Теракт у «Дольфи» 19 лет спустя

Память о мертвых лучше всего хранят живые. Ни один памятник, музей или мемориал не сделают это лучше и полноценнее живых людей и их переживаний. Несколько лет назад я познакомился с группой ребят – переживших взрыв в «Дольфи» или потерявших там своих друзей. Именно они стоят за всеми неформальными вечерами памяти убитых, которые проходят ежегодно на месте взрыва. И во время взрыва – 23:27. Мы будем там и сегодня.
Днем проходит официальная церемония, с речами и прочим официозом. Ночью приходят ребята, и молча зажигают свечи, и вспоминают 21 имя. И эта память искренней боли царапает душу больше и сильнее, чем дежурные речи не особо помнящих тот ужас присутственных людей. Настоящая память им особо не нужна – иначе тель-авивский муниципалитет не отверг бы предложение этих ребят сделать на месте снесенного Дольфинариума парковый мемориал в честь убитых. 2 года назад я сделал по их просьбе (естественно, бесплатно) этот эскизный проект – с 21 одним деревом – но муниципалитет сделал все, чтобы его не заметить…
Поэтому нам остается помнить самим. И помнить все, что связано с этим страшным убийством наших детей.
1. ИХ ИМЕНА.
Мария Тагильцева — 14 лет
Евгения Дорфман — 15 лет
Раиса Немировская — 15 лет
Юлия Скляник — 15 лет
Анна Казачкова — 15 лет
Катерин Кастаньяда — 15 лет
Ирина Непомнящая — 16 лет
Марьяна Медведенко — 16 лет
Лиана Саакян — 16 лет
Марина Берковская — 17 лет
Симона Рудина — 17 лет
Юлия Налимова — 16 лет
Елена Налимова — 18 лет
Ирина Осадчая — 18 лет
Алексей Лупало — 17 лет
Илья Гутман — 19 лет
Сергей Панченко — 20 лет
Роман Джанашвили — 21 год
Диаз Нурманов — 21 год
Ян Блум — 25 лет
Ури Шахар — 32 года
Благословенна их память…
2. «Палестинский» террор, убивающий нас уже 100 лет. Смертник-шахид, взорвавший себя с 2.5 кг взрывчатки, был солдатом иорданской армии, приехавшим к нам для теракта…Он вышел из мечети Хасан-Бек на набережной Тель-Авива – мечети, имеющей свой особый кровавый след в нашей истории. Эту мечеть специально построил там в 1916 г. турецкий губернатор Яффо Хасан Бек, на пустом месте и с одной целью – остановить расширение строительства Тель-Авива на север. Наше строительство ВСЕГДА мешало нашим ненавистникам.
Но город развивался, и мечеть вышла на «передовую» арабской войны с нами – в прямом смысле – уже с начала Войны за независимость в 1947 г. С минарета мечети арабские снайперы прицельно расстреливали жителей Тель-Авива – более 1000 человек пострадало, включая множество убитых. В 1948 г. мечеть была взята штурмом бойцами ЭЦЕЛя. Вначале там были офисы, затем здание пустовало – пока не было отреставрировано и передано обратно под мечеть…Мы любим делать широкие жесты подарков нашим противникам.
3. Но если мы хотим выжить в проивостоянии с ними, мы должны помнить и их преступления, и нашу преступную беспечность в отношении них. Волна террора, начавшаяся в 2000-м году, была прямым продуктом Ослиных соглашений и расцвета ООПовского террора еще с середины 90-х. Получившего толчок и моральный стимул от нашего позорного бегства из Ливана буквально накануне теракта в «Дольфи». Собственно, они правы – если сионисты бегут, почему бы их не преследовать?…
Но мы этого не хотели понимать. После ужаса убийства наших детей Израиль ждал ответного возмездия террористам – но Шарон отказался от решительных действий, заявив, что мы будем бороться с убийцами «силой нашей сдержанности»…тот самый «ипук», от которого до сих пор сводит скулы и сжимает кулаки до хруста в ладонях…
Перефразируя знаменитую фразу Черчилля после Мюнхенского сговора Чембелена, Шарон, выбирая между войной и бесчестием, выбрал бесчестие. И в итоге получил войну – после массового убийства в гостинице Парк уже не было выбора и пришлось начинать зачистку наследия Осло операцией «Защитная Стена».
4. Но и это нас мало чему научило. Взятый во время Защитной Стены глава Хамаса в Самарие и один из организаторов теракта в Дольфи получил 17 лет тюрьмы – но был выпущен в «сделке Шалита»…И здравствует и поныне. Непосредственный организатор, подготовивший смертника, получил 22 пожизненных срока, и неплохо проводит время в нашей тюрьме. За наш с вами счет, кстати. А его семья получает от раиса Абу-Мазена (имеющего докторат из СССР по отрицанию Холокоста) ежемесячную зарплату.
5. Наша память о погибших детях будет достойна их, когда мы научимся защищать в полной мере честь наших убитых – а лучше не создавать условий для их убийства очередной авантюрой, от недостатка национальной гордости и воли к победе. Мы до сих пор на Войне за Незавсисмость – точнее, на войне за Освобождение нашей страны, которую у нас до сих пор хотят отобрать и которую мы все также должны защищать. И мы не можем продолжать выбирать «ипук» и бесчестие. Ничего нового это нам не принесет, кроме новой войны.
Михаил Лобовиков, 01.06.2020  22 час.
От ред. belisrael
25 ноября 2018, оказавшись  в кибуце Гиват Бренер, я сделал снимки похороненнных там на альтернативном кладбище Лианы Саакян и Марьяны Медведенко.

 

Опубликовано 02.06.2020  11:46  Обновлено 02.06.2020 18:13