Tag Archives: Анастасия Шпаковская

В. Рубинчик. Июльские картинки (3)

И снова шалом! Постоянные читатели могли заметить: в текстах на belisrael я старался рассказывать о конкретных феноменах культуры, попадавших в поле зрения и чем-то интриговавших меня. Разумеется, не проходил мимо тех содержательных проектов, в которых участвовал сам («(Не)расстраляныя», «Штетлфест»). Но, помимо качественного, важен и количественный аспект… Особенно если ты, подобно герою оруэлловского «1984», пытаешься сохранить за собой право утверждать, что 2Х2=4.

Невзначай вспомнилось совещание двадцатилетней давности по вопросам культуры и искусства, где первое лицо государства, как водится, сыпало прибаутками а-ля лектор общества «Знание», подстраиваясь под аудиторию: «Я встречаюсь с элитой нашего общества», etc. Немало говорилось о «разрухе» в Беларуси первых лет независимости (хотя именно тогда, в 1992 г., был учреждён приснопамятный «Славянский базар» в Витебске, а в 1993 г. — фестиваль белорусской песни и поэзии в Молодечно; число профессиональных театров в Беларуси выросло в 1990—1995 гг. с 21 до 24). А. Лукашенко «терзался», что за несколько лет своего правления не смог «сбалансировать зарплату», что в начале 2000-х работники культуры отставали по доходам от банкиров и производственной сферы…

Пассаж о мильоне (?) терзаний сохранился лишь в печатной версии отчёта

Может, хоть к концу 2010-х удалось преодолеть отставание «элиты общества»? В феврале 2020 г. тогдашний министр культуры РБ с гордостью рапортовал, что за 2019 г. «все ключевые показатели социально-экономического развития сферы не просто выполнены, а перевыполнены в разы». Ну, а средняя зарплата работников культуры достигла при этом аж 650 рублей. Названный размер, примерный эквивалент USD300, поражает воображение — судя по данным от Белстата, он составлял 60—65% от средней зарплаты по стране. В «лихие» 1991—1995 гг. cей показатель равнялся 69%.

Красноречива история «неполитического» эмигранта конца 2010-х:

Сергей Мурычин окончил Академию музыки в Минске, много лет проработал в отечественной филармонии, а еще в государственном симфоническом оркестре. Признается, что работу искренне любил: и само дело, и людей вокруг – именно здесь нашлись друзья и удалось получить опыт.

«К большому сожалению, не развита в Беларуси музыкальная культура. Не ценится ремесло, музыканты мало зарабатывают. Можно работать в нескольких местах, но молодому специалисту без жилья в Минске придется очень трудно. Меня в Беларуси ни что не держало кроме, конечно, родных и близких друзей. Два года я проходил распределение, жил в общаге. Потом еще год – готовился к чему-то, искал».

С. Мурычин

В итоге Сергей нашёл себя в… Эквадоре: «У оркестра [в Гуаякиле] отличное финансирование… Я решил: пока молод, незачем тратить свое время в Минске. Я проживу здесь минимум год – делая то, что умею, то же, что делал дома, только получая за это гораздо больше». Видимо, не ту страну назвали «банановой республикой». ¯\_(ツ)_/¯

Интересный фрагмент из монографии «Культура Беларусі: 20 год развіцця (1991—2011)» (Мн.: Інстытут культуры Беларусі, 2012, с. 48), изданной под эгидой соответствующего министерства. Интересно также, что «главный оратор» в 2001 г. внушал: «размеры ассигнований на культуру из республиканского бюджета возросли до почти двух процентов в 2000-м… Конечно, это еще невысокий уровень бюджетного финансирования». Ну, если 1,4 = «почти 2», то за преподавание арифметики в школах можно быть спокойным 🙂

Я не подписал «протестное» письмо деятелей культуры и искусства в октябре 2020 г. (почему, объяснил здесь), но во многом понимаю тех, кто пошёл путём, указанным «Белорусским фондом культурной солидарности» и лично Сергеем Будкиным. Среди полутора тысяч «рассерженных» оказалось множество работников государственных учреждений — уставших от недофинансирования, пустых обещаний обер-чиновников, да и от того, что ещё в 2000-х культура в РБ «легла» под т.наз. государственную идеологию, на что прозрачно намекает наличие в системе власти управлений/отделов «идеологической работы, культуры и по делам молодёжи». События лета-осени 2020 г. стали, похоже, лишь стимулом для желающих высказаться и что-то изменить в этой жизни.

Не счесть «культурников», покинувших Синеокую за последний год. С ходу назвал бы художника-дизайнера Владимира Цеслера, оперных певцов Маргариту Левчук и Илью Сильчукова, театрального режиссёра Владимира Ушакова, музыкантов из «Разбітага сэрца пацана» и «DaVinci», лидера группы «Стары Ольса» Дмитрия Сосновского, упомянутого продюсера Будкина, концертмейстерку Регину Саркисову, дирижёра Андрея Галанова, скрипачку Аллу Джиган, аккордеониста Егора Забелова, поэтессу Валерину Кустову, актрису и музыкантку Анастасию Шпаковскую… Теперь, в июле, — и координаторок кампании «Будзьма беларусамі!» Алену Маковскую & Нину Шидловскую. Отсутствие всех этих людей в Беларуси не обогащает здешний культурный ландшафт (и это очень мягко сказано). Разумеется, я не упрекаю уехавших, многие из которых могли бы сейчас разделить судьбу руководителей «Нашай Нівы»/«Нашай Гісторыі» или гродненского панка Игоря Банцера — лучше уж рисовать, петь и ставить спектакли за кордоном. Но длительный отрыв от родной земли нередко ведёт к истощению творческого потенциала. Посмотрел я пару-тройку выступлений «Красной зелени» (Левчук-Паук), и больше не хочется. При всём уважении к участникам тандема…

«Бренд года. Синим пальцам посвящается», «Сезон клещей в Беларуси затянулся» тоже так себе сатирка от В. Цеслера, в конце 2020 г. обосновавшегося на Кипре (май-июль 2021 г., отсюда и отсюда)

* * *

Не только ввиду переездов за границу и арестов примитивизируется местный пейзаж. Многие, слишком многие «просто» уходят из жизни. Сегодня стало известно о смерти моего старшего товарища по Союзу белорусских писателей, прозаика и издателя Владимира Сивчикова (1958—2021) — пишут, тяжело переносил заражение коронавирусом. C Владимиром Николаевичем беседовали в Минске; соглашались реже, чем нет, но человек был интересный. Пару раз он выступал в литераторских шахматных турнирах…

После турнира в офисе СБП, Минск, март 2019 г. В. Сивчиков 2-й справа. Фото Сюзанны Паукштелло

Предполагаю, новость про обыск в офисе 14.07.2021 с дальнейшим опечатыванием помещения творческой организации не прибавила здоровья В. Сивчикову, члену Рады (правления) СБП… да и никому из нас не прибавила.

На днях я узнал, что в июне умер герой одной из моих публикаций, вошедших в книгу «На шахматныя тэмы» (Минск, 2007), Виктор Никитич Гордеев. Было ему, ветерану комсомола, хорошо за 80. Встречались с ним в Щучине и в квартире на ул. Первомайской, и в доме культуры, где Гордеев много лет отвечал за шахматный и шашечный кружки. Впрочем, процитирую в переводе на русский ту публикацию из «Нашай Нівы» (2005), ведь теперь она малодоступна вследствие блокировки властями сайта nn.by:

В конце августа город между Лидой и Гродно живёт традиционным «праздником цветов» и поездками на дачи. Из 16 тысяч жителей шахматы тут мало у кого в голове. Тем не менее, нам удалось сыграть несколько партий со щучинскими шахматистами.

Главной опорой местных поборников Каиссы служит районный дом культуры. Там, из-за отсутствия своего клуба, они собираются чуть ли не ежедневно – в отдалённом закутке по соседству с «комнатой для новобрачных». Рядом ЗАГС, дискотека, ресторан.

Виктор Гордеев, чемпион города, агроном с военной выправкой, ведёт кружок для начинающих. Осенью ему приходится немало походить по школам, чтобы приманить учеников «на шахматы». Несколько лет подряд в Щучине устраивался фестиваль «Щучинская весна», где можно было выиграть радиоприёмник «Океан» или «Гродно», не говоря об изящных сувенирных изделиях лидского стеклозавода. Однако – что дальше?

Восемнадцатилетний Дмитрий Жватель, победитель «Весны-2005», признаётся, что после памятного турнира в апреле четыре месяца нигде не играл. Возможность участия в сентябрьской спартакиаде работников культуры его не прельщает: перспективный перворазрядник собирается грызть гранит науки в Гродно. Понемногу уезжают из местечка и другие молодые шахматисты. Г-н Гордеев говорит о «смене поколений», жалуется на утраты, невосполнимые для щучинских шахмат. В июне 2003 г. умер одержимый игрок Николай Будько, в августе 2004 г. – отличный организатор Андрей Сергей. Квалифицированных кадров в городке не хватает, поэтому выходит, что пенсионер Гордеев – и швец, и жнец… Шахматист с 55-летним стажем, лично знакомый с [Давидом] Бронштейном и [Марком] Таймановым, он играет по переписке в Кубке Беларуси, пишет в районную газету «Дзянніца» об организованных им самим соревнованиях, да ещё лоббирует в местном «Красном доме» открытие в Щучине настоящего шахматно-шашечного клуба. Без особого успеха: некогда богатый район теперь считается «дотационным».

К областной и национальной федерациям шахмат Гордеев относится сдержанно: мы, мол, и без них можем пригласить на наши мероприятия шахматистов из Гродно, Сморгони, Лиды, Волковыска. Самостоятельность – дело нужное, но подкреплена ли она материально? Хорошо ещё, что деньги на турнирные призы иногда подбрасывают знаменитый «Автопровод», [Щучинский] маслосырзавод, частные предприниматели.

Для райцентра в Щучине шахматы почти цветут. Для регионального флагмана – сил здесь маловато…

Мне кажется, за последнюю фразу В. Гордеев, руководивший также областным отделением шахматной ассоциации инвалидов и ветеранов «Шанс», чуть обиделся, но что поделать – я писал, что видел и как думал. Во всяком случае, был и остаюсь ему признателен за то, что осенью 2003 г. Виктор Никитич вместе с другими щучинскими игроками подписал петицию против моего увольнения из журнала «Шахматы» ( направленную в министерство образования РБ), пусть она и не помогла. Кстати, о шахматном клубе в Щучине более всего мечтал вышеупомянутый А. Сергей, которого летом 2003 г. я успел-таки назначить корреспондентом журнала по Гродненской области.

* * *

Вчерашний Международный день шахмат запомнился мне более всего тёплым поздравлением от поэта Василя ЖуковичаНовых перамог, бліскучых кампазыцыяў, паболей радасных падзеяў!»)… и неуклюжим материалом от «вотчины Жука».

На фото справа – никакие не шахматы, а попытка игры огнетушителями в шашки (оцените глубину творческих замыслов на «Славянском базаре»!). Впрочем, для малограмотных-то всё едино – шахматы, шашки, нарды, го, рэндзю…

Вольф Рубинчик, г. Минск

21.07.2021

wrubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 21.07.2021  23:51

Дополнение

В читальном зале Витебской областной библиотеки 20 июля открылась выставка «Многоликая Каисса», и на первом же фото с выставки почётное место нежданно заняла моя книжка 2012 г. «З гісторыі Беларусі шахматнай» (см. справа). Благодарствую, витебские библиотекари!

А выборная конференция Белорусской федерации шахмат, о коей рассуждал здесь, перенесена на неопределённый срок. Не иначе как лица, принимающие решения, решили прислушаться к моему совету и подыскать на должность главы БФШ авторитетного тренера 🙂

Умер на днях детский писатель, заметный журналист Виктор Лясковский (Иофик), когда-то переехавший в Минск из Биробиджана. Мне он известен как редактор «Авива» 2000-х гг., газеты, в которой, несмотря на все минусы, было что почитать. Сегодня Виктору исполнилось бы 75… R.I.P.

В.Р.

Его песни поют и ныне (памяти Цоя)

Алексей Рощин: Сновидений не будет

update: 17-08-2020 (09:34)

Цой сегодня актуален – вот что удивительно. И даже не потому, что 15 августа была очередная годовщина его смерти (по обстоятельствам, кстати, один в один катастрофа с Ефремовым – тоже вылетел на встречку и, по всей видимости, в измененном состоянии сознания); но прежде всего потому, что его песни ПОЮТ. Более того – похоже, что его “Перемен!” стала чем-то вроде гимна белорусских протестов против тамошнего усатого диктатора – протестов настоящих, кровавых. Люди идут под дубинки и под замес, слушая “Перемен требуют наши сердца”. Круто. Тридцать лет спустя!

Поразительно, что за 30 лет как будто так и не случилось ничего нового. Люди строят баррикады под мертвого Цоя, а не под, скажем, вполне себе живого и своего, местного Ляписа-Трубецкого. Он ведь у нас белорус, вроде бы? Причем, насколько я слышал, где-то еще в “десятых” Ляпис резко ушел из попсы в рок, стал писать какие-то марксистские “песни протеста”, что-то вроде “мрет в наши дни с голодухи рабочий”. Чуть ли не в компартию вступил! Однако сейчас что-то его не слышно, причем ни за ту, ни за другую сторону; похоже, Ляпис усиленно делает вид, что “мелкая возня” в Беларуси его никак не касается. Ну-ну.

Интересно, поют ли его “Воинов света” сейчас в Минске? Что-то сомневаюсь.

Рассуждать о Цое как музыканте или поэте с нашими “ценителями” очень тяжело по определению – потому что отсутствуют критерии. Фанаты просто фанатеют, поклонники западного рока традиционно предаются любимому русскому мазохизму – упоенно ощущают свою ничтожность перед Великой Западной Культурой (тм). Последние любят выискивать, что именно Цой “украл” у западных групп. А кто-то упрекает Цоя в “примитивности” – дескать, и музыка у него “три аккорда у подъезда”, и стихи простые, как три рубля. Непонятно, конечно, как “примитивная музыка” соотносится с “он всё украл у Запада” – получается, что поклонники западного рока тоже считают всю его музыку примитивной?

Ну да бог с ними. Но на мой взгляд, всё это ерунда. Искусство вообще смешно оценивать через сложность; важна не сложность, важна точность. Я бы вот поставил “простые” стихи Цоя выше куда более сложных и навороченных текстов Гребенщикова – потому что Цой точен, а Гребень, что почти всегда заметно, очень часто сам не понимает, что пишет. Гребень, похоже, всегда подбирал свои стихи под уже звучащую в нем музыку, то есть поступал как “пишущий композитор”, в западной традиции; а вот Цой, по-моему, был все-таки больше “поющий поэт”, у него слово первично – и это ближе уже нам. Музыка – эмоция, слова – смысл. Есть люди более эмоциональные, чем логические, есть – наоборот. Отсюда и разница предпочтений. “Эмоционалы”, естественно, обожают слушать те же западные рок-группы, часто вообще не понимая слов – да они им и не нужны, им нужна именно эмоциональная встряска, эмоциональный “пробой”; такие люди Окуджаву слушать в принципе не будут – слова их только отвлекают.

Но это – как угонщики машин: замыкают проводочки напрямую, без ключа. Гитарный рифф, определенный ритм барабанов, визг исполнителя на нужной частоте – всё, парень уже “забалдел”. Я и сам бываю грешен иной раз – бывает, что музыка “уносит”. Но тут всегда пугает меня образ мыши с электродом в мозгу. Помните тот эксперимент? Мыши вставляют электрод прямо в мозг, в “центр удовольствия”. И педаль: нажимаешь лапкой – разряд, центр возбуждается. Так вот мыши в эксперименте жали на педаль днями напролет, 24 часа в сутки – пока не падали замертво от истощения. Не спали, не ели, не думали “как нам обустроить Россию” – знай давили. Им просто закоротили путь “усилие – наслаждение”… и им больше ничего уже было не нужно.

Как и с этой вашей “взламывающей” центры удовольствия музыкой. Эффективно, но неспортивно. Все идет В ОБХОД СМЫСЛА. А смысл все-таки (на мой взгляд) – главное. Настроение, создаваемое музыкой, должно идти вслед за смыслом, передаваемым автором – поэтому я так люблю СЛОВА. А эмоционалы пусть идут лесом.

Я к тому, что тут есть более глубокая дихотомия: не музыкалы (эмоционалы) versus текстовики (смысловики), а воспринимающие через Вторую сигнальную систему (человеки) и воспринимающие через Первую Сигнальную (обезьяны). В прежние времена такое разделение можно было бы обвинить в некой оценочности, мол, одна “хорошая”, другая “плохая” (что не комильфо) – но в наши дни быть обезьяной в принципе почетно, а вот человек признается существом все более сомнительным и “неправильным”, так что тут конфликт Старого и Нового, Новое ломит, и никакой безоговорочности оценок соответственно нет. Так что схема рабочая.

Кто не знает: вторая сигнальная – это слова, первая (свойственная почти всем живым существам) – ощущения. Воспринимать ощущением, естественно, проще. И мы видим, как кино вытесняет книги, а, к примеру, ЖЖ безнадежно проигрывает Ютубу. Почему? Ну, потому что смотреть на движущиеся картинки проще, чем читать тексты. Прочитав буквы, ты еще должен сделать над собой усилие и ВООБРАЗИТЬ то, что только что прочел – а в кино или клипе тебе это всё СРАЗУ покажут. Поэтому западный рок будет всегда обыгрывать отечественный – его преимущество как раз и состоит в том, что слушатель не понимает, о чем там поют.

Но вернемся к Цою. Приведу один из его “примитивных стихов”:

Мы хотели пить – не было воды.

Мы хотели света – не было звезды.

Мы выходили под дождь и пили воду из луж.

Мы хотели спать – не было снов.

Мы хотели песен – не было слов.

Мы носили траур – оркестр играл туш.

Как по мне – текст один из величайших во всей русской поэзии. Странно, конечно, что его сочинил паренек вроде как практически без образования, из ПТУ, очень молодой, практически гопник (никаким гопником Цой не был – belisrael), да и вообще не русский – но дух веет, где хочет, ничего не попишешь. Во-первых, мощнейшие образы, во-вторых – очень точно: вся русская история в шести строках, причем и прошлая, и настоящая, и будущая. “Мы хотели песен – не было слов”. А послушать нынешних – так им слова и не нужны. Они ищут ПЕДАЛЬ. Но это как раз из-за смыслового обеднения, из-за тотального непонимания и отчаяния понять что-либо. “И пили воду из луж”. И потом эти “люди в поисках педали (тм)” почему-то приходят в посты о давно умершем нелепом корейце – и спорят, обличают, чего-то доказывают… Зачем? Мы хотели спать – не было снов.

А так да – стих примитивный. Четыре раза “мы хотели”. Правда, не совсем: изящная рифмовка “луж – туш”, шестистишие ааbccb. Простой репер такого не сочинит – он просто не знает, что бывают такие структуры стиха.

Я ждал это время – и вот это время пришло:

Те, кто молчал – перестали молчать.

Те, кому нечего ждать, садятся в седло.

Их не догнать, уже не догнать.

А тем, кто ложится спать – спокойного сна…

Да, спокойного. Но сновидений, как мы знаем, не будет.

Алексей Рощин

Facebook (взято отсюда)

Диджеи, включившие “Перемен”, вышли на свободу

Маша Колесникова, «Еврорадио», 16/08/2020 – 18:53

Кирилл Галанов и Влад Соколовский вместе с актрисой и певицей Анастасией Шпаковской около тюрьмы на Окрестина, Минск, 16 августа 2020 года

Звукорежиссёры Кирилл Галанов и Владислав Соколовский, которые на митинге в Киевском сквере 6 августа включили “Перемен” Цоя на провластном мероприятии, вышли на свободу.

Их выпустили из изолятора на Окрестина в 18:30 16 августа. При этом присутствовала актриса и музыкант Анастасия Шпаковская.

“Их держали в карцере до 11-го, пол был посыпан хлоркой, постель не отстёгивалась, — рассказывает Анастасия в беседе с Еврорадио. — Их не били. Но видно, что они находятся в состоянии аффекта — очень устали. И слышали, что происходило в тюрьме после 9-го числа, когда началось насилие против участников акций протестов. Парни очень обрадовались сегодняшним кадрам из города. Сейчас они пошли к палатке, где оказывается юридическая и медицинская помощь всем, кто выходит из изолятора”.

До 6 августа Кирилл Галанов и Владислав Соколовский работали звукорежиссёрами во Дворце [детей и] молодёжи.

Находился там, мы ставили звук. Там собирались сорвать митинг Тихановской. Поскольку мы там должны от Дворца детей и молодёжи ставить звук, я понимал, что срывать будут, по сути, моими руками. Максимально неприятно и унизительно. Я заранее пытался договориться с руководством, чтобы я не работал в эти дни или даже уволиться,сказал Кирилл Галанов на суде. Ему и его другу Владу присудили по 10 суток.

Источник

* * *

См. также «Как сидел на Окрестина диджей Соколовский» (17.08.2020):

«Меня кинули в карцер сразу — почему, я не знаю. Там кровать от стены мне даже не откинули, я в итоге не спал всю ночь…

На третьи сутки приходил какой-то начальник. Мне крикнули: лицом к стене!

Начальник мне говорит: «Включил музыку? Перемен хотел? Столько людей вышло на улицы, столько крови из-за вас! Ну, готовься, сядешь лет на 10». Два раза ударил он меня и вышел. Выходя, сказал: «Чего это он здесь как в санатории? Сделайте, как надо».

После этого кровать перестали откидывать, обдувало холодным воздухом. Было очень холодно…».

Опубликовано 17.08.2020  22:32