Мария Гольцова. О Несвиже, Мире и еврейских расстрелах

На территории Беларуси сохранилось более 300 замков, часть из которых уже отреставрированы, часть – требуют восстановления, от некоторых остались одни развалины. Даже ненадолго попавший в Минск гость города не может не заметить большие бигборды с призывами посетить «сусветную спадчыну» –  Несвижский замок. К сожалению, он не так широко  известен за пределами Беларуси, как хотелось бы, несмотря на то, что внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, а в самом Несвиже находятся и другие многовековые памятники истории и архитектуры. Когда начинаешь интересоваться Несвижем, и заглядывать на  туристические сайты – то сразу находишь и информацию о городе Мир с Мирским замком, тоже включенным в список ЮНЕСКО, но который практически не рекламируется на улицах столицы. И так получилось, что новейшую историю Мирского замка, события страшного ХХ века, я узнала из романа Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик» − но не из многочисленных туристических интернет-сайтов, где упоминания о событиях Второй Мировой укладываются в лучшем случае в одну фразу:  «Во время Великой Отечественной войны с мая по август 1942 г. в замке находилось гетто». Лишь специальные запросы в Гугле (надо знать, что искать) выдают информацию о судьбе евреев местечка Мир, методично уничтожавшихся гитлеровцами с июля 1941 года, о побеге двухсот человек в августе 1942 года из гетто, и о расстреле оставшихся, не решившихся на побег (по одним сведениям, около 600, по другим – около 800 человек).

В истории Мирского замка есть и другие мрачные, но средневековые страницы. В далекие времена Великого Княжества Литовского в его подвалах действовала  тюрьма. Заключению подвергали подневольных людей, а теперь воссозданные интерьеры «пыточной» пользуются популярностью у туристов, которые ради эффектных снимков в фотоальбом позируют с орудиями пыток. Мирский замок ведет свою историю с начала 16-го века, когда он был создан феодалом Юрием Ильиничем, скорее всего, из соображений престижа, и спустя почти 50 лет перешел во владение к Николаю Радзивиллу Сиротке. Этот факт отсылает нас к Несвижскому дворцу, самой знаменитой резиденции князей Радзивиллов.

Радзивиллы в Несвиже, в отличие от Мирского замка, который, начиная с 19-го века, переходил «из рук в руки», жили до 1939 года – до присоединения Западной Беларуси к СССР. «Они были добрые князья, – рассказывает одна из смотрительниц дворцового комплекса в Несвиже, – оставили после себя хорошую память. Еще живы люди, помнящие Радзивиллов. Помнят, как они ездили на охоту, сохранились фотографии – князья с добычей, и рядом местные жители, в том числе и мальчишки. Они никого не наказывали! Здесь даже тюрьмы не было! Средневековая тюрьма была в Мирском замке. А в Несвижском дворце во времена Великой Отечественной был оборудован санаторий для реабилитации немецких летчиков».

Гетто и санаторий для немецких летчиков. Теперь отреставрированные замки в Мире и Несвиже, с интерьерами, фактически созданными заново по сохранившимся историческим фотографиям – самые посещаемые туристические объекты Беларуси. В Северном корпусе Мирского замка действует экспозиция «Мирское гетто», а в Старом парке дворцового комплекса в Несвиже стоит скромный камень, напоминающий о событиях октября 1941 года – первых расстрелах еврейского населения.

И как бы память о трагических событиях есть. И очевидно, что вспоминать о княжеских временах гораздо комфортнее.

Опубликовано 17.01.2017  19:44

Еще материал автора:

Мария Гольцова. В поисках утраченного прошлого

Leave a Reply