Маргарита Акулич о евреях

ИСТОРИЯ НАЧАЛА ПОСЕЛЕНИЯ ЕВРЕЕВ НА БЕЛАРУСКОЙ ТЕРРИТОРИИ 

Согласно положению ООН, коренным для конкретной территории считается народ, который на данной территории проживает не менее пятисот лет. В соответствии с этим положением можно считать, что евреи являются коренными жителями Беларуси.

Первые евреи жили в Великом княжестве Литовском (ВКЛ). Первым уникальным источником истории еврейских беларуских жителей считается привилей Витовта, являвшийся в XIV веке единственным правовым актом, в котором евреи были выделены как единый народ. Это документ, в котором имело место наличие ключевых принципов проживания людей, относящихся к евреям княжества. Им руководствовались беларуские евреи до конца XV века.

По привилею Витовта христиане жестоко наказывались за убийства евреев, точно так же, по сути, как и за убийства шляхтичей. Этим привилеем гарантировалось, что личность еврея неприкосновенна, что евреи могут свободно совершать богослужения и отправлять обряды, что евреи не могут обвиняться в использовании крови христиан.
Благодаря этому документу был заложен фундамент известной “автономии” общины евреев, обеспечивалась широкая свобода их хозяйственной деятельности, регулировались судебные вопросы и т. д.

Витовт законодательно обеспечил евреям Великого княжества Литовского возможность быть свободными жителями, он совместно с местными высшими властями фактически покровительствовал евреям.
Благодаря привилею евреи получили разрешение на приобретение имущества (как движимого, так и недвижимого). Особенное внимание было уделено вопросу, касающемуся залоговых операций. Евреям было разрешено взятие под залог любых вещей помимо церковных и запачканных кровью. Евреи не отвечали за взятие под залог украденных вещей в случаях, когда они присягали, что не знали об их происхождении.

В 1389 году (18 июня) князем Витовтом был выдан первый привилей, его получили гродненские евреи. Привилеем было дано определение границ поселений общины евреев, а также регламентировалось освобождение от налогообложения синагоги и кладбища.

Период с 1388 по 1389 годы ознаменовался появлением документов, определивших условия проживания представителей еврейского народа в ВКЛ.
Витовт с помощью привилей стремился к обеспечению спокойного и достойного существования евреев, которые уже населяли государство, и к привлечению новых подданных-евреев, способных на пополнение весьма слаборазвитого торгового класса государства, направления своих капиталов во благо княжества Литовского.

Витовт был мудрым и великим правителем, заботящимся не о росте религиозного фанатизма и нетерпимости, а о процветании великого государства (ВКЛ).
Евреи проживали на территории княжества и до Витовта (то есть, до его правления). Есть, к примеру, доказательства, что они жили в городе Бресте еще при отце Витовта – Кейстуте. В ВКЛ они прибывали из земель Западной Европы, спасаясь от жесточайших репрессий (имевших место в XIV столетии). Евреи находились в тяжелом положении в Богемии. Но особенно тяжелым их положение было в тогдашней Германии, захлестнутой ужасными эпидемиями чумы, поскольку евреев обвинили в том, что они эту чуму распространяли. Евреям ничего не оставалось, как покидать обжитые места и двигаться в сторону Востока.

Многие евреи направились в Польское королевство и там осели. А некоторые переселились в ВКЛ. Причем наблюдалось усиление переселения евреев после того, как в 1385 году началось благодаря Кревской унии польское правление Великого князя Литовского Ягайло, ставшего королем Польши, и женившегося на польской королеве Ядвиге.

Итак, можно констатировать тот факт, что евреи на беларуской территории начали проживать с XIV столетия (вторая половина этого столетия). В это время еще не появились ни крупные еврейские общины, ни знаменитые духовные еврейские лидеры. Их появление наблюдалось позднее – спустя 2-2.5 столетия. А впоследствии произойдет прославление еврейской общины ВКЛ (совместно с общиной королевства Польша) на весь мир.

***

К ВОПРОСУ О ПОНИМАНИИ НЮАНСОВ ЕВРЕЙСКОГО ХАРАКТЕРА

Чтоб понять нюансы характера людей, называющихся евреями, нужно осознать, что понимание евреев не может быть связано с рационалистическим его постижением интеллектом человека. И следует отметить, что отражение национального характера представителей любого этноса имеет место в таких переменных как национальная идеология, система ценностей, моральные критерии, на протяжении большого временного периода развития человека разумного, отражавшихся в нарративах его философии и религии.

Если говорить о религии, то стоит подчеркнуть особое отличие (от национальных интуиций и иных религий) взгляда евреев на проблему человеческого существования на земле, а также принципиальное расхождение иудаизма с иными известными религиями, будь то религии политеистические или монотеистические, новые или древние.

Евреи глубоко и полностью верят в Бога. В то же время еврейская религия отличается отсутствием в ней безусловной веры в загробное (постжизненное) бытие. Вся история еврейства пронизана сомнениями и противоречиями, касающимися вопроса о жизни человека после физической его смерти. Непоколебимое принятие евреями невидимого существования единого Бога не стало полной гарантией бездоказательного принятия евреями постсмертельного бытия и практически полного постепенного исчезновения человеческого тела после того, как произошло его погребение.

Стоит отметить отсутствие в Торе каких-либо указаний на национальную интуицию (ее существование), которая бы обещала, что после наступления смерти человека (смерти физической) наступит жизнь вечная. А если взять некоторые из ответвлений иудаизма, то можно видеть в них наличие агностического воззрения или полного отрицания жизни загробной. Считается, что именно это стало поводом для развития еврейского реалистического мышления и духовного стремления евреев не к жизни в раю, а к тому, чтоб работать над усовершенствованием жизни земной, над исправлением изъянов существования человека на Земле, в чем они видели единственную форму человеческого бытия.

Практически во всех известных религиозных совокупностях нарративов, как древних, так и современных, содержатся такие взаимосвязанные составляющие этих совокупностей как нарративы:

о возникновении и структуре мироздания;

о создателе (Боге), являющемся властителем и управителем вселенной и судьей человеческого поведения;

о человеческой жизни вечной, то есть жизни, продолжающейся после наступления смерти телесной.

Людям, которые в детском возрасте обычно узнают о финальности своего существования на земле, трудно смириться с тем, что они умрут, исчезнут бесповоротно и абсолютно. Люди, как правило, трагически воспринимают неизбежность своего ухода из жизни. Человеческое подсознание этому сопротивляется, оно не может преодолеть волю к жизни. Поэтому если человеку говорят о временности его земного бытия, он нуждается в утешении.

Человеческое сознание не может смириться с окончательной остановкой бытия после смерти телесной. Поэтому во многих религиях имеет место наличие нарратива жизни после телесной (физической) смерти. Человеку свойственно избежание своего исчезновения, желание обретения жизни вечной, загробной. При том, что проверяемые факты такой жизни отсутствуют, существует концепция этой жизни, неотъемлемая от веры в Бога. Эту концепцию религиозные люди всех вероисповеданий рассматривают в качестве одного из присущих им краеугольных, важнейших догматов.

Если человек верит в бытие после окончания жизни земной, то имеет место снижение напряжения экзистенциональной его борьбы за повышение качества данной жизни и чувства ее ценности. Человек лишается шанса на полную адекватность понимания им его жизни земной как единственной из возможных форм существования его во вселенной.

В соответствии с канонами всех религий, известных людям, жизнь загробная может быть как блаженством, так и страданием. Блаженство после наступления земной телесной смерти человек должен заслужить с помощью богоугодного поведения в жизни на Земле. Данное поведение во многом созвучно соблюдению правил морали. Поэтому даже если считать веру в жизнь загробную фантастичной, ее можно рассматривать в качестве позитивной составляющей в системе человеческой коллективности.

В отношении концепции жизни после телесной смерти, то есть жизни загробной, можно сказать, что жизнь эта является, по сути, продуктом неспособности человеческого мышления к отделению фактов от фикций. Веря в эту жизнь, человек отвлекается от жизни реальной. На него в значительной мере влияет (якобы) оберегающая его иллюзия предохранительной, несуществующей на самом деле сетки. Человек не стремится к приложению усилий для совершенствования жизни сейчас и здесь, он вместо этого озабочен тем, чтоб заслужить лучшую жизнь после телесно- физической его кончины.

Вера в жизнь загробную — это один из отличающихся особой устойчивостью инстинктов. Человеку легче расстаться с концепцией существования Бога, нежели с концепцией жизни вечной после его смерти телесно-физической.

Имеет место существование атеистов, не имеющих четкого взгляда на проблему человеческого бытия (существования) и бессмертия. Что касается человеческого бессмертия, то оно не отражается на еврейской поэзии и литературе, на еврейском изобразительном искусстве, на еврейской философии.

Обратим внимание, что все большей частью образованных представителей человечества утрачивается интерес к любым религиям и теряется связь людей с церковью. Мы наблюдаем, что понятие жизни отдельной нации существенно меняется благодаря глобализации индустриальных экономически развитых стран. Происходит появление обществ, унифицирующих самые разнообразные этносы, что приводит к возникновению наций — этнических сплавов. Одновременно некоторые многонациональные образования распадаются с выделением в отдельные особые нации не этнических единиц, а их групп. Две диаметральные тенденции, но их объединяет продолжение влияния в обоих случаях национального мышления, сформировавшегося в историческом далеком прошлом.

Но еврейское мышление в отношении жизни загробной продолжает расходиться с мышлением практически всех других народов. Еврейское мироощущение более реалистично благодаря нарративам иудаизма, свободным от определенности, касающейся существования жизни загробной, и принятия ожидания беспромедлительного продолжения особого бытия после наступления телесно-физической смерти.

Нарратив иудаизма монотеистического отличен от иных известных религий своей сфокусированностью на таких аспектах, как история евреев и жизнь земная. Описание жизни загробной в Торе отсутствует. Зато есть повествование о прохождении представителей еврейского народа через такие испытания как потопы, вулканические извержения, войны, человеческие конфликты, героическое поведение и греховные поступки выдающихся персон, сложные отношения народа и Бога.

Несколько слов стоит сказать о еврейском ритуале захоронения. Ритуал этот отличается предельной простотой. Тело умершего человека на следующий день подвергают омовению, заворачивают в саван, изготовленный из нероскошной материи, и закапывают в землю без гроба. К телу умершего прикасаться не принято, оно рассматривается как нечистое. Смерть человека евреи воспринимают как горе. И семья умершего после его похорон погружается в глубокий траур на 7 дней. По прошествии после похоронного процесса периода (длящегося в тридцать дней) евреи проводят следующую траурную церемонию. После ухода из жизни человека евреи не ожидают, что они могут с ним когда-либо каким-либо образом встретиться.

Опубликовано 26.02.2017  15:54

Leave a Reply