Tag Archives: “русский” криминал в Израиле

Израильтяне и русские имена

Произошедшее 8 декабря в стенах Кнессета (материал: Ксения Светлова: “Русские имена – не оскорбление”)

“когда на пленарном заседании Кнессета депутат Менахем Мозес (“Яадут а-Тора”) сознательно исковеркал несколько раз имя “русского” депутата Светловой, чтобы уязвить и оскорбить ее за участие в церемонии зажжения ханукальной свечи у Стены Плача”, заставили меня вернуться к воспоминаниям 25-летней давности. В конце 80-х, и, особенно, в начале 90-х, когда в Израиль пошла огромная волна алии (репатриации) сначала еще из Союза, а вскоре уже и бывшего, для местного уха непривычно звучали имена большинства из приезжающих. А потому какая-то часть родителей, считая, что так проще будет влиться в местное общество, меняли имена своих детей, – особенно малолетних, а кто-то и свои тоже, – на ивритские. И тогда Света становилась Ора, Орит или Лиора (свет на иврите ор), Игорь превращался в Игаль, а Лев в Арье, Владимир в Дова, Гриша в Цви и т.д. Не знаю, насколько это помогало в повседневной жизни, в школе и т.д., но если б я поддался на ту моду, мне было бы очень непросто начать называть детей непривычными именами, да и вряд ли бы пытался. Но все осталось как и при рождении, и, как говорится, барух аШем. По-моему, уже давно все местные привыкли и могут безошибочно выговаривать практически любое имя. А если взять израильских спортивных комментаторов, для которых известны много российско-украинско-белорусских спортсменов, и не только футболистов, то им иногда бывает тяжело правильно выговорить некоторые фамилии, но с именами, можно сказать, практически полный порядок. Единственное отличие, что у некоторых имен ударение ставится на первый слог, тогда как в русском произношении он на 2-м или последнем. Между прочим, в этом есть определенный смысл. Я вспомнил себя и свое имя, которое ношу от рождения. В Белоруссии все годы моего проживания это было достаточно необычно, –  кому-то оно резало слух, – но я никогда даже не задумывался его менять, или оставаясь в метриках с этим именем, просить, чтоб меня называли, например, Аркадий. И фактически все к этому привыкли. Единственно, что могу вспомнить достаточно забавные случаи, когда приезжая в Гомель на соревнования, директор областного шахматно-шашечного клуба Иоффе Аркадий Шоломович (прошу обратить внимание на отчество), почему-то меня всегда называл Аркадий?! А когда оказался в Израиле, то при знакомстве некоторые из репатриантов, да и местных тоже, спрашивали, а как меня звали там, думая, что я по приезду поменял свое имя. Но было и еще более забавно, когда кто-то из вновь прибывших сказал, что впервые слышит такое имя! На мой вопрос а где жил?, последовал ответ, что в Сибири, – возможно, даже в большом городе, – дело было давно и конкретное название я забыл. Так вот на иврите оно звучит как Арон с ударением на первый слог, в то время, как ранее, да и сейчас по-русски – АрОн. Но если так произнести на иврите, то пойдет разговор о шкафе. Или, если по-русски звучит ЛеонИд, то на иврите ЛЕонид и т.д.
Ну и закончу, коснувшись другого. А вспомнил о тех людях с громкими фамилиями, поскольку они обзавелись ивритскими именами, о которых мало кто знал. Итак, известный мошенник-рецидивист Григорий Лернер, который ныне отсиживает третий, но уже десятилетний срок ( Григорий Лернер не успел выйти на свободу

Бизнесмену дали новый срок, не дожидаясь истечения прежнего),

как выяснилось на суде по-первому израильскому делу в 1997 году, имел

израильское имя Цви бен-Ари. Видно он считал, что это

ему поможет в продвижении бизнесов, и прежде всего открытию своего банка,

о чем тогда много писали, а возможно, на случай, если пойдет не так и придется

оказаться в суде, что однако никак не могло бы помочь, не говоря о том, что на

иврите он абсолютно не говорил ни тогда, ни после.

Так вот этот Григорий Львович, который на заре его появления в Израиле и скоро

взлета, сумел прикупить многих, и его прославляли практически все израильские

русскоязычные СМИ, а также благодаря начавшими водить с ним дружбу ряду

русских политиков, а такие как Софа Ландвер и имевшая общие бизнес-интересы

как до его первой посадки, так и после его досрочного выхода спустя 6 лет (получил он

8), разных общественных деятелей, кормившихся от него, сумел вскоре после отсидки

провести еще более масштабную и циничную аферу, обманув тысячи своих дважды

соотечественников, основная часть из которых пожилые, читавшие те же самые русские

газеты и слушавшие радио РЭКА, которые по-прежнему подавали проходимца как

талантливого, честного и порядочного бизнесмена, но фактически отсидевшего 6 лет

ни за что, только потому что он наш, “русский”. Вспомнился мне также и Аркадий

Гайдамак. Он также обзавелся ивритским именем Арье Бар-Лев, которое

практически никогда не упоминалось. У него вообще долгое время в Израиле было

все О’кей, он стал фактически самым известным бизнесменом, когда одна за другой

появлялись статьи, что очередной крутой израильский бизнесмен готов выгодно

продаться Гайдамаку. Но постепенно все успокоилось, а его шумная кампания в

2007 создать партию на выборах в Кнессет Социальная справедливость (“Цедек

хеврати”), а затем и желание стать мэром Иерусалима и громогласные заявления,

оказались пшиком и везде он провалился. В тоже время, когда ему на RTVi

не успели в начале интервью сказать, что вот был уже в Израиле Гриша Лернер, то

он резко обрубил, что просит ни с кем его не сравнивать. А отвечая на вопрос “Кто из

известных людей вас поддерживает?”, Гайдамак заявил: “Какая разница, кто со мной? Со

мной весь народ”. Израильская бизнес-империя Гайдамака также канула в лету, а

сам он окончательно вернулся в Москву. Ну и из самого последнего и совсем

свежего: 

Аркадий Гайдамак начал отбывать тюремный срок во Франции