И. Халип. Радары Хартии настроены на прием

26.01.2018  10:29

Сегодня, как никогда, важна обратная связь.

Я сейчас в Беларуси, а Хартия’97 – во всем мире, кроме Беларуси. Не знаю, увижу ли я собственный текст. Попытаюсь, конечно, – пойду темными лесами, синими горами, прокси-серверами. Но те парни за компьютерами, что работают на режим, тоже ходят похожими тропами и ставят капканы и ловушки. Так что возникает ощущение, будто я сейчас кладу обычный лист бумаги с текстом в запыленную бутылку, запечатываю сургучом и бросаю в океан. Слышу плеск и не знаю, приплывет она к берегу или затеряется в волнах.

Океан, кстати, – хорошее сравнение с Интернетом. Тоже стихия, неподвластная государственным умам и живущая по собственным законам. Государственные умы могут, конечно, нагадить в Интернете, как в океане: разлить нефть, уничтожить редкий вид китов, вызвать цунами подводным ядерным взрывом. Но со стихией им все равно не совладать, как бы они ни пытались подчинить ее своим капризам.

Если Интернет сравним с океаном, то слово – такое же физическое явление, как свет или звук. Можно ли уничтожить слово? А можно ли уничтожить звук? Свет? Всемирное тяготение? Бесполезная трата времени и сил. Нет, конечно, если очень постараться, то, наверное, можно – вместе с планетой Земля. Но у белорусских чиновников на это силенок не хватит. Бодливой корове бог рог не дает, как известно.

Бодливая корова пытается уничтожить слово уже давно. Вспомните, в каких условиях работал сайт в последние годы. Убийство Олега Бебенина, уголовное дело, хамская конфискация всей техники, допросы журналистов, после которых некоторые не выдержали и ушли, чтобы не оказаться в еще худшем положении. Те, кто не ушел, – оказались. В тюрьмах, в бегах, в изгнании. Казалось бы, теперь, когда редакция географически, юридически и физически недоступна, когда «отжать» компьютеры, избить, арестовать невозможно, – должны были признать поражение в борьбе с законами физики и перейти на другой уровень войны с Хартией. Пропагандой, например, – прямолинейной и туповатой, как положено на войне. Рассказами по телевизору о миллионных счетах журналистов и золотых унитазах в редакции. Но даже на золотые унитазы фантазии не хватило.

Третьи сутки многие недоумевают: почему сейчас? Тут ведь уже Макей в Брюсселе, и Лукашенко с представителем ПА ОБСЕ мирно беседует у комелька, и всех желающих поучаствовать в шоу «выборы в местные советы» зарегистрировали (по-моему, у них там вообще недобор случился, должны были прохожих хватать и записывать). В общем, все цветет и пахнет. Так почему? Может, кланы снова бьются насмерть, и младшенький Витек одолел просвещенного Макея?

Версия красивая, но неверная. Никто там не бьется друг против друга. Они, обитатели коттеджных резерваций, все вместе воюют против свободы, против народа, против слова. Против Беларуси, которой они смертельно боятся, – той Беларуси, которая выходила на улицы прошлой зимой и которая заставила их отменить тунеядский налог. Про ту Беларусь они уже никак не смогли бы рассказать по телевизору, что на улицы вышли «профессиональные оппозиционеры, протестующие на деньги Госдепа». И временно заткнулись.

А вчера тунеядский декрет вышел снова. Теперь налог не будут брать одной суммой, а замаскируют его под оплату субсидируемых государством услуг. И, поверьте, под этим прикрытием они намерены взять с людей гораздо больше. А так долго мусолили этот декрет, изображая обсуждение и консультации на местах, потому, что жадность нивелировалась трусостью: отобрать последнее у безработных хочется, но страшно: а если снова на улицы пойдут? Да еще и Хартия, самый читаемый сайт, самый популярный ресурс, который, кроме всего прочего, всегда заранее сообщает своим читателям, где и когда планируются акции протеста. Нет, нельзя допустить, чтобы Хартия существовала.

Бодливая корова прекрасно понимает, что уничтожить Хартию ей не под силу. Тем не менее удар нанесен серьезный, со всей дури. Причем удар этот – не только по сотрудникам и авторам Хартии, но и по ее читателям. Вернее, в первую очередь по читателям. Потому что самые упрямые, конечно, смогут читать сайт, используя анонимайзеры и прочие современные штучки-дрючки. А кому-то будет просто лень, и он перестанет читать Хартию. А еще кто-то, может, и готов продираться сквозь джунгли и расставленные капканы, да не получается. На это Дрозды и рассчитывают.

Поэтому сегодня, как никогда, важна обратная связь. Важно кричать: я с вами, я здесь, я вас слышу! Простые вещи: все-таки потратить немного времени на обход блокировки. Подписаться на страницу Хартии в социальных сетях. Делать репост публикаций. Сигналить: услышал, прочитал, принял. Хоть азбукой Морзе, хоть флажками. Радары Хартии настроены на прием.

А я отправляю рукопись в запыленной бутылке, запечатанной сургучом, в океан. Я не знаю, прибьет ли ее к берегу, увидят ли, прочитают ли. Но верю, потому что уничтожить слово невозможно. Вокруг бушует шторм и выбрасывает на берег искореженные корабли и искалеченные судьбы моих соотечественников. Друзья, вы слышите?.. Приём!

Ирина Халип, специально для Сharter97.org

Опубликовано 27.01.2018  03:33

***

27.01.2018  09:24

Блокировку сайта Сharter97.org прокомментировал Чрезвычайный и Полномочный посол Украины в Беларуси в 2010-2011 годах Роман Бессмертный:

– Первая человеческая реакция: почему Лукашенко так долго терпел, почему не заблокировали «Хартию-97» раньше? Я удивлен, как сайту Сharter97.org удавалось что-то говорить, рассказывать, протестовать, организовывать. На протяжении всей истории «Хартии-97» предпринимались попытки ее блокировки, ей пытались закрыть рот и так далее.

Несмотря на то, что многие говорили о «либерализации» (вспомним лето 2010 года, когда была попытка «перезагрузить отношения» ЕС и Минска), изначально было понятно, что власть Беларуси сделает все, чтобы заблокировать «Хартию-97».

Меня удивляет, что блокировка сайта происходит на фоне снятия санкций с Минска, которые, с моей точки зрения, сняты абсолютно ошибочно. Хочу предостеречь: думать о том, что за блокировкой стоит Министерство информации – означает не понимать политической ситуации в Беларуси, где всем заведует только один человек.

Последнее время я четко понимал, что «Хартия-97» очень сильно бьет по Лукашенко. Cайт Сharter97.org занимал абсолютно четкую позицию насчет снятия санкций с режима и возобновления экономического сотрудничества, которое является лишь продолжением агонии режима. «Хартия-97» – заноза для Лукашенко.

Во-вторых, я всегда заявлял, что продолжение сотрудничества Киева с Минском – издевательство над белорусским народом, а сегодня – тем более.

Маховик, который запущен из Москвы, может разделить белорусское общество, ведь часть белорусов поддерживает Украину, некоторые воюют на стороне ВСУ на Донбассе, а часть, по заданию КГБ, воюют на стороне России.

Не могу обойти тему нынешнего экономического сотрудничества между Украиной и Беларусью. Несмотря на то, что в нем есть составляющая оборонно-промышленного комплекса, я изначально понимал, что ничего в Беларуси не делается без соответствующего указа из Москвы.

***

Мнения читателей Хартии:

«Добро пожаловать в страну с «цЫфровой Иканомикой». Инвестиционный рейтинг страны с нищим населением и обилием вертухаев всех цветов и чиновничьим беспределом – ниже нуля… А после истории с «Хартией-97» (которая вошла в топ белорусских новостей в мире), ни один нормальный инвестор и цента не вложит в банановую диктатуру, стремительно скатывающуюся в северокорейский концлагерь…»

«Лука решил попробовать метод «с вилами на паровоз». Забыл бедолага, что на дворе 21 век и уже каждая вторая бабушка сидит в Инернете, не говоря о молодежи. Так что наш паровоз вперед летит. Вилы не заметили».

«Зря Лукашенко заблокировал Хартию, он лишил себя правдивой и честной информации о положении дел в Беларуси. И теперь он ее размножил! Партийные курсы марксизма-ленинизма – ума не дают!»

«Ведущие мировые издания освещают блокировку Хартии. А вот госCМИ вообще никто в нормальном мире не знает. Завидуете? :)»

«Я старый человек, живу давно. Помню, как глушили «Голос Америки», как запрещали А.И.СолженицинаВ.Войновича, запрещали мальчикам отращивать длинные волосы, девочкам запрещали носить мини. Запрещали носить узкие брюки, затем – брюки клеш. Запрещали надевать джинсы на работу. Так много всего запрещали. Все было напрасно.

Тот цирк уже уехал. Мир изменился. А клоуны остались. Только у клоунов мозгов нет понять, в эпоху интернета нет смысла запрещать. Плевала я на клоунов и их запрещения, у меня есть окно в мир – мой компьютер».

27.01.2018  21:45

 

Leave a Reply