Tag Archives: Стив Джобс

Юрий Зиссер (28.6.1960–17.5.2020) о евреях и Израиле

* * *

— Юрий, у вас есть дома Тора?

— Есть. Внешне похожа на Библию, только тоньше, потому что Ветхий Завет — составная часть Библии. Правда, читать я ее не могу, поскольку не знаю иврита. Но, так как читал Библию, знаю, о чем написано в Торе.

— Юрий, скажите, как отличить еврея от нееврея? Что должно быть у настоящего еврея?

— Настоящий еврей считает себя евреем. Все остальные признаки еврейства второстепенны.

— Юрий, вы еврей?

— Да. Стопроцентный. В советском паспорте было указано, что еврей, а в свидетельстве о рождении — что оба родителя евреи.

— Скажите, почему евреев так много среди управленцев, представителей творческой интеллигенции — и так мало среди работников, например, дорожных служб?

— Тут как минимум две причины. Первая — в странах рассеяния на протяжении столетий евреев не допускали ни к какой производственной деятельности: им нельзя было работать, заниматься ремесленничеством, носить оружие и даже возделывать землю! Все, что оставалось, — сфера услуг, которая в Средние века и Новое время вплоть до начала ХХ века сводилась к посредничеству, пресловутым торговле и финансам — просто потому, что больше их никуда не допускали. Вторая причина — у евреев всегда высоко ценилась ученость, все еврейские дети обязаны уметь читать Тору, поэтому даже в Средние века и Новое время большинство евреев умело читать. Главной заботой еврейских родителей во все времена было дать детям хорошее образование. Ну а дальше вступают в силу обычные социальные причины. Мы же не удивляемся, почему молодые белорусы или французы после университета не хотят класть кирпич или доить коров.

— Вы согласны с тем, что территория современной Беларуси всегда была очень лояльной к евреям и эту традицию нужно продолжать?

— Безусловно! Отличная традиция. Если в соседних странах еврея традиционно воспринимали как врага, то в Беларуси — как человека, похожего на тебя и одного с тобой, что ли, ранга, пусть во многом другого. В культурологии есть даже специальный термин «другой» для обозначения таких отношений между этносами-соседями. Моя жизнь разделилась пополам: я родился и 27 лет прожил во Львове, мне есть с чем сравнить.

— На ваш взгляд, если сравнивать два народа, евреев и белорусов, чего не хватает белорусам, чтобы стать такими же успешными?

— Этнос не может быть успешным. Успеха достигают лишь люди и компании. Но тенденция есть. Вспомнилось, как в одном из ранних интервью небезызвестный Борис Березовский ответил на аналогичный вопрос: «Евреи умеют держать удар». В детстве моя мама любила повторять: «Сынок, мы евреи. Нас не любят. Поэтому чтобы жить, как все, и учиться, как все, ты должен все знать и уметь на две головы выше всех». А когда я получал не пятерку, а четверку из-за сложности материала и пытался оправдаться тем, что пятерки в классе в этот день не получил никто, мама говорила: «Меня не интересуют все, меня интересуешь ты!» Сейчас этот вид мотивации именуют achievement. Увы, неслучайно в русском и белорусском языках для этого слова нет синонима. Евреев не любят за то, что они пытаются «быть умнее всех». Кстати, необходимость выжить в недружественной среде стимулирует не только евреев. Это нужно любому некоренному народу — достаточно взглянуть на фамилии известных россиян. А представителям коренных этносов любой страны никому ничего не нужно доказывать. Белорусский народ пережил столько катаклизмов, что понятно, откуда взялись фразы вроде «не высовывайся». Однако белорусы, оказавшиеся за рубежом, сами попадают в новые обстоятельства. Им по ходу приходится приобретать качества, необходимые для выживания. Не зря о жизнестойкости белорусов ходят анекдоты. Так что неуспешными их я бы не называл.

— Почему евреев не любят?

— Да потому что они «другие»! Разве к мусульманам, китайцам, белорусскоязычным или геям народ в массе относится лучше? «Другие» — это всеобщая причина нелюбви к кому бы то ни было: к христианам, мусульманам, соседям, даже к коллегам из другого отдела или жителям соседнего двора. Природа ненависти психофизиологическая. Чем сильнее человек ненавидит евреев, тем сильнее он ненавидит всех остальных за что-нибудь другое. Чем спокойнее человек относится к евреям — тем спокойнее он и к другим проявлениям «других».

— За что белорусы могут любить и уважать евреев?

— Да сколько можно про евреев! Давайте уже про велосипедистов. В общем, можно любить конкретных людей и уважать хорошие организации. Но как можно любить целый этнос или гордиться своим происхождением? Это все равно что уважать людей с родинками, то есть уважать или гордиться тем, что заслугой самого человека не является. Еще вспоминается фраза, по которой легко распознать антисемита: «И среди евреев бывают хорошие люди». Так вот, я хочу сказать: и среди евреев бывают плохие люди. И среди белорусов разные. Все люди разные.

(с сайта журнала «Большой», 18.06.2015)

* * *

Еврей я или белорус? Я — человек. Если речь о национально-культурной идентичности, то в зависимости от ситуации я бываю и еврей, и белорус, и украинец, и русский, и европеец. Все зависит от контекста.

В детстве родители практически не знакомили меня с еврейской культурой, потому что абсолютно утратили связь с ней. Песни на идише я впервые услышал в 18 лет у друзей, а дома и в школе была чисто русская компания с советской культурой.

В СССР с антисемитизмом я сталкивался постоянно и регулярно. И дразнили, и занижали оценки, и не смог поступить в тот вуз, который хотел. А вот скрывать, что я еврей, не приходилось никогда, да и бессмысленно это было, потому что звучная, необычная для славянского уха фамилия и пятая графа в паспорте всегда выдавали с головой. Тот факт, что я еврей, играл мне на руку разве что при коммуникации с евреями, и то лишь при СССР. Более того, бывало наоборот: жуликоватые евреи пытались втереться ко мне в доверие.

Я советский атеист. Тем не менее, помогаю пожилым прихожанам из общины и иногда захожу в синагогу на праздники. В Израиле я был несколько раз и убежден, что это потрясающая страна, где должен побывать каждый. Но живу я в Беларуси. Почему я должен жить в чужих странах? Мне хорошо дома.

Большой», 23.11.2016)

Ю. Зиссер: Любой еврей растёт в особых условиях, он должен всё время помнить о том, что он еврей, точнее, ему не дают забыть.

А. Баренцева: Вы сталкивались с обидными прозвищами?

Ю. З. Да, конечно, и продолжаю сталкиваться.

(из интервью 2018 г.)

Фрагменты интервью, данного в 2018 г. (опубликованы впервые в день смерти Ю. Зиссера)

Ю. Зиссер: Да, у меня рак. Это сейчас не печатайте – я просто не хочу, чтобы доходы TUT.by упали. Как про Стива Джобса объявили, что рак – и три года биржа суетилась, что теперь будет с акциями Apple. И акции рухнули. Я этого не хочу. Я уже третий год живу с этим диагнозом, всё время лечусь. Сейчас на лечении. Я два года не работаю в офисе – так, появляюсь периодически.

На меня сильно давили всё время. И продолжают давить – чтобы я им продал портал. И где-то за полгода до начала болезни я каждое утро начал просыпаться с мыслями: «Вот, уже пора и умирать». Потому что вот уже я всё сделал, я вырастил TUT.by, а тут меня посадят, начнут допрашивать, я что-нибудь не то скажу и скомпрометирую TUT.by – и лучше умереть. Я стал каждое утро с этой мыслью просыпаться. За несколько месяцев до кровотечения.

KYKY: А вы тогда не думали отойти от дел?

Ю. З.: А что это даст? Всё равно же как-то… Они лезли ко мне даже после этого. Через других. Они не вели беседы непосредственно со мной. Через коллег действовали… Это вы можете опубликовать, когда я умру. Но я надеюсь, еще протяну лет двадцать.

KYKY: Я тоже надеюсь.

Ю. З.: Но этого никто не знает. Потому что разновидность тяжелая. Это не рак груди или рак простаты, который вылечил – и на всю жизнь. Это тяжелая форма. Но тем не менее, меня хорошо лечат.

KYKY: В Беларуси?

Ю. З.: Пытался в Израиле, но это глупо. Здесь лучше.

KYKY: Почему?

Ю. З.: Потому что хронические заболевания нужно лечить дома. Или эмигрировать. Их нужно лечить в одном месте – важна преемственность. Ну и потом я на химиотерапии. Операцию – да, можно было за границей сделать, но мне ее прекрасно сделали здесь в лечкомиссии. Удалили полжелудка. Ну, две трети.

KYKY: И вам не хотелось эмигрировать?

Ю. З.: Нет – а как я брошу все здесь? Да и вообще не хочется эмигрировать. Что потом там делать? Зачем жить там?

KYKY: Расслабиться. Разве нет?

Ю. З.: Я не могу, для меня это дело жизни, я его не могу бросить. Не хочу, да у меня и жена не хочет уезжать, и я не хочу. Уезжать можно в 20 лет. Надо было уезжать. Ну, в 25. А в 58 лет уезжать – это глупость, потому что ты пророс здесь, и там у тебя никого нет. Ты, получается, один…

Летал я на отдельные обследования, консультации в Израиль. Ну я уже вижу все сильные и слабые стороны, могу предсказать, когда надо, а когда не надо уезжать.

Источник

Женя Чернявская (fb, 17.05.2020). Я не знала, что папа давал интервью «на потом»… Последние месяцы он жил так, как будто смерти нет, а до этого всю жизнь подходил к ней чисто прагматически.

Контекст существования в состоянии страха и того, что тебя всегда могут «вызвать на ковёр», что-то требовать сверху – это контекст нашей семьи. И сотрудников независимых СМИ в Беларуси, в первую очередь, TUT.BY. Неудивительно, что рак желудка – болезнь пожирающего себя изнутри человека, – постиг папу, который не мог делиться этим и громко во весь голос признаться. Когда каждый день тебя держат в состоянии напряжения, страха. Страха не только за себя и свою семью, но и за полтысячи сотрудников и их семьи, которые в случае чего могут остаться без работы… Это не может пройти бесследно.

Когда папа узнал, что это онкология, причем всерьез и надолго, он сказал: «они меня достали».

Редакция belisrael выражает соболезнование родным и близким Юрия Зиссера.

יהי זיכרו ברוך

Опубликовано 17.05.2020  21:42

Борис Гольдин. АМЕРИКАНСКАЯ ИСТОРИЯ. Ч.4

В нашем округе Санта-Клара жил умный человек Стив Джобс. Это американский предприниматель, получивший высокое признание в качестве пионера эры новых технологий. Он сказал замечательные слова с глубоким философским смыслом:

Иногда жизнь бьет вас по голове кирпичом. Не теряйте веры. Я убеждён, что единственной вещью, которая помогла мне продолжать моё дело, было то, что я любил своё дело. Вам надо найти то, что вы любите. И это так же верно для работы, как и для отношений. Ваша работа заполнит большую часть жизни, и единственный способ быть полностью довольным – делать то, что, по-вашему, является великим делом. И единственный способ делать великие дела – любить то, что вы делаете.

* * *

Немая, неумелая,

От мира за стеной.

Зовется аутизмом

Недуг проклятый мой.

Таня Майорова

* * *

…Итак, несколько дней спустя директор Nancy Guerrero представила меня группе студентов. Это было в колледже для молодежи с ограниченными возможностями. Моя работа: один на один. Это сложно. Но повезло: студентка была из Москвы.

– Что привело её сюда? – спросил я.

– Причин много, – ответила миссис Уолтер (Walter). – Это и неспособность учиться и выстраивать межличностные отношения с педагогами и учениками, и неуместное поведение, и неадекватные проявления, короче говоря, проявления эмоционального расстройства.

Юля Григорьева, – представилась неулыбчивая девушка.

– Я буду с тобой работать, – сказал ей по-русски. Она очень удивилась и кивнула головой.

Миссис Уолтер посмотрела на часы и скомандовала:

– Пора выходить.

Все дружно зашагали к автобусу. Путь лежал на ферму. В этот день по расписанию – иппотерапия. Если проще сказать – лечебная верховая езда.

– Мы считаем лошадь одним из наиболее умных животных, – объяснил работник фермы. – Это видно по способности животного взаимодействовать с человеком, поэтому общение с лошадью было избрано психотерапевтами как одно из средств коррекции психики. Кстати, еще Гиппократ утверждал, что больные поправляются быстрее, если ездят верхом.

– Лошадь передает всаднику более 100 разных двигательных колебаний в минуту: вверх-вниз, вперед-назад, из стороны в сторону, – поведал его коллега, – это вынуждает человека корректировать свои движения. При верховой езде в работу включаются все основные группы мышц.

Когда Юля сидела уже в седле, то первый раз за все время улыбнулась и помахала мне рукой.

– Как хорошо! – кричала она.

Известно, что аутизм формирует тип личности, замкнутой в собственных переживаниях, в узком пространстве комфортной зоны. Вне этой зоны больному совсем неуютно. Прошло время, и я увидел, что она, действительно, с трудом шла на контакт с мальчиками и девочками. Проблему усугубляло еще и то, что Юля не знала и не хотела изучать английский язык. У нее был свой особенный мир, и она редко покидала его.

Однажды группа поехала на экскурсию в Монтерей, расположенный на берегу залива. Это очаровательный курортный городок с “игрушечными” домиками и удивительной растительностью. Издавна здесь селились поэты, писатели и художники.

Посетили аквариум, где обитало более 35000 рыб и животных, относящихся к 620 различным видам. Юля первый раз в своей жизни видела скатов, морских звезд, медуз, тунцов, акул, морских коньков и других обитателей подводных глубин.

Все, о чём рассказывал экскурсовод, я старался ей перевести.

– Тебе здесь нравится?

Она улыбнулась и ответила:

– Очень, особенно вот эти, – она показала на морских звезд и морских коньков.

Я радовался тому, что, как на ферме, так и в аквариуме она вышла из своего необычного мира и была рядом с нами. Понимал, что переделать ее нельзя, но можно доставить ей минуты радости.

 

автор этих строк среди учителей, а в первом  ряду вторая  слева  выпускница   колледжа Юля Григорьева.

Больше двух лет проработал с этой симпатичной девушкой. Юля перевелась в школу для взрослых с ограниченными возможностями. Директор разрешила побыть вместе с Юлей первые три дня «переходного периода» в новой школе. Жалко было расставаться.

…Прошло время. В Сан-Франциско приехал на гастроли «Хор Турецкого». Мы с женой много слышали о нем и решили побывать на выступлении.

Не могу забыть то, что произошло во время антракта: прямо ко мне бежала и улыбалась молодая красивая девушка. На ней было модное вечернее платье, волосы были красиво уложены.

– Boris! Boris!

Я ее сразу узнал. Так она меня называла в колледже.

Обнимает.

– Здравствуй!

Это была Юля, моя бывшая ученица.

УВЛЕЧЕННОСТЬ

* * *

Есть в музыке такая сила,

такая тягостная власть,

что стоит под нее подпасть, –

и жизнь покажется красивой.

А. Добровольский

* * *

Дождь, как назло, всё льет и льет, а автобуса всё нет и нет. Но мы, я и мой подопечный студент, мужественно ждем и ждем. По расписанию сегодня занятие по музыке в San Jose City Сollege. Самостоятельное занятие. Там хороший инструмент, всем любителям музыки разрешается приходить и играть, сколько хочешь. Но у нас время ограничено. Весь день расписан по часам.

– Идет, – раздался восторженный голос.

Джон, наконец, сел за пианино. И начал медленно перебирать клавиши.

– Где ноты?

– Забыл, – ответил он, смущаясь.

– Возвращаться времени нет. Что будем делать?

– Я могу и так.

– Как, Чайковского?

Он начал играть. И как он играл!

– Хорошо. Только говори, что играешь.

– Чайковский. “Вальс-каприс”.

Я знал, что ему очень нравится музыка русского композитора Петра Чайковского.

– А сможешь сыграть “Вальс цветов” из балета “Щелкунчик” и танец маленьких лебедей из балета “Лебединое озеро”? – спросил его.

Он улыбнулся и кивнул головой.

Пока Джон увлечен своей музыкой, два слова о нем. Любит он и чудесную музыку Вольфганга Амадея Моцарта. Правда, он не знал, что известный композитор был, как и он, аутистом. Джону восемнадцать лет. У парня уникальная музыкальная память. Но по жизни он настоящий ребенок.

Задайте ему простые вопросы:

– Который сейчас час?

– Какой сегодня день недели и какое число?

– Сколько будет двадцать пять прибавить пять?

– У тебя семь ложек. Три ты отдал. Сколько у тебя осталось?

Ни на один вопрос ответа не получите.

Всемирно известный ученый Альберт Эйнштейн тоже входил в число аутистов. Он испытывал трудности в общении, был чувствителен к прикосновениям, обладая незаурядным умом, не всегда мог выразить свои мысли, и учеба в школе проходила у него нелегко.

– Не стоит расстраиваться из-за того, – как-то сказал он, – что математика дается вам с трудом. Уверяю вас, для меня это вообще китайская грамота.

ПАМЯТЬ

* * *

И снова в позолоте тополя,

А школа – как корабль у причала,

Где ждут учеников учителя,

Чтоб новой жизни положить начало.

Б. Гайкович

* * *

Другой мой студент Майкл – веселый и жизнерадостный парень. Ему скоро двадцать. Знает много стихов. Прекрасно говорит. Два раза в неделю студенты ходят в ресторан на производственную практику: учатся вытирать столы, убирать посуду.

Стоило Майклу переступить порог ресторана, его словно подменяют. Стоит, как вкопанный. Боится глаза поднять. Стараюсь немного его отвлечь. Знаю одну особенность: он может по памяти назвать имена всех президентов США. Не только назвать, но еще и о каждом рассказать.

– Скажи мне, – спрашиваю его, – кто был двадцать шестым президентом?

Тут его уже и родная мать не узнала бы. Улыбнулся и выдал, как из пулемета:

– Теодор Рузвельт 27 октября 1858 года родился в Нью-Йорке. Его отец был торговцем. Начальное образование он получил дома. Много болел. У него была астма. Чтобы быть здоровым, занимался боксом…

– Молодец! Очень интересно. Давай сделаем перерыв, остальное потом закончишь. Только не забудь.

Помнил. После работы продолжил рассказ.

* * *

Я рассказал только о трех студентах, а в группе их десять. Они кардинально отличаются друг от друга. У каждого своя особенность и свой талант. Мне повезло, что учитель любил свою работу и поддерживал мои предложения.

– У меня есть идея: научить ребят играть в теннис и танцевать.

– Почему нет? Замечательно!

На снимке: автор этих строк учит  танцам.

Помог мой «багаж». Два раза в неделю проводил тренировки. Им понравилась игра. Пригодились знания, полученные на факультете физического воспитания. Два раза в неделю проводил и уроки танцев. И тут сработало моё увлечение бальными танцами. Учил танцевать танго и ча-ча-ча. Почему я это делал? Это помогало найти подход к каждому.

Однажды ко мне обратилась директор школы.

– У нас появились трудности. Вы знаете, что студенты захотели заниматься в San Jose City Сollegе. Выбрали, кто что хотел. И тут же появилась проблема. Кто будет координировать и контролировать учебный процесс? Дополнительных единиц не дают. Посоветовалась с преподавателями, на вас указывают.

– Но я не знаком этой работой…

– Пусть это не волнует. Покажем и расскажем.

Началась моя «веселая жизнь». Лина Лазаревская (Lina Lazarevsky) маленькой девочкой приехала из Киева. Были проблемы, и ее определили в школу специального образования. Сейчас она учится в старших классах, что расположены в Campbell community. Мама у нее работала в области электронной техники. Вполне понятно, что дочка записалась в компьютерный класс. Я был в тесном контакте с ее инструктором Лорис Уилкинс (Laurice Wilkins).

– Ей туго все дается. Но очень старается. Хорошо, если бы ей еще кто-то дома помогал, – посоветовала Лорис.

Я позвонил девочке домой и передал рекомендацию.

– Она нам ничего не говорит. Теперь будем знать.

Когда я в следующий раз встретился с инструктором, Лорис удивленно сказала:

– Случилось чудо! Лина пошла в гору.

Антониа Бисли (Antonia Beasley) буквально загорелась классом аэробики, но вскоре увлечение прошло. Не хотелось ей просто потеть. Её занятия оплачивала школа. Деньги были немаленькими. Информирую директора. Она поговорила – и подействовало.

На снимке:  в первом ряду слева направо  третья  сидит студентка колледжа Лина Лазаревская.

Тридцать пять студентов выбрали семнадцать разных классов: компьютер, математика, английский и испанский языки, танцы, аэробика, теннис, каратэ, другие. Словом, было не скучно.

Всю жизнь американский писатель Зак Смит знал, что с ним «что-то не так». Но лишь в 35 лет он попал к врачу, который официально поставил диагноз – аутизм.

«– Вы имеете склонность повторять какие-то слова, части слов или тексты рекламных роликов? – спросил доктор.

Я вспомнил, как школьником часто отвечал на вопросы словами из телерекламы, такая у меня была дурацкая привычка.

– Случается ли, что вы говорите громче, чем того требует ситуация?.. Еще несколько вопросов – и доктор принялась подсчитывать набранные мною баллы.

Похоже, что у вас синдром дефицита внимания и гиперактивности – тревожное расстройство. А еще – аутизм.

Мне было 35 лет».

По данным Американского общества исследования аутизма, три с половиной миллиона жителей страны (то есть каждый 68-й) живут с той или иной формой расстройства аутистического спектра. Распространенность этого состояния с 2010 по 2014 год выросла на 119,4%! И дело не в том, что таких людей становится больше, а в том, что доктора теперь научились различать и диагностировать аутизм.

Датские ученые в прошлом году высказали предположение, что еще одна причина подобного роста – расширившиеся с годами критерии этого состояния. В прежних поколениях людей с аутизмом было не меньше, просто они жили, даже не подозревая об этом.

Опубликовано 29.08.2017  04:29

Г. Каспаров. Самый счастливый день в жизни

Речь перед студентами-выпускниками Сент-Луисского университета (1), произнесенная Гарри Каспаровым 16 мая 2015 в день присуждения ему звания почетного доктора права. 

Благодарю всех, и прежде всего президента университета Фреда Пестелло, пригласившего меня на эту церемонию, дебютную для нас обоих.

Для меня большая честь обратиться ко всем вам и получить звание почетного доктора университета Сент-Луиса.

Это особенно почетно, учитывая, что сегодня здесь присутствуют еще два лауреата — Анита Лионс Бонд (2) и Джин Кранц (3). Трудно найти лучшие образцы силы духа, смелости и верности своей мечте! И спасибо Рексу Синкфилду (4) за столь лестное представление. Однако он упустил одну важную деталь моей биографии: я родился на Глубоком Юге (5), рядом с Джорджией… Точнее, на самом юге Советского Союза, у Каспийского моря — в Баку, в Азербайджане, рядом с Республикой Грузией (6). Надеюсь, вы понимаете мой южный акцент!

Надеюсь также, что вы читали об СССР в книгах по истории. Это странное чувство — осознавать, что страна, в которой я родился, прекратила существование в 1991 году, когда многие из вас еще не появились на свет. Что значит родиться и вырасти в тоталитарном государстве, всегда очень сложно объяснить тем, кто от рождения пользуются плодами свободы и демократии. Представьте себя единственным ребенком в округе, в доме которого нет ни интернета, ни телевизора, а ваши родители постоянно твердят о том, как вам повезло не иметь таких вещей.

В последние годы я часто бываю в Сент-Луисе, ибо этот город стал поистине мировой столицей шахмат, играя ведущую роль в разработке образовательных шахматных программ и проведении соревнований высшего уровня. На самом деле — это возрождение старой традиции. Напомню, что в далеком 1886 году в Сент-Луисе игралась часть первого официального матча за титул чемпиона мира по шахматам. Это большое удовольствие — оказаться сегодня здесь по особому случаю и, наконец, выяснить, кто же такой Billiken (7)!

Когда я был маленьким и рос в Баку, моя мама говорила мне, что когда-нибудь я могу стать чемпионом мира по шахматам. Не знаю, верил ли ей кто-то еще, но я ей поверил. Годы спустя спортивные руководители Советского Союза поведали мне, что я неблагонадежен и никогда не стану чемпионом мира по шахматам. Но в 1985 году я все-таки стал чемпионом мира, и в этом мне помог первый важный урок, которым я хочу сегодня поделиться с вами: слушайте маму!

Шесть лет спустя Советский Союз и все его спортивные власти перестали существовать, а моя мама продолжала помогать мне в штурме новых вершин. И сегодня она по-прежнему верит в меня и всё так же печется о моем рационе. Когда кто-то поддерживает в вас веру в себя, это, конечно, помогает.

Выбрать свой путь можете только вы сами — и только вы сами можете заставить себя его пройти. Но надо прислушиваться к тем, кто в вас верит, и принимать их любовь и поддержку.

Нередко они напоминают вам о более амбициозных целях, чем те, которые вы ставите сами, особенно в молодости. Я абсолютно уверен, что если вы сделаете всё, на что, как считают ваши мамы, вы способны, то это будет самый успешный выпускной курс в мировой истории!

А достижения тех из вас, кто в юном возрасте потерял кого-то из родителей, как я в семь лет потерял отца, свидетельствуют об особой силе вашего характера. Ведь характер формируется не только под влиянием ближних, но и в их отсутствие.

Кстати, как только у нас всё завершится, я поспешу в Нью-Йорк к моей старшей дочери Полине, на такую же церемонию окончания университета. Так что поздравляю всех моих коллег — родителей выпускников. Молодцы, родители! Мы сделали это!

Когда в 1985 году я стал чемпионом мира, мне было 22 года, и это был лучший день в моей жизни. Представляю, что чувствуют сегодня многие из вас! Вы молоды, вы сильны, и перед вами есть жизненная цель.

В тот день, 10 ноября 1985 года, стоя на сцене с лавровым венком и медалью, я был самым счастливым человеком на свете, но затем произошло нечто странное. Ко мне подошла Рона Петросян, вдова чемпиона мира по шахматам 60-х годов, Тиграна Петросяна. Я ожидал теплых поздравлений, но ход ее мыслей был иным. “Молодой человек, — сказала она, — мне вас искренне жаль”. Что? Жалеть меня?! Самого молодого чемпиона мира в истории, в день триумфа? “Мне жаль вас, — пояснила она, — потому что ваш самый счастливый день уже позади!”

Эти слова меня ошеломили: а вдруг это правда? И хотя в тот праздничный день я больше о них не думал, потом они часто приходили мне на ум, и постепенно я пришел к выводу, что Рона Яковлевна Петросян дала мне новую жизненную цель: доказать, что она не права!

Теперь я понимаю, что в тот день она сделала мне подарок, и хочу передать этот подарок вам. Самый счастливый день вашей жизни пройдет сегодня? Или у вас уже есть новая мечта, новая цель, новый план? Окончание университета — это ваш старт в будущее, но не только в ваше будущее! Мало кто думает, что сможет изменить ход истории, но в некотором смысле вы обречены это сделать. Это вам решать, будете ли вы менять мир сами — или же он изменится без вас.

Слушая новости, видя множество проблем и кризисов, с которыми мир сталкивается сегодня, легко стать пессимистом. Рекордно высокого уровня достигло неравенство, неоднозначно влияние на нашу жизнь новых технологий, страшны угрозы насилия со стороны террористов и диктатур. Однако, много анализируя и обсуждая эти непростые вопросы, я сохраняю оптимизм. Ибо считаю, что

мы в силах изменить положение вещей. Мы не беспомощные наблюдатели экономических циклов или витков истории. Мы можем принять меры, чтобы изменить ход событий в мире. Вы, вы все на это способны! Вместо того чтобы пассивно следить за быстрым течением времени, мы можем думать о более насущном, изобретать что-то новое и рисковать — только так мы сможем решить эти проблемы.

Мечтать изменить мир — значит быть готовым к риску, самопожертвованию, провалам и новым попыткам. Когда десять лет назад я ушел из профессиональных шахмат и примкнул к демократическому движению в России, многие люди подумали, что я сумасшедший. И некоторые из них так мне и сказали! Ведь я всё еще оставался сильнейшим шахматистом мира, а сражаться против диктатуры Владимира Путина было неизмеримо труднее, чем на черно-белых полях шахматной доски. Конечно, я это понимал. В шахматах есть фиксированные правила и непредсказуемый результат. А в путинской России всё ровно наоборот — непредсказуемые правила и фиксированный результат.

Я решился на этот ответственный шаг, когда понял, что моя собственная мечта была не только о достижениях в шахматах, но и о постоянных изменениях мира к лучшему. В мире профессиональных шахмат я сделал всё, что мог, — от матчей на первенство мира до сражений против суперкомпьютеров.

Я надеялся, что смогу что-то изменить и в России, и в области прав человека в мире. Я хотел научиться приносить пользу и в других областях, привлекавших меня: образование, мышление человека, искусственный интеллект и принятие решений. В тот момент мне было 42 года. Это показывает вам, что мечтать никогда не поздно! В шахматах и других видах спорта мы часто слышим, что “этот игрок более талантлив, но другой более работоспособен”. Это в корне неверная трактовка.

Способность к тяжелому труду — тоже талант!

Умение продолжать пытаться, когда другие перестают — это талант! И тяжелый труд никогда не пропадает даром. Независимо от того, какая в итоге будет у вас карьера или даже если вы смените десяток разных профессий, — тяжелая работа, проделанная здесь и сейчас, никогда не будет проделана впустую. Ваше присутствие здесь доказывает, что у вас есть талант, и он сослужит вам хорошую службу независимо от того, что вы решите сделать в этом мире. Люди не могут модернизировать свое “железо”, то есть ДНК. Но с помощью напряженной работы они точно могут обновить свое “программное обеспечение”, то есть менталитет.

Но что значат интеллект, образование и все усилия, если они лишены моральной основы? Ровно 483 года назад в этот день, 16 мая 1532 года, Томас Мор подал в отставку с должности канцлера короля Англии, Генриха VIII. Три года спустя, когда Мора казнили, он в последнем слове сказал, что умирает “как хороший слуга царя, но в первую очередь — Бога”.

Томас Мор был сложной фигурой, принципиальным человеком. Как вы могли бы ожидать от юриста, подобного Мору, в своем романе “Утопия” он часто писал о законах его вымышленного идеального острова. Но вместо того, чтобы описывать безупречный свод законов, какими он их себе представлял, он больше писал, что в идеальном обществе, основанном на четких принципах, многие законы были бы не нужны. Он писал: “Законы есть, но их мало, и такая уж у них Конституция, что много и не нужно”. Так что в “Утопии” не было и юристов.

Но не волнуйтесь, я счастлив сообщить выпускникам, пришедшим сюда из Скотт Холла (8), что мир без юристов возможен только в “Утопии”!

Суть не в том, сколько законов мы имеем. Сегодняшний мир намного более сложный, нежели 500 лет назад, когда Томас Мор написал свой труд, и законы должны идти в ногу со временем. То, что не изменилось, что не следует менять, что нельзя изменить — это необходимость основывать наши законы, нашу жизнь и мечты на вечных человеческих ценностях.

Мы можем бороться за наши ценности, а можем обменивать их на комфорт и временную безопасность. Это дилемма для каждого из нас в современном глобально взаимосвязанном мире.

Каждый день мы делаем выбор, большой или маленький: отдельные люди, компании, целые народы. Определяется ли этот выбор ценностями, которыми мы дорожим? Верны ли мы принципам свободы личности, веры, совершенства, сострадания, ценности человеческой жизни?

Или мы поступаемся ими потихоньку, шаг за шагом, ради материальных благ, спокойной жизни, перекладывая сегодняшние проблемы на следующие поколения?

Эти нравственные ценности, между прочим, имеют значение для инноваций и свободного рынка. Они не случайно являются основополагающими ценностями в США, создавших самую совершенную в мире демократию и самую успешную экономику. В Нагорной проповеди Иисус призывает своих последователей быть “городом, стоящим на вершине горы”, то есть ярким примером для всего мира. Это сравнение использовалось Джонном Ф. Кеннеди и Рональдом Рейганом для характеристики США. Я смотрел на эту Америку с другой стороны “железного занавеса” — и могу вам сказать, что тогда это имело значение. И это продолжает иметь значение сегодня.

Если Америка продолжит быть “светом мира”, то вам и вашему поколению важно крепко держаться за эти ценности, а не торговать ими ради безопасного и застойного статус-кво. Рискуют не только предприниматели, но и любой, кто ежедневно борется за эти ценности в своей жизни и в мире.

Когда мне исполнилось шесть лет, проснувшись утром, я обнаружил рядом с кроватью самый лучший подарок, который когда-либо получал: огромный глобус! Я даже протер глаза, не веря, что он настоящий. Уже тогда я больше всего обожал слушать истории о путешествиях Марко Поло, Колумба и Магеллана, которые читал мне отец. С тех пор нашей любимой игрой стало прослеживать по глобусу маршруты прославленных мореплавателей.

Это последние и самые заветные воспоминания об отце, и эта моя вечная тяга к поискам неизведанного — его величайший подарок.

Мы постоянно слышим, что все великие географические открытия уже сделаны. И каждое поколение утверждает, что всё важное уже изобретено. К сожалению, если так думать, это может стать самоисполняющимся пророчеством. Если вы думаете, что не можете открыть для себя ничего нового, зачем пытаться? Зачем рисковать? Зачем покидать уютный дом? Сент-Луис был когда-то пограничной заставой перед уходом в неизвестность и назывался “Воротами на Запад”. Трудно представить себе первопроходцев, которые остановились бы на Миссисипи подобно тому, как остановились современные американцы, не пославшие на Луну ни одного человека после Юджина Сернана в 1972 году.

Мы не можем повернуть назад. Мы не можем остановиться. Мы не должны довольствоваться “достаточно хорошим”.

Жизнь сложна, да. Но наши инструменты бесконечно мощнее. Сегодня проще добраться до Марса, чем пересечь океан во времена Томаса Мора. По крайней мере, мы знаем, куда направляться и как далеко это находится! У Колумба и Магеллана не было карты, а у каждого здесь присутствующего есть GPS. Можете ли вы представить себе Колумба, пытающегося сегодня получить венчурный капитал? Куда, куда вы хотите плыть? Ах, вы не знаете? И у вас даже нет карты?! Сегодня у каждого есть устройство, с помощью которого можно быстро выйти на связь с половиной людей на планете и получить большую часть информации об истории человечества. У одного iPhone вычислительная мощность больше, чем еще в 1972 году у всех компьютеров NASA вместе взятых! Но одной вычислительной мощи не хватит. Чтобы добиться изменений, нам нужно человеческое творчество и честолюбие.

Сегодня еще есть новые рубежи, и безграничное множество новых изобретений ждут своего звездного часа от людей, наделенных любопытством и смелостью, чтобы их искать, и свободой, чтобы это сделать. Для этого нужны убеждения, трудолюбие и умение ценить новшества и свободу.

Для этого потребуются ваши убеждения, ваш упорный труд и ваши идеи. Вы скажете, что не готовы к новым свершениям сразу, что необходимо время, чтобы расслабиться, отпраздновать, почить на новых лаврах. Извините, но мир не будет вас ждать. Мир нуждается в вас сейчас! Сегодня вы реализовали одну мечту, а завтра возьмете курс на новую. Если у вас всегда будет мечта, то самый счастливый день никогда не закончится!

Спасибо, и да хранит вас Господь.

——————————————————————————————

1 Сент-Луисский университет — один из крупнейших католических вузов в США.

2 Анита Лионс Бонд — известная общественная деятельница, первая чернокожая выпускница Сент-Луисского университета (1950).

3 Джин Кранц — бывший руководитель космических полетов NASA. В 1970 году провел уникальную операцию по спасению экипажа корабля “Аполлон-13”. Выпускник Сент-Луисского университета (1954).

4 Рекс Синкфилд — миллиардер, выдающийся спонсор американских шахмат. Выпускник и член правления Сент-Луисского университета.

5 Глубокий Юг (Deep South) — термин, обозначающий ряд географических и культурных регионов на юге США.

6 Шутливая игра слов: и штат Джорджия, и Грузия пишутся и звучат по-английски как Georgia.

7 Billiken — талисман Сент-Луисского университета.

8 Скотт Холл — главная аудитория юридического факультета.

(Взято с сайта Каспаров.Ru) Гарри Каспаров: способность к тяжелому труду – тоже талант

В рамках фестиваля мировых идей «Вокруг Света» Гарри Каспаров рассказал об индивидуальных особенностях человеческого интеллекта, как составить психологическую оценку позиции противника и верно интерпретировать его действия.

Лекция состоялась 4 декабря 2011 года в ЦДХ

Виктор Ерофеев: Ну, чего вы, соседи, суки, не плывете к нам на дно? 

среда, 27 мая 2015 г. 11:09   Материал сайта ru.Delfi.lt

Еще ранее опубликованные на сайте материалы:

Каспаров в “Теме” Листьева и многое другое

Гарри Каспарову – 50!

Приезд и выступления Г. Каспарова в Киеве, декабрь 2014

Размещено 29 мая 2015