Monthly Archives: July 2015

Вольф Рубінчык. Чарнігаў турыстычны і палітычны

(Надеюсь, что и не очень хорошо владеющие белорусским, также смогут прочесть и понять достаточно интересный, а в чем-то и практически полезный материал постоянного автора сайта – А. Ш.)

Раніцай 21 ліпеня мы з жонкай заехалі ў Чарнігаўскую вобласць праз прапускны пункт “Новыя Ярылавічы” і неўзабаве апынуліся ў абласным цэнтры. Галоўнай нашай задачай было адпачыць, змяніць антураж. Выбралі Чарнігаў мы найперш таму, што ён недалёка ад мяжы з Беларуссю. Яшчэ я прачытаў артыкул http://brestchess.ucoz.ru/publ/zacharovana_desna_v_chernigove_2015/1-1-0-191 брэсцкага шахматнага трэнера Уладзіслава Каташука, дзе гаварылася пра танныя нумары ў гатэлі і недарагія абеды.

Адпачылі мы даволі добра, пабачылі многа новага – пра гэта будзе ў 1-й частцы. А ў 2-й трохі раскажу пра свае ўражанні ад кампаніі па (да)выбарах у Вярхоўную Раду, міжвольнымі сведкамі якой мы аказаліся 21-25 ліпеня.

  1. Вачыма турыста

Прыгожы вакзал (выяву ў інтэрнэце знайсці лёгка). Безліч гандлёвых кропак на кожным кроку. Масіўныя помнікі ў гонар украінскага народу – праўда, пасля Кіева гэта не навіна. А вось здаравезныя “скульптуры” з раслін, што стаяць на некаторых плошчах і нагадваюць ці то големаў, ці то гародных пудзілаў, больш нідзе бачыць не выпадала.

Мы прайшліся па вул. Шчорса праз Музычную да вул. Талстога. Калі Шчорса – звычайная постсавецкая магістраль, то Музычная прывабіла квітнеючымі садамі вакол двухпавярховікаў з чырвонай цэглы. На вуліцы Талстога – старажытныя царква і манастыр, шматвяковы дуб і парк “Болдзіна гара”, у якім пазней мы натрапілі на курганы Х ст., магілу пісьменніка Міхайлы Кацюбінскага (1864-1913) і адну з найбольшых цікавостак Чарнігава – пячоры Антонія. На гэтай жа вуліцы – своеасаблівы “Курган славы” савецкага часу, вакол яго пасвяцца козы. А яшчэ – фабрыка вырабаў з лазы, на якой вісіць шыльда ў гонар заснавальніка – Барыса Маркавіча Гольдэнберга.

Вуліца Талстога з абрыкосавымі, гарэхавымі, тутавымі дрэвамі вакол прыватных дамоў паступова, не адразу выводзіць да цэнтра, дзе дамінуе праспект Міру. Гэта доўгая алея, фактычна бульвар, шпацыруючы па якім можна знайсці што заўгодна: філармонію, бібліятэку, банкі, гатэлі, тэатр, супермаркет, фантаны, дзіцячыя атракцыёны і, вядома ж, кавярні. Уражваюць помнікі ахвярам Чарнобылю і вайны ў Афганістане, асабліва другі (чалавек, уцягнуты ў кола часу і перакулены дагары нагамі). Крыху ўбок ад праспекту – музычны фантан, які ўлетку грае класічныя мелодыі ды свеціцца рознымі колерамі амаль кожны вечар. Нешта не сустракаў я ў Беларусі такіх “фішак”: у Шчучыне фантан свеціцца, але не грае.

Даволі хутка знайшоўся гатэль “Градзецкі”. Яго цяжка не прыкмеціць – 18-ціпавярховы гмах навісае над праспектам. Паколькі мы арыентаваліся на бюджэтны адпачынак, то выбралі недарагі нумар, прычым адміністратарка запэўніла, што ён – адзін з найлепшых… Мама мія, што ж у такім выпадку ўяўлялі з сябе горшыя? Адсутнае вечка ўнітаза, бітая плітка, старая бялізна і мэбля… Калі ідзеш па калідоры 14-га паверха, то ўсцяж бачыш дзіркі і шчыліны ў сценах – нібыта з 1980-х нічога не рамантавалася. З іншага боку, персанал быў даволі ветлівы, ложкі нас вытрымалі, ліфты і тэлевізар працавалі, гарачая вада знікала толькі пасля 22.00.

Паўтару следам за Віктарам Цоем пра “Градзецкі”: “Мотор заржавел, но мы едем вперед”. Усё ж падарожнікам з грашыма гэты гатэль я не рэкамендаваў бы. На тым жа праспекце Міру бліжэй да Краснай плошчы (!) стаіць трохзоркавы гатэль “Україна” – ёсць шанс, што камфорту там болей. Дый многія чарнігаўцы ахвотна здадуць кватэрку… Але пошукам жытла варта займацца заранёў. Мы ж фактычна выбралі першы-лепшы варыянт (прыкладна 10 долараў за суткі на дваіх).

Пра Чарнігаў нярэдка пішуць, што ён “ціхі і спакойны”. Насамрэч горад нечым нагадвае Пінск, дзе рака “павольна і зачаравана” нясе воды свае; толькі тут замест Прыпяці і Струменя – Дзясна і ейны прыток Стрыжань. У Дзясне можна купацца, што мы і рабілі. Пэўная нязручнасць у тым, што рака плыткая, і нават на сярэдзіне асабліва не паплаваеш, дый цячэнне зносіць. Затое немалую асалоду мы атрымалі ад відовішча рыб, дробных і вялікіх, якія часам гойсаюць ля дна, а часам выскокваюць з вады і лётаюць на манер дэльфінаў. Файнай была і прагулка на цеплаходзе пад некалькімі мастамі, яна доўжылася гадзіну і каштавала ўсяго 30 грн (менш за 1,5 долара; а ў Пінску, толькі што паглядзеў, каля 3 долараў за 40 мінут). Цеплаход адыходзіць штодзённа – у выходныя аж па некалькі разоў – ад рачнога вакзала, маляўнічае наваколле якога само па сабе заслугоўвае агляду. У чарнігаўскай зямлі хіба што жалеза не расце…

Яшчэ лепшыя ўмовы для плавання – у гідракар’еры “Земснарад” за пару кіламетраў ад цэнтра, калі ісці або ехаць на поўдзень. Знайсці “Земснарад” на карце горада – не праблема, як і сама карта. Што дзіўна, 23 ліпеня нават на пляжы я бачыў агітацыйны аўтамабільчык дэпутата Вярхоўнай Рады Юрыя Бубліка (так!) – відаць, прыехаў разам з паплечнікамі па партыі падтрымаць кандыдата ад “Свабоды” Мішчанку. Зрэшты, як будзе паказана далей, пляжная агітацыя свабодаўцу не памагла.

Пабывалі мы, натуральна, на рынках Чарнігава. Прывакзальны не дужа запомніўся, а вось на “Казаку” (уваход ля Галоўпаштамту) насамрэч хапала ўсяго. Мы аддалі перавагу вішням за 0,3 долара; абрыкосы каштавалі прыкладна столькі ж. Каўбасу з ласяцінай пакаштаваў упершыню, балазе адносна недарагая. Нават за 1 грыўню ў горадзе можна купіць булачку, і паабедаць за 30-45 грн (1,5-2 долары) не ёсць вялікай праблемай.

Чарнігаўшчына лічыцца бедным рэгіёнам, заробкі ў “горадзе легенд” ці не ўдвая меншыя, як у Кіеве (па неправераных звестках, ледзь перасягаюць 2000 грн), але беднасць не заўсёды кідаецца ў вочы. Абцерханыя фасады, тралейбусы 20-30-цігадовай даўніны з пункту гледжання турыста проста дадаюць каларыту… Дарэчы, меркаванне пра кепскі стан дарог ва Украіне цяжка прыняць без агаворак. Шляхі ад беларускай мяжы да Чарнігава і далей да Кіева выглядаюць цалкам прыстойна, дый у самім горадзе асфальту бракуе толькі на асобных вуліцах.

Сэрца Чарнігава – Вал, некалі там быў замак, а цяпер – парк, дзе стракаціць уваччу ад цэркваў (у тым ліку ХІІ ст.), манументаў такім дзеячам, як князь Ігар, Іван Мазэпа, Аляксандр Пушкін, Тарас Шаўчэнка. Хапае і гарматаў… Па дрэвах скачуць вавёркі з пухнатымі хвастамі; шмат дзе вісяць для іх кармушкі. Мы зайшлі ў будынак калегіума, дзе за 5 грн нам паказалі выставу “Чарнігаў і чарнігаўцы 100 гадоў таму” – з самаварамі і стэрэаскопам амерыканскай фірмы, праз якую тагачасныя жыхары разглядалі паштоўкі ў фармаце 3D.

У адной з кнігарань натрапіў на кнігу, якую перакладаў з англійскай яшчэ ў 2012 г., што мяне добра пацешыла. Пацешыў і салон “Інтэрмеца” на вул. Шаўчэнкі, дзе апрача кніг, здаецца, частуюць кавай (не правяраў). На адной з кніжных паліц фламастарамі распісаліся пісьменнікі, прыемна было пабачыць прозвішчы беларусаў Уладзіслава Ахроменкі, Максіма Клімковіча.

Танна ў горадзе каштуюць сувеніры. На прасп. Міру мы набылі гліняны кубак за 25 грн (крыху болей за долар), а магніцікі знайшлі нават па 6 грн. Аналагічныя ў Кіеве абышліся б даражэй у 1,5-2 разы, а ў Мінску дык і ў 3 разы. Даволі багаты выбар сувеніраў – на вул. Войкава, 5, метраў за 200 ад “Градзецкага”.

Зайшлі мы і на яўрэйскія могілкі – у заходняй частцы горада, на той жа вул. Войкава. Большасць пахаванняў датуецца пачаткам 1970-х гадоў. Відавочна, магілы даглядаюцца слаба; многія з іх зараслі травою ў чалавечы рост. У той жа час мы не заўважылі слядоў вандалізму, могілкі добра агароджаны і ў бліжэйшы час іх ніхто не знясе.

Рэзюмуючы, РЭКАМЕНДУЮ Чарнігаў усім турыстам. Мажліва, ён не мае сталічнага лоску, аднак кожны ў ім знойдзе, што паглядзець і што купіць: нездарма вясёлы малады падарожнік Яраслаў Гула тут https://www.youtube.com/watch?v=RodcrFituAc выставіў яму ацэнку 4,6 з 5. Дробныя побытавыя нязручнасці (так, увесну на паштамце закрыўся перагаворны пункт і доступ да інтэрнэту) – не перашкода для крэатыўных асоб 🙂 Інтэрнэт па 5 грн за гадзіну ёсць каля рынку – зала з камп’ютарамі схавалася ў памяшканні абласной суполкі мастакоў. Гавораць у горадзе пераважна па-руску і па-украінску, але разумеюць і беларускую. Афіцыянты пазітыўна рэагуюць на англійскую мову.

  1. Вачыма палітолага

Украінскія выбары ніколі мяне асабліва не цікавілі, і на ранку ў дзень прыезду я нават не ведаў, што ладная частка Чарнігава – гэта 205-я выбарчая акруга, дзе адбываюцца жорсткія перадвыбарныя баталіі. Аднак неўзабаве ўвайшоў у курс, як толькі агледзеўся… Цяжка было ігнараваць транспаранты на сценах дамоў, бігборды, налепкі і агітацыйныя палаткі, якімі быў застаўлен ці не ўвесь праспект.

Спачатку я падумаў, што на месца ў Вярхоўнай Радзе прэтэндуе дзясятак кандыдатаў, але ж іх было 100 з лішнім (да дня выбараў застаўся 91, і ў выніку выбарчы бюлетэнь меў даўжыню каля метра). Насамрэч рэальных кандыдатаў было не больш за тузін, астатнія хіба “адбывалі нумар”, імітавалі сваю прысутнасць.

Найбольш актыўна агітацыяй займаліся, на мой погляд, Сяргей Беразенка, Аляксей Дзям’яненка, Мікола Звераў, Уладзімір Зуб, Тарас Кастанчук, Генадзь Корбан, Аляксандр Мельнік, Андрэй Мішчанка – прынамсі іхнія агітматэрыялы патрапілі ў маю калекцыю. Жыўцом бачыў Беразенку, Зверава і Кастанчука. Зараз, калі пішу гэтыя радкі (28 ліпеня), ужо вядома, што перамог стаўленік уладнага “Блока Пятра Парашэнкі” Беразенка, але тыдзень таму вынікі яшчэ не былі ясныя. Ясна было адно: адміністрацыя прэзідэнта зробіць усё, каб у Вярхоўную Раду не трапіў прадпрымальнік Корбан, былы намеснік Ігара Каламойскага ў Днепрапятроўскай абласной адміністрацыі, увесну 2015 г. адхілены з пасады разам з шэфам.

У першы ж дзень я пабачыў мітынг прыхільнікаў Мішчанкі – так званае “народнае веча” ў парку, на якое прыехаў “сам” Алег Цягнібок. Вядома, асаблівых сімпатый да “Свабоды” не маю і мець не магу, але мушу аддаць належнае: Цягнібок – харызматычны прамоўца. Выступаў ён супраць прыватызацыйных планаў урада, падвышэння камунальных тарыфаў… Я так даўно не быў на перадвыбарных мітынгах, што слухаў прамовы з цікавасцю.

Увечары 21 ліпеня, пачуўшы музыку з двара насупраць “Градзецкага”, мы вырушылі ў той бок… і апынуліся на мітынгу-канцэрце ў падтрымку Кастанчука, “сапраўднага кропа”. Скора я зразумеў, што гэты ўдзельнік баёў на ўсходзе Украіны процістаўляў сябе “несапраўднаму кропу”, то бок старшыні партыі “УКРОП” Корбану… Проста на дваровай пляцоўцы прыхільнікі Кастанчука зладзілі выступ кіеўскага гурта “Украіначка” пад кіраўніцтвам народнага артыста Віталя Юхіменкі. За канцэртам можна было сачыць з вокнаў шматпавярховых дамоў – паглядзелі і мы на скокі дзяўчат. Як ні дзіўна, праз тры дні, вяртаючыся ў цэнтр горада зусім іншым шляхам, мы зноў пачулі “Украіначку” на мітынгу Кастанчука, і таксама на дваровай пляцоўцы (на якой было пазначана, што адрамантаваў яе Беразенка…) Апрача таго, 24 ліпеня камандзіра штурмавой роты батальёна “Данбас” падтрымлівалі людзі ў форме колеру хакі. Адзін з іх, Ярэма, на пацеху публіцы жангляваў гірамі. Каляровы інфармацыйны бюлетэнь “Вісник справедливості”, што раздаваўся на другім мітынгу, уразіў добрай паперай… і звышагрэсіўнымі, на мяжы фолу, нападкамі на Корбана.

“Наязджаў” на пратэжэ Каламойскага і іншы кандыдат у вайсковай форме – Алег Мікац. Ад яго імя на мясцовым тэлебачанні круцілі ролік, дзе людзі сварацца ў чарзе па дармовыя прадукты, якія раздавала дабрачынная суполка “Укроп”. Аднак з падачы Корбана на цэнтральных вуліцах былі вывешаны плакаты: “Лепш карміць людзей ежай, чым пустымі абяцанкамі”. Чаргу па ежу ля Дома ўрачыстасцей 24 ліпеня бачыў сам, канфліктаў “вакол грэчкі” тады не было. Запомніўся добра апрануты чалавек, які падыходзіў да пенсіянераў і раздаваў ім візітоўкі. Прыгледзеўшыся, я пазнаў старшыню Чарнігаўскага абласнога савета Міколу Зверава, каляровыя афішкі якога таксама былі развешаны па горадзе. Яго лозунгам было “Не галасуй за акупантаў” (падобна, мелася на ўвазе, што асноўныя прэтэндэнты, Беразенка і Корбан, раней у горадзе не жылі, а вось ён, Звераў, “свой у дошку”).

Мы з жонкай атрымалі “нішцякі” не толькі ад Кастанчука, але і ад Корбана (пракаціліся на каруселі, уваход на якую дзякуючы “Укропу” быў дармавы), і ад Беразенкі (бясплатны канцэрт гурта “Brutto” на Краснай плошчы 24 ліпеня – праўда, гэтая імпрэза з выхадам на сцэну самога “героя” і яго агітатараў мела дзіўнаваты прысмак), і ад лекара Зуба (яго актывісты проста на праспекце мералі ціск ахвотным). Будучы староннім назіральнікам, я мог сабе дазволіць пасмейвацца ў кулак з усіх кандыдатаў.

Дыялог з прадстаўніцай штабу 33-гадовага “апазіцыянера” Дзям’яненкі быў прыкладна такі:

  • Хіба ў гэтага хлопца зараз ёсць шансы?
  • Ой, практычна няма… Але мы арыентуемся на мясцовыя выбары (увосень 2015 г. – В. Р.) За ім не стаяць вялікія грошы… (злавіўшы мой позірк на агітацыйны аркуш, дзе за Дзям’яненку выступае Вадзім Рабіновіч). А Вы ведаеце, хто такі Рабіновіч? Гэта самы сумленны яўрэй! Ёсць жыды, такія як Сенька і Валодзька (Яцанюк і Гройсман – В. Р.), а ёсць яўрэі – гэтаксама як ёсць хахлы і ёсць украінцы. Вось Рабіновіч – малайчына!

Па мясцовым канале “Дзяцінец” 22 ліпеня паказвалі, як пенсіянеры часова перакрылі вуліцу, калі ўлады прыпынілі раздачу грэчкі ад Корбана. Нейкая цётка з “маршруткі” абуралася паводзінамі пратэстоўцаў: “Вы прадаліся жыдам, ідзіце, як я, у сяло працаваць!” Усё гэта журналісты падавалі без каментарыяў.

Перад канцэртам 24 ліпеня Беразенка аб’явіў прысутным на Краснай плошчы, што адбываецца выбар паміж палітыкай узору 90-х і палітыкай, скіраванай у будучыню. Што ж, доля ісціны ў тых словах была: напэўна, Корбан (1970 г. нар.) як асоба склаўся ў 1990-я гады і запазычыў з таго часу некаторыя свае метады. Магу памыліцца, але аматар шахмат і член іудзейскай абшчыны слаба валодае ўкраінскай, і сваю агітацыю вёў пераважна па-руску. Аднак ці лепшай будзе альтэрнатыва – “загадчык гаспадаркай” Парашэнкі? Плюсам гэтага хлопца з’яўляецца хіба маладосць (ён 1984 г. нар.), а так збольшага ён выдае на беспрынцыповага палітыкана. Характэрна, што ў выбарчы спіс трапіў нейкі Карбан – тыповы паліттэхналагічны прыём, калі рэгіструецца чалавек з падобным прозвішчам, каб заблытаць выбарцаў. Не буду спыняцца на тым, што ў Чарнігаве быў затрыманы аўтамабіль са зброяй і “дамовамі” на карысць Беразенкі, за падпісанне якіх гараджанам нібыта плацілі неблагія грошы (дарэчы, 26 ліпеня ў цэнтры віселі абвесткі з кур’ёзным тэкстам: “Задержанные с оружием в Toyota Camry съели все списки на выплату 400 грн и социальные договоры!”) Цікава, што яшчэ 16 ліпеня Беразенка заяўляў праз сваю рэкламную газету, што “не час рабіць для людзей гучныя канцэрты, якія хоць і даруюць людзям радасць, але не прыносяць адчувальнай карысці”, а ўжо праз тыдзень у горадзе распачаліся тыя самыя “гучныя канцэрты”… І каб хаця выступаў толькі Сяргей Міхалок з таварышамі, як тут: https://www.youtube.com/watch?v=rG7ktTFlzZ8 , а то 23 і 25 ліпеня самадзейныя артысты ў спёку круціліся перад 20-30 гледачамі…

У цэлым палітычная сістэма Украіны застаецца няўстойлівай. Замнога людзей спекулююць на ідэях “Майдану” і вайны з тэрарыстамі-сепаратыстамі, замала жадання дамаўляцца міжсобку. Калі б замест 91 кандыдата вылучалася не больш за 5-6, як бы прыдаліся краіне зэканомленыя грошы! Насцярожвае і гатоўнасць “актывістаў” дзяліць грамадства на “правільных” і “няправільных” змагароў, “жыдоў” і “нежыдоў”, “акупантаў” і “тутэйшых”… Між тым я не ўпэўнены, што хаос у розумах палітыкаў істотна ўплывае на свядомасць выбарцаў. Украінцы – як правіла, людзі прагматычныя і выжываюць, як умеюць. Палі па дарозе з Чарнігава ў Кіеў спрэс засеяныя, хаты ў вёсках глядзяцца дыхтоўна і нават курс нацыянальнай валюты, здаецца, стабілізаваўся. Сімвалам здаровага глузду сталіся для мяне палаткі агітатараў за Беразенку і Корбана, што мірна суседнічалі перад “Градзецкім”.

Ahitki

rubinczyk[at]yahoo.com

Мінск, 28.07.2015

Опубликовано на сайте 28 июля, 23:10

О Максе Левчине. “Миллионер на колесах”

15.07.2015

Максу Левчину – украинскому эмигранту, сумевшему стать своим в Кремниевой долине, сегодня исполняется всего 40 лет. Однако за его спиной уже множество успешных интернет-проектов. Состояние IT-гения оценивается в сотни миллионов долларов, а его главным детищем – электронной платежной системой PayPal – пользуются более 160 млн человек в 190 странах мира.

Не физик, не лирик

15 июля 1975 года в семье известного киевского прозаика и поэта Рафаэля Левчина и физика-теоретика Лилии Зельцман родился мальчик. Его назвали Максимилианом, в честь любимого отцовского поэта – Волошина. Никто тогда и предположить не мог, что из советского ребенка с «литературным» именем вырастет компьютерный гений. Физика и лирика с детства хорошо уживались в Максе. Он любил точные науки (а физиков, кроме мамы, в семье было немало) и успешно учился в одной из самых престижных в украинской столице физмат школ. Однако папины гены тоже давали о себе знать: мальчик писал фантастическую прозу. А также играл на кларнете.

Юношей Макс мыслил себя в будущем ученым-математиком. Но судьба распорядилась иначе. Его родители советскую власть никогда особо не жаловали, скорее даже наоборот: Рафаэль Залманович был убежденным антисоветчиком и диссидентом, а семья неоднократно сталкивалась со случаями антисемитизма, поэтому, когда в 1991 году появилась возможность покинуть страну, решение об отъезде было принято без колебаний. Так в 16 лет юный Максимилиан Левчин оказался в Чикаго.

Сумасшедший русский

К моменту переезда Макс, а именно в США его имя окончательно укоротилось до общеизвестного, уже хорошо знал английский язык. Это помогло ему быстро привыкнуть к жизни в новой стране и почувствовать себя американцем. Он окончил школу и поступил в Иллинойский университет в Урбана-Шампейне.

Время учебы Макса в университете совпало с бумом развития высоких технологий. Из громоздких и применимых только в специализированных конторах машин компьютеры превращались в товар массового потребления. Персональные компьютеры появились в каждом доме, а глобальная сеть Интернет становилась год от года всё популярнее. Вполне объяснимо, что именно компьютерные и интернет-технологии стали студенческим увлечением Макса. Он научился основным языкам программирования, стал делать веб-странички. Но его беспокоило не только, как придумать и разработать интересный проект, но и как заставить его приносить прибыль. Ник для сетевого общения в те годы Макс выбрал себе весьма провокационный: Mad Russian – «сумасшедший русский». В 1997 году Левчин закончил учебу и уехал в Кремниевую долину.

Покорение Америки и всего мира

Первые бизнес-эксперименты не принесли Максу ничего, кроме головной боли. Проект Sponsor Net, которым он занимался вместе с однокурсником Люком Носеком, никто не заметил, Net Momentum закрылся из-за отсутствия инвесторов, а Net Meridian был продан компании Microsoft за совсем скромные деньги. Но Левчин не сдавался, еще несколько стартапов принесли ему немного денег, которых всё же хватило для того, чтобы начать работу над тем, что в итоге сделало Макса миллионером. В 1999 году состоялся официальный запуск электронной платежной системы PayPal. А с октября 2000 года начался ее фантастический взлет.

Чем же система Левчина отличалась от конкурирующих, почему в итоге PayPal стала одной из самых популярных в мире? Ответов на этот вопрос много. И один такой: Макс защитил деньги клиентов от попыток хакеров их украсть. Основным минусом электронных платежных сервисов в то время как раз была их уязвимость при взломах. Также Макс принял участие в разработке защитного теста Граусбека-Левчина – одного из первых коммерческих воплощений системы CAPTCHA. Трудности с защитой в те годы испытывал и интернет-аукцион eBay, чья система расчетов Billpointо оказалась крайне уязвимой. В итоге PayPal стали активно использовать для оплаты покупок в интернет-магазинах (этот рынок в США в начале 2000-х очень активно рос), и прежде всего на eBay. В 2002 году eBay купил PayPal за $1,5 млрд, доля Левчина, которому принадлежало 2,3% ее акций, составила $34 млн. В 27 лет Макс стал мультимиллионером.

Неутомимый инноватор

В 2002-м вестник Массачусетского технологического института назвал Левчина «Инноватором года», и Макс не преминул оправдать это звание. В 2004 году он в одиночку запустил новый стартап – фотохостинг Slide, сервис для удобного хранения и публикации фотографий в социальных сетях. Сначала Slide был сайтом для обмена снимками, но успех пришел, когда программа «внедрилась» в соцсети, где пользователям понравилось смотреть на свои фотографии в формате слайд-шоу. Первое время Slide позиционировался как проект для MySpace, которая была главной социальной сетью того времени, но со временем он был доработан и для появившегося позднее Facebook.

В 2010 году Google купил принадлежащий Левчину фотохостинг, сам Макс не только получил $182 млн, но и стал вице-президентом компании. По версии журнала Fortune, в 2009 году он занял 25-е место в рейтинге самых успешных бизнесменов моложе 40 лет. На базе Slide Google планировала запустить собственную социальную сеть, но вскоре планы компании изменились, и в 2011 году проект был закрыт, а Левчин покинул IT-гигант.

В 2004 году одновременно со Slide Левчин запустил еще один проект – социальную сеть Yelp, в которой пользователи оставляли отзывы о компаниях и заведениях. Этот сервис не обрел высокой популярности, но тем не менее существует и сегодня, принося владельцам более $230 млн в год. В компании Yelp Inc. Левчин все эти годы занимает пост председателя совета директоров и остается ее главным акционером.

Сейчас IT-гуру снова интересуют платежные системы, но уже виртуальные. Левчин – прекрасный прогнозист, и, наблюдая за тем, как быстро растет денежный оборот в онлайн-играх, он считает, что реальность компьютерных игр с точки зрения бизнеса в ближайшее время перестанет отличаться от обычной.

Великий квантификатор

Левчин также страстный поклонник квантификации (количественное выражение качественных характеристик для последующего измерения) и лайфлоггинга (автоматическая фиксация повседневной жизни на цифровой носитель). Он делает измерения и строит графики по каждому параметру своей жизни. Например, в течение длительного времени Макс вел график размеров груди своих девушек. После свадьбы бросил. Макс женился на эмигрантке из России Нэлли Миньковой в 2008 году.

Левчин признается, что хотел бы отслеживать гораздо больше данных, чем сейчас, например: уровень кортизола, тестостерона, других гормонов, кислорода в крови, гематокрит, температуру, пульс и многое другое. Сам он говорит об этом так: «Большинство параметров, которые я отслеживаю, – это либо предикторы каких-то состояний, либо они объясняют постфактум результат моей производительности. Стресс, концентрация или ее отсутствие, реакция, физическая сила, скорость выведения молочной кислоты и другие показатели. Я собираю эти данные не из любви к цифрам, а ради достижения максимальной производительности. Я хочу быть максимально эффективным человеком, насколько это возможно для меня. Я не могу стать в два раза умнее, но я могу быть на 5% более сконцентрированным и на 3% быстрее реагировать. Чтобы получить такой небольшой бонус, нужно выполнять очень точные наблюдения и знать о влиянии каждого параметра на производительность».

В будущем такие измерения станут проводиться автоматически, уверен Левчин. Единственное, о чем он сожалеет сейчас – о примитивности современных приборов, призванных отслеживать состояние человека: «Я действительно хотел бы, чтобы кто-то начал продвигать сенсоры длительного действия: игла, которая внедряется под кожу и в течение недели собирает образцы». Макс Левчин уже пытается улучшить жизнь с помощью этого своего увлечения: его новый стартап Glow помогает женщинам забеременеть, измеряя характеристики различных процессов внутри организма.

Есть у Макса и хобби. Первый велосипед ему купила мама. Науку велоспорта он осваивал на треке, расположенном позади их дома в Киеве. Сейчас Левчин проводит время не на велодроме, а в горах Калифорнии, проезжая до 500 км в неделю. Когда Макс переехал в Кремниевую долину, велосипед пылился в гараже. Интерес к нему вернулся после продажи PayPal: Левчин тогда скучал и к тому же сильно поправился. Наконец он стал следить за своим весом и настолько похудел, что его жена, «подсадившая» его снова на велосипед, сказала ему как-то: «Еще немного, и мне придется искать нового мужа. От этого уже почти ничего не осталось».

Несколько лет назад Макс упал на скорости 65 километров в час, повредил бедро и вынужден был прекратить участвовать в гонках. Но не бросил тренироваться, чтобы не потерять форму. Хобби для Левчина – это не отдых, а соревнование, всё, как в бизнесе. Сейчас его главная цель – попасть в большой спорт. Он хочет принимать участие в марафонах и выигрывать гонки.

Но и тут Макс остается верным себе – он пользуется специальным велосипедным компьютером, измерителями мощности и сердечного ритма и датчиком вращения педалей. Это его образ жизни: этот человек не может даже несколько секунд ничего не считать.

Откровения Макса Левчина

Из интервью журналу Technology Reviewот 15.08.2007:

«Я действительно хотел получить научную степень по теории чисел или криптографии. Это может звучать немного странно, но если бы у меня было бесконечное количество времени и возможность сосредоточиться на чем-то, кроме бизнеса, это было бы именно то, чем я хотел бы заниматься. Однажды во время моего годового перерыва я разговорился с человеком, которого хотел бы видеть своим научным руководителем. Ему поначалу понравилась моя идея. Но в конце концов он сказал мне: “Знаешь, ты просто обманываешь сам себя. Ты хочешь создать новую компанию. Так займись этим”. Я начал спорить: “Нет, нет, давай, Дэн, я хочу, чтобы это произошло!” И он сказал: “Нет, ты хочешь начать новое дело”. И он был прав».

«Это был, вероятно, самый несчастливый год в моей жизни: между продажей PayPal и запуском Slide. Если вы испытываете удовольствие, создавая компании, если вы не способны по-настоящему расслабиться и не думать о новых идеях и работе, то вы поймете, что на самом деле отдыхать – это больно. Если бы кто-то сказал мне: “Ты будешь психовать, ты не сможешь выкинуть из головы ситуацию на рынках, это тебе принесет больше боли, чем пользы”, я не уверен, что прислушался бы. Но это действительно был год, когда я мог бы сделать что-то крутое. Вместо этого я пытался расслабиться, но это не сработало».

«Одним из интересных уроков, которые я усвоил, стал тот, что вы осознаете значение чего-то, когда этого чего-то слишком мало. Это касается и вашей личной жизни. Когда вы работаете так тяжело, как мы, создавая компании, у вас есть три часа на сон и четыре, чтобы расслабиться в выходные дни. Это лучшие четыре часа, которые у вас есть. Вы всё еще думаете о работе, но вы очень благодарны за возможность иметь свободное время, чтобы, например, прокатиться на велосипеде».

Анна Кудрявская

Оригинал

Размещено на сайте 26 июля 2015, 14:25

Холокост: кто и как убивал евреев в Латвии

Григорий Смириндоктор истории  18.03.2015

Холокост (греч. hobkauston — всесожжение), как принято называть массовое уничтожение евреев нацистами во время Второй мировой войны, имел свою специфику на различных оккупированных Германией территориях.

После ее нападения на Советский Союз массовое уничтожение евреев началось на всех оккупированных территориях, однако способы и масштабы убийств нередко различались. В то время как в странах Западной Европы евреев депортировали в лагеря смерти (как в самой Германии, так и на оккупированных ею территориях), на территории СССР, в том числе и на землях, присоединенных к Советскому Союзу в 1939-1940 годах, евреи уничтожались на месте, во многих случаях — с привлечением для этой «работы» местного населения.

В качестве примера исследователи, как правило, называют Литву, Латвию и Западную Украину. Эти территории по неоднозначно объяснимым причинам послужили нацистам неким испытательным «полигоном» в «окончательном решении» еврейского вопроса, курс на которое был взят на Ванзейской конференции в Берлине только в начале 1942 года, когда подавляющее большинство еврейского населения на названных территориях уже было уничтожено. Во многих местах, особенно в небольших населенных пунктах, полиция из числа местного населения и другие коллаборационисты уничтожали евреев даже без участия немцев или при акции уничтожения присутствовали один-два представителя оккупантов — для организации.

На территорию Латвии Вторая мировая война пришла 22 июня 1941 года с нападением гитлеровской Германии на Советский Союз. По последней предвоенной переписи населения Латвии (1935 год) в Латвии насчитывалось 93 тысячи евреев. К началу войны эта цифра вряд ли существенно изменилась, только за вычетом депортированных сталинским режимом. Имеющимися в распоряжении историков архивными документами подтверждается депортация из Латвии 14 июня 1941 года 1771 еврея, что составляет 11,7 % всех депортированных при доле евреев в составе населения страны 4,8 %.

В связи со стремительным продвижением немецких войск период времени, в течение которого можно было уйти в советский тыл, оказался очень коротким: оборона Лиепаи началась уже 23 июня, 26 июня пал Даугавпилс, 1 июля гитлеровцы заняли Ригу, а 8 июля в их руках уже была вся территория Латвии.

Следует отметить, что после включения Латвии в состав СССР в 1940 году граница между нею и Российской Федерацией продолжала оставаться закрытой, и для поездок в обоих направлениях требовалось получать специальное разрешение. Такое положение сохранялось вплоть до 3 июля 1941 года, поэтому не все желавшие уйти в советский тыл смогли это сделать. Довольно многие были вынуждены вернуться. Эвакуироваться (фактически это была не эвакуация, а бегство) удалось около 40 тысячам жителей Латвии, из которых, по некоторым оценкам, половину составляли евреи. На момент оккупации всей территории Латвии нацистской Германией, по немецким данным, здесь находилось около 70 тысяч евреев.

Главная роль в уничтожении евреев отводилась четырем специальным группам службы безопасности СД (Einsatzgruppen). Из этих четырех групп Прибалтика входила в сферу деятельности эйнзацгруппы A, которой командовал бригаденфюрер СС Вальтер Шталеккер (Stahlecker) и которая насчитывала 990 человек. Однако эта группа не была единственным организатором и исполнителем Холокоста в своем ареале деятельности. В том или ином виде в это были вовлечены все германские вооруженные подразделения и гражданские оккупационные учреждения. В частности, это некоторые подразделения германской армии — вермахта (особенно полевые комендатуры — Feldkommandantur), морские пехотинцы, полиция — полицейские батальоны и гражданские полицейские. В ряде случаев они демонстрировали местным коллаборационистам, как следует выполнять эту «работу». Оккупационное «гражданское» управление преуспело в использовании евреев в качестве рабской рабочей силы. Именно оно руководило изоляцией евреев в гетто и формально осуществляло управление ими (хотя реально там распоряжалось СД).

Жители оккупированных нацистами стран иногда помогали нацистам, иногда были индифферентны, иногда симпатизировали нацистам или их жертвам. Хотя Холокост в Латвии в целом соответствует отмеченной выше его специфике на оккупированных нацистской Германией территориях СССР, российский историк И. А. Альтман на обширном сравнительном материале приходит к выводу, что по степени вовлеченности местного населения уничтожение евреев в Прибалтике носило беспрецедентный характер (при этом он отмечает, что помимо представителей коренных народов среди этих людей были и люди других национальностей): «Именно на этих территориях нацистский геноцид евреев впервые стал тотальным. <…> Открытое и зверское уничтожение евреев… было одной из особенностей Холокоста в Прибалтике».

Евреи, схваченные и охраняемые людьми в штатском. Лиепая, июль 1941 года
© фото из архива
Евреи, схваченные и охраняемые людьми в штатском. Лиепая, июль 1941 года

Воспоминания переживших Холокост иногда создают впечатление, что не немцы, а представители местного населения развязали массовые убийства евреев, ибо нацистская политика геноцида была выстроена таким образом, что в первый период Холокоста в Латвии (до ноября 1941 года) евреи уничтожались руками местных коллаборационистов, поэтому в качестве своих мучителей и убийц евреи видели латышей, а не немцев.

Вопрос о конкретных мотивах, побудивших значительное число представителей местного населения по собственной воле не только пойти в услужение к нацистам, но и стать соучастниками творимых ими кровавых преступлений еще не вполне ясен. Чем они руководствовались в большей степени: ксенофобскими настроениями, местью евреям за якобы чрезмерное сотрудничество с советской властью (еще один развенчанный миф о том, что с советской властью в большей мере сотрудничали инородцы, а не латыши), жадностью к еврейскому имуществу, желанием выслужиться перед новыми хозяевами (ведь в Латвии хорошо знали немецкий язык, и из передач германского радио было известно, «откуда дует ветер»)?

Во многих случаях (и это убедительно прослеживается в ряде архивных документов) стимулом для вступления в «силы самоохраны», участия в арестах, охране, конвоировании, а затем и расстреле евреев были не столько антисемитские настроения, сколько чувства вседозволенности, безнаказанности и алчности а в ряде случаев — и стремление «загладить вину» за сотрудничество с советской властью в 1940-1941 годах.

Нравственные аспекты нацистского коллаборационизма в Латвии связаны с трагическими коллизиями всего лишь неполного полувека: прокатившиеся по этой территории несколько волн террора — революция 1905-1907 годов, Первая мировая война, революция 1917 года, Гражданская война и иностранная интервенция с их сначала красным, а затем белым террором, наконец, сталинский террор 1940-1941 годов — в значительной мере способствовали одичанию нравов, когда обесценивалась человеческая жизнь.

Точка зрения, высказанная пережившим Холокост в Риге Исааком Клейманом, сводится к тому, что почву для Холокоста подготовили патологические изменения в общественном сознании, деформированные мораль и система ценностей. В этой связи он говорит о «предосвенцимском менталитете» — в таком же значении, как в медицине говорят о «предынфарктном состоянии». Господствовавший в довоенной Европе национализм был деформированным, агрессивным и шовинистическим. Националистической идеологии в Латвии после советских репрессий был нужен образ врага, и в такого коллективного врага было превращено еврейское меньшинство.

Схема антиеврейской пропаганды нацистов была простой, но эффективной. Она использовала следующие особенности Восточной Европы (в отличие от Западной):

— еврейские общины в Восточной Европе жили намного более замкнутой, обособленной жизнью, и местные жители считали, что евреи — «другие»;

— в сознании восточноевропейцев Холокост был как бы затенен террором, осуществлявшимся советской системой.

Местное население подводилось к мысли:

— если евреи — «другие», то они не должны иметь тех же прав, что и мы;

— если они не пользуются теми же правами, что и мы, то их лучше изолировать от нас;

— если они лишены прав и изолированы, то для чего им жить вообще?

Такова была политика нацистского оккупационного режима, свет на которую проливает, в частности, телеграмма шефа немецкой полиции безопасности и СД Рейнхарда Гейдриха командирам эйнзацгрупп на оккупированных Германией территориях от 29 июня 1941 года о том, что «не следует чинить препятствий самостоятельным стремлениям антикоммунистических и антиеврейских кругов к чисткам во вновь занятых областях. Напротив, их [чистки] надо интенсифицировать и там, где это требуется, направить в нужное русло, но не оставляя никаких следов, чтобы эти местные “круги самообороны” не могли позже сослаться на какое-либо распоряжение или данное им политическое обещание».

Массовое уничтожение евреев в Латвии нацистский оккупационный режим начал только после того, как на всей ее территории была создана так называемая латышская «самоохрана» (Selbstschutz) с целью уничтожить евреев руками местных жителей и создать впечатление, что они это делали сами по собственной инициативе. С середины августа по октябрь 1941 года отряды «самоохраны» были ликвидированы по мере того, как была выполнена их главная задача — в малых городах и сельской местности Латвии евреи были почти полностью уничтожены. Дольше вех просуществовал отряд «самоохраны» в Вентспилсе — до начала октября и был ликвидирован только после убийства всех вентспилсских евреев.

«Самоохранщики» в Стренчи (Видземе) после расстрела душевнобольных и евреев-врачей из местной психоневрологической больницы. 1941 год. Фотограф Конрад Крауклис написал на фотографии: "Slepkavas" («Убийцы»).
© “Sestdiena” («Суббота») (4-10 сентября 2004 года)
«Самоохранщики» в Стренчи (Видземе) после расстрела душевнобольных и евреев-врачей из местной психоневрологической больницы. 1941 год. Фотограф Конрад Крауклис написал на фотографии: “Slepkavas” («Убийцы»).

Ряд историков, соглашаясь с тем, что беспрецедентная по своим масштабам политика геноцида стала возможной только при условии ее организации и поддержки всей нацистской государственной машиной, в то же время документированно относят целый ряд акций на счет собственной инициативы коллаборационистов.

На наш взгляд, сторонники обеих точек зрения недостаточно учитывают еще одно обстоятельство, а именно: существование в предвоенной Латвии «пятой колонны» нацистов, которое ярко проявилось в деятельности так называемых «национальных партизан» — пронацистского подполья, включавшего вооруженные отряды местных националистов, делавших ставку на неминуемый военный конфликт между фашистской Германией и Советским Союзом и готовивших в этой связи восстание в тылу Красной армии.

Организация и деятельность подполья координировалась германскими спецслужбами. В Латвии его организаторами и инициаторами активизации при отступлении Красной армии были агенты абвера (германской военной разведки) — бывшие офицеры латвийской армии полковник А. Пленснерс (бывший латвийский военный атташе в Германии) и полковник-лейтенант (подполковник) В. Деглавс (бывший латвийский военный атташе в Литве).

Некоторые отряды (в Латвии их было до 20) насчитывали несколько десятков боевиков. Эти отряды нападали на отступавших красноармейцев и расправлялись с пытавшимися эвакуироваться в советский тыл мирными жителями или передавали их гитлеровцам. Возомнив себя «национальными партизанами», в действительности никаких «национальных» задач они не решали, а были всего лишь инструментом в руках германских секретных служб, по замыслу которых, деятельность этих вооруженных формирований должна была быть кратковременной и ограничиться еврейскими погромами, однако какой-либо роли в завоевании и контроле территории для них предусмотрено не было. Поэтому 8 июля 1941 года, когда Германией была оккупирована вся территория Латвии эти отряды были расформированы как самочинные и им было приказано сдать оружие. Вместо них из тех же боевиков была организована вспомогательная полиция порядка (Hilfspolizei), теперь уже под полным контролем СД.

Требует изучения вопрос о связи упомянутых отрядов с группами террористов, на действия которых указывают не только историки, но они прослеживаются и в воспоминаниях очевидцев тех событий — как уже ушедших из жизни, так и ныне здравствующих. Речь в них, в частности, идет об обстреле с крыш и чердаков домов мирных жителей Риги, пытавшихся эвакуироваться в советский тыл. Череда огневых точек у Центрального вокзала и вдоль главной магистрали города — улицы Бривибас недвусмысленно свидетельствовала о том, что в те дни велась организованная охота на людей.

Уничтожение евреев началось уже на второй день немецкого вторжения в Латвию, 23 июня, в Гробине, где людьми из эйнзацгруппы А на еврейском кладбище были убиты шестеро местных евреев. Однако массовое уничтожение еврейского населения в латвийской провинции началось несколькими неделями позднее. Для его начала оккупанты сочли важными две предпосылки: установление и укрепление оккупационного режима и обеспечение участия местного населения в уничтожении евреев.

Внедрялась следующая схема обращения с евреями:

— выявление (местной латышской администрации было поручено зарегистрировать всех проживавших на соответствующий административной территории евреев). Без этого нацисты не могли бы идентифицировать евреев, а следовательно, не смогли бы уничтожить столь большое число людей в такие короткие сроки (бόльшая их часть была уничтожена к концу 1941 года);

— стигматизация, т. е. «клеймение» (принуждение евреев к ношению на одежде определенного опознавательного знака, преимущественно желтой шестиконечной звезды. В Лиепае это были сначала желтые прямоугольники, а в Прейли — пятиконечные звезды);

— геттоизация, т. е. изоляция в специально выделенных для этого кварталах города, — по аналогии со средневековым гетто (части города в средневековой Европе, выделенной для изолированного проживания евреев);

— уничтожение (для этого была создана упомянутая «самоохрана» и специальные подразделения СД, набранные из местных жителей).

В постсоветской историографии Латвии обычно говорится о существовании в Латвии трех еврейских гетто — в Риге, Даугавпилсе и Лиепае, гетто имели характерную для таких мест «полную структуру» (еврейский совет (юденрат), биржа труда, еврейская полиция, медицинская и социальная службы и т. д.). Однако вопрос о числе гетто на территории Латвии не однозначен. По данным, восходящим к советской Чрезвычайной государственной комиссии, здесь их насчитывалось 18. Места изоляции евреев на специально отведенной территории в населенном пункте с целью их последующего уничтожения имелись в Айзпуте, Бауске, Балвах, Вараклянах, Вентспилсе, Виляке, Даугавпилсе (Гриве), Елгаве, Зилупе, Карсаве, Краславе, Крустпилсе (ныне часть г. Екабпилса), Лиепае, Лудзе, Прейли, Резекне, Риге, Яунелгаве.

Вселение даугавпилсских евреев в гетто. Июль 1941 года
© фото из архива
Вселение даугавпилсских евреев в гетто. Июль 1941 года

Среди созданных для убийства евреев вспомогательных подразделений СД первой была команда Мартиньша Вагуланса в Елгаве (создана 29 июня и распущена уже в середине августа, когда она выполнила свою задачу). Второй и самой известной была команда Виктора Арайса, которая убивала евреев самое малое в 19 местах оккупированной Латвии и число жертв которой по меньшей мере 26 тысяч человек; она участвовала в карательных операциях и за пределами Латвии и уничтожила в общей сложности примерно 60 тысяч человек; третьей была группа Греберта Тейдеманиса в Валмиере.

В качестве кругов, из которых рекрутировались нацистские коллаборационисты, можно назвать ряд категорий лиц: избежавшие сталинских массовых репрессий 14 июня 1941 года; уволенные в конце июня из-за недоверия военнослужащие 24-го территориального (латвийского) стрелкового корпуса Красной армии (в него в августе 1940 года была преобразована латвийская армия); бывшие советские активисты, стремившиеся «искупить грехи»; лица (их было особенно много), склонные без промедления менять свою политическую ориентацию в условиях частой смены власти; лица, связанные с германскими спецслужбами.

Первыми в массовом порядке были убиты евреи латвийской провинции — в малых городах и сельской местности (около 30 тысяч). Это произошло до конца лета 1941 года. Если в крупных городах — Риге, Даугавпилсе и Лиепае — в первые месяцы оккупации уничтожение носило в некоторой степени избирательный характер и здесь существовала какая-то вероятность спасения, то в малых городах, местечках и сельской местности оно было тотальным.

Наблюдалось два подхода к убийству евреев. Иногда убийства происходили в несколько этапов: прежде всего уничтожались мужчины, а позднее — женщины и дети, а иногда одновременно уничтожались все. Первый случай тотального уничтожения имел место в Ауце 11 июля 1941 года, когда одновременно были убиты все евреи, включая женщин и детей.

После уничтожения большей части латвийских евреев перед нацистскими пропагандистами была выдвинута новая задача: тесно привязать латышскую нацию к гитлеровскому Третьему рейху. Надо сказать, что во многом это тогда удалось, если принять во внимание число бежавших из Латвии вместе с гитлеровцами и успешность реэкспорта в Латвию возникших в их среде исторических мифов. Эти мифы, к сожалению, не были критически восприняты рядом местных, латвийских авторов, которые в период кризиса и крушения советского режима, а также в постсоветский период действовали «от противного»: охотно подхватывали все, что шло вразрез с советской историографией.

Психологическая природа подобных мифов понятна: воевавшие за неправое дело и проигравшие в этой борьбе искали для себя оправдания в собственных глазах. Однако живучесть мифов не только в массовом сознании, но даже в трудах историков оказалась велика. Некоторые из таких мифов даже перекочевали в школьные учебники. Дело в том, что ученые-историки, даже на будучи политически ангажированными, не всегда способны абстрагироваться от представлений, бытующих в обществе на уровне обыденного сознания. Конкретно в условиях Латвии это усугубляется еще и числом воевавших на стороне нацистской Германии (оценивается от 146 до 150 тысяч человек). Если учесть, что к началу войны население Латвии составляло около 2 миллонов (около 80 % были латыши), то это могло затронуть большинство латышских семей. К тому же, нацистский оккупационный режим на территории Латвии (если исключить его отношение к евреям) в целом был мягче, чем на ряде других оккупированных Германией территорий.

Особенности Холокоста в Латвии в разные отрезки времени позволяют провести некоторую его периодизацию.

Первый период можно назвать этапом эйнзацгрупп, когда нацисты уничтожали евреев в основном руками местных коллаборационистов, а руководили убийствами и частично осуществляли их подразделения эйнзацгруппы А. Он продолжался с июля до конца августа 1941 года, когда были убиты несколько тысяч евреев в Лиепае и Риге (в основном это были мужчины) и подавляющее большинство евреев в малых городах и сельской местности.

С прибытия в Ригу назначенного высшим руководителем полиции и СС в Остланде обергруппенфюрера СС Ф. Еккельна (Jeckeln) 16 ноября 1941 года начинается второй этап Холокоста в Латвии, который связан с убийством рижских евреев в Румбульском лесу и лиепайских евреев в дюнах Шкеде.

Узники Рижского гетто по пути на расстрел в Румбулу. Фото, сделанное неизвестным фотографом 8 декабря 1941 года
© фото из архива
Узники Рижского гетто по пути на расстрел в Румбулу. Фото, сделанное неизвестным фотографом 8 декабря 1941 года

Еккельн лично спланировал и собрал подразделения для обеспечения убийства. В двух румбульских акциях 30 ноября и 8 декабря 1941 года погибли около 25 тысяч рижских евреев и 1000 евреев, привезенных из Германии. В дюнах Шкеде вблизи Лиепаи 15-17 декабря 1941 года было убито более 3500 евреев. Одновременно с уничтожением рижских евреев в Румбуле на станцию Шкиротава в Риге стали прибывать железнодорожные составы с «евреями из рейха», которых предусматривалось уничтожить в Латвии. Прибытие таких составов продолжалось вплоть до декабря 1942 года.

На начало 1942 года в живых оставались только 6000 латвийских евреев, которых продолжали использовать как рабскую рабочую силу. С этим связан третий этапХолокоста в Латвии, когда убийства евреев продолжались в гораздо меньших масштабах, а в целом этот этап характеризуется функционированием трудовых лагерей. Это были «малые гетто» в Риге и Даугавпилсе; в Лиепае гетто было создано позднее, чем в других городах Латвии (1 июля 1942 года). Своеобразной формой трудового лагеря у нацистов были казернирунги (нем. Kasernierung — казарменное положение) — поселение узников в доме-казарме вблизи места работы. К ноябрю 1943 года все евреи из латвийских гетто были переведены в построенный в Риге концлагерь Кайзервальд и 11 его филиалов (в Риге и за ее пределами).

Четвертый этап Холокоста латвийских евреев — это вывоз тех из них, которые остались в живых, с приближением к Риге Красной армии начиная с 6 августа 1944 года в концлагеря на территории Польши и Германии и их гибель там. Особенностью Латвии по сравнению с другими территориями СССР, оккупированными нацистской Германией, было то, что нацистская оккупация продолжалась здесь с первого дня войны — 22 июня 1941 года и вплоть до капитуляции Германии 8 мая 1945 года. Хотя бóльшая часть территории Латвии оказалась в руках Красной армии уже осенью 1944 года, до самого конца войны существовал «Курляндский котел», где в лесах скрывались несколько десятков евреев (около 50 человек), из которых половины были пойманы и убили. В Лиепае до марта 1945 года находилось точно не выясненное число евреев, которых в октябре 1944 года вывезли из Риги. Часть осталась в Лиепае до капитуляции Германии, а часть в марте 1945 года была перевезена в Гамбург. Для тех евреев, которых с 6 августа до начала октября 1944 года вывезли из концентрационного лагеря Кайзервальд в Риге в концлагерь Штутгоф на территории Польши и далее в лагеря в Германии, Холокост закончился только после капитуляции Германии. Из евреев, депортированных из оккупированной Латвии и в Латвию, выжили только 1182 человека.

Установлено более 400 попыток спасения евреев годы нацистской оккупации Латвии их нееврейскими согражданами — удачных, как это сделали, например, рижанин Жанис Липке (более 50 человек) и лиепайчанин Роберт Седолс, и неудачных — например, рижанка Алма Полис, погибшая от рук нацистов.

В течение всех послевоенных лет в научной литературе и публицистике актуальным был вопрос о розыске и наказании нацистских преступников, который был связан главным образом с тем, что в условиях «холодной войны» тогдашнее руководство стран Запада последовательно не придерживалось принципов ряда международных соглашений (начиная с Декларации об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства от 30 октября 1943 года и т. д.), и фильтрация перемещенных лиц была поставлена у них из рук вон плохо. Ни для кого не секрет, что среди этих лиц были отнюдь не только люди, бежавшие от сталинского режима или угнанные нацистами насильно (так, перед отступлением гитлеровцы устроили настоящую охоту на людей в Риге), но и лица, каким-либо образом запятнавшие себя сотрудничеством с гитлеровцами, а также соучастники их преступлений. В результате именно такой политики очень многие преступники ушли от ответственности вообще либо наказание настигло их только спустя многие годы.

Расстрел лиепайских евреев в дюнах Шкеде. Декабрь 1941 года

© фото из архива
Расстрел лиепайских евреев в дюнах Шкеде. Декабрь 1941 года

В то же время в Советском Союзе в первое двадцатилетие после Второй мировой войны было проведено большое число судебных процессов над нацистскими преступниками и их местными сообщниками. Если в первые послевоенные годы эти процессы носили во многом присущий сталинской «юстиции» шаблонный характер, то в период хрущевской «оттепели» уже имела место состязательность обвинения и защиты. Однако в любом случае следственные материалы этих процессов содержат множество часто весьма подробных показаний, являющихся, несмотря на отпечаток времени и обстоятельства их получения, важными историческими источниками, на сегодняшний день иногда единственными, которые позволяют (разумеется, при соответствующем критическом отношении) восстановить подлинную картину происшедшего.

P.S. Baltnews.lv. В январе 2015 года председательствующая в Евросоюзе Латвия заблокировала проведение в ЮНЕСКО историко-документальной выставки о Холокосте и нацистских карательных операциях.

На центральной фотографии: Беженцы, не успевшие эвакуироваться и возвращенные «пятой колонной» в оккупированную Ригу. Июль 1941 года.

Оригинал

Размещено на сайте 26 июля 2015, 13:38

 

Военврач Леонид Фиалковский, автор “Сталинградский апокалипсис”

В материале Интересные судьбы. Пинхас Мотелевич Кацевман я начал рассказ о том как узнал о Леониде Иосифовиче Фиалковском. Здесь же будет более подробно о нем и, надеюсь, это будет иметь продолжение.

Вначале хочу поблагодарить известную в Германии журналистку и писательницу Татьяну Окоменюк, благодаря переписке с которой я начал узнавать новое о Леониде Фиалковском. Было это 20 июня с.г. Продолжая искать связь с теми, кто хорошо его знал, я вышел на живущую во Франции, члена Ассоциации Франко-Европейской Литературы, писательницу Татьяну Вейсс. Так закрутилась и, думаю, будет продолжена еще одна интересная история, которая достойна отдельного большого материала.

Фиалковский, Леонид Иосифович
Сталинградский апокалипсис.
Танковая бригада в аду

Сайт «Военная литература»:militera.lib.ru
Издание:Фиалковский Л. И. Сталинградский апокалипсис. Танковая бригада в аду. — М.: Яуза, Эксмо, 2011.
Источник: Флибуста (flibusta.net)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Фиалковский Л. И.Сталинградский апокалипсис. Танковая бригада в аду. — М.: Яуза, Эксмо, 2011. — 448 с. (Великая Отечественная: Неизвестная война). Тираж 3500 экз. ISBN 978-5-699-49076-9.
Аннотация издательства: Хотя дневники на фронте были под полным запретом, автор вел ежедневные записи на протяжении всего 1942 года. Этот уникальный документ — подробная летопись Сталинградской битвы, исповедь ветерана 254-й танковой бригады, прошедшей решающее сражение Великой Отечественной от донских степей до волжских откосов и от ноябрьского контрнаступления Красной Армии до отражения деблокирующего удара Манштейна и полной ликвидации «котла». За 200 дней и ночей Сталинградского побоища бригада потеряла более 900 человек личного состава и трижды переформировывалась после потери всех танков. Эта книга — предельно откровенный и правдивый рассказ о самой кровавой битве в человеческой истории, ставшей переломным моментом Второй Мировой войны.
Глава первая.Родина зовет (17 июля — 5 августа 1942 г.)
Глава вторая.Встреча с противником (6-23 августа 1942 г.)
Глава третья.Отступление (24 августа — 9 сентября 1942 г.)
Глава четвертая.Захват плацдарма (10 сентября — 5 октября 1942 г.)
Глава пятая.Затаились в степи (6 октября — 18 ноября 1942 г.)
Глава шестая.Контрнаступление (19 ноября — 31 декабря 1942 г.)
Глава седьмая.Ликвидация «котла» (1 января — 4 февраля 1943 г.)

Леонид Фиалковский является лауреатом Второго Международного литературного конкурса “Лучшая книга-2010” в номинации “Крупная проза”, занявший 3-е место за книгу “Жизнь под дамокловым мечом”.
Он награждён бронзовой медалью
и дипломом лауреата.

НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ ЧИТАТЕЛЬ ИМЕЕТ ДОСТУП
К СЛЕДУЮЩИМ КНИГАМ АВТОРА:

ФИАЛКОВСКИЙ Леонид
«Сталинградский апокалипсис.
Танковая бригада в аду»,
мемуарная литература, на рус. яз.,
448 стр., 138х199 мм., твёрд. обложка,
2011 г.

Издательство “Яуза”.

Эта книга – предельно откровенный и правдивый рассказ о самой кровавой битве в человеческой истории, ставшей переломным моментом Второй Мировой Войны.

   Если у читателя есть желание узнать от очевидца и участника этих событий, как он и его однополчане тогда жили, воевали, о чём мечтали, на что надеялись – прочтите эту книгу. Вы найдёте честное и правдивое изложение этих событий.

*КНИГУ ПРЕДОСТАВИЛ АВТОР
ФИАЛКОВСКИЙ Леонид
«Жизнь под дамокловым мечом»,
на рус. яз., 2007 г., роман,
326 стр., 142х205 мм., мягк. обл.,
Франция, АФЕЛ.

© Bibliothek von Lariol Lernstudio
www.rusbiblioteka.ru.gg/ (ныне уже не существующая, а все подаренные авторами книги переданы в русские отделы немецких библиотек – А. Ш.)
ФИАЛКОВСКИЙ ЛЕОНИД
(Карлсруэ, Германия) Годы жизни:
-2013)

Руководитель и волонтёры библиотеки-фонда «Литературное наследие» приносят родным и близким Леонида Иосифовича Фиалковского свои соболезнования в связи с его кончиной.
   В наших сердцах останется светлая память о нём как о человеке с активной жизненной позицией, прозаике книг военно-исторической тематики.
    На протяжении последних 4-х лет Леонид Иосифович поддерживал активную связь с библиотечным фондом и руководителем проекта Л.Пельхен, пополняя фонд книгами собственного сочинения, принимал участие в международных литературных конкурсах на лучшую книгу, в которых занимал призовые места. На примере своих героев он утверждал веру в добро и справедливость, показывал примеры мужества, стойкости и жизнелюбия.
   Л. И. Фиалковский прожил трудную, но счастливую жизнь, прошёл всю Великую Отечественную войну в качестве военного врача, о чём ярко и достоверно запечатлел в своих мемуарах для ныне живущих и потомков.
   В 2011 г. московское издательство выпустило книгу под названием «Сталинградская битва: 200 дней и ночей» (записки военного фельдшера). Вот что сказано о ней в предисловии: «По окончании Великой Отечественной войны Л. И. Фиалковский описал события Сталинградской битвы на боевом материале 254-й танковой бригады, активно участвовашей в сражении от начала его завершения. Автор в составе бригады проходил службу в должности старшего военного фельдшера. На протяжении всего сражения он вёл почти ежедневно короткие записи только ему известным кодом, хотя дневники на фронте были под запретом. По просьбе командования бригады, уже после войны, принимал участие в восстановлении боевого пути бригады за время Сталинградской битвы, пополняя пробелы формуляра части, который небрежно и полностью вели во время боевых действий».
   В течение всей содержательной жизни, насыщенной яркими событиями, в том числе трагедиями, Леонид Иосифович Фиалковский пропагандировал активную жизненную позицию, несмотря на жизненные перипетии.

Руководитель проекта и хранитель литературного наследия Лариса Пельхен.

Снимок 8-го “Б” класса калинковичской ПСШ, в котором в 1939 г. учился Л. Фиалковский

raznoe_Katzevman 892

Материал из калинковичской местной газеты от начала июля 1968 г. о встрече выпускников 1941 г. спустя 47 лет, на которой среди др. были Леонид Фиалковский, Петр (Пинхас) Кацевман, Наум Комиссарчик.

raznoe_Katzevman 888

Размещено 14 июля 2015, 18:41

Обновлено 15 июня, 23:15 и 17 июля, 9:42

Klezmer music (Клейзмерская музыка)

Posted july 10, 2015, 18:57

Опубликовано 10 июля 2015, 18:57

 

“Кто нас развел” (“Who deceived us?”) (film)

People on both sides of the border of the Russian Federation – Ukraine, recently were real family, and now are ready to curse each other and accuse each other of “all mortal sins.”
So, who created the conflict between us? what happened and what was the reason that we started believing more to people appearing on TV than our family members? Why “brothers forever” suddenly became “we will never be brothers?” Communicating with people on both sides of the border, to all these questions the film tries to find the answer …
The film characters – residents of Lviv, Ivano-Frankivsk, Kyiv, Kharkiv, Slavic, Kherson and their relatives and friends from Moscow. Voronezh. Smolensk, Sevastopol.

“Кто нас раZвел?” Фильм российского тележурналиста Евгения Лесного (Evgeniy Lesnoy) . Сколько таких “разводов” сейчас. И не только с теми, кто живет в России. Но и с теми, кто, порой, живет с тобой в одном доме, в одной квартире, в одной семье.

Российский журналист Евгений Лесной о том, как в его стране убили журналистику

 

20.06.2015
Анастасия Рингис, УП

Российский тележурналист Евгений Лесной чуть больше года назад уволился с телеканала НТВ. Говорит, сложности начались, когда в Украине люди вышли на Майдан.

В отличие от многих коллег, он не готов был лепить ярлыки “фашистов” и “бендеровцев” своим украинским друзьям. Он приезжал на Майдан, чтобы разобраться самому в мотивах украинцев. “Бандеровцев не нашел, чем очень расстроил коллег по каналу”, – шутит он.

После, когда началась война на Востоке Украине, его точка зрения поставила крест не только на общении с коллегами, но и на возможности работать.

Уволившись, Евгений Лесной снял фильм: “Кто нас развел?”, в котором попытался разобраться, какие убеждения и заблуждения разделили украино-российские семьи и смогут ли они когда-нибудь восстановить отношения. Деньги на съемки, как и героев Лесной нашел через фейсбук.

Этот фильм в том числе и про его личную историю. Его мать львовянка, в молодости переехала в Тольятти, где и родился Евгений. Сам он много лет уже живет в Москве, успел поработать на большинстве каналов, преимущественно в развлекательных программах.

“Никогда не занимался политикой, не ходил на митинги до 2011 года, – говорит он. – Иногда корю себя за это. Потому что именно пассивность как журналистов, так и обывателей, сделала возможным то, что сейчас происходит в России”.

Сейчас он всерьез задумался о том, чтобы переехать в Украину. Почему? Говорит, журналисты в России никому не нужны. Нужны бойцы информационного фронта.

 Во время съемок программы “Незвездное детство” (НТВ)

– Не так давно с телеканала НТВ уволился журналист Константин Гольденцвайг. Он написал пост, в котором извинился за то, что участвовал в пропагандистском безумии. Вот, на ваш взгляд, это единичный случай или какой-то важный маркер?

Он планировал уволиться, но уволили его на две недели раньше за откровенный комментарий о Путине. Это, конечно, не массовое явление, но симптоматичное.

Вообще, зачистка российских медиа началась в 2000-х с уничтожения независимого канала НТВ, который тогда принадлежал Гусинскому, перешел под контроль Газпроммедиа. Это была громкая история, которая фактически легализовала процесс взятия под контроль общественного мнения.

Тогда в начале “нулевых” говорить можно было обо всем, кроме Путина. Я тогда работал в программе Льва Новоженого. Как-то мы сняли эпизод с одноклассником Путина, и его пришлось вырезать. Уже тогда в середине нулевых на канале был такой тихий, незаметный дяденька и говорил: “А вот это, пожалуй, вырежьте”.

Как-то в разговоре Доренко, возглавивший радиостанцию “Русскуя служба новостей”, сказал, примерно следующее: “говорить можно обо всем, только о маленьких нельзя”. Маленькие ростом – это Путин и Медведев. С этого все начиналось. То, есть каста “неприкасаемых”. И в тот момент этих “недотрог” – было всего двое. Но с каждым днем появлялось все больше и больше запретных тем.

Треш начался в период протестных акций в России 2011 – 2012 годов. Когда десятки тысяч москвичей вышли на улицы с требованием честных выборов. Это было сразу после фальсификации результатов выборов в Государственную Думы РФ. Тогда федеральные СМИ осознанно занижали цифры участников митингов и шествий. А потом и вовсе начали стряпять компромат на лидеров оппозиции.

В тот самый момент федеральным ТВ и был запущен мем – про “печеньки госдепа США”, которые якобы раздавали на акциях протеста. Мол, народ выходил из-за печенья. Хотя, в отличие от событий на Майдане в Киеве послы зарубежных стран на акции проеста не появлялись.

Осознанно снимались именно постановочные кадры, которые выдавали за реальную документальную съемку, хотя это был чистый фейк.

 Фото: FB

– В какой момент вы почувствовали, что все журналистика закончилась, и началась эпоха пропаганды?

– Ну, это все происходило технично. Но последним маркером стала ситуация, когда у Ирены Лесневской, которая создала РЕН-ТВ, начали отжимать канал. 30% телекомпании были выкуплены близкими к Путину братьями Ковальчуками, членами того самого кооператива “Озеро”. Они уже до этого владели питерским 5 каналом.

А Рен-ТВ долгое время оставался такой крышкой пароварке, через которую можно было выпустить пар. Аудитория канала была ограниченной. Долгое время пока не стало распространяться цифровое телевидение. Вот тут администрация президента напряглась, и поняла, что Рен-ТВ – это опасно. Сразу же пропала популярная аналитическая программа с Мариной Максимовской.

Сейчас складывается ощущение, что хотят развалить “Эхо Москвы”, которое принадлежит на 60% Газпроммедиа. Хотя у нее такая либеральная аудитория, которая между посидеть в ресторане и посидеть в автозаке за убеждения, выберет, конечно, ресторан. Эта либеральная аудитория не способна выйти на Майдан.

Тем не менее, судя по всему, стоит задача разогнать либеральных авторов, которые понимают, что происходит и дают этому четкое определение. И там пошли по другому пути: используя брезгливость либеральных авторов, одним из главных интервьюеров на “Эхо Москвы” сделали некую Лесю Рябцеву – девушку хамоватую. Вот постоянные спикеры либерального толка и стали “пачками” отказыватся приходить к Лесе Рябцевой в эфир.

То есть у думающего читателя тоже альтернатив немного.  

– Надо понимать, что в России не существует ни одного СМИ федерального или регионального масштаба, которое бы имело возможность доносить альтернативную точку зрения.

Информационное поле в России зачищено как на ТВ, так и в интернете, – у lenta.ru,gazeta.ru также за последние полтора года поменялись собственники. А Росназдор, благодаря новым законам, получил право блокировать ресурсы по предъявлению прокуратуры. Например, заблокированы Грани Ру. Также заблокированы на территории РФ многие украинские издания. Читать их можно только со смартфонов, видимо, на эти устройства блокировка не распространяется.

В России, так же как и в Украине, большинство получают информацию из телевизора. И в этом смысле люди в Кремле четко и правильно все просчитали.

Программы по ТВ все одинаковые, с одинаковыми месседжами, нет разницы НТВ или Россия 24. Варьироваться может только степень жесткости. Например, на телеканале “Звезда” будет больше сюжетов про распятие и сожжения ополченцев. И тут, для тех, кто знает телевизионную кухню, понимает причину.

В 2013-м этот канал возглавил Юрий Шалимов, бывший директор общественно -правового вещания телеканала НТВ, той самой дирекции, которая снимала “Анатомия протеста”, “Анатомия протеста-2”. Эти рейтинговые программы, работающие на  дискредитацию протеста 2012 года, программы, доходящие до маразма, в которых рассказывалось о том, что люди вышли на протест не по своей воле, а потому что это организовал Госдеп.

 Фото: FB

Моя подруга, которая работала в этом проекте, снимала и удивлялась – как же его смотрят люди.

Мне сложно было ей доказать, что из-за таких сюжетов невообразимым образом искривляется реальность настолько, что кто-то идет убивать либералов или едет на Донбасс убивать украинцев. У моей собеседницы (журналиста!) логическая связь между сюжетами и реальностью не выстраивалась.

Возглавляют эту массу “сотрудников СМИ” люди типа Маргариты Симонян, главного редактора RT (Russia Today), которые в случае смены режима, скажут, что они просто работали и ничего личного.

Российские СМИ в большинстве своем работают как  “Радио и телевидение тысячи холмов”, которое стало одной из причин геноцида в Руанде. Но есть одно отличие.  Африканский медиаменеджер, создатель этого радио, был приговорен Международным трибуналом на пожизненное заключение.

У нас сложно представить не то, что наказание, а даже профессиональную “люстрацию”.

– Получается, журналисты в сговоре с властью, сознательно приняли решение стать таким медиавойском?

Я сам из Тольятти, того самого злополучного города, где находится военная часть спецназа, в которой служили российские военные, которые попали в плен под Счастьем, – Александров и Ефремов.

В Тольятти – ни одно СМИ не написало и не выдало в эфир, что арестованы спецназовцы, пока не получили официальные формулировки Москвы.

У нас, журналистов в России, к сожалению, нет миссии, нет общей цели.

Все, кто был журналистами, вынуждены остаться без профессии. Остались на каналах и в газетах только “сотрудники”, у которых нет профессиональной этики. Если завтра сменится кардинально курс, то они только пожмут плечами: “Ну, мы же работали”, “Мы не знали”, “Нам давали такие задания”.

Украинские СМИ – это дети по уровню профессионализма, и как у детей у вас есть мечты, есть ценности, есть сообщество, есть более менее общее видение и есть чувство ответственности. Российские журналисты профессиональнее, они умеют делать рейтинговый контент, но они абсолютно не верят в то, что они на что-то влияют, поэтому становятся инструментом.

Все яркие медиа личности ушли в пропаганду. Такие люди как Тина Канделаки, Петр Толстой, Александр Гордон, Владимир Соловьев.

Они просто за год мутировали. Хотя процесс этот начался с начала нулевых.

В России люди переходят из одного издания в другое не из-за ценностей или цензуры, а из-за зарплаты. Они меняли редакции, прежде всего, по финансовым соображениям.

– Твой фильм: “Кто нас развел?” – это твоя попытка остаться в профессии, твой профессиональный протест? Ты для себя на этот вопрос ответил. Ведь вопрос риторический.

– Я начал снимать фильм 20 февраля 2015 во Львове. Там как раз в эти дни как раз была годовщина и поминальные события годовщина по Небесной сотне. Я снимал в Киеве, Харькове, Славянске, Херсоне, Одессе. В целом 10 дней в Украине, и две недели в России. Сам снимал в Москве, Воронеже, Смоленске. И заказывал съемки в Хабаровске.

В Мюнхене снимал стендап. На всю работу над фильмом ушло два месяца. Мне его помогали монтировать и редактировать мои коллеги. Меня очень уносило в проукраинскую сторону, но мне не дали это сделать.

Мне не нравится говорить “проукраинская” сторона, это понятие придумали в Кремле, только касалось оно “пророссийских жителей Украины”.  Я бы назвал свою позицию адекватной.

Почему мне в ходе съемок украинцы оказались ближе?

Когда я написал пост в фейсбуке о том, что ищу героев для этого фильма, откликнулось очень много украинцев. Они с радостью рассказывали свои истории, просили совета и помощи в том, чтобы восстановить отношения. Когда я приезжал к их родственникам в России, я не знал, откроют ли мне дверь, захотят общаться.

Это было два разных отношения. Россия не прятались за стереотипами и оценивали своих родных через ту призму, которую им создал телевизор.

– К какому выводу ты пришел в результате своего “полевого исследования”?

– У меня раньше была надежда, что холодильник победит телевизор. Но сейчас уже, кажется, что не победит.

Пока большинство из нас остаются советскими людьми, даже те, кто не жил при Союзе.

У украинцев сейчас больше шансов прекратить быть советскими людьми. Как только это произойдет, начнутся серьезные изменения не только в вашей стране, но и в России.

 Митинг на проспекте Академика Сахарова в Москве в поддержку Украины и против российской военной агрессии. Фото: FB

– Родственники, оказавшиеся по разные стороны, которым ты пытался помочь услышать друг друга, после съемки начали общаться? Есть намек на то, что они, в конце концов, поймут друг друга?

– Почти все мои герои не способны услышать друг друга. Я в этом случае не оптимист. Что-то порвалось между нами. Некоторые из них в лучшем случае приедут на похороны.

В фильме очень четко показан мировоззренческий раскол. Общаться нормально со своими российскими родственниками как прежде вы вряд ли сможете, пока в России существует режим.

Но с другой стороны  – вы не сильно хотите. Я вижу по соцсетям, как украинцы начинают культивировать ненависть к русским. Украинцы не замечают тех, кто принял удар от режима. Да их незначительная часть, но есть такие люди, как вот многодетная мать из Ростова которая звонила в украинское консульство, как активисты, которые выходят на протесты в поддержку украинских узников.

Вы метете всех под одну гребенку.

И не важно, что человек из-за своей позиции по отношению к этому конфликту просто перестал общатся с когда-то близкими людьми, которые теперь “крымнашисты”. Кажется, раз ты россиянин – ты уже враг.

В свое время Европа помогала немцам, которые выезжали из фашисткой Германии, трудоустраивала, интегрировала в свое общество. Мне кажется, что сейчас Украина может привлечь думающих россиян, которых просто выталкивают из страны.

«Я научился договариваться с собой» Монолог Константина Гольденцвайга, уволенного с НТВ за высказывание о Путине

19:24, 11 ИЮНЯ 2015 MEDUZA

Телеканал НТВ уволил главу корпункта в Берлине Константина Гольденцвайга. Это случилось за несколько недель до истечения его контракта и сразу после того, как на немецком телеканале вышло небольшое интервью с Гольденцвайгом. В нем журналист рассказал, что, по его мнению, Владимир Путин чувствует себя обиженным из-за того, что Россию исключили из «Большой восьмерки». После увольнения Гольденцвайг написал у себя в фейсбуке, что просит прощения за то, что участвовал «в этом позорище». Андрей Лошак записал монолог Гольденцвайга о том, как пропаганда вытеснила с телевидения журналистику и почему он не захотел ей больше заниматься.

Я работал на саммите «Большой семерки» в баварских Альпах. Ко мне подошли немецкие коллеги с Phoenix — это такой небольшой информационный канал, не самый популярный, прямо скажем. Они сказали, что ищут российских журналистов, которые могли бы прокомментировать, каково российскому руководству ощущать себя изгнанным с саммита G7, болезненно ли переживает это Путин? Я, как человек, который не раз освещал визиты Путина и наблюдал за ним как журналист, предположил, что да, мне кажется, что он — с его очень непростой психологией — обижен, задет, для него это болезненно. Меня спросили, как может повлиять на Путина возможное ужесточение санкций, которое обсуждалось на саммите, заинтересован ли он в действительности в разрядке всей этой истории на Донбассе. Я сказал, что у него такого интереса нет, потому что в моем представлении Москве, наоборот, выгодно, чтобы этот конфликт тлел. Это был прямой эфир, все было очень спонтанно, мы проговорили минут пять, и вскоре я об этом забыл.

На следующий день появился пост госпожи Юденич — я впервые услышал о существовании этой дамы, имеющей какое-то отношение к каким-токремлевским организациям, — про то, что меня никто не уполномочивал рассуждать за президента, что я не являюсь его пресс-секретарем — и вообще, с какой стати телеканал, принадлежащий государственной компании, позволяет себе такие выходки. Мои друзья на НТВ сообщили, что с утра звонили чуть ли не из Кремля, что генеральный директор [Владимир Кулистиков] в бешенстве, и что отношения со мной решено закончить не 1 июля, как я планировал, а немедленно. В тот же день я был уволен.

Мне действительно стыдно за то, чем я занимался последние полтора года, несмотря на то, что до недавнего времени эти сюжеты занимали, может быть, процентов десять от всего объема моей работы. Я, вопреки общему тренду, старался свести политические сюжеты к минимуму. Тем не менее, раз стыдишься, значит надо раскаяться и принести извинения. Понятно, что из этого не следует, будто наутро ты проснешься белым и пушистым — ответственность тебе и твоей репутации за это все равно нести — но, по крайней мере, сам факт публичного признания того, что в последнее время мне приходилось заниматься пропагандой, а не журналистикой, душу облегчил. Мне действительно пройти через это было полезно. Не в смысле извлечения какой-то выгоды… Сейчас у меня на карточке 352 евро, и я себе с трудом представляю, что я вместе со своей семьей буду делать дальше. Но есть поговорка: ты либо трусы надень, либо крест сними.

Вообще, о намерении уволиться я сообщил начальству еще в марте. Я не мог уйти спонтанно, потому что это корпункт, это огромные деньги, которые тратятся на техническое обслуживание, это судьба еще двух человек. Поэтому о своем желании я сообщил заранее.

Интервью Константина Гольденцвайга каналу Phoenix, 8 июня 2015-го / Phoenix

Сводить свое участие в пропаганде к минимуму оказалось невозможно

Тут важно рассказать, почему я вообще решил уйти только в этом году. Дело в том, что в телекомпании НТВ по причинам, связанным с общим положением тележурналистики в стране, царило долгое и медленное… ну, если говорить жестко, разложение. Из которого я, чего там скрывать, научился извлекать своеобразную выгоду в чисто профессиональном плане. То есть еще два-тригода назад, до начала всей этой тотальной пропагандистской мобилизации, когда мне звонили из Москвы и пытались заказать какой-то идеологически заряженный сюжет, я запросто мог сказать: «Это очень здорово, но я снимаю сейчас про юбилей Вагнера, а завтра у меня интервью с немецким журналистом, который построил монастырь под Берлином. А еще у меня тут прекрасный съезд толкиенистов. А еще у меня драмкружок, кружок по фото, а мне еще и петь охота…»

При такой раскоординации ты мог, как уж на сковородке, юлить и делать хорошие материалы, как мне представляется, на неполитические темы. И тут совершенно мне стыдиться нечего, потому что я старался выдавать приемлемый продукт на темы культуры, науки, Второй мировой, гуманитарных отношений России и Германии, на какие-то социальные темы, да и на бульварные, поскольку это все-таки НТВ.

Но осенью начальство пополнилось новыми людьми, которые были присланы ровно для того, чтобы на фоне рухнувших рейтингов и информационной войны телекомпанию НТВ из этого летаргического сна вывести. И вот в этих новых условиях лавировать и сводить если не к нулю, то к минимуму свое участие в прямой пропаганде оказалось невозможным.

Мне стали звонить с предложениями поснимать какие-то мотопарады «Ночных волков», стали предлагать снимать заграничные презентации книжек про украинских фашистов-бандеровцев, написанных бывшими деятелями РНЕ, митинги каких-то фриков, которые в Германии участвуют в пикетах за «Новороссию». Мне стали объяснять, что мы не можем взять, например, в материале про визит Порошенко в Германию два синхрона Порошенко, а не один, потому что это уже пиар.

Или, например, Владимир Путин совершает госвизит в Голландию, где его встречают обиженные геи и устраивают ему акцию против гомофобии в России, а до этого тем же днем в Ганновере его атакуют голые барышни из «Фемен». Ну, что ты будешь с этим делать? Ты корреспондент здесь, ты подписан на выполнение этой работы. Естественно, тебе присылают подробные ЦУ, что это все цепь единого заговора, это все неспроста одновременно происходит, это грязная кампания против царя-батюшки и так далее. Откуда-то находяткаких-то голландских идиотов, организовавших партию педофилов, — и заказывают тебе сюжет о них.

Иногда ЦУ приходят из Администрации президента на общеизвестных такихлисточках-справочках. Хотя это нигде не подписано, и никогда ничего не докажешь. Это такие «настоятельные рекомендации», которые, среди прочего, регулярно рассылают итоговым программам — и по основным, и по неудобным, щекотливым темам. На что обратить внимание, какой скандал заострить, какие тезисы имеет смысл дать и так далее. В особо экстренных случаях присылают сканы этих листочков — на моей практике так было, может быть, один или два раза, и сам я, к счастью, не видел даже малой части всего механизма.

О самоцензуре

Постепенно я научился договариваться с собой. Как это происходит? Сначала ты, как было два-три года назад, пишешь все как есть. Потом тебе говорят: ну, слушай, этот синхрон не надо брать… Окей, ты его выкидываешь и пишешьпо-другому. Потом ты пишешь уже с учетом — ага, этот синхрон, наверное, не надо брать, давай-ка мы запишем других людей, потому что зачем писать тех, кого все равно в корзину отправят. Хорошо, ты пишешь «правильных» спикеров. Потом ты думаешь: окей, но что тут, на самом деле, уже бороться, если понятно, что все равно-либо это будет вырезано, либо ты просто не сможешь донести свою позицию, потому что она прямо противоположна тому, что от тебя требуется. И ты начинаешь говорить сам то, что от тебя требуется.

Изредка удавалось хитрить. Помню, мы давали прямые куски интервью со Штайнмайером, министром иностранных дел Германии, где он называл людей, воюющих в Донбассе, не «ополченцами», а сепаратистами, творящими безобразия. И я, кстати, ни в одном из сюжетов их «ополченцами» не называл. У меня были какие-то придуманные фигуры речи; например: это те люди, которых в России называют «ополченцами», а на Западе — сепаратистами. Но все равно ты юлишь перед самим собой и пытаешься сохранить какой-то там квадратный сантиметр своей репутации. Понятно, что это нелепица. Сейчас на НТВ нет, наверное, ни одной темы, которая хоть как-то вскользь была бы связана с общественно-политической повесткой, но при этом не подвергалась бы ЦУ.

Пример последний: до неузнаваемости был порезан наш сюжет о том, что Германия решила выплатить компенсации бывшим советским военнопленным. Мы записали интервью с одним из лидеров правящей меркелевской партии, который говорил: это хорошо, мы готовы выплачивать компенсации, но в ответ мы ждем, что Россия тоже будет выплачивать компенсации за изнасилованных немецких женщин в 1945 году, за людей, угнанных без приговора суда в лагеря, и так далее. Это очень спорная реплика, для меня — неочевидная, я не знаю, соглашаться с ней или нет. И я вставляю ее в материал, чтобы показать, почему этот спор о несчастных компенсациях тянулся так долго. Моя обязанность как журналиста — выдать эту точку зрения.

Мне из Москвы говорят: «Твой спикер лжет!» Я говорю: «Хорошо, допустим, он лжет, но наша задача — объяснить, почему этот вопрос решался так долго, показав точку зрения другой стороны». В результате — половина вещей из материала вырезается, а еще все это снабжается на усмотрение телекомпании НТВ специальными заголовками, плашками, и в итоге появляется материал — в моем как бы исполнении — про то, что Германия специально ждала, пока все умрут, чтобы поменьше нашим людям выплачивать.

Другой пример. На саммите «Большой семерки» я записываю стендап про то, что в итоговом коммюнике, несмотря на долгие споры, страны «Большой семерки» отказались закрыть глаза на присоединение Крыма. Это просто факты, никакой оценки — я показываю в кадре финальное заявление и говорю, что нет, их позиция, вопреки ожиданиям, не изменилась. Стендап тут же потребовали заменить — эта информация не интересует нашего зрителя.

Потом присылают какие-то списки, есть уже готовые спикеры, которых нужно снимать. Обязательно нужно снять представителей Левой партии Германии, отчасти сочувствующей Путину, несмотря на то, что она там набирает в одних регионах страны три процента, в других — девять. Обязательно показать, что Ангела Меркель — на самом деле, марионетка США, а народ-то вот как думает. Ну, и так далее. Когда ты работаешь в этих условиях, ты понимаешь… ну, чегободаться-то…

Одновременно мне действительно давали все эти годы заниматься, как мне представлялось, интересными темами. Я имею в виду не политику. Вот сейчас, к 9 мая, на фоне всеобщего бряцания оружием мы сняли, на мой взгляд, совершенно пронзительную, щемящую историю про людей. О простом немецком пенсионере, который десятилетиями ухаживал за могилой неизвестного русского летчика, сбитого над Германией 8 мая, за день до Победы. И про дочь этого летчика из России, которая родилась в 1945-м, уже после его гибели. Только сейчас благодаря, в том числе, этому немцу она узнала, где находится могила ее отца. И вся эта их встреча — одна из сильнейших для меня историй. И везений таких за пять лет в Германии было немало.

В конце концов появилось стойкое ощущение, что я занимаюсь чем-тонеправильным. Это вопрос не только совести. Просто ты готовился заниматься одним ремеслом — журналистским — а делаешь порой совершенно другое. И ты понимаешь, что чем дольше ты занимаешься этой ерундой, тем меньше шансов из этой колеи выбраться. В какой-то момент ты понимаешь, что перед тобой — последняя развилка. Новые установки стали входить в критическое противоречие с моими представлениями о допустимых компромиссах. Я понимал, что те задачи, которые передо мной все активнее и жестче ставит редакция, я выполнять не могу. А раз я выполнять их не могу, зачем уважаемым коллегам мешать? Когда я это окончательно понял, я оповестил начальство о том, что намерен уволиться.

Акция Femen на промышленной ярмарке в Ганновере. 8 апреля 2013-го
Фото: Juri Reetz / dpa / Corbis / Vida Press

Если тебе стыдно, идешь и включаешь украинское ТВ

Вот кому я завидовал все время, так это коллегам, которые во все это искренне верят. Я знаю таких. Нормальные ребята в человеческом плане. То есть они правда верят в то, что фашисты захватили власть на Украине, или в то, что «Новороссия» должна завтра войти в Россию, или в то, что Россия спасла Крым от уничтожения. Они не задаются лишними вопросами. И таким гораздо проще.

Но рефлексирующие, адекватные люди на телеканале тоже остались, причем в большом количестве. Они занимаются этим под разными предлогами: у меня кредиты на квартиру в Жулебино, а куда я пойду с НТВ, а чем лучше украинское телевидение…

Я когда включаю украинское телевидение, оно у меня здесь есть — это отличное лекарство от рефлексии. То есть если тебе стыдно, и тебе хочется зарыть голову в песок, ты идешь и включаешь украинское телевидение. И — о, слушай… все не так уж плохо! Их пропаганда, я бы сказал, более топорная. Я видел какого-томальчика, который включался из Донбасса и говорил, что сейчас колонны с украинской техникой встречают десятки местных жителей, и вы сами можете заметить, что все они пьяные. Вот, понимаешь, уровень! И я думал: ну, хорошо, вот еще такое бывает…

До недавнего времени я вел какие-то переговоры с потенциальными работодателями, но после столь стремительного увольнения понимаю, что переговоры с федеральными российскими каналами вести бессмысленно. Хотя у меня были идеи делать для них какие-то неполитические материалы. Теперь, возможно, у меня будет бан. Надо уходить в инфотейнмент, но, может быть, и на инфотейнмент тоже будет бан, кто его знает… Да и в Германии как работать, если на родине тебя в этих обстоятельствах назначат предателем и перебежчиком? Я все-таки исходил из того, что у меня будет люфт в полтора месяца еще на спокойные раздумья. Сейчас у меня этого люфта нет. Я сейчас говорю из квартиры, которую оплачивала телекомпания НТВ, у меня в руках служебный телефон, который оплачивала телекомпания НТВ, мой ребенок годовалый ходит к врачу, потому что у него медицинская страховка, которую ему оплачивала телекомпания НТВ, и так далее. Изначально я собирался, уволившись из НТВ, слетать в Москву, получить отпускные, остатки зарплаты, поговорить с коллегами на разных каналах, может, мы что-то придумаем с ними, не связанное вообще с общественно-политическим вещанием, ну и так далее. Теперь это все едва ли реально.

Я, конечно, не думал, что мое интервью третьестепенному немецкому каналу вызовет такую бурю. Но в конечном итоге мне остается этих людей только поблагодарить. Это как сходить помыться. Вот ты ходил по болотам, блуждал, уже забыл, зачем ходил, а потом вдруг очутился в душе и — помылся. Тепло, чисто, свежо… Завтра непонятно, где жить, конечно, но это ж все мелочи… Все будет хорошо, я думаю. Даже не сомневаюсь, что все будет хорошо, потому что, когда почистишь карму, то и с каким-то внутренним ростом, профессиональным, все будет лучше. Этого я за собой в последнее время, к сожалению, не наблюдал.

P. S. В день увольнения Гольденцвайга на сайте телекомпании НТВ появился ролик «Прощай, Костя!» со стендапами корреспондента из разных политических сюжетов, снятых им за последние полтора года. В своем фейсбуке Гольденцвайг поблагодарил авторов этого ролика: «Приносить извинения за постыдное участие в этом позоре проще, когда собраны за тебя воедино все грехи и огрехи. Надеюсь все же обойтись без публичной дискуссии о том, как и кем позор этот на НТВ контролируется, а еще каково в таких условиях многим другим адекватным, замечательным людям, что все еще вынуждены работать на этом самом независимом канале. Я — все, ушел на дезинфекцию».

Записал Андрей Лошак

Идти против агитационной машины Кремля

29.06.2015
Евгений Лесной, российский журналист, фрилансер

Совсем недавно глава корпункта НТВ в Германии Константин Гольденцвайг написал пост в фейсбуке о том, что уходит с НТВ. Попросил прощение за участие в кремлевской пропаганде и сообщил, что уходит на личную “дезинфекцию”.

Конечно же, данный факт не мог быть не замеченным всеми СМИ, которые хоть каким-то образом имеют право называть себя независимыми. А также фейсбучным сообществом, считающим себя либеральным.

И тут началось, кто во что горазд. Все тут же повытаскивали, затасканные и порядком замусоленные с 2011—2012 года, белые ленточки -символ протестного движения в России. И “биясь” в пафосе “праведного” гнева начали доказывать общественности свою непогрешимость, словно девушка  – факт невинности “замаранной” простыней.

На перебой начали упрекать бывшего пропагандиста: “Поздно, ты господин нтвшный журналистишка опомнился. А куда деть твои 12 лет работы на ненавистном телеканале?”. И не важно, что в информации отработал всего шесть.

Даже уважаемый мною Аркадий Бабченко заявил, что покаяние – это конечно дело хорошее, только как быть с погибшими на Донбассе украинскими ребятами. И вроде бы все логично.

Если бы не одно существенное но. Все, что сейчас происходит в России, в Украине, в мире в целом – это не конкурс на звание самой главной девственницы в СМИ. А настоящая информационная война. И из этих двух слов, пожалуй, главное слово война. А на войне смею напомнить есть и погибшие и раненные, и сдавшиеся в плен и даже те самые – перебесчики и те, кто осознал и вышел из войны.

На войне отбитый у врага каждый блокпост (а Гольденцвайг, как раз и был такой до недавнего времени, талантливый блокпост путинской пропаганды) – это повод радоваться. Поскольку, больше не будут из него стрелять. А с учетом того, что бывший нтвшник ушел громко – так это вдвойне победа.

И сейчас самое бы время оппозиционной прессе (российской да и украинской тоже) выстроится в очередь с предложениями о работе. Да потому, что он, как и многие его коллеги, (к коим и себя отношу) как никто лучше других знает, как надо воздействовать на сознание российской аудитории, чтобы верили!

И если хотят в России “распятых мальчиков” и “сожжённых ополченцев” – то и выдавать их надо, не стесняясь.

Тем более что в отличие от обратной стороны этой информационной войны – агитационной машины Кремля, выдумывать ничего и не надо. Достаточно чуть-чуть сместить акценты! И не надо фыркать, и морщить нос, господа из якобы либеральной прессы России – мол, это не журналистика.

Да, может быть – там разберемся, но не сейчас.

Сейчас главное выиграть эту самую информационную войну! Пока же, же среди тех самых либеральных СМИ какой-то разброд и шатание. Есть “Дождь”, который непонятно кто и как смотрит. (Г-жа Синдеева, судя по всему, совершенно отказывается выходить своим сознанием за пределы Москвы. И объявив о подписке своего канала – напрочь лишила тех, кто за МКАДом получать иную информацию нежели на федеральных каналах. Ну не будет россиянин платить деньги за “Дождь” – Москва, это не Россия. А ведь, ей предлагали многие региональные кабельные операторы включить “Дождь” в доступный пакет. Ан нет, подавай подписку аля – карт).

Есть, правда, в России еще одна структура – знаменитая “Радио Свобода”. Казалось бы, СМИ с именем, с позицией. Только у них сейчас нормальная такая вполне респектабельная жизнь за хорошую зарплату, со стабильными выходными в субботу и воскресенье. Ну а если учесть, что люди эти – талантливые и умные бесспорно, мало что смыслят в телепроизводстве (а сейчас именно ТВ делает погоду) и вещают, по сути, для таких же, как они сами кучке интеллектуалов. Только они же каста – белая кость либералов – неприкасаемые. Они же, как мне сказал один такой деятель, “уже 25 лет на Свободе”. Что ж, остаётся только порадоваться.

Вот и получается, что все СМИ худо-бедно либерального толка в России, ограничились работой на очень узкую аудиторию. На тех, кто и так осознает, что происходит и кто виноват. А вот инертную аудиторию в интернете никто “цеплять” не планирует. А значит, информационную войну на данный момент в России можно считать проигранной. Белые ленточки оппозиционной борьбы теперь более походят на белые флаги капитуляции.

И что самое главное, обычному журналисту, который до этого времени работал в федеральных СМИ и отказавшийся участвовать в информационной войне на стороне Кремля, податься то не куда. Ибо не ждут его никто. Ибо, уж простите все тепленькие местечки в либеральной прессе заняты.

И хочется в этот самый момент обратиться к братьям-украинцам, с криком “я с тобой одной крови” – а ответ: “Никогда мы не были братьями”.

И не интересует, любимых и обожаемых мною украинцев, что работу потерял ты потому, что не захотел рассказывать “про хунту и прочих фашистов”. А видят лишь они, твое прошлое – НТВ. Так же как и у Кости Гольденцвайга.

И поливают тебя с ног до головы, и чувствуешь себя незаслуженно люстированным сидя засунутым в бак со словестными помоями.

Размещено 6.07.15, 14:06

Травля Земфиры началась незамедлительно

Николай Подосокорский (philologist) wrote,

Примечательно, что информационная кампания против певицы Земфиры развернулась незамедлительно. Одним и первых к травле подключился глава международного комитета Госдумы Алексей Пушков, взявшийся доказать, что поступок Земфиры не вызвал сочувствия у россиян. Затем в бой вступил продюсер и муж певицы Валерии Иосиф Пригожин, назвавший действие Земфиры “людоедским пиаром”. Телеведущий Отар Кушанашвили оценил поведение Земфиры как “неприемлемое и отвратительное”. Дмитрий Аграновский написал в твиттере: “Земфира всегда была отвратительна – пропаганда наркомании, депрессии, чернухи. Плюс еще просто некрасивая и мужеподобная тетка”. Прозвучали обвинения, что Земфире заплатили за этот омерзительный акт и т.д. и т.п. И вот уже и организаторы концертов в Крыму отказались сотрудничать с Земфирой, – сообщает Lifenews.

Разумеется, это только цветочки, и демоническая машина российского Левиафана попытается сорвать все последующие выступления певицы на территории России, а ее имя втоптать в грязь. То, как это будет происходить, мы уже видели на примере травли Андрея Макаревича в прошлом году. Все холуи и лизоблюды, вся профашистская рать начнет вопить и проклинать Земфиру после данной сверху отмашки на ее травлю. А всё почему? Она посмела взять в руки украинский флаг! При этом она ничего не говорила о войне, Майдане, Путине и Порошенко, ополченцах Донбасса, присоединении Крыма, Новороссии, русском мире, она вообще не делала никаких политических заявлений, а просто взял флаг Украины в руки. При этом даже ее концерт был не в Киеве и не во Львове, а в Тбилиси. Ах да, забыл, грузины ведь стали нашими “врагами” еще за 6 лет до украинцев…

Также примечательно, что Земфира не сама вынесла этот флаг на сцену из-за кулис и не снялась с ним в заранее заготовленном ролике, но ей протянул его кто-то из пришедших на ее концерт. То, что она его взяла, – скорее всего было чистой импровизацией с ее стороны. Она просто почувствовала особый момент, мгновение настоящей, подлинной жизни и решилась взять протянутый флаг как знамя человеческого страдания (ведь именно на Украине сейчас идет война), передав тем самым привет украинской части своей аудитории. Навряд ли в это время она думала о тяжелых последствиях этого шага для себя лично, но и нельзя сказать, что она к ним совсем не была не готова. Все-таки за последние годы можно было понять, в каком мире мы живем и сколько в нем живет злобных зомби, готовых на любую подлость и низость.

Но все-таки Земфира – это Земфира, а не Кобзон, Валерия, Газманов или Надежда Бабкина, главная цель которых быть как можно ближе к действующей власти, что бы эта власть не вытворяла. Земфира поет для свободных, живых, сомневающихся людей, способных на нестандартные шаги и имеющих собственное мнение. Понятно, что тем, кто поддался на дурман кремлевской пропаганды, непривычно сознавать, что украинцы – это не сплошь “уроды” и “каратели”, и что среди них также есть поклонники Земфиры и Макаревича, а те, в свою очередь, не делят своих слушателей строго по национальному признаку, для них люди – это, прежде всего, люди, а не солдаты отдельной нации и электорат определенного вождя. Точно такое же неприятие у многих, опьяненных патриотическим угаром, недавно вызвал и Борис Гребенщиков, который критически высказался о милитаристских призывах деятелей РПЦ. Еще несколько лет назад в сети пытались шельмовать Юрия Шевчука за его поддержку протестующих россиян… Увы, но сегодня каждый, кто осмелится выделиться из 89%-ной толпы и попытается снизить агрессию госпропаганды, может стать объектом травли. Земфира этого не испугалась.

Сам факт того, что такой шквал ненависти обрушивается сегодня на известную исполнительницу за вполне невинный поступок, – четкий показатель фашистских настроений в определенных кругах и их украинофобии. Дальнейшее раздувание этого скандала силами государственных СМИ – еще одно свидетельство того, что военная эскалация на Украине в ближайшее время будет продолжена.

Оригинал и комменты здесь

Размещено 5 июля 2015, 15:54

Галина Положенко. Через перекрестки судьбы

Отрывки из книги бывшей партизанки, явившейся свидетелем расстрела гитлеровцами евреев Калинкович, оставшихся в городе. После войны проживала в России.

IMG_3898

IMG_3901

IMG_3918

IMG_3919

(из найденного в интернете)

Положенко Галина Аполлоновна
Родилась в г. Калинковичи, что в Белоруссии. Училась в школе, была отличницей, ктивисткой, участвовала в художественной самодеятельности, в 9 классе была выбрана комсоргом.
Но началась война. Хотели эвакуироваться. Не успели, пришлось вернуться.
Дома серьезно задумалась, как жить дальше, что делать, как спастись от угона на работу в Германию. Устроилась разнорабочей на железную дорогу. Грузили и разгружали вагоны,
подметали пути, следили за чистотой на вокзале. Потом работала на продуктовом складе. Собирались все вместе с девчатами и думали: как помочь армии в борьбе с фашистами. Все больше появлялось желание связаться с подпольщиками или партизанами. Но как это сделать не знали.
И вот в конце 1942 года одна из одноклассниц предложила стать связной
партизанского отряда. Через нее получила задание собрать сведения о размещении в городе воинских частей, набросать план, где и какие учреждения немцев расположены. Потом получила задание вести агитационную работу среди чехов, гарнизон которых располагался в километре от их дома.
И подпольщики приняли решение увести чехословацкий гарнизон к партизанам (чехи были согласны). Чтобы не подвергать родственников чехов со стороны фашистов, было решено
поступить так: чехи с оружием на машинах поедут в лес, якобы на заготовку дров, а
там их будут ожидать партизаны. При встрече будет организована стрельба в воздух, чтобы имитировать захват их в партизанский плен. Все было продумано, подготовлено, но среди чехов оказался предатель, который сообщил все немцам. И в последний момент, когда чехи уже садились в машины немцы окружил и их, разоружили и арестовали. Бежать удалось только нескольким чехам, которые знали дорогу к партизанам.
После провала «чехословацкой операции» Галя на продуктовом складе
отравила ядом продукты и ушла в партизанский отряд. Вскоре в их дом нагрянули
гестаповцы, допрашивали мать, били, отбили легкие, и мать умерла. В отряде
числилась рядовым бойцом: несла караульную службу, ходила в разведку,
обстреливали немецкие эшелоны, хотя дорога очень хорошо охранялась немцами;
участвовала в налетах на немецкие гарнизоны.
После освобождения Белоруссии нашими войсками партизанский отряд влился
в состав советской армии. Галина Аполлоновна воевала до июня 1944 года.
Размещено 4 июля 2015, 1:43

Exhibition Jovella, Tel Aviv June 30, 2015 (photos)

The 12th International Jewelry Exhibition in Israel   June 30 – July 1, 2015

12-я международная выставка ювелирных изделий в Израиле. 30 июня – 1 июля 2015

Exhib_Jovella 009

Exhib_Jovella 011  Exhib_Jovella 012

Exhib_Jovella 013  Exhib_Jovella 014

Exhib_Jovella 016  Exhib_Jovella 017

Exhib_Jovella 018  Exhib_Jovella 019

Exhib_Jovella 020  Exhib_Jovella 021

Exhib_Jovella 022  Exhib_Jovella 023

Exhib_Jovella 024  Exhib_Jovella 025

Exhib_Jovella 026  Exhib_Jovella 027

Exhib_Jovella 028  Exhib_Jovella 029

Exhib_Jovella 030  Exhib_Jovella 031

Exhib_Jovella 032 Exhib_Jovella 033 Exhib_Jovella 034 Exhib_Jovella 035 Exhib_Jovella 036 Exhib_Jovella 037 Exhib_Jovella 038 Exhib_Jovella 039 Exhib_Jovella 040 Exhib_Jovella 041 Exhib_Jovella 042 Exhib_Jovella 043 Exhib_Jovella 044 Exhib_Jovella 045 Exhib_Jovella 046 Exhib_Jovella 047 Exhib_Jovella 049 Exhib_Jovella 050 Exhib_Jovella 051

Exhib_Jovella 047 Exhib_Jovella 049 Exhib_Jovella 052 Exhib_Jovella 053 Exhib_Jovella 055 Exhib_Jovella 056 Exhib_Jovella 057 Exhib_Jovella 058 Exhib_Jovella 059 Exhib_Jovella 060 Exhib_Jovella 061 Exhib_Jovella 062 Exhib_Jovella 063 Exhib_Jovella 064 Exhib_Jovella 065 Exhib_Jovella 066 Exhib_Jovella 068 Exhib_Jovella 069 Exhib_Jovella 070 Exhib_Jovella 071 Exhib_Jovella 072 Exhib_Jovella 073 Exhib_Jovella 075 Exhib_Jovella 076 Exhib_Jovella 077 Exhib_Jovella 078 Exhib_Jovella 079 Exhib_Jovella 080 Exhib_Jovella 082 Exhib_Jovella 083 Exhib_Jovella 085 Exhib_Jovella 086 Exhib_Jovella 087 Exhib_Jovella 089 Exhib_Jovella 090 Exhib_Jovella 091 Exhib_Jovella 092 Exhib_Jovella 093 Exhib_Jovella 094 Exhib_Jovella 096 Exhib_Jovella 098 Exhib_Jovella 099 Exhib_Jovella 101 Exhib_Jovella 102 Exhib_Jovella 103 Exhib_Jovella 104 Exhib_Jovella 105 Exhib_Jovella 107 Exhib_Jovella 108 Exhib_Jovella 109 Exhib_Jovella 110 Exhib_Jovella 112 Exhib_Jovella 113 Exhib_Jovella 114 Exhib_Jovella 116 Exhib_Jovella 118 Exhib_Jovella 119 Exhib_Jovella 120 Exhib_Jovella 122 Exhib_Jovella 123 Exhib_Jovella 124 Exhib_Jovella 125 Exhib_Jovella 126 Exhib_Jovella 127 Exhib_Jovella 129 Exhib_Jovella 130 Exhib_Jovella 131 Exhib_Jovella 132 Exhib_Jovella 133 Exhib_Jovella 134 Exhib_Jovella 136 Exhib_Jovella 138 Exhib_Jovella 140 Exhib_Jovella 141 Exhib_Jovella 142 Exhib_Jovella 143 Exhib_Jovella 146 Exhib_Jovella 147 Exhib_Jovella 148 Exhib_Jovella 150 Exhib_Jovella 151 Exhib_Jovella 153 Exhib_Jovella 154 Exhib_Jovella 155 Exhib_Jovella 156 Exhib_Jovella 157 Exhib_Jovella 158 Exhib_Jovella 159 Exhib_Jovella 161 Exhib_Jovella 164 Exhib_Jovella 165 Exhib_Jovella 169 Exhib_Jovella 170 Exhib_Jovella 171 Exhib_Jovella 173 Exhib_Jovella 174 Exhib_Jovella 175 Exhib_Jovella 179 Exhib_Jovella 181 Exhib_Jovella 182 Exhib_Jovella 186 Exhib_Jovella 187 Exhib_Jovella 188 Exhib_Jovella 189 Exhib_Jovella 192 Exhib_Jovella 193 Exhib_Jovella 194 Exhib_Jovella 195 Exhib_Jovella 197 Exhib_Jovella 199 Exhib_Jovella 200 Exhib_Jovella 201 Exhib_Jovella 203 Exhib_Jovella 204 Exhib_Jovella 205 Exhib_Jovella 210 Exhib_Jovella 184 Exhib_Jovella 211 Exhib_Jovella 212 Exhib_Jovella 213 Exhib_Jovella 214 Exhib_Jovella 215 Exhib_Jovella 216 Exhib_Jovella 217 Exhib_Jovella 219 Exhib_Jovella 220 Exhib_Jovella 221 Exhib_Jovella 223 Exhib_Jovella 224 Exhib_Jovella 225 Exhib_Jovella 226 Exhib_Jovella 227 Exhib_Jovella 228 Exhib_Jovella 229 Exhib_Jovella 230 Exhib_Jovella 232 Exhib_Jovella 233 Exhib_Jovella 235 Exhib_Jovella 238 Exhib_Jovella 237 Exhib_Jovella 236 Exhib_Jovella 241

Posted on July 1, 2015, 14:48

Размещено 1 июля 2015, 14:48