Грузия: вчера и сегодня. А что завтра?

Прошлое Грузии — Саакашвили. Настоящее тоже он. А вот будущего пока не видно

Несколько дней назад вернулся в Монреаль из Грузии, где провёл около месяца. Уехал из Тбилиси как раз за пару дней до наводнения, которое попало на главные страницы мировых СМИ.

Писать о своих впечатлениях честно говоря в этот раз не собирался по причине того, что особо говорить, как казалось, не о чем. Наводнения, как я уже сказал — не застал, а в целом не происходит там ничего, как-то всё застыло, остановилось. Вроде как бегущего человека поймали за шиворот и резко остановили.

Инерция его вперёд тянет, а рука не пускает. И он бедолага тяжело дышит, ногами на месте перебирает, привыкает к новому положению вещей. Скучно и непонятно ему — вроде и обещанная «Грузинская мечта» не стала былью, и дальше бежать не дают.

Итак. Самое главное — Тбилиси разваливается на глазах. На проезжей части появились дыры, которые достигают угрожающих размеров. Тротуары приходят в негодность. Их нужно регулярно ремонтировать. Этого не наблюдается. Раньше при старой власти наблюдалось. Сейчас нет. Я не виноват, что это так. Говорю о том, что видел.

Если лет восемь или девять назад люди побывавшие в Тбилиси взахлёб расказывали о масштабе городского строительства в Тбилиси, Батуми, Кутаиси! О новых проектах, о том, что дороги и тротуары там «лучше, чем в Америке»….

В этот раз я не увидел ничего подобного. Какая там Америка! Лучше помолчать. Поскольку ничего хорошего во всём этом нет, то и говорить казалось не о чем. И всё же я решил поделиться кое-какими наблюдениями и умозаключениями.

До этого я был в Тбилиси осенью 2013 года. Темпы тогда замедлились, но ничего особо критического тогда я не писал потому, что «Грузинская мечта» находилась у власти меньше года и многого требовать от них было неразумно.

В личных беседах я уже тогда высказывал свои сомнения, но в ответ слышал «Они меньше года! Чего ты от них хочешь! Вот щас! Ещё немного! Заживём!». Этот энтузиазм казался здоровым и я не спорил. Хотя смутные сомнения меня, честно скажу, терзали.

Интуиция не подвела. Всё, что в сегодняшней Грузии осталось хорошего — сделано старой властью. Ну  вы понимете о ком я. О том, имя которого нельзя произносить. Ну, он сейчас в Одессе наводит страх на прокуроров.

Давайте в иллюстрациях. Книжка с картинками она ведь всегда нагляднее, чем такая же, но без картинок. В один прекрасный июньский вечеров я пригласил друзей в ресторан в старом городе. Место, что надо! Исторический центр, известные серные бани, Кура, над ней Метехский храм, напротив крепость 11 века (Нарикала).

Дизайн и обслуживание ресторана были превосходными, кухня выше всяких похвал, вино — это песня, цены умеренными. Словом всё было так расчудесно, что поужинав и распив бутылку-другую доброго грузинского вина, мы решили подняться на канатной дороге на древнюю крепость Нарикала, посмотреть на ночной Тбилиси (пардон за клише) с высоты птичьего полёта.

На улице к нам подошёл полицейский. Он вежливо поздоровался и сказал: «Осторожно, ребята, здесь плохое освещение. Видите фонарь не работает». Он даже посветил нам фонариком, что в общем-то было излишним, мы и так видели дорогу и даже не заметили бы, что один из фонарей неисправен.

У касс канатной дороги было многолюдно, слышалась речь на немецком, английском, испанском, армянском, азербайджанском, украинском, русском языках.

Также многолюдно было в этот поздний час наверху, у подножия крепости. Вид оттуда на Тбилиси — особый разговор, сейчас не об этом. Скажу только, что в раскинувшимся внизу море огней, особо выделялся ослепительный треугольник — Кафедральный собор Святой Троицы — Самеба, бывшая резиденция того, чьё имя произносить нельзя и элегантнейший мост Дружбы, который недруги бывшей власти обожают ругать, но хуже он от этого не становится хоть наложи они в штаны.

После крепости мы направились в район Шардени — зону пешеходных улиц, где расположены рестораны, ночные клубы и всевозможные бары. Народу здесьбыло великое множество — как иностранцев, так и местной молодёжи.

Мы давно не виделись и один из моих друзей от полноты чувств сказал: «Жаль, что ты редко приезжаешь. Хорошо бы встречаться почаще. Видишь, как здорово в Грузии».

Вспомнив, как часто он ругал прежнюю воасть, и какие жаркие споры у нас с ним происходили, я сказал:

-А что ты сейчас думаешь о старой и новой власти?

Он замялся.

Вот смотри, — продолжил я, — сегодня мы гуляли в старом районе, который построили при Саакашвили. Мы  встретили офигенно вежливого полицейского, который следил, чтобы мы не оступились — реформу полиции тоже провели при Саакашвили. Канатной дорогой , которую построили при Саакашвили, мы поднялись на крепость, территорию которой которую отреставрировали при Саакашвили. Заметь, что сверху в глаза прежде всего бросаются объекты, которые построили при Саакашвилии. Сейчас мы гуляем в построенном при Саакашвили Шардени, где кипит ночная жизнь не хуже, чем в Париже или Нью-Йорке. Вокруг море туристов, которые повалили в Грузию после масштабных реформ в области туризма, проведённых при Саакашвили. А теперь покажи мне хоть одну вещь, которую построили при нынешней власти. Покажи, ну. Может я просто не знаю.

Он молчал. Ему нечего было сказать.

Уже после того вечера, мне довелось побывать в построенном (опять, да) при Саакашвили, Доме юстиции. Он был битком набит народом, но дело там поставили так, что я заказал нужный мне документ за 15 минут. За это время я взял номерок, поговорил с нужной мне служащей, заполнил формуляр, заплатил в кассе и получил квитанцию, по которой на следующий день ещё в течении 15-ти минут получил нужный мне документ. Все служащие мне говорили «спасибо» и  улыбались, причём не резиновыми улыбками, а искренне (это всегда видно).

У новой власти были отличные условия для хорошего старта. Страна была отреформирована и отстроена. Имел место колоссальный приток туристов. Тем не менее хорошего старта не получилось. Как-то всё вышло смазано.

Между тем народ уже проявляет нетерпение. Поскольку всевозможным опросам я не очень доверяю, проработав в столько лет в журналистике прекрасно знаю какими субъективными они иногда бывают, то лакмусовой бумагой определения настроения населения (в Тбилиси) для меня обычно являются настроения таксистов. Отчего непременно таксистов? Извольте.

Народ в Грузии живёт небогато. В последние годы имел место сильный приток населения в Тбилиси. Это и беженцы первой (абхазской) и второй (Шида Картли) волн, и сельская молодёжь, и иностранцы (китайцы, арабы, турки). Рынок труда не поспевает за увеличением населения. Тбилиси ведь не Москва. Город не такой и большой. А заработок людям нужен. Вот улицы города и заполонили частные такси. Это относительно просто. Такси очень много и тарифы, к слову говоря, низкие.

А среди таксистов кого только не встретишь. Тут тебе и вчерашний крестьянин, и бывший военный, и инженер пенсионного возраста, и сокращённый чиновник. В общем — срез общества. Прощупывай настроения масс — не хочу. Так вот, если два года назад, все они хаяли Единое Нацдвижение и пели осанну Иванишвили, то сейчас настроения, доложу я вам, сильно изменились.

Про ЕНД уже молчат, а новую власть матерят не по детски. Редкими приличными словами в океане брани являются следующие: «Наобещали», «бездельники», «шли бы», «на», «их» и  «маму».

Однако новой революции в Грузии скорее всего не будет. Страна, как мне невесело улыбаясь, поведал один из рыцарей рулевого колеса: «Перевыполнила план по революциям». Другой высказал интересную мысль о том, что: «Все революции в Грузии происходят на российские деньги. А пока происходящее у нас, Россию устраивает. Всё же остановилось нах». Ещё один оказался философом. Он сказал так: «Лично мне по х.. кто наверху. Те ли, другие. Всё это суета. Там наверху одна жизнь, у нас здесь другая. Жизнь коротка, чтобы тратить на всякую х—ю типа революций. Нужно успеть детей поднять».

В общем обстановка в Грузии не похожа на предреволюционную, хотя недовольство новыми властями заметно. Но всё дело в том, что страна пока имеет ресурс движения, который был заложен старой властью и который пока не исчерпан. Возможно это и является сдерживающим фактором.

Коррупции, во-всяком случае бытовой (в полиции, в налоговых службах, в городском хозяйстве) по-прежнему практически нет. Туристов много. Местных продуктов питания вполне хватает, что говорит о нормальном развитии мелкого и среднего бизнеса. Хотя также очень много турецких, украинских и белорусских товаров, но спросом пользуются в основном местные продукты.

Так, что предпосылок к социальным взрывам в ближней перспективе не видно и слава богу! Что будет через два-три года пока неясно. Исчерпает ли «Мечта» старые ресурсы, создаст ли новые?

На эту тему приведу ещё одно высказывание тбилисского таксиста — пожилого беженца из Абхазии. Он вёз меня в центр города и совершая совершенно жуткий обгон на набережной деловито сказал на хорошем русском: «Мечтатели ещё не до конца обос—-сь. Это сильно спасает. Если они до конца обо—-ся, тогда нам опять наступит ***».

Григорий Лолиш

Эхо Москвы    06:44 , 18 июня 2015

Саакашвили жестко раскритиковал работу прокуратуры Одесской области (видео)

01:42 17.06.2015

Размещено 19 июня 2015

Leave a Reply