Валерий Шурик о «пожилой» Америке

Как живётся в Америке, когда вам за 67

Рассказ лучше вести от первого лица. Всё, о чём пойдёт речь, построено не на досужих мнениях разных жителей севера Америки (имеется в виду Огайо и прилежащие штаты, в которых мне довелось работать), а на непосредственных беседах с моими клиентами по работе.

Так случилось, что, приехав в Америку без знания языка, я вынужден был похоронить то, на что советская власть отпустила немало денег, – моё образование математика. Думаю, что за 21 год работы в институте я отработал свой долг. Но приехав в страну переразвитого капитализма (т. е. махрового империализма), кстати, без всяких намёков на загнивание, понял – меня здесь не ждали.

Приехал – дерзай. Делай что хочешь, только оплачивай услуги, которыми пользуешься. В руках у меня было несколько специальностей. Взвесив все за и против, написал почти детективное резюме, какой я прекрасный столяр-краснодеревщик. Для работы с деревом мне язык на первых порах, думалось, не нужен.

Выбор сделан. Работу нашёл. Оказалось, что в этой самой что ни на есть деревянной профессии, английский таки надо знать. А как его выучить? Помог мой преподавательский опыт – не стесняйся говорить. Время спишет.

Именно тогда и началось моё личное знакомство с американской средой обитания. Люди, меня окружавшие, были не прочь поддержать беседу, пока я им что-то ремонтировал или просто пытался в разговорах понять жизнь в Америке, в ущерб своему заработку.

Но вернёмся к теме обсуждения.

Главный вопрос – отношение коренных американцев, перешагнувших пенсионный рубеж и не имеющих возможности продолжать работу по состоянию здоровья, к «беженцам» (статус приехавших из разных стран в Америку по политическим мотивам). В основном речь идёт о наших русскоязычных дедушках и бабушках, от пятидесяти восьми лет и старше, живших с ними в одном доме.

Прямо скажу, отношение часто неприязненное, даже можно сказать, злое. И для этого есть веские причины. В Союзе говорили – в Америке хорошо жить пионерам и пенсионерам. Так вот, в данном случае забывали сказать приезжавшим «беженцам», взятым Америкой под своё крыло, невзирая на достаток вызывающей стороны, что семьи должны жить отдельно. Т. е. семья детей селится отдельно от семьи престарелых родителей – дабы не мешали своими наставлениями.

Для раздельного проживания американское сообщество построило дома под странным названием «По восьмой программе», а также «нёрсинг хоумы», из которых две дороги (в зависимости от душевности детей) – либо в дом престарелых с медицинской поддержкой, что бывает крайне редко, либо на кладбище.

Звучит некрасиво, но на самом деле о таких программах в России и помышлять не могли, и не только потому, что у государства на это не было денег. Главное в том, что у населения стран бывших Советов, да простит меня Всевышний, не развито чувство сострадания ко всем старикам, лишённым нормальной жизни из-за состояния здоровья.

Так вот, американцы, живущие в таких домах, должны платить всю стоимость ренты и услуг, в то время как наши старики платят лишь треть от своего пособия, которое не очень-то и отличается от социальных выплат для граждан, работавших всю свою жизнь на эту страну. И таких, должен заметить, очень много.

Кроме того, некоторые наши соотечественники умудряются получить добавку к пособию – пусть небольшую, но значимую. Иногда получают её обманными путями. Что делать, мы так были воспитаны ввиду всеобщего безденежья. Правда, закон карает попавшихся несчастливчиков по «всей строгости»! Людям, родившимся в Америке, хитрить ради получения такой добавки даже в голову не придёт.

«Америка – страна трудоголиков»? Это замечание тоже не совсем верно. Пожалуй, даже совсем не верно. Американцы стараются добиться максимально доступного уровня жизни по своим внутренним качествам и внутренним же возможностям. А границ улучшения благосостояния в этой стране нет: всё зависит от характера и уровня развития индивида. Помогают образование, культура, деньги предков (не без исключений, как и в любой другой стране), амбиции и многое другое.

Вот и работают почти все до изнеможения. На двух, бывает, и трёх работах уже в пенсионном возрасте. И мрут на работе. Иначе же – всё продай и съезжай с накатанной дороги. Мне семьдесят два, и когда я перестану работать, одному Богу известно. Социальное обеспечение не позволяет поддерживать уровень довольной (двусмысленное понятие) жизни.

Нёрсинг хоумы и дома «По восьмой программе» – в Америке понятие совершенно не абстрактное. Они бывают, как бы это правильно выразиться, разного достатка. От фешенебельных, типа одноэтажных кондоминиумов с огромным числом медицинского и обслуживающего персонала (для богатеев), до четырёх-пятиэтажек (читай «хрущёвок» типа Черёмушек) безо всяких подобных условий. Для этой когорты населения существуют даже специальные госпитали по деньгам. Кстати, с такой аппаратурой, которая на большей части современной России и не снилась. Проклятые капиталисты – делятся в Америке с низшими классами…

Приведу эпизод из посещения троюродной сестрой моей подруги, когда я ей показывал чёрные трущобы очень криминального Кливленда (по каким-то непонятным для меня сводкам – второй город по бандитизму после Сент-Луиса в CША; нонсенс, конечно). На вопрос, почему она не фотографирует трущобы, я получил лаконичный ответ:

– Да пол-Москвы сочло бы за счастье здесь жить. Хочешь, чтобы меня засмеяли?

Мне пришлось прикусить язык. Некрасивая всё-таки ситуация. Мы знаем о Москве из новостей, как и они о нас. Попал впросак.

Почти так же можно сказать о жизни советских пенсионеров в хвалёной Америке. Не жируют, но и в Европу съездить не прочь. И посещают. И даже частенько. А вот у меня на это времени нет и денег, что называется, в обрез. Потому как Американская Мечта уже в кармане, и надо вкалывать, чтобы её, МЕЧТУ, не потерять.

Вот такие метаморфозы.

Для русских пенсионеров (в Америке человек любой национальности из России по определению русский) не сложно с возрастом стать на программу, когда ко всем благам ещё добавляются «Детсады для пенсионеров». Любопытное явление. Медицина их оплачивает. Эти заведения существуют, чтобы старикам не было скучно. Их кормят, проводят встречи с писателями, поэтами, музыкантами, устраивают разные интересные лекции и другие мероприятия. Во время общения с этой категорией людей заметил их большой интерес к такому времяпрепровождению.

Надо сказать, что активные наши соотечественники из СССР и стран СНГ, часто враждующих между собой стран, здесь живут в мире и согласии. Театры, филармония заполняются нашими старичками, благо есть что смотреть, и всё достаточно доступно. Часто в филармонии даются бесплатные концерты – в таком случае каждый второй в зале из «наших». Кливлендский оркестр находится в десятке лучших оркестров мира, и везде пользуется большой популярностью.

Ещё в городе собралась компания поэтов, писателей, художников,

просто чтецов под эгидой клуба «У белого рояля».

Даже выпускается журнал. Группа из двенадцати людей пишущих (вернее, пописывающих) организует ежегодно 3–4 капустника в непринуждённой обстановке:

Наша компания (от 69 до 80) очень активна, а между тем почти все ещё работают полный день или почасово.

Я не раз видел, как в «нёрсинг хоумах» организуются музыкальные встречи с живой музыкой (по меньшей мере раз в неделю). Конечно, выступают не знаменитости, но постояльцев эти встречи привлекают.

Ещё один очень важный аспект. Если где-то в парках, типа диснеевских и им подобных, появляются посетители в колясках, то всегда и ВСЕ пропускают их вперёд с неравнодушной, доброй улыбкой.

Не менее интересно наблюдать за тем, как отдыхают американские пенсионеры нерусского происхождения, а если и русского, то с младых лет проживающие в этой стране и почти не знающие русского языка. Женщины одеваются по моде их молодости, в рюшечках, воротничках и прочих умиляющих эксессуарах, на машине по четыре-пять персон едут в кафе поболтать, вспомнить молодость. Они ни от кого не зависят, радуются возможностям встретиться. Ну совсем как наши старушки в СССРе… А молодые люди в диапазоне семьдесят-девяносто и более лет собираются во время завтраков вместе пропустить по чашечке кофе или чего покрепче. Причём одеваются в костюмы и обязательно с галстуком.

«Удивительное рядом». Раньше меня расстраивали мысли о том, что нашим старикам всё это было недоступно. Американцы в возрасте почти не пьют спиртных напитков, а если вдруг и решатся, то растягивают одну рюмку на целый вечер. Ну а россиянам дай только пригубить…

Что ж, завидная культура у американцев. Она и означает свободу выбора жизненных критериев – как в молодости, так и в старости.

Ву-а-ля. Стиль жизни.

Валерий Шурик, для belisrael.info

* * *

Иное мнение из газеты «Русский базар»

Советские старики пошли в Америке в «детский сад»

Опубликовано 17.05.2017  22:56

Leave a Reply