20 ИЮЛЯ – ДЕНЬ ШАХМАТ (II)

Исповедь горе-капитана

«У красавіку пад Радашкaвічамі ладзілася міжуніверсітэцкая спартакіяда, дзе адна з каманд заявіла ўдзельніка, які не меў дачынення да ВНУ. Пільным гульцам з БДУ удалося выкрыць падман і вынікі гора-шахматыста былі ануляваны» (В. Рубінчык, «Выйшла кніга». Мінск, 2017. С. 17. З артыкула 2005 г.).

На фото: обложка работы Андрея Дубинина; февраль 2005 г., Юрий Тепер и Вольф Рубинчик (выглядывает из-за плеча)

Спасибо автору за подаренную книгу. Дважды благодарен ему – честное слово, безо всякой иронии – за упоминание истории, случившейся с нашей командой (БГПУ им. Максима Танка) на межвузовской спартакиаде в апреле 2005 года.

Формально придраться не к чему, факт «имел место быть». Обычно в таких случаях изобличенный старается молчать в тряпочку и радуется, что не названы ни фамилии виноватых, ни пострадавшая команда. Для меня же эта история – повод вспомнить о красивой игре команды, где я был капитаном, хороший материал для статьи.

Итак, в начале апреля 2005 года меня вызывают в спортклуб и говорят: «Будет межвузовская спартакиада среди сотрудников. Должны участвовать шахматисты. Состав команды – три человека любого пола без запасных. Специальных женских досок нет. Подумай, кто мог бы сыграть за команду».

Думать мне долго не пришлось. Быстро диктую возможных кандидатов в «сборную педуниверситета», и вот что получилось: 1. Юрий Тепер (библиотекарь). 2. Олег Новицкий (преподаватель физики). 3. Вячеслав Канаш (преподаватель химии с факультета естествознания). 4. Сергей Богданович (преподаватель физики и математики, физфак). 5. Владимир Никитинский (преподаватель биологии, факультет естествознания). Я тогда уже был кандидатом в мастера, все остальные – сильные перворазрядники. С Новицким и Канашем полтора года спустя мы заняли 3-е место. Никитинский и Богданович – мои ученики, ставшие студентами осенью 1993 года.

Протягиваю список кандидатов и поясняю начальству: «Первую доску беру на себя. Кто будет играть из остальных – неважно, все они примерно одного уровня. Выясните, кто сможет сыграть. Если нужно, могу переговорить со всеми. Если смогут все – надо будет провести отборочный турнир, чтобы выяснить, кто в данный момент находится в лучшей форме».

Увы, вскоре выяснилось, что отбора не будет, да и вообще выступить, кроме меня, сможет лишь Володя Никитинский. Остальные были заняты (так, помню, что Новицкий был задействован на тестировании абитуриентов). Когда выяснилось, что своими силами собрать сильную команду не получится, я обратился к своему постоянному партнеру по шахматному клубу «Хэсэд-Рахамим» «Белые и черные» Илье Генадиннику. Большой любитель шахмат, он охотно согласился помочь, выступить за БГПУ. У спортивного руководства университета эта «помощь» никаких возражений не вызвала. Правда, председатель спортклуба Иван Иванович Вереник попросил вести себя осторожно, о нашем составе никому ничего не говорить и не забыть внести Илью в общий список участников спартакиады.

Я очень старательно выполнял последнее поручение, по слогам диктовал лаборантке «мудреную» фамилию Ильи, но в общий список участников эта фамилия так и не попала, не знаю почему.

Приехали на базу отдыха Белгосуниверситета «Бригантина» мы в пятницу, имея в виду выступать на следующий день. Всё свободное время играли в шахматы с часами. В. Никитинский сперва был в плохой форме (давно не играл), но к началу соревнования нам с Ильей удалось его подтянуть.

В турнире играло шесть команд – перечислю их в порядке жребия:

  1. Технологический университет;
  2. БГУИР (бывший РТИ);
  3. БГЭУ (бывший нархоз);
  4. БНТУ (бывший БПИ);
  5. БГПУ им. Танка – мы;
  6. БГУ.

Я играл на первой доске, Никитинский на второй, Генадинник на третьей. Стартовали успешно: обыграли БГУИР 3:0 в первом туре. Я 29 лет спустя взял реванш у соперника, которому проиграл в свой первый студенческий сезон (1975/76) на городских вузовских соревнованиях. Узнать его было нелегко – после той партии ни разу его не видел.

Во втором туре одолели БГЭУ (2,5:0,5). Отмечу успех Володи, который устоял в партии с кандидатом в мастера Пашей Китом, ранее успешно игравшим за свой вуз в студенческих соревнованиях. Остальные двое «нархозовцев» были значительно слабее.

Тяжелым испытанием был для нас третий тур. Лидер турнира БНТУ также применил «военную хитрость», выставив на первую доску перворазрядника Владимира Масюка (отнюдь не слабого). Мне удалось победить его. Зато на 2-й и 3-й досках играли кандидаты в мастера Виталий Корнилович и Александр Михалевич, они одержали победы. Итак, 1:2. Помню, Генадинник переживал, что в равной позиции вместо того, чтобы упростить позицию и сделать ничью, он пошел на осложнения и проиграл.

После обеда играли с БГУ. Здесь мне черными не удалось устоять против международного мастера Олега Романова, но зато удача сопутствовала моим товарищам по команде. Володя победил сильного кандидата в мастера Георгия Крылова, Илья выиграл у девушки (фамилию не помню – весь турнир она играла слабо). В последнем туре мы выиграли у технологического университета 2,5:0,5. Я сделал ничью с кмс Кравчуком, а партию Генадинник – Недельцев приведу здесь: 1.е4 е5 2.Кf3 Kc6 3.Cc4 Kf6 4.Kg5 d5 5.ed K:d5 6.K:f7 Kp:f7 7.Фf3+ Kpe8 8.C:d5 Kd4?? 9.Фf7X. Ветеран технологических шахмат очень переживал свое нелепое поражение. Он так и сказал: «Стыдно, обделался как новичок».

Сколько очков набрали остальные команды, не знаю, но в итоге у нас, набравших 11 очков, оказалось второе место. Наш сенсационный успех вызвал среди спортсменов педуниверситета, живших по соседству, всеобщее ликование. Был банкет, нам дружно кричали «Ура!» Произносили тосты за каждого из членов нашей команды, а нас с Ильей поздравляли с началом Песаха, который начинался сразу после окончания шабата. В ответ я поблагодарил за поздравление и сказал, что Песах – не только еврейский праздник, но праздник всех, кто любит свободу. Все закричали: «Свобода!» Было очень радостно. Мы вспомнили, что находимся в лагере «Бригантина» и спели песню на стихи Павла Когана о том, как «Бригантина поднимает паруса».

В тот день чувствовалась настоящая командная атмосфера, напоминающая Олимпийские игры, где каждый радуется успеху товарища. Никогда такого праздника у меня не было и, видимо, не будет. О том, что наш успех связан с «подставой», никто, естественно, не вспоминал. Вспомнили на следующий день, когда подводили общие итоги спартакиады.

Главный судья шахматного турнира Ольгерд Кузнечик вызвал меня и спросил напрямую: «У вас есть документы, подтверждающие, что участник, игравший на 3-й доске, работает в педуниверситете?» Молчу. Вспоминаю всем известные слова из фильма по поводу черной кошки и темной комнаты. Затем я вызвал председателя спортклуба БГПУ и снял с себя всю ответственность. Вскоре нам сообщают, что 4 очка, набранные Генадинником на 3-й доске, аннулируются, и команда опускается со 2-го места на 4-е. Могло быть и хуже – организаторы вообще имели право исключить нас из турнира. Сам себе я напомнил известного капитана Врунгеля, у которого штормом смыло 2 буквы, и яхта под названием «Победа» стала называться «Беда».

Это был единственный случая в моей многолетней практике, когда подставной участник был разоблачен. Илья сохранил спокойствие – он получил удовольствие от игры, нахождения на природе, хорошего питания. У меня же не было сил даже расстроиться. Нас успокаивали: «Всё равно вы молодцы, отлично играли». Тем обиднее случившееся. Те, кто это прочитал, надеюсь, меня поймут. Искренне желаю никому никогда не попадать в подобные ситуации. А вспомнить турнир мне всё же приятно.

Юрий Тепер, г. Минск

Опубликовано 20.07.2017  21:10

Leave a Reply