О еврейских погромах, мифы о евреях и др. материалы

 

Максим Горький: О евреях  Предисловие и публикация Семена Гольдберга 

 
 

№ 50


СТАТЬИ В СЕТЕВОМ ЖУРНАЛЕ “ЗАМЕТКИ ПО ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ”

   № 26    25 марта 2003 г.
 

Евгений Беркович родился в 1945 году. Окончил Московский государственный университет, кандидат физико-математических наук. По профессии математик, имеет более 150 научных работ в области прикладной математики и кибернетики. С 1995 года живет в Германии, работает в крупной немецкой фирме по разработке прикладных программных систем. Параллельно со своей основной специальностью уже давно изучает еврейскую историю и еврейские традиции. Его статьи на эти темы печатаются в русскоязычных изданиях Германии, США, Франции, Израиля. Автор книг “Заметки по еврейской истории” (первое издание: издательство “Алекспресс”, Ганновер, 2000, ISBN 3-00-006096-0, второе издание: издательство “Янус-К”, Москва, 2000, ISBN 5-8037-0051-7) и Банальность добра. Герои, праведники и другие люди в истории Холокоста. Заметки по еврейской истории двадцатого века (М.: Янус-К, 2003. Твердый переплет. 390 с., с илл., ISBN 5-8037-0143-2). За заслуги в сохранении и развитии русской культуры и средств массовой информации за рубежом избран членом Американской гильдии русских журналистов. Более подробно об авторе можно узнать из интервью, данного автором корреспонденту денверской газеты “Горизонт”, а также из другого интервью, опубликованному в “Еврейской Старине”.

 
Антисемитизм высоколобых       № 95  апрель 2008 г
 
 

МИФЫ О ЕВРЕЯХ

— Какую роль сыграли евреи в истории России?
— Вопрос в том, что называть историей России. Если говорить о ее экономике, культуре, интеллектуальном капитале, то евреи сыграли очень значительную роль в этой истории, во много раз превышающую их относительно малую численность в такой большой стране. Дело в том, что исторически евреи — народ с высоким уровнем образования. В России конца 19 века, например, 85% населения было неграмотным — это было очень точное понятие, так называли людей, которые не умели расписываться. А те, кто умел расписываться, читать по складам, считались «малограмотными». Евреи тогда составляли примерно 4% населения России, но процент грамотных среди них составлял не менее 50-60%. Поэтому понятно, что в интеллектуальной элите евреи занимали очень заметное место — наверное, 25-30%. Особенно много их стало ближе к 20-му веку, когда продвинулся процесс интеграции евреев в русской культуре и общественной жизни. А первоначально евреи ни в чем не участвовали, они подвергались дискриминации, с одной стороны, и жили своей замкнутой жизнью, с другой. После отмены крепостного права, когда начался процесс эволюции общества, пошло бурное развитие капитализма, начался также и процесс интеграции евреев в русскую культуру, экономику, науку, медицину, общественную жизнь… Во всех этих сферах участие евреев стало значительным.

— И евреи сделали революцию?
— Евреи не делали ни Февральской, ни Октябрьской революции. Евреи активно участвовали в становлении гражданского общества, у которого произошел конфликт с властью. К началу 20 века Россия переживала системный кризис власти, и все передовое общество было настроено оппозиционно. Так же были настроены и евреи — в той мере, в которой они участвовали в политической жизни России. Значительная часть их продолжала жить своей замкнутой жизнью в местечках, массы евреев жили впроголодь в черте оседлости, заботились о том, как прокормиться, им было не до революций. Среди еврейских интеллектуалов многие симпатизировали сионизму, а сионисты ориентировали своих приверженцев на создание своего государства в Палестине, а не на участие в политической жизни России.
Из тех еврейских интеллектуалов, которые активно стремились к преобразованию российских порядков, большинство принадлежало к партии кадетов или близким к ним партиям, то есть они были сторонниками демократических реформ, а не революции. Значительно меньшая часть еврейских оппозиционеров участвовала в революционных партиях, которые были расколоты на разные течения — большевиков, меньшевиков, эсеров, анархистов и пр. Во всех этих группах определенную долю составляли евреи. Эта доля была больше, чем доля евреев в населении России, но примерно соответствовала их доле в городском населении, а если говорить о руководящем слое, то доле евреев в образованной части населения.
Ни одна из этих партий не участвовала в Февральской революции. Февральская революция — это бунт высшего эшелона дворянства и армии против царя, который потерял всякое представление о реальности, находился под подавляющим влиянием Распутина и вел страну к катастрофе. Желая спасти монархию и государство, высшие генералы и правые лидеры Государственной Думы устроили заговор и заставили Николая Второго отречься от престола. Ни один еврей во всем этом не участвовал и не мог участвовать, так как ни в верхнем эшелоне армии, ни в верхушке Государственной Думы их не было. Заговорщики думали, что спасают отечество, но фактически разбудили стихию. Началась анархия, которую новая власть не смогла сдержать.
Евреи получили от Февральской революции определенные выгоды — они стали равноправными гражданами страны. Это потому, что всем гражданам было дано равноправие: были отменены сословные привилегии, введено всеобщее и равное избирательное право, офицерам запретили бить солдат и т.д., так как в основу новой власти были положены принципы демократии. Конечно, большинство евреев с энтузиазмом встретило эти преобразования. Но длилось это недолго. Уже в октябре 1917 года власть захватила банда большевиков. В их числе было и небольшое число евреев, но 90% еврейской элиты России восприняли большевистский переворот как катастрофу и активно выступили против него. Например, в январе 1918 года собралось всенародно избранное Учредительное Собрание. Большевики, как известно, его разогнали. Так вот, из пятнадцати ораторов, выступивших на первом и единственном заседании Учредительного Собрания против большевиков, четырнадцать были евреями.
Если бы лидеры Февраля оказались на высоте тех задач, которые перед ними поставила история, то есть сумели бы удержать власть и привести Россию к демократии, то никому бы в голову не пришло говорить о том, что евреи сделали эту революцию. Наоборот, их бы обвиняли в том, что они принимали в ней слишком малое участие. Но так как все это провалилось, и надо было искать виновных, то нашлось много охотников свалить вину на евреев. То же самое и с большевистским переворотом. Даже Солженицын признает, что Октябрьский переворот ничего не дал евреям, а отнял у них то, что они получили в результате Февраля. Но, тем не менее, он называет Октябрьский переворот «ленинско-еврейской революцией». И Распутиным, с точки зрения Солженицына, вертели евреи, использовали его влияние на царя в своих целях. Тогда спрашивается — зачем же им было свергать царя, если царь все делал по воле Распутина, которым управляли евреи? Тут — как матрешка — открывается слой за слоем, нелепость за нелепостью.

— Есть теория, что евреи разрушили и Советский Союз…
— Теорий очень много, они возникают постоянно. Как только что-то не получается, нужно искать виноватого, евреи для этого идеально подходят, так как нужные для этого мифы готовы, их не надо изобретать, надо лишь слегка модифицировать. Антисемитизм — это вранье. Ничто другое антисемитизмом не является. Можно не любить евреев, как и любую другую группу населения — этническую, религиозную, еще какую-то. Нельзя заставить любить. Если кто-то не любит евреев — то на здоровье! У евреев есть свои недостатки, как у отдельных личностей, так, вероятно, какие-то недостатки есть и у группы в целом. О них можно и нужно говорить, евреям это пойдет только на пользу. Иное дело вранье, нагнетание страха и ненависти.
Антисемитизм — оружие обоюдоострое. Что это означает для русского человека? — То, что Россия ни в чем не виновата, она всегда права, всегда хороша, но у нее есть враг, который ей гадит. И вот, вместо того, чтобы решать свои проблемы, вылезать из пропасти, тычут пальцем в евреев или, скажем, в кавказцев. Ничего, кроме вреда это России принести не может, особенно в эпоху духовного кризиса, который она переживает уже много лет.
Мы знаем, кто развалил СССР — три человека собрались в Беловежской Пуще, чтобы избавиться от Горбачева. К счастью, ни одного еврея среди них не было. А если бы и оказался кто-то из них евреем, что бы от этого изменилось? Надо сильно не уважать, даже презирать свой народ, чтобы думать, что такую махину могла развалить ничтожная группа чужаков. Союз распался, потому что исчерпал себя. За 70 лет коммунистического режима он осточертел всем, в том числе и русскому народу. Да, он вроде бы был «первым среди равных», только ничего хорошего народ от этого первенства не имел. Пострадала от распада Союза партийно-государственная элита, оттуда и пошло шипение — евреи, евреи… Потом среди так называемых олигархов появилось несколько евреев, стали валить все на них. Пол Хлебников, американский журналист, опубликовал список 100 богатейших людей России, после чего его сразу убили. Евреев в его списке оказалось человек 15. Если взять тысячу самых богатых людей России, то процент евреев будет еще меньше. Учтите при этом, что в евреи теперь записывают и полуевереев, и четвертьевреев. Для антисемитов евреем становится человек, у которого что-то еврейское есть в 15-м колене, да если и этого нет, но он чем-то неугоден. Ходорковский — еврей то ли по маме, то ли по папе… — но он русский патриот. Березовский, как известно, крестился. Но их всех скопом записывают в евреи. Самый богатый человек, во всяком случае, больше всех прибравший к рукам в самом начале приватизации, был тогдашний премьер Черномырдин, но этого почти никто не помнит. А еврейские имена всегда на виду. В этом, собственно, и есть суть антисемитского мировоззрения. Один «плохой» еврей представляет всех евреев. Русский вор — это вор Ваня, а вор Рабинович — это еврей.
Мифология антисемитизма возникла еще до христианства. Она живет даже тогда, когда и евреев, как таковых, нет. Один пример. Евреев изгнали из Англии за 300 лет до рождения Шекспира. То есть, 10-15 поколений его предков не видели ни одного еврея, как и он сам. Тем не менее, Шекспир написал «Венецианского купца», создав образ Шейлока — загребущего ростовщика, ненавидящего всех и вся. Такой образ еврея существовал среди его современников.

— Каким образом в США антисемитизм удалось ввести в разумные рамки?
— Америка — демократическая страна. А в демократической стране есть свобода слова и самовыражения, люди стремятся узнавать правду и не любят, когда им врут. Средства массовой информации сыграли в этом огромную роль. Учтите еще то, что даже когда в США евреи подвергались дискриминации, они были не самыми большими париями. В наихудшем положении были чернокожие. И когда поднялась волна борьбы за гражданские права чернокожих, евреи в этом активно участвовали, поскольку не понаслышке знали, что такое быть гражданами «второго сорта». Постепенно возникла, простите за невольный каламбур, атмосфера нетерпимости к нетерпимости. Происходила эволюция взглядов, рос общий уровень культуры, понимания, скептицизма, недоверия к демагогии… Но эта борьба далеко не завершена и здесь. Недавний фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы», его невероятная популярность, показали, как много людей с жадностью хватаются за старые антисемитские мифы. Так что и в США антисемитизм — это спящий зверь, который тоже может проснуться.

— Как влияет антисемитизм на евреев более-менее понятно. А как антисемитизм влияет на иные народы?
— Крайне негативно. То, что евреев обижают, — это проблема евреев. Но то, что демагоги на этом зарабатывают политический капитал — это проблема уже не евреев, а так называемой «коренной нации». Борьба с мнимыми врагами не позволяет решать реальные проблемы, стоящие перед народом, страной.
Когда в 2000 году в США проходили президентские выборы, я очень мало симпатизировал обоим кандидатам, но все же был склонен голосовать за Альберта Гора. Но когда Гор взял к себе в будущие вице-президенты очень хорошего и милого человека, умеренного политика — сенатора Либермана, еврея, я пришел в ужас. Меня удивляло, как они оба не понимают, насколько это опасно при тех антисемитских страстях, что бушуют в современном мире. Не в Америке — ведь связка Гор-Либерман почти победила, по абсолютному числу голосов они опередили Буша и Чейни. И вот представьте себе, какова была бы реакция на ту же трагедию 11 сентября 2001 года, если бы президентом был Гор, а вице-президентом — Либерман. Как бы повернулась вся мировая пропаганда! Тот же Бин Ладен не упустил бы возможности говорить, что он ударил по Америке, потому что она в руках евреев, и этому бы поверили очень многие, думаю, что и мы с вами. Это и без того говорят, но кредит доверия, конечно, совсем иной.
Ненависть и антагонизм в мире растут. Это по-настоящему страшно. Мир нашпигован оружием. В мусульманском мире продолжается демографический взрыв, с ним связана беспробудная бедность, масса полуголодных подростков, не имеющих никакой перспективы в жизни. В Иране более половины населения — люди до 35-ти лет. Это молодые люди, очень малообразованные, с очень ограниченным жизненным опытом — им можно внушить все что угодно. Новый иранский президент — блестящий демагог — это прекрасно использует. В Турции идет очень популярный фильм: в нем американский врач-еврей, специалист по пересадке органов, вырезает у пленных мусульман внутренности и переправляет их в Израиль. Жена премьер-министра Турции демонстративно посетила этот фильм и сделала заявление о том, как он ей понравился. Фильм делали неглупые люди, они не только знают антисемитскую мифологию, но умеют ее творчески приспосабливать к новейшим достижениям науки и техники.

— Борьба с отрицанием факта гитлеровского геноцида евреев — Холокоста — еще один еврейский заговор?
— Да, это один из антисемитских мифов, относительно новых. В ряде стран Европы публичное отрицание Холокоста запрещено законом. В Германии, Австрии за отрицание Холокоста дают срок. Недавний факт: в Австрию неосторожно пожаловал англичанин Дэвид Ирвинг, один из самых известных и скандальных отрицателей Холокоста; его там арестовали, судили, дали три года. А в США такого закона нет. Первая Поправка к Конституции трактуется таким образом, что такого рода пропаганда не может быть запрещена, так как Конституция гарантирует свободу слова. Но ведь вопрос не в том, погибло ли 6 млн. евреев или «только» 5 млн. Эти «отрицатели» — они себя называют «ревизионистами» — говорят, что ничего вообще и не было, а евреи строят-де на этом свою политику и берут репарации с Германии в пользу Израиля. На базе этого мифа громоздят целую гору злобных выдумок. Те, кто знаком с этим вопросом, знают, что Израиль принципиально отказался от репараций за погибших, так как человеческая жизнь бесценна. Репарации платят только выжившим. И получают их не только и не столько евреи, а русские, украинцы, белорусы, которых угоняли в Германию, где заставляли работать в рабских условиях. Они получают небольшие пособия. Евреев среди этой категории очень мало, их ведь поголовно уничтожали.
Так вот, я обращаю внимание на то, что в ряде стран Европы отрицание Холокоста запрещено, а в Америке нет — во имя свободы слова. Но я не думаю, что из-за такого запрета в Германии меньше свободы самовыражения, чем у нас. Конечно, в Америке ни одна уважающая себя газета не опубликует статьи, автор которой отрицает факт Холокоста, ни один серьезный аналитик это всерьез не выскажет. Но сколько несерьезных! Сколько всяких сайтов, где можно лепить все что угодно. Сколько мелких организаций, которые живут в мире таких мифов, распространяют их, влияют на молодежь, на детей. А с точки зрения закона они неуязвимы.

— Не складывается ли у вас впечатление, что мир обречен повторять одни и те же ошибки и наступать на одни и те же грабли?
— Именно это и происходит, к сожалению. Наивно думать, будто антисемитизм может исчезнуть в ближайшем или даже отдаленном будущем. Но, с другой стороны, не бороться с этим нельзя. Это то же самое, что и борьба со смертью. Медицина борется со смертью, эта борьба безнадежная, поскольку рано или поздно каждый из нас умрет. Но, благодаря успехам медицины, растет продолжительность жизни, падает детская смертность, лечат какие-то болезни, которые еще десять лет назад лечить не умели. Так что игра стоит свеч.
Одна из главных ошибок цивилизованных людей, включая и тех, кто борется с антисемитской ложью, это представление о том, что достаточно один раз опровергнуть ложь, и она исчезнет. К сожалению, это не так. У английского философа Гоббса есть максима, что если кому-то выгодно, чтобы дважды два не равнялось четырем, то вопрос всегда будет оставаться спорным. Мне постоянно приходится убеждаться, насколько это точное и глубокое суждение. Если кому-то выгодно говорить, что евреи готовят мировой заговор, то этот вопрос, как минимум, будет оставаться спорным. Пример — «Протоколы сионских мудрецов». Вы знаете, что они появились в начале 20-го века, а в 1921 году было точно и с документами в руках доказано, что это подлог, легкая перелицовка памфлета на режим Наполеона Третьего. То есть «Протоколы» существуют сто лет, и уже 80 лет известно, что это фальшивка. И, тем не менее, их снова и снова публикуют, снова и снова доказывают, что все, что в них написано, правильно.

— Что вы — еврей — чувствуете, когда читаете антисемитские тексты, слушаете антисемитские высказывания и разглядываете антисемитские карикатуры?
— Это единственный аспект в моей жизни и деятельности, в связи с которым я сожалею о своем еврейском происхождении. Потому что очень многие люди воспринимают мои книги и статьи как «еврейскую» точку зрения. Вот и о книге «Вместе или врозь?» некоторые критики, причем вполне доброжелательные, писали, что это «еврейский ответ русскому писателю», хотя я выражаю не еврейскую точку зрения, а стараюсь докопаться до правды. Я занимаюсь этой темой тридцать лет. Меня авторы антисемитских текстов не раздражают, я давно уже к ним принюхался, выработал иммунитет. Я знаю, что они думают, и знаю, что они еще могут придумать. Я отношусь к этому как аналитик — вижу, откуда они берут идеи, что они добавляют от себя, где они противоречат себе и друг другу. Мне интересно разбираться в этом, как в одном из направлений общественного сознания.
Я начинал свою литературную деятельность как биограф ученых. Моя первая книга была о Николае Вавилове. Я был одним из первых, кто написал о Вавилове, о его борьбе с Лысенко, и потому основательно влез в историю «лысенковщины». И для меня вся эта ложь — лысенковский способ мышления и обращения с фактами. Что годится — то можно использовать, что не годится — того не существует, тем хуже для фактов, а если нужно и выдумать то, чего не было — выдумаем! Антисемитизм — одна из болезней ума. И многие интеллектуалы могут им заболеть.

Беседовал Джозеф МАРШАЛЛ, Washington ProFile

Семен Резник, писатель, журналист, историк. Сотрудник радиостанции «Голос Америки». Автор 15-ти книг. Его последняя книга «Вместе или врозь? Судьба евреев в России. Заметки на полях дилогии А. И. Солженицына». 

 
опубликовано в журнале “Континент” www.kontinent.org
 

Leave a Reply