Tag Archives: Алексей Кунгуров

Алексей Кунгуров. Почему нигде в мире нет русских землячеств?

kungurov.livejournal.com, 04.06.2021

Впервые за многие годы я наблюдаю вокруг себя почти исключительно приличных русских людей – умных, образованных, позитивно настроенных, уважающих себя и окружающих, имеющих такие ценностные ориентиры, как саморазвитие, творческая реализация… Короче, не буду тратить много слов – это просто нормальные люди – такие, какими они и должны быть в нормальных условиях. Секрет прост – все они эмигранты.

Они бежали из смрадного путинского рейха. Половина, как в моем случае, пошла в побег вынужденно, бросив всё, потому что соотечественники хотели посадить их в тюрьму, убить, ограбить, унизить. Другая часть сделала это добровольно и целенаправленно. Последние почти все, словно сговорившись, объясняют свое решение желанием избавить детей от окружающего их на родине дерьма, дать возможность вырасти человеком, а не скрепным зомби. Они бежали от ненормальных условий существования.

С одним из таких русских эмигрантов у меня недавно состоялся непринужденный разговор. Мы задались вопросом о том, почему нигде в мире нет русских общин и землячеств, даже там, где русских очень много? Мой собеседник имел опыт длительного проживания в шести странах. Нигде он не наблюдал ни малейших потуг у русскоязычной диаспоры к объединению хоть в какую-то общность. Пришли к единодушному заключению: если русские уезжают за границу – они бегут от варварского «русского мира», от этой самой общности.

Даже упоротые ватники из среды приблатненного чиновничества, аффилированного с властью бизнеса и системной богемы. Казалось бы, за границей они находят комфорт физический, но для комфорта душевного им целесообразно скучковаться вместе, чтоб шлифануть свои духовные скрепы. Но нет – никаких устойчивых связей, кроме личных, профессиональных, семейных, реже – соседских, между русскими за границей не возникает и не поддерживается в принципе.

Все они испытывают иррациональный подсознательный ужас от необходимости иметь дело с общностью себе подобных. Они уехали потому, что хотят быть подальше от этой подавляющей их личность толпы, и воссоздавать ее здесь в каком-либо виде не желают. И в этом они отличаются от всех прочих народов. Даже с высоты своего очень небольшого опыта могу с уверенностью сказать, чем русский эмигрант принципиально отличается от таджикского, китайского, турецкого, ирландского, латиноамериканского и вообще любого другого. Те уезжают из дома ЗА лучшей долей, даже если уезжают вынужденно. И лишь русские всегда бегут ОТ домашнего свинства. Это доминирующий, пусть и не всегда осознаваемый императив.

Мой визави высказал подобные соображения, основываясь на эмпирическом опыте и собственной рефлексии. Я же подкрепил его версию историческими аргументами. История русской эмиграции совершенно уникальна и не похожа ни на какую другую. Начало ей положили так называемые невозвращенцы. Попробуйте найти аналог этому слову в любом другом языке! В английском, наверное, ближайшее по смыслу слово будет defector – перебежчик.

Специфика Московского царства после того, как оно сложилось в централизованное государство к XVI веку, заключалась в том, что это было государство-концлагерь. Я не пытаюсь оскорбить ничьи патриотические чувства, просто констатирую. Понятно, что крепостные крестьяне, рабы, служивые сословия не обладали правом на свободный выезд за рубеж нигде в то время. Но в Московии такого права не имел вообще НИКТО, даже высшая знать, духовенство, купечество, ученые, мореплаватели. Впрочем, ученых и мореплавателей тогда не существовало. Поморы – не в счет, они выходили в море исключительно ради промысла и уплывать за границу им было некуда, не на чем и не за чем.

Всякий подданный царя официально являлся собственностью государства с рождения до смерти и не мог распоряжаться собственной жизнью. Бояре могли распоряжаться чужими жизнями, но не своей. Выезд из царских владений считался тяжким преступлением и карался смертью, если был доказан злой умысел бежавшего против государя. Поскольку следствие в таких случаях предписывалось проводить с пристрастием, то у всех беглецов на дыбе обнаруживался злой умысел. То есть побег являлся чем-то вроде изощренной формы самоубийства. Такому суровому наказанию подвергались не только лица, пойманные при попытке бежать, но и вернувшиеся из несанкционированной заграничной поездки. Торгашей в этом случае не казнили, а «раскулачивали» и приговаривали к битью кнутом. Правда, эта процедура часто заканчивалась похоронами.

Вы спросите: а как же ловили беглецов, если границы Московии были поистине необъятны, а пограничной стражи не существовало (она появится лишь в 1893 г.)? Поясняю: государство-концлагерь стало возможным исключительно благодаря географическому фактору: транспортные коммуникации в то время были в основном водными. Выходов к морю Московия не имела, что уже определяло обособленность государства. Речные же пути вели в никуда: северные реки – в Ледовитый океан, Волга – во внутреннее Каспийское море.

Это – важнейший фактор для понимания как всей средневековой русской истории, так и базиса национального характера. Уникальность русского государства обуславливалась тем, что оно располагалось в речном бассейне, не имевшем выхода в мировой океан. Аналогов подобной изолированной крупной социальной системы просто не существует. Разве что среднеазиатские ханства в бассейнах Сырдарьи и Амударьи, но они никогда не имели сильной государственности и не оказывали влияния на внешний мир.

Оставались дороги сухопутные. Но их было ничтожно мало. Опять же, всё дело в географии и климате. Зачем русским дороги, если уже в ноябре реки замерзают и до конца марта можно прекрасно добраться по льду куда угодно санным путем? Тем паче, любые населенные пункты стояли по берегам рек и по ним же были связаны друг с другом. Передвижение вне дорог в болотисто-лесистой местности было абсолютно невозможно (степи находились за пределами страны). Соответственно, бежать можно было по тем нескольким столбовым дорогам, что вели через Смоленск (еще не московитский) на запад, а также через Псков и Новгород (формально признававшие верховенство московского царя) к балтийским портам. Но дороги на всем протяжении контролировались заставами и сторожевыми разъездами – охранялась не граница государства, имевшая весьма условный характер, а именно дорога, по которой можно попасть в страну извне или выбраться из нее. Про восток, думаю, говорить излишне – никакой цивилизации там не существовало, колонизация Урала и Сибири началась позднее.

Дороги охранялись, конечно, не затем, чтобы ловить беглецов, а исключительно потому, что они являлись источником доходов казны. С приезжих купцов брали мыт. Чем больше застав – тем больше дани и взяток те заплатят. И разбойников надо было гнобить, чтоб конкуренцию в дерибане купцов не создавали. Но попутной задачей государевой стражи являлось препятствование утечке из страны «человеческого капитала». Лишь царь по рассмотрении челобитной от просителя мог выдать подорожную грамоту на пользование дорогой с целью выезда за пределы страны. Без этого документа любой путешественник считался беглым преступником вне зависимости от того, насколько далеко от границы он схвачен, куда и зачем направлялся. На внутреннее передвижение от пункта А в пункт Б также нужна была подорожная, но их уже выписывали воеводы, дьяки и прочие уполномоченные на то должностные лица. Само собой, с частных лиц они за аусвайс нещадно драли мзду.

Тюремную суть русского государства раскрывает норма, если так можно выразиться, «традиционного права»: иностранцам, будь то дипломаты, купцы или даже члены правящих домов, для выезда также требовалась проездная грамота. То есть любой гость из-за рубежа мог быть взят в заложники и отпущен за выкуп или вообще не отпущен. Показателен такой случай: в 1643 г. в Москву с большим посольством прибыл датский принц Вольдемар для женитьбы на русской царевне Ирине. Все условия брачного договора были согласованы в ходе межгосударственных посольских визитов.

Но дело расстроилось из-за разного отношения к понятию «договор». Если в европейских обычаях было долго и дотошно согласовывать условия сделки, а потом им следовать, то русские предпочитали сначала соглашаться, а потом просто плевать на договоренности. Во-первых, иноземцы за людей не считались в принципе. Во-вторых, источником права в Московии являлся не закон (самого понятия правовой нормы не существовало), а царская воля. Так что сначала московиты согласились, что в браке Вольдемар сохранит протестантскую веру, но по прибытии Вольдемара в Кремль государь Михаил Федорович (первый из Романовых) потребовал от будущего зятя безоговорочного перехода в православие. Когда тот возмутился, его стали принуждать к смене веры силой. Тот в ответ отказался и от женитьбы. Это никого не смутило. В Московии царь решал, кому с кем вступать в брак, тем более, если речь шла о его дочери.

Вольдемар пытался бежать, его схватили и вернули в кремлевские палаты. Так он и пробыл в заложниках до самой смерти Михаила в 1645 г., после чего уже новый царь Алексей Михайлович (отец Петра I) выдал Вольдемару подорожную и отпустил с миром. Если такое быдляческое отношение хозяева земли русской проявляли по отношению к коронованным особам, то собственные людишки, включая самых родовитых, для самодержцев были просто живой собственностью…

Вот в таких-то условиях и сформировался феномен невозвращенчества: государь давал подданному право выезда по государственным делам (других быть не могло по определению), а тот не возвращался из командировки. Такой исход можно было предвидеть, поэтому за границу отпускали лишь тех вельмож, у коих в качестве заложников на родине оставались семьи и имущество. Не всегда, но в большинстве случаев этого было достаточно. В 1602 году царь Борис Годунов, деятель действительно прогрессивный для варварской Московии, предпринял инициативу отправить на учебу в университеты Германии, Франции и Англии 18 дворянских детей. Невозвращенцами стали все они.

Правда, в связи с чехардой вокруг престола, вспомнили о них только после воцарения Михаила Романова, и в 1613-1621 гг. царские власти делали энергичные попытки разыскать и вернуть на родину беглецов. Но те, естественно, не рвались на Русь-матушку. Настолько не рвались, что выпускник Кембриджа Никифор Олферьев, сын посольского дьяка Олферия Григорьева, даже поменял веру на англиканскую и стал священником, перейдя таким образом под личное покровительство короля Якоба I, являвшегося главой церкви. Трое других русских студентов также устроились неплохо, даже оставшись православными: Федор Костомаров стал королевским секретарем и служил в Ирландии, Назарий Давыдов и Афанасий Кожухов – представителями Англии в Индии.

Москва требовала выдачи своей собственности, английские власти, рассмотрев требование на самом высшем уровне, отказали. Посулы московских послов вернуться добровольно, получив прощение царя-батюшки и богатые дары, невозвращенцев также не прельстили. Никифору Олферьеву уж точно резона возвращаться не было. За смену веры в Москве полагалось наказание в виде сожжения на костре.

«Утечка кадров» происходила и в ходе командирования Петром I в Европу детей дворянских для обучения в навигантских школах. Однако настоящий взрыв невозвращенчества случился в ходе Заграничного похода. Во время нахождения русской армии во Франции из нее дезертировали около 40 тысяч нижних чинов. Ни один из беглецов в Россию не вернулся, несмотря на просьбы императора Александра I к французскому королю Людовику XVIII изловить и выдать преступников. Генерал граф Федор Васильевич Ростопчин, прославившийся сожжением Москвы в 1812 г., писал своей жене из Парижа:

«До какого падения дошла наша армия, если старик унтер-офицер и простой солдат остаются во Франции, а из конно-гвардейского полка в одну ночь дезертировало 60 человек с оружием в руках и лошадьми. Они уходят к фермерам, которые не только хорошо платят им, но еще отдают за них своих дочерей».

Сам Ростопчин при этом в 1814-1823 гг. проживал в Париже, а своего друга, бывшего российского посла, обитающего в Лондоне, Семена Воронцова просил похлопотать о получении британского подданства: «Сделайте же мне одолжение, устройте, чтобы я имел какой-либо знак английского уважения, шпагу, вазу с надписью, право гражданства».

Дворянам становиться невозвращенцами уже смысла не было, поскольку еще в 1762 г. император Петр III подписал Манифест о вольности дворянства. По данному акту впервые в истории России дворяне освобождались от обязательной гражданской и военной службы, могли по своему желанию выходить в отставку и беспрепятственно выезжать за границу. Впервые русские люди (малая их часть) получили человеческие права. Правда, подавляющее большинство дворян не имело возможности шиковать по заграницам, поскольку их источником существования была служба. Но это уж вопрос не права, а возможностей.

Честь быть основоположником русской революционной эмиграции принадлежит декабристу Николаю Тургеневу. Он тоже стал невозвращенцем. Узнав о привлечении его к следствию по делу о мятеже, он отказался возвращаться в Россию для суда из Лондона, где находился в командировке. Был приговорен заочно к смертной казни, замененной пожизненной каторгой. По правде говоря, Тургенев не участвовал в восстании и вообще давно отошел от заговорщицких дел, но все равно попал под раздачу.

Первым интеллигентом-невозвращенцем считается профессор Московского университета Владимир Сергеевич Печерин. Выбив себе в 1836 г. научную командировку в Берлин в летние каникулы якобы для работы над диссертацией, он из нее не вернулся. В России Печерина судили, но поскольку наказать его никакой возможности не нашли, суд удовлетворился лишением его всех прав и состояний российского подданства, которые беглецу были уже без надобности.

В 1840-50-е годы революционная эмиграция носит единичный характер, тем не менее она уже существует. Наиболее видные эмигранты – Герцен, Бакунин, Огарев, Энгельсон. По мере роста революционного движения с 1860-х годов эмиграция дворянская уступает место разночинной. После разгрома польских восстаний в 1831 г. и 1864 г. в Европу хлынул поток польских беглецов, но к русской эмиграции их относить, конечно, некорректно. Мы изучаем не всех беглецов с территории империи (тут можно вспомнить массовый исход населения Кавказа и Кубани в Порту), а именно русскую эмиграцию.

То же самое относится к еврейской эмиграции, начавшейся в середине XIX в. Мощный импульс ей придают погромы 1881 г., спровоцированные убийством Александр II, в 1890-е годы она достигает своего пика. В то же время за волной либеральной эмиграции в Европу нарастает волна эмиграции социалистической – анархисты, эсеры, эсдеки спасаются от преследования царской охранки.

Чуть не забыл о религиозных беженцах. Скрепоносные пропагандоны, рисуя идиллическую картину «России, которую мы потеряли», любят подчеркивать, что в империи практически не существовало национальной нетерпимости. Не спорю, но это лишь потому, что и национальное сознание еще недостаточно сформировалось как у русских, так и у инородцев. Но это с лихвой окупалось разгулом нетерпимости религиозной. По Уголовному Уложению 1845 г. распространение нехристианского вероучения, например, наказывалось плетьми, клеймением и каторжными работами в крепостях на срок 8-10 лет. Всего в Уложении насчитывалось 32 статьи, предусматривавших различные кары за отход от единственно верного православного учения. Так что ничего удивительного, что из России началось массовое бегство протестантов-меннонитов, молокан, духоборов, баптистов, всевозможных сектантов.

Наконец, по итогам революции и гражданской войны Россию покинуло около двух миллионов человек – это принято называть первой волной эмиграции, хотя она была далеко не первой, просто очень массовой. Стоит отметить, что белым эмигрантам удалось создать и десятилетия поддерживать в жизнеспособном состоянии устойчивые социальные структуры – политические и военизированные организации, учебные заведения, издательства, культурные центры, трудовые общины, даже собственную церковь. Это обусловлено тем, что белые бежали не от притеснений «своего» государства, а вследствие его катастрофы. Поэтому они и старались воспроизводить на новом месте пребывания матрицу потерянного государства. Многие даже видели в этом миссию по его сохранению с целью возрождения в будущем в старых пределах. Ничего подобного мы не замечаем у русских эмигрантов ни в прошлом, ни в будущем.

В СССР происходит реставрация модели страны-концлагеря, вновь появляются невозвращенцы, а само невозвращенчество объявляется уголовным преступлением («Измена Родине», 58-я статья УК). Но людишки бегут. Так, в 1929 г. Иностранный отдел ОГПУ официально насчитал 277 невозвращенцев, из них 34 были членами партии. Возвращается в обиход и практика заложничества, и допросы с пристрастием – все скрепно, традиционно, высокодуховно. Ноу-хау совка – принудительные депортации «классово чуждого» элемента. Положа руку на сердце, это можно даже счесть актом гуманизма: уж лучше уплыть на «философском пароходе» из Петрограда в Европу, нежели на барже в Магадан.

Ничего удивительного, что вторая, военная волна эмиграции оказалась очень массовой. Существуют разные оценки ее численности, но думаю, что цифра в миллион советских граждан, променявших социалистический рай в победившей родине на капиталистический ад, не будет завышенной. Невозвращенцев оказалось бы гораздо больше, но времена настали суровые, «перемещенных лиц» депортировали в СССР принудительно. Эмигранты второй волны состояли не только из коллаборационистов, но и из военнопленных, как-то ускользнувших на Запад, и остарбайтеров, затерявшихся в послевоенной суматохе. Значительную часть беглецов составляли украинцы и прибалты. По категории «русская эмиграция» они не проходят, но упомянуть их следует так же, как выше поминались поляки и евреи.

Третья волна эмиграции происходила в течение 1960-80-х годов: это были как невозвращенцы, так и легальные эмигранты-евреи, диссиденты, творческая интеллигенция и депортированные за рубеж «идейные враги». Считается, что Советский Союз таким образом избавился от чуждого элемента в размере полумиллиона человек.

Четвертая волна бегства пришлась на 90-е годы и насчитывает, как считается, миллион человек. Это единственная в истории России эмигрантская волна без политической подоплеки. В основном уезжают недоуехавшие евреи, научные работники, коммерсанты, творческая интеллигенция, бандиты, проститутки и женщины, вступившие в брак с иностранцами (это было тогда очень модно). У эмигрантов 90-х преобладала экономическая мотивация.

Но всё возвращается на круги своя в XXI веке. Количество бежавших от путинского режима, давшему старт пятой волне, уже стало рекордным, превысив численность белой эмиграции 1918-1922 гг. Сейчас считаются покинувшими родину примерно 2,5 миллиона человек. Правда, если белая эмиграция была практически одномоментной, то путинская статистически размазана на два десятилетия.

ВЫВОДЫ: из заметных стран-доноров эмиграции большинство людей уезжают по множеству причин: кто-то бежал от войны (афганцы, палестинцы и т.д.); итальянцев традиционно гнала за океан безработица; ирландцев – голод и колониальная политика Британии. Китайская эмиграция по сути являлась формой экспорта дешевой рабочей силы. Латиноамериканцы в США, негры и арабы в ЕС, среднеазиаты в РФ стремятся попасть и легализоваться в подавляющем большинстве с целью трудоустройства. Наконец, существенным фактором, принуждающим людей покидать свои страны, является перенаселение (Индия, Бангладеш, Пакистан, Ближний Восток) или природные катаклизмы.

И лишь из одной страны – Московии/Российской империи/СССР/РФ люди уже которое столетие бегут почти исключительно по одной причине – от подавляющего их государства, от безумных общественных порядков. Причем, когда «русский мир» расширялся, охватывая новые ареалы, это несло с собой и новшества в сфере эмиграции. Так чисто русский ранее феномен невозвращенчества становится характерным для стран социалистического блока в послевоенный период.

Вот поэтому нынешняя русская эмиграция носит атомизированный и рассеянный характер – ей нечего и незачем воспроизводить на чужбине, а запроса на создание альтернативного государства (Другой России, АнтиРоссии) не существует. По крайней мере пока. Но не исключаю, что идея сетевой внегосударственной социальной структуры, как формы существования диаспоры, может получить развитие, когда количество эмигрантов вырастет на порядок.

P.S. Раз уж такая тема, то сам бог велел протянуть руку за подаянием. А то эмиграция это, конечно, здорово и интересно в плане новых ощущений, но ощущать голодное урчание в пузе всё же не хочется.

ЮVoney (бывшие Яндекс-деньги): 4100110098133848

WebMoney: Z298602873002 (доллары), E383377703534 (евро), P519951794490 (рубли)

QIWI-кошелек: BASIYA

PayPal: basi83@list.ru, PayPal (для переводов из РФ): baishihina@gmail.com

Сбербанк: 4276 1609 8007 6245 (Асия Равилевна Байшихина) или тел. +7 919 945 43 03

Тинькофф: 5536 9137 7297 9569 (Асия Равилевна Байшихина) или тел. +7 912 383 37 22

ПриватБанк (Украина): 4149439004306100

Банковский перевод из-за рубежа: реквизиты в файле по ссылке.

Можете просто пополнить счет на указанных телефонах на любую сумму.

Важно: в назначении платежа указывайте «Материальная помощь семье», иначе транзакции могут быть заблокированы как подозрительные.

Взято отсюда

Опубликовано 08.06.2021  16:05

ДЕНЬ ОЧЕШУИТЕЛЬНЫХ ОТВЕТОВ!

Високосный год сменился невисокосным, между тем в интернете по-прежнему кто-то не прав!

Будете смеяться, не будете, а я реагирую на всякие проблематичные дискурсы. Время от времени (далеко не всегда, но сегодня аккурат такой день) даже пишу ответы… Как правило, в тех случаях, если аффторы известны не только в сети.

В конце 2020 г. ссылался на россиянина-экспата Алексея Кунгурова, автора книг и прочих камней, лет 5 назад отмотавшего срок за свои резкие тексты… Кое-что в белорусских (и, естественно, российских) делах он просёк, однако под нижеследующими его рассуждениями, опубликованными вечером 01.02.2021, не подпишусь и другим не посоветую:

Победу одержит тот, кто сформирует дееспособный политический субъект, консолидирует протест и снесет кремлевскую блядву. Будет это Навальный – хорошо. Социал-демократы, нацики или либералы – отлично. В этом случае навальнисты примкнут к ним, а не наоборот… Рыхлите почву, ребята, убивайте всякую надежду на позитив в сознании глубинного народа, провоцируйте ненависть и звериную злобу. А на улицу стоит выходить только тогда, когда вы готовы бить и убивать, а не позорно получить п*зды в фокусе камер смартфонов.

Не люблю, когда на улицы выходят ради позёрства (пресловутых селфи на фоне омоновских щитов, etc.) и/или ради статуса жертвы. Вместе с тем готовность убивать представителей администрации тоже совершенно ни к чему. Я за то, чтобы на демонстрации выходили не ангелы и не демоны, не мазохисты и не садисты, а нормальные люди. И «нацики» в качестве союзников нужны, как прошлогодний снег…

В январе с. г. местный историк Б. (расшифровывать фамилию не хочу, т. к. вскоре он подхватил «корону» и сейчас восстанавливается, да и зачем ему лишний «пиар») использовал argumentum ad Hitlerum в фейсбуке, поставив рядом цитаты двух заметных деятелей ХХ в.:

  1. «Если выдержим – значит, титаны и не умрём. Если не выдержим – туда нам и дорога, грош нам цена и мусор нам могила. И другого мы не достойны. И пусть они тогда сдыхают, такие властители дум и такой народ, не переводят зря хлеб» (Владимир Короткевич, из записных книжек, 1963).
  2. «Для меня существует две возможности: либо добиться полного осуществления своих планов, либо потерпеть неудачу. Добьюсь – стану одним из величайших в истории, потерплю неудачу – буду осужден, отвергнут и проклят… Если в этой борьбе германская нация потерпит поражение, значит, она оказалась слишком слаба, не выдержала исторического испытания и обречена на гибель» (Адольф Гитлер; ru.citaty.net).

Исходя из внешнего подобия высказываний на тему «или грудь в крестах, или голова в кустах» Б. сделал свои выводы о Короткевиче, под которого давно «копал»: «До нациста не дотягивает, но много общего в структурном понимании “нации”. Такое агрессивно-примордиалистское. Видно, что оба не книжники, а истеричные популистыДля меня Короткевич – непосредственный предтеча Лукашенко» (пер. с бел.)

Даже не хочется комментировать эту… не бредятину, а сознательную инсинуацию – Джордж Оруэлл, портрет которого утащил на аватарку Б., пожалуй, в гробу перевернулся. Очень мало общего у антифашиста Короткевича и с Гитлером (интерес к прошлому + умение рисовать?), и с Лукашенко (регион, где они родились?) Если уж Владимир Семёнович, окончивший Киевский университет, чтивший летописи и разнообразные архивные документы, не «книжник», то кто тогда книжник… Его горькие высказывания («туда нам дорога» и т. д.) не означали, что писатель кого-то увлекал за собой – место их записи вкупе с оборонительными мотивами как бы намекает. Ну, а о том, каким он был «агрессивным примордиалистом», говорят произведения, где Короткевич любовался свободолюбивыми цыганами и евреями («Краіна Цыганія», «Хрыстос прызямліўся ў Гародні»). Да и «Лісце каштанаў», повесть для среднего школьного возраста, кой-кому не помешало бы перечитать.

Кстати, «поздний» В. С. Короткевич высказывался о нациях и национализме сам, без посредничества литературных героев (1980):

Стоит человеку проявить толерантность, желание понять, уважение к соседскому – сразу мещанство запихивает его в националисты (ибо удобно, быстро и, в умственном смысле, дёшево и сердито). Его, русского – в белорусские националисты. Меня когда-то (а был 1950 год) – в националисты украинские…

Что же, я националист. Украинский (как мало кто из украинцев знаю Т. Шевченко), польский (Норвид и Мицкевич – братья мои), немецкий (за Рильке), русский (за всех, от Кантемира до Паустовского и Шукшина), испанский (за Рисаля, Вальехо и Лорку). «Всехний» националист и горжусь этим ярлыком.

Если это «истеричный популизм», я тоже готов считаться истериком и популистом. Валяйте, любители перегруза с больной головы на здоровую – пока ещё ваше время…

На днях представитель «СБ» попытался опорочить бело-красно-белый флаг. Получилось как всегда:

За последние полгода бчб-флаг серьезно испачкался в радикализме. Стоять бы ему мирно в музее, если бы он действительно не превратился в символ нарушителей законности. «Веселый Роджер», допустим, тоже не виноват, что его избрали своим стягом пираты. Но с тех пор изображение черепа и костей в мире трактуется однозначно.

Вообще-то «бчб-флаг» давно превратился в один из символов массового сопротивления государственной лжи и террору… Не думаю, кстати, что запрет на сочетание белого и красного, проведённый через «Всебелорусское народное собрание» или ещё какой-нибудь прикорытный орган, сразу же обострит обстановку и заметно ускорит падение режима. Но такая мера станет очередной глупостью (хуже, чем преступлением – ошибкой!), которая повлияет на судьбы людей по обе «стороны баррикад».

Игнорирование фактов и кривизна формулировок характерны для пропагандных изданий вроде «СБ». Вот ещё один курьёз – дворцово-парковый комплекс конца XVIII века строится на средства Национального банка Республики Беларусь 🙂

Интересно, все участники пресс-конференции уже переболели ковидом? Маски в таких закрытых помещениях, как пресс-центр БелТА, не обязательны?

Всё-таки специально для поклонников Романа Р. уточню о «Весёлом Роджере». То, что 200 лет назад этот флаг считался пиратским, не мешало серьёзным людям и организациям с пользой демонстрировать его в ХХ веке… Отсылаю «расследователей» к википедии:

Отважные борцы с нацистами – моряки британской подводной лодки «Атмоуст» (февраль 1942 г.)

Уточняю к тому, что творение Клавдия Дуж-Душевского переживёт своих гонителей, даже если сейчас за ним – не подавляющее большинство (опрос «Chatham House», устроенный среди горожан Беларуси в конце сентября 2020 г., показал, что бело-красно-белому флагу и «Погоне» отдавали предпочтение 38,2%, официальной символике – 42,2%, не определились между ними 19,6%). Нужно ли было нашим уважаемым специалистам «оправдывать» флаг тем, что в 1994 г. под ним принимал присягу новоизбранный президент? В этом я не уверен – «Васька слушает, да ест». Но и крот истории медленно, да роет…

Не нравятся попытки, сознательные или нет, переправить общественную энергию в маргинальные русла… Речь, к примеру, об инициативе skarga.help, запущенной в конце 2020 г. «при поддержке Координационного совета» и призванной засыпать госорганы обращениями граждан (по-моему, идеологи только рады, когда граждане массово жалуются – помимо прочего, это повод увеличить свои штаты). Отчёт организаторов «автогенератора обращений» от 02.02.2021 не убедил меня в целесообразности траты времени и средств на сей проект.

Сомнителен и призыв главы «Народного антикризисного управления» (01.02.2021) к «демонизации» предстоящего «так называемого Всебелорусского народного собрания, которое собирает Лукашенко тайно, когда выбираются на это собрание представители чиновничества; именно только представители власти сами и хотят решать во имя якобы интересов народа дальнейшие пути развития…» Типичное намерение искать не там, где потеряно, а там, где светлее. Хорошо ответила Пал Палычу в фейсбуке неизвестная мне Елена Чигарова (Helena Tchigarova): «А чего демонизировать этот торжественный концерт, посвящённый надцатой годовщине правления самизнаете кого? Концерт как концерт. С речами, здравицами и выступлением заслуженных деятелей искусств. Скучный, понимаю. Но демонизировать… слишком, наверное ;)»

Тут помощник Светланы Тихановской по международным вопросам вроде как самокритикой занялся, перечислив целых пять «ошибок лидеров оппозиции» (почти как «Пять ложек затирки» у Змитрока Бядули). Цитирую по «Нашай Ніве», 01.02.2021:

  1. Мы делали мало сильных политических шагов. Под давлением абстрактного общественного мнения, чтобы всех удовлетворить, смягчали что-то, не дожимали. Был сильный ультиматум и марш после. Каждый месяц мы предпринимали какое-то сильное действие — Народная инаугурация, Народный ультиматум, Народный трибунал. Это здорово, но этого мало. Людям важно, чтобы мы обозначали направление, вектор. Это дает возможность консолидироваться и бить в одну точку. После трех месяцев протеста, возможно, мы перестали узнавать эти точки, и людям стало сложнее по ним бить.
  2. Мы не смогли добиться раскола элит. Безусловно, процесс запущен, это ощущается по количеству сливов с той стороны.
  3. Возможно, были малорешительные осенью. Тогда, на подъеме маршей, следовало объявлять о создании народного движения, когда был большой подъем у людей. Сейчас этим движением стали дворы, но им было бы проще, чтобы объявлено было все раньше.
  4. Провал с безопасностью людей на маршах, не было дружины. Не спасли людей. Многие попали за решетку. Несколько раз арестовывали аппаратуру.
  5. На международном фронте принятые санкции — слабые, хотя еще расширятся.

Выглядит как игра в аналитику от проворного медиаклерка, мало способного к аналитической деятельности. Ну и как размазывание ответственности, не без того… Когда Александр Лукашенко рассуждает о «нашей вине», это, как правило, означает поиск ответственных «внизу» и уверенность в том, что ему-то можно продолжать в том же духе. Аналогия, увы, напрашивается.

Пока не видно особых перспектив и у альтернативных «народных представителей», которых приглашали выдвигаться на «Сход» с 5 января с. г. посредством специально созданной интернет-платформы. За день до начала голосования (4 февр., 14:00) активен лишь 221 участок из 328. У ютуб-канала «Сход Беларусь» – 820 подписчиков, что довольно скромно для res publica.

Некоторые видеообращения (запись таковых была одним из условий выдвижения в делегаты «Схода») я посмотрел, и хорошо, что во многих регионах есть активные люди… Но не пора ли в оргплане всё начинать «с нуля», а точнее, с «хугей-байт» (домовых кружков), с которых четверть века назад начинала в Израиле иммигрантская партия «Исраэль ба-алия»? Правда, есть версия, что партия не состоялась бы без сетей распространителей «Гербалайфа» в Израиле (см. «Вот идёт Машиах» Дины Рубиной), но это не точно 🙂

Вольф Рубинчик, г. Минск

04.02.2021

wrubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 04.02.2021  15:57

Мастерство (не)сбывшихся прогнозов

Добрый день! Как показал мини-эксперимент, проведённый с минчанкой Снежаной Р., мои тексты нечасто читают даже преподаватели политологии (а читая, трактуют превратно). Тем не менее: в Новый год – с новыми надеждами. И по-прежнему бросаю вызов «третьему закону Чизхолма» – «любые предложения люди понимают иначе, чем тот, кто их вносит».

Одно прелестное издание 14 лет назад похваливало Александра Милинкевича за то, что остался в Беларуси: «Несмотря на усилия пропаганды и её добровольных помощников в лагере оппозиции, Милинкевич остался лидером де-факто, а не де-юре. Наглядный контраст с Гончариком, который попросту выехал из страны вскоре после своих выборов» (29.12.2006). В нынешнем сезоне то же издание выбрало Светлану Тихановскую «человеком года», даром что она поселилась в Литве и возвращаться, похоже, не собирается: «Абсолютно далёкая от политики женщина ради арестованного мужа и не только ради мужа – ради своего народа пошла на величайший риск в своей жизни. В результате за три месяца Тихановская преодолела путь от домашней хозяйки до национального лидера» (31.12.2020). «Преодолела»?! Те, кто следил за мыслями о «Координационном совете» и «Народном ультиматуме» (две основные инициативы, озвученные от имени С. Т. летом-осенью прошлого года), малость усомнятся… Будь Светлана реальным национальным лидером, «КС» и его президиум не имели бы столь бледный вид (на место одного выбывшего «бойца» становились бы двое-трое), да и «всебелорусская забастовка» в октябре вызвала бы куда больший энтузиазм. Принесло бы это победу за несколько месяцев или нет, иной вопрос, но «не догнали, так согрелись бы» (С).

Повторюсь: у г-жи Тихановской была возможность обрести политическую субъектность 06.08.2020, если б она вопреки ближайшему окружению встретилась в неоцепленной властями части Киевского сквера со своими потенциальными избирателями, несмотря на угрозу «провокаций» (лидер – по определению та или тот, кто поступает «вопреки» и «несмотря»). К сожалению либо к счастью, Рубикон – оным оказалась улица, на которой живу – так и не был перейдён.

Новогоднее поздравление послушал, зачитано оно было красиво (как сказал бы в таком случае Мойше Кульбак – «У Вас красивый почерк!» :)) Любопытен парадокс «Мы вышли из своих домов, чтобы вернуться домой» – он порадовал бы меня, будь я втрое моложе… С тем, что «2020-й стал годом, когда белорусы объединились», вряд ли соглашусь: напротив, углубились некоторые линии раскола, например между «невероятными» и «ябатьками»… Вообще-то у них немало общего, прежде всего самодовольство и недоверие/неуважение к инакомыслящим, но благодаря эффекту Даннинга-Крюгера обеим группам нелегко осознать сей факт, а потому единства между ними (пока) нет.

Ещё более значимый раскол – между приверженцами «старой» и «новой» морали. Коротко говоря, первая запрещает мучить беззащитных людей, последняя – дозволяет. Как с этим расколом получить единое общество и куда в новой Беларуси девать носителей «новой» (на самом деле весьма архаичной) морали, я не знаю. Думал над этим вопросом весной 2017 г., но ничего не придумал.

Как и было предсказано, украинский политолог (во всяком случае, так его представляли на «Радыё Свабода») лажанулся со своим прогнозом относительно Беларуси-2020: «В Беларуси может повториться украинский сценарий 2004 года, но не 2013–2014 гг. Обычно это мирное сопротивление и бескровная смена власти. Вертикаль власти построена на личных отношениях, на лояльности и подчинении. Она рассыпается очень легко» (svaboda.org, 29.06.2020). Однако слушать своих – это в наших широтах не очень принято, помнить, что говорилось полгода назад – тоже. И вот газета «Белорусы и рынок» с благоговением внимает Михаилу Минакову: «Пацифизм сильно отличает белорусское восстание от всех остальных… Мирные белорусские протесты имеют оздоравливающий эффект для всей Европы. Белорусский пример влияет на моральный дух Германии, Франции, Италии и других европейских стран… У белорусского протеста точно женское лицо. Возможно, и сам феномен связан с этим. “Тестостероновые” выступления ведут к агрессии и разрушению, а у вашего протеста эмоциональное и рациональное сбалансированы» (28.12.2020). Эх, знает ли кто-то в Германии и Франции (помимо круга активистов, вроде тех, которые выходят к посольству РБ в Израиле) подробности о «белорусском примере», не говоря уж о его влиянии на «моральный дух» этих стран?..

Нужно ли пояснять, что к политическому анализу рассказы об «оздоравливающем эффекте», о «сбалансированности эмоционального и рационального» имеют отдалённое отношение: они больше похожи на очередной сеанс массового гипноза а-ля Чумак (или Кашпировский). Неизмеримо ближе к истине в конце 2020 г. оказались россияне-экспаты: д-р Владимир Пастухов (упоминал о нём здесь) и «неостепенённый» Алексей Кунгуров… А неплохо сказал Алексей – мне, как вялостановящемуся мизантропу, прямо маслом по сердцу:

Что такое информационное общество? Это общество, потребляющее иллюзии. Иллюзии являются в нем инструментом осуществления господства. Производство иллюзий становится ведущей отраслью экономики. Продажа иллюзий – выгодный бизнес. Реальность перестает существовать, если она не отформатирована и не преподнесена стаду двуногих в качестве красиво упакованной иллюзии.

В информационном обществе у индивида отпадает необходимость мыслить. Ему хватает иллюзии, что он мыслящее существо. Для этого достаточно подключиться к одному из миллионов каналов по продаже иллюзий. Иллюзии предлагаются на любой размер, вкус и цвет.

Впрочем, подобные наблюдения попадались ещё в 1960-е годы у француза Ги ДебораОбщество спектакля»). С тех пор технологии контроля над массами шагнули далеко вперёд… 🙁 Да ведь и один из «законов Мэрфи» («Неважно, что что-то идёт неправильно. Возможно, это хорошо выглядит») никто не отменял 🙂

Возвращаясь к теме «Человек года в Беларуси». По-моему, это Павел Северинец, в конце мая – начале июня открыто выступавший против незаконного ареста Сергея Тихановского (который ему не cват и не однопартиец) и поплатившийся за это. Павел сидит уже почти семь месяцев, сроки содержания под стражей неоднократно продлевали. Не то, чтобы П. Северинца не арестовывали раньше (десятки раз), но в июне 2020 г. его, судя по всему, «обрабатывали» на пер. Окрестина, 36 особо жёстко: отцу семейства пришлось даже резать руку в знак протеста… После этого удивительно (на самом деле нет), что кто-то лишь в августе «заплакал от боли, узнав об Окрестина».

Павел выдержал исключение из ПЕН-центра под руководством Светланы Алексиевич + многочисленные «наезды» осенью 2019 г. (продолжались и позже), ответив на них весной 2020 г. второй книгой романа «Беларусалим» – «Сердце света». Это тоже дорогого стоит…

Во второй книге – почти 600 страниц; она, как и первая, писалась несколько лет и была издана в Украине

«Еврейские страницы» романа

Белорусские правозащитники признали П. К. Северинца политзаключённым. Есть надежда, что 20.02.2021 он всё-таки выйдет из СИЗО на ул. Володарского: к тому времени «Всебелорусское народное собрание» начнётся и даже закончится, а по столь «знаменательному» поводу кой-кому, наверно, захочется продемонстрировать своё «милосердие».

Любопытен опрос на одной из протестных страничек. Предположим, большинство ответивших – из Беларуси.

Результаты косвенно свидетельствуют о том, что шапкозакидательское настроение не изжито в рядах «борцов с режимом», иначе ответы распределялись бы по кварталам более равномерно. А тут выходит: «Или сейчас, или ждать больше года»… Разумеется, при таком подходе будет «больше года»! (Нетерпеливость и самонадеянность – не единственные предпосылки неуспеха, но существенные.)

Странновато, что Рыгор Астапеня – человек подготовленный – на вопрос «Останется ли Александр Лукашенко фактическим руководителем Беларуси в декабре 2021 года» ответил «нет» (02.01.2021; причём добавил, что премьер-министром будет Румас, а министром иностранных дел останется Макей). На сегодняшний день предпосылки для такого прогноза вызывают большие сомнения. Ведь сам Астапеня с помощью «Chatham House» осенью 2020 г. провёл опрос белорусских горожан, из которого следовало, что поддержка Лукашенко явно выше «меметичных» трёх процентов (о чём я толковал полгода назад здесь), а свергать его к активным протестам готовы менее половины опрошенных!..

Учитывая события последних месяцев, скорректирую свой прогноз, сделанный в марте 2019 г., о замене Лукашенко на чиновника из его команды в 2024–2025 гг. На мой взгляд, кадровых перестановок (не путать с «переменой суммы») следует ожидать раньше – в 2023-м или даже во второй половине 2022-го. Вступление в «большую игру» Сергея Румаса, который с июня 2020 г. «затихарился», крайне маловероятно: скорее уж можно ожидать триумфа Бабарико или Латушко. Лично мне почти всё равно: главное – снизить градус насилия, добиться освобождения политзаключённых, прекращения увольнений по политическим мотивам. С экономикой-то у нас в любом случае ещё долго будет «не фонтан» (но без полного развала).

Важно не сползти в пропасть в «Индексе человеческого развития», составляемом ежегодно под эгидой ООН. Недавно СМИ пошумели из-за того, что Беларусь-2018 занимала в ооновском «Индексе» 50-е место, а Беларусь-2019 – уже 53-е. Но я вам больше скажу – в 1992 г. Синеокая считалась в мире 42-й. Литва тогда была 71-й; уже несколько лет она стабильно на 34-й позиции. Что касается Израиля, он и в начале 1990-х замыкал вторую десятку, и в 2019-м делил 19-21-е места (с Японией и Лихтенштейном).

Снеговик из-под Гомеля, декабрь 2020. Фото отсюда

Шутки ради – несколько фразочек из недавно перечитанной «Планеты новогодних ёлок» (1962) Джанни Родари:

Как вас теперь называть?

Так и не знаю. Напишу на бумажках десять имен, положу в шляпу и вытащу наугад.

Я предлагаю – Старый Таракан! – грубо ответил Марко.

«Конечно, пижама – вещь очень неплохая, и домашние туфли, бесспорно, удобнее ботинок. Но выходить в таком виде на улицу, по-моему, совершенно неприлично! Хотя, с другой стороны, это меня не касается – пусть себе ходят в чем хотят, даже в масках».

– У нас любой может писать все, что ему вздумается. Прежде в городах повсюду торчали грозные таблички: запрещается то, не разрешается это… А теперь запрещать нечего, потому что люди давно уже не делают ничего плохого или недозволенного. И всё потому, что ничего не запрещается.

Желающих добровольно взять на себя обязанность править страной становится все меньше и меньше. Возьмите, например, должность министра финансов. Вот уже два месяца, как мы напрасно ищем человека на эту должность. Все утверждают, что заняты, а потом вы видите, что они играют в шахматы с роботами, изобретают машины или даже разносят стены во дворце «Ломай что угодно!».

Перевод с итальянского И. Константиновой и Ю. Ильина. Да, а здесь можно посмотреть-послушать «Приключения Чиполлино» на белорусском языке – в исполнении «купаловцев».

Вольф Рубинчик, г. Минск

04.01.2021

wrubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 04.01.2021  21:24

В. Рубинчик. Вроде как итоги

«Вроде как» – потому что никто не знает, что ещё «выкинет» 2020-й за пару суток… Однако в целом картина более или менее прояснилась.

Более десяти лет назад раздавал на «Яме» спецвыпуск бюллетеня «Мы яшчэ тут!» – пустой лист со словами «И так всё ясно!» на белорусском и идише. В этом году Павел Костюкевич нежданно припомнил мой давний перформанс в интервью литовскому изданию, за что ему респект, уважуха & «Іудзейнасць».

Спецвыпуск № 42¼; П. К. на пл. Перемен

А два года назад много было шума о скорой инкорпорации Беларуси (целиком или отдельными областями) в новую-старую империю. Не хочу перечислять особо шумевших – кто-то из них ныне за решёткой, и упрекать их в легкомыслии было бы не совсем этично.

Тогда, в октябре 2018 г., возразил так: «готов поспорить на приемлемую сумму, что по состоянию на 31.12.2020 общего государства с единым центром управления в Москве не будет, и от пограничных областей Беларуси Россия ничего не откусит. Возможно, я вновь недооцениваю Россию, но ей бы Крым освоить… К тому же буферная РБ пока ещё выгодна и Кремлю, и Западу – и как дипломатическая площадка, и как своеобразная офшорная зона для разных гешефтов».

Увы, никого из алармистов «развести» на деньги не удалось 🙂 А столько раз они пугали народ – то российскими военными, которые приедут на учения и останутся здесь в качестве оккупантов! То реанимацией «союзного договора», подписанного в 1999 г.!

На балконе второго этажа: «Посторонним вход воспрещён» (Минск, ул. Каховская, 27.12.2020)

Справедливости ради, события последних месяцев всё-таки настораживают. И «десанты» российских пропагандистов на белорусских телеканалах, начиная с августа, и соглашение здешнего МВД с Росгвардией (ноябрь), и телодвижения в российской администрации президента, где, похоже, задумали создать в Беларуси дружественную партию… Но учитывают ли, что здешняя трясина, нейтрализующая здоровые идеи и силы, работает во всех направлениях? 🙂

Активизировалась зомби-пропаганда в духе приснопамятного Владимира Бегуна и «как его, дьявола»?.. Чертовича! Прочитано здесь (27.12.2020): «Политолог с очень светлым лицом и не самой светлой репутацией Артем Шрайбман вновь уселся под свет софитов и принялся вещать… У людей подобного склада уже не одно тысячелетие именно злато – решающий фактор жизни, идеологии, государства и народа. Они молятся золотому тельцу и призывают его опрокинуть нашу страну. Что это за люди? В чем феномен паразитов? Великий диссидент и гениальный математик Игорь Шафаревич назвал это малым народом».

Можно слегка посмеяться над плюшевым Шрайбманом (на фото), которого пропагандист обозвал «первосвященником белорусского либерализма». Пытался Артём усидеть на разных стульях, ограничивал себя на тутбае, что-то там «разжёвывал», выступая скорее в качестве популяризатора, нежели политменеджера – и всё равно вувузела СТВ «вывела» его на чистую воду 😉 Но в целом, конечно, не до смеха, не до фиесты (и не до сна). Удивительно ли, что всплывают доморощенные гностики, вещающие: «любой бунтовщик, любой восставший, любой протестун, любой революционер — это сторонник темной силы».

Александр Фридман, историк из Беларуси, живущий и работающий в Германии, этой осенью обратил внимание на сомнительные мотивы здешней пропаганды. Написал большую статью для журнала «Ab Imperio» – в т. ч. об указанных мотивах. Во введении сослался; правда, в текст «по техническим причинам» попали тезисы, которых в моих ответах на анкету А. Ф. не было.

Сравните с реальной реакцией на вопросы исследователя, которому помогла со мной связаться Инна Соркина из Гродно: «Какую роль играет еврейская тема в протестном контексте? Какую позицию занимают евреи (большинство евреев)?» – «Не вельмі значную. Не магу казаць за большасць яўрэяў. Зноў жа, “ашчушчэнія”: пратэстамі захапілася частка тых мінскіх яўрэяў і яўрэек, якія раней, мякка кажучы, не мелі асаблівых сімпатый да “дэмакратаў”, “бэнээфаўцаў”, etc. Але дапускаю, што сыходу Лукашэнкі зараз жадаюць менш за 50% яўрэяў Беларусі» (19.10.2020). В общем, некоторая утилизация налицо. «Везёт» мне: то в российские социологи запишут, то явился «public intellectual»… Тем не менее статья д-ра Фридмана кое в чём полезна, и если вдруг попадётся – почитайте. Есть и вариант на русском, он чуть короче.

Умер Леонид Фёдорович Заико (23.08.1948, Гродно – 27.12.2020, Минск) – похоже, без «короны» и здесь не обошлось. Покойный был заметным явлением среди белорусских экономистов, в своё время консультировал правительство и международные организации, читал лекции за границей. С 1990-х годов мне попадались на глаза его тексты для СМИ – к примеру, Л. Заико долго сотрудничал с «Белорусской газетой», а позже со «Звяздой». Это отвечало принципу, который кандидат наук декларировал в Европейском гуманитарном университете второй половины 1990-х: «с обеих сторон есть умные люди». Его многочисленные статьи и интервью иногда оставляли странный привкус, и я пару раз незлобиво критиковал экономиста.

Л. Заико пытался, как умел, упорядочить экономическую жизнь нашей страны. И преподавал с чувством юмора – думаю, с этим согласятся все его бывшие студенты. Образчик его выступления см. здесь.

* * *

Расширяются и крепнут международные связи одной из бывших «кандидаток в президенты» – вокруг неё образовался целый «офис». А параллельно действуют «народные посольства» и «Народное антикризисное управление» (аббревиатура НАУ, видимо, выбрана не случайно – призвана оказать гипновоздействие на поклонников группы «Наутилус Помпилиус»? :)) Наше НАУ во главе с П. П. Латушко к декабрю выработало ряд планов, которые вроде как складываются в программу реформ. Почитал… Кому интересно, послушайте, как весёлые ребята комментируют её – под большинством замечаний я таки подписался бы.

Тем временем подавляющее большинство взятых в плен летом 2020 г. до сих пор сидит. Социал-демократ Сергей Спариш, христианский демократ Павел Северинец, которому завтра исполнится 44… Больно было узнать, что в ноябре посадили с заведением уголовного дела и журналиста-анархиста Николая Дедка. Даром что не знаком с ним лично, на толковые материалы Н. Д. я не раз ссылался.

Н. Дедок, П. Северинец, С. Спариш

Недурственные пассажи из книги Н. Дедка «Теория интерсекциональности: анархистская критика», опубликованной около года тому назад:

Инстинктивные программы, будучи плодом эволюции, продолжали, продолжают и будут продолжать оказывать на нас огромное влияние… Причина этого проста: эволюционным схемам несколько сотен тысяч или даже миллионов лет. Культурным наслоениям – около 40 тысяч. За столь короткое (ничтожное с точки зрения естественного отбора) время в людях просто не могли на биологическом уровне закрепиться новые модели поведения. И поэтому сейчас мы продолжаем во многом слепо следовать инстинктивным программам, рационализируя и оправдывая их под любым соусом…

Особенно трагикомично сепаратистские практики смотрятся на фоне того, что в 1960-е феминистки второй волны боролись за то, чтобы быть включёнными во все места, ранее считавшиеся мужскими: клубы, трибуны, профессиональные сообщества, добивались совместного посещения школ мальчиками и девочками… Сегодня же феминистки третьей волны фактически топчутся по их достижениям: 50 лет назад их соратниц «отсаживал» от мужчин патриархат, сегодня они сами запираются в сепаратных гетто.

Очень надеюсь, что это не последняя книга автора, задержанного 12.11.2020 «силовиками» с явно чрезмерным применением силы. Родители уже несколько недель не имеют контакта с Н. Дедком; его отец Александр, бывший судья, разочаровавшийся в системе, рассказал журналистам, что «Одному из заключенных “Володарки” удалось передать через свою мать, что Николая там хотят убить, создают условия, чтобы он умер. Но что это означает — угроза заразиться коронавирусом или что-то другое — выяснить мы не можем».

Кстати, o птичках международных связях и признании. Заметили ли вы, насколько обесценилось восхищение белорусами? Руководитель МИДа Дании Вилли Сондал: «Я полон восхищения белорусами, такими, каких я встретил сегодня, теми, кто имеет мужество бороться за права человека и демократию в рамках авторитарного правления» (21.08.2012). Президент Франции Эмманюэль Макрон: «Мужество белорусского народа вызывает всеобщее восхищение, его устремления нужно уважать и мы на его стороне» (23.09.2020). Бывший помощник госсекретаря США Дэйвид Креймер: «Мужество белорусов восхищает» (25.12.2020).

Ну право же, стёртая монета… Кто бы объяснил Светлане Тихановской, что ей не к лицу выказывать восхищение белорусами, как это было в середине августа? Во-первых, так она занимает внешнюю сторону по отношению к своему народу; во-вторых, до победы ещё очень далеко.

Не обязательно во всём соглашаться с российским блогером Алексеем Кунгуровым, но в недавнем его тексте (25.12.2020) – та горькая правда, что могла б оказаться целительной…

Белорусам надоел Лукашенко – это факт, но к революции они оказались совершенно не готовы. Они хотели новых честных выборов, и чтобы ОМОН их не лупил, но свергать режим не желали. Поэтому общество легко уверовало в иллюзию, что достаточно выразить недовольство узурпатором – и он куда-то денется

Инфантилизм прет отовсюду. Идея-фикс белорусов – убрать диктатора, ничего при этом не делая. Так не бывает. Тем не менее, они всегда придумывают себе оправдание: мол, нам не надо сейчас напрягаться, потому что весной, когда потеплеет, случатся протесты, и Лукашенко уйдет… До этого они верили, что сама по себе произойдет всебелорусская стачка с таким же результатом. То есть сам никто бастовать не собирался, кроме нескольких десятков, может, сотен человек, но все горячо одобряли саму идею, при условии, что реализовать ее будут другие.

Магазин «Семена. Цветы» (Минск, бул. Шевченко, 4) – жертва «всебелорусской забастовки». Фото 28.12.2020

Дальше российский бунтарь небезосновательно предполагает:

Лукашенко смирился с тем, что «народец» его больше не любит, не хочет и никогда за него не проголосует. Общество смирилось с тем, что «Саша останется с нами» ©. Любить и уважать диктатора белорусы не будут, но терпеть себя он их заставил.

А вывод у Кунгурова – в начале:

Не стоит предаваться унынию. Шахматист после проигранной партии не ищет виноватых, а анализирует свои ошибки, чтобы завтра их не повторять. Вот этим и следует заняться белорусам вместо фанатичного культивирования выученной беспомощности.

По мне, хороший вывод, как и нижеследующий: «Бороться надлежит именно с диктатурой во всех ее проявлениях, а не с конкретной персоной». Раз уж разговор зашёл о шахматистах, может быть, всё начнётся с «Шахматного дворика»? 🙂

Сейчас нелегко помыслить, что на этом невзрачном пятачке у общежития «Белгеодезии» осенью собиралось множество людей, выступали «Свободный театр», Бенька & «РСП», поэты… Фото 28.12.2020

Район дворика, подобно иным минским (и не только) районам, благодаря арт-активистам заимел «свой» флаг

В окрестностях пару недель назад были развешаны афишки с предложением учиться шахматам!

Предпочёл бы гексагональные (кстати, недалеко от «Шахматного дворика» живёт и Сергей Корчицкий, один из сильнейших европейских игроков в «гекса») или вольные, но и «невольные» – дело нужное.

Вольф Рубинчик, г. Минск

29.12.2020

wrubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 29.12.2020  11:48