелянных поэтов, в т.ч. идишных. Ещё в 2017 г. он разместил о них серию материалов – мерси…

Дабы «не вставать дважды», поблагодарю общественных активисток Фаину Куклянскую и Светлану Тихановскую, а также израильского дипломата Иосефа Леви, за напоминание о судьбе писателя Мойше Кульбака (1896–1937). В пейсбуке сообщили, что 29.10.2021 в Вильнюсе была организована «минута молчания».

И. Леви и С. Тихановская у здания, где в Вильно 1920-х гг. жил М. Кульбак. Фото отсюда

В том же октябре 2021 г. актёр Александр Жданович, aka Маляваныч, начитал для интернета сказку М. Кульбака «Вецер, які гняваўся», опубликованную в оригинале аф идиш ровно 100 лет назад, а в переводе на белорусский – весной 2016 г. Кстати, «гняваўся» – спорное словцо; понормативнее было бы «гневаўся» или «гнявіўся». Но сказка необычная, и странность в ней вроде как в строку… Может, и приживётся – за пять годков претензий от читателей и слушателей не поступало.

О том, что почтенный Маляваныч озвучил сказку в моём переводе, я узнал только в середине ноября, наткнувшись на ролик случайно, – это к вопросу о «неслыханной солидарности», разбуженной в 2020-м. Ваш (не)покорный слуга и сам не без греха – бывало, в начале века использовал целые тексты, не предупреждая авторов/переводчиков. Ну вот, эффект бумеранга…

По-моему, несовершенная, но живая культурка всяко лучше, нежели тотальное бескультурье. Или змеешип вроде этого:

Увы, от «самоистязаний химеры, именуемой совестью», избавились многие «коллеги» из чергинцовского союза писателей. Порадовала разве что позиция Сергея Корчицкого, русскоязычного поэта, когда-то вступившего в СПБ, но не пожелавшего активничать на ниве пропаганды. В прошлом году он, кандидат наук и доцент, заступился за «мятежных» студентов из лингвистического университета, за что год спустя вместе со своей коллегой Натальей Дулиной был окарикатурен в «Совбелии»

Член Белорусского союза художников О. Карпович пробил очередное днище; «гладких» и «шершавых» даже касаться неохота

Сергей прокомментировал ситуацию по-философски: «Время такое всех, увы, закрывают. Многих в тюрьму. Как там у Исайи “Близится утро, но ещё ночь”». Он много лет отдал кафедре итальянского языка, сделавшись там вторым по статусу человеком. Без этого «идеологического диверсанта» кафедру можно будет закрывать – после ухода Н. Дулиной из 17 сотрудников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, всего двое имеют учёную степень. Незаменимых нет? В Беларуси латинистов жменька, и никто из них не нашёл себя на помойке. Очень сомневаюсь, что кто-то из них пойдёт на место Корчицкого, ежели Сергея отстранят от преподавания.

Будем оптимистами: некие остатки здравого смысла сохраняются в здешних (под)системах образования, культуры, медицины, промышленности… Да и ребята из МЧС помогли мне этой осенью, не интересуясь отношением к «вождю». Может, именно благодаря «остаточным явлениям» режим ещё не скатился в кромешный мрак и кондовый тоталитаризьмъ – хотя многие тренды настораживают.

Порадовало, что государственный музей истории белорусской литературы запланировал на 23.11.2021 открытие выставки, посвящённой юбилярам года. Там будет инфа не только о Кульбаке, но и о погибших на фронте поэтах Руве (Рувиме) Рейзине (1911–1942) и Лейбе (Льве) Талалае (1906–1943). А также об авторитетном литературоведе Ури Финкеле (1896–1957).

Что до самого шумного события последних двух недель – «великого стояния»  на белорусско-польской границе. Зря недавняя «главная идеологиня» Ольга Шпилевская (ныне телеперсонаж) заявила, что «это не наш кризис». Да, не только власти РБ несут ответственность за прилёт в страну тысяч бедолаг с Ближнего Востока, однако без санкции властей никакие массовые перемещения в аэропорт «Минск» были бы невозможны. Тем более немыслимым оказалось бы появление табора в приграничной зоне. А «совсем тем более» – кидание камнями в польских силовиков.

Если бы здешняя администрация ограничилась раздачей гуманитарной помощи! Но ведь беспрецедентно агрессивная антипольская риторика свидетельствует о деятельном, системном втягивании Беларуси в конфликт с «коллективным Западом» (правда, тут пытались противопоставить «злой Польше» «добрую Баварию» – без особого успеха). Похоже на умасливание Кремля… и/или на плату за услуги, оказанные последним после 09.08.2020. 🙁

Грубо говоря, претензии к Польше со стороны официального Минска с самого начала сводились к следующему: «Мы согласились превратить свою страну в проходной двор, а вы чего ломаетесь?» Безотносительно моральных и деловых качеств польского руководства (которое, конечно, далеко не подарок), нельзя было не предвидеть, что перспектив такие претензии не могут иметь. Стало быть, операция по переброске «беженцев» (беру в кавычки, т.к. есть основания полагать, что к беженцам примазались и обычные экономические мигранты, и боевики, преследовавшие свои цели) – часть гибридного противостояния… Не хочется говорить – гибридной войны.

Кому всё это выгодно? История 2015 года с мигрантами на российско-финской границе, также ставшими рычагом давления на Запад, как бы намекает.

Вписаться в международный конфликт относительно легко, выписаться из него куда труднее. Кто-то скажет «чем хуже, тем лучше», имея в виду, что каждый день пребывания неспокойных иностранцев в Беларуси ослабляет позиции режима. Но ведь имидж страны тоже ухудшается. Мне представляется, что выходом из сложившейся заковыки могло бы стать сочетание репатриации с натурализацией. Т.е. часть иностранных граждан возвращается в свои страны (пусть даже за счёт «Белавиа» или какого-нибудь «резервного фонда»), а части можно было бы предоставить вид на жительство в Беларуси. Есть мнение, что у нас динамично развиваются некоторые отрасли экономики, например, сельское хозяйство.

В романе Виктора Правдина, лауреата Национальной литературной премии за 2021 г., рассказывается, как в белорусском СПК (бывшем колхозе) трудяги зарабатывают «в два, а то и в три раза больше, чем в городе». Лауреат же не станет врать?.. 😉

Даже если с зарплатой не сложится, как не складывалось у меня (когда работал на государство, то, имея высшее образование, с трудом сводил концы с концами), в Беларуси уже много десятилетий нет войны! Настоящие беженцы должны оценить значимость этого фактора.

В рамках информационно-просветительной кампании допустимо вспомнить, что князь Витовт 600 с лишним лет назад расселил на наших землях татар, которые по языку и религии тоже сильно отличались от местного населения. Как-то прижились (точнее, не «как-то», а «ещё как»). Неужели нынешняя Беларусь с её 9,4 миллионами населения неспособна принять тысячу-две «чужаков»? Главное, по-моему, желание с их стороны… которое было бы подкреплено льготами для переселенцев, предусмотренными особой программой. Чиновникам и «депутатам» следовало бы не «польский фашизм» изобличать, а срочно разработать такую программу. И добиваться того, чтобы люди из Польши бежали в Беларусь (покамест чаще бывает наоборот).

***

В России генпрокуратура «наехала» на организацию «Мемориал», основанную в конце 1980-х и хранящую память о жертвах сталинского террора. Протесты против намеченной ликвидации «Мемориала» довольно сильны, и есть шанс, что они будут услышаны. Здешнее же «хряпало», как уже сообщалось, сожрало Союз белорусских писателей, Белорусскую ассоциацию журналистов, Объединение белорусов мира (ЗБС), Общество белорусского языка (ТБМ), Товарищество белорусской школы (ТБШ)… – и не подавилось. Теперь вот закусило общественным объединением «Белорусский народный фронт» (БНФ) и созданным аккурат 30 лет назад информационным агентством БелАПАН. Последнее объявили рассадником экстремизма.

В 2000-х годах я не раз посещал офисы БелАПАНа – сперва на ул. Сурганова, затем на Академической. Послеживал за информационной лентой belapan.com. «Экстремизма» не замечал; напротив, корреспонденты агентства иногда сглаживали углы (как в истории с моим увольнением из госучреждения в 2004 г.). В целом же подчинённые Алеся Липая выдавали качественный продукт, не пренебрегая культурой и еврейской тематикой.  Обосную:

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ПОЭМЫ ЗМИТРОКА БЯДУЛИ «ЖЫДЫ» ВПЕРВЫЕ ОПУБЛИКОВАН В ГАЗЕТЕ «АНАХНУ КАН»

Минск, 5 сентября [2002]. Полный текст поэмы классика белорусской литературы Змитрока Бядули «Жыды» впервые опубликован в последних двух номерах независимой еврейской газеты «Анахну кан» (в переводе с иврита «Мы здесь»).

Об этом в интервью БелаПАН сообщил издатель газеты, политолог, аспирант Республиканского института высшей школы Вольф Рубинчик. Поэма написана в 1915 году, основана на реальных фактах биографии З. Бядули, изложенных в повести «Набліжэнне». В поэме описаны еврейские погромы 1915 года, совершенные русскими войсками в Беларуси в годы первой мировой войны. Семья поэта была спасена от уничтожения благодаря помощи соседей-белорусов. Поэма лишь однажды публиковалась с купюрами в однотомнике Бядули, изданном в 1937 году. В собрание сочинений поэта «Жыды» не вошли. Впоследствии поэма была забыта белорусскими литературоведами и о ней не упоминается в новом академическом издании «Гісторыя беларускай літаратуры XX стагоддзя». Несколько лет тому назад в Белорусском государственном архиве-музее литературы и искусства ее рукопись отыскал минский журналист Илья Резник, который ныне проживает в Израиле.

«Поэма и сейчас достаточно актуальна как своеобразный исторический документ и наказ потомкам», – отметил В. Рубинчик.

«Анахну кан» издается с января 2002 года в Минске на белорусском языке и идише, является единственной отечественной еврейской газетой, представленной в интернете.

Марат ГОРЕВОЙ, БелаПАН

Лет 10 назад начальство «ушло» М. Горевого, с того времени я почти утратил интерес к проекту Липая-Цыганкова. Но уверен, что крупнейшему частному информагентству Беларуси, как и тутбаю в мае с. г., и многим другим ресурсам, заткнули рот по надуманным поводам. И буду в этом уверен, пока мне не докажут обратное.

Алесь Липай (19662018) и Виталий Цыганков (1969 г. р.), сооснователи БелАПАНа. Фото из википедии

Конечно, КГБ с МВД ничего доказывать не станут – внесли в этом месяце ЗАО «БелАПАН» в «перечень организаций, формирований, индивидуальных предпринимателей, причастных к экстремистской деятельности», и хватит с нас. Интуиция подсказывает – решению посодействовали «карманные» эксперты от министерства информации, да и конкуренты из БелТА. Вскрытие покажет.

Вольф Рубинчик, г. Минск

17.11.2021

w2rubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 18.11.2021  01:22

Шалом, тоталитаризм (продолжение)

После публикации предыдущего моего текста прошла неделя – довольно безблагодатная. И поздняя осень в голос объявила о своих правах, и коронавирус никуда не исчез (а мог бы, мог последовать примеру марсиан из «Войны миров» Герберта Уэллса!), и кризис на белорусско-польской границе обострился, и писатели Синеокой продолжают умирать, хотя «СБ» уверяла, что они здесь и сейчас в некоем «порядке».

Юрий Станкевич (21.01.194522.10.2021); Cергей Булыга (17.09.195324.10.2021); Ганад Чарказян (18.10.194607.11.2021). Фото из открытых источников

Ну, и закручивание гаек в белорусском обществе продолжилось, главным образом под предлогом «противодействия экстремизму». Вот анархиста-политолога Миколу Дедка, 1988 г. р., захваченного в плен ещё год назад, осудили на 5 лет колонии – при том, что вина, мягко говоря, не совсем доказана. Как не провести параллели с тем, что сказанул о соседней стране Антон Орехъ (09.11.2021):

Экспертиза в российском правосудии превратилась в абсолютно репрессивный инструмент. При желании найдется эксперт, который подтвердит любую, даже самую фантастическую версию следствия. Специально обученных экспертов по всем вопросам уже целая армия трудится ежедневно… Насилие применяется демонстративно – чтобы даже слепой увидел! Чтобы даже глупый всё понял! Но мы всегда можем спастись за формулировкой, что хоть в жестокое время живем, но все-таки не 37-й год.

Один из самых вопиющих эпизодов борьбы с гражданским обществом, ежели не самый вопиющий, относится к 8 ноября. Понятно, я о судебной ликвидации массового, но травоядного «Таварыства беларускай мовы», общества [любителей] белорусского языка, основанного в 1989 г. при помощи госорганов. Отчасти ТБМ было задумано как противовес тогдашним «радикалам» из БНФ, и оно действительно предпочитало действовать в легальном поле: писать письма с увещеваниями, издавать газеты, брошюры и календарики, собирать конференции… Даже красно-зелёный флаг был для его лидеров в середине 2010-х приемлем – «лишь бы не российский триколор». Не припомню резких заявлений от имени объединения и в 2020–2021 гг. – руководство «моего» Союза белорусских писателей, прихлопнутого тем же «судом» в первый день октября, хотя бы недвусмысленно высказывалось за прекращение насилия, освобождение политузников и новые выборы. Сайт СБП lit-bel.org, где публиковались те высказывания, с 3 ноября заблокирован в РБ, но фрагменты из них доступны по ссылке.

Почти 20 лет (с 1999-го до 2017-го) – дольше, чем кто-либо другой – ТБМ возглавлял бывший член КПСС и депутат Верховного Совета Олег Трусов, 1954 г. р. Сменила Олега Анатольевича Елена Анисим – дама из его же колоды, которой ваш покорный слуга пытался в 2019 г. дать дельный совет, но куда там… В общем, «трусовщина» – это явление почти такого же масштаба, что и Щучинщина. Процитирую-ка свой текстик пятилетней давности из серии «Катлеты & мухі» (01.12.2016, пер. с бел.):

Мне приходилось несколько раз пересекаться с этим противоречивым деятелем, мог бы вспомнить немало комичного… [Однако] при Трусове, который в 1990-х исследовал тему белорусских синагог, общественное объединение худо-бедно повернулось «лицом к евреям». Когда-то О. Т. предлагал открыть в обществе курсы идиша, в 2006 г. говорил, что надо принять новый Закон о языках, где белорусский будет объявлен единым государственным, но предлагал «не забывать о польском, об идише — памятнике белорусской культуры». Вряд ли случайно то, что именно в офисе ТБМ в сентябре 2008 г. состоялась презентация большого идиш-белорусского словаря. Также примерно в 2007-2008 гг. Трусов публично просил посла Бен-Арье издать по-белорусски книгу по истории Израиля, а Зеев жаловался на недостаток денег… Такой книги, если не ошибаюсь, нету до сих пор.

Ликвидация общества повлечёт за собой прекращение выпуска еженедельной газеты «Наша слова», где время от времени появлялись познавательные материалы вроде «Евреи Щучина». Другой-то, более читабельный еженедельник ТБМ («Новы час»), где не были редкостью статьи вроде «Евреи и белорусы», «Тайны братьев Бельских», «Забытый еврейский погром в Гродно», уже месяца три не выходит на бумаге… Но будем-таки надеяться, что сайт «Новага часу», который был забанен здешними чиновниками 28.10.2021 наряду с ресурсами вроде «Немецкая волна»/«Deutsche Welle», продолжит свою полезную работу. Несмотря на все тоталитарные потуги последних месяцев.

ТБМ было на слуху, а организация со схожим названием (ТБШ, «Таварыства беларускай школы») – нет, но её в сентябре с. г. министерство юстиции РБ тоже ликвидировало через «верховный суд». Современное ТБШ, опиравшееся на опыт межвоенного западнобелорусского, официально просуществовало четверть века. Кому оно мешало? Риторический вопрос. А кому прошлой осенью помешали граффити на вентиляционной будке в столичном дворе меж улицей Червякова и Сморговским трактом, белые и красные ленточки на тамошнем заборе?

Так уныло «площадь Перемен» выглядела сегодня, 10.11.2021

Завтра вечером будет год, как Роман Бондаренко пообещал «Я выхожу» – и вышел, и не вернулся домой.

Портреты Р. Бондаренко на пл. Перемен, 13.11.2020. Фото отсюда. Пару дней спустя всё будет уничтожено…

Моральные уроды (nomina odiosa; список, увы, не из пары фамилий), узнав, что 31-летний смельчак умер в больнице 12.11.2020, сразу же взялись обгаживать его память. Заявляли о «пьяной потасовке» и т.п.; затем, когда из медицинского документа выяснилось, что Роман был трезвый, посадили врача и журналистку, обнародовавшую неудобный факт. В мае 2021 г. разгромили тутбай, тыкавший лжецов носом в их собственное дерьмо (да, теперь мне представляется, что история с Р. Б. cтала главным триггером; изучение архивов когда-нибудь покажет). В сентябре 2021 г. приостановили уголовное дело по факту нанесения Роману тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, для проформы заведенное в феврале – прокуратура-де «не шмогла» найти обвиняемых. А потом изумляются (обычно изумление, конечно, фальшивое, наигранное), что их не любят, что на визг их квазижурналистов не захотели реагировать послы европейских государств, посетившие урочище Куропаты 29.10.2021.

Чем недавно появившиеся граффити – недалеко от пл. Перемен, между ул. Гая и Кропоткина – лучше или хуже фигурок диджеев? Главное отличие в том, что у этой будки на вечерние посиделки никто добровольно собираться не будет, в ближайшее время уж точно.

Но вернёмся к ТБШ. Когда-то я увлекался составлением кроссвордов на разных языках (бывали и на идише); в 2008 г. самиздатовский журнальчик организации опубликовал один мой опус.

Авторский экземпляр вручил мне редактор, он же многолетний председатель ТБШ Алесь Лозка. Как видно из содержания, в «летописи» было что почитать. А вот «краткое и скромное» со с. 17:

Если кто-то вдруг недопонял, переведу самый цимус (на фоне заявления от 06.11.2021 о «драконовских методах»): «Чтобы хватало врачей в деревне, А. Л. предложил распределять выпускников медуниверситетов на 10-15 лет». Что не удалось 54-летнему, вряд ли осилит 67-летка… хотя кто его знает. В 2008-м же казалось, что политик «мотает» последний срок, в крайнем случае – предпоследний, а тут вон оно как обернулось, даже без «рокировочки» на медвепутинский манер.

Из «СБ», 05.11.2021

Трудно ждать чего-то хорошего и конструктивного от администрации, чьё «главное» издание не стыдится публиковать подобные… хм, шутки юмора. Почитал бы своевременно их ретранслятор, позиционирующий себя как киплинголюб, «Ладдзю Роспачы» У. С. Караткевіча (или даже «Ладью Отчаяния» В. С. Короткевича) – может, хоть до Маугли бы дорос, а не до жалкого подобия шакала Табаки. Вспомним, о чём толковала героиня знаменитой повести Владимира Семёновича нашего: «Проиграть не унижение, — сказала Березка. — Унизительно — смеяться над тем, кто мужественно проиграл». И нечто мне подсказывает, что третья, победная партия Выливахи ещё не сыграна 🙂

Общим местом сделался тезис об отсутствии в современной РБ, равно как и в России, вездесущей, сугубо тоталитарной идеологии. Не отказываясь от понятия «инанекратия» (сиречь пустовластие), даром что оно не всем по нраву, кое-что уточню. Если вирус ярко себя не проявляет, это не значит, что его нет в организме. По-моему, латентная идеология в РБ всё же бытует, и основой её является социал-дарвинизм. Ясное дело, не классический (Герберт Спенсер, возможно, сам ужаснулся бы встреченному в Беларуси), а вульгаризированный; его постулаты вроде «умри ты сегодня, а я завтра», «или мы их, или они нас», «помер Максим, ну и х… с ним» то и дело насаждаются за казённый счёт. Правда, многие «борцы с режимом» тоже не отрицают указанные постулаты – потому и проигрывают, ибо ширнармассы отнюдь не рвутся менять шило на мыло.

Год назад предлагалось развить концепцию зубризма как альтернативу лукашизму (заодно и социал-дарвинизму…) Увы, здешние интеллектуалы, в кавычках и без, уклонились от обсуждения проблемы. Во всяком случае, о таком обсуждении ни разу не слышал, а тем временем в Беларуси (на свободе) остаётся всё меньше тех, с кем было бы уместно обсуждать сложные концепции. Лучше всё-таки этим заниматься не «чувствуя холод приклада» (С), чуть пораньше.

Минск, бул. Шевченко. Попытка (не знаю, чья) дать отпор обесцениванию СИЗ, идущему «сверху», и напоминание о Н. Багинской. Фото 03.11.2021

Ради полноты картины и справедливости, отмечу, что в последние недели две остановки общественного транспорта на том же бульваре были увенчаны электронными табло, которых в нашей Каштановке отродясь не водилось.

Фото 03.11.2021

За табло, облегчающие жизнь пассажиров, спасибо «Минсктрансу» и новому руководству Центрального района (при Н. А. Полякове, занявшем свою должность в конце июля 2021 г., окрестности кинотеатра «Киев» реально ожили). Всё же пока это смотрится как «игра на контрасте» с неумным предшественником. И в дополнение к гаджетам & новым торговым точкам я бы хотел понаблюдать за честными выборами в органы власти, а для начала – за возвращением в киоски неказённой прессы. Ещё 15 месяцев назад на бульваре Шевченко беспрепятственно продавались «Комсомольская правда», «Народная воля», «Новы час», «Свободные новости плюс». Их наличие в открытом доступе служило хоть какой-то гарантией – либо прививкой – от доморощенного «гибридного» тоталитаризма.

Вольф Рубинчик, г. Минск

10.11.2021

w2rubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 11.11.2021  12:54

Шалом, тоталитаризм (В. Р.)

Дело было в 1997-м или 1998-м. В Европейском гуманитарном университете вещал «за политику» некий французский лектор, его речь переводили на русский. (Чем был хорош ЕГУ в Минске – устраивал открытые лекции с дискуссиями, а-ля заправский западный университет.) Гость высказывался о положении в Беларуси осторожно – даже в конце 90-х во Франции, да и не только, модно было верить, что новая независимая республика находится на пути к демократии, дайте лишь срок.

На лекцию с каким-то своим товарищем явился Валерий Щукин… (Тогда я впервые увидел В. Щ., узнав его по бороде; позже не раз пересекался с ним на главпочтамте, где у него был импровизированный «офис» за столиком, там чудак-человек, светлая ему память, выслушивал народ, пописывал заметки.) Борец с режимом, аки шукшинский персонаж, «срезал» заезжего лектора примерно так: «Вы всё видите со стороны, а между тем в Беларуси настоящий тоталитаризм, разогнали Верховный Совет, закрыли то, преследуют это…»

Трудно было студентам-политологам, которые благодаря великоразумной Амандин Регаме & франкоязычным учебникам уже знали разницу между авторитарным и тоталитарным строем, согласиться с неистовым Щукиным. И я ещё долго – вплоть до конца июня 2020 г. – разъяснял разным аудиториям, что у нас авторитаризм, что многое, кроме «политики», в Беларуси разрешено… (да и политикой заниматься можно, если осторожно).

Самоцитирование – одно из моих любимых занятий 😉

Трактовка «законности» в РБ очень отличается от таковой в «Третьем рейхе». Некие общие черты есть во всех репрессивных системах, но зачастую суровость законов у нас компенсируется необязательностью их выполнения, поскольку режим всё-таки авторитарный, а не тоталитарный. Беларуси во многих аспектах присуще «южноевропейское» разгильдяйство, описанное тем же Джорджем Оруэллом в «Памяти Каталонии» (случайно ли деньги при обыске у Тихановских нашли только с третьего раза?) (17.06.2020)

18 июня [2020 г.] философ Андрей Шуман пугал тем, что в Беларуси «в тайне от общества готовится консервативная революция в смысле тех, кто поддержал когда-то NSDAP» (с построением государства тоталитарного). «Он пугает, а мне не страшно» (С). Сочувствую несправедливо пострадавшим в мае-июне 2020 г., однако 9,5 лет назад всё выглядело ещё хуже. В конце 2010 г. тоже говорили, что «после 19 декабря мы живём в другой стране… Мы вернулись в 30-е сталинские годы». Ничего, как-то «встали с колен». (20.06.2020).

Действительно, в июле 2020 г. наблюдалась некоторая «оттепель», сопровождавшаяся активизмом четырёх альтернативных «кандидатов в президенты», а также Марии Колесниковой и Вероники Цепкало. Кульминацией летней «оттепели» стал, пожалуй, мегамитинг в поддержку Светланы Тихановской 30.07.2020 (в минском парке Дружбы народов – десятки тысяч участников).

До ноября 2020 г. правители ещё кое-как терпели локальные «сборища», символом которых сделалась «Площадь Перемен». Здесь я припомню октябрьский концерт в «Шахматном дворике», по соседству…

Но затем гайки были закручены настолько, что c лета 2021 г. впору уже рассуждать о ситуации, балансирующей на грани авторитаризма и тоталитаризма. Последний то ли назойливо стучится в дверь со своей повесткой, то ли стоит на пороге, то ли ступил уже одной ногой в наше обиталище.

Стало ли вышеуказанное закручивание подлинной «консервативной революцией»? Видимо, нет, т.к. ничего особо нового адепты «вождя» не придумали – в основном обращались к проверенным репрессивным методам и развивали тенденции, существовавшие до 2020 г. Тем не менее политзаключённых по состоянию на осень 2021 г. как никогда много – около тысячи (одного выпускают, двух, а то и пятерых, забирают…), атаки на медиа не прекращаются, да и перетряхивание кадров выглядит беспрецедентно масштабным. Похоже, «зачистка» работников госаппарата, образования, etc., продолжится и в следующем году; заявочки на это уже сделаны (требования, закреплённые постановлением совмина № 585 от 14.10.2021, как бы намекают).

«Системные либералы» утратили почву под ногами; на первый план у желающих занять/удержать места в «элите» вышли казённый патриотизм (думаю, не будет ошибкой именовать его картофельным, по аналогии с квасным у восточных соседей) в сочетании с безотказностью. Правда, «пластилиновые» люди и прежде были востребованы, но их как-то уравновешивали профессионалы… сейчас, боюсь, во многих сферах уже не так. Яркий пример – лишение лицензий ряда белорусских адвокатов-вольнодумцев, «осмелившихся» защищать в том числе политзаключённых. РБ-шные коллегии адвокатов покорно подчинились приказам «сверху»… При том, что даже в России, где гражданское общество тоже отнюдь не процветает, адвокатская палата Москвы в 2021 г. как минимум однажды «послала» минюст РФ (дело Ступина).

Коллеги не захотели либо не сумели защитить и доцента Белгосуниверситета, историка Игоря Кузнецова – с ним (после писанины от оголтелого колумниста «СБ») не продлён контракт.

И. Кузнецов, фото отсюда

Мне могут возразить, что тоталитаризм предполагает не только запугивание общества силовыми методами (вкупе со штрафами, увольнениями и т. п.), но и всеобъемлющий контроль посредством единой идеологии, а где она у нас? Но тоталитаризмы ведь разные бывают. Вдруг новейший их «штамм» способен паразитировать на инанекратии (что это за зверь, было пояснено здесь) и «противодействии экстремизму»? Да, на пустоте великого не построишь, но даже принцип «день простоять да ночь продержаться» худо-бедно работает, если располагать новейшими технологиями социально-политического манипулирования, предоставленными… почитайте, кем. А насколько помогает от всего такого защититься «коллективный Запад», мы здесь наблюдали, начиная с 1995-96 гг. 🙁

Качественная, хотя и грустная, шутка о «всеобщей забастовке», в который раз объявленной на наших просторах. Отсюда

Валентин Стефанович из правозащитного центра «Весна», заступавшийся за меня в суде 20 лет назад, а с июля с. г. томящийся за решёткой, написал недавно из СИЗО о референдуме, запланированном на февраль 2022 г.:

Понял, что будет «мягкий транзит» власти... это результат прошлогодних событий, когда общество очень чётко выразило своё недоверие.

Разумеется, это [«мягкий транзит»] не то, что хотят люди, и это далеко от полноценного отправления демократии в стране, но это вынужденные шаги и это начало конца… «Он» загнал себя в угол, и возможностей для манёвра сейчас у него нет… Вероятно, что после референдума ситуация будет более благоприятной для меня и для всех наших узников.

На днях одна гранд-дама (подсказка для сведущих – из книги Андруся Горвата «Прэм’ера») задала мне вопрос о прогнозах на 2022 г. – я уклонился от конкретного ответа… Хотя в начале марта 2019 г., когда разговоры о референдуме по изменению конституции ещё всерьёз не велись, прогнозировал уход Лукашенко до 2025 г.:

Продолжительная ИБД неизбежно выматывает как самого имитатора, так и его команду. Поэтому я оптимистично верю, что первый президент не был бы против элегантно «закруглиться». При нынешнем состоянии политикума вполне вероятно, что А. Л. выиграет «выборы» 2020 г., однако больше не захочет рискованных кампаний (уже теперь система работает больше по инерции, на «пердячем пару») и уйдёт в возрасте около 70 – возможно, наподобие Ельцина, отыскав себе преемника.

Сейчас, в начале ноября 2021 г., я не то чтобы не верил в скорый уход Лукашенко (большинство его сторонников тоже понимают, что 27 лет – многовато, что «человек пересидел»)… Просто, увы, не могу всецело разделить оптимизм В. Стефановича касательно референдума и «мягкого транзита». «Лида-птица-подневольная» со своим выводком так и не улетела из ЦИКа, и, скорее всего, новую «коснетуцию» лукашисты продавят. А в том, что она по сути будет ещё менее демократичной (несмотря на косметические изменения в разделах об органах власти), чем версия, подсунутая электорату четверть века назад, сомневаться не приходится. Не для того же за последний год администрация напихала кучу драконовских поправок в законодательство, чтобы обнулить их в начале 2022-го!

Не следовало бы исключать того, что в ближайшем году небезызвестный персонаж ещё никуда не уйдёт (допустим, поведает, что хотел было уйти, но «лучшие люди города» отговорили). Eсли он всё же уйдёт в 2023–2024 гг., то великовата вероятность того, что преемником Дракона – как в пьесе недавнего юбиляра – станет Бургомистр или кто-то из «первых учеников», со всеми вытекающими последствиями… Пытки и прочие преступления, совершённые нынешними человекороботами, в таком случае будут осуждены чисто декларативно.

И всё-таки любая (около)политическая кампания, даже возня вокруг сомнительного референдума, открывает «окно возможностей», или хотя бы «форточку возможностей». В общем, понять позицию оптимистов отчасти могу. Самому не терпится сказать тоталитаризму «шалом» не в смысле «привет», а в смысле «пока», «прощай»… Ну, как президент США Билл Клинтон в 1995 г. сказанул во время прощания с убитым Ицхаком Рабином: «Шалом, хавер» (фраза стала мемом). Но шансы на благоприятный сценарий оцениваю примерно в 30 процентов (на то, что в следующем году сохранится статус-кво, отвожу 35%, и на то, что ситуация ухудшится, тоже 35%).

Думая о лучшем, я пришёл к выводу, что Новой Лучезарной Беларуси в образовательно-профилактических целях понадобится «Музей сопротивления тоталитаризму», основная часть экспозиции которого проливала бы свет на события конца ХХ – начала ХХI веков. Куропаты – не идеальное место для подобного учреждения; иной период, иная атмосфера (априори в лесу лежат в основном жертвы, не «сопротивленцы»). А вот это заброшенное одноэтажное зданьице подходит…

Ул. Червякова, 48, квартал между Осипенко и Каховской, вид с улицы и со двора. Фото 31.10.2021

Кажись, год назад его планировали реконструировать под гостиницу. Но отелей в городе и так хватает (в отличие от хостелей), их наполняемость оставляет желать много лучшего. Да и место для гостей несколько странное – рядом с оживлённой трассой, однако вдали от проспектов и деловых кварталов. А будь здесь музей, он бы вполне гармонировал с близлежащей «Площадью Перемен». И желающие узнать больше о сопротивлении – не всегда и даже не очень часто принимающем форму героизма – добирались бы сюда на автобусах.

Вольф Рубинчик, г. Минск

02.11.2021

w2rubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 02.11.2021  14:24