Меры изоляции: влияние на общество

Как меры изоляции влияют и еще повлияют на наши повседневные привычки

21 мая 2020
дезинфекцияПравообладатель иллюстрации GETTY IMAGES

Карантин, социальное дистанцирование, работа из дома, походы в супермаркет в маске, вечеринки в Zoom – все это уже полностью изменило наш обычный ритм дня, и это только начало больших перемен, которые произойдут в каждой стране и в каждом обществе.

Би-би-си поговорила с учеными-социологами и ознакомилась с первыми исследованиями о том, как пандемия влияет на нашу повседневную реальность.

Пять стадий локдауна

Глава Австралийской ассоциации психологов Мария Коллинз в своей статье перечисляет пять основных стадий, которые переживают люди в карантине или на самоизоляции. Эта шкала несколько отличается от традиционных стадий принятия горя, которые в 1969 году вывела доктор Элизабет Кюблер-Росс – “отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие”.

Стадии коронавирусной изоляции, по мнению Коллинз, выглядят так: “недоверие (отрицание), гнев, грусть, принятие и надежда”.

В первой стадии, которую большинство из нас пережило в середине и второй половине марта, люди, пишет Коллинз, просто отказывались принять тот факт, что им нужно резко изменить свои привычки и ограничить свою жизнь по причине, которая им даже не видна.

Недоверие сменяется гневом на то, что твой привычный образ жизни уже разрушен, и ты ничего – вообще ничего – не можешь с этим сделать. Этот этап изолированные и изолировавшиеся люди в целом уже тоже пережили.

ЛондонПравообладатель иллюстрации GETTY IMAGES Image caption 
Вид вымерших улиц – один из самых тяжелых психологических эффектов от локдауна

 

Третью стадию – грусть – распознает любой, когда вспомнит, как смотрел в окно на пустую (хотя обычно очень оживленную) улицу, проходил мимо закрытых на неопределенный срок магазинов, видел в соцсетях, что коронавирус – до того момента абстрактный – затронул кого-то из знакомых.

В стадии принятия, по шкале Марии Коллинз, находится сейчас большинство из нас. Новые повседневные ритуалы стали привычными. “Мы достигли той точки, когда принимаем новую реальность и соглашаемся с ней, будь это работа из дома или домашнее обучение наших детей. Или пережили все последствия увольнения с работы и теперь ждем поддержки от властей”, – пишет она.

А вот пятая стадия, оптимизм, начинается с ослабления карантинных мер. “В стадии принятия нервная система стабилизируется, и тогда организм начинает выделять адреналин, люди становятся более креативными и продуктивными, у них хорошо начинает работать рациональное мышление”, – объясняет Коллинз.

Однако до полного снятия локдауна еще далеко, а последствия кризиса будут ощущаться годами – и это уже сказалось и неизбежно скажется на нашем повседневном поведении.

Бедные и богемные. Кто нарушает карантин

Социологи, психологи, социальные антропологи и другие ученые, изучающие человеческие практики, сейчас сами признают: они только в самом начале большого исследования. К тому же событие, которое они исследуют, происходит прямо сейчас, а все эксперты точно так же ограничены в своих свободах, как и все, кто находится в изоляции. Поэтому ответов на многие вопросы еще не существует, есть только первые наблюдения.

Например, карантинные меры нарушают во всех странах. Полиция реагирует на это предупреждениями и штрафами. Социолог, приглашенный профессор Высшей школы социальных наук в Париже Александр Бикбов говорит, что есть два типа людей, которые идут на эти нарушения сознательно.

полицейскиеПравообладатель иллюстрации GETTY IMAGES Image caption 
Запрещающие проход полицейские в защитных масках – еще один символ этой весны

 

“В буржуазных кварталах люди не просто выходят, чтобы купить продукты, но стоят кучками и общаются. И это любопытно: от образованной публики можно ждать большей дисциплины и сознательности”, – говорит Бикбов.

По его словам, особенно хорошо это было заметно в старшей возрастной группе: люди воспроизводили свои многолетние сложившиеся практики: выходили, например, в булочную за привычным круассаном. Держать обязательную дистанцию друг от друга они совершенно не считали обязательным.

Социолог называет это “свободой умереть с удовольствием” и вспоминает, как после терактов в кафе и ресторанах в 2015 году были люди (во французском языке для них есть определение “буржуазная богема”), которые организовали целую кампанию за то, чтобы не бросать ходить в рестораны даже несмотря на опасность новых терактов.

“Это пренебрежение опасностью, и изменение жизненного стиля воспринимается такими людьми как как угроза утраты своей буржуазной идентичности”, – говорит Бикбов.

Вторая группа – это жители неблагополучных окраин больших городов, и они фрустрированы по другим причинам. Они заперты в своих многоэтажных районах, лишены заработка. И меры по ограничению их жизни они слышат не от врачей, а от властей или полицейских, с которыми они находятся в состоянии постоянной вражды.

И поэтому, даже если меры разумны, бедные не хотят их выполнять просто из чувства протеста к людям, которые и в обычной жизни им постоянно что-то запрещают, бьют дубинками и арестовывают за нарушения.

Как правильно выгуливать пакет

Декан факультета фундаментальной социологии Московской высшей школы социальных и экономических наук (“Шанинка”) Виктор Вахштайн в беседе с Би-би-си обращает внимание, что в нашей повседневной жизни и так постоянно происходят изменения, в ней появляются новые ритуалы.

“Всего двадцать лет назад мы бы увидели человека, который идет по улице, что-то громко говорит и жестикулирует – и мы бы перешли от него на другую сторону. Сейчас же мы просто понимаем, что он использует беспроводную связь в своем телефоне, – говорит Вахштайн. – Сейчас, когда мы выходим из кафе покурить, мы разными способами показываем официанту, что не собираемся уйти, не заплатив: оставляем одежду, демонстрируем пачку сигарет в руке. Когда в кафе можно было курить, необходимости в таких ритуалах попросту не было”.

Он говорит, что сейчас под угрозой находится, например, культура рукопожатий. На западе они не имеют большого значения, достаточно просто сказать “привет”, но в России – это важная часть повседневного взаимодействия. И даже если люди умом понимают, что надо держать дистанцию, от другого человека можно заразиться – и собеседники не жмут друг другу руки, то этого все равно остается негативный осадок. Ведь они не выполнили важный ритуал, демонстрирующий уважение друг к другу, проявление дружбы и хорошего отношения.

доктор абдулла абдулла и толпаПравообладатель иллюстрации GETTY IMAGES Image caption 
Культура рукопожатий тоже полностью меняется: мешает социальное дистанцирование

 

Культура встреч, говорит Вахштайн, тоже меняется прямо сейчас и довольно сильно. Уже сейчас собеседники предпочтут средства видеосвязи личной встрече. И когда ограничений станет меньше, а кафе возобновят работу, то многие продолжат свое взаимодействие онлайн – просто из соображений безопасности.

На замену привычным ритуалам тут же приходят новые. Речь даже просто о том, как человек идет по улице. Стало меньше машин – и люди более расслабленно переходят дорогу. Появляться на улице без пропуска или разрешения нельзя под угрозой штрафа – и люди “выгуливают пакет”, как если бы они выгуливали свою собаку. Демонстративно неся этот пакет с символикой сети супермаркетов, они показывают, что вышли из дома за необходимыми продуктами и никакого нарушения карантинных мер в их поведении нет.

Даже у “зум-вечеринок”, когда друзья или коллеги вместе проводят время по видеосвязи, появились свои ритуалы. Вахштайн приводит в пример своих студентов, которые придумали “дринкинг-гейм”.

вечеринкаПравообладатель иллюстрации GETTY IMAGES Image caption 
Самые модные вечеринки 2020-го года во всем мире выглядят примерно так

 

Если в кадре из квартиры участника вечеринки появляется домашнее животное, ему нужно сделать один глоток. Если пропала связь – тоже один глоток. Если в ход вечеринки вмешивается близкий человек или родственник ее участника – надо сделать два глотка. Если близкий человек случайно появляется в кадре неодетым – напиток надо выпить до дна.

Онлайн-вечеринки, чужие похороны

Индийский стартап Colive помогает своим клиентам найти первое в их жизни самостоятельное жилье. Как правило, речь идет о современных квартирах с общей кухней, где в каждой из комнат живет человек. Обычно это – студенты или выпускники вузов. С началом локдауна Colive рассказал, что больше всего изменилось в жизни его клиентов.

Они лишились традиционных и очень любимых рукопожатий и объятий при встрече. Их заменило лишь слово “привет”.

Им пришлось изменить рацион. Если раньше они отдавали предпочтение недорогой уличной еде, то сейчас она исчезла – кафе и рестораны закрыты. А к походам в обычный супермаркет добавились новые ритуалы: ношение масок и дистанцирование от других людей.

Разумеется, прекратилось все личное общение за пределами дома. Молодые люди стали гораздо больше использовать телефоны и видеосервисы. По ним также больно ударила невозможность проводить выходные так, как они привыкли.

Британская инвестиционная и страховая компания Legal&General подготовила отчет (сделан на основе опроса двух тысяч человек), из которого следует, что после объявления локдауна структура расходов у людей поделилась на четыре основные категории: продукты, алкоголь, онлайн-развлечения и хобби.

На эти категории люди стали тратить на 10% больше, чем до введения карантинных мер – в среднем 107 фунтов в неделю.

Но общие потребительские расходы с марта сократились на 31,9 млрд фунтов. Многие люди сокращают расходы, даже если они сохранили работу и зарплату в полном объеме. Практически до нуля сократились расходы на еду на вынос, которую обычно покупали офисные работники в обеденный перерыв, и на фитнес – спортзалы не работают.

Девушка совершает пробежку в ЛондонеПравообладатель иллюстрации GETTY IMAGES Image caption 
Самым популярным видом физической нагрузки в Великобритании стал бег: других видов спорта почти не осталось

 

В исследовании Legal&General говорится, что взрослые в среднем стали тратить на 20 минут больше на индивидуальные занятия спортом – как правило, речь идет о пробежках в парке. На телевидение, стриминговые сервисы и игры опрошенные стали тратить на 2 часа 22 минуты в неделю больше, чем до локдауна. На общение с помощью средств видеосвязи – больше, чем на 2 часа в неделю.

Британское региональное издание New Post Leader приводит результаты опроса, который провел интернет-провайдер Hyperoptic. На основе интервью с 2 тысячами респондентов он составил топ-50 развлечений жителей страны на карантине. Первые три места занимают просмотр сериалов, онлайн-шоппинг и видеоконференции с родственниками. На 23-м месте – виртуальный поход в зоопарк, на 27-м – совместный просмотр фильма с друзьями (каждый в своей квартире), на 49-м и 50-м месте – наблюдение за чужими свадьбами и похоронами (в опросе не уточняется, каким именно способом).

Полный распад и тотальная пересборка

Последствия карантинных мер с точки зрения ежедневной жизни любого гражданина будут настолько же огромными, насколько и непредсказуемыми.

Профессор антропологии в колледже Нью-Джерси Джордж Лидер в своей статье для журнала Sapiens вообще пишет о том, что карантин и меры социального дистанцирования являются ударом по основам цивилизации. Потому что на протяжении всей эволюции люди, напротив, объединялись для роста и развития.

Есть и менее глобальные ожидания: из-за увеличившегося потребления алкоголя британские медики ждут взрывного роста обращений с болезнями печени. Их также беспокоит то, что у людей появилась привычка начинать пить спиртные напитки до окончания виртуального рабочего дня или в его процессе.

Американские СМИ беспокоятся, что последствием пандемии станет рост неравенства и связанных с ним конфликтов. Washington Post приводит статистику, по которой из дома могли позволить себе работать 37% американцев азиатского происхождения и 30% белого населения. При этом такая возможность было только у 20% афроамериканцев и 16% американцев испанского происхождения – по ним больнее ударила безработица, и они больше рисковали жизнью, работая в сфере торговли, например.

удаленная работа с детьмиПравообладатель иллюстрации GETTY IMAGES Image caption 
Людям еще предстоит ответить на вопрос, нравится им работать из дома или не очень

 

Социолог Александр Бикбов сказал в интервью Би-би-си, что практика удаленной работы может сильно изменить повседневную жизнь после коронавируса. Он приводит данные, по которым до начала пандемии во Франции удаленно работали 25% занятых, во время пандемии их стало 85% (по России, говорит он, данные не такие точные, но на конец апреля из дома работало примерно 45%)

“Продолжится ли эта тенденция, хотят ли работники сами дальше работать из дома и менять свою привычную жизнь? – рассуждает он. – Компания, которая занимается организацией коворкингов, провела исследование, из которого следует, что треть людей, работая из дома, не могут организовать обычный обеденный перерыв, тогда как на работе он подразумевался”.

Исполнительный директор британской Legal&General Найджел Уилсон говорит, что в недалеком будущем архитекторам предстоит придумывать новую концепцию домов и квартир, предусматривая, что люди могут не только жить, но и работать, проводя там большую часть суток.

Виктор Вахштайн думает, что идея онлайн-образования себя не оправдала: “И те же самые люди, которые говорили, что сейчас для этого идеальное время, передумали и теперь считают, что сильнее удара по онлайн-образованию нанести просто нельзя”. Это произошло из-за многих факторов: от качества интернет-соединения до того, что некоторым преподавателям оказалось очень некомфортно работать без аудитории, и они это компенсировали запретом выключать видео.

Александр Бикбов предполагает, что даже когда меры социального дистанцирования будут отменены (ученые-социологи настаивают, что на самом деле это должно называться “физическим дистанцированием”), люди все равно будет по инерции продолжать опасаться друг друга и не приближаться без необходимости, а также соблюдать все меры гигиены.

Вахштайн предсказывает, что очень большие изменения коснутся московской повседневности. “Вся политика города в последние семь лет заключалась в том, чтобы вытащить людей на улицы. Создавались общественные пространства. Весь хипстерский урбанизм был на этом построен”, – говорит он.

“Сначала произойдет полный распад, а потом начнется тотальная пересборка обычных ежедневных ситуаций”, – считает ученый.

Опубликовано 24.05.2020  01:00