Monthly Archives: June 2015

Познавший гармонию. О Василии Смыслове

Четверг, 25.06.2015 15:52

Уже пять лет, как с нами нет Василия Васильевича Смыслова. Этой осенью в издательстве “Андрей Ельков” выходит книга Г.Сосонко о седьмом чемпионе мира. В тексте, который мы предлагаем вашему вниманию, вы увидите и фотографии из личного архива автора, многие из которых публикуются впервые.

Позвонил ему 9 марта 2003 года. «Сегодня, Василий Васильевич, – юбилей».
«Какой еще юбилей?»
«Сегодня Фишеру шестьдесят лет исполняется …»
«Да что вы, а ведь я его еще мальчиком помню. Как время-то летит… Вот Фишеру шестьдесят уже. Фишер… Читали мне, читали его высказывания. Он безумен, конечно. Безумен в своих идеях… Но вот попросили давеча ему книгу подписать: очень ему понравилась моя книженция. Подписал, конечно.

А знаете, совпадение какое: у нас сегодня утром в гостях дама одна была, подруга Надежды Андреевны, и спросила – правда ли, что Фишер самый гениальный игрок за всю историю шахмат? А я ей так сказал: правда, конечно, да только кроме него тоже были самые гениальные…
А между прочим, сегодня не только у Фишера круглая дата. Сегодня и Прощеное воскресенье! И надо всем друг у друга прощения просить. Так что вы уж простите меня, Геннадий Борисович, если я что-то не то сказал или сделал…»
«Простите и вы меня, Василий Васильевич…»
* * *

Впервые я увидел Смыслова на Кировских Островах в Ленинграде. Помню какой-то шахматный праздник, сеанс одновременной игры, элегантного высокого мужчину, неторопливо передвигавшегося от столика к столику, зрителей, плотным кольцом окруживших играющих, устремленные на сеансера взоры: сам Смыслов!  Было это в 1956 году, в доисторические еще времена.

Двадцать лет спустя мы сыграли первую партию на межзональном турнире в Биле. В Сан Паулу в 1978 году, когда я близко сошелся с ним, было Смыслову пятьдесят семь, и я не помышлял, что когда-нибудь буду писать о нем: нас просто связала душевная близость и мне всегда казалось, что разница в возрасте между нами меньше, чем разница лет.

Виделись мы бессчетное число раз: в Швейцарии, Франции, Англии, Аргентине, Югославии. И, конечно, в Голландии и России. В Москве у него дома и на даче, у меня – в Амстердаме. За несколько дней до того как он отправился в больницу, откуда уже не вернулся, мы говорили по телефону.

В частных беседах Смыслов был куда интереснее, чем в интервью. Мысли, подспудно присутствовавшие всегда: как посмотрит начальство? Не отразится ли это на выезде? Что подумают? – сковывали его. Он скрывался за общепринятыми формулировками и постоянно держал себя под контролем. Поэтому все интервью с ним, даже последнего периода, когда он позволял себе больше, чем в советские времена, кажутся мне пресными.

У нас выработался особый, шутливый тон разговора, который мы могли поддерживать длительное время. Со стороны могло создаться впечатление, что два великовозрастных студента продолжают пикировку, начатую много лет назад, хотя на самом деле нередко речь шла о вещах нешуточных, порой и трагических.

Несмотря на внешне несерьезный тон разговоров, я никогда не воспринимал Смыслова с комической стороны; тем более не делаю этого сейчас. Это было бы большой несправедливостью, а для меня, кроме того, и неблагодарностью.

Его монологи были так интересны, что я начал ловить себя на мысли: этого бы не забыть, а это – не должно пропасть для шахматной истории. Вспомнив Горация, утверждавшего, что на будущее полагаться нельзя, начиная с определенного момента я стал записывать его рассказы.

Здесь и там я привожу, казалось бы, маловажные факты, но как в работе детектива всякая мелочь помогает проникнуть в суть дела, так и мне представляется, что некоторые из такого рода записей способны лучше раскрыть облик Смыслова, чем перечисление в который раз его достижений и побед.

Думаю, он сам понимал смысл моих расспросов и к некоторым из них готовился, формулируя мысль четко и недвусмысленно. Сказал однажды: «Много вещей, Г., надо записывать. Вообще, это полезно очень – вести дневник, ведь из памяти исчезают детали, да и крупные события расплывчатые очертания принимают. Не говоря о том, что мы сами не очень-то и любим хранить кое-какие воспоминания в нашей памяти…»

Распуская пряжу наших диалогов, я вполне осознанно решил сохранить корявость, присущую почти любому разговорному общению, убрав разве здесь и там относящиеся ко мне комплиментарные слова. Чтобы не пострадало смысловое содержание, я оставил их только в считанных случаях, но это совсем не значит, что эти слова забыты.

Я осмелился взять его речь в кавычки: монологи Смыслова не пересказаны мною, а воспроизведены слово в слово. Некоторые из них, записанные на магнитофонную пленку, сохранили живые интонации его московского говора с «што», «канешно», «Масква», «п-а-анравился». Он говорил: «третьего дня» «нынче», «давеча» «всё от лукавого», «бес попутал», «надо было козьей ножкой», «суета сует». Часто повторял максиму, произнося ее то по-французски, то по-русски: fait ce que dois, advienne que pourra – делай что должно, и будь что будет.

Однажды рассказал ему о Крылове, не оставившем ни одной биографической строчки, а в присланную для корректуры биографию для словаря даже не заглянул: пусть пишут, что хотят… Комментировал: «Вот- вот. Надо делать, что тебе предназначено, а записчики найдутся…»

Как и у большинства людей, почти всё, прочитанное им, относилось к детскому и юношескому возрасту, но сохранилось в памяти навсегда, и он часто и с удовольствием цитировал русских классиков. Любил вставить в речь не только пословицу, поговорку, но и двустишие из Пушкина, Грибоедова, Некрасова, Майкова, врезавшиеся в память слова Гоголя, Островского.

Спросил его однажды: «Василий Васильевич, вы Гоголя когда в последний раз читали? Лет шестьдесят тому?» «Шестьдесят? А все семьдесят не хотите, а то и с гаком…»

Общаясь с ним, я замечал, что стилизуюсь под его манеру разговора и употребляю его словечки. «Ну что, Г., вчера всё к партии готовились, на прогулку не вышли? – спрашивал меня, расстроенного после проигрыша. – Но и вас не обошла участь сия…»

«Да уж, – слышал я собственный голос. – Звезды, верно, на небосводе не были расположены благоприятственно. Надо было, видать, козьей ножкой…»

Не выиграв у Карпова с лишней фигурой и утром выйдя со Смысловым на прогулку, спросил: «Что я вчера неправильно сделал, В.В.,? Что? Только не отвечайте, что звезды неблагоприятно были расположены. И что я должен теперь делать?» Поправляя очки, заметил: «Что делать спрашиваете? Отвечу – забыть! И как можно скорее! Вот что делать! А то сегодня вообще играть не сможете. Забыть!»

Видя нас постоянно вместе, коллега-гроссмейстер спросил меня как-то: «Откровенен ли с тобой до конца Василий Васильевич?»

Кто может ответить на такой вопрос? Откровенен он был, конечно, только со своей женой, Надеждой Андреевной, Надюшей, Надин, но это было не откровение, а что-то другое: можно ли быть откровенным с собственной рукой?  Она была частью его, и когда я говорил с ним по телефону, на заднем плане всё время звучал ее голос, бывший отображением его собственных рефлексов, даже скорее чем мыслей.

И куда бы ни приезжал В.В., войдя в гостиничный номер, первым делом доставал из чемодана и ставил на столик рядом с кроватью фотографию молодой улыбающейся Нади.

Он говорил мне вещи, которые обычно не говорят другим. И не только потому, что это был я. Просто всё сошлось: здесь не надо было держать ухо востро, когда говоришь с соотечественниками. Не надо было мучиться, коверкая английские или немецкие слова. К тому же опыт человека, прожившего почти три десятилетия в той же самой стране, делал само собой разумеющимся многое, чего не мог понять ни один иностранец. И наконец: человек того же цеха, той же профессии, интересы которого к тому же никоим образом не пересекаются с его собственными. Немало!

Были ли мы дружны? Если принять за определение истинной дружбы умение выслушивать, скорее чем рассказывать самому – без сомнения. Нам удалось занять идеальное расстояние в отношениях: встречаясь на турнирах и Олимпиадах (много реже приватно), регулярно, когда это стало возможным, разговаривая по телефону, мы создали атмосферу доверительную, и в это же время далекую от панибратства. Да и возможно ли было такое? Никто на моей памяти не называл его Вася; да и то – когда он выиграл у Ботвинника и стал чемпионом мира, было Василию Васильевичу только тридцать шесть.

Памятью обладал замечательной, хоть и воскликнул однажды, когда я начал теребить его, расспрашивая о старых временах: «Ой, Г., не будите во мне воспоминаний… Что было, то было и быльем поросло. Ничего не помню! Это мне благодать такая дана – забывать. Но удивительный феномен (фенóмен – как говорил всегда он сам): то, что надо было бы забыть, то и помнишь больше всего…»

Он постоянно и страстно увлекался чем-нибудь. В конце сороковых, начале пятидесятых годов это было столоверчение, спиритизм, которым, по его словам, занималось немало людей из высших эшелонов власти. Со многими был знаком лично, называл и фамилии.
Уже при мне был у него период, когда он только и говорил о свете в конце тоннеля и почти все свои речи начинал словами – а вот в книге «Ляйф авте ляйф» сказано…

Потом увлекался какими-то деревянным идолами, раскрашенными божками. Этот период начался у него после посещения Исландии в 1977 году, длился не очень долго и кончился тем, что в одночасье, разочаровавшись, он выкинул всё с глаз долой, из сердца вон.

Сказал однажды: «А вообще, я полагаю, что шахматы обладают каким-то мистическим свойством. Не уверен, что они из Индии к нам попали, а не атлантами завезены, жителями Атлантиды. Было это семь тысяч лет назад, я изучал эти вопросы досконально, тогда духи были еще, кентавры, потом люди с таким коричневым цветом кожи. Они вероятно из космоса к нам пришли…»

Застал я и период его увлечения НЛО, таинственными явлениями, инопланетянами, время от времени посещающими Землю. На турнире в Тилбурге в 1979 году, когда он в который раз начал говорить о летающих тарелках, Олег Романишин позволил себе какое-то ироническое замечание, и Смыслов не на шутку рассердился.

После поездки на Филиппины, насмотревшись как местные хилеры без всякой анестезии удаляют опухоли, был под сильным впечатлением увиденного, но потом прошел и этот период.

В июле 1999 года в его речах появился новый мотив: «Знаете, Г., что за даты близятся? Да вот именно! Нострадамусовы! А ведь Нострадамус многое правильно предсказал… Вот например…»

Рассуждал о деталях конца мира, приводя мне, сомневающемуся, решающий аргумент: я сам по телевизору слышал. Но как только все указанные сроки прошли, сошло на нет и это увлечение.
* * *

Всё победила религия. Такое случается нередко, особенно в годы, когда последний причал становится виден отчетливо. Утверждал, правда, что верующим был с молодых лет. Проверить это невозможно, но когда я познакомился с ним, носил крест на золотой цепочке, а во время прогулок, если представлялась возможность, всегда заходил в церковь, ставил свечку, крестился на иконы.

Знатоком Библии он не был,  но играет ли это какую-либо роль? Ведь для веры не нужны знания, и настоящая вера не имеет сомнений.

Он знал о моем равнодушии к религии, и когда я задавал вопросы, болезненные для каждого верующего, он сдвигал брови, и я слышал в его голосе интонации: правильный ответ на вопрос – что делал Бог до сотворения мира? – Занимался сооружением ада для задавателей такого рода вопросов!

Однажды, начитавшись на ночь Шестова, спросил его: разве Писание может выдержать очную ставку с самоочевидными истинами?

Насупился: «Вы, Г., всяких книжников, фарисеев да садуккеев читаете, а вместо этого полезнее было бы в церковь сходить, или хотя бы в синагогу».

Его увещевания действовали на меня так же мало, как рассказы о  появлении Девы Марии в Лурдской пещере или о превращении воды в вино. Но он благоволил ко мне и позволял высказывать взгляды, несозвучные с его собственными, при условии, что я не делаю этого очень часто и вопросы ставлю не слишком остро. Но когда я старался не перечить ему и проявлял смирение, он не мог не чувствовать, что это смирение Агриппы, согласившимся с апостолом Павлом: ты меня почти убедил.

Я стал избегать религигозных тем, поняв, что в споре убедить нельзя, а обидеть нетрудно. Тем более собеседника, слушающего не аргументы логики и рассудка, а обладающего верой, которая идет от сердца и потому не нуждается в доказательствах.

Как и все верующие, он считал земное бытие не более как переходом к вечному. Не знаю, каким виделся ему рай, если удастся, «на проскоке» (одно из любимых выражений!) очутиться там. Наверное, представлялся  местом, наполненным божественным пением, музыкой Баха, игрой в шахматы, прогулками по дивной природе, неторопливой беседой с друзьями.

Вспоминал: «В 77-м году был я секундантом Спасского на его матче с Гортом, и пригласили нас на прием в советское посольство. Дело было в Рейкьявике. Не помню уж о чем разговор зашел, но Борис Васильевич сказал так иронично советскому послу: а Василий Васильевич у нас в боженьку верует… Посол и особенно жена его так прямо и взвились – что-за чепуха! Прямо-таки мракобесие, поповщина, а у меня спрашивают: «Правда?» А я говорю: «Правда. Всё правда…»

Перед тем, как записывать в Голландии первую в жизни пластинку, волновался очень. Утром пошел в церковь, долго молился, а вернувшись из студии в Хилверсуме, где всё прошло отлично, сказал: «Не поверите, Г., подмигнула мне Мать Мария, давай мол, не робей, всё будет хорошо. Так знаете ли – у меня от сердца аж отлегло…»

В Элисте августом 1998 года я разговаривал с Майей Чибурданидзе и ее духовным наставником. Прощаясь, отец Рафаил, крупный черноволосый мужчина лет шестидесяти в рясе, спросил испытующе: «Ежели предал лучший друг, и друг простил предавшего на смертном одре – будет ли он прощен?»

На следующий день увидел в Москве Смыслова, которому и переадресовал вопрос отца Рафаила. Тот долго не раздумывал: «На том свете разберутся!» К этому ответу он прибегал не раз, когда речь шла не только о религиозных проблемах, но и о вопросах каждодневной жизни.

В 1982 году я побывал в Ленинграде. Хотя был у меня уже голландский паспорт, мне настоятельно рекомендовали не делать этого: стояли чугунные советские времена, и последствия такого визита были непредсказуемы.

Игнорировав обязательную для пассажиров круизного судна программу с экскурсиями и посещением музеев, я следовал своей собственной. За несколько часов до отплытия теплохода, не удержавшись, заглянул в Чигоринский клуб.

«Двери-то какие обшарпанные, когда ремонт делать будем?.. Видите: иностранец пришел…» – сказал, войдя в знакомые с детства стены. История обросла подробностями. Потом рассказывали, что Сосонко, тайком приехав в Ленинград, обещал выделить десять тысяч долларов на ремонт клуба.

«Слышал, слышал, Г., про ваш набег, – говорил Смыслов, когда мы месяц спустя встретились на турнире в Тилбурге. – На проскок пошел? Совсем голову потерял?» – улыбаясь, по-отечески выговаривал мне.

Играли мы в пятом туре, все наши партии раньше кончились вничью, какие и без игры. Смыслов пассивно разыграл дебют, и с каждым ходом мое преимущество увеличивалось. Когда позиция черных стала совсем проигранной, он, приподнявшись на стуле, протянул руку и торжественно произнес: «Радуйтесь, Г., но не гордитесь. Я не могу играть против своих друзей!»

Ворчал и дулся на меня весь следующий день: «Этот? Да он родного отца за пятьсот долларов прирежет, а не то что десять тысяч кому-нибудь пожертвует. Жди от него…» Но потом всё вошло в привычную колею: каждодневные прогулки по окрестностям небольшой деревушки под Тилбургом, где жили участники турнира, и длинные-длинные разговоры обо всем.

Эту партию Смыслов не забыл и через два года в том же Тилбурге взял реванш. Играл он с большим воодушевлением, и я вспомнил Таля, заметившего, как «ввинчивает» в таких случаях фигуры в доску Василий Васильевич.

Однажды рассказал ему о модной теории: чтобы добиться успеха в какой-либо деятельности, надо посвятить работе десять тысяч часов. «Десять тысяч часов, говорите? Не знаю, не знаю… Но я шахматами занимался в детстве много, очень много.  Не считал, конечно, но мог просидеть за доской часов восемь, а то и дольше.

Алехин, Капабланка, Тарраш, Нимцович. У отца в библиотеке примерно сотня шахматных книг в наличии было, вот их все и изучил. Может это звучит нескромно, но когда я читал книги эти, было у меня чувство, что всё это мне уже знакомо. В шахматах мне не нужен был никакой Карузо, чтобы давать советы. А Тарраша вы, кстати, читали? Это потом Тарраш у нас в немилость впал, у нас ведь многие в немилость впадали, вот и Тарраш впал, а так «Современная шахматная партия» – книга отличная. Очень доступно излагал всё Тарраш. Не читали? Очень советую, никогда не поздно…

А первый турнир сыграл я в 35-м году в летнем павильоне Парка Горького, было мне четырнадцать лет… А так – родитель мой меня дома выдерживал. Поначалу без ладьи играл, а потом дядя мой Кирилл Осипович, шахматист второй категории, со мной матч сыграл и получил я от него книгу Алехина «Мои лучшие партии». И надписал дядя Кирилл – “Победителю в матче, будущему чемпиону мира Васе Смыслову. 29 мая 1928 года”. Книга эта до сих пор у меня хранится…»
* * *

В нем, как во многих русских людях, было заметно с одной стороны – преклонение перед иностранным, восхищение качеством, обслуживанием в ресторане, сервисом, вообще отношениями между людьми, с другой – ироническим, порой и презрительным подтруниванием над всем этим.

Чувства, на первый взгляд противоположные, а на самом деле очень легко уживающиеся друг с другом. Они имели (имеют) место в России в разные исторические времена, нередко и с перекосом в ту или иную сторону.

Легко объяснимый синдром покупок был у всех, приезжавших из Советского Союза, но у Смыслова был рецидив этого синдрома: обмен только что купленной вещи. После осмотра обновки, когда и всестороннего обсуждения ее с коллегами, на следующий день торжественно нес покупку в магазин для обмена или возврата денег.

Не знаю, когда у него проявился этот синдром, но в середине семидесятых годов это был уже застарелый недуг, не поддающийся лечению. Думаю, что когда в первый раз обмен безболезненно удался, ему захотелось сладострастно испытывать это ощущение всё чаще и чаще, а потом уже и всегда. Как алкоголик, утверждающий, что может расстаться с пагубным пристрастием в любой момент, он не считал это болезнью, стараясь припомнить случаи окончательной покупки, или попросту утверждая, что может легко обойтись без обмена.

«Давайте, Г., погуляем, но прежде в магазин зайдем, купим кофточку Надежде Андреевне. А потом уж отправимся, куда скажете», – предлагал В.В. перед традиционной прогулкой перед туром. «Нет уж, вы сами, В.В., покупайте, я на улице подожду, а завтра пойдем с вами менять…» Смеялся.

В другой раз обменивали блузку, уже обмененную днем раньше, но в конце концов не показавшуюся ему из-за слишком вольного покроя.

«Вам действительно нравится, Г.? – спрашивал В.В. с той же интонацией как и сутки назад, при покупке только что обмененной кофточки. И вздыхая, добавлял: «Знаете, однажды играл я в Швейцарии и выбрал для Надежды Андреевны кофточку. Так она ее в пух и прах раскритиковала. И так получилось, что через два месяца секундировал я Спасскому в Женеве, когда он с Портишем играл. Зашел в универмаг, глаза прямо разбежались, и можете себе представить, Г., из всех фасонов и расцветок выбрал ту же самую кофточку, что в прошлый раз…»

Войдя однажды в большой магазин на торговой улице Амстердама и увидев платья и блузки различных фасонов и расцветок, комментировал: «А ситцы те французские, собачьей кровью крашены…»

«В.В., а почему говорят – в Москве теперь всё есть, а все-таки здесь покупают? – спрашивал у него в начале перестроечных времен. – В чем здесь штука такая?»

«А помните, Г., еще у Островского сказано – вам какого винца налить? – лакей спрашивает. Французского? Высшего качества? Это нам недолго. Наклеечку переменить и дело с концом. Всё поняли, Г.?»
* * *

На шансы ветерана в борьбе за первенство мира «наверху» смотрели скептически. Перед полуфинальным матчем с Золтаном Рибли (1983) он отправился на прием к председателю Спорткомитета Марату Грамову.

«В вашем возрасте, Василий Васильевич, – без обиняков сказал Грамов, – надо не за мировое первенство бороться, а думать о кое чем другом…»

Но несмотря на годы, сохранялись у него еще честолюбие, энергия и хладнокровие, необходимые для борьбы. Готовился к матчу как никогда и победил заслуженно, разгромив Рибли. Матч этот игрался в Лондоне одновременно с матчем молодого Каспарова с Корчным, за которым и следила главным образом публика и пресса. Я тоже приехал на тот матч, но частенько виделся и со Смысловым.

Потчевал однажды в гостиничном номере печеньем, привезенным из Москвы: «Попробуйте песочного, Г.,. Песочные Надюше особенно удались… Вы таких во всем Лондоне не найдете. Попробуйте, попробуйте… Какие вам там еще тирамису у итальянцев…»


Матч Смыслов – Рибли, Лондон, 1983

В последней партии согласился на ничью с лишней фигурой. «Почему?» – спросил у него. «Мне тот же вопрос, Г., и Гарри задал. Но Гарик ведь у нас еще человек молодой, горячий, но вы-то понимаете, что поступил я в соответствии с традициями.  Ну что я буду добивать Золтана, ежели ничья мне победу в матче приносит…»

Верил, что судьбой предназначено ему выиграть и у Каспарова, выйти на Карпова и снова сражаться за чемпионский титул. Не понимал, какую грозную силу представлял уже тогда Гарри Каспаров. Не говоря уже о дебютном репертуаре обоих – с трехлинейкой Мосина против танка!


Финальный претендентский матч. Вильнюс 1984. Часы включает Владас Микенас.

Вспоминал потом: «Когда я с Каспаровым в Вильнюсе играл, аудитория болельщиков-музыкантов четко разделилась: артисты оперного театра с Норейкой во главе – за меня были, а гастролировавшие там эстрадники, в том числе и Алла Пугачева, моего соперника поддерживали, он ведь младше меня на сорок лет…»


С коллегами по чемпионскому званию


Пять чемпионов мира. Москва 1990


Магнус Карлсен только что получил в подарок книги седьмого чемпиона мира. Москва 2004

Сказал как-то: «Когда за звание чемпиона мира борешься, надо постоянно быть готовым к военным действиям. Постоянно. А когда я чемпионское звание в 57-м году завоевал, появилось чувство, будто против меня весь остальной мир восстал. Я – против всего мира. Не способствовало это ни спокойной жизни, ни комфортному состоянию души. Можеть быть поэтому в матч-реванше Ботвиннику уступил, а не только потому, что болел во время матча. А может, потому и болел, что дискомфорт внутренний чувствовал… Ведь когда я матч-реванш Ботвиннику проиграл, всему народу объявили, что новый чемпион мира зазнался, плохо подготовился, в шапкозакидательство впал, вы ж знаете, как это у нас делается. А на самом деле болел я, и сильно болел, и не одну партию с температурой играл, после матча у меня даже воспаление легких обнаружили…»

Но слова «проиграл» обычно избегал бессознательно (или сознательно?). Говорил обычно: «В матч-реванше с Ботвинником меня постигла немилость судьбы».

Или: «В партии с Ботвинником в Гронингене в 1946 году впервые опробовал новую систему в Грюнфельде, но хотя разочарование пришлось пережить тогда, уже с Эйве в 48-м году в претендентах удалось победу одержать и моим именем система та названа».

Чемпионской ментальностью обладал с юных лет. Верил в себя, в судьбу, в собственное предназначение. Однажды сказал скептически:
«Дважды кряду победить в турнире претендентов? Пожалуй, ему это не удастся…»
«А вы то сами, Василий Васильевич? Вы то?!»
«Так то ж я!»

А когда в 1935 году Алехин проиграл матч Эйве, Смыслову было четырнадцать. Школьный товарищ спросил его: «Вася, хотел бы ты быть Алехиным?» – «Побежденным – нет!» – ответил подросток.


Только что закончилась последняя партия матча Ботвинник – Смыслов (1957). Чемпион мира с женой в толпе болельщиков. «Когда мы вышли из концертного зала имени Чайковского движение на Садовом кольце было остановлено…»
* * *

20.3.1998. «Знаете, В.В., мне тут книгу прислали о знаменитых шахматистах-евреях, в Израиле изданную. Там и вы помянуты…»

Засмеялся: «Ну это они мне польстили так, Г., просто польстили. Помню, говорили что-то об этом… Но нет, не думаю… – и снова после паузы: – Да-а-а, польстили мне, однако…»

Через несколько лет этот вопрос всплыл снова. «…мама моя еврейка была?..» Долгая пауза. «Да нет, пожалуй, не была… Хотя Рохлин и говорил что-то об этом, да и другие. Не знаю, не знаю… Нет, не думаю всё же, что была… Конечно, ежели вглубь идти, всё что угодно можно обнаружить. Да и то скорее по другой линии, по отцовской. Мне тут из Петербурга привезли отцовский диплом об окончании Технологического института. Так оказывается, был мой батюшка Иосифович, а не Осипович. Отец мой в 43-м году умер, а матушка пережила его почти на сорок лет, она с моим старшим братом жила. Но знаете, если копать, так и до Ивана Грозного можно дойти… Меня ведь всюду принимали с одинаковым почетом, хоть в Израиле, хоть в арабских странах. Я вообще на вопросы национальности очень спокойно смотрю. Вот звонили мне как-то из Еврейской Энциклопедии, составляли они список известных евреев. Тот же вопрос задали. Так я им так же и ответил: был вроде кто-то, но точно сказать не могу… А те: если вы сами точно не знаете, не можем включить вас в список. Так что мне, в отличие от Михаила Моисеевича, здесь гордиться особо нечем. Но знаете, Г., меня это и не занимало никогда…»

Оставим в покое и мы национальность седьмого чемпиона мира. Не в этом дело. И не в том, что Борис Васильевич Спасский говорил порой при совместном анализе – ах, Василéвич, Василéвич, умная еврейская голова. И не в том, что в последние годы выглядел он как библейский пророк, сошедший с картины Рембрандта.

Россия, его Россия была для него единственной родиной, и был он глубоко русским человеком. Латинская пословица «ubi bene ibi patria» и ее русский эквивалент – «где кисель, там и сел» – сказаны не о нем.

Говорил: «Перед поездкой за границу волнуешься, живешь этим, дни считаешь, а окажешься где-нибудь, так уже через недельку домой хочется, на природу, рыбку половить… А что Борис Васильевич давеча сказал о двух пушках, у меня на даче стоящих и в сторону Кремля нацеленных, то вы сами, Г., знаете – дряни у нас немало разнообразной, но как там у поэта сказано… – снял очки, протер стекла – “и хоть бесчувственному телу равно повсюду истлевать, но ближе к милому пределу мне всё б хотелось почивать”».

В 1977 году играли в турнире в Бразилии. Гуляя по Сан-Паулу, частенько доходили до «ливрарии» – магазине русской книги, но внутрь Смыслов заходить побаивался – не ровен час, кто увидит. Пока я рылся в книгах, ожидал меня на скамейке в скверике.

Перед выходным днем дал ему солженицинский «Архипелаг Гулаг». Утром сидел смурной в лобби гостиницы, ожидая работников торгового представительства, чтобы вместе отправиться в какой-то магазин за кожевенной продукцией.

«Ой, Г., что вы со мной наделали… Я до пяти не спал, всё читал, читал. Вспомнил то время… Верно, всё верно описывает Солженицын. Отец ведь мой тоже Технологический институт в Петербурге окончил. И сокурсников его в тридцатых годах арестовывали в Москве и в Питере. Он меня старался оберегать от всего, но я уже не маленький был, пусть всего и не понимал, но кое о чем догадывался…»
И, закрывая глаза, прикладывал руки ко лбу.

«Вот они… Идут… Идут, злодеи», – Смыслов уже заметил входящих через дверь-вертушку похожих друг на друга людей среднего возраста с короткими прическами. «Здравствуйте, здравствуйте, – поднялся им навстречу В.В. – Рад вас видеть! – А где же Никанор Иванович? Не получилось? Обида какая…»

Весь очень большой и интересный материал читать по ссылке

Размещено 26 июня 2015, 19:19

Exhibition AgroMashov, Tel Aviv June 23-24, 2015 (photos)

agromashov 001  agromashov 002

agromashov 003  agromashov 004

Flower Board The Financial Company LTD

agromashov 005    agromashov 006

Agrolan

agromashov 007  agromashov 011

agromashov 012

?

agromashov 013  agromashov 014

?

agromashov 015  agromashov 016

agromashov 017  agromashov 018

agromashov 019

Israel Bio-Organic Agriculture Association (I.B.O.A.A)

agromashov 020  agromashov 021

Track Operations Union Motors

agromashov 022  agromashov 023

agromashov 024

Product of Kibbutz Degania 

agromashov 025  agromashov 026  agromashov 027

Ramat Negev

agromashov 028  agromashov 029

agromashov 030

Zeraim Gedera – Syngenta

agromashov 031

?

agromashov 032  agromashov 033

agromashov 034  agromashov 035

agromashov 036  agromashov 038

Bikurey Hashikma

agromashov 039

?

agromashov 040  agromashov 041

agromashov 042  agromashov 048

agromashov 049  agromashov 051

agromashov 052

Patata

agromashov 044  agromashov 043

?

agromashov 046  agromashov 050

Bananot Hahof

agromashov 053  agromashov 056

agromashov 055 agromashov 054

?

agromashov 057

Moshav Lachish

agromashov 058  agromashov 059

Yaadim Marketing

agromashov 061  agromashov 063

Taizhou Luqiao Lamsin

agromashov 064  agromashov 065

agromashov 066

Meshek Lin

agromashov 067  agromashov 068

Marina    

agromashov 069

Hormann                          שי עשהאל בע”מ

agromashov 070  agromashov 072

Zan-Orni Truck Skales

agromashov 073  agromashov 074

agromashov 076

Borner

agromashov 077  agromashov 078

agromashov 079  agromashov 080

agromashov 081

Automotive Equipment Group

agromashov 082  agromashov 084

agromashov 085  agromashov 086

agromashov 088  agromashov 094

agromashov 089  agromashov 090

agromashov 093

Automotive Equipment Vehicles

agromashov 091  agromashov 095

?

agromashov 096

Biofeed

agromashov 097  agromashov 098

eBee

agromashov 099  agromashov 100

מועצת החלב

agromashov 101  agromashov 103

agromashov 104  agromashov 106

agromashov 107  agromashov 108

agromashov 109  agromashov 110

agromashov 111  agromashov 112

Beijing Tianchen Cloud Farm

agromashov 113  agromashov 114

agromashov 115  agromashov 116

raznoe_asolyar16july 266                        raznoe_asolyar16july 261                                                                        Amit                 Solar

  agromashov 117  agromashov 118

agromashov 119

Automotive Equipment Group

agromashov 120  agromashov 121  agromashov 122

Hazera

agromashov 123

TomaTech

Posted on June 24, 2015, 18:05

Размещено 24 июня 2015, 18:05

 

 

Грузия: вчера и сегодня. А что завтра?

Прошлое Грузии — Саакашвили. Настоящее тоже он. А вот будущего пока не видно

Несколько дней назад вернулся в Монреаль из Грузии, где провёл около месяца. Уехал из Тбилиси как раз за пару дней до наводнения, которое попало на главные страницы мировых СМИ.

Писать о своих впечатлениях честно говоря в этот раз не собирался по причине того, что особо говорить, как казалось, не о чем. Наводнения, как я уже сказал — не застал, а в целом не происходит там ничего, как-то всё застыло, остановилось. Вроде как бегущего человека поймали за шиворот и резко остановили.

Инерция его вперёд тянет, а рука не пускает. И он бедолага тяжело дышит, ногами на месте перебирает, привыкает к новому положению вещей. Скучно и непонятно ему — вроде и обещанная «Грузинская мечта» не стала былью, и дальше бежать не дают.

Итак. Самое главное — Тбилиси разваливается на глазах. На проезжей части появились дыры, которые достигают угрожающих размеров. Тротуары приходят в негодность. Их нужно регулярно ремонтировать. Этого не наблюдается. Раньше при старой власти наблюдалось. Сейчас нет. Я не виноват, что это так. Говорю о том, что видел.

Если лет восемь или девять назад люди побывавшие в Тбилиси взахлёб расказывали о масштабе городского строительства в Тбилиси, Батуми, Кутаиси! О новых проектах, о том, что дороги и тротуары там «лучше, чем в Америке»….

В этот раз я не увидел ничего подобного. Какая там Америка! Лучше помолчать. Поскольку ничего хорошего во всём этом нет, то и говорить казалось не о чем. И всё же я решил поделиться кое-какими наблюдениями и умозаключениями.

До этого я был в Тбилиси осенью 2013 года. Темпы тогда замедлились, но ничего особо критического тогда я не писал потому, что «Грузинская мечта» находилась у власти меньше года и многого требовать от них было неразумно.

В личных беседах я уже тогда высказывал свои сомнения, но в ответ слышал «Они меньше года! Чего ты от них хочешь! Вот щас! Ещё немного! Заживём!». Этот энтузиазм казался здоровым и я не спорил. Хотя смутные сомнения меня, честно скажу, терзали.

Интуиция не подвела. Всё, что в сегодняшней Грузии осталось хорошего — сделано старой властью. Ну  вы понимете о ком я. О том, имя которого нельзя произносить. Ну, он сейчас в Одессе наводит страх на прокуроров.

Давайте в иллюстрациях. Книжка с картинками она ведь всегда нагляднее, чем такая же, но без картинок. В один прекрасный июньский вечеров я пригласил друзей в ресторан в старом городе. Место, что надо! Исторический центр, известные серные бани, Кура, над ней Метехский храм, напротив крепость 11 века (Нарикала).

Дизайн и обслуживание ресторана были превосходными, кухня выше всяких похвал, вино — это песня, цены умеренными. Словом всё было так расчудесно, что поужинав и распив бутылку-другую доброго грузинского вина, мы решили подняться на канатной дороге на древнюю крепость Нарикала, посмотреть на ночной Тбилиси (пардон за клише) с высоты птичьего полёта.

На улице к нам подошёл полицейский. Он вежливо поздоровался и сказал: «Осторожно, ребята, здесь плохое освещение. Видите фонарь не работает». Он даже посветил нам фонариком, что в общем-то было излишним, мы и так видели дорогу и даже не заметили бы, что один из фонарей неисправен.

У касс канатной дороги было многолюдно, слышалась речь на немецком, английском, испанском, армянском, азербайджанском, украинском, русском языках.

Также многолюдно было в этот поздний час наверху, у подножия крепости. Вид оттуда на Тбилиси — особый разговор, сейчас не об этом. Скажу только, что в раскинувшимся внизу море огней, особо выделялся ослепительный треугольник — Кафедральный собор Святой Троицы — Самеба, бывшая резиденция того, чьё имя произносить нельзя и элегантнейший мост Дружбы, который недруги бывшей власти обожают ругать, но хуже он от этого не становится хоть наложи они в штаны.

После крепости мы направились в район Шардени — зону пешеходных улиц, где расположены рестораны, ночные клубы и всевозможные бары. Народу здесьбыло великое множество — как иностранцев, так и местной молодёжи.

Мы давно не виделись и один из моих друзей от полноты чувств сказал: «Жаль, что ты редко приезжаешь. Хорошо бы встречаться почаще. Видишь, как здорово в Грузии».

Вспомнив, как часто он ругал прежнюю воасть, и какие жаркие споры у нас с ним происходили, я сказал:

-А что ты сейчас думаешь о старой и новой власти?

Он замялся.

Вот смотри, — продолжил я, — сегодня мы гуляли в старом районе, который построили при Саакашвили. Мы  встретили офигенно вежливого полицейского, который следил, чтобы мы не оступились — реформу полиции тоже провели при Саакашвили. Канатной дорогой , которую построили при Саакашвили, мы поднялись на крепость, территорию которой которую отреставрировали при Саакашвили. Заметь, что сверху в глаза прежде всего бросаются объекты, которые построили при Саакашвилии. Сейчас мы гуляем в построенном при Саакашвили Шардени, где кипит ночная жизнь не хуже, чем в Париже или Нью-Йорке. Вокруг море туристов, которые повалили в Грузию после масштабных реформ в области туризма, проведённых при Саакашвили. А теперь покажи мне хоть одну вещь, которую построили при нынешней власти. Покажи, ну. Может я просто не знаю.

Он молчал. Ему нечего было сказать.

Уже после того вечера, мне довелось побывать в построенном (опять, да) при Саакашвили, Доме юстиции. Он был битком набит народом, но дело там поставили так, что я заказал нужный мне документ за 15 минут. За это время я взял номерок, поговорил с нужной мне служащей, заполнил формуляр, заплатил в кассе и получил квитанцию, по которой на следующий день ещё в течении 15-ти минут получил нужный мне документ. Все служащие мне говорили «спасибо» и  улыбались, причём не резиновыми улыбками, а искренне (это всегда видно).

У новой власти были отличные условия для хорошего старта. Страна была отреформирована и отстроена. Имел место колоссальный приток туристов. Тем не менее хорошего старта не получилось. Как-то всё вышло смазано.

Между тем народ уже проявляет нетерпение. Поскольку всевозможным опросам я не очень доверяю, проработав в столько лет в журналистике прекрасно знаю какими субъективными они иногда бывают, то лакмусовой бумагой определения настроения населения (в Тбилиси) для меня обычно являются настроения таксистов. Отчего непременно таксистов? Извольте.

Народ в Грузии живёт небогато. В последние годы имел место сильный приток населения в Тбилиси. Это и беженцы первой (абхазской) и второй (Шида Картли) волн, и сельская молодёжь, и иностранцы (китайцы, арабы, турки). Рынок труда не поспевает за увеличением населения. Тбилиси ведь не Москва. Город не такой и большой. А заработок людям нужен. Вот улицы города и заполонили частные такси. Это относительно просто. Такси очень много и тарифы, к слову говоря, низкие.

А среди таксистов кого только не встретишь. Тут тебе и вчерашний крестьянин, и бывший военный, и инженер пенсионного возраста, и сокращённый чиновник. В общем — срез общества. Прощупывай настроения масс — не хочу. Так вот, если два года назад, все они хаяли Единое Нацдвижение и пели осанну Иванишвили, то сейчас настроения, доложу я вам, сильно изменились.

Про ЕНД уже молчат, а новую власть матерят не по детски. Редкими приличными словами в океане брани являются следующие: «Наобещали», «бездельники», «шли бы», «на», «их» и  «маму».

Однако новой революции в Грузии скорее всего не будет. Страна, как мне невесело улыбаясь, поведал один из рыцарей рулевого колеса: «Перевыполнила план по революциям». Другой высказал интересную мысль о том, что: «Все революции в Грузии происходят на российские деньги. А пока происходящее у нас, Россию устраивает. Всё же остановилось нах». Ещё один оказался философом. Он сказал так: «Лично мне по х.. кто наверху. Те ли, другие. Всё это суета. Там наверху одна жизнь, у нас здесь другая. Жизнь коротка, чтобы тратить на всякую х—ю типа революций. Нужно успеть детей поднять».

В общем обстановка в Грузии не похожа на предреволюционную, хотя недовольство новыми властями заметно. Но всё дело в том, что страна пока имеет ресурс движения, который был заложен старой властью и который пока не исчерпан. Возможно это и является сдерживающим фактором.

Коррупции, во-всяком случае бытовой (в полиции, в налоговых службах, в городском хозяйстве) по-прежнему практически нет. Туристов много. Местных продуктов питания вполне хватает, что говорит о нормальном развитии мелкого и среднего бизнеса. Хотя также очень много турецких, украинских и белорусских товаров, но спросом пользуются в основном местные продукты.

Так, что предпосылок к социальным взрывам в ближней перспективе не видно и слава богу! Что будет через два-три года пока неясно. Исчерпает ли «Мечта» старые ресурсы, создаст ли новые?

На эту тему приведу ещё одно высказывание тбилисского таксиста — пожилого беженца из Абхазии. Он вёз меня в центр города и совершая совершенно жуткий обгон на набережной деловито сказал на хорошем русском: «Мечтатели ещё не до конца обос—-сь. Это сильно спасает. Если они до конца обо—-ся, тогда нам опять наступит ***».

Григорий Лолиш

Эхо Москвы    06:44 , 18 июня 2015

Саакашвили жестко раскритиковал работу прокуратуры Одесской области (видео)

01:42 17.06.2015

Размещено 19 июня 2015

Давид Шульман – израильско-белорусский писатель

Ізраільска-беларускі пісьменнік Давід Шульман прадставіў ў Барысаве кнігу “З вялікай літары Б.”

У нядзелю 14 чэрвеня ў Барысаве ізраільскі пісьменнік  Давід Шульман прэзентаваў сваю новую кнігу “З вялікай літары Б.». Сустрэча адбылася ў доме-музеі Каладзеева, дзе былы жыхар Барысава прадставіў землякам сваю творчасць і падарыў кнігі краязнаўчаму музею і цэнтральнай бібліятэцы.
Былы барысаўчанін, а цяпер жыхар ізраільскага горада Эйлат, Давід Шульман прадставіў у доме Каладзеева сваю новую кнігу “З вялікай літары Б.” Гэта пятая кніга пісьменніка і другая – на беларускай мове. Давід Шульман – адзіны ізраільскі пісьменнік, які піша па-беларуску. Ён сябра Саюза беларускіх пісьменнікаў і Беларускага ПЭН-цэнтра.
Ізраільска-беларускі пісьменнік Давід Шульман прадставіў ў Барысаве кнігу “З вялікай літары Б."
 На сустрэчу ў дом-музей Каладзеева  прыйшлі сябры Давіда, яго знаёмыя і аднакласнікі,
а таксама прадстаўнікі Цэнтральнай гарадской бібліятэкі  і краязнаўчага музея
Падчас сустрэчы Давід Шульман размаўляў на рускай мове: так аўдыторыі было яго прасцей разумець. Але прызнаўся, што гаварыць па-беларуску для яго сапраўдная раскоша, якую ён дазваляе сабе з кожнай добрай нагоды.
Ізраільска-беларускі пісьменнік Давід Шульман прадставіў ў Барысаве кнігу “З вялікай літары Б."
  “Я пішу на рускай і беларускай. Гэта значыць, што я і думаю на гэтых мовах.
Новая кніга мае назву “З вялікай літары Б.».
Яна пра Беларусь, пра Бярэзіну, пра Барысаў і пра вуліцу Берагавую ў ім»,- кажа Давід Шульман.
Увесь матэрыял можна прачытаць тут 

Вольф Рубінчык. ЯНЫ-ТАКІ АЖЫЛІ!

Спецыяльна для belisrael.info 

Я даўні прыхільнік “вольных шахмат” (яны ж – “шахматы-5039”), але, што называецца, без фанатызму. Згодзен і на “шахматы-960” (aka “шахматы Фішара”), і на звычайныя – абы гульня дапамагала хоць неяк развіваць грамадства або асобных яго прадстаўнікоў. Больш падрабязна мае погляды выкладзены ў кнігах “Жывуць вольныя шахматы”, “Нарысы шахматнай мінуўшчыны і будучыні”, а артыкул “За шахматную гарызанталь” можна знайсці тут

Апошнія месяцы радуюць. Баюся памыліцца, але шахматная супольнасць Беларусі адштурхнулася ад дна, на якім ляжала, напрыклад, у 2009 г., калі меркаваць па гэтай інтэрнэт-канферэнцыі

Знакавымі падзеямі, з майго пункту гледжання, сталі турнір па вольных шахматах у офісе Саюза беларускіх пісьменнікаў (22 сакавіка, ажно 4 удзельнікі!) і шоў “Жывыя шахматы” ў мінскім гандлёвым цэнтры “Сталіца” 13 чэрвеня 2015 г. Нехта, магчыма, залічыў бы да гэтых падзей і канцэрт загадкавага гурта “Шахматы” 6 лютага 2015 г., але тут я пішу толькі пра тое, што бачыў сам.

“Вольны” турнір у СБП быў праведзены па ініцыятыве Вадзіма Жылко. Гэты ж чалавек, журналіст і шахматны кампазітар з Лунінца Брэсцкай вобласці, прапанаваў назваць турнірчык “адкрытым чэмпіянатам Мінска”, чаму я, чэмпіён сталіцы 2012-2013 гг., не запярэчыў. Пасля турніру (1. В. Рубінчык; 2. В. Жуковіч; 3. В. Жылко; 4. І. Клімянкоў) пра яго паведаміла лунінецкая газета “Информ-прогулка” (inform-progulka.by), што сведчыць пра легітымізацыю вольных шахмат. Наколькі я ведаю, раней пра гэты від гульні расказваў у Беларусі толькі самвыдат накшталт “Альбино плюс”.

“Жывыя шахматы” адбыліся паводле звычайных правілаў, але пацешылі ніяк не менш. Дагэтуль я толькі чытаў пра падобныя шоў на тэрыторыі Беларусі (у Брэсце, Віцебску, Гродна…) і згадваў у кнігах пра тое, як яны ладзіліся ў 1920-я гады, але сам ніколі не бачыў.

Ужо да пачатку 1-й партыі (13.06 а 17.00) я зразумеў, што маё пажаданне пяцігадовай даўніны (“Разумная тэатралізацыя шахмат у Беларусі справакуе да іх інтарэс…”) споўнілася. Фігуры выглядалі імпазантна, а гледачы на трох ярусах падземнага гандлёвага цэнтра літаральна віселі адно на адным. Штопраўда, к канцу першай гадзіны іх паменела… “Аператарамі”, як хутка высветлілася, былі юныя энтузіясты, а арганізатары шоў не ставілі перад сабою глабальных мэт. Галоўнай задачай адміністратара інтэрнэт-групы Максіма Вараб’ёва і кіраўніка маладзёжнага аб’яднання “Авангард” Марата Абрамоўскага было… дагадзіць адной дзяўчыне. Шоў ёй спадабалася: вось урыўкі з заявы А. Маханавай на onliner.by у перакладзе з рускай:

“Увесь бюджет трымаўся на голай ідэі. Каманда рабят-арганізатараў не дармаеды, робяць яны гэты не для таго, каб адцягнуць народ ад палітыкі або дзеля чагосьці там яшчэ. Яны робяць гэта толькі таму, што ім падабаецца. Я, Маханава Аляксандра…, пажадала гульню ў шахматы з фігуркамі-людзьмі. Рабяты (нягледзячы на тое, што было вельмі цяжка дабіцца дазволу) выканалі … Вялізная пахвала! Падзяка. Было рэальна крута))))”

jiv_shah1 jiv_shah2

фота Кацярыны Сільвановіч

Першая партыя паміж студэнтам Ернарам Шамбаевым і школьнікам Уладам Снігурам скончылася ўнічыю. Спярша я думаў, што справа адной партыяй (і фотасесіяй гледачоў з “фігурамі”) і абмяжуецца, аднак нечакана пачалася 2-я партыя, амаль адразу – 3-я… Паглядзеўшы на сілу гульцоў (адна з партый ішла так: 1.е4 g6 2.Kf3 h6 3.d4 f5 4.ef gf 5.Ke5, неўзабаве чорныя здаліся), я вырашыў, што, напэўна, згуляў бы не нашмат горш. 4-я партыя крыху зацягнулася, і ўплішчыцца мне выпала толькі ў 5-ю: маім супернікам быў, як я даведаўся пазней, першаразраднік Павел Сямко, курсант Акадэміі МУС. Гулялі мы, як і астатнія, на кішэнных шахматах – хады фігурам перадаваў вядучы праз мегафон. У скандынаўскай партыі ўдалося чорнымі выйграць пешку, і праз 10 мінут супернік здаўся. У выніку хлопцы і дзяўчаты своечасова прыбралі свой рыштунак (у “Сталіцы” ім даваўся час толькі да 19.00), чорны кароль у майцы з надпісам “Слухай сваё” пасвяціў мяне ў рыцары, а мы, трое Рубінчыкаў, паспелі на джазавы канцэрт ля мінскай Ратушы :))

Рэакцыя на тое, што адбылося ў “Сталіцы”, была размаітай. Як сказана вышэй, публіка – некалькі соцень чалавек – успрыняла гульню ў цэлым пазітыўна, хаця на нейкім этапе “караул устал”. На жаль, большасць гледачоў, як я зразумеў з іхніх рэплік, не ведала элементарных шахматных правілаў.

Калі казаць пра СМІ, то на падзею адгукнуліся нават тыя, хто ніколі не цікавіўся шахматамі. Citydog.by, melom.by, belchas.by, kp.by, onliner.by – гэты спіс няпоўны. Вядома, не абышлося без агрэхаў. Нехта з журналістаў напісаў, што адбыўся “шахматны турнір”, камусьці здалося, што “жывыя шахматы” былі арганізаваны ўпершыню ў Мінску або нават у Беларусі (?)

Цікава было паназіраць за рэакцыяй ананімусаў у інтэрнэце. Шэраг каментатараў абрынуліся на “калгасны ўзровень”, як быццам маглі прапанаваць нешта лепшае. (Успомнілася гісторыя з № 1 майго часопіса “Шахматы-плюс” звыш 10 гадоў таму, калі нейкаму “маёру” на папулярным сайце не спадабалася ўсё: і партый мала, і вучэбныя прыклады старыя, і не так рэдактар пра сваё звальненне з “Шахмат” напісаў…) Нехта дапісаўся да таго, што жывыя шахматы – прыдумка “рэжыму”, г.зн. Лукашэнкі і кампаніі… Былі, вядома, і станоўчыя водгукі. Асабіста я падзякаваў арганізатарам за дзве гадзіны кайфа, які даўно не атрымліваў на “мероприятиях” Беларускай федэрацыі шахмат.

Але насамрэч няма мяжы для дасканаласці…

  1. Выявілася, што многія “фігуры” слаба арыентуюцца на палях дошкі, з-за чаго не раз адбываліся замінкі – кур’ёзныя і не надта. Можна было б кожнае з палёў дробненька падпісаць…
  2. Як мне падалося, у час абдумвання некаторых хадоў публіка, дый самі “фігуры”, крыху сумавалі. Бадай, варта было ці то абавязваць гульцоў рабіць хады ў бліцтэмпе, ці то неяк запаўняць паўзы (музыкай? канферансам? чырлідынгам?)
  3. “Фігуры” збольшага рыхтавалі строі самастойна, і каліва няўцямнасці мела месца. Парадавалі каралі з “халоднай зброяй”, ферзі ў каронах; магчыма, і іншым фігурам не зашкодзілі б выразныя “апазнавальныя знакі”, хаця б кардонныя шчыты з эмблемамі.

Зрэшты, і блізкі па духу “спантанны” фільм, зняты бітламі ў 1967 г. (“Magical Mystery Tour”), у свой час выклікаў крытыку. Калі ж рэзюмаваць, то дзяўчаты і хлопцы яшчэ раз даказалі, што шахматы могуць быць вельмі відовішчнай гульнёй, і я рады, што неяк спрычыніўся да імпрэзы. Мяркую, у верасні 2015 г. шахматныя гурткі і секцыі чакае хваля новых наведвальнікаў…

Вольф Рубінчык, г. Мінск

rubinczyk[at]yahoo.com

Дадатак паводле кнігі “Жывуць вольныя шахматы” (Менск: Шах-плюс, 2010, с. 74):

 «Вольныя шахматы» – гэта зусім не забаўка масонаў («вольных муляроў»), а сродак для перазагрузкі мазгоў, мосцік над безданню, што раздзяляе ў XXI ст. шахматных «прафесіяналаў» і аматараў. Апрача ўсяго, гульня «Сhess5039» дужа прыдатная для арганізацыі «жывых шахмат». Людзям, якія маюць выяўляць белыя фігуры, можна будзе даць права самастойна пашыхтавацца на дошцы, што падвысіць іх цікавасць да ўдзелу ў шоў. Нечаканасць іхняй расстаноўкі заахвоціць мэтраў, што гуляцьмуць за белых і чорных, ісці на авантуры, якія спадабаюцца гледачам яшчэ больш, чым 20-ціхадовая камбінацыйная партыя Флейсіг – Шлехтэр (традыцыйная на фэсце ў італьянскім горадзе Маростыка). А ці не дазволіць гульцам на дошцы самім дамаўляцца міжсобку, якія хады рабіць?

Разумная тэатралізацыя шахмат у Беларусі, бясспрэчна, справакуе да іх інтарэс, нават калі ўдзельнікі абмяжуюцца гульнямі паводле звыклых правілаў. Тым болей што традыцыя «жывых» гульняў на нашых землях існуе, яна даволі багатая. Канспектыўна накрэслю доказы:

«Звезда», 1925 г.: «Жывыя шахматы за апошні час ставіліся ў Менску двойчы – у чырвонаармейскіх лагерах і ў садзе ВСФК “Чырвоны Прафінтэрн”. Удалыя касцюмы, размаітасць твараў, коннікі, машыны – усё гэта разам узятае надало відовішчу захапляльнасць, прыцягвала гледачоў. У бліжэйшай будучыні плануюцца новыя пастаноўкі».

«Зьвязда», 1928 г.: «Жывыя шахматы ў менскім цырку падрыхтоўваюцца на 10 кастрычніка саюзам работнікаў мастацтва разам з цэнтральнай шахматна-шашачнай сэкцыяй. Шахматныя фігуры ня будуць толькі статыстымі, як гэта звычайна практыкуецца. У партыі прымуць удзел лепшыя мастацкія сілы опэры, тэатру, цырку, музтэхнікуму. Кожная пабітая фігура, раней чым пакінуць поле, выконвае які-небудзь мастацкі сольны нумар. Самая партыя будзе разыграна па кансультацыі тт. Гаухбэргам, А. Касьперскім, Розэнталем, Шукевічам. Пастаноўка абяцае быць надзвычайна цікавай».

«Жывыя шахматы» дапамогуць завабіць публіку ў шматлікія стадыёны і «лядовыя палацы» РБ, якія рэдка скарыстоўваюцца напоўніцу. Шахматысты, нарэшце, выйдуць са свайго гета…

Karol

На здымку – белы кароль М. Вараб’ёў са сваёй балельшчыцай Юляй. Справа – аўтар артыкула

Даслана i апублiкавана 17 чэрвеня 2015  

17 июня 2015 

Интересные судьбы. Пинхас Мотелевич Кацевман

Лет 6 назад я нашел и опубликовал на сайте большое интервью военного летчика, калинковичанина Петра Марковича Кацевмана. Тогда не знал, что он с 1991 г. проживает в Израиле, в Хайфе. Что после окончания военной службы в Вене в 1946 г, уехал к брату в Москву. Там закончил институт транспорта (МИИТ), после чего по направлению уехал в Ригу, где проработал до 1991 г. А после того как к 70-летию Победы я поместил на сайте список евреев-калинковичан, участников войны, и начал рассылать через соцсети информацию очень многим людям, ко мне написал 73-летний полковник, кандидат военных наук, доцент, заместитель начальника кафедры Вольского, а затем Нижегородского высшего военного училища тыла, коренной калинковичанин, а ныне также живущий в Хайфе, Григорий Гарелик. Вскоре мы начали перезваниваться и он сказал, что в Хайфе живет очень интересный наш земляк, которому сейчас 92 года, назвав Петра, а вообще-то Пинхаса Кацевмана. Вскоре я вспомнил о материале, о котором упомянул выше. Еще Григорий сказал, что нередко навещает Кацевмана у того дома, помогает в чем необходимо, и что может дать мне тел, и я сам могу поговорить с тем. Так я познакомился и с самим Пинхасом Кацевманом. Чувствует он себя неплохо, голос вообще бодрый. В результате он передал Григорию ряд материалов, которые были пересланы для размещения на сайте. (Но это оказалось не все, и как только получу, то размещу и др. материалы, имеющиеся у П. Кацевмана – 7 июля). В заключение еще об одном. Когда я по телефону начал расспрашивать Пинхаса что он знает о своих одноклассниках, которых упоминал в своем интервью, кто вместе с ним в апреле 1941 г. пришли в Калинковичский военкомат с просьбой отправить в военные училища, то Пинхас немного вспомнил о каждом, а также назвал и новые имена, и это натолкнуло меня заняться поиском каждого из живущих, либо их наследников. Работа не простая, но надеюсь, что постепенно удастся узнать немало нового и интересного. Пока же коротко: Гомон Меер – военный летчик, жил в Воронеже, а до войны на ул. Советской; Шендерович Володя – военный медик, заканчивал службу в Средней Азии, откуда, вероятно, в конце 80-х – 90-м году, репатриировался в Израиль, жил в Иерусалиме; Леонид Фиалковский, написал книгу “Сталинградский апокалипсис“. Вскоре я нашел ее в интернете и сейчас каждый сможет прочесть и ее в отдельном более подробном материале Военврач Леонид Фиалковский, автор “Сталинградский апокалипсис”. Л. Фиалковский стал кадровым военным, подполковником медслужбы. Проживал в Германии (Карлсруэ), автор книги «Жизнь под дамокловым мечом», бронзовый лауреат 2-го Международного конкурса “Лучшая книга года 2010”. К сожалению, как я уже выяснил, умер в 2013.

Кроме того от П. Кацевмана я получил небольшую информацию еще о нескольких: Маневич Абрам – танкист, был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени, после войны жил в подмосковной Малаховке, и в конце 80-х вместе с семьей уехал в США. Он родной брат детского врача Рахиль Бурдиной – жены Льва Мордуховича Бурдина (1924-1989), капитана медицинской службы, в действующей армии с ноября 1943 по май 1945 года, имел 1 ранение. Работал главным врачом калинковичского роддома – к сожалению, упорно молчит и не отвечает на мою просьбу получить координаты для связи с детьми и внуками Абрама Маневича, также живущий в США, сын Р. и Л. Бурдиных – Саша Бурдин. Странные какие-то люди, если не сказать больше – 7 июля);

Эпштейн Борис – капитан пехоты в артиллерийском полку, хорошо знал немецкий, благодаря чему в 1944 г. был главой делегации на переговорах о капитуляции немецкого гарнизона в Будапеште. После окончания переговоров, когда парламентеры уже уходили, эсэсовцы открыли огонь им в спину и Борис Эпштейн погиб на месте; Комиссарчик Аня – служила санинструктором-десантником в морских войсках на острове Сааремаа в Эстонии, затем переехала в Россию, откуда репатриировалась в Израиль, жила в Нацрат-Иллите.

plat_wedd_katz 230

plat_wedd_katz 247

plat_wedd_katz 242

plat_wedd_katz 233

Май 1945, Вена, Австрия. Внизу справа Пинхас Кацевман и Вася Пузаткин.

plat_wedd_katz 236

plat_wedd_katz 235

plat_wedd_katz 219

plat_wedd_katz 224

plat_wedd_katz 250

9 мая 2015, Хайфа.

Обновлено 7 июля 2015

Ранее опубликованный материал

Кацевман Петр Маркович – военный летчик

К 70-летию Победы

И в дополнение размещаю еще несколько свежих фото и одно совсем старое, 1939 г. и материал из калинковичской местной газеты от начала июля 1968 г. с рассказом о встрече выпускников 1941 г. 

Май 2015. Российское консульство в Хайфе организовало праздничное мероприятие для ветеранов, проживающих в городах северного округа Израиля.

raznoe_Katzevman 882

raznoe_Katzevman 898

В 1-м ряду 2-й слева П. Кацевман. Во 2-м ряду 2-й справа Г. Гарелик

raznoe_Katzevman 879

8-й класс “Б” калинковичской белорусской ПСШ 1939 г.

Если кто-то узнает своих родственников или знакомых на фото, присылайте их имена на адрес сайта. 

raznoe_Katzevman 892

Материал из калинковичской местной газеты от начала июля 1968 г. о встрече выпускников 1941 г. спустя 47 лет, на которой среди др. были П. Кацевман, Л. Фиалковский, Н. Комиссарчик. Специально для сайта с интересными воспоминания о Науме Комиссарчике и семье поделился его сын Борис. 6 августа 2009 был размещен материал, Борис Комиссарчик ( Гомель ).

raznoe_Katzevman 888

Добавлено 14 июля 2015, 17:49 Обновлено 19:06

 

Humanitarian aid to the needy in Ukraine and Belarus

These boxes have collected many thousands of things (completely new or nearly new clothes and shoes for the sum of many tens thousand dollars, and weight of more than 1000 kg), for people of all ages, from newborns to send to Ukraine annd Belarus to help the needy. But implementation this and other charitable projects, you need a lot of money. Everyone can help.

Donations are needed send PayPal for amigosh4@gмаil.com

В этих ящиках собрано много тысяч вещей (совершенно новой, а остальные фактически не отличающиеся от новой, одежды и обуви на сумму в десятки тысяч долларов, а по весу более 1000 кг), для людей самого разного возраста, начиная от новорожденных, чтоб переслать в Украину и Беларусь в помощь особо нуждающимся, независимо от национальности. Но для осуществления этого и других благотворительных проектов, нужно немало денег. Каждый может оказать помощь и при этом ничуть не победнеть, а также переслать информацию своим родственникам, друзьям, знакомым, где бы те не проживали. И не забывать о том, что все это собрано одним человеком, который кроме этого за 7 лет потратил  многие тыс. часов, приложил массу усилий, своих финансов, чтоб существовал подобный сайт, иногда просиживая днями и ночами в поисках, подготовке, обработке и размещении материалов, среди которых есть редкие или оригинальные. А потому призываю быть не только читателями и сторонними наблюдателями, но и оказывать посильную финансовую помощь. 

Пожертвования пересылать по PayPal на адрес amigosh4@gмаil.com

kartoni_i_raznoe 580

kartoni_i_raznoe 589  kartoni_i_raznoe 581

kartoni_i_raznoe 585  kartoni_i_raznoe 587

kartoni_i_raznoe 588

Posted June 2, 2015  

Update December 10, 2015 

Размещено 2 июня 2015  

Обновлено 10 декабря 2015 

Ancient synagogue. Sataniv, Ukraine

General description:
Monument of urban planning and architecture of national significance of Ukraine is made in the style of Renaissance defensive type. Date of establishment – 1532 (1514 – another version). Reconstruction – 1754. Overhaul – 2014. One of the oldest buildings of this type in the whole of Eastern Europe. The synagogue had a defensive value for Satanova (small cannon battery). In 2004, the artist painted a picture of Herman Gold «Sataniv. Old Synagogue»

Общее описание:
Памятник градостроительства и архитектуры Украины национального значения, сделана в стиле ренессанса оборонного типа. Дата основания – 1532 г. (1514 – другая версия). Реконструкция – 1754 г. Капитальный ремонт – 2014 г. Одно из древнейших сооружений такого типа во всей Восточной Европе. Синагога имела оборонное значение для Сатанова (малая пушечная батарея). В 2004 г. художник Герман Гольд нарисовал картину «Сатанов. Старая синагога».

Legends Satanovskiy synagogue 

According to popular legend, the great synagogue Satanovskiy never built. Like, it miraculous, existed from the very beginning of the world (there is an option of the legend, which says that the synagogue suffered in a divine power Satan and Jerusalem itself). In its place, they say, used to be a high hill. There digging and came across something solid. They began to dig, and dug up the synagogue.
With the Prague synagogue Satanovskiy unites and what floor inside too far below ground level. There are two explanations. According to one version, the then law forbade Jews to build a synagogue above Christian churches. Therefore, they say, clever Jews to increase the internal volume of the room lowered the floor. According to another version, it is made to match the environment known prayer “from the depths of the earth talking to you, O Lord …”.
Dungeons synagogue
According to legend, from the synagogue to the Satanovskiy Jerusalem ran an underground passage. As an option – the castle in Kamenetz-Podolsk and Khotyn fortress.
Legend is also unfounded. First of all, because so long to build sidewalks – a waste of time and labor. The above-mentioned cities and the Earth’s surface is not so easy to get to. Especially in Jerusalem. But an underground passage under the synagogue still there. Now it was on a small piece (the landslide blocked). Most likely, this turn connected with the castle and the synagogue with the “underground street”, on which, in the event of a disaster, you can escape into the dense forest, and is still surrounded by Satan. Also, given that the roof of the synagogue stood cannon, dungeons beneath it was used as a powder magazine. Therefore, these dungeons for illegal migration to the Middle East can hardly use.
Jewish burial
The legend of the lovers of beautiful and tragic, but in fact it is the burial due to the Turkish invasion.
April 22, 1676 the Turks conquered Satan. Residents had a fierce resistance, but the forces were unequal. Brutal Janissaries cut about 4 thousand inhabitants. Fallen Jews buried in a large mass grave near the northern wall of the synagogue. In place of burial barrow, circled the perimeter of the low stone wall.
It is said that before Satanovskiy Jews commemorated the victims in their own way from the Turkish cavalry. Like, thread encircles the mound and the mound throwing the onion and garlic … There is a suspicion that this is one of the fables of the Jews, who are under have no basis.

Легенды Сатановской синагоги (перевод с украинского)
По народным преданиям, большая сатановская синагога вообще не строилась. Мол, она нерукотворная, существовала еще с самого начала мира (существует вариант этой легенды, где говорится о том, что синагогу божественная сила перенесла в Сатанов с самого Иерусалима). На ее месте, мол, раньше был высокий холм. То там копали и встретили на что-то твердое. Начали раскапывать и откопали синагогу.
С Пражской синагоги Сатановский объединяет и то, что пол внутри тоже гораздо ниже уровня земли. Этому есть два объяснения. Согласно одной версии, тогдашние законы запрещали евреям строить синагоги выше христианских храмов. Поэтому, мол, хитрые евреи, чтобы увеличить внутренний объем помещения опустили пол. По другой версии, это сделано, чтобы обстановка соответствовала известной молитве «из глубин земли к тебе обращаемся, Господи …».
Подземелья синагоги
По преданию, от Сатановской синагоги до самого Иерусалима пролегал подземный ход. Как вариант – в замок в Каменце-Подольском и в Хотинской крепости.
Легенда тоже безосновательна. Прежде всего потому, что строить такие длинные тротуары – пустая трата времени и труда. К указанным городов и поверхностью Земли не так просто добраться. Особенно в Иерусалим. Но подземный ход под синагогой таки есть. Сейчас от него остался небольшой фрагмент (далее перекрыто обвалом). Скорее всего, этот ход связывал синагогу с замком и с «подземной улицей», по которой, в случае бедствия, можно было убежать в густые леса, и до сих пор окружают Сатанов. Также, учитывая, что на крыше синагоги стояли пушки, подземелья под ней использовали как пороховой склад. Поэтому этим подземельям для нелегальной эмиграции на Ближний Восток вряд ли можно воспользоваться.
Еврейские захоронения
Легенда о влюбленных красивая и трагическая, но на самом деле это захоронение связано с турецким нашествием.
22 апреля 1676 г. турки захватили Сатанов. Жители оказали яростное сопротивление, но силы были неравны. Озверевшие янычары вырезали около 4 тысяч жителей. Павших евреев похоронили в большой братской могиле у северной стены синагоги. На месте захоронения насыпали курган, обведен по периметру невысокой каменной стеной.
Рассказывают, что раньше сатановские евреи поминали на свой лад погибших от турецких сабель. Мол, курган обводили нитью, а на насыпь бросали лук и чеснок … Есть подозрение, что это одна из басен о евреях, которые под собой не имеют никаких оснований.

IMG_8434  IMG_8436

IMG_8438  IMG_8439

IMG_8440  IMG_8446

For those wishing to visit the synagogue, meet other local attractions and the life of people, possibility to go fishing and hunting in the forest when she is permitted, contact e-mail oksana.trapezun@ukr.net

Для желающих посетить синагогу, познакомиться с другими местными достопримечательностями и жизнью людей, возможность сходить на рыбалку и в лес на охоту, когда она разрешана, обращаться по эл. почте oksana.trapezun@ukr.net

Posted June 1, 2015

Размещено 1 июня 2015