К 125-летию Cоломона Розенталя, врача и шахматиста

Вольф Рубинчик для belisrael.info

В книге «Люди и шахматы. Страницы шахматной истории Петербурга-Петрограда-Ленинграда» Якова Длуголенского и Владимира Зака (Ленинград, 1988) несколько абзацев были посвящены шахматисту, который в свое время переехал в город на Неве из города на Немиге. О нем сказано так: «Почти 20 лет шел к званию мастера доктор медицинских наук Соломон Конрадович Розенталь (1891–1946). Свой шахматный путь он начал во Всероссийских турнирах любителей (1911 г., 4-5-е места)… В 1929 г. он переехал в Ленинград. Когда в 1933 г. здесь состоялся турнир сильнейших первокатегорников, в нем участвовал и Розенталь. Согласно условиям, победитель получал звание мастера. Победителей оказалось двое: И. Зек и С. Розенталь. Матч между ними окончился со счетом 7:3 в пользу Розенталя. Осуществив свою юношескую мечту, 43-летний доктор оставил шахматы и полностью посвятил себя науке». Легенда правдоподобная, но… многие детали хромают.

Во-первых, неправильно показаны годы жизни С. К. Розенталя. В этом вопросе не вижу оснований не доверять авторитетным сайтам chessgames.com и biografija.ru: родился будущий мастер в Вильно 29 июля (10 августа по новому стилю) 1890 г., а умер в Минске 18 ноября 1955 г. Таким образом, в 2015 г. Белорусская федерация шахмат могла бы – если бы захотела – отметить его 125-летие и 60-летие со дня смерти.

Во-вторых, свой шахматный путь С. Розенталь начал раньше 1911 г., и к мастерскому званию шел минимум четверть века. В 1925 г. А. Я. Герцык вспоминал о дореволюционном кафе Венгржецкого в Минске 1907-1910 гг.: «В этот период впервые начали выступать теперешние минские игроки – Д-р Розенталь и братья Касперские, также и др… Из них больше всех подавал надежды выдвинувшийся тов. Розенталь, который быстро прогрессировал, играя со мной, братом и другими. Все же, все они были игроками 2-3 категории». Научился же С. Розенталь шахматам еще раньше – «на школьной скамье» (см. «Шахматы в СССР», № 4, 1934), т. е. в самом начале ХХ в. Пока не ясно, кто его научил играть и в каком году он перебрался из Вильно в Минск, но очевидно, что именно в Минске С. Розенталь добился немалых успехов – и до революции 1917 г., и в 1920-е гг., когда он вернулся в столицу БССР из Харькова, где работал в инфекционной больнице (1918–1921 гг.).

В-третьих и в-четвертых, переехал в Ленинград врач не в 1929 г., а на два года позже, и оставил шахматы не сразу после матча с первокатегорником Ильей Зеком… Но обо всем по порядку.

Всероссийский турнир любителей 1911 г. в Петербурге – лишь одна строка в «послужном списке» С. Розенталя, который представлял тогда Минск (кстати, Могилев представлял любитель Сурнин). Во время обучения в Гейдельбергском университете (до 1913 г.) С. Розенталь не раз выступал в соревнованиях Германского шахматного союза. Не была провальной его игра в побочном международном турнире в Гамбурге (1910) – 6-7-е места. Еще строки – городские турниры в Гамбурге (1910), Карслруэ (1911) и Гейдельберге (1912, 1-е место), побочный международный турнир в Бреславле (1912, 2-3-е места с мастером Карелом Громадкой).

Благодаря полученному до революции 1917 г. опыту, в Минске 1920-х гг. Соломон Розенталь был почти бесспорным лидером среди игроков-практиков. «Почти» – потому, что в городских первенствах его время от времени опережал Антон Касперский. Зато в чемпионатах БССР Розенталь неизменно занимал высокие места, несмотря на профессиональную загруженность (в 1921-1931 гг. работал в 3-й советской больнице и в кожной клинике БГУ, входил в Научное общество минских врачей). В минской газете «Звезда» 11.07.1925 Родион Шукевич-Третьяков отмечал у Розенталя «редкую выдержку, отличную технику, богатые комбинационные способности, глубокое понимание позиции». «Как всегда, солидно ведет свои партии Розенталь», – писал обозреватель ленинградского журнала «Шахматный листок» (№ 20, 1928) о 4-м чемпионате БССР.

Из четырех личных чемпионатов республики, проведенных в 1920-е гг., Розенталь участвовал в трех. Он выиграл два первых турнира (1924 и 1925 гг.), а в 4-м фактически оказался бронзовым призером, отстав на пол-очка от лидеров, один из которых, мастер Абрам Модель, выступал вне конкурса. Не ударил бы С. Розенталь лицом в грязь и в 3-м чемпионате БССР (1926 г.) – призеры Выгодчиков, Блюмберг и Тышлер были ему «по зубам». В августе, незадолго до начала чемпионата, Розенталь, если верить «Шахматному листку», еще давал согласие на участие, но, вероятно, занятость в клинике всё же не позволила ему выступить. Тем не менее, даже формально утратив звание первого шахматиста республики, Розенталь был приглашен на чемпионат СССР как представитель советской Беларуси («Шахматный листок», № 18, 1927)!

В таблице 5-го чемпионата мы не найдем фамилии Розенталя, он не поехал в Москву. Его место – и право «покорить Союз» – фактически досталось кандидату на участие, 16-летнему Михаилу Ботвиннику. Дебютант выступил удачно, поделив 5-6-е места, и был замечен спортивными властями в лице Николая Крыленко. С 1927 г. начался взлет молодого ленинградца – именно тогда он стал мастером. Кто знает, как сложилась бы судьба М. Ботвинника, не будь минский врач так занят? Кстати, приглашали С. Розенталя и на съезд Всероссийского шахматного союза в Петрограде 1923 г. (в рамках съезда состоялся 2-й чемпионат СССР). Однако, как сообщала «Звезда» 19.08.1923, «из-за перегруженности работой не поехали на съезд ВШС Р. Шукевич-Третьяков (в турнир сильных любителей), С. Розенталь – в турнир маэстро».

К 1927 г. одну попытку прославиться во всесоюзном масштабе С. Розенталь всё-таки сделал. В 1924 г., выиграв 1-й чемпионат БССР с блестящим результатом 10 из 11, опередив мастера Федора Дуз-Хотимирского на очко, он вместе с ним отправился из Минска на 3-й чемпионат СССР в Москву… и провалился, заняв 15-е место из 18 (набрал всего 5 очков). В том соревновании Дуз опередил его на 3,5 очка. Наверное, это был сильный удар по самолюбию Розенталя, и в дальнейшем он явно отдавал преимущество местным турнирам. Бросать клинику на несколько недель ради того, чтобы оказаться внизу таблицы – стоила ли овчинка выделки? Кстати, его коллега из Киева д-р Федор Богатырчук, который в чемпионатах СССР 1923-24 гг. входил в пятерку лучших, а в 1927 г. даже завоевал первенство Союза вместе с Петром Романовским, также с трудом совмещал врачебную практику с выступлениями на выезде. Между тем Богатырчук был сильным мастером, а Розенталь – только сильным первокатегорником. Если бы в то время существовала категория «кандидат в мастера», то он, вероятно, попал бы в нее.

По свидетельству московского журнала «64» (№ 14, 1925), Соломон Розенталь и Антон Касперский были утверждены шахсекцией как участники IV Всесоюзного шахсъезда, но… 11.09.1925 «Звезда» горевала: «Жаль, что в чемпионате СССР не смог поучаствовать чемпион БССР т. Розенталь». После провала 1924 г. С. Розенталь выбрался в Москву лишь осенью 1928 г. – на личное первенство ВЦСПС, где поделит 3-4-е места с будущим гроссмейстером, 20-летним Вячеславом Рагозиным. Это был относительный успех, который уже не мог поощрить 38-летнего любителя к штурму новых высот.

Розенталь еще победит в довольно сильном чемпионате Минска 1929 г., а затем сыграет в четвертьфинале чемпионата СССР (Одесса, 1929; 3 победы, 2 поражения, 2 ничьи), но затем вновь сделает перерыв в «спортивной карьере». До ленинградских турниров 1933 г. сведений об этом шахматисте почти нет. Лишь в начале 1934 г., убедительно выиграв матч у Ильи Зека (+5-1=4), Розенталь наконец-то станет мастером, но проносит это звание лишь полтора года.

Между прочим, Самуил Вайнштейн в журнале «Шахматы в СССР» (№ 10, 1933) cсылался на мнения «авторитетов» перед матчем: мол, Зеку звание мастера присуждать рановато, а Розенталю – уже поздно. И. Зек (1911–1941), хоть и выигрывал малый чемпионат Ленинграда (в 1928 г.), мастером, увы, так и не стал. Перед Великой Отечественной он переехал из Ленинграда в БССР, играл в минском турнире первокатегорников летом 1940 г. Если верить книге «Люди и шахматы» (и статье Вадима Файбисовича 2006 г. на e3e5.com), И. Зек погиб в первые дни войны под Брестом.

Важно подчеркнуть, что в 1934 г. С. Розенталь еще не собирался отказываться от участия в соревнованиях. «Шахматы в СССР» (№ 6, 1935) упоминают турнир в ленинградском Доме печати, где первым вышел зарубежный гость, венгерский маэстро Андре Лилиенталь. Розенталь остался в середине таблицы (5,5 очков из 11), с Лилиенталем свел вничью. Однако этот результат не посчитали успехом. Через пару месяцев после турнира, летом 1935 г. Всесоюзная шахматная секция посчитает, что Розенталя – как и некоторых иных советских мастеров, в т. ч. витебчанина Силича – нужно перевести назад в первокатегорники. Сорокапятилетний мастер не станет перечить этому, мягко говоря, спорному решению – да и был ли смысл перечить? Он еще отметится в первенстве ВЦСПС в начале 1936 г. (в базе на chessgames.com хранятся партии С. Розенталя с Владимиром Макагоновым и Ольгой Рубцовой), но после нескольких туров выйдет их турнира и прекратит выступления в серьезных соревнованиях. «Птенцы Крыленко» стали на крыло – и немолодой уже специалист, согласно с лозунгом эпохи, даст в шахматах «дорогу молодым». Впрочем, ему было чем заняться: в 1937 г. С. Розенталь защитил докторскую диссертацию. Во второй половине 1930-х гг. он заведовал кожной клиникой Ленинградского кожно-венерологического института, затем – кафедрой кожных и венерических болезней Ленинградского стоматологического института. Полагаю, что шахматы доктор наук навсегда не оставил – всё же много энергии потратил на них ранее – и в вольные минуты садился за доску, во всяком случае, с коллегами.

На 1930-50-е гг. выпадают важнейшие разработки С. К. Розенталя как медика; профессионалы и теперь с благодарностью вспоминают его имя. В 1938 г. вышла его монография о заболеваниях кожи, основанная на докторской диссертации, с 1949 г. он работал над использованием люминесцентного анализа в дерматологии и иных сферах медицины. По информации с сайтов biografija.ru и pusk.by, С. Розенталь выполнил более 80 научных работ… Его популярные брошюры по вопросам профилактики заболеваний выходили по всему Советскому Союзу. Возможно, его и наше счастье, что не стал С. Розенталь каким-нибудь инструктором шахсекции.

В одном из выпусков журнала «Сибирское медицинское обозрение» за 2003 г. говорилось о том, что первым заведующим кафедрой дерматовенерологии Красноярской государственной медицинской академии был именно С. Розенталь, эвакуированный в 1942 г. из Ленинграда: «Несмотря на трудные условия, он организовал кафедру, оснастил ее необходимыми учебными пособиями (таблицы, муляжи)». По словам автора статьи В. И. Прохоренкова, С. Розенталь «в 1943 г. с открытием Дороги жизни на Ладожском озере вернулся в Ленинград на прежнее место, где и продолжал работать до конца жизни». Это не совсем точно, ведь умер С. Розенталь в Минске – к сожалению, не знаю, в каком году и при каких обстоятельствах он покинул Ленинград после войны.

В научно-производственном журнале «Разработка и регистрация лекарственных средств» (ноябрь 2013 г.; статья доступна на pharmjournal.ru) К. Гусев и О. Калинина воздали должное препарату «Жидкость Розенталя» и сделали вывод: «в течение 15 лет (с 1935 по 1950 гг.) С. К. Розенталь с учениками разработал весьма эффективное лекарственное средство для лечения ран, жирной себореи и алопеции, не утратившее своего значения до настоящего времени».

И всё-таки дорог мне «шахматный» аспект деятельности профессора медицины. Примечательно, что в 1920-е гг. С. Розенталь не только играл в турнирах и матчах (с А. Касперским, Ф. Дуз-Хотимирским…), но и делился своими знаниями с менее опытными белорусскими любителями. Например, не отказывался давать массовые сеансы, а в 1929 г. сыграл консультационную партию «живыми фигурами» в минском цирке. Вел кружок в клубе медсантруда («Звезда», 02.11.1924). Комментировал свои партии – и в 1920-х, и в первой половине 1930-х. Даже не создав в Беларуси своей «школы», он оказал важное влияние на большую группу шахматистов БССР. Очевидно, в победе белорусской команды на всесоюзном чемпионате СФК (Москва, 1927) есть и заслуга С. Розенталя, хоть он и не выступал за ту «молодежную» сборную. Он как бы связал дореволюционное поколение (братья Касперские, А. Герцык, Р. Шукевич-Третьяков…) с послереволюционным (В. Силич, И. Мазель, Г. Вересов, Г. Тышлер…) – а затем скромно «отошел в тень».

Перевод с белорусского выполнен по книге: Рубінчык В. З гісторыі Беларусі шахматнай. Мінск: Шах-плюс, 2012. С изменениями и дополнениями.

Rozental

На рисунке 1920-х гг. неизвестного автора – С. К. Розенталь.

Приложение (партии Соломона Розенталя)

С. Розенталь – А. Розеншайн (чемпионат БССР, Минск, 1924)

1.d4 Kf6 2.Kf3 e6 3.e3 b6 4.Cd3 Cb7 5.Kbd2 c5 6.0-0 Фc7 7.c3 Kg4. Преждевременная атака. Следовало закончить раньше развитие. 8.h3 h5 9.hg hg 10.Ke5 d6 11.Cb5+ Kpd8 12.Kg4 f5 13.f4. Белые отдают фигуру обратно, стремясь скорей отбить атаку и самим перейти в наступление. 13…g5. Но и черные «ведут свою линию». 14.fg Фh7 15.Kh6 Ch6 16.gh Фh6 17.Кf3 a6 18.dc! Отдавая фигуру, но форсируя выигрыш. 18…ab 19.Фd6+ Kpe8 20.е4 Фg6 21.Cg5 Kc6 22.Ke5! Фg7 23.Фe6+ Ke7 24.Фd7+ Крf8 25.Ce7+ Kpg8 26.Фe6+ Kph7 27.Лf5. Сдался. Примечания С. К. Розенталя.

Беларусь шахматная. Год 1925», Менск, 2011. С. 3).

С. Розенталь – А. Модель (чемпионат БССР, Минск, 1928)

1.е4 Kf6 2.e5 Kd5 3.d4 d6 4.Kf3 Cg4 5.Ce2 Kc6 6.0-0 е6 7.с4 Кb6 8.ed cd 9.Ka3 Ce7 10.Ce3 0-0 11.Kd2 Ce2 12.Фe2 Cf6 13.Кb3 Лe8 14.f4 Лc8 15.Лad1 Фe7 16.Кс1 Ка5 17.b3 e5 18.Фf2 ed 19.Сd4 Cd4 20.Фd4 d5 21.Kb5 Kac4 22.bc Лc4 23.Фf2 Лe4 24.Kc3 Лc4 25.Kd5 Kd5 26.Лd5 Фс7 27.Кb3 Лc2 28.Лd2 Лd2 29.Фd2 Лd8 30.Фf2 b6 31.f5 a5 32.f6 a4 33.Kd2 g6 34.Фе3 b5 35.Ke4 Kph8 36.Фh6 Фb6+ 37.Kph1 1:0.

(«Зьвязда», 24.11.1928)

И. Зек – С. Розенталь (10-я партия матча, Ленинград, 1934)

1.е4 е6 2.d4 d5 3.e5 c5 4.Фg4 Кс6 5.Кf3 cd 6.Cd3 Kge7 7.0-0 Кg6 8.Лe1 Cd7 9.a3. Предотвращая Кb4 и готовя b2-b4-b5. 9…Фс7 10.Фg3 0-0-0 11.b4. Следовало играть 11.Сg6 и 12.Kg5. 11…f6! Этот ход демонстрирует необоснованность последнего хода белых. Если 12.ef, то Сd6. Размен на g6 вынужден, т. к. необходимо ослабить давление на е5. 12.Сg6 hg 13.c3. В поисках контршансов на линии «с». Но черные уничтожают эту возможность. 13…d3 14.Kh4. Белым плохо. Если 14.Фg6, то fe. 14…Ke5 15.f4 g5 16.fe Лh4 17.Фd3 Ce7 18.g3 Лe4. На первый взгляд энергично, но на самом деле усложняя себе задачу. Проще было отступить ладьей. Дважды брать белым на е4 здесь нехорошо, потому что было бы Сс6, Фd7 и Фd5 с разносом. 19.Се3! Ле5 20.Кd2 Kpb8 21.a4 Ce8 22.Фd4 b6 23.Леc1 Tf5. Чтобы ввести в игру ладью с помощью e6-e5-e4 и Ле5. 24.Фd3 g4 25.Kb3 Лh5 26.Kd4 Cd7 27.a5. Начиная действительно атаковать. Но черные успели подготовить контрудар. 27…Лdh8 28.ab Фg3+. Просто, но неожиданно для белых. 29.Kpf1 Лh2. Сдался. Примечания С. К. Розенталя.

(«Шахматы в СССР», № 4, 1934)

Опубликовано 10 августа 2015, 00:08

Leave a Reply