ПРОСТО, ВИКТОР ЮЩЕНКО (ч. 5)

УКРАИНСКИЙ БОРИС ЕЛЬЦИН ИЛИ, ПРОСТО, ВИКТОР ЮЩЕНКО

В 2003 году была опубликована книга «Украина – не Россия». Её автор – тогдашний украинский Президент Леонид Данилович Кучма. Актуальность такой работы очевидна, ибо к тому времени усилиями самых высокопоставленных политиков РФ в мире распространялись невероятные измышления об Украине. О них уже говорилось ранее в очерке.

Не вижу необходимости в комментировании этой книги. Отмечу лишь: её автор оповестил мир о том, что нельзя ставить знак равенства между Украиной и Россией. И в то же время подчеркнул в предисловии, что заголовок книги – «Це не назва-виклик (тут навіть нема знаку оклику), це назва-констатація. Якщо спробувати визначити її жанр, то це книга-пояснення».

А вот перевод этой цитаты на русский язык: «Это не название-вызов (здесь даже нет восклицательного знака), это название-констатация. Если попробовать определить её жанр, то это книга-пояснение» (перевод мой – В.К.).

В этом же предисловии говорится: «…Я краще за будь-кого знаю, які надзвичайно серйозні проблеми може породити нерозуміння цієї істини (Украина – не Россия – В..К.) деякими російськими політиками, навіть якщо воно не має злого наміру… На щастя, мені доводилось спостерігати й те, як таке нерозуміння проходило. Поки що воно пройшло далеко не у всіх, але ж це ще не кінець історії».

А это та же цитата на русском языке: «…Я лучше кого-либо знаю, какие чрезвычайно серьёзные проблемы может породить непонимание этой истины (Украина – не Россия – В. К.) некоторыми российскими политиками, даже если оно не имеет злого намерения… К счастью, мне приходилось наблюдать и то, как такое непонимание проходило. Пока что оно прошло далеко не у всех, однако же это ещё не конец истории» (перевод мой – В.К.).

Свою книгу экс-президент Украины, по его словам, адресует, прежде всего, массовому российскому и украинскому читателю, но очень хочет, чтобы её прочли и «некоторые российские политики» («деякі російські політики»).

Процитированное требует небольшого комментария. По моему ощущению, главный адресат автора – не массовый отечественный и зарубежный читатель, а московские политики высокого ранга.

Это к ним, прежде всего, к самому главному из них, обращено уверение автора, что его книга – не вызов, а всего лишь собрание пояснений, чтобы, не дай Бог, не подумали чего и не обиделись. Цель просвещения политиков Белокаменной, считает он – излечить их от «непонимания», что Украина – не Россия.

Но, во-первых, это то же самое, что убеждать волков не «резать» отару и не есть овец. Во-вторых, никакого непонимания, что Украина – не Россия, у них никогда не было и нет. Они в поколениях смотрели на Неньку, как колонизаторы.

Ещё одна цитата: «Українську національну свідомість останні 350-400 років витравлювали окупанти, саме тому ми отримали проблему Схід-Захід. Ця тема сформована не нами, вона привнесена, але, на жаль, ми стали жертвами моделі, за якої Української держави не було на карті світу сотні років. Одну частину ділили одні імперії, другу частину – інші, привносили свою мову, пам’ять, героїв, церкву, культуру. Не думаю, що в світі є багато націй, які за 400 років такої круговерті ще знайшли в собі сили випливти на рівень розбудови власної держави».

Перевод на русский язык: «Украинское национальное сознание последние 350-400 лет вытравливали оккупанты, именно поэтому мы получили проблему Восток-Запад. Эта тема сформирована не нами, она привнесена, но, к сожалению, мы стали жертвами модели, согласно которой Украинской державы не было на карте мира сотни лет. Одну часть делили одни империи, другую часть – другие, привносили свой язык, память, героев, церковь, культуру. Не думаю, что в мире есть много наций, которые за 400 лет такой круговерти ещё нашли в себе силы выплыть на уровень развития собственной державы» (перевод мой – В.К.).

Надеюсь на снисходительность всех посетителей моей Хроники и читателей предложенного материала за то, что привёл такую большую цитату.

Во-первых, я процитировал извлечение из интервью Виктора Андреевича Ющенко от 24 августа 2016 года в День Независимости Украины. А именно он является главным персонажем моего очерка.

Во-вторых, в этом изречении третий украинский президент сумел кратко, но ёмко, точно и предметно показать драматизм истории своего народа и страны. В то же время определил единственно возможный и надёжный источник движения украинского народа и Украины к национальной независимости и государственному суверенитету.

Это обобщение – не экспромт от 24 августа 2016 года. Мне кажется, к таким выводам Виктор Андреевич пришёл давно. Во всяком случае, ещё до вступления в должность Президента Украины.

Думаю, формирование такого взгляда на национальную историю стало возможным потому, что В.А. Ющенко превращался в заметную фигуру украинской политической элиты в посткоммунистическое, постсоветское время.

Говоря об оккупантах во множественном числе, он следует реалиям истории. Да, какое-то время Украину делили между собой несколько империй: Речь Посполитая, Османская Турция, Россия, Австро-Венгрия.

В конце XVIII века Речь Посполитая была разделена между Россией, Пруссией и Австрией и прекратила своё существование. К тому же времени и Османская империя утратила реальные возможности для вмешательства в украинские дела. Австро-Венгерская империя развалилась в результате Первой мировой войны.

После октября 1917-го в России поляки на короткий срок восстановили свою государственность. Через двадцать с небольшим «хвостиком» лет Польша пала жертвой сталинско-гитлеровской агрессии, которая и положила начало Второй мировой войне.

Захватив Северную Буковину, Сталин установил контроль почти над всей Западной Украиной. Кстати, и до полного захвата страны в руках Москвы находилось 85 процентов её территории, и колонизаторы вытворяли здесь, что хотели.

Следовательно, проблему «Схід-Захід» создала в первую очередь и главным образом Московия на всём протяжении своего колониального господства. Разумеется, это не исключает какого-то вклада и других оккупантов, но он не был решающим.

Приоритет России в формировании названной проблемы подтверждает, – не прямо, так косвенно, – и сам Виктор Андреевич в том же интервью от 24 августа 2016 года.

Он тогда сказал: «…У нас на очах чужинцями розтоптується український визвольний рух під гаслами «у вас немає національних героїв». Вулиці названі на честь Павліка Морозова, Щорса, Чапаєва, чи бандита Котовського, які ніколи тут не були й ніякого внеску в наше становлення не внесли. Що нам кажуть? Мазепа? Так він зрадник. Шевченко? То це волоцюга. Петлюра? Так це буржуазний націоналіст, про що ви кажете? Степан Бандера? Так це вбивця-націоналіст».

А это по-русски: «…У нас на глазах чужаками растаптывается украинское освободительное движение под лозунгами «у вас нет национальных героев». Улицы названы в честь Павлика Морозова, Щорса, Чапаева, или бандита Котовского, которые никогда здесь не были и никакого вклада в наше становление не внесли. Что нам говорят? Мазепа? Так он изменник. Шевченко? Так это бродяга. Петлюра? Так это буржуазный националист, о чём вы говорите? Степан Бандера? Так это убийца-националист» (перевод мой – В.К.).

В процитированном фрагменте интервью его автор назвал лишь несколько персонажей, в честь которых в Украине были названы улицы. В действительности, «Первопрестольная» сакрализовала их множество и обязала все свои колонии, в том числе Украину, все города и веси свято почитать под страхом самых жестоких наказаний.

Подлинных национальных героев, государственных и общественных деятелей, представителей культуры и т.д. Москва демонизировала, ошельмовала и под угрозой репрессий запретила давать им положительные оценки, а иных даже упоминать.

Виктору Андреевичу ясно, что противопоставить такому положению вещей. Он говорит:

«Наша відповідь повинна починатися з усвідомлення того, з чого складається наша історія. Історія завжди складається зі сторінок здобуття національної свободи, іншої історії немає. А її пише тільки власна нація – ні Москва, ні Варшава, ні Берлін. Досить писати нашу історію в якійсь метрополії. Як жили, боролися й досягали успіхів наші діди – може сказати тільки власна нація. Чому ми не маємо розповідати про велич таких людей, як Мазепа, Бандера й Петлюра? Всі вони мали сміливість проголосити головну й для метрополій дуже небезпечну політичну ідею – незалежну українську державу».

В русском переводе это выглядит так: «Наш ответ должен начинаться с осознания (понимания) того, из чего складывается история. История всегда складывается из страниц обретения национальной свободы, другой истории нет. А её пишет только собственная нация – ни Москва, ни Варшава, ни Берлин. Довольно писать нашу историю в какой-то метрополии. Как жили, боролись и достигали успехов наши деды – может сказать только собственная нация. Почему мы не можем рассказывать о величии таких людей, как Мазепа, Бандера и Петлюра? Все они имели смелость провозласить главную и для метрополий очень небезопасную политическую идею – независимую украинскую державу».

Такие глубокие высказывания, как процитированное, не могут быть экспромтом, случайным набором слов. Это результат длительных и глубоких раздумий, устоявшейся убеждённости, которая начинает формироваться, как говорится, с младых ногтей.

Думаю, что ко времени своего президентства В.А. Ющенко уже был полон решимости воплощать в жизнь концепцию подлинной истории Украины.

Призыв «довольно писать нашу историю в какой-то метрополии», отражённый в интервью 24 августа 2016 года, давно стал руководством к действию в его собственной работе на этом поприще.

Уверенность Виктора Андреевича в том, что нация должна писать свою историю и никто иной, заставляет по-новому взглянуть на состояние и перспективы украинской исторической науки.

Впрочем, не только украинской, но и всей постсоветской, ибо историческая область знаний во всех республиках СССР пребывала в одинаковых условиях, то есть исторической науки не было. Она только начинает зарождаться.

А в России пока и этого нет. Продолжается пробуксовка на мифах, сочинённых в ЦК КПСС. Одновременно Москва продолжает навязывать историкам стран СНГ своё намеренно «кривозеркальное» видение тамошних исторических процессов.

Ющенко назвал здесь вещи своими именами: «Українська історична наука – слабка й закомплексована на московських догмах. Часто-густо у нас не просто сторінки, а цілі глави буття писалися не в Києві, не українськими істориками».

В русском переводе это звучит так: «Украинская историческая наука – слаба и закомплексована на московских догмах. Сплошь и рядом у нас не просто страницы, а целые главы событий писались не в Киеве, не украинскими историками».

От себя добавлю: не только писались в прошлом, но и сейчас пишутся. Компартийные диктаторы зорко следили за тем, чтобы «учёные»-историки, не дай Бог, не вышли за установленные рамки.

Они могли лишь фиксировать факты, события, прочие реалии жизни и подтасовывать под выводы, сформулированные в верхах к собственной выгоде.

Лишь отдельные, действительные учёные-историки занимались настоящими научными исследованиями, но работали, за редчайшим исключением, как говорят в таких случаях, в стол. Если такие подлинно научные труды и доходили до читателей, то чаще всего через западных издателей.

Придумать что-либо парадоксальнее трудно, если вообще возможно. У страны, где не хотят знать о себе правду, нет перспектив.

Третий украинский президент считает принципиально важным «…усвідомлення того, з чого складається наша історія» (осознание того, с чего складывается наша история) – перевод мой, В.К.

Нельзя не согласиться с тем, что сообщество людей, претендующее на статус народа, а тем более нации, должно, обязано, более того, вправе знать свою историю, при этом не в метропольном, а в национальном написании.

Виктор Андреевич, став Президентом Украины, не только декларировал эти принципы, но и действовал в соответствии с ними, используя свои должностные возможности.

1932-1933 и отчасти 1934 годы – самый страшный период в истории украинского народа, Украины. Его долго называли голодом. Я родился через три года после этой народной трагедии и застал второй голод – 1946-1947 годов.

Ровно через неделю после 22 июня 1941 года мне исполнилось пять лет, то есть я ещё оставался «почемучкой», и от моего внимания мало что ускользало из действий взрослых.

Как-то бабушка нарезала хлеб, затем тщательно собрала крошки, истово перекрестилась (она была очень набожной) и съела.

Тётя Таня (младшая сестра моей мамы и бабушкина дочь) с укоризной сказала: ну, что вы, мама (в Украине дети всегда называли родителей на «вы»), крошки подбираете, разве хлеба нет? Бабушка тихо ответила: «Не можу 33-й забути».

Вот тут-то и включилась моя «почемучка». Что такое 33-й и почему бабушка не может забыть? Старшие объяснили, что в этом 33-м был голод. Тогда возникли другие вопросы: что такое голод, почему, если не было хлеба, его не покупали в магазине, если не было в магазине, почему не пекла бабушка (я видел, как она это делала)? Ну, и т.д. и т.п.

Мне в то время трудно было объяснить всю глубину этой трагедии. Но и в том розовом возрасте я уже понимал, что голод – это очень плохо. Глубину постигшей народ трагедии знали в Украине все – от мала до велика. Тридцать третий стал эталоном всенародного бедствия.

По мере взросления, стал внимательно прислушиваться к рассказам старших о том трагическом времени. Среди прочего от старых людей можно было слышать рассуждения, что голод был не от недорода, а его кто-то сотворил умышленно. Но говорить в то время об этом открыто было крайне опасно.

И лишь с наступлением горбачёвской гласности завеса лжи вокруг трагедии 1932-1933 годов стала развеиваться, хотя до её полного исчезновения было и остаётся далеко.

Только в Украине голод 1932-1933 годов стали открыто называть голодомором, умышленно организованным Сталиным с целью геноцида украинского народа. Да и то лишь на приватном уровне. Официальный Киев не преследовал за такие умонастроения, но и не заявлял об их поддержке.

Все эшелоны украинской власти не освободились ещё от страха перед метрополией, которая продолжала нависать над ними и после распада советской империи. Вот и боялись, чтобы там, в «Первопрестольной», любое слово, сказанное вразрез с предписанными мифами, не было, не дай Бог, воспринято как вызов.

Любые, даже частные, разговоры о намеренной организации голодомора в Украине с целью геноцида украинского народа вызывали и продолжают вызывать ярость Москвы.

И ничего необычного в этом нет. Всё в рамках ордынской традиции: только Москва изрекает истины в последней инстанции, а удел быдла – с радостной улыбкой их поглощать и раболепно падать ниц, демонстрируя тем благодарность и покорное ожидание новой порции «духовных скреп».

Оценка Москвой 1932-1933 годов в Украине проводилась по тщательно отработанному сценарию. Да, голод в Украине был, – признают в Белокаменной. Но вовсе не из-за злонамеренного отношения. Помыслы Москвы здесь были всегда, говоря словами Михаила Юрьевича Лермонтова, «чисты, как поцелуй ребёнка».

Какие же чистые помыслы, если голод был рукотворным? Ничего подобного – отвечают из Кремля, голодали и в других регионах страны. Причина – недород.

Но ведь в Украине в это время недорода не было. Да от голода её население в досоветский период никогда не страдало.

Просто, Сталин приказал вывезти отсюда почти всё зерно на внешний рынок для решения проблем индустриализации СССР и осуществления геноцида украинцев. В результате для прокормления людей осталось менее десятой части требуемого по нормам.

Тут же следует ответ: Сталин – успешный менеджер, осуществивший индустриализацию технически отсталой страны за счёт, прежде сего, экспорта продукции сельского хозяйства. Конечно, Иосиф Виссарионович, – не ангел, но никакой неприязни к украинцам и Украине у него не было. А вывоз хлеба сверх меры – дело рук руководителей украинских большевиков, которые перестарались. Вот так!

Эти объяснения не лезут ни в какие ворота. К данному времени Сталин уже стал диктатором как в своей партии, так и в стране, и никаким харьковским (Харьков тогда – столица Украины) большевикам даже в голову не пришло бы своевольничать. Они, бесспорно, выполняли указания «Виссарионыча».

Неприязненное отношение «отца народов» к украинцам проявлялось неоднократно. Я же сошлюсь лишь на одну трагедию, выпавшую на долю этого народа, вдохновителем которой (трагедии) был Сталин.

Речь о том, как освобождали осенью 1943 года Киев от нацистской оккупации. В советских руководящих военных кругах бытовало в то время мнение, что поскольку немцы захватили всю Украину, то мобилизованные на фронт украинцы должны своей кровью смыть позор пребывания на оккупированной территории.

Специально созданные так называемые полевые военкоматы (в каждом – взвод солдат и несколько офицеров) выметали, как под метлу, из освобождённых районов всех, кто в штанах, в том числе и тех, кто ещё не мог, и тех, кто уже не мог воевать.

Такой порядок мобилизации был применён только в Украине, хотя Белоруссия полностью, а РСФСР частично тоже были оккупированы.

Особый порядок мобилизации для Украины не мог быть «самодеятельностью» генералов. Его мог учредить только «САМ».

У Виссарионыча уже был польский опыт. В 1920 году он и Ильич пытались загнать силой Польшу под большевистский «скипетр». При этом рассчитывали, что как только польские рабочие увидят успехи Красной Армии, тотчас свергнут у себя буржуазный режим и перейдут на сторону Москвы.

Однако призванные на защиту своего Отечества поляки, в абсолютном большинстве рабочие, задали такую трёпку «непобедимой и легендарной», что конница Будённого едва копыта унесла из-под Варшавы с большими потерями. За свой позор Сталин как компартийный надзиратель в ту войну позже отомстил полякам кровавой Катынью.

Сталину было органически присуще сваливать свою вину на других и их же жестоко наказывать за собственные провалы. За катастрофические поражения СССР в начале войны 1941-1945 годов, в том числе за быструю вражескую оккупацию Украины, ответственность полностью лежит на нём.

Но по людоедской «логике» Сталина, крайним оказался украинский народ, в первую очередь, украинцы. Вот почему были созданы эти полевые военкоматы, которые отправляли на фронт и подростков, и стариков. Всего из сёл Украины было тогда мобилизовано и отправлено на фронт 900 тысяч необученных бойцов.

Около 300 тысяч таких фронтовиков набралось к моменту битвы за Днепр. Г.К. Жуков запретил выдавать им автоматическое оружие из боязни, что они перестреляют находящиеся за их спинами заградотряды и уйдут к немцам. Он предложил вооружить их винтовками Мосина образца 1891//30 года, но на 300 тысяч человек их (винтовок) было всего 100 тысяч штук.

И вот таких «воинов» Г.К. Жуков предложил бросать в бой. Во время обсуждения столь острого вопроса он заявил: «Зачем мы, друзья, здесь головы морочим? Нах… обмундировывать и вооружать этих хохлов? Все они предатели! Чем больше в Днепре потопим, тем меньше придётся в Сибирь после войны ссылать».

Возмущённый К.К. Рокоссовский назвал это геноцидом, предложил поставить в известность Сталина о сложившейся ситуации и попросить помощи. Однако Н.Ф. Ватутин, не желая портить отношения с Жуковым как заместителем Верховного Главнокомандующего, делать этого не стал.

И всё же Рокоссовский проинформировал Ставку о тяжёлом положении неподготовленных бойцов. Что, Сталин его поддержал? Нет, он встал на сторону «товарища Жюкова», то есть, фактически, согласился с намерением утопить в Днепре как можно больше «хохлов».

И утопили множество людей, прежде всего украинцев. В операции по овладению Киевом полегло более полумиллиона человек, преимущественно мобилизованных на фронт в освобождённых от оккупации областях Украины.

Можно ли было обойтись меньшими потерями? Специалисты отвечают утвердительно. Ко времени битвы за Днепр Киевом с минимальными потерями могли овладеть бойцы 60-й армии под командованием генерала И.Д. Черняховского. Здесь же были 60 тысяч партизан С.А. Ковпака, вернувшихся из рейда в Западную Украину и изнывавших от безделья.

Не могли Верховный Главнокомандующий и его единственный заместитель допустить, чтобы столицу Украины освобождали войска во главе с «хохлом» Черняховским и партизаны «хохла» Ковпака.

Вот только знал ли Сталин, что, родившийся в той части Воронежской губернии, которая вошла в Белгородскую область, где украинец – через одного, если не чаще, Ватутин носил фамилию Ватутя, которую слегка подправил ради быстрого продвижения по службе?

Скорее всего, не знал, а «обслуга» не доложила, полагаясь, возможно, на то, что там, у Киева, ситуацию зорко контролировал Жуков, которому в «русскости» не откажешь.

То есть Сталин в очередной раз подтвердил, что является и сторонником и бесспорным организатором геноцида украинцев и в 1932-1933 годах, и в период битвы за Днепр. Да и мало ещё где? А впереди – голодомор 1946-1947 годов.

Сейчас, как и при «дорогом Леониде Ильиче», Иосифа Виссарионовича в Москве почитают.

Но тогда, при зрелом (он же развитой) социализме и сформировавшейся новой исторической общности «советский народ», шла ползучая (тихой сапой) реабилитация «отца народов». Теперь же его восхваляют открыто, не стесняясь.

Он и «успешный (эффектиный) менеджер», и преобразователь Советского Союза в великую индустриальную и сельскохозяйственную державу, и творец культурной революции в некогда безграмотной и отсталой стране, и «Великий Полководец», спасший СССР и Мир от порабощения гитлероским нацизмом, ну, и т.д. и т.п.

Эту более чем очевидную чушь, или, по-народному, бред сивого мерина (сивой кобылы), в Белокаменной защищают самоотверженно, готовы, как говорится, лечь на амбразуру.

Если же доказательства оппонентов опровергнуть невозможно, используют методику типа «Да – Но», «С одной стороны – С другой стороны», то есть пробавляются банальным словоблудием.

Фальсификация истории, тупое отрицание очевидного, словоблудие и прочие уловки – это самые либеральные приёмы Москвы в «дискуссиях».

Если же оппонент, решительно отвергая московские мифы, вырабатывает собственную концепцию исторического процесса и твёрдо следует ей, а тем паче вырабатывает и реализует самостоятельный внешнеполитический курс, то получает жёсткий ответ.

Украина, например, испытывает это на себе не первый день в полной мере. И не любой политик отважится последовательно противостоять такому натиску…

В. КРАВЦОВ, кандидат исторических наук, доцент (г. Южно-Сахалинск, Россия)

Части 1-2 и 3-4 публиковались в прошлом году здесь и здесь.

Размещено 02.03.2017  11:50

Leave a Reply