Tag Archives: Александр Тарайковский

ЭТАПЧИК БОЛЬШОГО ПУТИ?

Шалом! Вторая годовщина знаменательного события – «выборов» 2020 года. Многие в ту пору надеялись на революцию в Беларуси… Я же и два года назад сомневался, что общественно-политические процессы в стране заслуживают громкого названья «революция», а теперь подавно. Справедливости ради, летом 2020 г., да и позже, человеку с дипломом политолога в Минске было интересно. Наблюдал, описывал, анализировал, где-то – как в Киевском сквере 06.08.2020 – волей-неволей создавал «массовку»… В отличие от некоторых «р-р-революционных» авторок & авторов, которые в 2022 г. стесняются своих прежних выступлений и подчищают следы участия в «бунте ботаников», мне за опубликованное не стыдно (разве что иллюстрации кое-где подобрал бы иные). Почитайте отрывки из того, что писал в августе 2020 г. – а вдруг что-то зацепит. В таком случае можно перейти по ссылкам и ознакомиться с полновесными материалами, давно затерянными в архиве belisrael.

Так начиналось то лето (у Комаровки в Минске)

10.08.2020:

Когда в детстве я читал сказки вроде «Приключений Чиполлино», «Джельсомино в стране лгунов», «Королевства кривых зеркал», вряд ли мог предвидеть, что в зрелом возрасте окажусь внутри описанного в них зазеркалья (всё же СССР середины-конца 1980-х гг. постфактум выглядит вегетарианским по сравнению с…) Кто-то над нами определённо издевается: «От усатого властолюбца тайно или явно плюются 80% жителей? Вот и запишем 80% за него!»

13.08.2020:

Призывы сплотиться вокруг «неполитика» (жены видеоблогера) не прельщали ещё в июле с. г. Во-первых, уважаю профессионализм, во-вторых, помнил о «казусе Романчука» 2010 г., да и о том, как раскручивали Алеся Милинкевича в 2006 г. Тогда авторитетный белорусско-польский поэт Янович, 1936 г. р. (правда, в эпоху ПНР он «постукивал», но это выяснилось годом позже), заявил: «Cкажите тем демократам, что пошли помимо Милинкевича, что они – дураки и диверсанты, потому что действуют на пользу режиму. Теперь можно играть только за Милинкевича». Любопытно, что Ф., «политтехнолог» и предсказатель цен на сахар, в августе 2020 г. фактически повторил на «Еврорадио» слова поэта – тоже обозвал конкурентов Тихановской «дураками».

В общем, на мой взгляд, «Саша + Света = теорема Эскобара», и чуть грустно, что сияние «троицы» стольких ослепило в июле-августе. Андрей Илларионов доверительно поведал в интервью Гордону о том, что уровень Тихановской «70, 72, 75%», а у Лукашенко – «от 10 до 15%». Вероника Цепкало предлагает подписать петицию: «По данным экзитполов, по официальным результатам на разных участках, а также по подсчетам реальных бюллетеней, которые сфотографировали беларусы мы говорим о том, что более 80% голосов были отданы за Светлану Тихановскую». Версия интересная, но… Когда мне говорят, что Тихановская уже победила (или победила бы в первом туре при честном подсчёте голосов) – извините, не верю. В последние месяцы очень многие граждане избавились от страха перед «вождём», но не настолько, чтобы 8, 7 или даже 6 из 10 на большинстве участков кинулись в неведомое.

16.08.2020:

Выяснилось, что сотрудники министерства внутренних дел РБ и поддерживающие их средства массовой дезинформации 11 августа соврали, утверждая, что накануне Александр Тарайковский сам себя убил, намереваясь бросить взрывное устройство в силовиков. 15 августа появилось видео, из коего следует: в момент гибели от выстрела возле станции метро «Пушкинская» у Тарайковского ничего не было в руках.

Не то чтобы указанные категории граждан (граждан ли?) прежде отличались правдивостью, но на сей раз их циничное враньё перешло все границы… Подлил масла в огонь замминистра МВД Александр Барсуков, который в ночь на 14 августа заявил о центре изоляции правонарушителей на переулке Окрестина: «Издевательств никаких не было». Затем уточнил: «Мне сказали, что в камере никого не избивали». Да уж, «мне сказали» – чудо как «убедительный» аргумент… И надо полагать, арестованным было легче от того, что их избивали НЕ в камерах?!

Не очень внятные извинения министра, принесённые вечером 13.08.2020, мало кого удовлетворили. Даже люди на «государевой службе» возмутились действиями силовиков (точнее, слабовиков, т. к. сильные люди на пленных злость не вымещают).

20.08.2020:

Не у меня одного были опасения, что «координационный совет при Тихановской» эволюционирует в сторону очередной говорильни (вспомнился «Национальный исполнительный комитет» – «теневое правительство» Беларуси 1998 г.). Как состав президиума совета, озвученный 19 августа, так и то, что президиум решил не выбирать себе председателя (все семь членов якобы равноправны), не убедили меня в обратном. Однако более предметной критики действий нового общественного органа не будет, поскольку генпрокурор Беларуси 20 августа пригрозил его участникам уголовным делом.

Николай Дедок считает, что «правильным ходом было включение в первый же выход в люди Павла Латушко. Это сигнал колеблющимся из номенклатуры: приходите, для вас есть место». Но по состоянию на 18 августа большинство «колеблющихся» уже заявили о себе.

19 августа Лукашенко-старший переназначил правительство, работавшее с 4 июня. Никого оттуда не исключил – как бы посылая сигнал, что «раскола элит» по существу не было, потому диалог возможен лишь «с позиции силы». На следующий день Сергей Пульша из «Новага часу» заметил: «Лишь кажется, что протесты утихли. На самом деле они переходят в другую плоскость – плоскость переговоров и долгосрочного противостояния. И этого не надо пугаться». Вряд ли кто-то пугается, но переговоры до освобождения политзаключённых – это игра по чужим правилам, а отпускать Павла Cеверинца, Николая Статкевича, Сергея Тихановского и других власти как будто (кто знает, что у них в голове) не готовы. Да и вообще не торопятся вступать в диалог – во всяком случае, на уровне администрации президента. В Гродно же некое подобие диалога получилось, горисполком прямо-таки душит протестующих в объятьях…

31.08.2020 (с бел.):

Итоги политических баталий подводить покамест рано, но я – независимо от российской пролукашенковской пропаганды, которую изобличал Максим Кац неделю назад – склоняюсь к мысли, что администрация РБ в целом отбила протестные волны. С другой стороны, большинство недовольных наконец-то начало осознавать, что оно – большинство, и после «работы над ошибками» будет способно реально изменить ход истории.

На этот раз успехи не были развиты, среди прочего, из-за неопытности лидеров. Да, у протестов были и должны были быть руководители; формула «каждый сам себе лидер» работает лишь до поры до времени. Отдельные эпизоды показали, что сила протестовавших недооценивалась (в том же Киевском сквере 6 августа можно было достичь большего), а некоторые – что она переоценивалась.

Слева В. Соколовский и К. Галанов. Справа – прибалдевший Воронко. Фото с udf.by

***

Не прошло и двух лет, как Роза Турарбекова (доцент, кандидат наук и «независимая экспертка») поделилась в «Салідарнасці» 04.08.2022 своими рассуждениями о проигранном «бое» 2020 г.:

Способность лидера совершить рискованный шаг, почувствовать настроение — это залог успеха. Все примеры из истории свидетельствуют о том, что решительность лидера, который противостоит диктатуре, — является необходимой чертой. При этом решительность, как качество – не дано с рождения, оно формируется. Вопрос о власти — нешуточное дело. Говорили о децентрализованном протесте — да, он таким был. Но борьба за власть не является децентрализованной. Она не может быть горизонтальной. Этот конфликт вертикальный.

Р. Турарбекова

Кто бы мог подумать! 🙂

Тем временем в столице Беларуси идёт-гудёт международный шахматный турнир по швейцарской системе, который нравится провластным (недо)СМИ. Редактор отдела спорта «СБ» разродился аж двумя хвалебными репортажиками… Процитирую свежий крайний (06.08.2022):

Несмотря на все санкции и ограничения, «Минск-2022» собрал под свое крыло полторы сотни мастеров из семи стран… «Минск-2022» уникален тем, что внести стартовый взнос и принять участие мог каждый — будь то любитель или профессионал… Пытаясь поставить нам шах и мат, международные шахматные организации загоняют в угол сами себя.

Состав турнира непритязателен, в чём каждый может убедиться здесь. Семь гроссмейстеров, менее двадцати мастеров (международных + FIDE) на 156 участников – заурядная «швейцарка». Нет ничего уникального в том, что записаться в неё могли как любители, так и профессионалы. Правда, отнюдь не все белорусские «гроссы» пожелали бороться за главный приз (7500 бел. рублей, т. е. менее 3000$, из которых ещё вычтут подоходный). Из России приехал один (!) гроссмейстер, малоизвестный Брякин, из Грузии – тоже один, Кекелидзе (ELO 2351). Подавляющее большинство участников не обладают и условно «кандидатским» рейтингом 2000… В общем, гордиться организаторам по большому счёту нечем, особенно если вспомнить о довольно мощном чемпионате Европы, устроенном в Минске-2017, где были «все флаги», в т. ч. израильтяне. И о том, что финиширующая в Индии Всемирная шахматная олимпиада с участием более 180 cтран изначально планировалась к проведению в Беларуси, но в июне 2020 г. правительство РБ разорвало подписанный в январе 2019 г. контракт.

Изгнание сборных РФ и РБ из мероприятий Всемирной шахматной федерации & Европейского шахматного союза после 24.02.2022 – шаг спорный (cм. моё мнение), но ясно одно: ни в какой «угол» международные организации себя не загнали. Не исключено даже, что «отряд не заметил потери бойца» (С). Под «бойцом» имею в виду прежде всего сборную РБ, которая в мире котируется… по среднему рейтингу в районе 40-го места, а по игре, наверно, претендовала бы на 25-30-е.

Вольф Рубинчик, г. Минск

08.08.2022

w2rubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 09.08.2022  10:59

КOЕ-ЧТO O CПЕЦOПЕРАЦИЯХ

Шалом! Cегодня большинство мыслей, конечно, об Украине, в которой бывал не однажды (с женой и без), жителям которой сочувствую безуcловно.

Фото из поездки 2013 г.

Больно из-за того, что земли Cинеокой снова, как и осенью 2021 г. («история с беженцами»), сделались плацдармом для одиозных кремлёвских спецопераций. Вместе с тем боль — не стыд. Неподлукашенковские белорусы занимают сейчас две разные позиции, примерно такие:

Игорь Ленкевич (reform.by, 24.02.2022):

Наша страна оказалась втянута в войну… Войска напавшей на Украину России находятся на нашей территории.

Беларусь уже никогда не будет прежней. Причем вне зависимости от того, кто победит в этой войне. Теперь она изгой. Вместе с Россией. Если не навсегда, то очень надолго…

И не надо теперь говорить, что в этом вина только беларусского руководства. Вина в этой войне на всех нас. На всех беларусах, которые смотрели на этот ад. Которые просто смотрели.

Мне никогда ещё не было так стыдно за свою страну.

Северин Квятковский (via gazetaby.media, 24.02.2022, пер. с бел.):

Некоторые белорусы, особенно из-за рубежа, берут ответcтвенность на себя, мол, не дожали Лукашенко, и вот. Стыдно за белоруcскую армию, и т.д.

Белоруcская революция-2020 c cамого начала была «Варшавским воcстанием», т. е. без шанcов на хэппи-энд. Недаром Лукашенко cразу обратился к Путину за военной помощью.

Белоруcский народ на 80% показал, что он отдельно, а Лукашенко c ябатьками сами по себе… армия — аналог румын в вермахте.

Но я за это моральной ответcтвенности не несу, я как гражданин cделал всё, что мог, чтобы этого не было.

Вот и я не знаю, что, по большому cчёту, мог бы cделать иначе… Никогда не голоcовал ни за «ненаклоняемого», ни за его креатуры/проекты. На гоccлужбе не cоcтоял, чиновников по военно-политичеcким вопроcам не конcультировал. В общем, позиция Cеверина мне ближе — при том, что не называю cобытия 2020 г. «революцией», да и не на 80% белоруcский народ отделён от Лукашенко (60-65% — более реалиcтичная оценка).

Непрошеный cовет-«предcказание» от на-вcе-руки-маcтера. Утешает, пожалуй, то, что в 2019 г. cей деятель прогнозировал на президентских выборах в Украине победу Порошенко, а в 2020 г. — победу в Молдове Додона, т. е. его прогнозы нередко cбываютcя c точноcтью до наоборот

Фб-мнение Cергея Cамбора, выказанное в тот же «нечиcтый четверг», — о роccиянах, но белорусов косвенно затрагивает тоже:

Многие россияне сочувствуют украинцам постами в соцсетях в тот момент, когда с их территории их армией идут обстрелы Украины.

Я могу заверить, что многих украинцев это «сочувствие» только злит, особенно, когда звучат фразы о бессилии и невозможности помочь. Украинцы прямо сейчас реально, а не виртуально, умирают от оружия РФ. Поэтому у человека с двумя руками и двумя ногами есть БОЛЬШОЙ список реальных вещей, которые можно сделать:

* армия агрессора передвигается дорогами. Можно на них выходить, становиться, ложиться. Блокировать передвижение техники абсолютно мирным путём.

* матери призывников могут ехать к частям, требовать возвращения детей с «учений»

И т. д.

Идеи заслуживают внимания, но, боюсь, истерия в определенных кругах РФ (да и РБ…), пугающих мир неонацистами & «бeндеровцами», достигла такого накала, что с мирными протестующими поступят так же, как с Александром Тарайковским и Романом Бондаренко… Т.е. умертвят и оклевещут посмертно.

Кто-то предложил cрочно организовать в Беларуси «национальное антивоенное движение». Ох, не знаю, есть ли смысл в неких централизованных структурах для принятия деклараций, ведь каждый и сейчас так или иначе может высказаться против войны. А к более действенным мерам (вроде стачек на предприятиях ВПК) большинство объективно не готово. Если уж летом-осенью 2020 г. не бастовали ради «своих», то вряд ли в 2022 г. начнут ради «соседей». Тем более, что пророccийcкой пропаганде здеcь уже года полтора позволено (почти) вcё, это влияет на cоcтояние умов. И проблема, вопреки Cветлане А., давно не в «краcных человеках», cкорее уж в «коричневых». Первые были в Финляндии 1939/40… аналогию c тем cоветcким вторжением, понятно, провеcти можно, еcли очень оcторожно.

Не без грусти конcтатирую, что предыдущая публикация (c критикой того, как в РБ раздувается явка на «референдум») помогла мало. На участки по-прежнему заманивают «хлебом и зрелищами»…

Между тем коронавирус никуда не исчез из Беларуси, за 2 года от вызванных им болезней по официальной инфе умерло более 6400 человек (целый райцентр!). Примерно столько же заражается ежедневно. Уж если так необходимо провести плебисцит-«референдум» именно сейчас, то можно было обойтись без помпы, без неуместного «голосуй с удовольствием» (выдали бюллетени — вскрыли урны — подсчитали — утвердили — разбежались). «Удовольствие» может дорого обойтись как избирателям, так и самим «особо ценным», незаконно засекреченным членам комиссии, часами просиживающим в тесных помещениях. Но кого это всё волнует? Cоциал-дарвинизм рулит, как и было (пред)сказано.

Печально известный острог на пер. Окрестина, по сообщению «НН» (24.02.2022), под предлогом ухудшения эпидемиологической ситуации отказался принимать передачи для узников. Знамо дело, когда «красавцам» это выгодно, COVID есть, когда невыгодно нет.

Мало было рекламы «республиканского референдумa» в медиа, на билбордах, витринах магазинов и даже в «жировках» за январь с.г. — на этой неделе вбросили минчанам в почтовые ящики спецвыпуск газеты, где учредителем является горисполком.

Когда-то я любил читать эту газету (в ней писали о моём тренере по шахматам, и даже обо мне), но тогда учредители и редакция были иные. Теперь же градоначальники В. Кухарев и А. Бугров рассказывают на c. 2, что «Участие в референдуме 27 февраля — это наш гражданский долг!» Хм, а не фрондой ли пахнет? Иные-то чиновники, судя по публикациям «СБ», соревнуются в том, кто раньше прибежит на свой участок и примет участие в досрочном голосовании (стартовало 22.02.2022).

16-страничная газета, где описываются успехи города за четверть века, оставляет тяжёлое впечатление. И потому, что к месту и не к месту поминает «Главу государства» (в плане культа личности кое-что изменилось в сравнении с началом июня 2020 г. не в лучшую сторону). И потому, что умалчивает о недостатках, да и просто провалах, которых было предостаточно. Помимо вcего, трудно отделаться от мысли, какой ценой поддерживалось в Беларуси относительное благосостояние Минска в первые десятилетия XXI века (см., например, здесь и здесь). А ещё «Вечерний Минск» никак не отвечает на вопрос, зачем правится Конституция, почему читателям нужно сказать свое «да»: ведь если при старом варианте всё так хорошо работало, то принимать новый значит чинить то, что не сломалось?..

Короче говоря, очередные десятки тысяч бюджетных рублей (не думаю, что редакция «ВМ» соврала насчёт тиража 250 тыс.) вылетели в трубу.

И ещё пара курьёзных комментариев:

Политинформация от певиц (?) Г. Только 3 мировых лидера не по зубам Западу «Гомер, Мильтон и Паниковский»? Как бы на Беларусь не обиделись венесуэльский Мадуро и севернокорейский Ким, а то ведь и до разрыва дипотношений может дойти. Воистину, иногда лучше со… ображать, чем говорить.

Тут претензии ещё круче – «и мы пахали». Венецианская комиссия при Совете Европы, худо-бедно специалисты, резко критикует проект, но у «прогрессивного раввина» собственная логика гордость. Хорошо хоть, что не выступает он от имени евреев Беларуси, как норовили делать его «коллеги».

Замечу, кстати, что Дмитрий Исаёнок, хоть и «левак», реально разобрал проект по косточкам – и пришел к выводам, схожим с моими.

Дмитрий обратил внимание на ст. 64, где говорится о возможности иных избирательных цензов, помимо возрастного, и разумно подчеркнул её потенциальную опасность (1:10 – 1:50; этот момент я упустил).

Относительно радостная новость вчера таки открылась детская поликлиника в Жодино, о которой писал в декабре 2021 г. С задержкой «только» в 55 дней.

Вoльф Рубинчик, г. Минск

25.02.2022

w2rubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 25.02.2022  20:57

«Мы так много сделали и не смогли победить».

Хроника протестов в Беларуси, рассказанная их участниками

Шура Буртин

19 мая 2021, Meduza (в сокращ.)

Люди, с которыми я разговаривал в Минске, не представляют никого, кроме самих себя. Мне хотелось понять, что происходит, но я там никого не знал — и просто связался со знакомыми знакомых. Почти всех их я видел первый раз в жизни. Я пришел, записал и ушел, это просто голоса.

В марте 2021-го, заглянув в фейсбук, я увидел маленький непонятный пост одной прекрасной белорусской актрисы: «Все очень плохо». Обычно так пишут люди, у которых умирает кто-то близкий. Я залез на ее страницу — вся лента состояла из сообщений об арестах… До того я видел ее только на сцене, но написал, что хочу приехать и расспросить о ситуации.

Несколько музыкантов и айтишников, инженер, врач скорой, оператор, фотограф, мультипликатор. Позже становится понятно, что публиковать их рассказы под настоящими именами опасно. Поэтому имена всех героев этого текста изменены.

ГЛАВА 1

26 лет с Лукашенко

Ольга, актриса

Как мы жили? Ничего яркого, динамичного, прогрессивного не происходит, царствует обыденность, как в русской глубинке. Не плохо и не хорошо. Это такая данность, с которой сражаться бессмысленно, все просто создавали какие-то свои мирки, свои прослойки. Если человек предприниматель, режиссер, музыкант, он живет независимо от государства. Вообще никаких контактов с властью — только с пожарными, не знаю, гороно. Люди делали свое сообщество, основанное на взаимовыручке: ты мне, я тебе. Сегодня я тебя бесплатно фотографирую, завтра ты мне делаешь макияж, потом мы вместе бесплатно участвуем в чьем-то ролике, потом мы этого человека приглашаем сыграть на корпоративе. Натуральный обмен, все на доверии. Так и в творческой среде, и у мелкого бизнеса.

Где-то кто-то открыл небольшое кафе, вокруг которого группируются хорошие люди, делают проекты. Да, вам не дадут открыть театр, но можно начать на квартирах и развить это до довольно больших масштабов. Так мы жили много лет и комфортно существовали. У нас был преподаватель, такой оппозиционный человек, и он сказал однажды фразу: «Ребята, не Лукашенко заставляет вас писать мимо унитаза…» Она на меня произвела неизгладимое впечатление, тем более что это сказал человек не лояльный к власти.

Так мы жили много лет и комфортно существовалиВсе много путешествовали — благо рядом Польша, Литва, Германия. Очень много радостных штук происходило с Украиной, там много свободы, солнечности, южности. Много связи с Россией — Москва, Питер. Все белорусы делали вылазки — подпитаться. Меня как маленького человека устраивало такое положение вещей. Я могла ездить в разные страны, делать свои дела, я нашла путь эскапизма.

Лукашенко же — немножко фрик. Как если бы у вас к власти пришел Жириновский. Он странный, диковатый, придурковатый. Его всерьез не воспринимали. Поздний совок: взять справку, слинять, уехать — и смеяться над этим. Это не казалось угрожающим, просто каким-то отсталым, колхозным, слабым. Не было массовых репрессий. Казалось, что все катится равномерно.

Самое страшное, что произошло, — это несколько пропавших оппозиционеров. Все понимали, что они были убиты по приказу Лукашенко, но, как ни кощунственно звучит, эти случаи были единичны. Просто стало понятно, что лучше каких-то вещей не говорить, не действовать как оппозиционная личность. Можно было сохранять прежний образ жизни — ну, дорогу проложили ближе, за окном стало шуметь чуть больше, но жизнь продолжается.

Федор, музыкант

Мы хохотали от всего, что происходит, где-то ненавидели, ясное дело. Закон о тунеядстве — ты ржешь. Когда начинают за крошку марихуаны садить на восемь лет — начинаешь бояться и ненавидеть. Все это в сознании сплелось каким-то странным клубком, что называется, и смех и грех, но все за 26 лет научились с этим сосуществовать.

Иногда он давал послабухи, на что-то они закрывали глаза. Открылась целая улица Октябрьская, хипстерская. Была возможность существовать в зоне ослабленного контроля. И люди эти лакуны собой заполняли. Старались траектории своей жизни выстраивать таким образом, чтобы не соприкасаться с проявлениями государства вообще.

Понимаешь, мы как люди, склонные к справедливости, верили, что большинству белорусов именно это и надо. Аграрная нация, которая забыла себя сверху донизу, — ну что поделаешь. Ты знаешь, что ты болен, но можешь еще долго протянуть. Просто надо научиться жить со своей болезнью.

Татьяна, оператор

Белорусы — тягловый народ, они очень в работу включены. Есть такое представление, что жизнь трудна, что ее надо тянуть, нагрузку нести. Не очень-то умеют радоваться; когда праздник — он какой-то невеселый получается. Работать любят, привыкли, а чего-то еще, кроме как тянуть лямку, — с этим вопросы. Все были погружены в тягание жизни, в нарочитое преувеличение бытовых происшествий. Ничего общего как бы и не было.

Как мы сосуществовали с режимом? Эта тема не обсуждалась никогда, потому что вроде как всем все понятно. Белорусы — очень рациональные и прагматичные. Очень малоэмоциональные, долго в себе. Государство, конечно, убогое, но мы с ним не бодаемся. Раздражение было, но оно было глубоко спрятано. Тем, кому удавалось не пересекаться [с властями], прекрасно себя чувствовали. Но это была душная атмосфера, нельзя сказать, что дышали полной грудью. Посмотрите на людей, даже сейчас они больше улыбаются, чем год назад. Более открытые взгляды и контакты более спонтанные. Почему такая волна поднялась, которую не ожидали? Ты в себя заталкиваешь, заталкиваешь, заталкиваешь — но когда-то должно выйти на поверхность.

Гриша, музыкант

Луку [Лукашенко] из жизни удалось исключить. Я даже удивлялся, когда слышал, что обсуждают, что он там опять ляпнул. У меня он был просто выключен. Я езжу, у меня играет радио «Культура», зачем мне ехать и возмущаться? Да, ты жил в его стране, но мог позволить себе нормальную жизнь. Выстраиваешь свой параллельный мир, борешься с собой, со своими недостатками.

Даже были элементы свободы вроде фестивалей. Милиция выставляет рамки, проверяет тебя — ну и что? Если ты не был на любом европейском городском празднике, тебя это и не возмущало. Ты ездил за границу: два часа — и ты в Вильнюсе.

Да, это ненормально, но я-то выкручусь. Ай, пошли поедим устриц. А куда ты поедешь в следующий раз? Я поеду в Черногорию. Ай, ты что, лучше в Италию. Ладно, хотя бы в Польшу съезжу развеюсь. Но ковид закрыл это всё. Нас закрыли в кастрюле как в скороварке.

ГЛАВА 2

Ковид

Каждое утро Ольга приходит на кухню и рассказывает, кого вчера арестовали, — ее день начинается с телеграма. Потом она улыбается, словно извиняясь, варит кашу, шутит. Нужно сделать вид, что этого нет, и как-то жить свою жизнь.

Ольга, актриса

Первым официально умершим от ковида был актер, отец моих близких друзей. Лукашенко пренебрежительно сказал: «А чего он на работу ходил? Сидел бы дома». У него не было возможности, все ходили. Он не мог взять отпуск, отпроситься, театр — это же производство, ты должен быть. Была паника, никто ничего не знал, мы чувствовали себя совершенно брошенными.

Медиков [власти] не поддерживали, у них очень долго не было средств защиты. Но люди взяли все в свои руки. Появились содружества родителей, которые решали, водить детей в школу или не водить. Появились авторитетные медики, которые стали говорить правду в чатах. Первым загорелся Витебск. Там есть реаниматолог Владимир Мартов, очень хороший человек. Он видел, что гибнут его товарищи, схватился и начал читать статьи, переводить с английского, — и сделал первые протоколы. Он стал негласным главой медиков Беларуси. Волонтеры бесконечно шили маски, кормили бесплатно врачей, привозили воду, помогали больным, скидывались, собирали деньги.

Был парад Победы [9 мая 2020 года], куда пригнали остаток ветеранов, которых по пальцам перечесть. Там был наш друг, ветеран, которому было 89 лет, но он очень крепкий. А они привезли солдат, потом оказалось, что многие из них были уже больны, но об этом молчали. Он заразился и умер. Я была на похоронах, одинокие, пронзительные похороны.

Гриша, музыкант

Когда ковид начался, весь бизнес стал умирать. Но, например, «Галерея У» вдруг бац — и превратилась в склад. И люди, айтишники, стали собирать все, что должно было обеспечить государство.

Борис, врач

Год назад для слишком многих людей стало очевидно, что система несостоятельна. Я знал, что будет катастрофа. И даже было злорадство: а что вы, *****, [черт] хотели? Вы же, суки, больше 20 лет своими руками это все делаете! На кого вы теперь пеняете? Наша система здравоохранения не готова ни к каким вызовам, она даже ежедневные вопросы очень плохо решает. У нас не было ничего, масок в больнице не хватало, уж не говорю про костюмы, перемерла куча медперсонала. И отношение к нам было такое: а что вы хотите?

Но начали волонтерские движухи появляться, стали приезжать ребята, за свои деньги покупать, привозить, отшивать. В 10-й больнице привозили обеды, чуть ли не на довольствие поставили весь медперсонал. Это было очень важно. Физически и психологически было тяжело, целый день ходишь, ни пописать, ни попить, люди постоянно умирают. И я подумал: как так? это белорусы? они могут это? я на вас давно крест поставил, а вы вот так?

Ольга, актриса

Потом начались выборы, и вышли вперед лидеры, которые были убедительны и симпатичны, они разговаривали с народом уважительно. Они не выглядели идеальными, но были в разы приятнее. Мы поверили, пронеслась надежда.

Многие не верили ни в одного из кандидатов, но хотели перемен, чтобы сменилась структура. Они приходили в невероятное воодушевление даже в маленьких городах, где такое болото. Было волнение, прекрасное, восхитительное.

Началась фантасмагория. Люди стояли в очереди, чтобы подать подписи [за кандидатов], их разгоняли, задерживали. Давили настолько грубо, даже не соблюдали приличия. Простого человека по большей части устраивает соблюдение приличий. Но нет, нас просто гнали, как скот. «Шо, хто вы? ***** [к черту] пошли отсюда!» — и это все в масштабах страны, не среди кучки людей, а среди миллионов.

Борис, врач

Когда начался сбор подписей за кандидатов, и люди стали выстраиваться в очереди, у меня случилось прозрение. Я подумал: черт, это чудо какое-то. У меня был отпуск, я поехал помочь отцу забор поставить, ворота повесить, но невозможно было работать, потому что целый день [сидишь] в телеграме, в ютьюбе, каждый день что-то происходит. Когда я приехал в Минск, уже [Виктор] Бабарико сидел в тюрьме. Все думали — ну вот, опять все закончилось. Но оставили [Светлану] Тихановскую — так, черт, все-таки есть же шанс! Как нас качало!

Гриша, музыкант

Поначалу я был скептически [настроен]. Понятно, что ничего не изменится, опять будут дурака валять, ахинею нести, как будто перед ними дети. Мне казалось, что подавать апелляции [жалобы в ЦИК за отказ допустить противников Лукашенко] — как-то унизительно. Как гопнику объяснять: зачем ты у меня отобрал, я же тебе ничего не сделал. Кандидат в президенты [Виктор Бабарико] выезжает из дома, его арестовывают гаишники, винтят и заводят в тюрьму. Думаешь: ну гейм овер. А гейм овер не происходит. Ты едешь по городу и видишь очередь на квартал за него. Думаешь: что? откуда? Эмоции стали немножко меняться.

Думаешь: конечно, это бессмысленная игра мышки с котом. Но мышка оказалась бесшабашная, молодая. Появляется Маша Колесникова, а я ее знаю очень давно, человек вне политики. Они тоже не ожидали — они же копают, есть досье на человека, зачистили всех героев, а на нее не обратили внимания. Она оказалась круче многих героев.

Он всех посадил и клево, чешет пузо свое. А тут собираются девчонки, смеются, начинают ездить по городам, к ним приходят люди. Красивые кадры появляются! Это все превращается в сказку на глазах, когда заведомо слабый герой начинает Змею Горынычу головы отрубать. Они вырастают — две, четыре, восемь, а он все рубит и рубит.

Валера, программист

Ты пытаешься работать, но только смотришь стримы. Там берут интервью у людей — и все говорят так здорово, так складно формулируют. Каждый открытый, свободный, очень приятный, интеллигентный. И ты как будто открываешь для себя: вокруг тебя живут очень много хороших людей. До этого все сидели по своим тусовочкам. И сразу захотелось помогать в меру своих сил. И вдруг как будто жизнь появилась. Даже в маленьких городках — Речице, Бобруйске, Слониме — огромное количество людей собиралось. Раньше они вдалеке держались от происходящего.

Саша, художница

Я помню, был последний день, когда собирали подписи за кандидатов. И все становились в очередь, чтобы подписаться за кого-то. Посадили Бабарико, еще одна ****** [ужасная] новость. Идет стрим «Радио Свобода», [видно], что начинается ливень, а люди продолжают стоять в очереди, человек сто. И тут в прямом эфире задерживают журналистку. В этот момент нахлестывает такая ярость: нет, я больше не могу! Заказываю такси, еду — и вижу, что весь проспект заполнен людьми. Какое-то ощущение восторга.

Федор, музыкант

У нас предвыборные кампании — это всегда была батлейка, кукольный театр. А тут удивление и восхищение, когда три разных штаба смогли очень быстро между собой договориться, эти три грации. Всех кандидатов посадили, а Тихановскую в качестве издевки допустили — и получили такую дулю.

Татьяна, оператор

Все прекрасно знали, что выборов нет, сделать ничего нельзя. Но тут веселая летняя тема: а давайте сделаем что-то странное, поступим законопослушно, но нелогично. Давайте хотя бы праздник непослушания устраивать. Я не видела в этом никакого смысла, не верила, что что-то получится из того, что делают предвыборные штабы. Никто не ожидал такого взрыва.

Фокус в том, что как только появился какой-то сквозняк, какая-то возможность законно действовать против имеющейся власти, люди стали действовать. Когда это начало набухать, он так перепсиховал, так боялся!

ГЛАВА 3

9 августа 2020 года

Ольга, актриса

Мы все столпились возле участков. И был отключен интернет во всей стране. Жуткая тревога, все были на звонках. Звонит сестра: у нас проголосовали 700 человек с белыми браслетами, а в результатах за Тихановскую — только 50. Люди стоят совершенно подавленные, а комиссия убегает через задний вход, вынося огромные пакеты с какими-то подарками, коврами, чайниками.

Люди стояли с колясочками, с собачками. Те, кто с колясочками, в этой темноте пошли домой, а кто без собачек — пошли в центр. Потом стали слышны выстрелы, взрывы, никто не мог спать всю ночь. Это было головокружительно страшно, понятно, что происходит что-то ужасное. Огромное количество раненых, немыслимое. Задержали тысячи людей и через пару дней появились первые свидетельства пыток, издевательств страшных. Мои друзья были волонтерами на Окрестина, они слышали эти крики, ловили по кустам людей, которых выпускали, развозили их на машинах. Потому что те просто бежали, убегали в ночь. Это реально было гестаповское истязание, очень жестокое.

Валера, программист

Вечером мы пришли к участку, там толпа. Лето, здорово, тепло, все сидели на парапетах и наблюдали. Все очень расслабленные, потому что уверены, что нас большинство. Комиссия должна вывесить результаты на дверях. И видим, как они копошатся за стеклянными дверьми — то хотят подойти, то боятся. Каждый раз сто человек поднимаются, идут смотреть — а они обратно прячутся. Так и не решились вывесить. Комиссии убегали через задние двери, через окна вылезали, ОМОН их вывозил.

Какие-то участки вывесили настоящие результаты — на Новой Боровой, например, вывесила школа. Это же так просто: ты не солгал, выходишь перед людьми, перед тобой толпа, родители детей, которые учатся в этой школе, — и все кричат спасибо, хлопают в ладоши. Председатель комиссии сама плачет, потому что, оказывается, быть честной — это здорово.

Гриша, музыкант

Стоит дом новый, большой, к нему целый участок приписан. Понятно, что люди, купившие за свои деньги квартиру, за Лукашенко голосовать не будут. Там, где пятиэтажки, все нормально идет, а тут у них что-то не работает, одна кабинка, очередь. Люди стоят четыре, пять, шесть часов — и не возмущаются: мы подождем. Мелькнул шанс все поменять, что, казалось, не сдвинется никогда в жизни. Ну, оно так и не поменялось — поменялись люди, очень много чего поменялось, лично во мне. Потом подъезжает автобус с ОМОНом, комиссия туда убегает. И стоят люди, скандируют «Позор!» Это какая-то завораживающая вещь в государстве, где ничего не происходило.

Федор, музыкант

В первую ночь было не очень много народа, тысяч 20. Но все были очень рады, что мы собрались. Я никогда не любил толпу, но в тот момент почувствовал необходимость этого. Нам сигналили машины, было так весело. Я чувствовал, что мы герои и все герои вокруг. Еще когда все зажигалки зажгли — буквально за 15 минут до того, как те пошли в атаку. Все первые три дня было страшно и радостно, и все эти три дня я провел трезвым. Третья ночь была на [микрорайоне] Серебрянке, там вообще была дичь, прямо в ствол заглянул, нас чуть не расстреляли. Тихари на джипах без опознавательных знаков хватали кого-то рандомно, мы пытались отбить — тогда опустилось окошко, они стали по нам стрелять резиновыми пулями очередями. А резиновая пуля в голову с 20 метров — то же самое, что обычная. Было страшно, мы разбежались. Увидели, как на Серебрянку идет колонна бронетехники.

Я знал, что будут колошматить, но никто не представлял, что они будут забрасывать людей гранатами, стрелять и пытать. Мы не ожидали, что у людей будут разорваны конечности, а менты будут мешать оказывать медпомощь. Что в скорую будет звонить начальник Окрестина и кричать на главврача подстанции. Им был дан карт-бланш, как Гитлером прямо: делайте что хотите, стреляйте, насилуйте, убивайте, вам ничего не будет, только спасите родину.

Борис, врач

9 августа у меня было суточное дежурство, я позвонил в ночную смену и договорился, что они чуть задержатся, пошел, проголосовал и поехал на работу. Вся больница была в холодном напряжении. Больница скорой помощи — к нам приезжает вся сочетанная травма, самая тяжелая. Мы готовились, вывели расширенную смену хирургов. С обеда пропал интернет, все друг другу писали смски, звонили по телефону. Потом начали слышать взрывы, мы высыпали на крыльцо приемного отделения, видели зарево, никакой информации. Но понятно, что происходит какая-то катастрофа. Кто-то что-то узнал по телефону — сразу всем говорит. Потом к нам поехали с разными травмами, было очень тягостно. Синие, с черепно-мозговыми травмами, в коме ребята приезжали. Я видел оторванную стопу, проникающие пулевые ранения в живот, в грудную клетку. Только чувство долга держало на месте, хотелось все бросить и туда бежать, была ярость. А куда бежать — неясно, никакой информации.

Про [Александра] Тарайковского — первого убитого во время разгона протестов — я услышал 11-го с утра, когда закончилась моя смена. Девочки с подстанции рассказали, что у него проникающее пулевое в грудную клетку и никакого взрывного устройства там не было. Ребята слышали переговоры силовиков, было ясно, что они его просто застрелили. Я приехал домой, помылся, переоделся, набил в рюкзак все, что у меня было, — бинты, жгуты, израильский бандаж, взял теплую одежду, потому что знал, что на Окрестина люди лежат много часов на асфальте. Уже было известно про тысячи людей, сидящих по СИЗО, надо что-то делать, а непонятно что.

Гриша, музыкант

Я проснулся в четыре утра и понимаю, что не могу ни лежать, ни сидеть, ничего. Говорю: я поеду. Жена берет ребенка, говорит: «Езжай, будь столько, сколько надо». Поехал в Жодино, под стены тюрьмы, забрать этих избитых людей — их как раз стали массово выпускать, чтобы снять пар. Я запомнил их глаза, их за три дня превратили в шиншилл каких-то, животных из клетки. Приезжаю — а там тысячи таких, как я: «Я тут с двух ночи, дайте мне хоть кого-нибудь!» Какая-то женщина кричит: «Наших жодинских не трожь, они так не могли, это россиян привезли!»

Валера, программист

Мы сидели дома и видели, как несколько людей убегают от омоновцев по двору, мы крикнули им, они забежали, поднялись к нам. У одного из них была разрезана нога, куча крови, мясо торчит, мы думаем, вызывать ли скорую. Мы уже читали новости, что на скорых приезжает ОМОН… Но все-таки решили вызвать. Скорые не записывали больных, делали всё на месте, чтобы потом раненых не вычислили. Врачи вызывали больше всего уважения. Скорая дежурила у Окрестина, омоновцы им угрожали: ты сейчас получишь ***** [по шее], — а фельдшер кричала на него. Они очень сильно сплотились, документировали травмы, пытки, публиковали это.

Борис, врач

Мы с женой пришли [10 августа] на [станцию метро] Пушкинскую, там творилось что-то неимоверное. У автобуса открываются двери, выбегают космонавты, случайных людей начинают молотить палками. Это теперь привычное зрелище, а тогда я остолбенел и стоял. Я видел, как забросали гранатами машину, выволокли оттуда ребят, поволокли. Солдаты тыкают в людей ружьями: мы вас щас застрелим, если не уйдете, какой-то сюр. Это было и страшно, и вызывало ярость: что вы, суки, творите? Нас остановили: что у тебя в рюкзаке? Было видно, что это солдат-срочник, я говорю: завтра мама тебе пирожки привезет в часть, ты ей что будешь рассказывать? «Все хорошо, мама, я в людей стреляю…»

Татьяна, оператор

Били и задерживали людей три дня [10-12 августа] специальные отряды ОМОНа. Даже сами тюремщики ужасались, насколько избиты люди, которых им привозили. Я видела: они били не в аффекте, делали это как работу, за деньги. Эмоционально они в этом не участвовали…

Источник

Опубликовано 10.08.2021  14:01

«Уголовный» 2020 год («Новы час»)

* * *

От belisrael.info. Продолжаем знакомить наших русскоязычных читателей с материалами минской газеты «Новы час», которые не понравились «Межведомственной комиссии по безопасности в информационной сфере при совете Безопасности Республики Беларусь» и стали поводом для вынесения редакции белорусскоязычной газеты официального предупреждения. Первый материал, переведенный нами на русский, см. здесь. По этой же ссылке можно найти чуть более подробное изложение претензий, выдвинутых госорганами РБ в марте с. г. Правда, что означает казённая формула «публикации газеты “Новы час” создают предпосылки для воспрепятствования обеспечению эффективного функционирования государственных институтов в интересах общества», мы не понимаем до сих пор…

* * *

«Уголовный» 2020-й

Как и за что протестующие получали сроки лишения свободы

В прошлом протестном году в суверенной истории Беларуси был поставлен рекорд по начатым уголовным делам и вынесенным приговорам, прямо или косвенно связанным с предвыборной кампанией и ее результатами. С помощью данных лишенного регистрации правозащитного центра «Весна» TUT.by собрал судебную статистику, а также решил вспомнить наиболее заметные приговоры по некоторым уголовным статьям.

На момент подготовки материала база данных «Весны» содержала информацию о почти тысяче фигурантов уголовных дел. Для 619 из них точно были известны статьи Уголовного кодекса. Самые распространенные – статья 293 «Массовые беспорядки», по ней проходят 184 фигуранта; статья 342 «Организация или участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок», – 178 фигурантов; и статья 364 «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел» – 91 фигурант. При этом 35 человек привлекли сразу по нескольким статьям. Самая распространенная комбинация: статьи 342 и 364 — по такому сочетанию проходят 16 человек.

89 лицам уже вынесены приговоры. Судьи не всегда наказывали лишением или ограничением свободы; в некоторых вердиктах присутствуют многотысячные штрафы. В среднем в прошлом году в колонию отправляли на три года, на «химию» – на два.

Самый большой срок – 7 лет колонии строгого режима

Утверждалось, что 47-летний Владимир Горох планировал массовые беспорядки в родном Новогрудке и соседних Кореличах. По версии следствия, для этого он с июля по август встречался с местными жителями, призывал их к активному сопротивлению властям после президентских выборов. Мужчина предлагал противостоять силовикам «с помощью арматуры, телескопических дубинок, говорил о возможности забросать „коктейлями Молотова“ здание местной милиции, перекрыть спиленными деревьями дорогу между Кореличами и Новогрудком, а также разбить на Замковой горе в Новогрудке палаточный городок».

На встречах с Горохом каждый раз бывало всего от двух до пяти человек. Свидетели на суде заявляли, что или не воспринимали слова мужчины всерьез, или думали, что он является сотрудником правоохранительных органов, а это своеобразная проверка. Владимир Горох свою вину не признал, заявив, что собирал местную команду поддержки кандидата Светланы Тихановской, а о беспорядках говорил для того, чтобы проверить собеседников на адекватность.

Ничего из того, о чем говорил Горох, не было сделано — 7 августа об этих встречах стало известно правоохранителям. По словам самого мужчины, увидев милицейскую машину возле дома, он убежал в лес и затем скрывался в Лидском районе, пока не был задержан 18 августа. За это время Горох успел публично оскорбить президента в одном из вайбер-чатов. Сам он объяснил такое поведение тем, что был «не в себе» из-за задержания после выборов его двоих детей — медиков, которые оказывали помощь пострадавшим. При этом, по его словам, его сын был сильно избит.

Еще одним громким делом, связанным с политикой, стали два параллельных процесса по поводу «циничных» надписей на стихийном народном мемориале возле места гибели Александра Тарайковского в Минске. Всего по ним проходили пять человек, все они после задержания находились под стражей, а двое в итоге получили реальные сроки.

Все фигуранты обвинялись в нанесении на тротуар возле метро «Пушкинская» надписей «Не забудем» 9 сентября. Предварительно ущерб был оценен в колоссальные суммы: 7,5 тысячи рублей и более 10 тысяч рублей. Однако на суде выяснилось, что реальные затраты на удаление надписей составили 211 рублей 20 копеек и 255 рублей 99 копеек. Адвокаты обратили внимание, что при таком размере ущерба вменять в вину их подзащитным 218-ю статью нельзя, поэтому дальше все фигуранты проходили только по статье за хулиганство.

Приговоры по обоим судам были вынесены 8 декабря: Мария Бобович получила полтора года «домашней химии», Максим Павлющик — два года колонии общего режима; Денис Греханов и Игорь Самусенко – по полтора года «химии». Владислав Гулис, который имел непогашенную судимость по «наркотической» статье и за пару месяцев до инцидента вышел по амнистии, был приговорен к двум годам колонии строгого режима.

ВРЕЗКА

В новой Беларуси политзаключённые будут реабилитированы и получат компенсации. Но компенсации заплатит не государство, а те, кто задерживал, обвинял и судил. Так было во всех странах, которые избавились от своего режима.

КОНЕЦ ВРЕЗКИ

Назначенный 30-летнему гомельчанину Сергею Верещагину приговор — пять лет колонии общего режима — входит в топ самых жестких, вынесенных в прошлом году. Причем было отмечено, что мужчина причинил пострадавшему милиционеру «телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья».

Дом, где живёт Верещагин, расположен напротив цирка, рядом с которым в августе собирались протестующие. Обвинение утверждало, что вечером 12 августа пьяный подсудимый кричал из окна угрозы и оскорбления в адрес милиционеров, которые в этот момент разговаривали с прохожими. Затем он начал бросать в них пластиковые и стеклянные бутылки. Мать, которая открыла дверь четверым силовикам, попросила о помощи: сын разбушевался, его одежда была в крови. Милиционеры заявили, что он вел себя агрессивно, так что пришлось его скрутить, при этом мужчина бился головой о стены и пол. Пока зафиксированного наручниками Верещагина спускали вниз, на лестничной площадке тот якобы намеренно ударил одного из милиционеров ногой в глаз.

На предварительном следствии мать обвиняемого говорила, что он был визуально в состоянии опьянения, но на суде заявила, что не может этого утверждать. Она также отрицала, что просила милиционеров о помощи и что у ее сына были какие-то травмы до прихода правоохранителей.

По словам Верещагина, он не бросал в милиционеров бутылки, а обратился к ним из окна из-за их жесткости по отношению к участникам протестной акции, среди которых были девушки. Не признал он и то, что ударил милиционера. Его адвокат утверждала, что ее подзащитный вообще не мог нанести удар милиционеру так и при таких обстоятельствах, как это описано: его рост около двух метров, а лестничная площадка имеет размеры 1 м на 80 см, так что его могли нести только в согнутом положении.

Защитник сумела попасть к Верещагину лишь на третий день после задержания: он оказался сильно избит, адвокат потребовала его немедленной госпитализации. Обследование показало наличие черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга и других серьезных повреждений — адвокат заявила, что он получил не менее сотни ударов. По словам Верещагина, били его не только при задержании, но и в РОВД: «Били, прыгали по голове, оскорбляли и смеялись», — рассказал мужчина.

Фото Яны Трусило

Он написал заявление в Следственный комитет по факту избиений, однако за несколько дней до начала процесса выяснилось, что этот материал выделен в отдельное производство. Помимо вынесения решения о лишении гомельчанина свободы, суд также обязал его компенсировать моральные страдания потерпевшего милиционера, оценив их в тысячу рублей.

Приговоры женщинам: «химия», арест и реальные сроки

Среди попавших под уголовное преследование 549 мужчин и 104 женщины. Пол еще 12 человек не выяснен.

20-летняя Мария Сафонова в ночь на 7 октября нарисовала бело-красно-белый флаг и нанесла надпись «Жыве Беларусь» на асфальте в одном из минских дворов, откуда ей с другом до приезда милиции не дали уйти местные жители. В постановлении следователя надпись значилась как «циничная» и «оскорбляющая чувства граждан»: защите с привлечением экспертов Национальной академии наук Беларуси пришлось доказывать в суде, что она таковой не является. Суд назначил в виде наказания для девушки двухмесячный арест.

Фармацевта из Гродно, 55-летнюю Марину Поликарпову, судили за события, произошедшие 9 августа. По версии обвинения, она принимала участие в протестной акции, а когда ее задержали, возмущалась, хватала сотрудников милиции за одежду. Пытаясь покинуть микроавтобус силовиков, она нанесла травмы двум сотрудницам ОМОНа: одну ударила по лицу, другую укусила за руку. В протоколе указано, что женщина была с подругой и знала об акции протеста, но пошла посмотреть на нее из любопытства.

Сама Марина Поликарпова утверждает, что ни в каких протестах участия не принимала, специально отошла на некоторое расстояние от эпицентра событий и ожидала своего брата, с которым должна была вернуться домой. Она подумала, что милиционеры всего лишь проверят у нее документы. По ее словам, сотрудницы ОМОНа начали оскорблять и избивать ее уже в спецтранспорте. Женщины позвали на помощь какого-то мужчину, затем Марина почувствовала удар в затылок, на нее надели наручники. Позже она сняла побои (было зафиксировано 51 телесное повреждение) и обратилась с заявлением в Следственный комитет. Адвокат обратил внимание суда на нестыковки в описании поведения подзащитной и сопутствующих обстоятельств, которые сотрудницы ОМОНа не смогли объяснить.

Женщину признали виновной и назначили наказание в виде двух лет «домашней химии». Также она должна выплатить моральную компенсацию пострадавшим сотрудницам — по 1,5 тысячи рублей каждой (просили по 5 тысяч).

Самый жесткий «женский» приговор — за царапину и порванную балаклаву. 51-летняя Наталья Херше вместе с несовершеннолетней дочерью более 12 лет проживает в Швейцарии и приезжала на родину примерно раз в год. Инцидент произошел 19 сентября в Минске, когда в районе улицы Якуба Коласа двигались участницы женского протестного марша. Одной из задержанных стала и Херше. Обвинение утверждало, что женщина сопротивлялась правоохранителям, а в какой-то момент сорвала с одного из сотрудников в форме без опознавательных знаков балаклаву, при этом оставив ему на лице ссадину.

Милиционер рассказал, что на видео задержания Херше его опознали и стали угрожать ему и его семье. Из-за мер секретности для обеспечения безопасности потерпевшего фото его травмы, которые сделал судмедэксперт, не были приобщены к делу. Видеозапись инцидента с милицейской камеры якобы не сохранилась, хотя адвокат настаивала, что делала соответствующий запрос о ее выдаче.

Наталье Херше назначили наказание в виде 2,5 года лишения свободы в колонии общего режима, а также обязали выплатить моральную компенсацию милиционеру в размере тысячи рублей. Бело-красно-белый флаг, изъятый у Натальи, по решению суда должны были уничтожить.

В самой Швейцарии дело не осталось без внимания: местная пресса его активно освещала, также им занялись депутаты парламента и, конечно, посольство страны в Беларуси.

Светлана Тихановская, комментируя начатый уголовный процесс над авторам YouTube-канала «Слуцк для жизни» Владимиром Неронским, пообещала, что в новой Беларуси политзаключённые будут реабилитированы и получат компенсации. Но компенсации заплатит не государство, а те, кто задерживал, обвинял и судил. «Так было во всех странах, которые избавились от своего преступного режима», — отметила она.

Источник: газета «Новы час», № 3, 22.01.2021. С. 5.

Перевод с белорусского: belisrael (c использованием статьи tut.by)

Опубликовано 31.03.2021  19:20

Тёплая неустойчивая масса (В. Р.)

Всех – с осенними праздниками! Заголовок взят из сегодняшней метеосводки: «Тёплая неустойчивая воздушная масса окутала Беларусь». В какой-то мере подходит он и для характеристики общественно-политических событий… Многотысячные «воздушные» протесты против всего плохого и за всё хорошее больше полутора месяцев продолжаются в Беларуси. Россиянка Лилия Шевцова утверждала 2 октября, что «Белорусы продемонстрировали уникальное явление – стихийное, но осознанное единение народа и поразительную самоорганизацию. Не каждый народ на такое способен. Отказ отвечать насилием на насилие власти это скорее проявление выдержки, чем страх и безропотность». А вот житель Германии Вадим Зайдман считает, что в середине августа «Беларусь была близка к победе, оставалось сделать еще небольшое усилие — но усилие именно силовое — чтобы додавить ситуацию». У него своя правда…

 

Шевцова & Зайдман знают о нас больше, чем мы сами! 😉

Вчера, 4 октября, в районе «Стелы» (недалеко от минских синагог :)) произошёл прям-таки хармсовский случай: демонстранты «тормознули» водомёт, вынули из него гидрант и канистру, после чего машина стала пускать струи воды вверх, обливая самоё себя. Такое не каждый день увидишь…

Жаль только, что Никиту Игнатюка, сфоткавшегося с вынутым гидрантом, уже «закрыли» на 15 суток. Всегда был против «селфи» и прочих проявлений позёрства на массовых акциях

О печальном. В минской больнице скорой помощи 3 октября умер пациент, доставленный 29.09.2020 «с Окрестина», т. е. из тюрьмы на переулке имени лётчика-героя, куда был помещён за «мелкое хулиганство». Перед смертью 41-летний Денис Кузнецов успел сообщить медикам, что его избили. По версии сотрупников (это не опечатка) тюрьмы, Денис упал со 2-го яруса кровати.

Фото с сайта «Еврорадио»

Да уж, падение с полутораметровой высоты обычно ведёт к перелому одиннадцати рёбер… Объяснение сродни образцу чёрного юмора: «Жертва сама упала на нож, и так 25 раз». Конечно, будет судмедэкспертиза, и может, кого-то из «стрелочников» даже накажут (дежурного по этажу?), но после событий последних недель в беспристрастности следственного комитета и госкомитета судебных экспертиз имеются огромные сомнения.

Если уж напрямоту, «некрасиво подозревать, когда вполне уверен» (С. Е. Лец). Лично я уверен в том, что при теперешнем раскладе, когда верхушка «силовых» структур прогнила, а отдельные компетентные и субъективно честные работники среднего и низшего звена ничего не решают, не будет объективного расследования гибели граждан Беларуси – не только Дениса Кузнецова, но и Александра Тарайковского, застреленного 10 августа.

Для справки: СК c 2015 г. возглавляет генерал-майор юстиции Иван Носкевич. В руководстве ГКСЭ на сегодня, после перевода председателя Андрея Шведа на должность генпрокурора (09.09.2020), целых четыре заместителя, в т. ч. Юрий Овсиюк – главный государственный судебно-медицинский эксперт. Может быть, кто-то из этих людей всё же допетрит, что «отмазки» в стиле гоголевского персонажа малоуместны в ХХI в. – ну, либо проснётся совесть, а с ней и сила воли.

Пока что А. Швед предпочитает угрожать мирным демонстрантам: «Ни один организатор и участник несанкционированных акций не уйдет от ответственности» (24.09.2020), «Участники несанкционированных акций будут привлечены как минимум к административной ответственности» (02.10.2020). Не нравится ему и деятельность «так называемых дворовых чатов, где создается альтернативное информационное пространство и группы деструктивно настроенных граждан».

По-моему, новоявленный генпрокурор напрасно строит из себя Андрея Вышинского: таких «ретивых» не сильно любят и в администрации, там нужны пластилиновые. Как там у Оруэлла в «1984»? «В один прекрасный день… Сайма распылят». Дворовые чаты, если уж на то пошло, – полезный клапан для выпуска «пара» народного возмущения, и «наверху» должны это понимать. Недаром же глава Мингорисполкома Владимир Кухарев заявил, что его ведомство скоро запустит для минчан «свои», официальные телеграм-каналы, «где люди смогут высказывать проблемы, касающиеся ЖКХ, водоснабжения, отопления, капитального ремонта, а также обсуждать с местными властями способы их разрешения, в том числе с участием самих жителей». Может, прокурор и обер-чиновника обзовёт деструктивным? 🙂

Вообще говоря, любопытно, как Швед & Co. собираются привлечь по административным делам сотни тысяч граждан Беларуси, причём в ближайшие месяцы. По «засвеченным» на протестных маршах мобильным телефонам, обладатели которых уже получили SMS-ки от МВД, мол, «берегитесь»? Но ведь нахождение с мобильным на улице, где протестовали массы людей, – чересчур уж косвенное доказательство…

Моя гипотеза такова: «правосудие» если и будет осуществляться, то в упрощённом виде, заочно, даже без надлежащего уведомления «правонарушителей». Решение в таком случае, видимо, попадёт в некую базу, доступную лишь «узкому кругу ограниченных лиц», и до поры до времени будет лежать без движения. Зато при обращении гражданина в госорганы, при рассмотрении его кандидатуры на ответственную должность, да и при выезде за границу, это «досье» сработает. Указанная схема порадует китайских товарищей, которые в середине 2010-х годов запустили в своей стране систему «социального кредита»… Не исключено, что именно в Беларуси эта репрессивная система тестируется и шлифуется: надо же как-то благодарить «великого Си» (председателя КНР с 2013 г.) за плечо, неизменно подставляемое здешней правящей верхушке!

Очень уверенно о влиянии «китайского фактора» на политику Синеокой говорил в конце сентября Андрей Мисюра, бывший третий секретарь посольства РБ в Индии (2:29:30 – 2:30:40). Насколько полно был информирован 30-летний дипломат, не знаю, но то, что «передовой» опыт КНР давно перенимается не только в Беларуси, ни для кого не секрет. Даже для меня

 

А. Мисюра, выпускник МГИМО, разошедшийся во взглядах с МИДом РБ (сейчас он в Москве); фото отсюда

О карательных учреждениях, которые таятся в минском переулке имени героя, сгоревшего со своим самолётом в июле 1944 г., моя мама на днях написала горькое двустишие: «Был бы жив Борис Окрестин, / Он сгорел бы со стыда». Гордись, начальник ЦИП ГУВД Мингорисполкома майор Евгений Шапетько – попал (или вляпался) в историю 🙁

Интересны, но далековаты от реальности требования политических партий. В частности, сойм БНФ 03.10.2020 принял резолюцию с десятью требованиями: «1. Освобождение всех, кого белорусские правозащитники признали политзаключёнными. 2. Прекращение политически мотивированных уголовных дел, в том числе против членов Координационного совета по урегулированию политического кризиса в Беларуси… 3. Прекращение массовых и немотивированных задержаний и судов против участников мирных массовых акций» и т. п. Боюсь, БНФ, БСДП c её «дорожной картой» и иные альтернативные силы просто говорят на разных языках с МВД, СК, судьями… Вернуть в Беларусь «нормальный человеческий» язык вместо оруэлловского новояза и hate speech – та ещё задача.

Впрочем, нельзя сказать, что жернова системы совсем уж никого не выпускают. На днях вышел после трёхлетней отсидки Святослав Баранович, 1986 г. р., осуждённый за «нападение на милиционера» после «марша недармоедов» в Минске (март 2017 г.). Собственно, первыми на пассажиров троллейбуса напали как раз не обозначившие себя «силовики», а Святослав, как умел, отбивался… О том «героическом штурме» вкратце было здесь. И я рад, что начал сбываться мой прогноз от 3 августа с. г.: «После 9-го постепенно выйдут на свободку старые политузники».

Баранович

Многое в последнее время прояснилось – оно и к лучшему. Если раньше здешние власти пытались играть в «доброго» и «злого» полицейских («добрым» в 2016-2017 гг. слыл министр иностранных дел Макей, а «злым» – МВДшник Шуневич), то теперь маски в основном сброшены, и трудно будет натянуть их снова. Если вувузела МИДа заявляет, что посольствам соседних стран предложено сократить персонал, и эти предложения «обязательны к исполнению», а то как бы зарубежные дипломаты не стали «сакральной жертвой», то очевидно, что анекдот об Андропове («К вам посол Польши» – «Введите») воплощается в жизнь…

Караева и Макея уже можно менять местами – вряд ли многие почувствуют разницу. То же касается, к примеру, министра обороны Хренина и министра спорта Ковальчука, успешно «защитившего» страну от проведения шахматной олимпиады. Интересно, что два года назад сей Ковальчук летал в Грузию, дабы отстаивать заявку Беларуси на проведение шахматной олимпиады в Минске-2022, и явно не за свои деньги. Может, хоть командировочные в бюджет вернёт? 🙂

Cейчас многовато шума о том, что ФИДЕ отобрала право на олимпиаду у Беларуси, не выполнившей свои обязательства. Моя изначальная позиция: в 2018 г. Белорусской федерации шахмат и министерству спорта не стоило подавать заявку в ФИДЕ. К примеру, писал 17.10.2018: «Беларуси – в том числе и шахматной – не следует соревноваться с восточной соседкой в амбициозности и растрачивать ресурсы на цели планетарного масштаба. Cначала разрешить бы внутренние проблемы: нетерпимость к инакомыслию & правовой нигилизм, невнимание/неуважение к собственному прошлому, докучливое стремление всё контролировать». Но, раз уж заявка была принята, конкурс выигран и договор с ФИДЕ подписан (Аркадий Дворкович в январе 2019 г. прилетал в Минск и встречался с Лукашенко-старшим), отказ от олимпиады, а вместе с тем от Кубков мира и конгресса ФИДЕ, – худшее из зол.

Итак, ввиду безответственности президента Национального олимпийского комитета и министра спорта РБ, а также самонадеянности председателя БФШ, переоценившей свои связи в администрации президента, под удар попала репутация страны… Беларусь в шахматном мире – и не только шахматном – отныне могут воспринимать как недоговороспособную страну. Боюсь, это пятно сохранится даже после «Рыгорыча», который по сути есть преходящее явление, мелкий политический деятель эпохи Светланы Бень

Конечно, можно кивать на пандемию COVID-19, унёсшую жизни более миллиона человек во всём мире. На сегодня министерство здравоохранения Беларуси зафиксировало более 80000 случаев заражения и 862 смерти в стране (думаю, цифры сильно занижены – здесь объяснено, почему). Однако никто не может знать, что будет 2 года спустя, к тому же сейчас разрабатывается несколько более или менее эффективных вакцин. Далее, даже в жутковатую весну 2020 года белорусское правительство крупные мероприятия (в т. ч. спортивные) не отменяло. Что до Всемирной шахматной федерации, приостановившей турнир претендентов в марте с. г., она намерена возобновить его 1 ноября 2020 г., но уже с 5 октября в норвежском Ставангере играется «живой» международный супертурнир… Короче, ссылка на «корону» в данном случае работает плохо.

Несколько утешает выход очередной шахматной книги на белорусском языке. В этом сезоне отметился мастер Виталий Кочетков из Молодечно, бизнесмен и музыкант. У него трое детей, и он предлагает заниматься шахматами с трёх лет – см. выше. Ах да, вот ещё приятная новость: витебский чиновник, давивший на членов избирательной комиссии (о нём было здесь и здесь), районом больше не руководит…

Вольф Рубинчик, г. Минск

05.10.2020

wrubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 05.10.2020  21:47

В. Рубинчик. ПЕЧАЛЬ СВЕТЛА (3)

Здравствуйте, все, кому ещё не надоел! За три дня в Беларуси произошло много важного – столько зачастую не происходило и за три месяца. Поэтому я вынужден скорректировать прежние диагнозы и прогнозы.

Начну со знаковых событий. Выяснилось, что сотрудники министерства внутренних дел РБ и поддерживающие их средства массовой дезинформации 11 августа соврали, утверждая, что накануне унтер-офицерская вдова сама себя высекла Александр Тарайковский сам себя убил, намереваясь бросить взрывное устройство в силовиков. 15 августа появилось видео, из коего следует: в момент гибели от выстрела возле станции метро «Пушкинская» у Тарайковского ничего не было в руках.

Не то чтобы указанные категории граждан (граждан ли?) прежде отличались правдивостью, но на сей раз их циничное враньё перешло все границы… Подлил масла в огонь замминистра МВД Александр Барсуков, который в ночь на 14 августа заявил о центре изоляции правонарушителей на переулке Окрестина: «Издевательств никаких не было». Затем уточнил: «Мне сказали, что в камере никого не избивали». Да уж, «мне сказали» – чудо как «убедительный» аргумент… И надо полагать, арестованным было легче от того, что их избивали НЕ в камерах?!

Не очень внятные извинения министра, принесённые вечером 13.08.2020, мало кого удовлетворили. Даже люди на «государевой службе» возмутились действиями силовиков (точнее, слабовиков, т. к. сильные люди на пленных злость не вымещают). Павел Латушко, директор Купаловского театра, а в недавнем прошлом – министр и посол, сказал 14.08.2020:

Я считаю, что на сегодняшний день было очень важно поставить вопрос об отставке министра внутренних дел (Караева – В. Р.), замминистра, который отвечает за общественный порядок (того самого Барсукова – В. Р.), начальника департамента по исполнению наказаний, потому что фактически они допустили нарушение законодательства в отношении граждан Республики Беларусь. Невозможно представить таких действий в отношении ни одного лица, которое даже уже наказано. Можем ли мы представить сегодня, когда пытают обычных граждан в милицейском участке, кладут их лицом на землю и бьют дубинками… Мы готовы с этим согласиться? Я не могу… Должна активно работать Генпрокуратура и СК, должно быть возбуждено уголовное дело по этому факту.

Могу порадоваться тому, что один из строителей репрессивной системы частично «прозрел» следом за многими её «говорящими головами». Но я не считаю, что всю ответственность за зверства следует сваливать на Юрия Караева и его подчинённых. Вспомним: «с 2005 г. сменилось 4 председателя КГБ и 4 министра внутренних дел, но на должности помощника Александра Лукашенко по национальной безопасности 15 лет остаётся 1 человек». Это наводит на мысль: по сравнению с Виктором Лукашенко министры (и генпрокуроры, которых за 15 лет тоже сменилось несколько) – мало что решающие пешки. Следовательно, сейчас куда важнее «ставить вопрос» об отставке именно этого кадра… Начало его руководства «безопасностью» ознаменовалось тем, что в июле 2005 г. омоновец ударил в лицо Светлану Завадскую. Оглядываясь на путь «великих побед» (в т. ч. на весну 2006 г., зиму 2010/2011…), понимаешь: зверства в августе 2020 г. были вполне закономерны, и «ящик Пандоры» открылся много раньше.

Возможно, отставка Виктора вырвала бы «жало» у его великоразумного папеньки, который к середине августа, судя по всему, так ничего и не понял в массовых настроениях. И позволил себе грозить тысячам заводчан, готовых уже не только к протестным маршам вроде того, что 14 августа состоялся в Минске, но и к забастовке:

Если рабочий человек, который в принципе вне политики, рвётся куда-то на площадь что-то демонстрировать, он не рабочий. Пойдут ― пусть идут. Слушайте, у нас избыточная численность на МТЗ, МАЗе, БелАЗе ― везде. Пусть идут. Но на заводах им после этого места быть не должно.

Фото с марша 14.08.2020 отсюда

Я думаю, это заявление подействует (или уже подействовало) на недовольство «рабочих человеков» подобно бензину, подлитому в огонь: не случайно вечером 15.08.2020 соответствующую новость какие-то умники почти сразу же удалили с сайта БелТА.

В мае-июне с. г. было преждевременно говорить о расколе в элитах, и я предостерегал сторонников перемен от самообмана. Сейчас обстановка изменилась – уже можно констатировать раскол по многим направлениям. Характерно, что администрация заводов постепенно «дозревает» до поддержки сотрудников в их политических требованиях: например, 14 августа директор Минского завода колёсных тягачей Алексей Римашевский признал, что его кандидат Лукашенко НЕ выиграл выборы пятью днями ранее.

«Достали» РБ-шные «выборы», умноженные на бесчинства здешних «силовиков», и действующего посла Беларуси в Словакии Игоря Лещеню, записавшего видеообращение (опубликовано 15.08.2020 здесь):

Я солидарен с теми, кто вышел на улицы белорусских городов с мирными шествиями, чтобы их голос был услышан. Как уроженец города Жодино я с вами, рабочие БелАЗа и Кузнечного завода тяжелых штамповок! Я искренне надеюсь, что будущее моей страны будет основано на учёте позиций всех слоев общества и представителей различных политических сил.

Припоминаю осень 2007 г. – тогда Лещене, послу РБ в Израиле, пришлось крутиться, как вьюну на сковородке, объясняя израильтянам высказывания своего босса о евреях и Бобруйске (по словам посла, на самом деле президент очень ценил вклад евреев в развитие Беларуси). Кому понравится бесконечно делать из г… конфетку – вот и у дипломата, работавшего на Лукашенко четверть века, накопилась усталость. Иначе говоря, очередной «овощ» вспомнил о человеческом достоинстве; что ж, лучше поздно, чем никогда.

Осторожно бунтуют квалифицированные шахматисты. Символические пощёчины «главе государства» дали также многие стипендиаты президентских премий, выпускники юрфака и журфака БГУ, Академии управления и прочие «зажравшиеся». Даже один сотрудник администрации президента застыдился своей должности.

Не хухры-мухры…

Итак, в эти дни, «благодаря» бесчисленным ошибкам властей (в частности, не были примерно наказаны негодяи при должностях, упомянутые здесь и здесь), в Беларуси разгорелся нешуточный политический кризис. Его вехой стало «окончательное» подведение итогов Центризбиркомом 14.08.2020: «Президентом Республики Беларусь избран Александр Григорьевич Лукашенко» (ему «написали» 80,1% голосов, его преследовательнице Светлане Тихановской – 10,1%). Очень не хочется, чтобы этот кризис перерос в гражданскую войну и/или вмешательство внешних сил, но признаки такого перерастания объективно уже наблюдаются.

Мне по-прежнему не по нраву то, что «другая сторона» вещает о победе альтернативной кандидатки в первом туре «выборов» 9 августа. Пресс-секретарь Тихановской заявила 15.08.2020, что о втором туре не может быть речи: дескать, «мировое сообщество» признает победу Светланы и без него. Накануне было объявлено о создании «координационного совета для обеспечения передачи власти», а 16 августа Лукашенко-старший, стоя перед своими сторонниками на площади, не только отказался передать власть «бандитам», но и опцию с повторными выборами отбросил. Взаимная упёртость может привести к эскалации конфликта, при котором «воля народа» обесценится вконец 🙁

Попытка узнать, сколько людей реально проголосовало за кандидата Тихановскую на одном из участков Центрального района г. Минска; призыв к флэш-мобам и самоорганизации. Обе афишки в середине августа были развешаны на многих подъездах Каштановки

Вот интересные предложения от Белорусского независимого профсоюза (председатель – незнакомый мне Максим Позняков):

Для того, чтобы защитить себя и свой выбор на рабочем месте, мы предлагаем алгоритм простых коллективных действий:

  1. Выйти из государственных общественных организаций, таких как ФПБ, «Белая Русь», БРСМ. Оставаясь в этих организациях, вы фактически подтверждаете свой голос за Александра Лукашенко.
  2. Вступайте в Независимые профсоюзы у себя на предприятии, а если таких нет — организуйтесь сами.
  3. Проводите собрания и заявляйте о недоверии результатам голосования, отправляйте эти заявления в ЦИК (220010 Минск, ул. Советская, 11). Собирайте подписи тех, кто не голосовал за Лукашенко.
  4. Выдвигайте требования руководству своего предприятия и местным органам власти о прекращении агрессии и насилия со стороны силовиков, о гарантии безопасности для работников предприятия и их семей, о гарантии неувольнения, если вас схватят на улице.
  5. Оформляйте собрания и требования протоколом, записывайте на видео, делайте фото и отправляйте независимым СМИ.

Публикация от 13.08.2020, но актуальна и сейчас, за исключением разве пункта 3. Не вижу смысла что-то слать в меднолобую Центральную избирательную комиссию; лучше уж, действительно, делиться инфой с «независимыми СМИ» (впрочем, по-настоящему независимых в РБ отнюдь не много).

Листовки, также замеченные в Центральном районе посреди августа. Вторая удручает своей истеричностью и неграмотностью…

Днём 14 августа хитроумный минчанин Пётр Резванов написал следующее (пер. с бел.):

Вот и кончается мой последний рабочий день перед отпуском, и я сегодня вечером еду исполнять сыновний долг на даче… Скорее всего, я весь месяц буду жить в офлайне. Пока мой отпуск будет продолжаться:

– или Рыгорыч «не мытьём, так катаньем» удержится и на этот раз. Тогда всё будет предсказуемо (в т. ч. и дрязги-ссоры со всеми близкими и некоторыми далёкими странами), и только ещё больше жаль тех, кто когда-нибудь придёт на его место и будет разгребать эти (а также различные внутренние) авгиевы конюшни;

– или состоится «круглый стол» и договорятся о «втором туре»: он vs. Тихановская. Поскольку за это время новой платформы у неё не появилось, а «палатка» всё равно вряд ли добровольно назначит досрочные выборы (президента; в случае победы Тихановской – В. Р.), то… у нас может быть четыре избирательные кампании подряд;

– или на том же «круглом столе» договорятся о полноценных новых выборах. Это оптимальный вариант – хотя, конечно, всё зависит от качеств новых кандидатов – но далеко не самый вероятный (два последних варианта потребуют или смены ЦИК, или даже временной международной комиссии по выборам, с участием представителей как Запада, так и России);

– и возможно, что нынешняя неопределённость продлится весь мой отпуск…

Остальные варианты (от полноценной революции или военного переворота до интервенции) тоже нельзя исключать, но их последствия труднее предсказать и, слава Богу, их вероятность на сегодняшний день позволяет не рассматривать их отдельно.

На тот момент это был отличный обзор возможных сценариев. Но уже к 16 августа, т. е. 48 часов спустя, вероятность вариантов №№ 2-4 резко снизилась. Cегодня на «пролукашенковское» собрание у Дома правительства вышло гораздо меньше людей, чем на «антилукашенковское» у Музея Великой отечественной. Скорее всего, в ближайшее время начнутся массовые забастовки с непредсказуемыми последствиями.

Pro et contra. Минск, 16.08.2020

Бело-красно-белый флаг во дворе одного из «протестных» домов на ул. Червякова. Минск, 16.08.2020

Полагаю, вариант № 1 возможен теперь лишь при клятвенном обещании «пересидента» покинуть должность в конце текущей каденции, выходе на волю всех политзаключённых… Ещё одно условие – конституционная реформа, худо-бедно гарантирующая разделение ветвей власти; в противном случае революция либо госпереворот крайне вероятны.

Картина Андрея Дубинина «Белорусы» (холст, масло). Август 2020 г.

…А может, прислушаться к Борису Бахову – зубоскалу из Латвии, предложившему 16.08.2020: «Женить Луку на этой, как её, Тихановской и пусть дальше правят вместе. Что? Не любит?! Небось, полюбит! Неча хвостомто вертеть»? Правда, сомневаюсь, что на такой «душеспасительный» вариант согласился бы Сергей Тихановский (он до сих пор за решёткой, как и Павел Северинец). Да и сама Светлана Георгиевна…

Вольф Рубинчик, г. Минск

16.08.2020

wrubinchyk[at]gmail.com

Опубликовано 16.08.2020  23:16

***

От ред. belisrael

Подписать петицию

Граждане Израиля, выходцы из Беларуси, не согласны с фальсификациями на “выборах” в РБ, просят правительство Израиля не признавать результаты этих “выборов” и выражают поддержку белорусскому народу.