Category Archives: Генеалогия и поиски корней

Михаил Гамбург и его род (ч.1)

История еврейского народа в целом, а также история семей и отдельных людей – один из важнейших элементов, определяющих нашу идентичность и культуру, само существование еврейского народа. Понятно, что память о прошлом представляет собой большую ценность. Увы, к настоящему времени очень многое было утрачено, и на это есть немало причин. В одних случаях дело в нашей собственной вине, в других случаях постарались окружающие народы.

Однако определенный пласт информации удалось сохранить, и сейчас еще можно зафиксировать те моменты и фрагменты, которые находятся на грани потери. Именно с этой целью я и подготовил данный материал – чтобы сохранить хотя бы какие-то воспоминания.

Воспользовавшись возможностью, предоставленной сайтом belisrael.info и его руководителем Ароном Шустиным, расскажу то не очень многое, что я знаю об истории своей семьи, своего рода.

Мои познания в истории семьи ограничиваются во временном отношении концом 19-го – началом 20-го века. Территориально сведения относятся к Беларуси и городу Гомелю. И я могу рассказать лишь о двух генеалогических линиях из множества тех, что на мне соединились. Линии эти – Гамбурги и Василевицкие.

Менее всего у меня информации по линии Гамбургов, а по Василевицким данные несколько более подробные.

Начну по порядку.

Моя мама, Гамбург Эсфира Евсеевна, родилась в 1940 году в г. Гомеле.

Её родителей, моих дедушку и бабушку, звали Гамбург Евсей Моисеевич (1915–1955) и Гамбург (Василевицкая) Рива Моисеевна (Мовшевна) (1917–1998). Оба, насколько мне известно, тоже родились в Гомеле.

Евсей Моисеевич Гамбург, Рива Моисеевна Гамбург (Василевицкая), ее мама Мина Фалковна Василевицкая, дети: моя мама слева Эсфира Евсеевна Гамбург, ее младшая сестра Мара (Мария). 
Фото начала 50-х годов, младшая Мара 1948 г.р., а в 1955 г. – дедушка умер.

Моя бабушка Рива Моисеевна, наверное это конец 50-х или начало 60-х.


Дедушка Евсей Моисеевич (слева) с семьей своего друга Гинзбурга, это конец 40-х или начало 50-х.

Евсей Моисеевич Гамбург до войны сначала работал на заводе им. Кирова, а затем был директором Детской технической станции. Увлекался фотографией и вёл фотографический кружок в этой организации. Члены кружка делали даже цветные фотографии, что по тем временам было довольно прогрессивно, принимали участие в республиканских соревнованиях и выставках. За успешную работу в 1939 г. дед был награжден именными часами.

Именные часы дедушки, чудом, наверное, сохранились, пусть и в нерабочем состоянии.

О его родителях знаю мало. По семейным рассказам, отец был или раввином, или кантором. Это вполне вероятно, так как фамилия Гамбург довольно древняя, считается, что она принадлежит раввинскому роду. Мама у моего дедушки умерла молодой, когда тот был еще ребенком. Есть информация, что на берегу Сожа у нее случился тепловой удар или инсульт. Отец Евсея впоследствии женился вторично. Наверняка в семье было много детей. Мне известно, что у Евсея был родной брат Наум и сводный брат по отцу – Хаим.

Перед войной, примерно в мае 1941 г., моего деда Евсея Моисеевича забрали на так называемые большие учебные сборы (в рамках скрытой мобилизации Красной Армии для броска на Европу). В первые месяцы войны он был ранен и впоследствии комиссован из армии. Затем в 1942 или 1943 году он оказался в маленьком шахтерском городке в паре сотен километров от Москвы – был направлен «развивать Подмосковный угольный бассейн». После войны, в конце 45-го или начале 46-го, оказался в командировке в Германии – тогда в качестве репараций массово вывозили оборудование и многое другое в СССР. В середине войны он нашел мою бабушку (с моей мамой и прабабушкой), и они приехали к нему в 1944 г. после своих скитаний.

Дед был довольно любознательным и творческим человеком. Занимался самообразованием, любил читать. Знаю, что он сделал интересно сконструированный инкубатор для цыплят с электрообогревом и часовым таймером, которым успешно пользовались дома. Продолжал заниматься фотографией. В 1948 г. у них с бабушкой родилась младшая дочь. К несчастью, в начале 50-х у него появились проблемы со здоровьем (может быть, ранение «помогло»). У деда было высокое давление, а местный лечащий врач злобно говорила ему, что он «симулянт и не хочет работать», делала прочие юдофобские выпады – видимо, таким образом тоже решила поучаствовать в эсэсэровской антисемитской кампании. Дедушкин брат Хаим устроил его в московский госпиталь, но, вероятно, было уже поздно. В этом госпитале мой дед и умер в 1955 году, он похоронен на Востряковском кладбище (участок № 39).

В 2014 г. удалось найти дом прадеда Гамбурга – в Гомельском областном архиве ЗАГСа сохранилась книга регистрации браков за 1938 г. с записью о бабушке и дедушке, там значился адрес ул. Байдукова, д. 30. Ранее это была улица Белицкая, а сейчас улица Короленко. Этот дом цел, только поделен на две части для двух хозяев. Выяснилось, что он и соседние дома были построены примерно в 1900–1914 гг.

Далее расскажу о своих родных по линии Василевицких. Моего прадедушку звали Моисей (или Мовша) Борухович Василевицкий, дату рождения я не знаю. Прабабушка Мина Фалковна Василевицкая, насколько знаю, 1882 г. р., а ее девичья фамилия мне, увы, неизвестна. Прадедушка был старше прабабушки. Он имел отношение к хозяйству Ирины Паскевич, а также я слышал от родных, что он руководил мельницей.

Хаим (Хаймеер) Василевицкий

У них было много детей, что по тем временам было нормой: сыновья Борис (Борух), Лев (Лейб), Гриша, Хаим (Хаймеер), Миша, а также сестры Фаина и Ханна (близнецы), Лиза и моя бабушка Рива. Их судьбы сложились по-разному. Миша Василевицкий погиб на фронте, больше о нем мне практически ничего неизвестно.

Лейб Василевицкий

Про другого из братьев Лейба Василевицкого мне было кое-что известно, а дополнила мои знания его внучка Марина. Часть ее письма процитирую: «мой дед Лев (Лейба) – копия Моисея Василевицкого, а мой папа Марат – копия своего отца и деда (только ему говорили, что он поменьше их ростом). Мой дед после революции работал на мельнице. Но потом вступил в партию большевиков и был одним из «25-тысячников». Насколько я понимаю, он был грамотным и образованным человеком для своего времени. Воевал в гражданскую войну в армии Котовского вначале как простой боец, а затем Котовский сделал его своим политруком, и они вместе были до конца. После наступления мира Лев был председателем сразу двух колхозов в Ельском районе на Гомельщине: Чырвоны трактар и 10 гадоў Кастрычнiка (в одном из них есть музей имени Льва Моисеевича Василевицкого). Папа говорит, что, по словам его мамы Ривки (Ревекка Мордехаевна, в девичестве Кантерова), на Льва много раз покушались бандиты, но он выжил, и много раз жизнь спасал его конь. Наездник он был великолепный и вообще был физически очень сильный и выносливый (кстати, это черта всех из рода Василевицких). Затем деда перевели в Гомель на большую должность, где он и оставался вплоть до прихода немцев (был начальником Заготзерна). Свою семью он отправил на поезде в Сибирь. Папа говорит, что после всех злоключений (это уже отдельный рассказ) они прибыли в деревню Дуровка Тамалинского района Пензенской области. И там их поселили в доме у местных жителей. Жили там моя бабушка Ревекка (но для русского уха сложно произносимое имя, и ее все там называли Ивановна) и ее четверо детей, дочь Паша и три сына: Фоля, Марат и Серго. Кстати, все имена своим детям давал Лев. Когда родилась дочь (1922 г. р.), он решил ее назвать Паша, но бабушка, его мама, пошла и записала ее Песя Лейбовна. Был большой скандал, но Песей мою тетю никто никогда не называл, только Паша. Когда родился Фоля (1926 г. р.) – дед назвал его Феликс (в честь Феликса Дзержинского), и снова его мама записала внука по-своему – Фоля, и даже позвала моэля, и ему сделали обрезание. Снова был большой скандал. Поэтому, когда родилcя мой папа (1933 г. р.), дед пошел сам его регистрировать и назвал Марат (в честь французского революционера Жан-Поля Марата). В 1938 г. родился еще сын, и дед его назвал Серго (в честь Серго Орджоникидзе), снова сам ходил записывать.

Итак, жена и дети Льва Василевицкого оказались в эвакуации, а сам он оставался в Гомеле буквально за несколько дней до прихода немцев. По воспоминаниям, уничтожались все продукты и товары, чтобы не достались врагу, а затем открыли все магазины и призвали людей, остающихся при немцах, забрать себе всё. Всё оставшееся утопили в реке Сож. Затем он поехал искать свою семью (ведь точно было неизвестно, где они) и нашёл их. Привез много продуктов. Была огромная радость. Там же ему предложили остаться на партийной работе – в то время мало было таких опытных и образованных людей, тем более что он уже вышел из призывного возраста. Но дед считал недостойным сидеть в тылу, когда страна в опасности. Он написал Сталину три письмa и получил письмо с разрешением идти на фронт (за личной подписью Сталина!). Его направили политруком на передовую (кажется, он был еще и в офицерском звании), и 12 марта 1942 года Лев Моисеевич Василевицкий погиб под Ржевом. Мы пытались найти его могилу много лет, но ничего не вышло. Говорят, там была такая “мясорубка”, что хорошо, если его успели похоронить в общей могиле. Моему дяде Фоле на тот момент было 16 лет, и он написал письмо Сталину с просьбой разрешить ему заменить отца на фронте. Пришел положительный ответ от Сталина, и Фолю направили на передовую в составе зенитных войск. Папа помнит, как его провожали на фронт. Говорит, в то время он был такой гордый, что его папа (младшим детям мама не рассказала о гибели отца) и брат воюют. А сейчас думает: как мама его могла все это выдержать? Фоля воевал до победы и потом еще был в Германии в составе советских войск до 1951 года. Кстати, его кличка на фронте была “математик” – в школе его считали гением математики, и на фронте его способности очень пригодились. Вернувшись в Гомель, он окончил университет и до пенсии работал в школе преподавателем математики и физики. Сколько его помню, он был удивительно добрый, внимательный и очень скромный человек. Дети в школе его просто обожали. У него много учеников, которые благодаря ему сами стали учителями. Своими наградами и положением он никогда не пользовался – считал это унизительным по отношению к его товарищам, не вернувшимся с войны. Кстати, еще одна черта рода Василевицких – скромность (хотя и далеко не у всех!).

Тетя Паша всю жизнь проработала в Гомеле бухгалтером и пользовалась большим уважением. Дядя Серго, по рассказам очень талантливый, с великолепной памятью, но ленивый, учиться не хотел и работал маляром. Хотя очень любил свою работу и с упоением рассказывал, как он делает квартиры красивыми…».

Марат Василевицкий

А вот что из военного детства вспомнил сам Марат Василевицкий: «В эвакуации, где мы жили в колхозе, школы не было. Там был голод, и всё. Вернулись в Гомель благодаря маме, просто так до Гомеля не пускали – фронтовая полоса. Немцы стояли в городе Жлобин – это 60 км от Гомеля. Фашисты бомбили Гомель всё время. Нас военные прятали в бомбоубежище. Но это было намного лучше, чем пензенская деревня Дуровка, где был голод и жители села говорили: “эти эвакуированные на нашу голову наехали, сами не жрамши, и их кормить надо”. Как-то стоял я в деревне (мне уже было почти 9 лет, а приехал я в семь с половиной), а сзади один здоровый мужик говорит другому: “Вот дaвай я сейчас зарублю топором этого пацана, так все эвакуированные сами сбегут”. Второй отвечает: “Он уже получил эту долю”. Первый: “Какую долю?” “Его отец защищал родину нашу и погиб”. Тот, который с топором, фыркнул недовольно и пошел. Я маме про это не сказал. Она была женщина боевая и не оставила бы его в покое. Об этом эпизоде жизни я никому не говорил, чтобы маму не волновать». Кстати, сам Марат Василевицкий был в свое время довольно известным журналистом в Гомеле и Беларуси.

Михаил Гамбург, Израиль

 

Окончание следует.

Опубликовано 30.11.2017  13:28

Шуламит Шалит. Сага семьи Житницких

 

.

Разлука с матерью навечно – она похоронена в подмосковной Малаховке, разлука с сестрой Нехамой – навечно, она убита фашистами в Минске. Но за что Басе Житницкой выпала вечная разлука с оставшейся в живых девочкой, дочкой Нехамы? Родная кровь, племянница, не только живая, но и живущая в том же городе, а как будто на другой планете. Ларочка, Лариса… Сколько лет она просыпалась и засыпала с этим именем на устах… Бейся головой об стены, голоси, сотрясай вселенную – пустое, никто и ничто не поможет. Отняли дитя, вынули душу.

На земле Израиля, до нас замечено, обостряется интерес к корням собственного древа жизни. И ещё острее чувство несправедливости. Будто, прожив одну жизнь в мире неправедном, явился проживать вторую в мир абсолютной гармонии. И кто же ее находит? Может, причина поиска корней в раскрепощении духа? В возникшей близости к Всевышнему? Или земля придаёт силы? И поскольку нет ответа на вопрос, куда мы идём, осознать бы хоть, откуда пришли… Что было до нас в нашем роду? На кого похожи мы? А наши дети? Может, это – терапия души, не находящей покоя…

Бася с любимым дедом Иче

Когда Бася Житницкая решилась написать рассказ о своей жизни, она ещё не знала, во что выльется её повествование. И чем она его закончит, на какой ноте? Но забрезжила надежда, и она села писать.

 

Солдаты Житницкие – отец, сын, внук (Марк, 1923; Исаак, 1973; Исраэль, 1990)

Её внуки – все сабры, все родились в Израиле. Не сегодня, но, может быть, завтра, послезавтра и им захочется узнать, кто был их дед? И дед их деда? Она им скажет: «Вы же изучаете историю восточноевропейского еврейства… Про царя Николая Первого слыхали? Так вот, ваш прадед Мордехай Аарон Житницкий воевал в николаевской армии, был солдатом на русско-турецкой войне в конце XIX века… Воевал вместе с болгарами против турок. Плевна, Шипка – не слыхали? Можно почитать… А могу и сама рассказать. Историю вашего деда никто лучше меня не знает. Потому что, кто знал, тех уж нет. Некому больше рассказывать».

И поскольку мы уже открыли первую страничку саги семьи Житницких, признаюсь, что мне она видится в живых образах, готовым многосерийным фильмом. Судьба конкретной еврейской семьи на протяжении почти 200 лет. Известно ведь кое-что и об отце прадеда Мордхе Аарона… Он был барышником и торговал с цыганами. Чем торговал? Известно, лошадьми. И сыну хотел передать свою опасную, но прибыльную профессию. Оба, видно, крутого были нрава. Мордхе не любил все эти ночные явления цыган, называл отцовскую работу «еврейскими махинациями» и с детства хотел быть только портным. Обозлённый отец при очередном рекрутском наборе возьми да и сдай его в солдаты, что, прямо скажем, редкое, ну, невиданное у евреев явление. А Мордхе только что женился, и вот вам новый поворот сюжета!

Первая еврейка-декабристка! Красавица Нехама отправилась за мужем и следовала в обозе за полком, так что, где он, там и она. Когда швейная машинка не стучит, усадит Мордхе своих детей и, не оставляя ручной работы, рассказывает. А Юдя, Шлойме и Цодик следят за его проворными руками и слушают. И внучек Меерка, сын Шлоймы, тоже тут. Много воды утечет, пока Меерка, уроженец славного белорусского города Могилева, он же Меер, он же Марк Житницкий, оставит нам в наследство свои воспоминания – и расскажет и покажет в картинках, недаром же стал художником.

Мордхе шьет, дети и внук сидят вокруг и неторопливо вьется-течет сказ бывшего вояки.

«Когда мы шли по румынской земле, я видел много евреев в городках и местечках. Я попросил фельдфебеля отпустить меня в синагогу помолиться. Представьте себе, отпустил, с условием, что я ему на большом постое брюки починю.

В синагоге меня окружили евреи и учинили настоящий допрос. Кто я, откуда, есть ли родители, родственники и даже, как я устраиваюсь с кошерной пищей. Я им ответил, что в обозе следует моя жена. Это их так умилило, что они стали совать мне деньги для супруги…

На болгарской земле нас нагрузили патронами и велели подготовиться к ночному маршу. Мне удалось пробраться к нашему обозу. Там я горячо помолился и попрощался с женой.

…Мы бежали вперёд, спотыкаясь о трупы – то ли наших солдат, то ли турок – не знаю. Многие из наших падали, сражённые пулями, но мы не останавливались. Вдруг сильный удар свалил меня с ног. Я потерял сознание, а когда оно вернулось, то, открыв глаза, сразу увидел над собой мою Нехаму. Она плакала.

Целый год я провалялся в лазарете. Я был ранен в бок навылет турецкой пулей. Нехама сидела дни и ночи у моей постели и выходила меня…

  

 Два рисунка из альбома М. Житницкого 

Как-то в нашу палату пожаловал царь. Он запросто разговаривал с солдатами и каждому повесил на грудь медаль. Мою медаль вы видели, она в коробке с паспортом хранится…»

Тут, по воспоминаниям Марка, Юдл, сын Мордхе, ему, значит, он приходился дядей, хитро заулыбался:

– Такую медаль и маме надо было дать! Какой недогадливый царь…

Отец его смеётся, показывая белые крепкие зубы:

– У нас эта медаль с мамой на двоих!..

Отцом же Марка Житницкого был Шлойме, выучившийся на сапожника. Профессии у всех вполне еврейские, но характеры…

Слушайте дальше. Третьим сыном, как мельком сказано выше, был Цодик. Ну и биография! Как там в считалочке звучит: «сапожник – портной, кто ты будешь такой?»

У дяди Цодика имелся револьвер. Однажды вечером бабушка Нехама щипала перья. Вдруг стук в окошко. Мужской голос по-русски: «Открой, Нехама!» Бабушка вздрогнула. Перья взлетели. «Входите, Фёдор Иванович», – сказала она в темноту. Вошёл грузный городовой с пышными усами и шашкой на боку… «Где твой Цодик?» Однако не арестовывать пришёл, а предупредить. «Пусть немедленно уходит… Беда! И мой сопляк в одной компании с ним». Оказалось, что дядя Цодик настолько возненавидел самодержавие, что записался в боевую группу социал-демократической партии. И собирались они не где-нибудь, а на женской половине синагоги. Думали, там безопасно. Понятно, что вскоре их выследили, окружили, полицейский пристав замахнулся шашкой, но тут Цодик колом выбил шашку из его рук и нечаянно проломил ему череп.

Когда Цодика вели в суд, он кинулся на конвоиров, их было двое, рванул на себя их винтовки, и пока они падали и вставали, он уже подбегал к реке Днепр. Скатился с обрыва и по весеннему ледоходу, по ломкому льду, запрыгал к свободе. Но его всё-таки арестовали, этого богатыря Самсона, и упрятали в Сибирь. Дед Мордхе сидит, бывало, в одних подштанниках на кровати и ругается: «Этот жалкий воробей, этот дохлый цыплёнок полез драться с царским двуглавым орлом!» Смертную казнь заменили пожизненной каторгой. Пришёл 1917 год. Февральская революция. Под медные звуки Марсельезы открылась и камера Цодика. Восторженная толпа встречала политзаключённых. В этих объятиях Цодик и закончил свой героический путь. Умер от разрыва сердца! Ну, просто чертово невезение, говорили в семье. Не это ли  «настоящее» еврейское счастье – дожить до освобождения и упасть возле тюремных ворот, правда, по другую, лучшую сторону!  Тоже мне утешение!..

Брат же его Шлойме произнес вечно молодую фразу «но мы пойдём другим путём». И в 1905 году отправился в Эрец-Исраэль «искать лучшего места для проживания». Так он объявился в тогдашнем Яффо! Работы мало, жилья нет, постучал молоточком, походил-помаялся и спустя какое-то время решил, что в Стране Обетованной «обетует» слишком мало евреев, скучно ему! Вы только подумайте, не голодно, не жарко, а скучно ему стало! И ведь тронулся в обратный путь. Что-то он, видимо, заработал, потому что поехал не куда-нибудь, а в Париж. Устроился на обувной фабрике, вкалывал, тут строго было. И все-таки, лихая голова, вернулся в матушку Россию. Женился, дети пошли. А тут подоспела Первая мировая война. Оставив на жену пятерых орлов – один другого меньше, но все Житницкие, все крепыши – ушёл воевать. И остались кости еврейского сапожника, вояки и скитальца, где-то в прусской земле. К тому 1915 году воевал уже и дядя Юдл, третий из сыновей Мордхе. И тоже погиб… «Случайно ли во множестве столетий / И зареве бесчисленных костров / Еврей – участник всех на белом свете / Чужих национальных катастроф?». Несмотря на вопросительный знак, поэт Игорь Губерман едва ли ждет ответа. И нет его. Точнее, ответов так много, что односложно не ответишь.

Мееру было 13, когда его отец сгинул в Восточной Пруссии. Он был старшим из пятерых сирот и после трёх лет учёбы в хедере оказался достаточно грамотным, чтобы стать опорой для семьи. Его приняли рассыльным в аптеку, переименовали из Меера в Марка, а ещё через три года, в 1918-м, юный пролетарий, из тех, для кого и делалась революция, идёт добровольцем в Красную Армию.

Альбом «Из глубин памяти» – автобиографию в картинках и текстах Марк Житницкий завершил к своему 75-летию, в 1978 году. В нем более 500 рисунков 

В начале 1930 годов Марк Житницкий, отвоевав на фронте, отслужив пять лет в РККА (сегодня уже все надо объяснять, РККА это Рабоче-Крестьянская Красная Армия), поработав на лесозаводе, поменяв ещё несколько профессий, окончил и графический факультет Московского художественно-технического института (ВХУТЕИН) и возглавил отдел художественного оформления книг белорусского Госиздата. И женился на Нехаме Левиной.

Бабушка Сарра, дедушка Иче (внизу)  и родители Баси Житницкой – Гинда и Авраам 

С этого момента – новая глава в жизни Марка Житницкого и в нашей истории. Семья Житницких породнилась с не менее уважаемой, разве что чуточку более уравновешенной семьёй Левиных, где дед Иче Берл был двоюродным братом самого Менделе Мойхер Сфорима. В сериале, так ясно воображаемом мною, найдётся место и белорусскому местечку Узда и смене там властей, когда страдали и от белых и от красных, и чудесным старикам Иче Берлу и бабе Сарре, их сыну Аврааму и их невестке, любимой всеми Гинде Левиной. Гинда Тевелевна родила пятерых детей. Вот их имена: Нехама, Азриэль, Меер, Муся и Бася.

 

Родители Баси – молодые Гинда и Авраам, 1920 

Брат Азриэль (Зóля) во время Второй мировой войны был шофером у какого-то очень известного генерала, дошел до самого Берлина, потом жил в Москве. Другой брат, Меер, был мобилизован сразу после окончания школы, пропал без вести, видимо, погиб в первые дни войны. Сестра Муся была замужем за своим земляком Исааком Шацким. Из эвакуации они тоже не вернулись в Белоруссию, жили в Рыбинске. Их сыну, 10-летнему племяннику Аркадию Шацкому, дядя Азриэль привез с войны трофей – аккордеон. Аркадий стал блестящим музыкантом, композитором, руководил джаз-оркестром «Радуга». По его стопам пошла и дочь Нина, талантливая исполнительница романсов и джазовых композиций. Бася очень любила и племянницу и ее творчество, подарила мне ее диски, видеозаписи.

Гинда Левина с детьми. Слева направо: Бася, ее брат Азриэль, любимая мама и сестра Муся. Муся – бабушка известной певицы Нины Шацкой 

В 1973 году, когда Бася с детьми уже были в Израиле, в Рыбинске скончалась жившая у Муси любимая мама Гинда. Еврейского кладбища там не было, поэтому Азриэль перевез ее тело в Москву и похоронил на еврейском кладбище в Малаховке, под Москвой.

Могила Басиной мамы, Г. Левиной. Внизу – надписи в память о погибших в годы Второй мировой войны сестре Нехаме (в гетто) и брате Меере (на фронте) 

А мы вернемся к Марку и сестрам Нехаме и Басе. Итак, Марк женился на Нехаме. Бася, младшая сестрёнка Нехамы, Марка уважала, а сестру просто боготворила. И когда 30 января 1934 года у Житницких родилась девочка Ларочка, то эта любовь распространилась и на неё. Марк и Нехама были окружены друзьями, среди них было много художников, семья скульптора Бембеля, семья Гусевых… Когда они уходили в театр, в кино, Бася охотно оставалась с ребёнком. И малышка привязалась к ней.

15 сентября 1936 года старшие ушли смотреть фильм Чарли Чаплина «Новые времена», а девочки заснули. Не забудем, что Бася была всего на тринадцать лет старше племянницы… А ночью ворвались чекисты, перевернули весь дом (Бася так никогда и не узнала и не поняла, что всё-таки они искали) и увели Марка. Он осторожно вытащил из-под головки Ларисы маленькую подушечку и взял её с собой… Нехама выбежала на улицу и потеряла сознание. Бася металась от Нехамы к Ларочке. Марк получил 10 лет лишения свободы. Бася пишет: «Что значит участь Марка в масштабах «большого террора», как теперь называют сталинские репрессии тридцатых годов, когда погибли миллионы ни в чём не повинных людей? Но для его жены Нехамы и дочери Ларисы, для меня и всей семьи его жестокая участь стала частью нашей судьбы».

Поселок Ветлосян (недалеко от Ухты, в автономной республике Коми) 

А потом война. Их раскидало в разные концы. Когда в бомбёжке наступил короткий перерыв, Бася выползла из подвала, где укрывалась с мамой и сестрой, Мусей, и побежала искать Нехаму. «Лариса в бомбоубежище, её взяла семья подруги», – сказала Нехама, а сама даже спрятаться не могла, она, бухгалтер, выдавала мобилизованным деньги и дрожала за мешки, лежавшие на полу.

28 июня фашисты были в Минске. Бася оказывается в эвакуации. Где сестра с дочкой – неизвестно. Три долгих года она ничего не знает о судьбах Нехамы и Ларочки. Как только освободили Минск, буквально через две недели, Бася была там. Они оба вернутся в Минск, но первой – Бася. Ничего не зная о судьбе семьи, Марк пробыл в заключении весь срок, с 1936-го по 1946‑й.

До войны, в сентябре 1939 года, Марку удалось добиться свидания с женой и дочерью. На фотографии Нехамы 1932 года его рукой написано: «Карточка была со мною в лагере 10 лет».

Нехама Житницкая, сестра Баси – первая жена Марка. Запись внизу сделана его рукой 

Вот что Басе удалось узнать о судьбе сестры Нехамы, а я передаю с ее слов. Дочь их соседки Косаревой при немцах работала в полиции и сделала Нехаме паспорт на имя белоруски Елены. Нехама высветила волосы и ушла из гетто вместе с дочкой. Их приютила семья скульптора Андрея Онуфриевича Бембеля. Однажды во дворе Бембелей Ларочку увидела подруга хозяйки дома – Нина, жена известного белорусского писателя Петруся Глебки. Детей у них не было, а красивая Ларочка женщине приглянулась. Сам Глебка был в это время в Москве. Нина работала диктором на радио. И при немцах продолжала служить там же, но уже на оккупантов. Ларочка оказалась у неё, а за Нехамой пришли гестаповцы…

Когда фашисты стали отступать, Нина связалась с каким-то рыжим немцем и оказалась с ним в Кенигсберге, а потом и в Берлине.Главное, что узнала Бася: Нехамы нет, но Ларочка жива, и об этом она сообщила Марку. Но кое-что она от него скрыла: когда в Минск на пост генерального комиссара Белоруссии прибыл посланец фюрера гяуляйтер фон Вильгельм Кубе, еврейская девочка Ларочка Житницкая, чью мать убили фашисты, встречала генерала цветами. Эту фотографию на обложке минского журнала Бася мне показывала. Но волнение и ужас были так велики, что сама мысль переснять это изображение не пришла мне в голову… Осталась же в моем архиве настоящая фотография Ларисы той поры, в том же наряде, что и на потрепанной журнальной обложке. 

Эта милая еврейская девочка в белорусском национальном костюме, Ларочка Житницкая, вручала цветы фашистскому генералу фон Кубе

Из Берлина Нина Глебка пишет в Минск жене писателя В. Вольского: «Раньше я спасала Лару, а теперь она спасёт меня». Мол, всё, что она делала, имело целью спасти еврейского ребёнка. А у Петруся Глебки был добрый друг, всесильный Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко – депутат Верховного Совета, секретарь ЦК компартии Белоруссии. На военно-транспортном самолёте «были вызволены из неволи» жена и дочь знаменитого белорусского писателя. Об их возвращении Бася и её мама узнали от писателя Михася Лынькова, жену которого, Хану Абрамовну, вместе с сыном тоже убили фашисты.Гинда Тевелевна и Бася тут же отправились к особняку Глебки, на улицу имени Розы Люксембург. Постучали в калитку. Им открыла… Ларочка. Она бросилась к бабушке и тёте Басе, как будто потеряв дар речи – и только молча обнимала их и целовала. Пройдёт немного времени, и она перестанет их замечать.Нину Глебку никто не тронул, хотя весь город знал о её службе у немцев. Более того, и сам Глебка, сидя в Москве, тоже знал об этом. Значит, знали и органы, но и его почему-то не тронули.Бася и её мать ложились спать и вставали с одной мыслью, как подступиться к Ларисе. В дом их больше не пускали. Они искали её на улице. Однажды Бася увидела её. Девочка шла в магазин, опасливо озираясь. Догнала: «Почему ты нас боишься? Ведь мы любим тебя!» – «Мне мама наказала, чтобы я не смела видеться с вами, – сказала она тихо. – Теперь я её дочь… Сейчас я полная белоруска и ничего общего с вами у меня нет». И убежала.

Марк Житницкий в ссылке. Ветлосян (Ухта, Коми АССР), 1943

Марк вернулся. Из его дневника: «В сентябрьский дождливый день 1946 года я с волнением постучал в маленький одноэтажный домик моей тёщи. Мне открыла молодая девушка, которая назвала себя Басей…» Когда она села напротив, он стал в её фигуре и лице искать черты сестры, его любимой Нехамы.Первая встреча с Ларой. Калитка оказалась незапертой. Лара болела и что-то рисовала в кровати.

– Ой, папа!

Она его узнала! Ему показалось или он видел слёзы в её глазах? Он напомнил ей об их свидании в 1939 году. Она насупила брови и тихо сказала: «Всё помню…»

О, сколько унижений вынес этот сильный и гордый человек. Глебка все свои доводы сводил к одному: у Марка нет условий, чтобы взять к себе дочку. Неожиданно для себя самого, Житницкий сказал, что есть условия. Он женился на Басе, сестре своей покойной жены.

Пока шёл разговор, Нина то и дело бегала в соседнюю комнату, пока оттуда не донёсся голос Лары: «Не уйду отсюда! Хочу здесь жить!»

Когда он попытался увидеться с Ларой в школе, она при всех выпалила: «Вы мне не отец и никогда им не будете!..»

Как он не умер тогда? Вышла завуч и резко отчитала его. В городе висели афиши фильма с названием «Где моя дочь?» Кто-то сделал приписку «У Глебки».

С Марка сняли судимость. В дом входить нельзя, в школу нельзя. И Бася и Марк пытались увидеть Лару украдкой. Стоит красивая девочка на углу своей улицы и продаёт ягоды. Новая «бабушка» послала. Марк издали любовался ею. «Схвачу в охапку, суну в машину и увезу в Москву…»

Но кто он и кто эта волчица?

Нине Глебке было тревожно, мало ли что может учинить этот Житницкий, но тут ей опять улыбнулось счастье: 3 марта 1949 года Марка Житницкого арестовали вторично. Да, Бася, у которой был жених, её сверстник Гриша Канторович, не могла остаться равнодушной к страданиям Марка. Судьбы Лары и Марка вытеснили всё. Она страдала вместе с ним, как она сказала, «всеми его болями». Вернувшись из особняка, он передал ей тамошний разговор. Вы, мол, женитесь, и мачеха будет издеваться над Ларисой. И тогда он выпалил, что если женится, то только на Басе, а Бася ведь воспитывала ребёнка с пеленок… И Бася кивнула головой: она готова выйти замуж за Марка. Так муж ее сестры Нехамы стал ее мужем. Он был старше на 20 лет, а она любила другого…

Четыре месяца его держали в тюрьме, потом этап… Енисей и бессрочная ссылка в Игарку. Исачку, их сыну, Исааку Житницкому, было тогда полтора годика. Бася колебалась недолго, конечно, надо ехать к Марку. Однако брать с собой такую кроху страшно. Ведь не куда-нибудь – за полярный круг, в зону вечной мерзлоты! Но ведь Марк уже потерял дочку. А теперь его оторвали и от сына. И она стала складывать кисти и краски. Ещё одна еврейская «декабристка».

Северные олени. Бася с Исачком в Игарке, во время второй ссылки Марка 

Исаак выучил еврейскую историю там, в Игарке. Заключённые выдирали из толстых старинных книг прозрачные листы-прокладки, скручивали из них цигарки, а под ними оказывались великие творения мастеров – Микельанджело, Рембрандт… Царь Давид, Моисей, все герои еврейской истории ожили для мальчика именно там, в краю снегов и оленей. Марк хорошо знал историю и давал разъяснения и жене и сыну.

Марка Житницкого реабилитировали в 1956 году. Они вернулись в Минск, получили квартиру в Доме художников. Через два года родилась дочь, Алла.

Лара вышла замуж за выпускника консерватории Игоря Демченко. Пока Житницкие были в далекой Игарке, мать Баси встретилась с ним. Очень милый человек. Приняли нормально. Обменялись фотографиями. Ту, где маленькая Лара прижимается к маме, к Нехаме, Игорь подарил жене на день рождения. А та, где Игорь, Лара и их старший сынишка Саша, пошла на Игарку. Но с Ларой сближения не получалось.

Нехама с дочерью Ларисой, 1939. На обороте Марк Житницкий написал:

Через стены моей темницы, через тайгу и горы, через необозримые дали, через огненный вал войны – мои мысли с вами, мои дорогие! 30 января 1944. Ухта.

В 1969 году Житницким прислали вызов из Израиля, ещё через два года Исаак, уже известный отказник, активный участник сионистского движения, привозит в Израиль всю семью. Провожая Исаака, его друг Эрнст Левин написал: Как старый Ной, я нашей рад разлуке. / Наш дальний берег ближе с каждым днём. / Возьми же первый камень суши в руки / И поцелуй, сказав ему «Шалом».

У Исаака трое детей – Исраэль, Иегуда, Лиат. У Аллы было четверо – Янив, Зеэв, Ифтах и Гидон. Я видела фотографию Баси с внуком Исраэлем. В армейской форме он похож на моего сына.

Бася с семьей сына Исаака 

20 лет спустя Бася поехала в Минск. Подруга передала, что один из сыновей Лары просил её адрес в Израиле. Снова искорка надежды. Надежды на что? Жизнь-то почти прожита. Она не поехала – полетела!

Встретились. Бася рассказывала о жизни в Израиле, о выставках работ Марка, показала альбомы, изданные известным издательством «Масада». Тема Катастрофы европейского еврейства была одной из главных тем художника. Не слишком разговорчивая, на сей раз и Лара приоткрыла душу…

Глебка умер в 1969 году. Нина Глебка судилась с Ларой за наследство. Произнесем это еще раз: Нина Глебка судилась с Ларой! С этой целью она представила суду настоящую метрику Лары: вот написано, кто её настоящие мать и отец…

Лара пошла в церковь, чтобы поставить поминальную свечку по маме Нехаме. Бася ей объяснит, что и как делают у евреев…

Бася привезла больному Марку письмо. Лара писала: «Сложная штука жизнь. Каждому она отмеряет свою долю радостей, огорчений и испытаний, но, пожалуй, Вам досталось больше других. Очень жаль, что всё так получилось, жаль, что есть в этом доля и моей вины».

Марк Житницкий (1903-1993), очень сильный физически и богатый духовно человек. Несмотря на все испытания и страдания он сумел дожить до 90 лет! 

Марк медленно, осторожно положил открытку во внутренний карман пиджака. С левой стороны, поближе к сердцу…

В эпилоге Бася пишет, что по возвращении домой она послала Ларе гостевой вызов. И в ноябре 1992 года Лара приехала в Израиль вместе с младшим сыном Славой. «Я старалась показать им всю нашу страну… И гости были восхищены увиденным». Во всем и на всем была рука Баси.

Марк к тому времени находился уже в доме для престарелых, с очень хорошим уходом, жить ему оставалось менее полугода, но в эти дни у него был какой-то особенный, необыкновенный душевный подъем – он ждал этой встречи, этой возможности обнять свою дочь всю жизнь. Лариса была его раной, его болью. Исаак привез его домой. Их сфотографировали вместе – Марк Житницкий в первый и единственный раз со всеми своими детьми – Аллой, Ларисой и Исааком. Даже на снимке, обнимая Ларису, он смотрит не в объектив, а на ее профиль, как будто не веря в реальность происходящего.

Марк Житницкий со всеми своими детьми незадолго до смерти. Слева направо: Алла, Марк, Лариса, Исаак. 1992 

Слава произнес то, о чем думали все: «Это должно было произойти давно!» Очень скоро, в апреле 1993-го, Марка Житницкого не стало.

Брат и сестра в Яффском порту. Исаак встретил Лару в Израиле как родного человека. 1992 

В самом начале нашей истории мы сказали, что когда Бася Житницкая решилась написать рассказ о своей семье, о своей жизни, она ещё не знала, во что выльется её повествование, на какой ноте она его завершит. Ее книга «Жизнь, прожитая с надеждой», вполне готовый сценарий, заканчивается, как мы видели, почти счастливо. Она вышла на иврите и на русском языках. Были волнующие презентации. Моя радиопередача состоялась еще до публикации книги.

И вдруг…

В конце 2003 года Бася Житницкая, жившая тогда в Рамат-Гане, получает письмо из Иерусалима: «Уважаемая госпожа Житницкая! В отдел «Праведники Мира» израильского мемориала Холокоста «Яд ва-Шем» обратилась Глебко (так в письме – Ш.Ш.) Лариса Петровна с просьбой посмертно отметить почетным званием «Праведники Мира» свою приемную мать Глебко Нину Илларионовну, а также Дедок (Бембель) Ольгу Анатольевну, которые в годы нацистской оккупации помогли ей спастись…»

Мою радиопередачу о семье Житницких слышала и бывшая минчанка из Ашдода Евгения Григорьевна Неусихина. Она пишет, что училась в той же школе, что и Лариса, но она младше ее года на четыре, и сама однажды была свидетельницей, как отец Лары и ее бабушка приходили в школу, и как она гнала их, не хотела ни видеть, ни выслушать. «Придя домой, – пишет она, – я рассказала об увиденном своим родителям, и тут мой отец рассказал маме, что Нина Глебка во время немецкой оккупации выступала по радио с агитационными речами «за независимую Беларусь под эгидой Великой Германии» и входила в группу белорусской интеллигенции, сотрудничавшей с фашистами. Она выдала немцам мать Лары и, уверенная, что уже никто ей не помешает, оставила девочку у себя… По словам моего отца, только очень высокое общественное положение поэта Глебки спасло его жену от репрессий за профашистскую деятельность. Несколько лет мы ничего больше не слышали о семье Марка Житницкого, хотя и вспоминали, время от времени, эту трагическую историю».

Вот вам и «счастливый» конец! Есть у меня и ответное письмо отдела «Праведники мира» мемориала «Яд ва-Шем» Ларисе Петровне, очень вежливый и обстоятельный, хотя наглую ее просьбу (ну, а как мне ее назвать?!) не удовлетворили…

– Где Вы черпаете силы? – спрашивала я совершенно обескураженную Басю. Она только пожимала плечами.

– Мы же не можем знать, может, кто-то подговорил Ларису, соблазнил какими-то выгодами. Не хочется думать, что про ее «идею» знали муж и сыновья, такие симпатичные люди…

В этом вся Бася. Повидавшая и пережившая столько зла, свою душу сохранила чистой.

Я подарила ей томик стихов Сары Погреб, она вернулась позднее ко мне с этой книжкой и показала мне отчеркнутые карандашом слова:

Разлука – жестокая сила.

Дохнёт, и зови – не зови.

Но тайно и явно просила,

И чудо мне явлено было

Живучей, как корни, любви…

Такой «живучей» была и ее любовь – к родным, о которых она написала, к далеким и близким, к друзьям, к Израилю. Сильный характер, открытая душа…

Бася была еще жива, когда внезапно умер ее внук Гидон, сын Аллочки и Виталия. Это случилось через десять дней после автомобильной аварии. Он получил травму, но быстро пришел в себя, не пожелав даже показаться врачу, ездил в университет на занятия, а на десятый день старший брат нашел его в кровати бездыханным. Врачи постановили, что оторвался тромб. Но Бася, обожавшая его, к счастью, наверное, для себя, об этом не узнала. Она скончалась от болезни Альцгеймера, такого медленного затухания сознания, 18 апреля 2011 года, пережив Марка на 18 лет. Оба ушли в самом начале пасхального праздника.

Их дочь Аллочка, миниатюрная, красивая молодая женщина, в своем прощальном слове о матери старалась говорить спокойно и сдержанно, а потом, подняв вдруг глаза к темнеющему небу, произнесла: «Мамочка, пригляди там, на небесах, за нашим мальчиком».

Альманах “Еврейская Старина” №2(69) 2011 г.

.

 Впервые опубликовано в газете «Новости недели» (приложение «Еврейский камертон»), Израиль, 09.06.2011.
.
Опубликовано 24.07.2011  13:06
Обновлено 25.06.2021  03:33

Владимир Палей: «Архивы не горят»

 

Роман Янушевский

Рано или поздно все мы задумываемся о корнях, пытаемся так или иначе разузнать о  своих предках. Двадцатый век, как и девятнадцатый до него были богаты событиями, поэтому вы вряд ли встретите скучные семейные истории, скорее, много изломанных судеб. Столько всего переплелось – погромы, революции, войны… Глобализация началась в первую мировую войну, втянув в свою воронку миллионы жизней. А что человеческие судьбы? Они что перышки. История разбрасывается ими, как ей вздумается. Война в школьном учебнике уже не страшна, потому что смерть там предстает оптом, безымянными солдатами. Но у всякого горя есть лица, так же, как и у всякой радости. И каждая семья проживает свою маленькую историю. Владимир Палей – один из тех, кто помогает ее восстановить, насколько это возможно, извлекает всеми забытые имена из пыльных архивов, помогает желающим познакомиться со своими предками. В общем, он – архивный генеалог.


Расскажи, как ты пришел к тому, чтобы заниматься генеалогией, тем более на профессиональном уровне?

– Пожалуй, по наитию, как и все происходит в жизни. Будучи ребенком родителей-технарей, впитав логическое мышление с молоком матери, лет до десяти меня вообще не интересовали такие абстрактные вещи, как литература, история, искусство.

А в десять лет я влип в историю в буквальном смысле слова. Потому что исторические рассказы и логическое мышление слишком часто входили в противоречие друг с другом. Так, пытаясь найти ответы на образовавшиеся вопросы, я очень сильно увлекся историей, естественно, сначала историей России, потому что это ближе, понятнее.

И с сожалением я обнаружил, что даже в условиях семидесятых годов двадцатого века в Советском Союзе было очень сложно найти какую-то объективную информацию о той же Киевской Руси. Ведь все исторические книги писались, исходя из марксистского подхода о ничтожности роли личности в истории.

Вскоре я понял, что гораздо проще восстанавливать ход событий по биографии правителей: киевских князей, московских царей, и тут же начал систематизировать всю собранную информацию по периодам правления того или иного монарха. Сходу возник вопрос, почему они руководили государством именно в такой порядке, а не в ином. Ответ лежал на поверхности – по праву наследования. Соответственно, для того, чтобы понять, кто, откуда и куда, нужно было составить родословную.

Позанимавшись некоторое время родословными всевозможных правителей, сначала Руси, потом всех остальных европейских государств, а затем и всех остальных неевропейских государств, в какой-то момент я подумал – почему я знаю родословные каких-то монархов, которые ко мне не имеют никакого отношения, но не знаю своей собственной. Это случилось как раз в тот момент, когда я перешел к изучению древнеиудейского и древнеизраильского царств. Так образовалась матрица, и где-то лет с двенадцати-тринадцати я занялся генеалогией собственной семьи, успев многое восстановить, застав еще в живых старших родственников.

– Насколько ты преуспел в этом, до какого колена продвинулся?

– В те годы немного, где-то на четыре поколения, лет на сто-сто пятьдесят. Я считал, что это очень скромно, но с другой стороны, тогда, при советской власти, не было доступа в архивы.

Поэтому когда я в 1992 году совершенно случайно обнаружил рекламное объявление – некое общество с ограниченной ответственностью «Архивы России» («АРОС») предлагает всем желающим восстановить их родословную – я откликнулся на рекламу и пришел по указанному адресу. Показал, что мне удалось собрать на основе опроса старших родственников, и сказал: ребята, хочу больше. На меня посмотрели большими круглыми глазами и сказали: понимаете, молодой человек, у вас уже больше, чем мы предлагаем нашим клиентам ПОСЛЕ архивного исследования. И пригласили меня на учредительное собрание еврейского генеалогического общества. Все было очень быстро, шел 1992 год. А с 1993 года появился реальный доступ к архивам, теперь в них можно было работать.

И вот без специального образования и особой подготовки, но так уж получилось, я быстро освоил этот специфический навык. Уже в 1995 году меня выбрали президентом общества, а в 1998 году я возглавил еврейский отдел Ассоциации профессиональных генеалогов бывшего Советского Союза. Еврейское генеалогическое общество любительское, а ассоциация – профессиональная. И вот с теми самыми сотрудниками «АРОС», к которым я пришел в 1992 году просто с улицы, мы теперь коллеги, работаем в команде. У них нет сомнений в моем профессионализме. Уже почти пятнадцать лет мы занимаемся архивной генеалогией. Потому что не только рукописи не горят, как известно, но и архивы.

– Занявшись архивной генеалогией профессионально, насколько хорошо ты изучил историю своей семьи?

– Если до попадания в архивы я знал генеалогию своей семьи где-то со второй половины девятнадцатого века, то благодаря архивам удалось проследить еще на сто пятьдесят лет – от самого начала восемнадцатого века. За эти пятнадцать лет удалось поработать почти в трех десятках архивов как в бывшем Советском Союзе, так и в Америке, Израиле, Швейцарии, Югославии, Франции.

Да, действительно сохранилось далеко не все, но существующий стереотип – какие архивы, были же войны сплошные, ничего не сохранилось – он очень далек от действительности. Никакая армия не воевала с архивами, армии воевали между собой. Многие архивы пострадали не в результате военных действий, и даже не в период войн, а в мирное время. Причем гораздо больше, чем в военное. В результате недостаточного финансирования, из-за переделов административных границ, потому что в России, так и в Белоруссии, Украине, Литве – европейской части бывшего СССР архивные документы хранятся строго по административно-территориальному принципу.

Например, если документы формировались в период губернского деления Российской империи, после чего губернии были расформированы, и образованы области в границах, которые не совпадают с границами губерний, то старый губернский архив делился. Документы передавались в новосозданные областные архивы, там, где было возможно отделить. Далеко не все, что выехало из губернского архива, доехало до областного.

Кроме того, недостаточное финансирование архивов не позволяло своевременно проводить ремонт в архивохранилищах, создавать должные условия для хранения архивных документов. Случались пожары и потопы. Ветхие дела просто разваливались, когда не было денег на реставрацию.

Насколько глубоко возможно проследить по архивам различную информацию?

– Тут очень много факторов влияет на результат. Наиболее существенный фактор – это то, что абсолютное большинство евреев приобрели фамилии всего на всего двести лет назад. До начала девятнадцатого века, как в Российской империи, так и в империи Габсбургов, и в Пруссии, и вообще в Европе все городское население, частью которого были евреи, не имело фамилий. Кроме того, абсолютное большинство евреев Российской империи более двухсот лет назад были подданными Речи Посполитой, то есть Польского государства, а в нем не проводились переписи населения.

В общем, вплоть до конца восемнадцатого века мы имеем дело с людьми, у которых нет фамилий, живущих в стране, где не проводились переписи. Глубже этого проследить их семейную историю порой представляется просто невозможным. За редким исключением потомков раввинов и законоучителей европейского Средневековья, когда семьи заботились о сохранении собственной родословной сами, не полагаясь на государство. В таком случае мы можем проследить корни вплоть до родоначальника. У кого-то он жил в пятнадцатом веке, у кого-то в десятом. Но это буквально единицы. Для девяноста девяти процентов евреев Советского Союза и Российской империи оптимальный вариант – это начало восемнадцатого века.

Если в списки первой переписи населения после раздела Польши – в российскую перепись 1795 года попадал пожилой человек, которому было лет семьдесят, значит, мы имеем дело с 1725 годом. То есть, плюс-минус первая треть восемнадцатого века – это максимум для абсолютного большинства российских евреев. Но и этого достигают далеко не всегда.

– Что собой представляет архив? Насколько там систематизирована информация?

– Естественно, доступны только систематизированные материалы. В  каждом архиве есть неразобранные дела, и благодаря ним порой возникают открытия – когда исследователь получает возможность работы с документами, еще не введенными в научный оборот.

В архивной генеалогии есть несколько пластов. Базовый уровень – метрические книги, содержащие записи о родившихся, женившихся, разведенных и умерших, а также переписи населения, которые в Российской империи назывались ревизиями, а их результаты – ревизскими сказками. Сказка – не потому что это придумано, а потому что «со сказа», то есть, записано со слов.

Плюс так называемые микропереписи: в крупных городах составлялись такие посемейные списки в промежутках между ревизиями, или между последней (десятой) ревизией 1858 года, и первой уже всероссийской переписью 1897 года. Вот и базовый уровень, благодаря которому мы можем узнать имена, даты, но ничего не можем сказать о самих людях.

Вспомогательными инструментами этого уровня являются списки учета призывников, налогоплательщиков, и прочие финансовые документы, где можно узнать имена и даты, но почти ничего о самом человеке. С этим пластом документов все просто – документы либо есть, либо нет, и если сохранились, мы можем узнать, где они имеются в наличии. Когда берешь архивное дело в руки, ты знаешь, что там находится только то, что записано. Либо это метрические записи, либо это переписи населения.

Гораздо более сложный, с заранее неизвестным результатом другой пласт документов – то, что мы называем «за пределами метрик». По существовавшей в Российской империи практике, если человек, глава семьи хотел что-либо существенно изменить в своем социальном статусе, как то: открыть торговое дело, построить вместо деревянного дома каменный, вместо маленького дома большой дом, получить лицензию на тот или иной вид предпринимательской деятельности или выделить выросшего сына в отдельный бизнес, он не мог это сделать самостоятельно, а должен был подать прошение властям.

Форма прошения была составлена таким образом, что прежде чем изложить суть просьбы, нужно сначала на двух-трех-четырех страницах представиться. «Я, такой-то такой-то, сын такого-то, принадлежу или возглавляю семью, состоящую из, прибывшую в город N тогда-то, при таких-то обстоятельствах…» В общем, описать всю историю семьи и лишь потом изложить просьбу. Если находишь такое дело, это уже не просто имена и даты.

Но здесь мы сталкиваемся с большими сложностями, потому что, во-первых, заранее неизвестно, существовало ли подобное прошение или прошения от этой семьи. Во-вторых, их никогда не собирали отдельно. Раз они подавались в губернское правление, то и хранятся среди прочих дел губернского правления, и поэтому такое прошение можно обнаружить между отчетом пожарной команды уездного города и постановлением об очередном призыве на воинскую службу. Дела губернского правления гигантские по своему объему, и все это нужно просматривать вручную, потому что ни российские, ни украинские, ни белорусские архивы не компьютеризированы и не оцифрованы.

Берешь такое многокилограммовое дело столетней – стопятидесятилетней давности и постранично его листаешь, дыша  пылью, и пытаясь разобрать каракули, которые когда-то были черным по белому, а сегодня это рыжим по желтому. Но если находишь подобное, это стократно окупает хлопоты, треволнения и весь твой труд. Ровно по Маяковскому – «из тонны шлака грамм руды» добываешь.

Есть своя специфика в разных регионах, потому что, например, Западная Украина не входила в состав Российской империи, а была частью Австро-Венгрии, и потому здесь не уместно говорить о российских ревизиях, кроме того, в Австро-Венгрии, вообще, не проводились переписи населения. Зато метрические книги там велись гораздо более пунктуально, чем в Российской империи, данные записывались каллиграфическим почерком, и как они были черным по белому, так и остались: и бумага, и чернила другого качества. Естественно, записи велись не на русском языке, а сначала на немецком, потом на польском, и затем на украинском. Но в целом, работать несколько проще.

Сложнее устанавливать родственные связи, потому что ревизская сказка дает полный состав семьи, и там уже не надо теряться в догадках, где отец, где сын, где брат – кто родственник, а кто однофамилец. Когда же ревизий нет, и есть только метрические записи, не всегда возможно точно установить степень родства. В общем, везде есть своя специфика работы, а в целом можно сказать – чем крупнее населенный пункт, в котором проживали предки наших клиентов, тем больше там сохранилось документов.

Если мы проводим архивное исследование не на основе места проживания, а пытаемся восстановить историю политически или экономически активного персонажа, то лучше начинать поиск с Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге, потому что это архив Российской империи. Но наибольший успех ожидает исследователя, когда точно известен населенный пункт проживания, а лучше рождения человека.

– Можно ли почерпнуть в архивах информацию о наших современниках?

– Важно отметить, что все наши исследования начинаются от семидесяти пяти лет назад и раньше, потому что по законам практически всех стран на этот срок сохраняется тайна личной жизни, и документы генеалогического характера не находятся в открытом доступе. Только когда они передаются на государственное хранение в открытый доступ, тогда уже можно с ними работать.

Когда мы начинали в 1992, были доступны документы досоветского периода. С тех пор прошло пятнадцать лет, открылись документы и первых лет советской власти. Но наши основные исследования приходятся на период Российской империи, и в гораздо меньшей степени на советский период. Поэтому прежде чем к нам обратиться, человек должен сам на основе опроса своих старших родственников установить место жительства семьи восемьдесят лет назад. Только тогда мы можем хоть чем-то помочь.

– Если есть желание проследить историю своей семьи, к кому можно обратиться? Стоит самостоятельно обратиться в архив и лично проверить, есть ли там нужные документы или все-таки лучше искать специалиста?

– Есть несколько возможных вариантов действий. Можно направить письменный запрос в архив. Важно только определить, в какой именно архив его направлять, потому что документы хранятся по территориальному принципу.

И хорошо если семья проживала восемьдесят лет назад в городе Киеве – как он был центром Киевской губернии, так и сейчас центр Киевской области. Тут ясно – запрос нужно отправлять в киевский архив. В Киеве есть, как минимум, три архива. Хуже, если семья проживала в уезде, который относился, например, к городу Новозыбкову, который до двадцатых годов двадцатого века был уездным центром Черниговской губернии, а теперь это районный центр Брянской области.

– Запрос должен быть конкретным, правильно?

– Совершенно верно, абсолютно конкретным. Если человек хочет получить ответ, он должен указать фамилию, имя, отчество своего известного предка, и запросить данные о нем, о его семье, о его предках. Если, например, человека звали Ицик, а сегодняшний запрос будет на имя Ицхака или Исаака, то архив честно ответит, что ни про Ицхака, ни про Исаака у него никаких данных нет. Про Ицика у них никто не спрашивал.

В населенных пунктах, которые меняли административную принадлежность чаще всего часть документов хранится в старом месте, а часть в новом. Надо писать в оба архива. Чтобы получить положительный ответ на прямой запрос в архив, данный запрос должен быть корректно составлен. Затем придется очень долго ждать, и даже получив отрицательный ответ, нет никакой гарантии, что данных действительно нет, и это не является простой отпиской.

Другой путь – можно поехать самому в архив, написать заявление на имя его директора с просьбой допустить к работе с архивными документами по конкретной теме, сидеть в читальном зале, самому изучать эти метрические книги, ревизские сказки, налоговые ведомости. Нужно иметь навыки работы с такими документами, изначально понимать, какие именно дела стоит заказывать для изучения. Где-то сотрудники архива подскажут, а где-то не смогут, не захотят, у них не будет времени. И еще невозможно ответить на незаданный вопрос. Если человек не спрашивает, то ему никто не отвечает.

Послать письменный запрос – это самый дешевый вариант, но и самый низкий результат. Поехать самому – это чуть подороже, результат будет чуть лучше, но тоже никаких гарантий, что будет исчерпывающий ответ на вопрос. Обратиться к специалисту – это самый дорогой вариант, но и ответ будет самый полный.

Практически во всех постсоветских странах или крупных регионах есть профессионалы, которые оказывают подобного рода услуги. К ним не надо ехать, им можно написать. Они есть в Белоруссии, Молдове, Литве, на Украине. Каждый из этих независимых исследователей работает в своем регионе. Есть также генеалогическая служба, находящаяся в Москве, которая работает по всей территории бывшего Советского Союза. Для нас не составляет проблемы, если часть семьи жила, скажем, в Одессе, другая – в Вильнюсе, а третья – на сегодняшней границе России и Белоруссии. Мы работаем со всеми архивами, и гарантируем, что достаем из архива все, что там сохранилось.

Прежде чем браться непосредственно за исследования, мы обращаемся к уже накопленной базе данных по тому, какие дела и в каких архивах сохранились. Естественно, не на уровне конкретных имен и фамилий, а хронологических отрезков и населенных пунктов. Так мы заранее можем честно сказать, что по такому-то населенному пункту за такой-то год не сохранилось ничего, не тратьте ваши деньги понапрасну. Или наоборот, что сохранилось достаточно много, есть смысл проводить исследования.

– Что человек получает в результате вашего исследования?

– Если речь идет о базовом уровне – метриках и ревизиях, мы предоставляем родословную схему семьи, сколько нам удалось восстановить поколений родственных связей. Всё это сводится в единую диаграмму. На каждое событие, имя, дату, родственную связь прилагаем копию архивного документа, подтверждающего сей факт.

При необходимости переводим на доступный клиенту язык. В переводе нуждаются не только русскоязычные документы для англоязычного клиента, но и часто для современного русскоязычного клиента документы, составленные на старорусском языке. Бывают бумаги на русском языке, написанные так, что кроме специалиста никто их прочесть не может. Мы работаем с документами на иврите, идише, польском, немецком, старобелорусском, украинском. Язык оригинального документа для нас проблемы не составляет, точно так же как и перевод на любой необходимый клиенту язык. Также мы предоставляем в качестве бесплатного приложения историю данного населенного пункта, происхождение фамилии, что далеко не всегда очевидно – не все лежит на поверхности.

Если мы видим, что заказчик готов проявлять интерес за пределами метрик и ревизий, и нам удается найти описание семьи или персонажей, можно и дальше продолжить исследования. В частности, мы работаем также с судебными архивами и архивами полицейских управлений. Чем более активную общественную позицию занимали представители данного семейства, тем больше документов отложилось в государственных архивах. Мы собираем абсолютно все, что сохранилось, и предоставляем эти данные в товарном виде – как в качестве диаграммы родственных связей, так и в описании наиболее ярких страниц в семейной истории.

– Во сколько клиенту обойдется эта услуга, если речь идет о минимальном наборе – метриках и ревизских сказках?

– Начиная с нуля, если человек обращается, а согласно нашей базе данных, к великому сожалению, ему уже никто не сможет помочь. Мы же приступаем к работе только тогда, когда точно знаем, что хоть что-то сохранилось.

Цена зависит также от региона, потому что тарифы на архивные услуги рознятся от места к месту. На сегодняшний день минимальная ставка  – начиная от пятисот долларов. Это такой невозвратный аванс, причем сумма едва покрывает наши собственные расходы.

– А какой потолок?

– Практически нет предела. В среднем, успешное исследование начинается где-то от двух тысяч долларов, иногда оно переваливает и за десять тысяч. Порой бывают действительно яркие персонажи – люди, которые за свою жизнь успевали семь-восемь раз поменять страну проживания и в хорошем смысле наследить своей бурной профессиональной или общественной деятельностью во всех этих государствах. Такое исследование и занимает не один год, требует больших расходов, но зато приносит солидные результаты.

Сколько времени обычно занимает исследование?

– Бывает, укладываемся в два-три месяца, но тот срок, который мы гарантируем клиенту – первый этап исследования занимает до полугода. В случае, например, с литовскими архивами официально установленный Архивным управлением Литовской республики срок ответа по существу на генеалогическое обращение – полтора года. Принципиальный ответ – есть или нет данные, они дают очень быстро, буквально в течении нескольких дней, а вот при расширенном положительном ответе, что конкретно имеется, ожидание длится около полутора лет.

– Это если обращаться к фирмам-посредникам, которые занимаются генеалогическими исследованиями, или в архив?

– Один нюанс – если обращаться в архив напрямую, вам предоставят копии найденных документов. Но никто не будет анализировать их, не станет заниматься ничем, кроме метрик и переписей, я уж не говорю о переводе бумаг на другие языки. Нашли документ, сняли с него копию, поставили печать: «Копия верна», и отправили. Лишь независимые исследователи оказывают услуги по анализу документов, переводу, составлению родословных схем и поиску биографических сведений за пределами метрик и переписей.

– Кто ваши клиенты?

– Люди, которые всерьез интересуются своими корнями и готовы платить за это. Встречаются и известные фигуры, в том числе так называемые «олигархи», но по понятным причинам, я не стану упоминать имен, они не любят рекламы.

– Сколько независимых исследователей работает на территории бывшего СССР?

– Наша ассоциация профессиональных генеалогов на сегодняшний день – это единственное объединение профессионалов в области генеалогии всего бывшего Советского Союза. Нас, если я не ошибаюсь, порядка двадцати пяти членов.

Специализирующихся в еврейской генеалогии – я возглавляю как раз еврейский отдел в ассоциации – всего пять человек. К тому же часть членов нашей ассоциации являются специалистами «в том числе и по еврейской архивной генеалогии», хотя их основным приоритетом является нееврейская генеалогия. Это не означает, что существует какая-то принципиальная разница между генеалогией еврейской, русской или украинской семьи.

Вообще, генеалогия – очень специфический вид деятельности, она требует высокой квалификации, при этом не являясь продуктом массового спроса. Быстрых денег здесь не сделаешь. Для людей, которые занимаются ею с начала девяностых, она стала не просто профессией, но и частью их жизни. Наши молодые коллеги, которые хотя и пробуют заниматься подобными исследованиями, очень быстро понимают, что это далеко не самое хлебное занятие, поэтому, к огромному сожалению, наши ряды особо не пополняются.

(Примечание: впервые материал в несколько сокращенном виде был опубликован в «Окнах», приложении израильской газеты «Вести» от 26 июня 2008 г.)          7 июня 2011

В продолжение материала получил письмо, которое публикую полностью:

Дорогие коллеги!

Хочу обратить ваше внимание на недавно появившуюся в русской Википедии http://ru.wikipedia.org статью “Еврейская община города Бендеры”
Я нашел автора статьи – им оказался совершенно уникальный 30-летний энтузиаст-любитель из Бендер, который живет в Бендерах, учится в тираспольском торговом техникуме, работает охранником на хлебозаводе.
Его корни из Екатеринослава/Днепропетровска, он сам родился в Бендерах, уже в пост-советское время успел пожить с родителями несколько лет на российском Ямале (1992-95), в собственно молдавском Аннений Ной (95-96), отслужить в приднестровской армии (1999-2001) и вернуться в Бендеры.
Его зовут Руслан Равикович (Гаврилюк)
Хочу процитировать часть нашей переписки:

Здравствуйте Владимир, во-первых, “еврейская” история города мне очень близка и интересна, так как я сам еврей, хотя мои предки и родители родились не здесь, но я здесь родился и живу и собирал сам сведения у жителей – сторожил, в книгах, описанных в статье, в синагоге, в общем достал всех, кого можно. Я просто думаю, что кроме меня это никому не надо, но все же хотел, чтобы люди знали о таком еврейском местечке, как штетл Бендеры. Я являюсь членом еврейской общины города, хотя сейчас на территории города есть только те действующие еврейские организации, которые я описал в статье. К сожалению, еврейская община и жизнь нашего города в этом плане перестала существовать, а вот самый пик расцвета еврейской общины был с 1989 по 2001 год. Был и БЕКОЦ “Шошана” (Бендерский еврейский культурный общинный центр), Синагога, Благотворительный центр “Хесед Иосиф”, Сохнут, Общество узников гетто и многие другие. Сейчас все заглохло, остались только немногие мероприятия….
Фотографировал все фото я сам, целый месяц ходил по городу, только вот до кладбища еще не добрался пока. В архивах я не работаю, просто общаюсь со знающими людьми – собирать различные старинные сведения – это мое хобби, тем более, если касается еврейства. Это и генеалогия – мои два хобби – ведь надо что-то оставить для потомков. Сейчас в городе проживает небольшое количество евреев, в основном пожилые люди, поэтому Бендеры утрачивает свое еврейское лицо, хотя когда-то до ВОВойны в городе проживали практически одни евреи (как буд-то они его и основали…)
 

Полагаю, что уже собранные и еще несобранные им материалы могут быть интересны более широкому кругу краеведов, историков и общинных работников.

Похоже, что он и сам заинтересован в общении, так как разрешил мне поделиться его контактами:
Лето 2007 г.
Бендеры домашний 3-40-14, моб. +373 68563142, e-mail rawikowitsch@mail.ru


Vladimir Paley

Древо Вольфсон. Корни Озаричи, Калинковичи, Мозырь

 
1.
АБРАМ ВОЛЬФСОН Озаричи Гомельской обл. –  …. – … Озаричи  + РОХУЛ ВОЛЬФСОН, Озаричи  – 1941, Озаричи  

1.1 ВЕЛЯ АБРАМОВИЧ ВОЛЬФСОН, 1888,  Озаричи

1.2 ФРАДА АБРАМОВНА ВОЛЬФСОН 1890, Озаричи – 1985, Калинковичи +  ИЗРАИЛЬ ХАИМОВИЧ ГАРЕЛИК 1883, д. Давыдовичи, Полесской обл. – 6.12.1969, Калинковичи

1.3 МОИСЕЙ АБРАМОВИЧ ВОЛЬФСОН 1891, Озаричи – 2.12.1959, Мозырь +  САРА ХАШЕ (ХАСЯ) МЕНДЕЛЕЕВНА БРИСКИНА – 1882,  Озаричи  – 30.11.1967,  Мозырь

1.4 ХАНА АБРАМОВНА ВОЛЬФСОН 1893,  Озаричи

1.5 ДАВИД АБРАМОВИЧ ВОЛЬФСОН 1895,  Озаричи 1942 , + СОША ЛЕЙБОВНА ВОЛЬФСОН  27.08.1900, Озаричи

(страница -3-)

 1.6 СОША АБРАМОВНА ВОЛЬФСОН 1899,  Озаричи – 27.02.1975,  Озаричи + АБРАМ МЕЕРОВИЧ ШЕРАЙЗИН 1900, Озаричи

1.7 ИДКА АБРАМОВНА ВОЛЬФСОН 1903, Озаричи – 04.08.1942, г. Гурлен Харезмская обл. Узбекистан + АВРААМ ШМЕРКОВИЧ КАВАЛЕРЧИК 1905, Старые Дороги, Белоруссия 09.07. 1942, Гурлен Харезмская обл. Узбекистан.


1,8 МАНЯ АБРАМОВНА ВОЛЬФСОН 05.07.1909, Озаричи – 13.04.1977,  Мозырь + АБРАМ МИХАЙЛОВИЧ ПАЛЕЙ 1916, Чернигов  – 1942, Сталинград (Волгоград)


1.2 ФРАДА АБРАМОВНА ВОЛЬФСОН 1890, Озаричи – 1985,  Калинковичи + ИЗРАИЛЬ ХАИМОВИЧ ГОРЕЛИК 1883, д. Давыдовичи, Палесской обл., 06.12.1969, Калинковичи

  1.2.1 ГИРШЛ ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 1913, Озаричи – 1942

  1.2.2 БРАЙНА ИЗРАИЛЕВНА ГОРЕЛИК 12.02.1914, Озаричи + МОТЛ АРОНОВИЧ БРИСКИН 16.08.1916, Озаричи – 04.1997, Натания, Израиль.

  1.2.3 САРА ИЗРАИЛЕВНА ГОРЕЛИК 07.1915, Озаричи + АБРАМ ШАПИРО 1900,  Бобруйск  – 1953 г.


1.2.4 АВРААМ ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 1917, Озаричи + Нина Горелик
  1.2.5 ЙОСИФ ИЗРАИЛЕВИЧ ГАРЕЛИК 1919, Озаричи – 1975 ,  Калинковичи + ЕВГЕНИЯ БОРИСОВНА АЗАРНОВА 1922 ,  Горки, Могилевской обл. – 1975,  Калинковичи

  1.2.6  НИСИЛЬ ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 08.08.1921,  Озаричи – 29.07.1968. Нарва, Эстония. + АННА КОНСТАНТИНОВНА КОЛЧИНА 26.11.1922, с. Большое Мурашкино, Горьковская обл. 

  1.2.7 ЛЕЙБЕ ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 1924,  Озаричи

  1.2.8 ДОРА ИЗРАИЛЕВНА ГОРЕЛИК 1926,  Озаричи – 1928, Озаричи

1.2.9 БОРИС ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 1927,  Озаричи – 1942, Гурлен, Харезмской обл. Узбекистан.

 
1.2.10 ИДА ИЗРАИЛЕВНА ГОРЕЛИК 1928, Озаричи – 1986, Калинковичи + ФРИДРИХ МИХАЙЛОВИЧ РАЗУМОВСКИЙ 02.08.1932,  Мозырь 

 1.2.11 ПЕТР ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 07.11.1930, Озаричи – 24.05.1988,  Ленинград + ХАВА ХАИМОВНА ТОЛЧИНСКАЯ 28.04.1936, Ленинград

  1.2.2 БРАЙНА ИЗРАИЛЕВНА ГОРЕЛИК 12.02.1914, Озаричи + МОТЛ АРОНОВИЧ1 16.08.1916, Озаричи  – 04.1997 Израиль.
  1.2.2.1 СТЫСЯ МОТЫЛЕВНА БРИСКИНА 1935, Озаричи – 1992, Калинковичи

  1.2.2.2 ЕФИМ МОТЕЛЕВИЧ БРИСКИН 25.11.1939, Озаричи 
  1.2.2.2.1 МАКСИМ ЕФИМОВИЧ БРИСКИН.

  1.2.2.2.2                                     БРИСКИН.

  1.2.2.3 ОЛЕГ МОТЕЛЕВИЧ БРИСКИН 15.08.1949, Калинковичи – 200… г., Санкт Петербург  + АННА АЛЕКСАНДРОВНА БРИСКИНА 08.07.1950,  Калинковичи

 1.2.2.3.1 ИГОРЬ ОЛЕГОВИЧ БРИСКИН 29.08.1974,  Ленинград
1.2.2.3.2 ЛЮДМИЛА ОЛЕГОВНА БРИСКИНА 27.04.1981, Ленинград


 1.2.3 САРА ИЗРАИЛЕВНА ГОРЕЛИК 07.1915,  Озаричи + АБРАМ ШАПИРО 1900,  Бобруйск  1953

 1.2.3.1 ГРИГОРИЙ АБРАМОВИЧ ШУЛЬМАН 30,03.1946,  Калинковичи
 
1.2.4 АВРААМ ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 1917, Озаричи + НИНА ГОРЕЛИК

 1.2.4.1 ГАЛЯ ГОРЕЛИК

1.2.5  ЙОСИФ ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 1919,  Озаричи – 1975, Калинковичи + ЕВГЕНИЯ БОРИСОВНА АЗАРНОВА 1922,  Горки – 1975,  Калинковичи 
 1.2.5.1 БОРИС ИОСИФОВИЧ ГОРЕЛИК, 1948

 1.2.5.2 ИРИНА ИОСИФОВНА ГОРЕЛИК, 1952

 1.2.5.3 СЕМЕН ИОСИФОВИЧ ГОРЕЛИК, 195…

 

 1.2.6 НИСИЛЬ ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 08.08.1921 п. Озаричи – 29.07.1968 г. Нарва, Эстония. + АННА КОНСТИНОВНА КОЛЧИНА 26,11.1922 с. Большое Мурашкино, Горьковской обл. 
 1.2.6.1 ЛЮСЯ НИСИЛЕВНА ГОРЕЛИК 10.04.1946 г. Рига Латвия + ЮРИЙ ФРОЛОВИЧ ФАДЕЕВ 21.06.1968 г.Псков
 1.2.6.1.1 ДМИТРИЙ  ЮРЬЕВИЧ ФАДЕЕВ 21.06.1968 г. Псков + НАТАЛЬЯ АДАМОВНА СЕРГЕЙЧУК 19.01.1970 г. Варнэ, Ровенская обл. 
 1.2.6.1.2 ИРИНА ЮРЬЕВНА ФАДЕЕВА 17.07.1975 г. Псков

1.2.6.2 АНАТОЛИЙ НИСИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 03.10.1955 г. Москва  + ТАМАРА ВАСИЛЬЕВНА РАМАНОВСКАЯ 05.03.1958 г. Нарва, Эстония.

 1.2.6.2.1 АННА АНАТОЛЬЕВНА ГОРЕЛИК 13.02.1985 г. Нарва. Эстония.

 1.2.6.2.2 СВЕТЛАНА АНАТОЛЬЕВНА ГОРЕЛИК 16.04.1990 г. Нарва, Эстония.

  1.2.10 ИДА ИЗРАИЛЕВНА ГОРЕЛИК 1928,  Озаричи – 1986, Калинковичи +  ФРИДРИХ МИХАЙЛОВИЧ РАЗУМОВСКИЙ 02.08.1932, Мозырь
  1.2.10.1 МИХАИЛ ФРИДРИХОВИЧ РАЗУМОВСКИЙ 31,03,1959,  Калинковичи +  РИВА ГРИГОРЬЕВНА МОЗЭСОНЭНЭ 11.10.1959, Вильнюс, Литва.

  1.2.10.1.1 ЛЕОНИД – АРЬЕ МИХАЙЛОВИЧ РАЗУМОВСКИЙ 08.10.1983, Вильнюс, Литва.

  1.2.10.1.2 ИЛЬЯ МИХАЙЛОВИЧ РАЗУМОВСКИЙ 07.06.1985, Вильнюс, Литва.

 
1.2.10.2  АЛЛА ФРИДРИХОВНА РАЗУМОВСКАЯ 08.05.1960, Калинковичи +  ИГОРЬ ВЛАДИМИРОВИЧ БЕЛОВ 15.02.1959,  Калининград – 

 3 03 2003, Рамле, Израиль 
  1.2.10.2.1 АНДРЕЙ ИГОРЕВИЧ БЕЛОВ 26.02.1987, Калинковичи

  1.2.10.3 АННА ФРИДРИХОВНА РАЗУМОВСКАЯ 08.12.1961 г. Калинковичи + ФЛЕЙШЕР ГРИГОРИЙ ПЕТРОВИЧ 17.02.1949 г. Киев 
  1.2.10.3.1 ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА КОВРИК 14.06.1988 г.Калинковичи

 1.2.11 ПЕТР ИЗРАИЛЕВИЧ ГОРЕЛИК 07.11.1930, Озаричи 24.05.1988, Ленинград + ХАВА ХАИМОВНА ТОЛЧИНСКАЯ 28.04.1936, Ленинград

 1.2.11.1 МИХАИЛ ПЕТРОВИЧ ГОРЕЛИК 01.09.1958, Ленинград + Марина Ильинична Ардошкина 30.01.1959, Ленинград
1,2,11,1.1 ОЛЬГА МИХАЙЛОВНА ГОРЕЛИК 06.01.1983, Ленинград

  1.2.11.2 ИГОРЬ ПЕТРОВИЧ ГОРЕЛИК 26.10.1970, Ленинград + АЛЛА АЛЕКСАНДРОВНА НОВОШЕНОВА  13.01.1971, Борисов
 1.2.11.2.1 КАРИНА ИГОРЕВНА ГОРЕЛИК 16.06.1995, Беер – Шева, Израиль.


1.3 МОИСЕЙ АБРАМОВИЧ ВОЛЬФСОН 1891 п, Озаричи – 12.12.1959, Мозырь + САРА – ХАШЕ (ХАСЯ) МЕНДЕЛЕВНА БРИСКИНА 1882,  Озаричи – 30.11.1967, Мозырь
 
1.3.1 АБРАМ МОИСЕЕВИЧ ВОЛЬФСОН 1913, Озаричи – 07.09.1966,  Мозырь + ТАЙБА ИЗРАИЛЕВНА КОРОБОЧКО 22.06.1922, д. Люденовичи, Житковичский район, Полесской обл.  – 29.07.2001,  Кармиэль,  Израиль

 1.3.2,  МАНУИЛ МОИСЕЕВИЧ ВОЛЬФСОН 16,05. 1919, Озаричи 08.01.1968, Мозырь + БАСЯ МЕЕРОВНА ШТРИХМАН 25.10.1922, Наровля

 1.3.3. ЙОСИФ МОЙСЕЕВИЧ ВОЛЬФСОН 1922, Озаричи –  13.02.1979, Мозырь + КЛАРА ШЛЕМОВНА ГУТМАН 17.02.1926, Мозырь
 1.3.4. НЭСЯ МОИСЕЕВНА ВОЛЬФСОН 12.06.1924 + АЛЕКСАНДР МОИСЕЕВИЧ ЛИНОВИЧ 12.07.1921, Калинковичи – 1991, Хайфа, Израиль.

 1.3.5 ИСААК МОИСЕЕВИЧ ВОЛЬФСОН 21.01.1927, Мозырь 15.05.1990, Липецк + Клавдия Шаевна Кровец 01.05.1931,  Житомир

 1.3.6 ДОРА МОИСЕЕВНА ВОЛЬФСОН 1929г. Мозырь – 1942 Казахстан.

1.3.7. АРОН МОИСЕЕВИЧ ВОЛЬФСОН 23.12.1933, Мозырь –  08.12.1996,  Беер – Шева, Израиль. + РОЗАЛИЯ ЕФИМОВНА ВАЙСБЛАТ 05.05.1938, Мозырь, 

1.3.1. АБРАМ МОИСЕЕВИЧ ВОЛЬФСОН 1913 – п.Озаричи –  07.09.1966, Мозырь + ТАЙБА ИЗРАИЛЕВНА КОРОБОЧКО 22.06.1922г. д.Люденевичи Житковитского района – 29.07.2001 г.  г. Кармиэль, Израиль.

1.3.1.1 САМУИЛ АБРАМОВИЧ ВОЛЬФСОН 03.08.1947, Мозырь – 18.05.2006,  Москва + ИННЕСА ПАВЛОВНА КРАСЯКОВА 13.07.1947,  Лида, Гродненской обл. – 11.01.2002, Москва

1.3.1.1.1. ОЛЬГА САМУИЛОВНА ВОЛЬФСОН 05.06.1974, Мозырь + ТАРАЩЕНКО ТИМУР ВЛАДИМИРОВИЧ 08.06.1973

1.3.1.1.1.1.ВОЛЬФСОН ДАН ТИМУРОВИЧ 20.05.2005,  Москва

1.3.1.1.2. ЕЛЕНА САМУИЛОВНА ВОЛЬФСОН 27.05.1978,
Павлодар, Казахстан + МИХАИЛ ПЕТРОВИЧ БАРИНСКИЙ.

1.3.1.1.2.1. ИНЕССА МИХАЙЛОВНА БАРИНСКАЯ 24.06.2003,  Москва
1.3.1.1.2.2 ЕЛИЗАВЕТА МИХАЙЛОВНА БАРИНСКАЯ 21.05.
2006,  Москва
1.3.1.1.2.3. ЭММА МИХАЙЛОВНА БАРИНСКАЯ 16.05.2008,
Москва

1.3.1.2 РАИСА АБРАМОВНА МЯЛИК (ВОЛЬФСОН) 23.10.1948,  Мозырь + АЛЕКСЕЙ ПАВЛОВИЧ МЯЛИК 03.08.1950,  д. Вулька Телехановская, Ивацевичский район, Брестская обл. – 03.10.2003 года, г. Мозырь
1.3.1.2.1  АННА АЛЕКСЕЕВНА МЯЛИК  03.02.1974,  Мозырь
1.3.1.2.1.1  ДАРЬЯ  МЯЛИК 25.10.2007,  Мозырь
 1.3.1.2.2 ДМИТРИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ МЯЛИК 25.12.1975
,  Мозырь

1.3.1.3.    ВЛАДИМИР АБРАМОВИЧ САНДАМИРСКИЙ (ВОЛЬФСОН) 27.10.1950,  Мозырь + ЛИЛИЯ  СОЛОМОНОВНА САНДОМИРСКАЯ 24.02.1952,  Минск
  1.3.1.3.1.  СВЕТЛАНА ВЛАДИМИРОВНА САНДОМИРСКАЯ  11.12.1979,  Минск
  1.3.1.3.2  АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ САНДОМИРСКИЙ 02.10.1985,  Минск

 

 

 1.3.1.4 ИСААК АБРАМОВИЧ ВОЛЬФСОН 07.05.1953,  Мозырь + НЭЛЛИ ПЕТРОВНА ВОЛЬФСОН (МАЛЮЧЕНКО) 13.04.1952,  п. Чистик, Смоленская обл. 
 1.3.1.4.1 АЛЕКСАНДР ИСААКОВИЧ ВОЛЬФСОН 17.04.1981,  Мозырь
 1.3.1.4.2 ВЛАДИМИР ИСААКОВИЧ ВОЛЬФСОН 20.06.1985,  Мозырь

 

1.3.1.5 ГЕНАДИЙ АБРАМОВИЧ ВОЛЬФСОН 22.01.1955,  Мозырь + МАРГАРИТА СЕМЕНОВНА ЭДИЛЬШТЭЙН 26.12.1956,  Мозырь
 1.3.1.5.1 ЕВГЕНИЙ ГЕНАДЬЕВИЧ ВОЛЬФСОН 22.07.1981,  Мозырь
 1.3.5.1.2 ТАТЬЯНА ГЕНАДЬЕВНА ВОЛЬФСОН 04.01.1985,  Мозырь

1.3.1.6 МИХАИЛ АБРАМОВИЧ ВОЛЬФСОН 04.07.1961,  Мозырь + КЛАРА КАРЛОВНА ВИННИЦКАЯ 15.10.1958,  Мозырь

1.3.1.6.1 ИГОРЬ МИХАЙЛОВИЧ ВОЛЬФСОН 13.05.1988, Мозырь


(Если кто-то может дополнить, пишите. Приглашаю присылать аналогичные материалы и по другим семейным линиям)  13.01.11

М. Яновская Из галута – в иврит

Марина Яновская, Хайфа

Прелюдия. Гольдберг по отцу

Рыться в родословных, обращаться к поискам корней – естественное желание челов ека, который не желает быть Абрамом, не помнящим родства. В старой-молодой земле Израиля (именно так – «Альтнойланд» – называется основополагающий труд отца еврейского государства Теодора Герцля), наряду с массовым движением по затиранию галутного прошлого, многие хранят здравый смысл и вместе с ним память предков. Что говорить, бывают всякие неудобочитаемые фамилии, от которых не грех избавиться, но речь не о них. Некоторые фамилии некоторых израильских артистов уже давно вызывают у меня и, надеюсь, не только у меня, вопросы: а как же звали его отца?

В середине прошлого века провозвестником и законодателем ивритизации имен стал первый глава нового государства Израиля Давид Бен-Гурион, в «девичестве» Грин. Кстати, носители фамилии Грин часто меняли ее на «Горен». Однако запечатленный наряду с ним в народной памяти Хаим Вейцман, тоже президент Израиля, сменить фамилию и не подумал. Под неусыпной заботой Бен-Гуриона с 1948 года ивритизация фамилий становится не просто модой, а вынужденной мерой. Но прецедент начал не президент Бен-Гурион, а задолго до него отец современного языка иврит Элиэзер Бен-Йегуда, который родился в деревне Лужки Виленской губернии и звался Лазарь-Ицхак Перельман (скорее всего, Лазарь-Исаак). Кстати, в январе прошлого года весь израильский ивритоязычный (и не только) мир отмечал 150-летие со дня рождения человека, возродившего язык иврит.

Так вот, а чтоб никто не удивлялся, что граждане Израиля, по паспорту «олим» (пусть даже не в первом поколении), сменили свои галутные, от вечного жида унаследованные имена на новояз. Так Рабинович стал Ицхак Рабин, Перский – Шимон Перес, Езерницкий – Ицхак Шамир, Моше Черток – Моше Шарет. Шейнерман стал – Ариэль Шарон, Бруг – Эхуд Барак. Понятно, ведь они собирались возглавить власть, представлять новую древнюю страну за рубежом и далее везде. И не только страну, но и города. Вот так нынешний мэр Хайфы и бывший член Кнессета Йона Яхав и распрощался с фамилией Фейферберг. Однако легендарный мэр Иерусалима Тедди Колек Колеком и остался, и подобно ему сохранил свою фамилию Меир Дизенгоф, первый мэр Тель-Авива. И не только сохранил, но и дал название сленговому выражению. «Пойдем продизенгофимся», говорят на иврите в городе без границ.

Часть первая. Артисты

Аналогичный процесс прошло немалое количество артистов и прочих деятелей искусства и культуры нашей маленькой, но гордой (даже слишком) страны. Причем, речь идет не о творческих псевдонимах, а о полной смене «галутной» фамилии на ивритскую. Итак, обратимся к «обывриченным» именам. «Леаврет» – так называется на государственном языке процесс транскрипции «иностранной» фамилии на иврит. Есть три основных способа смены фамилии. Можно просто перевести свою иностранную для иврита фамилию на язык страны своего обетования (Гольдберг – Харпаз), можно найти сходную по созвучию фамилию (Косовский – Кешет), а можно придумать звучный псевдоним (Даор). Приведу несколько типичных историй, повествующих о перемене фамилий ряда известных актеров с галутных на ивритские.

Читая фамилии израильских артистов, часто можно разглядеть за их ивритской «надстройкой» немецко-идишский или русско-польский «базис». Так, русская фамилия Красногоров (Файнберг) на иврите обернется Хар-Шани, Хар-Адом, Хар-Яфе. Ивритская же фамилия Хар-Паз произошла от «Гольдберг», что является прямым переводом. Кстати, оригинальная версия перевода фамилии «Гольдберг» – «Хар-Сегор» – принадлежит известному историку, Михаэлю Харсегору, и этой информацией (а также рядом других) я обязана Влади Двойрису. А вот пример радикальной смены фамилии: актер, пародист Дуду Дотан родился Бергером, детство и юность его были нелегкими, о чем он пишет в биографической книге. Логично, что сменить фамилию он решил полностью – как змея меняет кожу. Известный актер Гади Ягиль родился в Хайфе под именем Гади Фигельман. В этой связи мы слышим звуковую аналогию между родовой и новой фамилиями.

Знаменитые ведущие телепрограмм Эрез Таль – Эрез Бен-Тулила, Рафи Гинат – Рафаэль Джанашвили тоже сменили свои фамилии, отталкиваясь от явного созвучия. Замечательная комическая актриса Ривка Михаэли «обрубила» для сценического удобства свою родовую фамилию Михаэлашвили. Этого НЕ сделал участник популярного в наши дни комического трио «Ма кашур?» Шалом Михаэлашвили, носитель аналогичной фамилии. Заодно отмечу, что современные израильтяне, предки которых не успели ивритизировать свои фамилии, больше практически этого не делают.

Певец и актер Сасон Косовский в армии стал называться Саси Кешет (что более или менее созвучно), а жена его, актриса Йона Галицки, стала Йоной Элиан. Она рассказывает, что ей просто очень понравилось имя одной знакомой девочки, и она взяла его в качестве псевдонима. Королева израильского театра и кино Гила Альмагор как-то с удовольствием сообщила мне, что ее девичья фамилия была Александрович, хотя отец ее родился в Германии, а не в России и даже не в Польше. А за простым именем Тувья Цафир, принадлежащим всенародному комику и пародисту, скрывается Тувья Козловский. «Цафир» – это и есть попросту один из синонимов «козел».

Директор государственного театра Идишпиль, прославленный актер Шмуэль Ацмон – урожденный Вирцер. Тут уж никакого подобия не отмечается – произошла полная смена декораций. Оригинальный (или кажущийся таковым) способ создания псевдонима известен на примере артистки, известной всему без исключения Израилю, читающей многочисленные рекламы различных товаров широкого потребления. Зовут эту даму Гимель Яфит, ее подлинное имя – Яфит Гринберг.

Всенародный любимец Цвика Адар, ведущий самые рейтинговые программы-конкурсы на 2-м телеканале, родился под фамилией Фрухтер, и корни его – из Румынии. Самый обаятельный и привлекательный его конкурент Дуду Топаз и вовсе родился самоцветом. Процесс ивритизации имени Дуду Топаза выглядит весьма логичным. Дуду родился как Давид Гольденберг, а топаз – он и на иврите топаз. Кстати, брат Дуду Топаза, продюсер Мики Гольденберг, фамилию не сменил. Начало же артистической династии положил отец братьев Гольденберг, Яаков Гольденберг: он был актером, чтецом, сочинял стихи. В «золотое семейство» входит и легендарный актер Шайке Офир. Он родился в Иерусалиме под именем Йошаягу Гольдштейн. Гольд – золото, как известно. Офир – легендарная страна золота и драгоценностей, упоминаемая в Библии. Его культовая роль – полицейский Азулай в одноименном фильме. А престижная израильская кинопремия «Офир», носящая имя Шайке Офира – аналог американского «Оскара».

Вот еще несколько «телевизионных» имен. Душка, симпатяга, обаяшка Йорам Арбель, ведущий теле- и радиопередач, именитый спортивный комментатор, был когда-то Арбатер. В его послужной список входит исполнение всего-навсего одной песни, зато какое! Это – полный энергии, силы, задора запев «А я раскрашу листопад в зеленый цвет». Мэтр израильского телевидения Хаим Явин, внук Магида из Броды, провел детство в Берлине под именем Хайнц Клюгер. Из Берлина же приехала в Израиль и маститая актриса Хана Марон, правда, тогда ее звали Меирчек.

Мося Тилимзугер родился в польском городе Ровно. Приехав в Израиль, он вскоре назвался Дан Бен-Амоц и стал одним из идейных вдохновителей ивритизации в среде деятелей искусства, в первую очередь среди актеров. И не только «ивритизации», но и «сабризации» («сабра» – кактус – самоназвание урожденных израильтян). Невыносимое ярмо галута жгло шею Моси Тилимзугера, и он не только сменил имя и фамилию, но и возглавил движение, которое можно назвать «национальная хуцпа» (наглость). Герои его литературных произведений – раскованные, бесцеремонные, развязные и отвязные аборигены, босые или в «танахических» сандалиях на босу ногу – бросают вызов всякому слабаку, говорят на иврите вперемешку с русским матом и арабскими проклятиями.

В заключение первой части моих поисков (за ней последуют музыканты, литераторы и политики) приведу несколько оригинальных фамилий славянского происхождения. Их носители решили хранить и не менять первоисточник: адвокат и политический деятель Авиад Веселый, композитор Давид Кривошей, литератор Йорам Канюк, баскетбольный тренер Мули Кацурин (Качурин), художник и литератор Яир Гарбуз, и другие с ними.

Часть вторая: авторы прекрасного слова

Продолжая тему «ивритизации» (начало – в «МЗ», № 199), вспомним, что периоду становления государства Израиль сопутствовал естественный, но в ряде случаев искусственно введенный процесс ивритизации имен и особенно фамилий. Этой процедуре подверглось немалое количество литераторов Израиля. Впрочем, точнее сказать: они сами себя подвергли процедуре «ивритизации». Причем, речь идет не о творческих псевдонимах. Конечно, далеко не все израильтяне, говорящие веское слово в области искусств, культуры, литературы, изменили свои имена (или – своим именам). Верность «галутным» именам сохранили многие представители прекрасной литературы, беллетристики. Назову имена таких значительных поэтов Шлионский (Шленский) Авраам*, Гольдберг Леа**, Альтерман Натан, Орланд Яаков, Ротблит Яаков, Атлас Йегуда*** и другие. Правда, случается, что иной раз их дети изменяют своим отцам и их фамилиям. Тогда на свет появляется Тирца Атар – дочь Альтермана, Шимрит Ор – дочь Орланда.  

Посмотрим теперь, «кто есть кто» в области израильского прекрасного слова.  Начнем с примечательной истории классика. Фамилия и имя выдающего израильского писателя, автора романов, повестей и рассказов – Шмуэль Йосеф Агнон. Лауреат Нобелевской премии, Йосеф Халеви Чачкес (1888-1970), имя которого израильтяне произносят как Шай (аббревиатура) Агнон, обладал не только неудобопроизносимой, но и не совсем приличной фамилией. Чачка на идише – любовница, значит, чачкес – сын любовницы, незаконнорожденный. Полагают, что псевдоним писателя, Агнон, что на иврите означает «брошенный», произошел от названия его повести «Агунот» («Соломенные вдовы»). 

Благословенной памяти Эхуд Манор, выдающийся поэт-песенник, лауреат премии Израиля, автор сотен шлягеров, незадолго до своей смерти похоронил брата по имени Зеэв Нир, который покончил с собой из-за экономических трудностей. Оба брата (третий, самый младший, Йегуда, погиб совсем молодым во время Войны на истощение) родились в семье Винеров. Отчетливо слышно, что фамилии Манор и Нир подобраны по созвучию с «Винер». Известный поэт Хаим Хефер, тоже лауреат премии Израиля – автор не только поэтических строк, но и песенных текстов. Он родился в местечке Мисловец (Мыслович) в Польше под именем Хаим Файнер. В Израиль его привезли родители, когда ему было 11 лет. В числе его песенных шлягеров: «Петь не прекратим», «Он имени ее не знал», «И вот я здесь», переводы, множество песен разных сионистских движений, для армии. К своему удивлению, в списке более 200 песен Хаима Хефера я нашла даже песню «Петербург».


Амос Оз, Эхуд Манор и Натан Йонатан

Недавно в Хайфе чествовали видного поэта Хаима Гури. Поиски «доивритской» фамилии заняли у меня некоторое время, но поэт подтвердил: его родовое имя – Гурфинкель.

Интересна (и при этом вполне вписывается в общепринятые рамки) история фамилии поэта Натана Йонатана. В 1923 году в Киеве в семье Йоны и Леи Клайн родился сын Натан. Когда ребенку было два года, родители поднялись на борт советского парохода «Ленин», который пришвартовался в порту Яффо. В 50-е годы, под давлением бен-гурионовского требования ивритизации имен, молодой поэт Натан Клайн сменил свою фамилию на Йонатан, соединив в ней собственное и отцовское имена: Йона и Натан. Музыку ко многим песням Натана Йонатана написал прекрасный композитор Нахче Хейман, тоже наш дважды соотечественник. В числе песен: «Хофим» («Брега»), «Хардуфим» («Олеандры», хит Шломо Арци), «Шир эрец» (о стране, которая «пожирает своих обитателей»), а также тексты к известным русским песням.

Глубокий, тонкий поэт Йегуда Амихай родился в Вюрцбурге, Германия, под именем Людвиг Пфейфер.

Замечательный сатирик, драматург, сценарист, журналист, лауреат премии Израиля Эфраим Кишон родился в Венгрии под именем Франц Хофман, а затем взял литературный псевдоним «Кишонт», что в Израиле стало Кишоном. Со всей силой своего сатирико-аналитического мышления он не раз иронизировал по поводу того, что его фамилия – название самой загаженной речки в Израиле.

Несмотря на то, что фамилия видного драматурга Йегошуа Соболя звучит совершенно по-русски и как бы не нуждается в переводе, фамилия Соболь скорей всего происходит от «сабаль» – грузчик.

В 2007 году скончался видный писатель С. («Самех») Изхар. Даже не заглядывая в корень, ясно, что он пользовался литературным псевдонимом, который плавно перешел в фамилию. Самех Изхар, он же Изхар Смилянский, родился в литературной семье, его отец – известный писатель Зеэв Смилянский, дядя – классик ивритской литературы Моше Смилянский.

А следующую  информацию мне сообщил литератор Леон Надель. Он позвонил, чтобы рассказать о происхождении фамилии Ицхака Орена, главного редактора Краткой еврейской энциклопедии в 10 томах:

– Я держу в руках первый том Краткой еврейской энциклопедии с дарственной надписью Ицхака Орена. Он был моим двоюродным дядей, и его настоящая фамилия тоже Надель (иголка). Так что фамилия «Орен» (сосна) была выбрана со смыслом «сосновые иголки». Ицхак Орен выпустил 18 книг рассказов на иврите, ряд которых, в том числе «Моя каменоломня», прославились также в переводе на другие языки, включая русский.

Аба Ахимеир, знаменитый писатель, публицист, уроженец Бобруйска, взял себе в Израиле сложный зашифрованный литературный псевдоним. Имя – Авраам Бен Айзик (АБА) и фамилия Ахимеир скрыли оригинал: Шауль Гайсинович. Сын Абы Ахимеира, Яаков Ахимеир, тоже известный публицист, ведущий телевидения и радио, сохранил псевдоним как фамилию. Кстати, имя Аба в иврите существует в его первозданном варианте. Об этом свидетельствует, например, имя легендарного мэра Хайфы 50-60-х годов – Аба Хуши (урожденный Аба Шнеллер). Кстати, он тонко и точно перевел свою фамилию: «Хуши» на иврите значит «скорее», точно то же, что «шнеллер» по-немецки. И хоть Аба Хуши и не был литератором, он сделал очень серьезный вклад в то, чтобы привлечь в свой город литераторов. Из них первый – поэт Яаков Орланд.

Писатель Амос Оз – уроженец Иерусалима, лауреат и носитель всех возможных литературных наград – близкий родственник видного деятеля литературы Йосефа Клаузнера. До определенного периода своей жизни Амос Оз тоже носил фамилию Клаузнер.

В списке литераторов я нашла также Коби Оза. Коби Оз, лидер поп-группы «Ти-пекс», автор сногсшибательно прикольных шлягеров – для своей группы, для себя, для Сарит Хадад, является также автором текстов. Но не только этот факт позволил причислить Коби Оза к списку литераторов. Он написал и издал две (пока) книги. Оригинальная фамилия Коби (Яакова) Оза – Узан. Но не подумайте, что Амос Оз и Коби Оз однофамильцы. Оз через «айн» (это – Амос Оз) означает «дерзость».

Кстати, Амос Оз, согласно недавно опубликованным данным, является наиболее «переводимым» израильским писателем. В эту же десятку попал также Ихиэль Ди-Нур, урожденный Файнер. Он писал под литературным псевдонимом «К. Цетник». Аббревиатура «К. Ц.» – польский вариант «З. К.» – то есть «зэк». Аналогом фамилии Кацетник в русском языке мог бы быть Зэкинский (от слова «зэк»). Дочь Кацетника, Даниэла Ди-Нур – известная книжная издательница. Еще один знаменитый израильский писатель Хаим Беэр происходит из семьи Рахлевских.

Имя Авигдора Хамеири, возможно, мало что говорит русскоязычному читателю. Однако его история весьма характерна в свете «обывриченных» имен. Писатель, драматург, основатель первого в Эрец-Исраэль театра сатиры – «Кумкум» («Чайник»), Авигдор Хамеири родился на Украине, в районе Карпат, под именем Авигдор Фойерштейн. Он провел свою юность в Германии, Австро-Венгрии, во время Первой мировой войны попал в русский плен и оказался в Сибири. Имя Авигдора Хамеири стало мне знакомо благодаря стихотворению Авраама Халфи «Про попугая Йоси». Кстати, Халфи – тоже один из «дважды наших».

Поэт Натан Зах родился под фамилией Зайтельбах. Он – автор текстов к ряду песен Мати Каспи (о щеночке, о сотворении мира – вот такой размах!), некоторые из которых стали культовыми, несмотря на кажущуюся простоту текстов. Например,  «Эйх зэ ше кохав эхад меэз»: «Как же это звездочка одна-одинешенька дерзнула, ради Бога! Одна одинокая звездочка. Я бы не дерзнул. Да я и не одинок, в общем-то». В таком же ключе написана и песня «Кмо эц ха-саде» («Как дерево в поле») на музыку Шалома Ханоха.

Ярон Лондон, один из «динозавров иврита» (по самоопределению), – вовсе не англичанин и не лондонец по происхождению. И даже не родственник Джека Лондона. Фамилия «Лондон» происходит от слова «ломдон», идишски озвученного варианта «ломед», что означает «учит». Отец Ярона Лондона, Бецалель Лондон, был актером театра сатиры «Матате» («Метла»). Сам же Ярон в юности стал прототипом Ярона Зехави, центрального персонажа из культового книжного цикла «Хасамба». Ярон Лондон – поэт, писатель, журналист, телеведущий, на пару с Моти Киршенбаумом ведет дискуссионно-новостную программу на 10-м канале. Прекрасный и глубинный знаток иврита (я часто смотрю эту программу ради удовольствия послушать правильный, красивый язык), Ярон Лондон вместе с Мати Каспи написал песню «Элиэзер Бен-Йегуда», посвященную первопроходцу современного государственного языка нашей страны. Он – автор рекламной песенки «Бои ле Эйлат» («Приезжай в Эйлат»), а также «Циф-циф меаль ха-рациф» («Птичий посвист над перроном») с музыкой Дани Литани.

Журналист, писатель, редактор Яир Лапид – сын известного политического деятеля Томи (Йосефа) Лапида. Однако Томи Лапид родился не Лапидом и даже не Лапидусом: его коренная фамилия – Лемпель. Последняя на настоящее время книга Яира Лапида – детектив «Закат в Москве» – посвящает израильтян в глубинные процессы русского «беспредела». И вот еще: подумайте о том, что означает в переводе имя и фамилия Яира Лапида. Яир значит «осветит», Лапид – факел. Кстати, таких сочетаний в иврите множество, приведу навскидку: Керен Ор – лучик света, Адар Зив – великолепие светового луча, Арье Кфир – лев-львенок. В этом же контексте фамилия (родовое имя) Лев-Ари означает «Львиное сердце». А, например, женское имя Веред Шарон или Лилах Шарон переводится как «Роза Саронская».     

Несмотря на то, что в список литераторов, принадлежащих к еврейскому народу и отказавшихся от «галутных» фамилий, никак не вписывается великий сын еврейского народа Самуил Яковлевич Маршак, невозможно не вспомнить историю его фамилии. Правда, история эта на фоне «обывриченных» израильтян читается с точностью до наоборот. Самуил Яковлевич Маршак не сменил своей фамилии, не изменил ее и не изменил ей для удобства выживания в эпоху сталинизма. Фамилия Маршак является аббревиатурой и означает: Морейну Рабейну (наш великий учитель) Аарон Шмуэль. Разветвленная семья Маршак, многие представители которой живут в Израиле, представляет собой потомство известного раввина, талмудиста Аарона Шмуэля. Сам же Самуил Яковлевич знал иврит (и идиш) с детства, в 1912 году побывал в Палестине. Критики и знатоки творчества замечательного поэта, переводчика, литератора убеждены, что свои лучшие, самые искренние, самые глубокие стихи он написал, относясь к еврейской теме. 
________________

* К числу достижений Авраама Шлионского отношу перевод «Евгения Онегина». Когда я читаю эту книгу на иврите (есть издание на двух языках), ощущаю себя совершенно дома. Конгениальный перевод, включая аллитерации!
** Леа Гольдберг – не только поэт. Она перевела «Войну и мир» и некоторые другие явления русской классики. А еще ее любят дети: за сказку «Сдается домик», вариант русского «Теремка». Только версия чересчур голубиная, граничит даже с сусальностью. Но… на вкус и цвет товарищей нет.  
*** Йегуда Атлас – автор множества стихов, в том числе детских. Одно из них, «Этот мальчик – я», – кредо любого ребенка: «Все люди на свете, разные, незнакомые, хотел бы я, чтобы они знали: есть один мальчик, и этот мальчик – я!».

Часть третья: музыканты

В силу естественных причин в мою копилку ивритизированных имен вошло больше всего именно музыкантов. Причем, не только эстрадных, но и серьезных. Однако и в этой области тоже далеко не все изменили свои имена (своим именам). Айнштейн Арик, Альберштейн Хава, Амдурский Бени и сын его Асаф, Габриэлов Мики, Дамари Шошана, Рехтер Йони и его родственники Дафна (сводная сестра) и Зеэв (отец), Хаза Офра, Хейман Нахче, Хитман Узи, Зильбер Ариэль и многие другие без малейшей тени сомнения хранят (хранили) и несут (несли) из поколения в поколение фамилии своих отцов.

Никакая галутная значимость (незначимость) этих имен (Аркадий, например, Духин) и фамилий (Перский, например, Рафи), не влияет (не влияла) на единожды принятое решение. Ну, разве что Генрик Пик сменил имя на Цвика. Но фамилию оставил. Отмечу, что Бэри Сахарофф требует писать свою фамилию именно так, на американский манер (как Смирнофф), а не Сахаров. Кстати, фамилия «Сахаров» вовсе не означает «сладкий», а происходит от имени родоначальника одного из племен Израиля, Иссахар. Есть и вариант «Иссахаров». Так же не отошел далеко от оригинала Шмулик Краус, бывший Шмуэль Крауз. А вот известные составители кроссвордов для газеты «Едиот ахронот», супруги Харшошаним, явно были когда-то Розенбергами. И могли быть однофамильцами популярного певца, уроженца Аргентины, Пабло Розенберга.

Посмотрим теперь, «кто есть кто» в мире израильской музыки. Ветеран сцены Шимон Исраэли, знаменитый певец, солист и участник трио «Арава», актер и первый в Израиле исполнитель моноспектаклей, с гордостью носящий прозвище «израильский Райкин», рассказал мне, что родился под фамилией Посессорский. Сменив фамилию на Исраэли, он отдал дань памяти своего отца, носившего имя Исраэль. Арик Лави, его собрат по трио, столь же и даже более знаменитый певец, киноактер, исполнитель значительной роли генерала Дана Шомрона во всемирно известном триллере Менахема Голана «Операция Энтеббе», приехал в Эрец-Исраэль никому не известным подростком по фамилии Хофштетер, и ходят слухи, что он даже не был евреем. Кстати, Лави – частый вариант для ивритизации фамилии Лейбович.


Давид Даор (слева) и Шломо Арци

Отец всенародного любимца Шломо Арци, выходец из Румынии, работал в муниципалитете Тель-Авива. Его фамилия была Херцог (Герцог в привычном для русского языка произношении). Конечно, Арци – куда более знатная, можно сказать, даже царственная фамилия по сравнению с Герцогом. Фамилия Арци явно подобрана по созвучию. До самых глубинных истоков фамилии Каспи (ее носитель – выдающийся композитор-песенник Мати Каспи) я так и не докопалась, но его родители, тоже румынские евреи, скорее всего, носили фамилию Зильбер, Зильберман или Зильберштейн.

Признанный классик песни, автор мирового шлягера «Аллилуйя» Коби Ошрат родился в Хайфе, и тогда его звали Яаков Вентура (фамилия испанского происхождения).


Сарид Хадад, Саша Аргов и Майя Баир

Родители молодой и очень популярной певицы Сарит Хадад приехали в Израиль из дагестанского города Дербента. Поселились Худадатовы (горские евреи) в Афуле. Там и родилась у них дочь Сара, впоследствии ставшая звездой израильской эстрады.

Все знают, что Дана Интернэшнл родилась (родился) мальчиком по имени Ярон Коэн. Великолепный певец-контратенор Давид Даор носил в юности фамилию Нахайси. Теперь не только он прославился под фамилией Даор. Такую же фамилию носит его младший брат Янив, тоже контратенор, однако оперный певец. Фамилия Даор созвучна с французским, итальянским (романским) корнем ОРО, что значит «золото».

Любимец израильской публики, сладкопевец Эяль Голан был в юности Эяль Битон. Фамилия «Битон» не менее распространена, чем «Голан», но она ассоциировалась в 60-е годы с именем Чарли Битона, вождя движения еврейских националистов «Черные пантеры». Конечно, «Голан» звучит и значительнее, и красивее, и породистее.

Композитор и певец Фима Шмуклер в юном возрасте приехал из Польши, правда, через Россию. Так что русский язык сохранился в его памяти совсем неплохо. Но кто это – Фима Шмуклер? – спросите вы. Его никто не знает. Зато Эфраима Шамира знают все, особенно поклонники легендарной великолепной семерки «Каверет», участником которой он был. В его случае очевиден выбор новой фамилии по созвучию. А вот молодая певица Эфрат Гош попросту отбросила вторую половину от своей старой фамилии «Гошкес».


Дана Интернэшнл, Эяль Голан и Иланит

Прекрасная певица Рики Галь на момент начала воинской службы в ансамбле звалась Ривкой Менаше. Певец и автор Игаль Башан был в юности Башари или Бушари, его фамилия йеменского происхождения. Певец Шими Тавори, которого в большой степени продвинул на сцену незабвенный Узи Хитман, звался в начале творческого пути Шимон Тауили. А певица Иланит – и вовсе урожденная Хана Дрезнер. Ее же тогдашний соратник по дуэту «Илан и Иланит» и, собственно, основатель дуэта, носит по жизни имя Шломо Цах (конечно, ивритизированное). Сегодня он – видный продюсер.

Возможно, имя Мая Баир (Баhир) не слишком знакомо русскому читателю. Потому приведу некоторые интересные факты. Хотя я включаю имя Маи Баир в раздел «музыка», ее достижения куда более значительны в области «прекрасного слова», беллетристики. На протяжении 15 лет журналистка Мая Баир, урожденная Белоцерковская, писала для газеты «Едиот ахронот» статьи на темы культуры, искусства. Ее основными персонами были деятели этих областей, родным языком которых был русский. Она и сама отлично владеет великим и могучим. Для рейтинговой газеты Мая Баир создавала портреты представителей нашей алии в самом положительном ключе, в наиболее приятственном духе. Но, по ее словам, руководству газеты надоели комплименты в адрес «русских», криминал куда более интересует среднего читателя, и Мая Баир оказалась за бортом. В 1999 году она представляла Израиль в России на торжествах в честь 200-летия нашего великого поэта Пушкина, читала его переводы на иврит. Она выпустила альбом песен «Каров ла лев» («Близко к сердцу»). В настоящее время она занимается детским театром, о чем можно узнать на сайте с характерным названием http://www.atidbahir.co.il/
. «Атид баир» означает «Ясное будущее». Ивритский вариант фамилии, говорит Мая, возник по созвучию и потребовался для краткости.  

Ханан Йовель родился в срединной полосе Израиля, в кибуце Мишмарот, примерно между Герцлией и Нетанией. Наше знакомство возникло благодаря его родственнику из России, который работал несколько лет назад в муниципалитете Хайфы. Когда Ханан Йовель, известный музыкант-песенник, певец, композитор, в прошлом участник знаменитого ансамбля «Шлошарим», узнал о предстоящей публикации моей статьи о нем в газете на русском языке, он с волнением попросил меня сообщить читателям свою подлинную фамилию – Булаевский, и упомянуть, что надеется найти родных. Действительно, найти родных можно было бы без труда, ведь фамилия-то редкая. Ищем.

В первый сольный альбом гитариста Йегуды Эдера, стоявшего у истоков израильского рока в составе легендарной рок-группы «Таммуз» (Шалом Ханох, Ариэль Зильбер), вошла песня «Дорогой господин Гроссбард». Говорят, что так обращался к Эдеру Меир Ариэль. Гроссбард – семейная фамилия Йегуды Эдера. К непреходящему своему большому сожалению, с Меиром Ариэлем, земляком Ханаана Йовеля по кибуцу Мишмарот, познакомиться лично я не успела. В 1999 году талантливый поэт и музыкант, по сути, первый израильский бард, Меир Ариэль скончался в одночасье при трагических обстоятельствах. Его жена Тирца поведала мне о страстном желании Меира найти родных из России, носящих фамилию Башмачников. Самое поразительное, что родные нашлись! И они носят именно эту фамилию. И мы время от времени общаемся по телефону.   

Прибыв в 30-е годы в страну обетованную, банковский клерк Александр АбрамОвич вскоре сменил фамилию. Так народ Израиля узнал ставшего вскоре знаменитым композитора-песенника по имени Саша Аргов. Но если вы думаете, что Зоар Аргов – однофамилец Саши Аргова, то вы глубоко заблуждаетесь. Зоар Оркаби стал Арговым и понес бремя славы первого певца из клана «мизрахи». Увы, это бремя стало для него невыносимым, и в 70-е годы Зоар Аргов, докатившись до наркотиков, попал в тюрьму и там, как полагают, покончил с собой. Обстоятельства его смерти так и не были окончательно выяснены.

Несколько лет назад мне довелось познакомиться с прекрасным, хотя и не слишком «раскрученным», певцом Габи Берлиным. Он поведал мне историю своей фамилии:

Университет Бар-Илан назван именем выдающегося носителя нашей фамилии Берлин. Меир Берлин, уроженец Воложина (Белоруссия), был одним из лидеров религиозного сионизма, председателем Всемирного центра движения «Мизрахи». Именем его отца, Нафтали-Цви Берлина, назван кибуц «Эйн ха-нацив». Другой сын Нафтали-Цви Берлина, Хаим, с 1865 года был главным раввином Москвы, а в начале 20-го века переселился в Иерусалим и стал главным раввином ашкеназской общины Иерусалима. В столице есть улица имени другого раввина, Элиягу Берлина. И не забудь про сэра Йошаягу (Исайя) Берлина, английского философа и ученого. Он, правда, не самый близкий родственник, но тоже из одного корня, и тоже родился в Латвии, как и мой отец.

Об ивритизации имен некоторых композиторов-классиков, представителей «серьезной музыки», немало подробностей сообщил мне известный композитор Рам Да-Оз. Так что начнем рассказ прямо с него. Трудно было молодому композитору Аврааму (Юлиусу) Даусу подобрать себе подходящее ивритское имя. Ведь, к его вящему удивлению, в Германии уже существовал композитор с точно таким же именем, и он тоже эмигрировал в Израиль. Видный композитор – тезка и однофамилец, да еще на поколение старше – очень неудобно для карьеры. Понятно, что начинающий композитор не желал путаницы, и так Авраам Даус назвал себя Рам Да-Оз.

Важная личность для музыкального Израиля вообще и для развития классической музыки в Хайфе в частности – Франк Пелег. Он родился в Праге под фамилией Полак. Сменив Полак на Пелег, он тем самым выразил сокровенную мечту хотя бы путем фамилии приблизиться к великому Баху – ведь «Пелег» на иврите, как «Бах» по-немецки – ручей. Пауль Бен-Хаим звался в молодости Пауль Франкенбургер. Еще один классик израильской музыки, Мордехай Сетер, родился в Новороссийске и носил фамилию Староминский. Авторы множества песен для израильских праздников, давно и по праву ставших классикой – Едидья Адмон (Горохов), Йегуда Амиран (Пугачев). 

Мордехай Зеира, друг и соратник маститого поэта Яакова Орланда по песенной индустрии, носил в «девичестве» имя Митя Гребень, и частые беседы друзей были пересыпаны русскими фразами, а то и вообще велись по-русски. Был он, Мордехай Зеира, небольшого роста, совсем некрупным, и на иврите Зеира так и значит «маленький». Знаете слово «мизерный»? Оно однокоренное с «зеира» и пришло, по всей видимости, из иврита.

Композитор Мордехай Ножик сменил фамилию на ивритский эквивалент Олари, то есть просто перевел на иврит (олар – перочинный ножик). Но не подумайте, что музыкант, певец, пианист Алон Олеарчик – почти однофамилец Мордехая Олари. История и значение его фамилии совсем другие. Отец Олеарчика, Эдуард Розенфельд, родился во Львове и стал известным музыкантом. Он решил сменить еврейскую фамилию, «чтоб никто не догадался», на польскую «Олеарчик» – маслодел.

В заключение добавлю еще один пример «обратной связи»: певец и журналист Шарон Молдави сменил свою прежнюю простую ивритскую фамилию именно на «Молдави», чтобы подчеркнуть коренную связь со страной исхода и преемственность имени.

NewsWe.com  №№ 199, 204 и 232 за 2009                                                                                                                         Коротко об авторе

Марина Яновская, урожденная Глозман из семьи Качуриных и Лившицев. Замужем, мать двоих сыновей, одноразовая (пока) свекровь и бабушка одной (пока) внучки. Муж – музыкант, и Марина тоже. Учитель музыки – не может не учить. Журналист – не может молчать. Для пропитания работает «тетушкой по сопровождению» – сопровождает (то есть возит) инвалида израильских войн на его машине. Загадывает стихи и разгадывает кроссворды на иврите. Живет в Хайфе. В «МЗ» публикуется впервые.

 

М. Яновская Гольдберг по отцу: поиски корней

©”Заметки по еврейской истории”

Ноябрь 2008 года

  

Марина Яновская

Гольдберг по отцу: поиски корней


Рыться в родословных, обращаться к поискам корней – естественное желание человека, который не желает быть Иваном, не помнящим родства. В старой-молодой земле Израиля (именно так – «Альнойланд» – называется основополагающий труд отца еврейского государства Теодора Герцля), наряду с массовым движением по затиранию галутного прошлого, многие хранят здравый смысл и вместе с ним память предков. Что говорить, бывают всякие неудобочитаемые фамилии, от которых не грех избавиться, но речь не о них. Некоторые фамилии некоторых израильских артистов уже давно вызывают у меня и, надеюсь, не только у меня, вопросы: а как же звали его отца?

В середине прошлого века провозвестником и законодателем ивритизации имен стал первый глава нового государства Израиля Давид Бен-Гурион, в «девичестве» Грин. Кстати, носители фамилии Грин часто меняли ее на «Горен». Однако запечатленный наряду с ним в народной памяти Хаим Вейцман, тоже президент Израиля, сменить фамилию и не подумал. Под неусыпной заботой Бен-Гуриона с 1948 года ивритизация фамилий становится не просто модой, а вынужденной мерой. Но прецедент начал не президент Бен-Гурион, а задолго до него отец современного языка иврит Элиэзер Бен-Йегуда, который родился в деревне Лужки Виленской губернии и звался Лазарь-Ицхак Перельман (скорее всего, Лазарь-Исаак). Кстати, в наступившем 2008 году весь израильский ивритоязычный (и не только) мир отмечает 150 лет со дня рождения человека, возродившего язык иврит.

Так вот, а чтоб никто не удивлялся, что граждане Израиля по паспорту «олим» (пусть даже не в первом поколении), сменили они свои галутные, от вечного жида унаследованные имена на новояз. Так Рабинович стал Ицхак Рабин, Перский – Шимон Перес, Езерницкий – Ицхак Шамир, Моше Черток – Моше Шарет. Шейнерман стал – Ариэль Шарон, Бруг – Эхуд Барак. Понятно, ведь они собирались возглавить власть, представлять новую древнюю страну за рубежом и далее везде. И не только страну, но и города. Вот так нынешний мэр Хайфы и бывший член Кнессета Йона Яав и распрощался с фамилией Фейферберг. Однако легендарный мэр Иерусалима Тедди Колек Колеком и остался, и подобно ему сохранил свою фамилию Меир Дизенгоф, первый мэр Тель-Авива. И не только сохранил, но и дал название сленговому выражению. «Пойдем продизенгофимся», говорят на иврите в городе без границ.

Часть первая. Артисты

Аналогичный процесс прошло немалое количество артистов и прочих деятелей искусства и культуры нашей маленькой, но гордой (даже слишком) страны. Причем речь идет не о творческих псевдонимах, а о полной смене «галутной» фамилии на ивритскую. Итак, обратимся к «обывриченным» именам. «Леаврет» – так называется на государственном языке процесс транскрипции «иностранной» фамилии на иврит. Есть три основных способа смены фамилии. Можно просто перевести свою иностранную для иврита фамилию на язык страны своего обетования (Гольдберг – Харпаз), можно найти сходную по созвучию фамилию (Косовский – Кешет), а можно придумать звучный псевдоним (Даор). Приведу несколько типичных историй, повествующих о перемене фамилий ряда известных актеров с галутных на ивритские.

Читая фамилии израильских артистов, часто можно разглядеть за их ивритской «надстройкой» немецко-идишский или русско-польский «базис». Так, русская фамилия Красногоров (с идиша – Файнберг) на иврите обернется Хар-Шани, Хар-Адом, Хар-Яфе. Ивритская же фамилия Хар-Паз произошла от «Гольдберг», что является прямым переводом. А вот пример радикальной смены фамилии: актер, пародист Дуду Дотан родился Бергером, детство и юность его были нелегкими, о чем он пишет в биографической книге. Логично, что сменить фамилию он решил полностью – как змея меняет кожу. Известный актер Гади Ягиль родился в Хайфе под именем Гади Фигельман, и мы слышим звуковую аналогию между родовой и новой фамилиями.

Знаменитые ведущие телепрограмм Эрез Таль – Эрез Бен-Тулила, Рафи Гинат – Рафаэль Джанашвили тоже сменили свои фамилии, отталкиваясь от явного созвучия. Певец и актер Сасон Косовский в армии стал называться Саси Кешет (что более или менее созвучно), а жена его, актриса Йона Галицки, стала Йоной Элиан. Она рассказывает, что ей просто очень понравилось имя одной знакомой девочки, и она взяла его в качестве псевдонима. Королева израильского театра и кино Гила Альмагор как-то с удовольствием сообщила мне, что ее девичья фамилия была Александрович, хотя отец ее родился в Германии, а не в России и даже не в Польше. А за простым именем Тувья Цафир, принадлежащим всенародному комику и пародисту, скрывается Тувья Козловский.

Директор государственного театра Идишпиль, прославленный актер Шмуэль Ацмон – урожденный Вирцер. Тут уж никакого подобия не отмечается – произошла полная смена декораций. Оригинальный (или кажущийся таковым) способ создания псевдонима известен на примере артистки, известной всему без исключения Израилю, читающей многочисленные рекламы различных товаров широкого потребления. Зовут эту даму Гимель Яфит, и это при том, что ее подлинное имя – Яфит Гринберг.

Всенародный любимец Цвика Адар, ведущий самые рейтинговые программы-конкурсы на 2-м телеканале, родился под фамилией Фрухтер, и корни его – из Румынии. Самый обаятельный и привлекательный его конкурент Дуду Топаз и вовсе родился самоцветом. Процесс ивритизации имени Дуду Топаза выглядит весьма логичным. Дуду родился как Давид Гольденберг, а топаз – он и на иврите топаз. Кстати, брат Дуду Топаза, продюсер Мики Гольденберг, фамилию не сменил. Начало же артистической династии положил отец братьев Гольденберг, Яаков Гольденберг: он был актером, чтецом, сочинял стихи. В «золотое семейство» входит и легендарный актер Шайке Офир. Он родился в Иерусалиме под именем Йошаягу Гольдштейн. Гольд – золото, как известно. Офир – легендарная страна золота и драгоценностей, упоминаемая в Библии.

Мося Тилимзугер родился в польском городе Ровно. Приехав в Израиль, он вскоре назвался Дан Бен-Амоц и стал одним из идейных вдохновителей ивритизации в среде деятелей искусства, в первую очередь среди актеров. И не только «ивритизации», но и «сабризации» («сабра» – кактус – самоназвание урожденных израильтян). Невыносимое ярмо галута жгло шею Моси Тилимзугера, и он не только сменил имя и фамилию, но и возглавил движение, которое можно назвать «национальная хуцпа» (наглость). Герои его литературных произведений – раскованные, бесцеремонные, развязные и отвязные аборигены, босые или в «танахических» сандалиях на босу ногу – бросают вызов всякому слабаку, говорят на иврите вперемешку с русским матом и арабскими проклятиями.

В заключение первой части моих поисков (за ней последуют музыканты и литераторы) приведу несколько оригинальных фамилий славянского происхождения. Их носители решили хранить и не менять первоисточник: адвокат и политический деятель Авиад Веселый, композитор Давид Кривошей, литератор Йорам Канюк, баскетбольный тренер Мули Кацурин (Качурин), художник и литератор Яир Гарбуз, и другие с ними.

Часть вторая: авторы прекрасного слова

Продолжая тему «ивритизация», вспомним, что периоду становления государства Израиль сопутствовал естественный, но в ряде случаев искусственно введенный процесс ивритизации имен и особенно фамилий. Причем речь не идет о творческих псевдонимах. Конечно, далеко не все израильтяне, говорящие веское слово в области искусств, культуры, литературы, изменили свои имена (своим именам). Верность своим именам сохранили многие представители прекрасной литературы. Назову среди них самые значительные имена: поэты Шлионский (Шленский) Авраам, Гольдберг Леа, Альтерман Натан, Орланд Яаков, Ротблит Яаков, Атлас Йегуда и другие. Правда, случается, что иной раз их дети изменяют своим отцам и их фамилиям. Тогда на свет появляется Тирца Атар – дочь Альтермана, Шимрит Ор – дочь Орланда.

Посмотрим теперь, «кто есть кто» в области израильского прекрасного слова (бель летр – беллетристика – с французского). Начнем с примечательной истории фамилии и имени выдающего израильского писателя, автора романов, повестей и рассказов Шмуэля Йосефа Агнона. Лауреат Нобелевской премии, Йосеф Халеви Чачкес (1888-1970), имя которого израильтяне произносят как Шай (аббревиатура) Агнон, обладал не только неудобопроизносимой, но и не совсем приличной фамилией. Чачка на идише – любовница, значит, чачкес – сын любовницы, незаконнорожденный. Недавно на сайте http://www.mistikaalla.com/forum/lofiversion/index.php/t354.html я обнаружила следующую информацию: «…начинающий поэт-репатриант из Галиции Иосиф ШмуэльЧачкес, будущий лауреат нобелевской премии Шай Агнон. По одной из версий, псевдоним этот (Агнон на иврите означает «брошенный») придумал ему Шимон Роках, прочитав его повесть «Агунот» («Соломенные вдовы») – очень грустной она ему показалась».

Благословенной памяти Эхуд Манор, выдающийся поэт-песенник, лауреат Премии Израиля, автор сотен шлягеров, незадолго до своей смерти похоронил брата по имени Зеэв Нир, который покончил с собой из-за экономических трудностей. Оба брата (третий, самый младший, Йегуда, погиб совсем молодым во время Войны на истощение) родились в семье Винеров. Отчетливо слышно, что фамилии Манор и Нир подобраны по созвучию с «Винер». Известный поэт Хаим Хефер, тоже лауреат премии Израиля – автор не только поэтических стихов, но и песенных текстов. Он родился в местечке Мисловец (Мыслович) в Польше под именем Хаим Файнер. В Израиль его привезли родители, когда ему было 11 лет. В числе его песенных шлягеров: «Петь не прекратим», «Он имени ее не знал», «И вот я здесь», переводы, множество песен разных сионистских движений, для армии. К своему удивлению, я нашла в списке более 200 песен Хаима Хефера даже песню «Петербург».

Недавно в Хайфе чествовали видного поэта Хаима Гури. Поиски корней заняли у меня некоторое время, но поэт подтвердил: его родовое имя – Гурфинкель.

Интересна, хотя и вполне вписывается в рамки общепринятого, история имени поэта Натана Йонатана. В 1923 году в Киеве в семье Йоны и Леи Клайн родился сын Натан. Когда ребенку было два года, родители поднялись на борт советского парохода «Ленин», который пришвартовался в порту Яффо. В 50-е годы, под давлением Бен-Гурионовского требования ивритизации имен, молодой поэт Натан Клайн сменил свою фамилию на Йонатан, соединив в ней собственное и отцовское имена: Йона и Натан. Музыку ко многим песням Натана Йонатана написал прекрасный композитор Нахче Хейман, тоже наш дважды соотечественник.

Глубокий, тонкий поэт Йегуда Амихай родился в Вюрцбурге, Германия, под именем Людвиг Пфейфер. Замечательный сатирик, драматург, сценарист, журналист, лауреат Премии Израиля Эфраим Кишон родился в Венгрии под именем Франц Хофман, а затем взял литературный псевдоним «Кишонт».. Несмотря на то, что фамилия видного драматурга Йегошуа Соболя звучит совершенно знакомо и как бы не нуждается в переводе, фамилия Соболь скорей всего происходит от «сабаль» – грузчик.

В прошлом году скончался видный писатель С. («Самех») Изхар. Даже не заглядывая в корень, ясно, что он пользовался литературным псевдонимом, который плавно перешел в фамилию. Самех Изхар, он же Изхар Смилянский, родился в литературной семье, его отец – известный писатель Зеэв Смилянский, дядя – классик ивритской литературы Моше Смилянский. А следующую информацию мне сообщил литератор Леон Надель. Наша беседа состоялась после публикации моих статей на тему «ивритизации». Леон Надель позвонил мне, чтобы рассказать историю происхождения фамилии Ицхака Орена, главного редактора Краткой еврейской энциклопедии в 10 томах:

– Я держу в руках первый том Краткой еврейской энциклопедии с дарственной надписью Ицхака Орена. Он был моим двоюродным дядей, и его настоящая фамилия тоже Надель (иголка). Так что фамилия «Орен» (сосна) была выбрана со смыслом «сосновые иголки». Ицхак Орен выпустил 18 книг рассказов на иврите, ряд которых, в том числе «Моя каменоломня», прославились также в переводе на другие языки, включая русский.

Аба Ахимеир, знаменитый писатель, публицист, уроженец Бобруйска, взял себе в Израиле сложный зашифрованный литературный псевдоним. Имя – Авраам Бен Айзик (АБА) и фамилия Ахимеир скрыли оригинал: Шауль Гайсинович. Сын Абы Ахимеира, Яаков Ахимеир, тоже известный публицист, ведущий телевидения и радио, сохранил псевдоним как фамилию. Кстати, имя Аба в иврите существует в его первозданном варианте. Об этом свидетельствует, например, имя легендарного мэра Хайфы 1950-1960 годов – Аба Хуши (урожденный Аба Шнеллер). И, хоть Аба Хуши и не литератор, он сделал очень серьезный вклад в то, чтобы привлечь в свой город литераторов. Из них первый – поэт Яаков Орланд. Кстати, фамилия «Хуши» – это перевод «Шнеллер», что значит «скорее».

Писатель Амос Оз – уроженец Иерусалима, лауреат и носитель всех возможных литературных наград – близкий родственник видного деятеля литературы Йосефа Клаузнера. До определенного периода своей жизни Амос Оз тоже носил фамилию Клаузнер. В списке литераторов я нашла также Коби Оза. Коби Оз, лидер поп-группы «Ти-пекс», автор сногсшибательно прикольных шлягеров – для своей группы, для себя, для Сарит Хадад, является также автором текстов. Но не только этот факт позволил причислить Коби Оза к списку литераторов. Он написал и издал две книги (пока). Оригинальная фамилия Коби (Яакова) Оза – Узан. Но не подумайте, что Амос Оз и Коби Оз однофамильцы. Оз через «айн» (это – Амос Оз) означает «дерзость».

Имя Авигдора Хамеири, возможно, мало что говорит русскоязычному читателю. Однако его история весьма характерна в свете «обывриченных» имен. Писатель, драматург, основатель первого в Эрец-Исраэль театра сатиры – «Кумкум» («Чайник»), Авигдор Хамеири родился на Украине, в районе Карпат, под именем Авигдор Фойерштейн. Он провел свою юность в Германии, Австро-Венгрии, во время Первой мировой войны попал в русский плен и оказался в Сибири. Имя Авигдора Хамеири стало мне знакомо благодаря стихотворению Авраама Халфи «Про попугая Йоси». Кстати, Халфи – тоже один из «дважды наших».

Журналист, писатель, редактор Яир Лапид – сын известного политического деятеля Томи (Йосефа) Лапида. Однако Томи Лапид родился не Лапидом и даже не Лапидусом: его коренная фамилия – Лемпель. Последняя на настоящее время книга Яира Лапида – детектив «Закат в Москве» – посвящает израильтян в глубинные процессы русского «беспредела».

Несмотря на то, что в список литераторов, принадлежащих к еврейскому народу и отказавшихся от «галутных» фамилий, никак не вписывается великий сын еврейского народа Самуил Яковлевич Маршак, невозможно не напомнить историю его фамилии. Правда, история эта на фоне «обывриченных» израильтян читается с точностью до наоборот. Самуил Яковлевич Маршак не сменил своей фамилии, не изменил ее и не изменил ей для удобства выживания в эпоху сталинизма. Фамилия Маршак является аббревиатурой и означает: Морейну Рабейну (наш великий учитель) Аарон Шмуэль. Семья Маршак, многие представители которой живут в Израиле, представляет собой потомство известного раввина, талмудиста Аарона Шмуэля. Сам же Самуил Яковлевич знал иврит (и идиш) с детства, в 1912 году побывал в Палестине. Критики и знатоки творчества замечательного поэта, переводчика, литератора убеждены, что свои лучшие, самые искренние, самые глубокие стихи он написал, относясь к еврейской теме.

 

 

Шошана Цуриэль-Штерн: Воспоминания

 

 

        

Шошана Цуриэль родилась в 1930 году в подмандатной Палестине в Петах-Тикве, первом еврейском сельскохозяйственном поселении. К моменту образования государства Израиль ей было 18 лет. Служила в армии, работала в городском муниципалитете.
Всегда интересовалась историей, но по настоящему начала писать, когда потребовалось помочь внукам сделать в школе работу о своих “корнях”. Так появилась повесть “Кфар ганим”, а позднее “История семьи моей матери в Иерусалиме”. Целиком  эти тексты нигде не печаталось, но на иврите в виде отдельных рассказов Шошана помещает их в интернете на сайте www.tapuz.co.il.   Она заинтересована в том, чтобы с ними познакомились “русскоязычные” читатели.


СТАТЬИ В СЕТЕВОМ АЛЬМАНАХЕ “ЕВРЕЙСКАЯ СТАРИНА”

Воспоминания. Кфар Ганим. История семьи моей матери в Иерусалиме   № 56

“Родственники” Лазаря Кагановича, или история одной фамилии

Альберт Каганович

КАГАНОВИЧИ:
“Родственники” Лазаря Моисеевича,
или
История одной еврейской фамилии

    
     Фамилия Каганович ассоциируется у многих со сподвижником Сталина Лазарем Моисеевичем. Между тем это распространённая еврейская фамилия. В основу фамилии лёг корень коhен, обычно прибавлявшийся к имени для указания на принадлежность к коhаним, потомкам Аарона – брата Моисея – устами которого, согласно Торе, говорил Б-г с еврейским народом. Потомки Аарона были назначены Б-гом служителями Храма. По традиции коhены имели первоочередное право на чтение недельной главы Торы в синагоге. В их обязанность до сегодняшнего дня входит благословение еврейского народа.
     Наследственный (по отцу) кастовый титул коhен прибавлялся потомками Аарона к имени во многих еврейских этнических общинах. На Украине он претерпел следующие лингвистические преобразования: коhен – коган, а в Белоруссии от коган образовался фамильный корень – каган. Со временем к нему прибавилось славянское окончание: -ович, которое также как и: -ов, -ев служило для указания отчества. При этом особенностью фамилии Каганович было то, что окончание -ович, прибавлялось не к имени отца, как обычно (Давидович, Абрамович, Беркович и т.д.), а к кастовому титулу.
     Форма такой фамилии встречается ещё в XVI веке. Так в книгах регестов Великого княжества Литовского сохранилась запись за 1571 г. о том, что ровенский еврей Мошка Каганович должен игумену 4,5 копы грошей литовских. Так как, в то время фамилии были неустойчивыми, за исключением известных раввинских фамилий, типа Рапопорт, Лурье, Яфе (в России известна как Йоффе) и и.д., то скорей всего, сыновья Мошки стали именоваться Мошковичами и фамилия Каганович тогда исчезла.
     В Российской империи она появилась вновь в самом начале XIX века, когда евреям было предписано взять постоянные фамилии. Скорей всего, все коhены, выбравшие фамилию Каганович не находились в родстве.
     Можно лишь выделить два центра расселения Кагановичей в то время: вся территория современной Литвы и Восточное Полесье – низовье Припяти и Среднего Днепра. Особенно много Кагановичей проживало в местечках Горвале и Речице (ныне оба в Гомельской области). В Горвале, входившем в Речицкий уезд, в середине XIX века Мордух Каганович был казначеем молитвенного дома. Согласно оценке известного российского сионистского деятеля Иегуды-Лейбы Гершона Кагановича (его чаще называли по начальным буквам имени – Йлаг), проведшего в Горвале детство, в конце XIX века из двухсот семей евреев местечка большинство носили фамилию Каганович. В списки избирателей во вторую государственную Думу от Речицы и Горваля было внесено несколько десятков Кагановичей.
     Учитывая, что в Речице (в Горвале, вероятно, он был несколько больше) только 5,5% еврейского населения имели избирательный голос, можно предположить, что в этих двух местечках проживало не менее трёхсот пятидесяти носителей фамилии. В 1914 г. Руман Каганович был старостой мещанской управы в Горвале. Подавляющее большинство Кагановичей занималось мелкой торговлей и ремеслом. Из-за бедности окружавшего белорусского и еврейского населения (доходы на душу населения в Белорусских губерний были одними из самых низких в России), а также чрезвычайной конкуренции они старались переселятся в более крупные города и за пределы черты оседлости.
     К 20-30 гг. XX века почти все Кагановичи покинули Горваль, экономическая жизнь которого пришла к упадку. В Речице многие Кагановичи остались, и ещё в 1970-х годах, из телефонной книги можно было заключить, что эта еврейская фамилия самая распространённая в городе.
     С целью индификации Кагановичей в Речице использовались родовые прозвища. Так, например, мои родственники назывались бендиками по имени деда моего прадеда Бен-Давида, родившегося в начале XIX века. В советское время Речица была единственным городом на карте СССР, где не задавали надоевший всем Кагановичам вопрос о родственной связи с Лазарем Моисеевичем. Дед Лазаря Моисеевича – Беньямин Каганович переселился из Горваля в деревню Кабаны (ныне посёлок Дубравы) украинского Полесья и это, видимо, произошло не поздней начала 80-х годов XIX века. 
     
        
     
     Кагановичи проживали и в других местечках Восточного Полесья на территории современных Белоруссии: Ветке, Глусске, Гомеле (Гомель был особенно привлекателен для евреев, впрочем и для белорусов, так как с 70-х гг. XIX века он становится крупнейшим развивающимся промышленным центром Белоруссии, чему способствует проведение через него железных дорог. За полстолетия, с 1863 по 1913 гг. его население выросло в восемь раз), Ельске, Жлобине, Калинковичах, Комарине, Копаткевичах, Лоеве, Мозыре, Рогачёве, Уваровичах, Хойниках, Холмиче; и Украины: Овруче, Сновске (ныне Щорс), Чернобыле. Из Полесья Кагановичи в течение XIX века переселились в литовские города: Вильно, Даугавпилс, Силале, Таураге, Эйшишкес; белорусские города: Минск, Бобруйск, Борисов, Городок, Гродно, Ивье, Лиду, Ошмяны, Пружаны, Сморгань; украинские города: Киев, Бердичев, Зиньков, Екатеринослав (Днепропетровск), Кременчуг, Лохвицу, Чернигов, Одессу; польские города: Белосток, Варшаву и Краков; а также в города, расположенные за пределами черты оседлости в России: Москву, Петербург, Нижний Новгород (Горький). После погромов в России начала XX века несколько десятков семей Кагановичей переселились в США и Израиль, где большинство из них сменили фамилии на Коэн, а некоторые на Бар-Коэн (“сын коэна”). 

     
     
     Погромы способствовали росту политической активности евреев. Отдельные представители Кагановичей были также вовлечены в политическую деятельность, спектр которой был достаточно широкий.
     Сионисты. Вышеупомянутый Иегуда Каганович, переехав в самом конце XIX века из Горваля в Гомель, стал активным представителем города на Второй, Третей и Седьмой всероссийских сионистских конференциях, состоявшихся соответственно в Минске в 1902, в Хельсинки в 1906 и Петрограде в 1917 гг. В 1923 г. он вместе с семьёй репатриировался в Эрец Исраэль. 
      
     
     Другой Иегуда Каганович, выходец из Речицы, принимал активное участие в движении hе-Халуц и в распространении языка иврит среди сионистской молодёжи Одессы, Киева, Москвы. В 20-е годы он стал одним из организаторов движения hе-Халуц в СССР. За эту деятельность во второй половины 20-х годов его начали преследовать власти. В 1929 г. он был сослан на Урал, а затем в Сибирь. В 1934 г. друзья получили от И. Кагановича последнее письмо из Тобольска. После этого следы его затерялись. В Одессе в 20-х годах также действовал некий А. Каганович, который был одним из организаторов сионистского движения в городе. 
      
     Анархисты. Последователем идей М.А. Бакунина был Шлёма Хаимович Каганович, носивший псевдонимы: Исаак, Зайдель, Чиненов. В 1907 г. был одним из участников конференции российских анархистов-коммунистов в Париже. По сообщению Энциклопедии Отечественной истории (Москва, 1996), он был одним из организаторов анархистского движения в России.
     Социал-Демократы. Членами РСДРП были три Кагановича. Два хорошо известны, это Лазарь Моисеевич и его старший брат Михаил, вступивший в партию в 1905 г., на 6 лет раньше своего знаменитого брата. Однако, вряд ли кому известен Пётр Кириллович Каганович, успевший побывать до революции в ссылке в Вологодской области за свою партийную деятельность. Вероятно, ради облегчения своей политической деятельности, он крестился (Вообще, самый ранний случай перехода в христианство носителя фамилии, вероятно, произошёл в середине XIX века, так как согласно Адрес-календарю Виленского генерал-губернаторства за 1868 г. известно, что выпускник Венского университета Денис Адамович Каганович-Турянский с 1864 г. преподавал греческий язык в Гродненской гимназии). После революции 1917 г. Пётр Кириллович Каганович стал комиссаром продовольствия в Симбирской губернии. В 1918 г. он был выбран делегатом 7 Всероссийского съезда Советов, где встретился с Лазарем Моисеевичем. П.К. Каганович, возможно, для того, чтобы его не путали с более известным однофамильцем стал носить приставку Каганович-Воронежский. В 1927 г. он примкнул к троцкистам, подписав платформу 83-х. За это, очевидно, впоследствии был расстрелян.
     В межвоенные годы еврейская молодёжь оставляла маленькие города черты еврейской оседлости и переселялась в крупные и средние города СССР. Это привело ещё к большему расширению географии мест проживания Кагановичей.
     С приходом нацистов более трёхсот Кагановичей были уничтожены. Известны имена погибших: в Киеве – 26, Воложине – 22, Лиде – 18, Речице – 15, Вильнюсе – 14, Эйшишкес – 13, Кореличе – 13, Белостоке – 12, Минске – 12, Радошковичах – 11, Пружанах – 9, Шиндово – 9, Холмиче – 8, Варшаве – 7, Городке -7, Дахау – 7, Мариуполе – 7 и т.д. Большей части Кагановичей из Юго-Восточной Белоруссии, видимо, удалось эвакуироваться.
     На фронтах и во вражеском тылу с нацистами геройски боролись свыше двухсот представителей фамилии. Так М.А. Каганович, командир третьей батареей 98-го отдельного противотанкового артиллерийского батальона, руководил оборонительными боями у восточных ворот Брестской крепости, где и погиб.
     Иосиф Невахович Каганович из Калинковичей служил в политотделе одной из дивизий. Осенью 1941 г. во время выхода дивизии из окружения в Черниговской области, он был тяжело ранен и затем скончался. Аарон Каганович, офицер НКВД, в 1941 г. организовал несколько партизанских групп в Конотопском районе Сумской области, Серговском и Кагановичском районах Ворошиловоградской области. Н.И. Каганович отличился среди подпольщиков, оставленных в районе Могилёва для разведывательной работы в немецком тылу.
     В немецком тылу, в партизанском батальоне “Суворов” воевал Моше Каганович, выпустивший в 50-е годы в Израиле несколько книг об участии евреев в партизанском движении. Его двоюродный брат, Берл Каганович, в декабре 1942 г. командовал небольшой группой партизан в район Люблина. В 1943 г. он погиб.
     Нахум Каганович из Вильнюса, служивший в польской армии, участвовал в конце 1939 г. в боях за Варшаву. Затем попал в плен и оказался в Вильнюсском гетто. В 1943 г. бежал оттуда к польским партизанам Армии Краёва. С их помощью был организован еврейский партизанский отряд “Борьба”, в составе которого Нахум продолжил войну с нацистами.
     Лётчик Лев Айзикович Каганович из Гомеля погиб в 1941 г. Другой гомельчанин, политрук Мордух Хацкелевич Каганович погиб во время освобождения Киева в 1943 г. Лейтенант Абрам Гиршевич Каганович из Москвы пропал без вести в июле 1942 г. под Сталинградом. Командир взвода лейтенант Моисей Натанович Каганович был смертельно ранен, защищая свой родной Ленинград в 1944 г. В том же году погибла медсестра Гитля Хаимовна Каганович из Жлобина и пропал без вести её старший брат сержант Шмуэль Каганович. Племянник Лазаря Моисеевича, Юрий (Юда) Аронович, в звании лейтенанта погиб во время Ясско-Кишинёвской операции в 1944 г. Отважно воевал старший лейтенант Самуил Борисович Каганович. Во время Мадонской операции 1944 г. он попал в плен и был замучен немцами. Другой старший лейтенант, Зиновий Константинович Каганович, прошёл всю войну и погиб за месяц до победы на подступах к Берлину. Вообще среди воевавших солдатами и офицерами Кагановичей свыше ста погибли и пропали без вести.
     Кагановичи боролись с фашизмом и в тылу – трудились на военных и гражданских предприятиях. Тесно сотрудничал в эти годы с Антифашистским еврейским комитетом Дер Нистер, прозаик и поэт на идиш, общественный деятель и переводчик. Его настоящее имя – Пинхас Менделевич Каганович. Выходец из Бердичева, в молодости он участвовал в движении сионистов-социалистов. До войны П.М. Каганович работал в советском торговом представительстве в Германии, после чего вернулся в СССР. Проживая в Москве, в ноябре 1948 г. он был арестован вместе с другими видными представителями еврейской культуры. Спустя два года Дер-Нистер умер в тюремной больнице. 
      
     Преследуя евреев и еврейскую культуру, Иосиф Сталин, прикрывая свой антисемитизм, держал “придворного еврея” – Лазаря Кагановича. О Л. Кагановиче написаны две книги (Стюарта Кагана и Феликса Чуева), а также много статей. Особенно достаётся ему от российских антисемитов, пытающихся свалить на него все сталинские грехи. Сам он написал “Памятные записки”, которые вышли в свет в 1996 г. Книга, в которой Лазарь Каганович прослеживает свою общественную деятельность, свидетельствует, что он до конца жизни оставался приверженцем Сталина. В заслугу Л.М. Кагановичу можно записать строительство московского метрополитена и внедрение в СССР троллейбусного транспорта, а также слаженную работу железнодорожного транспорта в годы войны.
     Возможно, многим читателям известно, что старший брат Лазаря, Михаил был первый секретарь Горьковского обкома партии, после этого наркомом оборонной, а затем авиационной промышленности. Заместитель Михаила, Ванников помог Берии в 1941 г. обвинить Михаила в шпионаже, чтобы, по мнению Лазаря Кагановича, запятнать его самого. Михаил застрелился. Мало кто знает, что другой брат Лазаря, Яков-Юлий, после войны был заместителем Микояна, министра внешней торговли. Во время командировки в Монголию в 1951 г. он неожиданно заболел и умер по возвращении.
     Ещё один брат Аарон вначале 40-х годов возглавлял главное управление кожевенно-обувной промышленности Украины, а после войны кожевенный трест в Киеве. Там же за несколько лет до выхода на пенсию он возглавил крупнейший кожевенный завод. Жена Лазаря Моисеевича, Мария, также занималась общественной деятельностью. В начале 50-х гг. она была председателем ЦК профсоюза работников швейной и текстильной промышленности. 
     
     
     После июньского пленума коммунистической партии 1957 г., на котором были осуждены “Молотов Каганович, Маленков, и примкнувший к ним Шипилов”, фамилия Каганович стала восприниматься в СССР не только как еврейская, но и как опальная, и поэтому некоторая часть её носителей изменили фамилию. В 90-х гг. около 200 семей из сохранившихся в бывшем СССР носителей фамилии переселились в Израиль, пополнив здесь число Кагановичей до 300. На территории бывшего СССР, в основном в России, продолжают оставаться (2003 г.) около 160 семей. Численность Кагановичей в США составляет около 80 семей, а в Австралии, Англии, Германии, Канаде и других странах (около 60 семей всего). Всего же по оценочным данным в мире проживают около 600 семей, т.е. около двух тысяч носителей фамилии.
     Кагановичи, переселившиеся ещё из царской России в Эрец-Исраэль, принимали активное участие в жизни еврейского ешува в Палестине. Так участники кибуцного движения Файбуш (Шарага) и брат вышеупомянутого Йлага – Авраам – Кагановичи в 1918-1919 гг. воевали в еврейском легионе в составе английского корпуса генерала Э.Г.Х. Аленби, разгромившего турок в Палестине.
     Сын Йлага Кагановича, Мататьягу, вместе с Бен-Гурионом работал над освоением пустыни Негев. Помогая переселенцам в освоении пустыни, Мататьягу часто ездил в США для сбора средств и для закупки сельскохозяйственной технологии. Его именем названа школа возле Иерусалима. Арик Каганович погиб во время войны Судного дня 1973 г., когда соседние арабские страны неожиданно напали на Израиль. О нём рассказывает книга, вышедшая в 1976 г. Переселившийся до революции из России в Канаду раввин Исраэль-Ицхак Каганович (умер в 1945 г.) в течение 40 лет возглавлял еврейскую общину Виннипега, ставшего еврейским центром всей Западной Канады от Ванкувера до Торонто. Сегодня среди Кагановичей в Израиле, России и США есть более десятка докторов наук в различных областях.
     Дополнить и прокомментировать приведённую здесь фамильную историю можно по адресу: albkagan@yahoo.com.
    
     (Здесь приводится дополненный и исправленный вариант статьи, опубликованной в витебском журнале “Мишпоха”, №8, 2000, с.80-82.)

Источник: Сетевой альманах Еврейская Старина №5, 6 апреля 2003 г. мер 5               6 апреля 2003 года 

Номер 5               6 апреля 2003 года

Номер 5               6 апреля 200Иин3 года

Номер 5               6 апреля 2003 года

Еврейская генеалогия

О корнях и родословной, что и в каких архивах сохранилось, рассказывается в материале

Владимир Палей: «Архивы не горят»

 также о родословной статья Михаила Носоновского Как я искал сведения о своих предках  № 30 из СЕТЕВОго ЖУРНАЛа “ЗАМЕТКИ ПО ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ”

Необычные истории поиска

 

Валерий Базаров. В США с 1988 года и с того же года работаю в ХИАСе.  Последние семь лет руковожу отделом поиска и истории семей  (www.hias.org), и в свободное (равно как и в несвободное) время пишу, вернее описываю, результаты своей работы.  Печатаюсь в русско-язычной и англо-язычной прессе, в журнале по еврейской генеалогии Avotaynu, выступаю на конференциях.  Основная тема всех моих произведений определена моей работой – поиск и воссоединение еврейских семей, разъединенных порой десятилетиями.   2007 г.
 

СТАТЬИ В СЕТЕВОМ ЖУРНАЛЕ “ЗАМЕТКИ ПО ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ”
 
В гостях у паука № 85  август 2007 г.
В прятки со смертью  ноябрь 2007 г.№ 89
Адам расстрелянного мира   апрель 2008 г.№ 95