Про Янку Купалу и евреев

Янка Купала и еврейская литература

Стихи и поэмы Янки Купалы часто печатались в переводе на еврейский язык, особенно в периодических изданиях, которые выходили в Белоруссии: в журнале «Штэрн» («Звезда»), в ежедневной газете «Октябрь», в молодежной газете «Юнгер Арбэйтэр» («Юный рабочий») и в детской газете «Юнгер Ленинец» («Молодой ленинец»).

Произведения народного поэта выходили на еврейском языке и отдельными изданиями. В 1936 году в Белгосиздате вышел его однотомник «Стихи» в переводе Зелика Аксельрода. Вступительную статью написал известный в то время еврейский критик Яков Бронштейн. Художественный оформитель книги – Борис Малкин. Сюда вошли стихи и поэмы из сборников «Жалейка», «Шляхам жыцця», «Гусляр», а также стихи и поэмы советского периода.

Отдельным сборником на идиш изданы в 1938 году драматические произведения Янки Купалы.

Эти книги пользовались особенно большим спросом среди читателей еврейской литературы в Российской Федерации, на Украине, в Грузии, Узбекистане и в других республиках, где еврейское население не знает белорусского языка.

Юбилейные даты народного поэта отмечались и в зарубежной прогрессивной еврейской прессе.

Что касается читателей еврейской литературы в нашей республике, то абсолютное большинство из них читало и читает произведения Янки Купалы не только в переводе. Они свободно владеют белорусским языком, и произведения белорусских писателей до них доходят в оригинале.

Произведения ряда еврейских поэтов дооктябрьского и советского периодов созвучны с творчеством Янки Купалы. В дооктябрьском периоде особенно это чувствуется у классика еврейской поэзии уроженца Койданово (ныне Дзержинск Минской области) Аврама Рейзина, который в своих стихах и новеллах изображал бесправную долю и трудную жизнь еврейских и белорусских местечек, гневно осуждал угнетателей и ставленников царизма. Созвучие с поэзией Купалы чувствуется и в стихах еврейских поэтов начала двадцатого века Мориса Винчевского, Иосифа Бовшовера, Давида Эдельштата и других.

В Вильно, где издавалась белорусская газета «Наша Нiва», функционировало самое популярное в то время еврейское издательство Бориса Клецкина. С 1921 года в этом издательстве печатались книги на белорусском языке. В частности, были изданы: «История белорусской литературы», «Хрестоматия белорусской литературы», «География Белоруссии» и ряд поэтических сборников, в том числе Янки Купалы. Об этом писалось в 1931 году в белорусском журнале «Шлях моладзi», который выходил в Польше. «Этим, – читаем в журнале, – Борис Клецкин имеет также заслуги и перед белорусами. Его имя навечно вписалось в историю белорусской литературы».

Поэзия Купалы оказала влияние и на творчество таких популярных поэтов, как Изи Харик, Моисей Кульбак.

Поэма Изи Харика «Аф а фрэмдер хасенэ» («На чужом пиру») перекликается с поэмой Купалы «Курган». Действие в обеих поэмах происходит во времена средневековья (прим. ред.: у Харика – в ХIX в.).

В поэме «Курган» князь, известный жестокостью и самодурством, зовет на свадьбу гусляра и ставит ему условие: если он в своих песнях не будет восхвалять князя, то получит «конопляную петлю». Свободолюбивый непокорный гусляр высказал в песнях князю всю правду и за это был казнен.

В поэме «На чужом пиру» богач приглашает на свадьбу своей дочери бадхена, как именовались тогда народные певцы-импровизаторы, и обещает ему хорошую плату, если будет восхвалять родителей невесты, сулить счастье молодоженам и веселить гостей. Вместо этого бадхен высмеивает богача и присутствующих на свадьбе таких же, как и он, стяжателей и самодуров. Он находит себе пристанище у окружающих крестьян, участвует в крестьянском восстании и погибает.

Сюжет пьесы Моисея Кульбака «Разбойник Буйтра» (прим. ред.: пьеса опубликована в переводе на белорусский Феликса Баторина под названием «Бойтра» в журнале «Дзеяслоў», № 72, 2014) перекликается с темой поэмы Янки Купалы «Магіла льва».

Но это не просто влияние. Сама действительность сблизила судьбы народов, живущих в одном и том же краю. Отсюда близость тематики и сюжетов.

Янка Купала интересовался еврейской литературой. В его личной библиотеке насчитывалось немало книг, переведенных с еврейского языка на русский и белорусский. Тут были произведения зачинателя еврейской реалистической литературы, классика Менделе Мойхер-Сфорима (уроженца Копыля Минской области), Шолом-Алейхема, дарственные книги с автографами советских еврейских писателей.

Купала тепло отзывался о классической еврейской литературе. 19 апреля 1939 года в Москве в Колонном зале Дома союзов на торжественном вечере, посвященном восьмидесятилетию со дня рождения Шолом-Алейхема, Янка Купала выступил с речью о значении творчества классика еврейской литературы. Он причислил Шолом-Алейхема к лучшим писателям мира.

С вниманием и заботой относился Янка Купала к советским еврейским писателям Белоруссии: интересовался их произведениями, общался с ними лично.

Близкая дружба была у него с Изи Хариком.

В 1935 году, когда отмечалось пятнадцатилетие творчества Харика, Янка Купала в своем приветствии сказал: «Хай Вашы думкі, пачуцці надалей красуюць, квітнеюць на карысць нашай вялікай свабоднай Радзімы, хай будзяць у сэрцах людзей радасныя пачуцці нашага прыгожага жыцця».

В часы досуга в доме Янки Купалы среди гостей можно было видеть и еврейских писателей – Зелика Аксельрода, Гиршу Каменецкого, Элю Кагана, Айзика Платнера, Геннадия Шведика и других.

Личные контакты были у Янки Купалы с еврейскими писателями не только Белоруссии, но и других республик. Он переписывался и встречался с еврейскими поэтами Украины Давидом Гофштейном, Ициком Фефером, а также с еврейскими писателями Москвы Самуилом Галкиным, Перецом Маркишем, Давидом Бергельсоном…

В декабре 1940 года, когда широко отмечалось тридцатипятилетие творчества Купалы, среди многочисленных поздравлений юбиляру были и такие:

Горача вітаю маршала арміі паэтаў нашай вялікай сацыялістычнай радзімы. Па-сяброўску абнімаю, цалую.

І. ФЕФЕР.

Сардэчна віншую вас, дарагі Іван Дамінікавіч, жадаю здароўя і радаснай творчасці на карысць нашай радзімы.

Давід ГОФШТЭЙН.

А вот что писал жене Геннадий Шведик из эшелона, который приближался к фронту: «Сёння даведаўся, што памёр Янка Купала. Гэта было так, быццам я даведаўся, што больш ніколі не ўбачу месяца ў нябёсах. Мы ж так прызвычаіліся, што ён існуе, што ён ёсць, гэты блізкі і сардэчны чалавек! Ці даўно мы пілі з ім віно ў Чэбаксарах!»

Еврейский поэт Айзик Платнер в стихотворении «Ля помніку Янку Купалу» писал:

Стаіць тут пясняр Беларусі Купала

І сочыць нядрэмна за бегам часоў,

Ніводнае слова яго не прапала

І хутка жыццё аднаўляецца зноў.

А дальше:

Паэтава сэрца ніколі не схлусіць,

Яно, як набат, да змагання заве.

У прошлым і даўнім маёй Беларусі

Нямоўкнае сэрца Купалы жыве…

…Бываюць пачуцці – як чыстыя росы,

У кропельцы кожнай па сонцу гарыць.

Я вельмі шчаслівы, бо мне давялося

У адным пакаленні з ім жыць і тварыць.

(перевод А. Вольского, П. Макаля)

Выдержка из статьи Платнера «Памяти белорусского народного поэта»:

«Янка Купала – любимый поэт всех народов нашей Родины. Он принадлежит всем и является большим другом всего трудового человечества».

В годы войны, гневно осуждая неслыханные в истории издевательства фашистов над беззащитными людьми на оккупированной советской земле, Янка Купала в незаконченной им балладе «Дзевяць асiнавых колляў» пишет:

Іх вывелі, дзевяць маіх беларусаў,

Іх вывелі, дзевяць яўрэяў маіх,

Зямлі беларускай людзей сівавусых,

Людзей непавінных, мне родных, блізкіх.

Насколько великий поэт земли белорусской был глубочайшим гуманистом и убежденным интернационалистом, настолько кипела в нем ненависть к фашистам – смертельным врагам всех народов Земли. И это явно выражено и в незаконченной балладе.

Стихи, посвященные Янке Купале, встречаются также в сборниках известных еврейских поэтов Белоруссии Гирши Каменецкого, Зямы Телесина и Хаима Мальтинского.

* * *

Судьба и этапы жизненного пути белорусского народа во многом совпадают с судьбой и этапами жизненного пути многих народов бывшего Советского Союза, и поэтому поэзия Янки Купалы, выразителя дум, чувств, чаяний и желаний своего народа, близка не только белорусам, но и русским, украинцам, узбекам, латышам, евреям, особенно тем, которые проживают в Белоруссии, и многим другим народам. Всё это лишний раз доказывает, что великие творцы литературы и искусства принадлежат не только своему народу, но и всему человечеству.

Григорий РЕЛЕС

(публикуется по газете «Авив», Минск, № 5, июль 1992)

У ізраільскім Ашдодзе на плошчы Янкі Купалы ўсталяваны памятны знак з надпісам па-беларуску і на іўрыце  21.12.2015 15:36

Некалькі слоў па тэме і не

У 1998 г. мяне зацікавілі яўрэйскія матывы ў творчасці беларускіх пісьменнікаў. Натрапіўшы на верш «Жыды!..» Янкі Купалы (1919 г.), я заўважыў, што ў адных крыніцах ён падаецца з купюрамі, у другіх – без, і апошні варыянт не зусім-такі юдафільскі…. Незалежна ад паважанага Рыгора Львовіча Рэлеса, z’’l, напісаў артыкул для ізраільскай рускамоўнай газеты. Яна надрукавала яго толькі праз год з лішнім… і пад чужым прозвішчам (асобнае дзякуй рэдактару Школьніку за ідыёцкую «рэкламу» майго допіса на 1-й паласе, прыкладна такую: «Янка Купала – антисемит?»). У 2000 г. заходзіў у рэдакцыю таго тэль-авіўскага выдання: пераемнік Школьніка не перапрашаў, аднак прапанаваў выказацца пра Купалу і «яўрэйскае пытанне» яшчэ раз, крыху змяніўшы змест… Што ж, пачакаў яшчэ год, і ўлетку 2001 г. артыкул «Купала и евреи» з’явіўся ў «Еврейском камертоне». Пазней публікацыя з газеты была прадублявана на сайце беларускага зямляцтва ў Ізраілі, і на мой сціплы опус нечакана cталі спасылацца навукоўцы – напрыклад, д-р Гімпелевіч з Канады – і ненавукоўцы. Увосень 2007 г. карэспандэнтка «Нашай Нівы» спрачалася са мною наконт адносін Купалы да яўрэяў. Увесну 2012 г. артыкул часу майго студэнцтва ўвогуле справакаваў «літаратурны скандал» у мэрыі Ашдода: Намеснік мэра ад фракцыі «Наш дом Ашдод» менаваў мяне «вядомым літаратуразнаўцам» (ім я ніколі не быў) і даводзіў, што не трэба спяшацца называць плошчу ў горадзе імем Купалы…

Да 125-гадовага юбілею Янкі Купалы ў беларуска-яўрэйскім бюлетэні «Мы яшчэ тут!» я надрукаваў радкі, якія крыху ўдакладняюць сказанае ў вышэйпададзеным Рэлесавым артыкуле 1992 г.: «Гірш Рэлес успамінаў у 2003 г.: да Купалы ў 1930-я любілі хадзіць маладыя пісьменнікі, у т.л. яўрэйскія, гулялі з ім у шахматы (радзей) і ў карты на грошы (часцей). Прычым яны рэгулярна нешта выйгравалі: бадай, не таму, што гаспадар не ўмеў гуляць, а таму, што на справе падтрымліваў “моладзь”». Між іншага, вельмі добра адгукалася пра беларускага класіка і слынная паэтка Рахіль Баўмволь – у час адзінай нашай сустрэчы ў Іерусаліме.

Стрымана стаўлюся да беларускага пасольства ў Ізраілі, якое часта ўводзіла мясцовых жыхароў у зман, але ініцыятыва з плошчай, якая ўмагчыміла ўсталяванне мемарыяльнага знака ў снежні 2015 г., яўна была не найгоршай з пасольскіх ініцыятыў. Купала заслугоўвае памяці ў розных краінах свету, і кожны візіт на яго малую радзіму ў Вязынку (40 мінут на электрычцы ад Мінска) грэе мне сэрца.

Вольф Рубінчык,

г. Мінск, 21.12.2015

Размещено 23.12.2015

Leave a Reply