Monthly Archives: May 2015

Г. Каспаров. Самый счастливый день в жизни

Речь перед студентами-выпускниками Сент-Луисского университета (1), произнесенная Гарри Каспаровым 16 мая 2015 в день присуждения ему звания почетного доктора права. 

Благодарю всех, и прежде всего президента университета Фреда Пестелло, пригласившего меня на эту церемонию, дебютную для нас обоих.

Для меня большая честь обратиться ко всем вам и получить звание почетного доктора университета Сент-Луиса.

Это особенно почетно, учитывая, что сегодня здесь присутствуют еще два лауреата — Анита Лионс Бонд (2) и Джин Кранц (3). Трудно найти лучшие образцы силы духа, смелости и верности своей мечте! И спасибо Рексу Синкфилду (4) за столь лестное представление. Однако он упустил одну важную деталь моей биографии: я родился на Глубоком Юге (5), рядом с Джорджией… Точнее, на самом юге Советского Союза, у Каспийского моря — в Баку, в Азербайджане, рядом с Республикой Грузией (6). Надеюсь, вы понимаете мой южный акцент!

Надеюсь также, что вы читали об СССР в книгах по истории. Это странное чувство — осознавать, что страна, в которой я родился, прекратила существование в 1991 году, когда многие из вас еще не появились на свет. Что значит родиться и вырасти в тоталитарном государстве, всегда очень сложно объяснить тем, кто от рождения пользуются плодами свободы и демократии. Представьте себя единственным ребенком в округе, в доме которого нет ни интернета, ни телевизора, а ваши родители постоянно твердят о том, как вам повезло не иметь таких вещей.

В последние годы я часто бываю в Сент-Луисе, ибо этот город стал поистине мировой столицей шахмат, играя ведущую роль в разработке образовательных шахматных программ и проведении соревнований высшего уровня. На самом деле — это возрождение старой традиции. Напомню, что в далеком 1886 году в Сент-Луисе игралась часть первого официального матча за титул чемпиона мира по шахматам. Это большое удовольствие — оказаться сегодня здесь по особому случаю и, наконец, выяснить, кто же такой Billiken (7)!

Когда я был маленьким и рос в Баку, моя мама говорила мне, что когда-нибудь я могу стать чемпионом мира по шахматам. Не знаю, верил ли ей кто-то еще, но я ей поверил. Годы спустя спортивные руководители Советского Союза поведали мне, что я неблагонадежен и никогда не стану чемпионом мира по шахматам. Но в 1985 году я все-таки стал чемпионом мира, и в этом мне помог первый важный урок, которым я хочу сегодня поделиться с вами: слушайте маму!

Шесть лет спустя Советский Союз и все его спортивные власти перестали существовать, а моя мама продолжала помогать мне в штурме новых вершин. И сегодня она по-прежнему верит в меня и всё так же печется о моем рационе. Когда кто-то поддерживает в вас веру в себя, это, конечно, помогает.

Выбрать свой путь можете только вы сами — и только вы сами можете заставить себя его пройти. Но надо прислушиваться к тем, кто в вас верит, и принимать их любовь и поддержку.

Нередко они напоминают вам о более амбициозных целях, чем те, которые вы ставите сами, особенно в молодости. Я абсолютно уверен, что если вы сделаете всё, на что, как считают ваши мамы, вы способны, то это будет самый успешный выпускной курс в мировой истории!

А достижения тех из вас, кто в юном возрасте потерял кого-то из родителей, как я в семь лет потерял отца, свидетельствуют об особой силе вашего характера. Ведь характер формируется не только под влиянием ближних, но и в их отсутствие.

Кстати, как только у нас всё завершится, я поспешу в Нью-Йорк к моей старшей дочери Полине, на такую же церемонию окончания университета. Так что поздравляю всех моих коллег — родителей выпускников. Молодцы, родители! Мы сделали это!

Когда в 1985 году я стал чемпионом мира, мне было 22 года, и это был лучший день в моей жизни. Представляю, что чувствуют сегодня многие из вас! Вы молоды, вы сильны, и перед вами есть жизненная цель.

В тот день, 10 ноября 1985 года, стоя на сцене с лавровым венком и медалью, я был самым счастливым человеком на свете, но затем произошло нечто странное. Ко мне подошла Рона Петросян, вдова чемпиона мира по шахматам 60-х годов, Тиграна Петросяна. Я ожидал теплых поздравлений, но ход ее мыслей был иным. “Молодой человек, — сказала она, — мне вас искренне жаль”. Что? Жалеть меня?! Самого молодого чемпиона мира в истории, в день триумфа? “Мне жаль вас, — пояснила она, — потому что ваш самый счастливый день уже позади!”

Эти слова меня ошеломили: а вдруг это правда? И хотя в тот праздничный день я больше о них не думал, потом они часто приходили мне на ум, и постепенно я пришел к выводу, что Рона Яковлевна Петросян дала мне новую жизненную цель: доказать, что она не права!

Теперь я понимаю, что в тот день она сделала мне подарок, и хочу передать этот подарок вам. Самый счастливый день вашей жизни пройдет сегодня? Или у вас уже есть новая мечта, новая цель, новый план? Окончание университета — это ваш старт в будущее, но не только в ваше будущее! Мало кто думает, что сможет изменить ход истории, но в некотором смысле вы обречены это сделать. Это вам решать, будете ли вы менять мир сами — или же он изменится без вас.

Слушая новости, видя множество проблем и кризисов, с которыми мир сталкивается сегодня, легко стать пессимистом. Рекордно высокого уровня достигло неравенство, неоднозначно влияние на нашу жизнь новых технологий, страшны угрозы насилия со стороны террористов и диктатур. Однако, много анализируя и обсуждая эти непростые вопросы, я сохраняю оптимизм. Ибо считаю, что

мы в силах изменить положение вещей. Мы не беспомощные наблюдатели экономических циклов или витков истории. Мы можем принять меры, чтобы изменить ход событий в мире. Вы, вы все на это способны! Вместо того чтобы пассивно следить за быстрым течением времени, мы можем думать о более насущном, изобретать что-то новое и рисковать — только так мы сможем решить эти проблемы.

Мечтать изменить мир — значит быть готовым к риску, самопожертвованию, провалам и новым попыткам. Когда десять лет назад я ушел из профессиональных шахмат и примкнул к демократическому движению в России, многие люди подумали, что я сумасшедший. И некоторые из них так мне и сказали! Ведь я всё еще оставался сильнейшим шахматистом мира, а сражаться против диктатуры Владимира Путина было неизмеримо труднее, чем на черно-белых полях шахматной доски. Конечно, я это понимал. В шахматах есть фиксированные правила и непредсказуемый результат. А в путинской России всё ровно наоборот — непредсказуемые правила и фиксированный результат.

Я решился на этот ответственный шаг, когда понял, что моя собственная мечта была не только о достижениях в шахматах, но и о постоянных изменениях мира к лучшему. В мире профессиональных шахмат я сделал всё, что мог, — от матчей на первенство мира до сражений против суперкомпьютеров.

Я надеялся, что смогу что-то изменить и в России, и в области прав человека в мире. Я хотел научиться приносить пользу и в других областях, привлекавших меня: образование, мышление человека, искусственный интеллект и принятие решений. В тот момент мне было 42 года. Это показывает вам, что мечтать никогда не поздно! В шахматах и других видах спорта мы часто слышим, что “этот игрок более талантлив, но другой более работоспособен”. Это в корне неверная трактовка.

Способность к тяжелому труду — тоже талант!

Умение продолжать пытаться, когда другие перестают — это талант! И тяжелый труд никогда не пропадает даром. Независимо от того, какая в итоге будет у вас карьера или даже если вы смените десяток разных профессий, — тяжелая работа, проделанная здесь и сейчас, никогда не будет проделана впустую. Ваше присутствие здесь доказывает, что у вас есть талант, и он сослужит вам хорошую службу независимо от того, что вы решите сделать в этом мире. Люди не могут модернизировать свое “железо”, то есть ДНК. Но с помощью напряженной работы они точно могут обновить свое “программное обеспечение”, то есть менталитет.

Но что значат интеллект, образование и все усилия, если они лишены моральной основы? Ровно 483 года назад в этот день, 16 мая 1532 года, Томас Мор подал в отставку с должности канцлера короля Англии, Генриха VIII. Три года спустя, когда Мора казнили, он в последнем слове сказал, что умирает “как хороший слуга царя, но в первую очередь — Бога”.

Томас Мор был сложной фигурой, принципиальным человеком. Как вы могли бы ожидать от юриста, подобного Мору, в своем романе “Утопия” он часто писал о законах его вымышленного идеального острова. Но вместо того, чтобы описывать безупречный свод законов, какими он их себе представлял, он больше писал, что в идеальном обществе, основанном на четких принципах, многие законы были бы не нужны. Он писал: “Законы есть, но их мало, и такая уж у них Конституция, что много и не нужно”. Так что в “Утопии” не было и юристов.

Но не волнуйтесь, я счастлив сообщить выпускникам, пришедшим сюда из Скотт Холла (8), что мир без юристов возможен только в “Утопии”!

Суть не в том, сколько законов мы имеем. Сегодняшний мир намного более сложный, нежели 500 лет назад, когда Томас Мор написал свой труд, и законы должны идти в ногу со временем. То, что не изменилось, что не следует менять, что нельзя изменить — это необходимость основывать наши законы, нашу жизнь и мечты на вечных человеческих ценностях.

Мы можем бороться за наши ценности, а можем обменивать их на комфорт и временную безопасность. Это дилемма для каждого из нас в современном глобально взаимосвязанном мире.

Каждый день мы делаем выбор, большой или маленький: отдельные люди, компании, целые народы. Определяется ли этот выбор ценностями, которыми мы дорожим? Верны ли мы принципам свободы личности, веры, совершенства, сострадания, ценности человеческой жизни?

Или мы поступаемся ими потихоньку, шаг за шагом, ради материальных благ, спокойной жизни, перекладывая сегодняшние проблемы на следующие поколения?

Эти нравственные ценности, между прочим, имеют значение для инноваций и свободного рынка. Они не случайно являются основополагающими ценностями в США, создавших самую совершенную в мире демократию и самую успешную экономику. В Нагорной проповеди Иисус призывает своих последователей быть “городом, стоящим на вершине горы”, то есть ярким примером для всего мира. Это сравнение использовалось Джонном Ф. Кеннеди и Рональдом Рейганом для характеристики США. Я смотрел на эту Америку с другой стороны “железного занавеса” — и могу вам сказать, что тогда это имело значение. И это продолжает иметь значение сегодня.

Если Америка продолжит быть “светом мира”, то вам и вашему поколению важно крепко держаться за эти ценности, а не торговать ими ради безопасного и застойного статус-кво. Рискуют не только предприниматели, но и любой, кто ежедневно борется за эти ценности в своей жизни и в мире.

Когда мне исполнилось шесть лет, проснувшись утром, я обнаружил рядом с кроватью самый лучший подарок, который когда-либо получал: огромный глобус! Я даже протер глаза, не веря, что он настоящий. Уже тогда я больше всего обожал слушать истории о путешествиях Марко Поло, Колумба и Магеллана, которые читал мне отец. С тех пор нашей любимой игрой стало прослеживать по глобусу маршруты прославленных мореплавателей.

Это последние и самые заветные воспоминания об отце, и эта моя вечная тяга к поискам неизведанного — его величайший подарок.

Мы постоянно слышим, что все великие географические открытия уже сделаны. И каждое поколение утверждает, что всё важное уже изобретено. К сожалению, если так думать, это может стать самоисполняющимся пророчеством. Если вы думаете, что не можете открыть для себя ничего нового, зачем пытаться? Зачем рисковать? Зачем покидать уютный дом? Сент-Луис был когда-то пограничной заставой перед уходом в неизвестность и назывался “Воротами на Запад”. Трудно представить себе первопроходцев, которые остановились бы на Миссисипи подобно тому, как остановились современные американцы, не пославшие на Луну ни одного человека после Юджина Сернана в 1972 году.

Мы не можем повернуть назад. Мы не можем остановиться. Мы не должны довольствоваться “достаточно хорошим”.

Жизнь сложна, да. Но наши инструменты бесконечно мощнее. Сегодня проще добраться до Марса, чем пересечь океан во времена Томаса Мора. По крайней мере, мы знаем, куда направляться и как далеко это находится! У Колумба и Магеллана не было карты, а у каждого здесь присутствующего есть GPS. Можете ли вы представить себе Колумба, пытающегося сегодня получить венчурный капитал? Куда, куда вы хотите плыть? Ах, вы не знаете? И у вас даже нет карты?! Сегодня у каждого есть устройство, с помощью которого можно быстро выйти на связь с половиной людей на планете и получить большую часть информации об истории человечества. У одного iPhone вычислительная мощность больше, чем еще в 1972 году у всех компьютеров NASA вместе взятых! Но одной вычислительной мощи не хватит. Чтобы добиться изменений, нам нужно человеческое творчество и честолюбие.

Сегодня еще есть новые рубежи, и безграничное множество новых изобретений ждут своего звездного часа от людей, наделенных любопытством и смелостью, чтобы их искать, и свободой, чтобы это сделать. Для этого нужны убеждения, трудолюбие и умение ценить новшества и свободу.

Для этого потребуются ваши убеждения, ваш упорный труд и ваши идеи. Вы скажете, что не готовы к новым свершениям сразу, что необходимо время, чтобы расслабиться, отпраздновать, почить на новых лаврах. Извините, но мир не будет вас ждать. Мир нуждается в вас сейчас! Сегодня вы реализовали одну мечту, а завтра возьмете курс на новую. Если у вас всегда будет мечта, то самый счастливый день никогда не закончится!

Спасибо, и да хранит вас Господь.

——————————————————————————————

1 Сент-Луисский университет — один из крупнейших католических вузов в США.

2 Анита Лионс Бонд — известная общественная деятельница, первая чернокожая выпускница Сент-Луисского университета (1950).

3 Джин Кранц — бывший руководитель космических полетов NASA. В 1970 году провел уникальную операцию по спасению экипажа корабля “Аполлон-13”. Выпускник Сент-Луисского университета (1954).

4 Рекс Синкфилд — миллиардер, выдающийся спонсор американских шахмат. Выпускник и член правления Сент-Луисского университета.

5 Глубокий Юг (Deep South) — термин, обозначающий ряд географических и культурных регионов на юге США.

6 Шутливая игра слов: и штат Джорджия, и Грузия пишутся и звучат по-английски как Georgia.

7 Billiken — талисман Сент-Луисского университета.

8 Скотт Холл — главная аудитория юридического факультета.

(Взято с сайта Каспаров.Ru) Гарри Каспаров: способность к тяжелому труду – тоже талант

В рамках фестиваля мировых идей «Вокруг Света» Гарри Каспаров рассказал об индивидуальных особенностях человеческого интеллекта, как составить психологическую оценку позиции противника и верно интерпретировать его действия.

Лекция состоялась 4 декабря 2011 года в ЦДХ

Виктор Ерофеев: Ну, чего вы, соседи, суки, не плывете к нам на дно? 

среда, 27 мая 2015 г. 11:09   Материал сайта ru.Delfi.lt

Еще ранее опубликованные на сайте материалы:

Каспаров в “Теме” Листьева и многое другое

Гарри Каспарову – 50!

Приезд и выступления Г. Каспарова в Киеве, декабрь 2014

Размещено 29 мая 2015

 

 

Слава Рабинович об олигархах в Украине и России

22 Мая 2015, 15:00

Слава Рабинович

российский финансист, управляющий Diamond Age Capital Advisors

Предприниматели против олигархов: первые начинают и выигрывают

В чем принципиальная разница между современным предпринимательским бизнесом и олигархией постсоветского образца

Олигархия как экономическая модель управления страной провалилась и в Украине, и в России. Что могло быть причиной 20-летнего абсурда? Отрицательный отбор? Незнакомство олигархов с теорией Джона Нэша о фатальности преследования «собственных лучших интересов»? Непонимание недостатков концепции Вашингтонского консенсуса, впервые сформулированного Джоном Уильямсоном в 1989 году? К сожалению, для них это слишком сложные слова. Тогда, может, просто глубокое невежество, помноженное на хватательный рефлекс и мотивы, совершенно отличные от процветания, или хотя бы выживания страны?

Предприниматели против олигархов:  первые начинают и выигрывают

Фото: fotolia

Времени рассуждать у олигархов уже нет. Основные экономические показатели Украины достаточно красноречивы, а здание ее экономики чудовищно перекошено. Попытки продолжать строительство наперекор гравитации неизбежно приведут только к еще большему дисбалансу и обрушению здания. Тем более что и его фундамент сейчас далеко не в лучшем состоянии. Без смены экономической модели Украина обречена на коллапс максимум в среднесрочной перспективе, и нужно предпринимать немедленные меры для трансформации экономики.

Трансформации во что? На это есть только один ответ: в предпринимательский капитализм. Его механизмы, в большей или меньшей степени, работают практически во всех успешных странах, от Западной Европы до Юго-Восточной Азии; при этом местная история и обычаи играют скорее косметическую роль. Но для Украины наиболее показательными могли бы быть примеры Польши и Ирландии.

В прошлой статье приводились цифры, иллюстрирующие роль малого и среднего бизнеса в США. Напомним: 48% ВВП, свыше 90% всех предприятий, свыше 63% новых рабочих мест, свыше 90% предприятий-экспортеров. Добавим всего пару цифр:

  • всего 4% жителей США заняты в сельском хозяйстве (при том, что США – один из самых больших экспортеров продуктов питания в мире);
  • от 50 до 70% ВВП развитых стран приходится на продажу услуг (в отличие от товаров).
Времени рассуждать у олигархов уже нет. Основные экономические показатели Украины достаточно красноречивы, а здание ее экономики чудовищно перекошено. Попытки продолжать строительство наперекор гравитации неизбежно приведут только к еще большему дисбалансу и обрушению здания. Тем более, что и его фундамент сейчас далеко не в лучшем состоянии

Напомним, предпринимательский капитализм – это далеко не только поддержка малого и среднего бизнеса. Назвали бы вы Google малым бизнесом? А ведь он им был, и совсем недавно.  В этой модели комплекс мер по поддержке предпринимательства охватывает весь жизненный цикл предприятия – от стартапа до IPO и далее. Бизнесы, основанные двумя студентами в гараже, проинвестированные их профессорами, друзьями и родителями, становятся глобальными лидерами за 5-10 лет.

Только почему-то эти основатели и инвесторы, настоящие предприниматели, не становятся нисколько похожими на олигархов. Сергей Брин и Марк Цукерберг носят такие же футболки, как и студенты. Профессор Стэнфордского университета Дэвид Росс Черитон, когда-то выписавший чек на $100 000 основателям Google (половину его первой инвестиции) на крыльце своего дома, имея теперь состояние $3,3 млрд, продолжает с увлечением работать на том же месте, жить в том же доме и водить ту же самую машину. И финансировать все новые студенческие стартапы.

Какие же новые прорывные технологии профинансировали олигархи? Какие инновационные предприятия они вывели на международные рынки? Какие глобально узнаваемые бренды были созданы в Украине или России за последние 25 лет?

Олигархи никогда не работали в условиях настоящей здоровой конкуренции. Они никогда не создавали и не развивали предприятия, основываясь только на достоинствах этих предприятий. Имея, в лучшем случае, эпизодическое бизнес-образование, будучи аутсайдерами настоящего истеблишмента (хотя они сами вовсе так не думают), они имеют весьма искаженное представление об устройстве и движущих силах ведущих развитых стран. Поэтому, по мере трансформации модели экономики в предпринимательский капитализм (а это продвижение жизненно необходимо и потому неизбежно), олигархи находятся перед простым и ясным выбором: трансформироваться самим, и быстро, или вымереть, как мамонты.

Сами олигархи это прекрасно понимают – и пытаются реагировать в своей неповторимой манере. Практически все конгломераты СНГ перестроили структуру своих бизнесов в фонды и холдинги по западным образцам. Многие из них попытались выделить в отдельные бизнес-фонды прямого инвестирования и зарабатывать деньги по прогрессивным западным моделям.

Самые зрелищные примеры таких попыток в Украине включают многомиллионные инвестиции в дважды с тех пор лопнувший банк со «звездным» управляющим, и в давно проигравшую глобальное соревнование технологию беспроводной связи WiMax. В России можно привести в пример «Ё-мобиль» и еще две дюжины таких трагикомичных историй. Часто в таких случаях счет потерь идет на сотни миллионов долларов.

Некоторые «продвинутые» и, в общем, благонастроенные олигархи всерьез пытались финансировать, как они их называют, «научные разработки» – в областях от вечного источника энергии до фармацевтики и, конечно, «нанотехнологий». Как правило (а исключения лично мне почти неизвестны), поддержка олигархов заканчивалась для таких проектов и потраченных ими денег фатально.

Многие из олигархов даже всерьез пытаются стать венчурными капиталистами. Первые, разумеется, самостоятельные попытки включали инвестирование стартапов, изготавливающих инновационных пупсиков, продающих подвенечные платья онлайн, запуск акселераторов бизнеса людьми, которые не могут толком справиться со своим собственным, и тому подобные «проекты».

«Де-олигархизация: да или нет» – это искусственная, иллюзорная дилемма; корень решения проблем лежит не в ней. А настоящее решение – дать свободу предпринимателям и поддержать их на всех уровнях, прежде всего обучением и контактами с успешными собратьями

Надо отдать им должное: некоторые наконец делают то, с чего надо было начинать, а именно – стараются инвестировать вместе с теми, кто действительно умеет это делать – с мировыми лидерами венчурного капитализма. Обучаясь, по мере сил, на практических примерах, прямо на ходу. Так к ним приходит первый, очень скромный, но успех. В исключительных случаях это успех большой – как у знаменитого фонда DST, который финансировал Алишер Усманов, «догадавшись» затем не мешать Юрию Мильнеру.

Итак, как мы видим, олигархи пытаются, часто очень комично, подражать прогрессивным идеям. Получается у очень немногих, потому что они, обычно, только пытаются копировать внешние формы, не будучи в состоянии уловить суть. А причина этого настолько же проста, насколько и фундаментальна: современное предпринимательство диаметрально противоположно идеям олигархии. Созидание, свобода духа, любовь к своему делу, увлечение, стремление улучшить жизнь людей путем решения их насущных проблем (и получить за это вознаграждение, соразмерное решенной проблеме) составляют суть предпринимательства.

Отъем денег у населения и государства, принуждение, удержание людей в повиновении за счет их бедности и малообразованности, тотальный контроль – вот основные механизмы олигархии. Создавая низкоквалифицированные рабочие места, обеспечивая работой города (в основном, моногорода), принося валютную выручку государству (сколько считают нужным) – делая все то, что они ставят себе в заслугу – олигархи, на самом деле, захватывают и прочно удерживают и людей, и целые страны в классической ловушке бедности. Когда просто не остается ни возможностей, ни сил для обучения и развития – как и пути к достойной, не говоря уже о богатой жизни.

В наборе целей и средств олигархи едины с теми государствами, которые они построили. Насколько абсурдно глубоким может быть непонимание необходимости предпринимательской свободы творчества, может показать следующий пример: первым руководителем «Российской Венчурной Компании», «государственного фонда фондов», который должен был создать «экосистему инновационного предпринимательства в России», был капитан интендантской службы ФСБ…

Насколько эффективна олигархия по сравнению с предпринимательским капитализмом, вы можете судить сами, сравнив Украину с США. Если вам кажется важным географический размер, сравните Украину с Калифорнией (примерно 2/3 площади). Или штатом Массачусетс (в 10 раз меньше Украины). Или только с университетом MIT, занимающим несколько десятков гектаров в Бостоне, штат Массачусетс: предприятия, основанные студентами MIT, генерируют доход более $2 трлн в год – больше, чем Российская Федерация. И если бы MIT был страной, она была бы 11-й по размеру экономикой в мире.

Украинец Ян Кум продал свое предприятие WhatsApp за $19 млрд, когда в нем не было и 50 программистов. А украинские олигархи, имея устаревшие заводы и 2-3 неликвидных, «бумажных» миллиарда, всерьез думают, что они влияют на судьбы мира.

Поэтому у олигархов есть небольшой набор опций: успеть уединиться на вилле в Монако (но тогда придется пожертвовать чувством собственной важности); успеть трансформироваться, хотя бы частично, в современного предпринимателя (но это идет вразрез с их инстинктами); или снова научиться самостоятельно ходить за хлебом в супермаркет.

«Де-олигархизация: да или нет» – это искусственная, иллюзорная дилемма; корень решения проблем лежит не в ней.  А настоящее решение – дать свободу предпринимателям и поддержать их на всех уровнях, прежде всего обучением и контактами с успешными собратьями. Тогда дни олигархов не придется считать долго. Парадоксальным образом в этом должны и будут помогать сами олигархи: они же стараются подражать прогрессивным идеям! Если же этого не сделать, то страна может опоздать и пройти точку невозврата.

Как же можно, да и надо ли обучать предпринимательству, если предпринимательство – это «дар свыше»? Это – частый вопрос. Отвечу: музыкальные способности – это тоже дар свыше. А ведь существуют музыкальные школы, училища, консерватории, репетиции, концерты, джемы, фестивали!

Предприятия, основанные студентами MIT, генерируют доход более $2 трлн в год – больше, чем Российская Федерация. И если бы MIT был страной, она была бы 11-й по размеру экономикой в мире

Вот поэтому в некоторых странах звучат симфонии, и гениальные солисты подхватывают импровизации друг друга на лету. А в некоторых других странах, в лучшем случае, наяривают нестройные ансамбли или пьяные хоры.

А теперь представьте себе, что украинцы Ян Кум, Макс Левчин и хотя бы десяток других создали свои предприятия в Украине и управляют их глобальной экспансией, не покидая Киева надолго. Едва старше 30 лет, заработавшие десятки миллиардов собственным умом на глазах у всего мира, создавшие огромные «экосистемы», в которых живут и зарабатывают на жизнь сотни миллионов людей, изменившие к лучшему жизнь миллиардов – и носящие футболки за два доллара, ведущие масштабные образовательные и благотворительные проекты, спокойно водящие скромные машины и катающиеся на метро.

И вы можете их встретить в студенческой кофейне или прогуливающимися по Пассажу с женой и детьми, или на конференции в Политехе – рассказывающими всем желающим, как создать свое собственное дело и вывести его на международный уровень.

Кто вспомнил бы тогда о супер-важных, многозначительных, обуянных мессианскими потугами олигархах, постоянно погруженных в мутные заговоры, с состояниями, взлетающими и рушащимися без связи с их умом или заслугами, ухитрившихся построить в Украине один относительно современный металлургический комбинат за последние 25 лет?

Оригинал

Slava Rabinovich   29 апреля в 17:54

Знакомый силовик, лично мне:

— Понимаешь, у нас все всё понимают. Президент нелегитимен. Госдура нелегитимна. Многие во власти понаделали делов не только на Гаагу… Ведь многие понаделали такого, что ещё до Гааги им здесь, у нас, придётся сначала под суд идти. Причём много кому — за убийства. А это пожизненные, при отягчающих… А раньше бабло было рекой. Нелегитимность покупалась, безнаказанность покупалась, любые преступления — концы в воду, потому что круговая порука. Вот и с Немцовым так же. Да что там только с Немцовым! Ты же сам можешь перечислить всех, за последние 15 лет. Вот ещё Боинг. Понятное дело, наши сбивали. И ГРУ со спецназом вошли на восток ещё в мае, а потом целые полчища 21-го июня. И что теперь будет?

А никто не знает, что теперь будет. Отступать вообще некуда. Никто не хочет в тюрьму садиться. Все хотят при своих остаться. Приходится делиться, покупать нашу лояльность. И мы покупаемся, круговая порука продолжается. Сколько ещё?

Не знаю. Заграницу выехать не имею права уже год. Мне это нафиг не надо, взаперти здесь сидеть. Я не под санкциями, визу дадут. Только некуда её ставить: паспорт в сейфе у начальника отдела кадров. Боятся, что сбежим и всё “там” расскажем. Или что нас арестуют и заставят всё рассказать. А рассказать есть чего, поверь. Есть рассказать такое, чего мир ещё не знавал. И ты тоже наивный, со своими “обличениями”. И Навальный тоже. Кого интересуют эти шубохранилища, когда дела почище имеются, в 100500 раз? Чем всё закончится?

А хрен его знает. Такая скотская жизнь никому уже не нужна. Многие начинают думать о спасении души и активов. А чтобы думали меньше, продолжают заливать баблом. Наличными. В конвертах. Прямо из рук в руки в кабинетах у начальников отдела кадров. Да только что-то пачки стали тоньше, а рубли деревяннее, чем год или пять назад. Миллион рублей в конверте каждый месяц год назад и сейчас — две большие разницы. А если ещё и не миллион, а всего полмиллиона, да ещё загранпаспорт забрали, так я тебе скажу… сам понимаешь.

Ты думаешь папа ничего не понимает? Ещё как понимает. Ну… ты меня понял. Про него вообще отдельная история, не для этого разговора. Могу сказать одно: его страшный сон — Каддафи. Он больше ни о чём не думает. Ежедневно работает только на одну цель: не быть убитым. Больше цели в его жизни нет.

Ну напиши, напиши про это, если хочешь. Я же знаю, ты источник не сдашь. Да мне и пофиг, на самом деле. Думаю, уволюсь я, заберу свой паспорт, уеду к себе в Испанию… уж год как не был! Думаю, мне надо валить, пока ещё уволиться из рядов, так сказать, дадут. Похоже, дело идёт к непонятной заварушке: то ли само в Раше что-то хряпнется, и понеслась, то ли папа взбеленится и начнёт (опять!) кнопки хватать, когда в очередной раз болеутоляющей наркоты нажрётся. Ну его нафиг! Там бы оказаться… продам дом в Испании, перееду в Новую Зеландию, от папы с кнопкой подальше. Тут ещё Рамзан отмороженный, Чёрный Лебедь наш, как ты пишешь…

Ты вообще знаешь, что у нас все тебя читают? Все, вообще?! Погоняло, которое ты Мигалкову выписал, оно ведь прилипло. Теперь тока так!

Ты думаешь тебе инфу про действия Мигалкова просто так дают? Да если бы не папа, мы бы уже давно порвали его! Там знаешь, сколько всего висит за ним? А что он про тебя по ТВ говорил, знаешь, какие это статьи на нём? Там по совокупности… А ты знаешь, что убийство Немцова уже давно полностью раскрыто, и мы только ждём команды “Фас!”, чтобы порвать? Что? Кто должен дать? Папа. А он не даёт. Сам понимаешь, почему.

Думаю, ещё год. Но скорее всего, до осени, не больше. Тут у нас у всех бетонная стена настаёт, а не только там, о чём ты пишешь.

Да, чтоб не забыть. Пиши заяву на Мигалкова. Её ждут. Я тебе скажу, куда. В несколько мест сразу.

И вот ещё. Со Скайпом завязываем. Только по той штучке, которую мы тебе настроили, понял? И если на даче заподозришь что-то подозрительное, сразу нажимай кнопку на штучке. Сам понимаешь. Мы тоже ведь не последний день живём в этой стране. Ты многим нужен живой. Нам — точно. А Мигалковских холуев с поличным взять — одно удовольствие. Наши уже там, не боись.

Знакомый силовик, лично мне:

— Понимаешь, у нас все всё понимают. Президент нелегитимен. Госдура нелегитимна. Многие во власти понаделали делов не только на Гаагу…

Ну вот сейчас тебя забанили на Фейсбуке. Знаешь, как это произошло?

Мигалкова ты реально достал. Он позвонил Пригожину… ну не тому, который, вместе со своей Валерией, Макаревича и профессора Лебединского душит, а тот, который другой, который личный повар Путина. У того Пригожина было общественно-политическое задание: создать в Ольгино тролль-центр, который занимался бы флудом, оффтопиком, холиваром, оскорблениями – в комментах к таким постам, как у тебя. И тролли должны были оскорблять и развивать тему ненависти к украинцам, к «пятой колонне», к «нацпредателям», писать, что «Путин всех переиграл», что над санкциями смеются тополя и искандеры, и разную такую хрень, сам знаешь. Все это начало работать прошлым летом, под Питером в Ольгино, в полном объеме. Пришла зима, и они расширились, открыв новый центр на улице Савушкина в черте города, у Черной речки. И вот эта армия троллей может кого угодно сгнобить. Замочить в виртуальном сортире. Так тебя банили, «закрывали», «мочили» уже три раза, в августе, сентябре и декабре. Как это делается?

Звонит Мигалков Пригожину, делает заказ. Пригожин отдает приказ, и сотни, тысячи фейковых аккаунтов шлют жалобы в техподдержку и администрацию Фейсбука – жалобы на какой-нибудь твой пост. Неважно какой пост, но чтобы только он был один для всех троллей, чтобы один пост собрал сотни, тысячи жалоб в течение суток. В декабре тебя банили за пост «Девочка и свитер», который вообще был безобидный такой, без упоминания Путина даже… Тысячи жалоб были отправлены, робот в Фейсбуке сработал, все, ты – в бане.

Сейчас они выбрали другой твой пост, по заказу. Это был пост, который ты создал, скопировав пьесу Бориса Немировского «Михалков и Рабинович». Он тогда текст этой пьесы запостил у себя на странице, его тоже, по заказу Мигалкова, забанили, а пост Фейсбук удалил. Дальше ты ссылался на автора, и выдал копипаст этого текста. Он увидел, что количество перепостов зашкалило, и, «убив» текст на странице автора, они получили головняк на твоей странице буквально сразу же. Дальше – тысячи жалоб, твой бан, и все.

Хотя штаб-квартира Фейсбука находится в Калифорнии, их европейская штаб-квартира находится в Дублине, и оттуда же осуществляется модерация русскоязычного сегмента глобального Фейсбука. Туда в модераторы они понабрали ватников. Они могут проверять и иногда проверяют то, что сделали роботы, особенно с такими аккаунтами, как у тебя. Они могут отменить или не отменить бан, который дали роботы. Ну они посмотрели, видать, и решили не отменять. Тем более, что их «жмут». Кто жмет?

Да очень просто. Позвони в Калифорнию Цукербергу или его помощникам. Они тебе скажут – мы не контентная компания, мы технологичная компания, и мы не знаем, как поступать в таких случаях, когда наши правила, созданные для нормальных людей, начинают абьюзать разные мудаки и бандиты. Мы не знаем, как анализировать тонны контента, и как в ручном режиме следить за тем, чем занимаются наши роботы по всему миру. Они не должны подвергаться атакам таких троллей, иначе может быть сбой. И его очень сложно устранять. Но Цукерберг тебе кое-чего не скажет. Но зато это «кое-чего» скажу тебя я.

Он тебе не скажет примерно следующего.

Кремль, президентская администрация, ФСБ, Роскомнадзор – все хотят Фейсбук в России закрыть. Но пока боятся это делать. И вот они уже давно трахают и выносят мозг Фейсбуку, требуя репрессий. Ну, против таких, как ты. А Фейсбук не хочет участвовать в репрессиях – это противозаконно с той, с его стороны. Что делать?

Ну так Кремль, президентская администрация, ФСБ, Роскомнадзор – все говорят Фейсбуку: «Ребята, или репрессии, или мы вас закроем, без вопросов и вариантов». И у Фейсбука возникает дилемма… Ну и пока что приходится Фейсбуку участвовать в репрессиях – например, разрешить твой бан, но не на 30 дней, а на… три… или семь. Помнишь, как раньше было? Ну, типа, да, репрессии сделали. А сами думают – мягкие репрессии, незаметные… Хочешь моего мнения по этому поводу?

Может так быть, может так случиться – ну, я не говорю, что так и будет – что они участвуют в репрессиях, в мягких, по их выражению, для создания видимости, для дыма, только чтобы не закрыли в России всю их систему… а ведь может так быть, что они это сейчас делают, а Фейсбук в России все равно когда-нибудь закроют. Вот тебе и сделка с совестью. Поверь мне, я знаю, о чем говорю – так может быть. Не знаю, будет ли, но может.

Но ты знаешь, тем не менее… что происходит секретно, без лишнего шума, без освещения в СМИ…? Мы знаем, что в международных судах готовятся иски. Такие, как ты говоришь – против Путина лично. За военные преступления, за преступления против человечности, за развязывание войны, за террористические акты, и т.д. Конечно, тут внутри России есть и чистая уголовка, прямо сейчас, в прошлом году и в этом – наемничество. Путин явно под эту статью подпадает. А ты знаешь, сколько ГРУшников и контрактников вернулось из Украины, живыми и невридимыми? Или ранеными? Их судили? За ведение войны по найму? А тех, кто их туда отправлял, за то же самое? А Путина, который все это крышует? А Шойгу? Так вот, пока этого внутри России нет, с уголовкой, на Западе уже вовсю есть, за международные преступления и международный терроризм. Не знал? Скоро узнаешь. Целые армии нанятых юристов этим занимаются! Кем нанятых? Ну не будь наивным.

Кстати, ты вообще знаешь, что произошло там, на встрече Керри с Путиным? Ведь Путин проиграл, сдался.

Кто должен встречаться с Путиным, на этом уровне? Обама, по протоколу. Керри должен встречаться с Лавровым. Но послать этого Керри подальше Путин не мог. Знаешь, почему? Потому что Путину передали, что Обама с ним больше не разговаривает, но желает передать ему последнее американское предупреждение, вскоре после Дня Победы. Видимо, по их мнению, риск российского военного вторжения зашкалил, и США начали действовать. Сказали – Обама не разговаривает, будешь встречаться с Керри. Лучше встретиться, меньше дерьма съешь. А не встретишься – больше дерьма съешь. Вот такая арифметика.

Встретились. Керри сказал: «Оставляем Крым за скобками. Не потому, что мы о нем забыли – о Крыме вам будет напоминать Меркель, которая называет аннексию аннексией. С Крымом будем разбираться потом. Сейчас о востоке. Так вот, мистер Путин, забудьте такое слово – «Мариуполь». Войдете туда – там будут некоторые отдельные американские военные. Будет атака на них – будет прецедент – первый раз, за всю историю, российские военные будут атаковать американских военных. Мощь США будет сзади. Не спереди, а сзади. Мы уложим в гроб сто тысяч ваших солдат и офицеров, поставим Украине новейшее летальное оружие, введем самые жесткие санкции и отключим SWIFT. И на этот раз я не шучу. Мы сделаем это».

После этого, как ты видел, было объявлено, что проект «Новороссия» закрывается. Как пункт приема старой стеклянной тары на переучет.

На той встрече Путин получил от Керри подарок, который, якобы, был передан Путину Обамой. Это была какая-то коробка. Хрен знает, что в этой коробке – мы этого не знаем. Наверное, знает ФСО, или кто-то из ФСО, но мы в ФСБ этого не знаем. Можно только лишь гадать, что в этой коробке.

Ну да ладно. Короче, я тебе говорю – Путин скапустился, перед США. Просто продул в покер. Играл-играл, блефовал-блефовал, и просто тупо продул. Ну да ты и сам его предупреждал, еще в июле и августе, я помню. Молодец. А Путин тебя не послушался. Мы сделали тогда все, чтобы это ему донести… но у него своя голова на плечах. Доигрался.

1 Май в 18:08 

Продолжение по здесь тексту ниже:

Знакомый силовик, лично мне:

— Понимаешь, у нас все всё понимают. Президент нелегитимен. Госдура нелегитимна. Ну ты же знаешь, обсуждали. Вот смотри: до того, как Немцов был избран в Ярославле, до этого, еще в 2011 году, знаешь, сколько там голосов получила «Единая Россия»? А Путин потом, в 2012 году? И Едро, и Папа – менее 20%. Менее 20%, понимаешь? И везде так. Чуров-твою мать! Сплошные приписки, вбросы. Так всю Госдуру выбирали. Ты же видишь, какие там отбросы. Певцы, гимнастки, хоккеисты, даже убийцы. Сброд. Мы в ФСБ ведь тоже не дураки. Состав Конгресса США знаем, худо-бедно. Сената тоже. Некоторые биографии читали. Пидораше никогда не стать Америкой. Ну хоть чем-то стать, вроде Португалии, можно? У нас в ФСБ уборщицы, и то грамотней и порядочней, чем эти в Госдуре! Но мы так ничего, едим это уавно, потому что Папа и Госдура обеспечивают нам бабло в конвертах, да. Вся ФСБшная верхушка в доле на миллиарды, а мы, пацаны пониже, от генералов до полковников – только миллионы рублей хаваем, ежемесячно.

Я тут у тебя читал, в прошлом посте про это – вот поналетело туда ватников-то, в комментарии эти! Не верят про миллион рублей в месяц в конвертах. Так что такое миллион сегодня? Ты что, так можешь на новый Рейндж Ровер скопить теперь, что ли? Раньше он покупался за полгода! А теперь миллион остался только у генералов. Полковники грызут пол-ляма, плюс девальвация. На новый Рэйндж нужно годами теперь копить!

И че они там пишут в комметнах – «бред», и все такое. А они когда-нибудь в кабинете начальника отдела кадров на Лубянке бывали? Нет? А ты? Тоже нет? Так я тебе расскажу. Ты когда из СССР уезжал, в 1988? Ну, ты еще этого немного застал… Вспомни офисную мебель конца 80-х, периода поздней Перестройки… Кооперативные рестораны уже есть, а мебель еще клепают на гос. фабриках. Так вот такая мебель и стоит у нас, в кабинете начальника отдела кадров на Лубянке! Заходишь туда, а там хоть топор можно в воздух вешать – сигаретный дым гуууустой такой консистенции! Запрет на курение в офисных помещениях? Ахахахаха! Лубянка – это не офисные помещения, понял?! Ну вот заходишь туда, вешаешь топор. Косишься на сейф, в котором твой паспорт. Мебель везде совковая. Получаешь из рук начальника отдела кадров конверт с пол-лимоном деревянных. И быстро оттуда на Мясницкую, в обменник. И так каждый месяц.

Откуда кеш? А что такое «домашнее задание», знаешь? Это когда звонит «куратор», например, Андрею Костину в ВТБ. И говорит: «В этом году у вас домашнее задание 300 миллионов». И все – ВТБ должен «вынь да положь» 300 миллионов долларов кеша. Долларов, понимаешь? Кеша. Куратор приезжает лично, забирает чемоданы. И так по всем компаниям. У всех компаний свои кураторы. Верх пирамиды – Папа. Часть отправляется за кордон самым главным паханам, за которых фронтят контролируемые пацаны. Часть отправляется за кордон в общак. Часть остается здесь, в сейфах и бункерах, сам знаешь где и у кого. И из этой части до нас долетает, ежемесячно. А если надо будет, сразу есть кеш вооружить от 100 до 200 тысяч футбольных фанатов железными прутьями, дав им пятихатку каждому в зубы, для покупки пушечного мяса. Для Антимайдана.

Ты вообще понимаешь, что это такое – футбольные фанаты? Я тебе так скажу. Если им не дать бабла и не вооружить их специально на Антимайдан, если дать им волю вооружиться самим, если дать им другой повод – неконтролируемый нами – то пиши «пропало». Мы с Лубянки в Москве можем мобилизовать примерно 5 тысяч штыков. Наши доблестные армейские мудилы, все укравшие, продавшие и пропившие – еще 5 тысяч штыков. Все. А если 100 тысяч футбольных фанатов возьмут железные прутья и попрут против нас, знаешь, что мы будем делать? Мы будем сидеть в своих государственных «офисных» зданиях, не высовываясь сами, и только лишь высовывая «калаши» из окон. Все. Мы ничего сделать не сможем.

А что Папа? Папа все знает, все понимает. До той степени, до которой может. Он ведется на пацанские разборки, а там дофига тех, кто его на них разводит. Их любимое слово – «дожимать». Дожимать Пороха, дожимать Запад, дожимать Меркель, дожимать Обаму. Они дебилы, он таким раньше не был, но стал. Ну а как не стать, когда много лет только с ними, каждый день? Всех остальных он оттуда вышвырнул, остались только такие. Они там бабло качают, под это «дожимать», кто как может. Думаешь, он не понимает, про Гаагу? Все он понимает. Но распоряжения есть, на случай… Если его арестовывают заграницей, это объявление войны. Глава государства – неприкосновенное лицо. Арест – это акт войны. Ракеты полетят сразу, приказ уже отдан, заранее. А че ему, в этом случае, на скамью подсудимых, что ли? Его самого накроет, ну и ладно, это лучше, чем в суде и в тюрьме! Так он считает. Думаешь, почему его еще в Брисбене не арестовали? Думаешь, оснований не было, на тот момент? Да потому что все знают они, это ссыкуны, об этом – арестуешь его, и все, звиздец всему земному шарику. Что? Думаешь, не выполнят команду в Москве? Это ты плохо знаешь этих тварей, которых он туда понаставил. Я вообще не понимаю, о чем они там себе думают. У них, в отличие от меня, домов в Испании нет. И это не ФСБшники. Мрази еще те, ты таких никогда не видел – и не дай бог тебе.

Ну что ты удивляешься, ну конечно он не был таким, а ты что, не помнишь? Ты что, забыл 11 сентября 2001 года? Кто первым Бушу звонил, с признанием в вечной любви? Кто разрешил Бушу Афганистан закатать новыми сверхтяжелыми бомбами? А база НАТО в Ульяновске, для этих целей? Помнишь о такой? Ты понимаешь, база НАТО в Ульяновске? Ты при Ельцине о такой мог когда-нибудь подумать? А она открылась, при Путине!

А знаешь, почему? Потому что Путин хотел и сам легализоваться, и свою шайку-лейку легализовать – в нормальном мире. После всех убийств, крышеваний Кумарина в Питере, торговли наркотиками, отмывания бабла, всех общаков и сотен миллиардов долларов – все хотел отмыть, легализовать, надеть Бриони. Буш был его первой остановкой, Берлускони – второй, и самой сильной. Берлускони купил для него, на его же деньги, виллу на Сардинии, рядом со своей, на яхте катал. Сказал – «Вовка, не боись, прорвемся! Я тебя в обиду не дам, ты классный парень, отмажем тебя в ЕС, потом пойдем в Вашингтон вдвоем, торговаться».

А дальше произошли три фигни.

Первая – Папа начал сам педалировать эту тему с америкосами. Как кто новый придет в Белый Дом, так сразу и педалирует: мне нужны гарантии. Мне нужно легализовать то-то и то-то, вы должны мне дать гарантии. А президенты ему одно и тоже, каждый: ты, Вова, отличный парень, мы тебя любим и даже мимо микрофона кое-что сказать можем, но сейчас ты, Вова, просишь того, чего тебе ни один американский президент гарантировать не может. Просто потому, что ни один президент США не может быть выше Закона, выше Министерства Юстиции, Минфина, выше Конгресса, выше ЦРУ. Мы, президенты, можем тебе только стараться помочь. Но если тебя за бейцы возьмут наши ребята из Минфина, за отмывание денег, то следующая остановка будет – не Белый Дом в Вашингтоне, а офис нашего Генерального Прокурора, понимаешь, Вова? И ни Буш, ни Клинтон, ни Обама, никто тебе не поможет.

Папа не мог этого понять. Ну вообще никак. Долго. А когда понял, то начал подумывать о том, как бы слить эту идею, с Америкой. Ну и объяснить ее пацанам. Вернее, слив объяснить. Пацаны же тоже не понимали. Объяснить трудно.

Вторая фигня – это когда Берлускони тю-тю. Берлускони – он был как большой папка-защитник. Ну обидели мальчишки нехорошие из Лондона – сразу к папке. Ну что, папка, давай там на Ближнем Востоке что-нибудь там бахнем, здесь взорвем, баррель в цене поднимем, тебе лично миллиард от нее отпилим, ты поедешь в Брюссель, наваляешь там всем люлей, приедешь в Лондон, нос поковыряешь, бабку полицейскую за жопу ущипнешь, мальчишек нехороших разгонишь, пару-тройку десятков миллиардов мимо комплайенса в Банк Интеза примешь. Все шло хорошо, пока все шло хорошо. А стало плохо, когда сам Берлускони тю-тю. И в Европе у Папы больше не осталось никого. Ни-ко-го.

А третья – это когда арабская весна и Каддафи. Это на него подействовало как ничто другое. Он уверен, что арабская весна была сделана Америкой на деньги Америки, и что Каддафи грохнули американцы. И ничего ты с его мозгом поделать не можешь – он умрет с этой идеей. Он ею одержим. И он считает, что Америка хочет сделать то же самое в России. Он уверен, что в США принято решение его «валить».

Поэтому и слышишь все время этот бред во всех СМИ, включая и этот бредик от этого клоуна Медведева, что, мол, если бы Крыма не было, то санкции все равно ввели бы. Ты понимаешь, они сами варятся в этом соку! У них нет никаких, никаких нормальных связей с внешним миром! Они это все твердят друг другу, как попки-дураки, и начинают в это сами верить. Реально верить. Я тебе точно говорю, они сами реально верят в большинство всего этого бреда.

Слышь, я не знаю, что здесь будет через год, но я сваливаю. Нах мне это надо. Если это варево будет смешным – закуплюсь поп-корном и буду смотреть из Испании, в худшем случае. А в лучшем – из Новой Зеландии. Я там еще в 2000 году дом присмотрел, на южном острове. А если варево будет совсем несмешным, то тем более. Получу последний конверт за июнь, может быть за июль… и тю-тю. Дальше опасно. А там посмотрим. Может, вернусь, лет через пять. Если будет куда. Люстрация, хренация, мне пох тот лох. Главное, сейчас в этот замес не попасть. Он будет неслабым. Ты такого в своей жизни еще не видел.

4 Май в 2:47

Продолжение здесь, по тексту ниже.

Знакомый силовик, лично мне:

— Понимаешь, у нас все всё понимают. Президент нелегитимен. Госдура нелегитимна. Многие во власти понаделали делов не только на Гаагу…

Слышал, сейчас идет амнистия? Ну, вот смотри: «В ознаменование 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов, руководствуясь принципом гуманизма, в соответствии с пунктом «ж» части 1 статьи 103 Конституции Российской Федерации Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации постановляет»:

http://www.rg.ru/2015/04/24/amnistia-site-dok.html

…и далее по тексту.

Знаешь, что это такое, и сколько человек освобождаются? Несколько сотен тысяч. Ты понимаешь, что это значит? Несколько сотен тысяч.

Теперь смотри, как это делалось в отношении примерно 50 тысяч из них. Сидит какой-нибудь условный бурят-монгол-шуудан. Или браток из «тамбовских». Или бандит из Солнцево. Или чеченец, убивший цыганку («так вышло»). Или бизнесмен, у которого бизнес отжали, обвинив в крупном мошенничестве. Или… кто угодно. Срок еще мотать – десятку. Приходит к нему чел из УФСИН, получивший «разнарядку» из Кремля. Говорит – сделка у меня есть для тебя, гражданин заключенный. Тебе еще десятку мотать. Могу помочь попасть под амнистию, которая тебе, по твоей статье, не светит. Выходишь сейчас, едешь в один тренировочный лагерь, учишься стрелять и воевать, и едешь на восток Украины, бороться за правое дело Новороссии. Помогать Родине, короче. Искупишь свою вину перед Родиной таким образом. На полгода. Рисков – почти никаких. Это сэкономит тебе девять с половиной лет твоей жизни – выйдешь из тюрьмы, будешь жить на свободе.

И вот, понимаешь, именно под это дело они амнистируют порядка 50 тысяч человек – людей, не подлежащих амнистии. А чтобы было менее заметно, они дают амнистию 100 тысячам таких, а договариваются с каждым вторым – это чтобы не было обвинений сам знаешь в чем. А чтобы еще больше замаскировать все это – объявляют амнистию для нескольких сотен тысяч сразу. Что такое 50 тысяч голов среди нескольких сотен тысяч? Не так заметно!

И 50 тысяч уголовников отправляются на Донбасс, в качестве пушечного мяса.

Папе же нужен проход к Крыму, понимаешь? Как послать 50 тысяч своих солдат умирать за это в мясорубке, получив назад 40 тысяч трупов в Грузе-200? Невозможно. Но таким образом – возможно. Посылаешь 50 тысяч голов пушечного мяса, угандошишь 20 тысяч хохлов, а потом пустишь 30 тысяч своих регулярных войск, чтобы проехались гусеницами по 70 тысячам трупов – 50 тысячам уголовников из России и 20 тысячам хохлов. Когда Украина понесет такие потери в живой силе, ей будет уже не остановить моторизированные бронеколонны с 30 тысячами солдат и офицеров доблестной российской армии. Которая войдет для спасения этнических русских от этнической чистки хохлами – шутка ли, 50 тысяч трупов этнических русских, о которых узнает весь мир и ужаснется?

Понимаешь, о чем амнистия-то?

Отака фигня, Слава.

Не веришь?

А ты проверь, что я тебе ровно год назад, в мае рассказывал. Сбылось? Все так? Вот то-то же.

4 Май в 18:21

Продолжение здесь, по тексту ниже.

Знакомый силовик, лично мне:

— Понимаешь, у нас все всё понимают. Президент нелегитимен. Госдура нелегитимна. Многие во власти понаделали делов не только на Гаагу…

Вот ты спрашиваешь, почему тебя до сих пор не закрывают? Удивляешься. Все очень просто. Папа – хромая утка. ФСБ это понимает. Многие это понимают. Все башни Кремля это понимают. Папе готовят уход. Каким он будет… сейчас трудно сказать. Но все башни Кремля уже метят на кресло. И ты им выгоден. Ты долбаешь по Папе каждый день… с твоим числом подписчиков… а капля камень точит. Им выгодно, чтобы ты долбал по нему. Папе – хана.

Только вот ты не забывай такой простой вещи, наивный ты человек!

Кого ты хочешь видеть в руководстве России? Очкарика Касьянова? Умудренного тюрягой Ходора? Младенца Яшина? Навального, пробивающего лбом автозак? Себя? А знаешь, кому ты тоже выгоден? Тем, кто знает, что Папу уже сливают, и кто перегрызет остальным глотку, в борьбе за власть, и эти люди – не те, кто ты думаешь.

Давай начнем считать по пальцам.

Выгоден ли ты ФСБ? Да, если в борьбе снова победит ФСБ. Ты помогаешь сливать Папу, и ФСБ, очищенная, в белой праздничной рубашке, на белом коне, въедет в Кремль, для того, чтобы все вернуть, как было – кредиты, счета в Швейцарии, дома во Франции и Италии, дети в Англии.

Выгоден ли ты Кадырову и кадыровцам? Да. Они ненавидят ФСБ и будут бороться за власть. Ты помогаешь сливать Папу, и это им тоже выгодно. Ты дискредитируешь ФСБ и КГБ, и это им тоже выгодно. Ты выгоден Рамзану.

Есть твои хорошие «друзья» – русские «почвенники». О, это тебе понравится! Родноверы, язычники, русские арии и прочее – русские по признаку крови. Выгоден ты им? Пока да – ты сливаешь Папу, а они тоже хотят на трон.

Есть еще большие твои «друзья» – русские фашисты-евразийцы. Они одержимы бредом о «титульной нации», «русском мире», и пр. Дугин и Кургинян тебе в помощь, хорошие ребята. Ты им выгоден? Ну как же, предателя Папу сливаешь, закатываешь в асфальт ежедневно. Хорошо проломить Папу таким вот Рабиновичем, а потом – в лучшем случае – выкинуть его из страны!

Ооо, есть еще классные ребята. Имперцы советского образца. Лимонов, с эстетикой Штирлица, только с красной звездой во лбу, и «Империя превыше всего». Эти ребята спят и видят, когда завалится Папа – будут Кремль брать штурмом. Удачи им.

Есть другие имперцы – монархисты, но без царя. Тут и РПЦ, и всякие ряженые казаки, и черносотенцы и т.д. У них один принцип – «принцип веры». Ты завалишь Папу, а они завалят тебя, придя к власти – Рабинович, понимаешь, устроил здесь опять… А пока что работай, работай…

Ох, еще есть третьи имперцы – монархисты за нового царя. Там и часть РПЦ, и всякое там «Самодержавие», «За веру и царя» и прочее такое разное.

Так что ты невыгоден только Папе, но он уже неважен. Он уже спекся. Он списан. Важны те, кто будет после него. И из этого списка, как ты видишь, ты ПОКА ЧТО выгоден всем. Ну, чтобы помочь завалить Папу.

А потом ты станешь невыгоден… мягко выражаясь. Если только, конечно, следующая власть в России не будет такой, какой ты ее хотел бы видеть. Но такой сценарий очень маловероятен, поэтому, друг мой, скорей всего будет у нас Смута Великая, а тебе лучше до нее эвакуироваться. И мне тоже. Благо обоим есть куда…

11 Май в 1:54

Продолжение здесь, по тексту ниже.

Знакомый силовик, лично мне:

— Понимаешь, у нас все всё понимают. Президент нелегитимен. Госдура нелегитимна. Многие во власти понаделали делов не только на Гаагу…

Вот ты думаешь, для меня все это опасно, тебе сливать? Да ни в жизнь. Потому что никто никогда не узнает, кто это слил. Ты точно не скажешь – тебе же хуже. Твой айфон выключен и на расстоянии 100 метров отсюда. Мой айфон выключен и на расстоянии 200 метров. «Секреты» эти известны тысячам человек. Я – один из двух-трех тысяч человек, которые все это знают до этого уровня. Чего-то я не знаю, конечно… есть такие вещи, которые знают только 4-5 человек в мире, и все… Но вот эти «секреты» известны слишком многим. Из этого количества меня вычислисть невозможно.

Вот возьми твоего дружбана Мигалкова. Сколько человек знали, что он к генералу ходил, насчет тебя? Порядка трех десятков. Сколько человек знали, что он с бородатыми хоругвеносцами встречался в «Авроре», на тебя им жаловался? Порядка десяти, плюс две иностранных разведки. И то, только потому что наружка была правильно поставлена сразу, ещё до того, как он к генералу пришел. Еще только не хватало, после убийства Немцова, аналогичное дело на весь мир, с гражданином США, да ещё и какого-то, кто режиму ни разу не угрожает… Ты же им как мёртвому припарки, им ты безразличен. «Сумасшедший одиночка» – говорит гриф на твоей папочке… Пусть у тебя будет хоть 300 тысяч подписчиков, какая разница? Диванные генералы, интернет-воины, ха-ха!

Да Кремлю выгодно, чтобы ты их по домам держал! Они вместо Манежки да Болотной тебя читать желают, из дома. Очень удобно. Накатил стакан, сел у компа – и воюй, скока хочешь. Рабинович весь вечер на арене! А Манежка и Болотная… Ну ты сам подсчитай, сколько у тебя френдов и подписчиков… Ты когда-нибудь представлял, сколько это людей? Помнишь, съёмки с вертолёта всей этой толпы после убийства Немцова, на траурном марше? Ты на него ходил, а я его на мониторах в своём кабинете смотрел. Там было примерно столько людей, сколько у тебя подписчиков и френдов на Фейсбуке. И при этом они распылены на всех континентах в мире. А в России – половина, от силы… И то, даже эту половину… каждый вечер ты заставляешь читать про бетонную стену. Они сидят, накатывают стакан за стаканом, ждут конца Папы, негодуют по поводу Крыма, Немцова, Кадырова, Дня Победы… а ты всё строчишь, строчишь… а они всё читают… и всё на Манежку и Болотную не идут… И не надо. Тебе просили «оттуда» благодарность передать. Может, ещё и орден дадут. Как Эрнсту. Орден – это покруче печенек будет. На шею повесишь, на Савелия Крамарова похож будешь.

Кстати, о печеньках.

Помнишь, полуостров Крым без мобильной связи остался и обвинили украинцев? Есть такой чел… Поклонский. Знакомая фамилия, надеюсь? Перерезал всё к чертям и подогнал МТС. В течение нескольких дней плюс 500 тысяч абонентов. Понял, где печеньки? Как тебе профит?

Сейчас на полуострове всё правительство сменят. Ну, ключевых. Поставят всех своих, и только тех, кто «в теме», и только тех, с кем можно будет пилить. Короче, там будут всем руководить только преступники. Понимаешь? Этим ребятам – с прибором на санкции. С ярдом грина и в Крыму прожить можно. И с сотней лимонов грина тоже можно. Правда, чуть беднее, чем с ярдом. Раз в десять. Но тоже можно.

Насчёт бабла, кстати.

Вот такая история… Меркель знаешь? Ну, которая Ангела, понимаешь? Ей ведь положено столько-то дней отдыха в год. Отпуск, типа. Она летит отдыхать. Типа, на коммерческом рейсе. Ну, в первом классе, и всё такое. Государство, типа, оплачивает отпуск – не расходы на нём, а отпускные дни, типа зарплаты, плюс перелёт. С ней муж летит. Так вот он уже сам платит за свой билет, прикинь?

А чо у нас? Смотри, Папа летает часто, туда, куда хочет, когда хочет. Никто не знает, где он и куда улетел, когда, на чём… кроме тех, кто должен знать. Летает на Борту Номер Один, коих у него не один. Полетел, значит… А знаешь, какой борт отправляется почти сразу следом? Целый большой борт такой, за счёт государства? Не знаешь? Хе-хе… С гимнасточкой, с кем же ещё! На отдельном борту, со всей требухой, экипажем, жратвой и поварами. Одного пассажира везут – гимнасточку. И прилетает она туда следом – ну, куда он подался. Не может она вместе с ним лететь на одном борту. Сам понимаешь. И там ей всегда снимают отдельную виллу. Ну, если заграница это. Если в России – здесь снимать ничего не надо. Уже всё есть. И всё это – двойная плата, за государственный счёт. Муж Меркель бабло за билет платит, я каждый месяц пол-ляма в конверте получаю и на работу хожу, а гимнасточка на отдельном борту за Папой летает.

Ну что, у тебя ещё есть сомнения в том, что я осведомлён?

Нет, конечно, я не очень осведомлён – я не вхожу в круг тех 4-5 людей, которые знают больше!

23 мая в 7 час. Новая статья от Slava Rabinovich. Очень интересно про фэйсбук, про встречу с Керри и про покер, точнее про неудавшийся блеф. Сам он забанен в FB на 30 дней и по его просьбе материал выставлен знакомыми.

Продолжение здесь, по тексту ниже.

Знакомый силовик, лично мне:

— Понимаешь, у нас все всё понимают. Президент нелегитимен. Госдура нелегитимна. Многие во власти понаделали делов не только на Гаагу…

Ну вот сейчас тебя забанили на Фейсбуке. Знаешь, как это произошло?

Мигалкова ты реально достал. Он позвонил Пригожину… ну не тому, который, вместе со своей Валерией, Макаревича и профессора Лебединского душит, а тот, который другой, который личный повар Путина. У того Пригожина было общественно-политическое задание: создать в Ольгино тролль-центр, который занимался бы флудом, оффтопиком, холиваром, оскорблениями – в комментах к таким постам, как у тебя. И тролли должны были оскорблять и развивать тему ненависти к украинцам, к «пятой колонне», к «нацпредателям», писать, что «Путин всех переиграл», что над санкциями смеются тополя и искандеры, и разную такую хрень, сам знаешь. Все это начало работать прошлым летом, под Питером в Ольгино, в полном объеме. Пришла зима, и они расширились, открыв новый центр на улице Савушкина в черте города, у Черной речки. И вот эта армия троллей может кого угодно сгнобить. Замочить в виртуальном сортире. Так тебя банили, «закрывали», «мочили» уже три раза, в августе, сентябре и декабре. Как это делается?

Звонит Мигалков Пригожину, делает заказ. Пригожин отдает приказ, и сотни, тысячи фейковых аккаунтов шлют жалобы в техподдержку и администрацию Фейсбука – жалобы на какой-нибудь твой пост. Неважно какой пост, но чтобы только он был один для всех троллей, чтобы один пост собрал сотни, тысячи жалоб в течение суток. В декабре тебя банили за пост «Девочка и свитер», который вообще был безобидный такой, без упоминания Путина даже… Тысячи жалоб были отправлены, робот в Фейсбуке сработал, все, ты – в бане.

Сейчас они выбрали другой твой пост, по заказу. Это был пост, который ты создал, скопировав пьесу Бориса Немировского «Михалков и Рабинович». Он тогда текст этой пьесы запостил у себя на странице, его тоже, по заказу Мигалкова, забанили, а пост Фейсбук удалил. Дальше ты ссылался на автора, и выдал копипаст этого текста. Он увидел, что количество перепостов зашкалило, и, «убив» текст на странице автора, они получили головняк на твоей странице буквально сразу же. Дальше – тысячи жалоб, твой бан, и все.

Хотя штаб-квартира Фейсбука находится в Калифорнии, их европейская штаб-квартира находится в Дублине, и оттуда же осуществляется модерация русскоязычного сегмента глобального Фейсбука. Туда в модераторы они понабрали ватников. Они могут проверять и иногда проверяют то, что сделали роботы, особенно с такими аккаунтами, как у тебя. Они могут отменить или не отменить бан, который дали роботы. Ну они посмотрели, видать, и решили не отменять. Тем более, что их «жмут». Кто жмет?

Да очень просто. Позвони в Калифорнию Цукербергу или его помощникам. Они тебе скажут – мы не контентная компания, мы технологичная компания, и мы не знаем, как поступать в таких случаях, когда наши правила, созданные для нормальных людей, начинают абьюзать разные мудаки и бандиты. Мы не знаем, как анализировать тонны контента, и как в ручном режиме следить за тем, чем занимаются наши роботы по всему миру. Они не должны подвергаться атакам таких троллей, иначе может быть сбой. И его очень сложно устранять. Но Цукерберг тебе кое-чего не скажет. Но зато это «кое-чего» скажу тебя я.

Он тебе не скажет примерно следующего.

Кремль, президентская администрация, ФСБ, Роскомнадзор – все хотят Фейсбук в России закрыть. Но пока боятся это делать. И вот они уже давно трахают и выносят мозг Фейсбуку, требуя репрессий. Ну, против таких, как ты. А Фейсбук не хочет участвовать в репрессиях – это противозаконно с той, с его стороны. Что делать?

Ну так Кремль, президентская администрация, ФСБ, Роскомнадзор – все говорят Фейсбуку: «Ребята, или репрессии, или мы вас закроем, без вопросов и вариантов». И у Фейсбука возникает дилемма… Ну и пока что приходится Фейсбуку участвовать в репрессиях – например, разрешить твой бан, но не на 30 дней, а на… три… или семь. Помнишь, как раньше было? Ну, типа, да, репрессии сделали. А сами думают – мягкие репрессии, незаметные… Хочешь моего мнения по этому поводу?

Может так быть, может так случиться – ну, я не говорю, что так и будет – что они участвуют в репрессиях, в мягких, по их выражению, для создания видимости, для дыма, только чтобы не закрыли в России всю их систему… а ведь может так быть, что они это сейчас делают, а Фейсбук в России все равно когда-нибудь закроют. Вот тебе и сделка с совестью. Поверь мне, я знаю, о чем говорю – так может быть. Не знаю, будет ли, но может.

Но ты знаешь, тем не менее… что происходит секретно, без лишнего шума, без освещения в СМИ…? Мы знаем, что в международных судах готовятся иски. Такие, как ты говоришь – против Путина лично. За военные преступления, за преступления против человечности, за развязывание войны, за террористические акты, и т.д. Конечно, тут внутри России есть и чистая уголовка, прямо сейчас, в прошлом году и в этом – наемничество. Путин явно под эту статью подпадает. А ты знаешь, сколько ГРУшников и контрактников вернулось из Украины, живыми и невридимыми? Или ранеными? Их судили? За ведение войны по найму? А тех, кто их туда отправлял, за то же самое? А Путина, который все это крышует? А Шойгу? Так вот, пока этого внутри России нет, с уголовкой, на Западе уже вовсю есть, за международные преступления и международный терроризм. Не знал? Скоро узнаешь. Целые армии нанятых юристов этим занимаются! Кем нанятых? Ну не будь наивным.

Кстати, ты вообще знаешь, что произошло там, на встрече Керри с Путиным? Ведь Путин проиграл, сдался.

Кто должен встречаться с Путиным, на этом уровне? Обама, по протоколу. Керри должен встречаться с Лавровым. Но послать этого Керри подальше Путин не мог. Знаешь, почему? Потому что Путину передали, что Обама с ним больше не разговаривает, но желает передать ему последнее американское предупреждение, вскоре после Дня Победы. Видимо, по их мнению, риск российского военного вторжения зашкалил, и США начали действовать. Сказали – Обама не разговаривает, будешь встречаться с Керри. Лучше встретиться, меньше дерьма съешь. А не встретишься – больше дерьма съешь. Вот такая арифметика.

Встретились. Керри сказал: «Оставляем Крым за скобками. Не потому, что мы о нем забыли – о Крыме вам будет напоминать Меркель, которая называет аннексию аннексией. С Крымом будем разбираться потом. Сейчас о востоке. Так вот, мистер Путин, забудьте такое слово – «Мариуполь». Войдете туда – там будут некоторые отдельные американские военные. Будет атака на них – будет прецедент – первый раз, за всю историю, российские военные будут атаковать американских военных. Мощь США будет сзади. Не спереди, а сзади. Мы уложим в гроб сто тысяч ваших солдат и офицеров, поставим Украине новейшее летальное оружие, введем самые жесткие санкции и отключим SWIFT. И на этот раз я не шучу. Мы сделаем это».

После этого, как ты видел, было объявлено, что проект «Новороссия» закрывается. Как пункт приема старой стеклянной тары на переучет.

На той встрече Путин получил от Керри подарок, который, якобы, был передан Путину Обамой. Это была какая-то коробка. Хрен знает, что в этой коробке – мы этого не знаем. Наверное, знает ФСО, или кто-то из ФСО, но мы в ФСБ этого не знаем. Можно только лишь гадать, что в этой коробке.

Ну да ладно. Короче, я тебе говорю – Путин скапустился, перед США. Просто продул в покер. Играл-играл, блефовал-блефовал, и просто тупо продул. Ну да ты и сам его предупреждал, еще в июле и августе, я помню. Молодец. А Путин тебя не послушался. Мы сделали тогда все, чтобы это ему донести… но у него своя голова на плечах. Доигрался.

Боровик: Я никогда не делал секрета из моей учебы в школе КГБ

Комментарий экс-советника главы Минэкономразвития Саши Боровика.

Когда мне было 15 или 16 лет, на меня вышли спецслужбы Советского Союза, в то время я не знал, кто они такие. Они проводили какие-то тесты, они проверяли логику, отношение к деталям… Я был еще школьником, это было в военкомате, и меня стали “вести”, хотя я не знал, что меня “вели”, – сказал Боровик на канале 112 Украина.

Когда я был в армии, то ко мне приехали в армию те же люди, на самом деле, интересные люди.

Речь шла о разведке, и советская разведка была хорошим и отлаженным механизмом. Почему меня? Потому что там были какие-то тесты, которые они делали в военкомате, и они у меня вышли идеальными. У меня они вышли 100% в тестах по формальной логике, которые они делали, и в еще каких-то вещах.

Я достаточно в юном возрасте начал говорить по-английски, я учил английский язык.

Мой отец работал в организации, которая занималась антикоррупцией в органах МВД, это было в Комитете государственной безопасности в управлении по Львову, он работал в КГБ.

Где-то вот и получилось, что система вышла на меня, и мне предложили учиться в Москве, я учился в Москве, я учился, ходил на курсы в МГУ, Мориса Тереза, Институт Азии и Африки.

Я учился на первом факультете высшей школы КГБ, которая отвечала за контрразведку ВС СССР. Идея была такой, что после этого я бы шел в “андроповский институт” – учиться на разведчика.

Но когда я проучился 3,5 года, я уже знал точно, что это не для меня, я решил уйти. Меня отправили в армию, но я решил уйти.

Я объявил, что я хочу уйти, в 90-м году. В январе 1991 года я ушел, меня отправили в армию, но я, вместо того, чтобы идти в армию, подделал документы, как будто бы я студент химического факультета МГУ (какие-то я подделал, у меня были друзья на химическом факультете, которые мне объяснили, как работает система, по сути, я пришел в деканат и сказал, чтобы мне поставили печать, зная, что они не проверяют.

И они поставили печать, с которой я пошел в ОВИР,  и для ОВИРа я был студент химического факультета. И таким образом у меня на руках оказался заграничный паспорт,  и вместо того, чтобы ехать в армию, я уехал и больше не вернулся.

Это был 91-й год, распадался Советский Союз, система распадалась тоже.

Интересно, что все мои работодатели об этом знали. Мое интервью с Харрисоном, в котором я все это рассказываю на Западе, в Стэнфорде, висит на моей профессиональной биографии linked in. Когда я ехал в Украину, я сказал об этом министру (юстиции, – ред.) Петренко лично, министру экономики. Я не делал никогда из этого секрета, я просто не люблю об этом говорить.

Более того, я прошел спецпроверку, я был уверен, что меня как минимум пригласят на собеседование по этой спецпроверке, где мне зададут вопросы или посмотрят на детектор лжи, который я смогу пройти без проблем. Но этого не произошло. То есть все к этому относились как its not a big deal, то есть это небольшая проблема.

Я тоже в этом не вижу проблему. Это был Советский Союз, и мне, 17-летнему человеку, который не понимал, что происходит, то есть его просто выбросили в этот Советский Союз, и он не знал ничего другого, ему предложили получить обучение в лучшем вузе страны.

Я получал визы и получал гражданство, получал виды на жительство во многих странах. Здесь я учился в институте, который существовал во время Советского Союза, Украина была частью Советского Союза, это было в Москве, но на тот момент это не было враждебное государство…

Насколько я понимаю, руководитель СБУ тоже учился в этой системе, и он тоже ее не закончил, он из нее вышел. И он не подпадает под люстрацию, и точно так же, как он, если б я был украинским чиновником, я бы не подпадал под люстрацию.

Оригинал 20:48, 23 мая 2015

Размещено 23 мая 2015

А…шо…это гараж? Вот уж посмеялись, красавцы, прямо таки молодцы!!!

Gennady Korban 24 Май в 14:56

Я просто был шокирован вчерашним выступлением студии квартал 95 – смело, тонко, талантливо и очень смешно. Это – честный юмор, позволяющий посмеяться не только над оппонентами и врагами, но и прежде всего над собой. Ребята обсмеяли Порошенко и Коломойского – и не понятно, кого сильнее. Побольше бы таких жизнелюбивых, ироничных парней как Вова Зеленский, Женя Кошевой и вся команда “квартал 95”, а также таких как Женя Гендин и вся его команда КВН. С таким юмором всегда чувствуешь себя благополучнее, здоровее, врага можно загнать за Можай, а потом еще и поржать над ним.
Именно самоирония удерживает наши амбиции и тщеславие в определенных рамках. Такой качественный юмор всем нам дает возможность и силы преодолеть бытовые трудности, недуг и войну. И главное – благодаря юмору мы любим, побеждаем, живем и дышим. Смотрите, наслаждайтесь, смейтесь. Юмор наше все!
.

Добавлено 24 мая

О книге Льва Симкина «Коротким будет приговор»

18.05.2015  Евгений Гамбург:

Пусть долгим будет разговор

Учительские размышления над книгой Льва Симкина «Коротким будет приговор»

Красноармеец ведет на допрос предателя Токарева, служившего при немцах бургомистром
Евгений ХАЛДЕЙ и Петр МЕХИЗЕВ / Фотохроника ТАСС

Сегодня, когда вконец запутавшиеся в идеологических соснах взрослые пытаются с помощью унифицированного учебника истории наставить на путь истинный подрастающее поколение, им самим не мешало бы разобраться во многих травмирующих проблемах нашего прошлого. В этой связи появление книг, опирающихся на черствый и горький хлеб фактов, подвергнутых сдержанному содержательному, а не только эмоциональному анализу, — одинаково полезно и взрослым, и юношеству. Именно к таким работам я отношу книгу Л. Симкина «Коротким будет приговор». По отношению к пособникам нацизма, совершившим кровавые преступления (а именно о них идет речь в книге), приговоры были действительно короткими и беспощадными. Но разговор на эту больную тему требуется долгий. Но обо всем по порядку.

Размытые метафоры и ментальные эмоции

По понятным обстоятельствам тема коллаборационизма сегодня на слуху, что вполне естественно в условиях нагнетания военного психоза. Обвинения в предательстве национальных интересов, принадлежности к «пятой колонне» звучат по обе стороны баррикад, разделяющих непосредственных участников и сторонних, но от этого ничуть не менее пылких наблюдателей конфликта на юго-востоке Украины. Похоже, что посторонних в этой страстной полемике нет, ибо разрыв во взглядах и оценках проходит сегодня по семьям, затрагивая детей, которые, как им и положено, задают детские вопросы: «А что такое коллаборационизм?» Детские вопросы, как правило, самые трудные. При ответах на них не отделаться словарными определениями: «умышленное, добровольное сотрудничество с оккупантами». Ребята мыслят конкретно, живо и непосредственно реагируя на то, что видят своими глазами: например, на Арбате, где некоторое время назад висели фотографии активистов так называемой «пятой колонны». Наивный, но не лишенный основания вопрос: «А что, нас уже оккупировали?» Но оставим на время в стороне политические тяжбы.

В книге профессионального юриста Л. Симкина речь идет о тех, кто действительно пошел на сотрудничество с оккупантами, запятнав себя кровавыми преступлениями. Источниками для нее послужили материалы судебных процессов, которые начались в СССР сразу, по мере освобождения оккупированных территорий, и продолжились вплоть до 80-х годов прошлого века. Возвращение термину его подлинного смысла и точной юридической трактовки — это по нынешним временам уже немало, поскольку мы зачастую имеем дело с размытыми метафорами, которые бьют наотмашь по нашим глубоким ментальным эмоциям.

Удивляться этому не приходится. У людей, переживших войну, и моего послевоенного поколения реакция на термин «коллаборационизм» жесткая и однозначная. Родственники моей мамы погибли на Харьковском тракторном заводе. Еврейских детей, рожденных после Катастрофы, нарекали именами в память погибших. Потому их называли поминальными свечами. Я и сам такая поминальная свеча, получивший имя тети, уничтоженной в Севастополе. Карательные акции оккупанты производили руками местных жителей. Вот почему при любых политических раскладах невозможно принять оправдание задним числом тех националистических организаций, деятельность которых сегодня пытаются романтизировать, представляя их идейными борцами против сталинской тирании. Об этом читаем в книге Л. Симкина «Коротким будет приговор». И все же, кого считать коллаборационистом? Вопрос непраздный, поскольку ныне в пылу политических баталий возникают экзотические оксюморонные определения, например «жидобендеровцы» и др.

В поисках ответа на этот вопрос автор неизбежно выходит за рамки юриспруденции, ибо за томами уголовных дел, фиксирующих преступные деяния палачей, встает, на мой взгляд, главная тема книги, которая до сих пор не получила достаточного освещения.

Повседневная жизнь людей в оккупации

Что мы знаем о повседневной жизни 70 миллионов людей, оказавшихся на оккупированных территориях? Наши представления почерпнуты из советских фильмов, повествующих о героической борьбе подпольщиков, соблюдавших строгую конспирацию, организовавших мощный отпор врагу. На память немедленно приходит эпизод, где с помощью пароля и отзыва проверяется надежность явки:

— У вас продается славянский шкаф?

— Шкаф продан. Есть никелированная кровать с тумбочкой.

На деле в организации сопротивления не все обстояло так картинно. История киевского подполья, представленная в книге по материалам уголовных дел, — тому доказательство. Чего стоит хотя бы тот факт, что во главе киевского подпольного горкома оставили человека с ярко выраженной семитской внешностью, из-за чего он не мог даже выйти на улицу. Что это — отсутствие у спецслужб информации о расовой политике нацистов? Не думаю. Скорее всего, обычный чиновничий формализм и разгильдяйство, характерные для нашей государственной машины во все времена.

Но оставим на время в стороне как палачей, которых оказалось избыточно много, так и героев сопротивления, действовавших часто не благодаря, а вопреки «мудрым» указаниям центра. Обратимся к жизни рядовых обывателей. И хотя, как утверждалось в известной советской песне, «у нас героем становится любой». Но это явное преувеличение. Среди 70 миллионов большинству приходилось как-то выживать. Строго говоря, не Л. Симкин первым обратил внимание на эту сторону жизни на оккупированных территориях. Будучи молодым учителем и впервые еще в самиздате прочитав «Архипелаг ГУЛАГ», я был поражен той оценкой, которую дал А.И. Солженицын своим и моим коллегам педагогам, продолжившим обучение детей в школах на территориях, занятых врагом.

«А школьные учителя? Те учителя, которых наша армия в паническом откате бросила с их школами и с их учениками — кого на год, кого на два, кого на три.

Все знают, что ребенок, отбившийся от учения, может не вернуться к нему потом. Так если дал маху Гениальный Стратег всех времен и народов — траве пока расти или иссохнуть? детей пока учить или не учить? <…> Такой вопрос почему-то не возникал ни в Дании, ни в Норвегии, ни в Бельгии, ни во Франции. Там не считалось, что легко отданный под немецкую власть своими неразумными правителями или силой подавляющих обстоятельств народ должен перестать жить. Там работали и школы, и железные дороги, и местные самоуправления. <…>

Конечно, за это придется заплатить. Из школы придется вынести портреты с усами и, может быть, внести портреты с усиками. Елка придется уже не на Новый год, а на Рождество, и директору придется на ней (и еще в какую-нибудь имперскую годовщину вместо октябрьской) произнести речь во славу новой замечательной жизни, — а она на самом деле дурна. Но ведь и раньше произносились речи во славу замечательной жизни, а она тоже была дурна».

Так считать ли учителей, которые по большей части репрессированы после войны, пособниками врага или нет? Ответ очевиден. Нельзя ставить на одну доску палачей — и людей, не по своей вине оказавшихся в экстремальных обстоятельствах. Справедливости ради надо отметить, что расширенное понимание коллаборационизма было присуще не только нам. Во Франции в послевоенные месяцы вошло в обиход определение «горизонтальный коллаборационизм» — относящееся к женщинам, вступавшим в интимные отношения с немцами. Шельмование их сопровождалось обритием голов, прочими символическими, а порой вполне реальными расправами. Самосуд — он и в ликующем Париже самосуд. За боль утрат рассчитывались люто.

Повседневная жизнь людей, проступающая в книге сквозь строки уголовных дел, дает богатую пищу для размышлений. На оккупированных территориях открывались частные магазины, кафе и парикмахерские, работали театры, которые выдавали идеологически выверенный репертуар. Так, в Орловском кукольном (!) театре с успехом шел спектакль «Толстый жиденок». Массированная нацистская пропаганда не могла не оставить след в сознании и душах 70 миллионов людей, среди которых были дети и взрослые. Здесь вслед за автором придется затронуть еще одну больную тему.

Заразность антисемитизма

Люди, хорошо помнившие довоенные годы в СССР, в один голос утверждают, что до войны массового бытового антисемитизма почти не было. Расцвел он пышным цветом в конце 40-х — начале 50-х годов. Казалось бы, этот феномен имеет понятные объяснения. В ходе войны изменился идеологический дискурс государства: интернационализм уступил место державным ценностям, война стала священной и отечественной, для сплочения против врага пришлось призвать тени великих русских полководцев прошлого, опереться на авторитет полузадушенной РПЦ. После победы эта линия была усилена идеологическими кампаниями с явно антисемитским подтекстом: разгром еврейского антифашистского комитета, борьба с космополитизмом, дело врачей. Все так, но перечисленные предпосылки и вехи становления государственного антисемитизма не дают ответа на один неудобный вопрос: каковы эмоциональные и психологические корни неподдельного искреннего массового воодушевления населения, с которым были встречены эти кампании?

Поддержка и энтузиазм миллионов не могут держаться только на страхе перед репрессивной машиной государства. Эффективный менеджер, осуществляя свои коварные политические планы, хорошо осознавал, что они ложатся на хорошо подготовленную взрыхленную почву. Годы оккупации не прошли бесследно, оставив неизгладимый след в массовом сознании едва ли не трети населения страны (напомню: 70 миллионов), заразив его антисемитизмом.

В своей пропаганде нацисты постоянно подчеркивали, что сражаются за освобождение русского, украинского и белорусского народов от чужеродной власти коммунистов и евреев. Разумеется, это был чисто пропагандистский ход. (Нам хорошо известны подлинные планы гитлеровцев в отношении славян.) Но первоначально он возымел действие на многих людей, прошедших через Голодомор и испытавших на себе иные «прелести» советской власти. Позже, когда каратели приступили к поголовному уничтожению местного населения уже не по национальному признаку, отношение к ним изменилось. Но акции устрашения зачастую производились в ответ на действия партизан и подпольщиков, которые вызывали у населения неоднозначную реакцию: их рассматривали как источник бед и несчастий. Однако на первых порах оккупанты, которых во многих городах встречали с цветами, как освободителей, демонстрировали лояльность к местным жителям. Так, например, захваченных в плен в начале войны солдат-украинцев отпускали по домам. Оказавшись в родных местах, некоторые из них охотно шли служить в полицию, другие обустраивали свою частную жизнь. Поразительно, но в книге приводятся неопровержимые документальные свидетельства того, что коммунисты, которые по приказу немцев зарегистрировались как члены партии в муниципалитетах, не только не подвергались репрессиям, но иногда занимали при оккупантах мелкие административные посты, порой совпадавшие по роду деятельности с их довоенными должностями.

В таких обстоятельствах советской контрпропаганде было не с руки выделять евреев в особую группу жертв, подлежащих тотальному истреблению, тем самым косвенно подтверждая нацистский тезис о еврейской природе большевизма. По отношению к ним применили нейтральную формулировку: «Уничтожение мирных советских граждан». Позже эта формулировка, умалчивающая о том, кого конкретно казнили в местах уничтожения, оказалась запечатлена на советских памятниках жертвам Холокоста.

Фигура умолчания, помимо прочего, должна была маскировать печальную реальность. Среди местного населения оказалось много, слишком много тех, кто сочувственно отнесся к карательным акциям нацистов. Одни приняли в них непосредственное участие, за что получили короткий суровый приговор. Другие не преминули воспользоваться имуществом жертв и их квартирами. Позже, по возвращении из эвакуации, у тех, кому посчастливилось уцелеть, на этой почве возникали конфликты с соседями. Еще один дополнительный фактор расцвета бытового антисемитизма после войны.

Исходя из соображений высокой политики, дабы не подрывать единство советских народов, государство посчитало, что не стоит бередить былые раны, и засекретило документы, свидетельствующие о роли и масштабах участия местного населения в Холокосте. По понятным политическим причинам они сегодня рассекречены в отношении Украины и Прибалтики. Справедливости ради следует отметить, что такое избирательное отношение к своему прошлому характерно не только для нас. Поляки до сих пор болезненно относятся к упоминанию о местечке Едвабне, где местное население уничтожило евреев еще до прихода немцев. Не по нацистскому приказу, а, как сказал поэт, «по велению польского пылкого сердца». (А. Городницкий)

Так нацистская пропаганда, опыт активного или пассивного участия в геноциде, конъюнктурное умолчание всей правды государством заразили значительную часть населения антисемитизмом. Послевоенные сталинские кампании упали на взрыхленную почву. Государственный антисемитизм вызвал энтузиазм миллионов еще и потому, что помогал оправдывать в глазах многих людей их недавнее непотребство. Эту нехитрую эмоциональную логику легко воспроизвести: «Да, мы не слишком сочувственно отнеслись к страданиям евреев, но, как выясняется, они, в силу присущих им качеств, постоянно вредят нашему родному государству, о чем регулярно пишут газеты. Гитлер, конечно, чудовище, но в отношении евреев он был не так уж неправ». Увы, шлейф подобных рассуждений не развеян до сего дня, в чем легко убедиться, заходя на националистические сайты, в какой бы стране они ни создавались.

И все же, быть может, не стоит обращать внимание на детали, углубляться в подробности, бередить былые раны? Не проще ли в целях патриотического воспитания подрастающего поколения придерживаться спрямленной линии единого учебника истории? Был грозный враг, победить его удалось благодаря морально-политическому единству советского народа. И точка! Зачем затевать этот долгий трудный разговор?

Чтобы наши дети не стали палачами

Среди 200 уголовных дел, которые перелопатил Л. Симкин, проступают биографии и судьбы рядовых полицаев. Большинство из них не были садистами и изуверами. Так — рядовые обыватели, в своей прошлой довоенной жизни не проявлявшие особой жестокости. Мотивы, побудившие их участвовать в кровавых расправах, самые банальные: страх за свою шкуру, желание обеспечить пайком семью, стремление нажиться на чужом добре, стадный инстинкт. (Некоторые, поддавшись на призыв вожаков, вооружившись палками, побежали громить соседей, отчетливо не представляя, куда и зачем они бегут.) Но опьянение первой кровью, усиленное раздаваемым спиртом, мгновенно превращало обычных людей в чудовища. Обратной дороги уже не было.

Эта та самая реальность, о которой убедительно писала Х. Арендт в книге «Банальность зла». Вслед за ней М. Ромм, развенчивая обаяние фашизма, с его факельными шествиями и величественными ритуалами, которые до сих пор поражают воображение зрителей, в том числе молодых, в лентах Лени Рифеншталь, назвал свой фильм «Обыкновенный фашизм».

Почему тривиальность зла, а следовательно, легкость сползания к нему необходимо постоянно держать в фокусе внимания?

По-моему, ближе всего к пониманию этой задачи подошел нидерландский адвокат и общественный деятель Авель Херцберг. Испытав на себе ад нацистских лагерей, он знал, о чем говорил. Когда после очередных чтений одна из слушательниц спросила его, что делать, чтобы наши дети снова не стали жертвами насилия, он ответил: «Это неправильная постановка вопроса. Правильная: что делать, чтобы наши дети сами не стали палачами». И я с ним согласен.

Оригинал

А это уже как продолжение прочитанное на стр. автора книги в фейсбуке, рассказ о ее презентации:

Лев Симкин, 19 Май в 10:27

Там, где были вчера…

Сам себе завидую – какие же у меня замечательные друзья, собравшиеся вчера в Овальный зал Иностранки. Некоторых из них вы увидите на фото Андрея Трубецкого – Генри Резника, Дениса Драгунского, Алексея Малашенко, Михаила Федотова и примкнувших к ним замечательных Евгения Ямбурга, Илью Альтмана и Николая Митрохина. А были еще Елена и Николай Мясниковы, Александра Муравьева и Игорь Кренин, Елена Тришина, Ольга Яблонская, Анита Соболева, Михаил Гуськов, Владимир Вестерман.
Лучше всех написал о вчерашнем Валерий Зеленогорский, на то он и знаменитый писатель. Вот его ночной пост, перепощенный на правах фейсбучной и, надеюсь, не только дружбы.

«Если все время сидеть дома с зашторенными окнами и грести лопатой дерьмо в ФБ, то в какой-то момент оказывается, что ты уже не жив, ни мертв и кажется, что ты уже зомби.
И вдруг, твой товарищ зовет тебя на презентацию своей книги, а ты себе говоришь, делать мне больше нечего, чего я там забыл на чужом празднике, а потом ты чертыхаешься, бреешь морду и идешь…. и оказывается, что это единственно разумное действие за последние дни.
Оказывается, что есть места, где собираются приличные люди, их лица давно не ко двору нашему телевизору, а ведь они титаны общественной мысли, столпы отечества.
Оказывается, что и книга хороша, а предисловие к ней написал Дмитрий Орешкин, а рецензию сам Ямбург, а модерирует все действо чарующим голосом Генри Резник и выступают люди, один другого лучше.
А в зале сотня людей- приятных и умных и к сожалению ни одной камеры, а зачем показывать народу нормальных людей, если в эфире одни хари и мракобесы.
Вот , что я увидел сегодня на презентации книги профессора Льва Симкина ” Коротким будет приговор” в Овальном зале Библиотеки иностранной литературы.
Наши оппоненты все время доказывают нам, что люди в России кончились, что теперь они соль земли, но люди есть и я их видел сегодня».

И несколько избранных комментов:

Михаил Гуськов Спасибо, Лев Семенович, за прекрасную и познавательную встречу! Давно не испытывал такой глубины интеллектуального удовольствия! Да и закусочки были на высоте!!! Удачи Вам и доброго здоровья!!!

Диляра Тасбулатова Лева, дорогой! Как жаль что я вчера заболела. А книгу я читала – в ворде, даже интервью мы сделали. КНИГА гениальная!!! Правда, это не славословие из вежливости: написано пластично, ярко и при этом чуть отстраненно: так и надо об ужасах. У Левы не только выдающийся талант юриста, но и перо!!!!

Юрий Сипко Лев Семёнович, вы человек благодати. Спасибо вам. Вы подарили мне книгу свою. И она не отпускает меня. И я вот уже сутки в плену мысли. Мы ведь ныне все под оккупацией. Предаём себя, продаём себя, предаём друзей…. А приговор короток, как выстрел. Вчерашний вечер тронул меня несказанно. Хочется каждому выступавшему, друзьям вашим сказать спасибо. Ваш вечер вернул мне надежду. В России есть светлые умы. В России есть истинные патриоты. Их немного, но свет во тьме светит и тьма не объяла его. Так светите и впредь. Всем вашим друзьям низкий поклон и пожелание счастья в каждом дне и во веки веков.

Леонид Бажанов Жалею, что не был – болею. Но книгу прочитал с ужасом и уважением: оказывается так бывает. Читать обязательно! Поклон автору.

Более раннее интервью от 08.05.2015 с автором книги, Львом Симкиным:

«Настоящий Холокост начался именно в СССР»

В продолжение, пусть и не совсем перекликается в предыдыщим материалом, размещу здесь текст не новый, от 2 января, но ставший вновь популярным в последние дни:

А напоследок я скажу…

Под самый Новый год я улетаю домой, в Бостон. Я уехал насовсем из Москвы 21 год назад, но я за эти годы много раз приезжал ненадолго, а эту осень провел целиком в Москве. У меня sabbatical в текущем учебном году, и я решил провести осенний семестр в Сколтехе, новом университете, создаваемом в Сколково при участии Массачусетского технологического института. Но я ничего не буду говорить о Сколтехе, скажу только, что его весьма герметичная среда оказалась недостаточно герметичной, чтобы изолировать меня от остальной страны. Впрочем, я и не стремился к изоляции.
Что же я ощущаю в отношении моей родины покидая ее опять, проведя здесь целых 4 месяца? В ходе моего пребывания здесь у меня постепенно появилось и постоянно усиливалось непреодолимое чувство тошноты. Такой централизации, такой концентрации всей власти в огромной стране в руках одного человека здесь не было со времен Сталина. Но Сталин добился этого путем установления железного занавеса, путем великого террора, истребления всех и вся, тотальной слежки, тотального доносительства и устрашающей системы ГУЛАГа. Ничего этого теперь нет и в помине. Границы открыты, репрессивная машина если и есть, то вполне вегетарианская. И при всем этом среди интеллигенции какой-то кретинской мантрой стало декларировать свою безмерную и безусловную любовь к России, к р-р-русской культуре, к «русской цивилизации». Такое впечатление, что они боятся, что если они перестанут исступленно повторять эту мантру, их немедленно поставят к стенке. Я уже не говорю о каком-то иррациональном антиамериканизме, присущем буквально всем. Разумеется, все это следствие чудовищного комплекса неполноценности, но это же не может бесконечно служить оправданием!
Никого не интересует геополитика, то есть то, как поведение России на мировой арене воспринимается остальным миром. Хватит, мол, насмотрелись на других, теперь полюбуйтесь на нас! Но у других решения, пусть не всегда разумные и правильные, принимаются в рамках демократического процесса и ошибки одной администрации могут быть исправлены следующей. В России же сегодня ВСЕ решения принимает один человек, смена которого может произойти только вследствие его естественной или насильственной смерти. И самое поразительное, что граждане этой страны, по крайней мере подавляющее большинство, не усматривают в этой ситуации угрозы себе, своим близким и всему окружающему миру. Нет, конечно, хватает тех, кто сматывает удочки. Но таких все равно ничтожное меньшинство. На что же рассчитывают остальные? Для меня это загадка. У меня сильное ощущение, что люди верят начальству, что в 2015-м году цены на нефть пойдут вверх, и рубль вновь укрепится.
Одно маленькое наблюдение, которое, что называется, drives me crazy. Готовясь к отъезду, я прошелся по сувенирным магазинам на Арбате. Практически на всех футболках, которые вы можете в них найти, изображен Путин в разных видах с надписями типа: «Лучший президент», «Самый вежливый президент» и т.д. И ведь это не госпропаганда, очевидно это то, что пользуется спросом: людям не только нравится это, но они готовы за это платить! Боюсь, что расплачиваться в конечном счете придется всем без исключения, и расплата будет жестокой. И вот почему еще я так думаю: нельзя безнаказанно выставлять в сувенирных магазинах отвратительные расистские изображения президента великой страны (я имею в виду в данном случае США). Рано или поздно это ой как аукнется.
Пользуясь своим достаточно уникальным положением человека, давно живущего в Штатах и в то же время проведшего 4 последних месяца уходящего года в Москве, хочу напоследок высказаться с предельной прямотой:
Все разговоры о том, что США и Саудиты сговорились опустить цену на нефть, чтобы осадить распоясавшегося русского медведя, это полная чушь. Никто в мире всерьез Россию как не воспринимал (с тех пор, как СССР накрылся медным тазом), так и не воспринимает. Та ситуация, в которой Россия оказалась, лучше всего соответствует понятию perfect storm. Независимо и одновременно сошлись три процесса:
1. В результате появления в течение последних 15 лет новых технологий (не только сланцевых), резко возросла добыча нефти в США и в Канаде, что в реальности единое экономическое пространство. В результате Штаты/Канада перестают импортировать нефть и начинают ее экспортировать. Те производители нефти, как Нигерия и отчасти Саудиты, которые лишились традиционного покупателя в лице Штатов, бросились искать новых клиентов. Так возникло очень существенное увеличение предложения и, соответственно, борьба за рынки сбыта нефти, ведь США – это главный потребитель нефти в мире.
2. Совершенно независимо от этого произошло снижение темпов роста мировой экономики, прежде всего в Европе и Китае. Японская экономика уже давно не растет. В результате упал спрос на нефть.
Комбинация этих двух факторов, рост предложения и падение спроса, не могла не обрушить цену на нефть. Причем каждому здравомыслящему человеку было ясно уже в начале 2013 года, что такой сценарий неизбежен. Я, например, специально навестил Москву в мае 2013 года и говорил всем, кто хотел (да и тем , кто не хотел) меня слушать, что я приехал «посмотреть на родину накануне коллапса». В общем-то двух указанных факторов уже достаточно, чтобы вызвать perfect storm, который так и так разразился бы этой осенью. Но, видимо, кое-кому этого показалось недостаточно: была искусственно добавлена еще одна причина, уже бьющая прямо по России и ее жителям:
3. КРЫМНАШ!
Русские до сих пор не могут понять, что аннексия территории другой страны, даже без единого выстрела, это не тоже самое, что победа национальной сборной в чемпионате мира по футболу. Такая аннексия – это опаснейший прецедент, особенно в Европе, основном театре военных действий обеих мировых войн. Да, русские уверены, что Крым – это русская земля, и она по справедливости должна быть частью России. Имеют полное право так думать, не так ли? Ну а как насчет так называемой Калининградской области, т. е. Кенигсберга и Восточной Пруссии? Это тоже русская земля? Или все же немецкая? Ведь немцы тоже имеют полное право так думать, не так ли? Что если следующий раз, когда Россия опять окажется на коленях (не такое уж невероятное предположение, не так ли?), Германия вернет себе назад Восточную Пруссию и выгонит к чертовой матери всех русских оттуда, как русские выгнали в свое время оттуда всех немцев? Так что же, давайте опять, уже в третий раз за последние 100 лет, перекраивать карту Европы «по справедливости» при помощи аннексий, пушек и танков? Хоть с кем-нибудь, хоть с одним мировым лидером, не говоря уже об ООН или НАТО, Путин обсудил свои планы аннексии Крыма, прежде чем приступить к их осуществлению? Даже Гитлер вел переговоры в Мюнхене с Францией и Великобританией, прежде чем захапать Чехословакию. Путин видимо считает, что обладание ядерным оружием делает его неуязвимым. Он что, уже забыл о «крупнейшей геополитической катастрофе ХХ века»?! Спас тогда СССР ядерный арсенал? Как я уже говорил, никто Россию всерьез не боится – слишком она слаба во всех отношениях – но надеть на сумасшедшего смирительную рубашку в виде весьма серьезных санкций все же пришлось.
Русских бесит, что американцам есть дело до Крыма, расположенного от них за тридевять земель и о местонахождении которого никто в Америке еще год назад не имел ни малейшего представления, да и сейчас не имеет. Русские не понимают, что дело совсем в другом. Да американцам начхать на Крым, и Украина им до лампочки (как, впрочем, и Россия). Но им совсем не начхать на стабильность в Европе. Американцы не сильны в географии, но у них хорошая память, и они помнят, что дважды в ХХ веке многие тысячи американских парней гибли в Европе, которая оказалась не способна сама решить свои проблемы. И они решительно не хотят, чтобы это повторилось опять, особенно с учетом того, что на этот раз мальчиш-плохиш еще и размахивает ядерным оружием. На беду русским, за последние годы, в связи с борьбой с терроризмом и с Ираном, были разработаны и детально апробированы очень эффективные средства введения санкций. Особенно в связи с Ираном, банки и бизнесы по всему миру получили наглядные уроки того, как сильно можно пострадать, если нарушать режим санкций, объявленных Америкой. С Америкой вообще шутки плохи, должен сказать.
Из сказанного выше ясно, что я не возлагаю на Путина вину, ни прямую ни косвенную, за обвал цены на нефть. Но я возлагаю именно на него, узурпировавшего всю полноту власти в огромной стране, полную ответственность за то, что вместо того, чтобы попытаться всеми силами смягчить удар приближающего perfect storm, он своими безумными действиями в Украине сделал Россию многократно более уязвимой.
Что же я пожелаю остающимся здесь в Новом Году? Чтобы сбылись их мечты, и по щучьему веленью западные санкции и путинские контр-санкции были отменены и чтобы в магазинах вновь появился хороший сыр, чтобы нефть стала стоить $250 за баррель, как давно обещал глава Газпрома Миллер, и чтобы Украина приползла на коленях проситься в состав России. Ну а если ничего этого не случится и разразится полномасштабный кризис, то и в этом случае остаются две возможности: ужасный конец (для режима) или ужас без конца (для россиян). Думаю, нет надобности говорить, чего бы желал я, тем более, что такое пожелание может подпасть под какую-нибудь статью Уголовного кодекса РФ, столь стремительно пополняемого новыми статьями чуть ли не ежедневно.
С Новым Годом!
Максим Франк-Каменецкий
Professor of Boston University, USA
Visiting Professor of Skoltech, Russia

http://www.jewish.ru/history/facts/2015/05/news994329061.php

Вольф Рубинчик. ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ДВАДЦАТКА

 В газете «Авив» № 03-04 за 2014 г. было рассказано, что Лев Шейнкман, руководитель организации евреев – ветеранов и инвалидов войны (член Совета «общины», т. е. Союза, уже больше года возглавляемого Борисом Герстеном), предложил добиваться, чтобы в Минске появилась улица имени Леонида Левина. На доме, где жил заслуженный архитектор, Л. Шейнкман предложил повесить мемориальную доску. В марте 2014 г. агентство «Интерфакс» сообщило, что за «ул. Левина» выступало и руководство одной «политической партии». Скорее всего, после недавнего присвоения имени архитектора минской «Исторической мастерской» (создана в 2003 г. при участии ФРГ), этот вопрос отпал. Наверное, учреждению, изучающему преимущественно историю Минского гетто, следовало бы присвоить имя первого геттовского летописца Гирша Смоляра, но кто платит, тот заказывает… Так или иначе, предложения ветеранов и инвалидов побудили меня составить список евреев, которые ушли из жизни раньше 2014 г. и заслуживают, по крайней мере, следа в столичной топонимике. Я сознательно ограничился двумя десятками фамилий: разумеется, их могло быть больше.

  1. Владимир Ботвинник (1938–2001). Многократный чемпион БССР и призер чемпионатов СССР по боксу, чемпион СССР 1959 г., почетный мастер спорта, заслуженный тренер Беларуси. Косвенно «улица Ботвинника», посвященная именитому боксеру, стала бы и данью памяти его не менее известному однофамильцу (а возможно, и дальнему родственнику) – Михаилу Ботвиннику, многократному чемпиону мира по шахматам в 1948–1963 гг. Кстати, корни М. Ботвинника – тоже в наших краях, его отец родился в д. Кудрищино (ныне – Смолевичский район).
  2. Абрам Бразер (1892–1942). Знаменитый график и скульптор, заслуженный деятель искусств БССР (1940), героически погибший в Минске, где жил с 1923 г. Рисовал портреты немецких офицеров, одновременно собирая информацию для подпольщиков.
  3. Целестин Бурстин (1888–1938). Один из основоположников математической науки в Беларуси, уничтоженный при Сталине. Далее цитирую slounik.org: «Д-р философии (1912), академик АН БССР (1931), проф. (1929). Окончил Венский университет (1911). С 1929 г. работал в БГУ, с 1931 г. директор Физико-технического института АН БССР. Научные труды по дифференциальной геометрии, дифференциальных уравнениях, алгебре. … Доказал фундаментальную теорему о вложении риманова пространства в эвклидово. Написал один из первых учебников для вузов по дифференциальной геометрии на белорусском языке». «Решил проблему Пфаффа для систем дифференциальных уравнений с частными производными, проблему Коши для этого типа уравнений», – добавляет сайт НАН РБ.
  4. Вайнрубы. В честь двух старших братьев названа улица в Борисове, где они родились, но их слава вышла далеко за пределы родного города. Генерал-лейтенант танковых войск Матвей Вайнруб (1910–1998) останавливал наступление вермахта в Сталинграде, а после освобождения Польши стал Героем Советского Союза. Полковник танковых войск, Герой Советского Союза Евсей Вайнруб (1909–2003) защищал Беларусь в 1941 г., также прославился в Висло-Одерской операции и при взятии Берлина. Зиновий Вайнруб (1917–?) в 1941 г. отличился при обороне Украины, во время переправы через Днепр, и в других эпизодах войны. Военврач Раиса Вайнруб (1917–1984) спасла множество бойцов во время финской кампании и Великой отечественной войны.
  5. Макс Дворжец (1891–1942) – доктор медицинских наук, профессор, руководивший лечебным факультетом мединститута в 1937–1941 гг. Погиб в Минском гетто. Во многом благодаря М. Дворжецу, который до войны возглавлял «глазные отряды», призванные выявлять и лечить больных трахомой, эта болезнь практически исчезла в Беларуси. Между тем прежде она была настолько распространена, что даже попала в поэму Изи Харика «На чужом пиру» о Беларуси ХІХ в.: «Там слепнут глаза от трахомы».
  6. Семен (Самуил) Дречин (1915–1993). Артист и балетмейстер, около 60 лет отдавший искусству, – один из основателей балета в Беларуси. Лауреат Госпремии СССР 1950 г., народный артист БССР с 1954 г., при этом не вступал в компартию.
  7. Яков Зельдович (1914–1987). Уроженец Минска, академик, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской (1957) и Государственной премии (четырежды!). Внес существенный вклад в теорию горения, детонации и ударных волн. В 1939–41 гг. вместе с Ю. Харитоном впервые провел расчет цепной реакции деления урана. В некоторых энциклопедиях называется «российским физиком», и в Москве пару лет назад появилась улица Зельдовича. В Минске пока лишь поставлен бюст академика у Института физики.
  8. Семен (Шолом) Зорин (1902–1974). Уроженец Минска, до войны работал столяром, а затем, бежав из гетто, прославился как командир семейного партизанского отряда. Историк Василий Матох писал в 2008 г.: «В партизанском отряде № 106 под командованием Семена Зорина находились в основном бывшие узники минского гетто. В его составе было 596 человек, из них 141 – в боевой группе. Хозяйственные группы еврейских семейных отрядов – портные, сапожники, пекари, медики, часовщики, ремонтники и др. специалисты – стали базой, обслуживавшей многие партизанские отряды». Один из членов того отряда Леонид Окунь говорил: «Семен Зорин был отличный командир, и только благодаря его уму и мужеству нас не раздавили каратели». Спасение нескольких сотен жизней – более чем весомый повод, чтобы дать улице его благозвучное имя; но можно вспомнить, что Зорин проявил себя и как подрывник. Имел два ордена Отечественной Войны, орден Красной Звезды и партизанскую медаль.
  9. Юлий Иргер (1897–1941). Слово «Беларускай энцыклапедыі»: «Белорусский ученый в области хирургии. Доктор медицинских наук (1928), профессор (1934). Заслуженный деятель науки БССР (1939). С 1934 в Минском медицинском институте, с 1932 одновременно руководитель Белорусского НИИ переливания крови». Очевидно, что сделал для минчан Ю. Иргер не меньше, чым первый российский нарком здравоохранения Н. Семашко.
  10. Михаил Кроль (1879–1939). По словам автора журнала «Здравоохранение» (2014), «белорусский ученый, организатор медицинского образования и медицинской печати». Родом из Минска, он получил европейское образование и успешно работал в Москве, но откликнулся на призыв белорусского правительства и в 1921 г. практически на «голом месте» создал в Минске медицинский факультет БГУ, став его первым деканом (с 1930 г. – первым ректором Белорусского медицинского института). С 1931 г. – академик, заслуженный деятель науки БССР. В 1939 г. был избран членом-корреспондентом АН СССР. В мединституте имя М. Б. Кроля увековечено, но почему бы не сделать его более известным на уровне города?
  11. Лев (Лейб) Кулик (1908–1942). Главврач минской инфекционной больницы, расположенной на территории Минского гетто (до 1941 г. работал главврачом в Барановичах и Гродно). В 1941–42 гг. пытался организовать процесс лечения больных – что по тем временам само по себе было подвигом – и в то же время изо всех сил помогал подпольщикам, за что и был казнен гитлеровцами. О его роли в минском подполье можно прочесть в книгах Гирша Смоляра, которого Л. Кулик спас от смерти. Несколько лет назад в Беларуси Л. Кулик был посмертно награжден медалью, а на здании больницы, где он работал, появилась мемориальная доска (без упоминания его имени), но всего этого явно недостаточно.
  12. Моисей (Мойше) Кульбак (1896–1937). Классик еврейской литературы, один из самых популярных в мире писателей из Беларуси. Его роман «Зельменяне», где воспеты древний еврейский род и сам Минск, переиздается и в ХХІ в. – через 80 лет после написания – и вызывает живую реакцию. Цитата из Ольги Бобковой: «Только в этом году услышала от Али С. об этом романе Кульбака. Нашла и прочитала. Счастливая. Автор заставил улыбнуться, похохотать, погрустить» (svaboda.org, 22.12.2012). Хороши и иные произведения М. К. – стихи, поэмы, пьеса «Бойтра», в 2014 г. опубликованная в журнале «Дзеяслоў» (перевод с идиша Феликса Хаймовича). Рожденный в Сморгони, Кульбак много лет жил в Минске, здесь же был арестован и расстрелян сталинцами. Реабилитирован при Хрущеве.
  13. Иосиф Лангбард (1882–1951). О нем написано так много, что достаточно процитировать «Википедию»: «Заслуженный деятель искусств Белорусской ССР (1934), доктор архитектуры (с 1939). Один из выдающихся зодчих Европы XX века, чье художественное наследие оказало значительное влияние на развитие современной архитектуры. Его архитектурные работы в большой степени повлияли на формирование облика Минска и являются образцами белорусского зодчества». Впрочем, добавлю: Дом правительства, Дом офицеров, Театр оперы и балета – это всё его творения. Возле театра висит курьезная мемориальная доска, где рядом стоят фамилии архитектора Лангбарда и президента Лукашенко, в ХХІ в. отдавшего распоряжение отреставрировать здание. Можно было бы переименовать в честь зодчего идущую к театру улицу Чичерина, тем более что вклад ленинского наркома иностранных дел в жизнь Минска неочевиден, а кроме того, в столице Беларуси недавно появилась улица Чичурина (созвучие названий может привести к путанице, если уже не приводит).
  14. Осип (Иосиф) Лунц (1842–1930), терапевт, ученый, основатель в Минске системы противотуберкулезной помощи, председатель Общества минских врачей (1879–1883), инициатор первого в Беларуси детского санатория для больных туберкулезом (1898), один из организаторов Белгосуниверситета (1921). Считается также, что Хоральная синагога – нынешний русский театр – построена по инициативе О. Лунца.
  15. Абрам Михельсон (1902–1971). Уроженец Минска, где трагически погиб от руки пациента. А. Михельсон был учеником Ю. Иргера, также доктором медицинских наук и профессором. Далее уместно процитировать сайт Белорусской медицинской академии последипломного образования (belmapo.by): «В 1958 г. организовано научное общество урологов Белоруссии, председателем которого являлся до 1970 г. С 1959 по 1969 гг. — главный уролог министерства здравоохранения БССР. В 1968 г. присвоено звание Заслуженного деятеля науки БССР». Описал «симптом Михельсона», разработал уникальные методики лечения.
  16. Александр Печерский (1909–1990). Уроженец Кременчуга, офицер Красной Армии, попавший в плен. Некоторое время содержался в минском «рабочем лагере» СС. А. Печерский известен во всем мире благодаря восстанию, организованном им вместе с другими узниками в лагере смерти Собибор (1943 г.). Многим из них удалось выжить после побега. Сам Печерский воевал в партизанском отряде на территории Беларуси, таким образом, имеются и формальные основания, чтобы назвать его именем столичную улицу. Кстати, улица Печерского уже есть в Цфате, где он никогда не бывал.
  17. Григорий Пласков (1898–1972). Уроженец Минска, выдающийся военачальник. Сам маршал Жуков ходатайствовал, чтобы генерал-лейтенанту артиллерии Пласкову присвоили звание Героя Советского Союза, но не сложилось… Как писал кандидат исторических наук Борис Долготович в «Вечернем Минске»: «В январе 1919-го Григорий Пласков начал службу в артиллерии и остался верен ей в течение 45 лет… был пять раз ранен, причем один раз настолько тяжело, что не только мог, но и не должен был возвращаться на фронт. Но генерал Пласков вернулся в строй, к своим боевым друзьям, даже не дождавшись полного излечения ран».
  18. Соломон Розенталь (1890–1955). Уроженец Вильно, однако жил в Минске в конце 1900-х, в 1921–1931 гг. и в первой половине 1950-х гг. Доктор медицинских наук, профессор, в свое время – один из самых авторитетных в СССР венерологов и дерматологов. Разработал множество методик лечения, которые во время войны очень пригодились при лечении раненых. Заведовал клиникой кожных болезней в БГУ, его многочисленные книги выходили и на белорусском языке. Придумал «жидкость Розенталя». «С. К. Розенталь с учениками разработал весьма эффективное лекарственное средство для лечения ран, жирной себореи и алопеции, не утратившее своего значения до настоящего времени», – писали специалисты с pharmjournal.ru в 2013 г. Прославился С. Розенталь также тем, что был первым чемпионом Беларуси по шахматам (в 1924 и 1925 гг.), хотя звание мастера спорта получил уже в Ленинграде (1934).
  19. Лев Шапиро (1864?–1932). Цитирую некролог по «Новому хирургическому архиву» (№ 3, 1932 г.): «12 января 1932 г. в Минске умер 68 лет от роду Л.Н. Шапиро – один из основоположников хирургии в Минске. По окончании Дерптского университета он проработал два года в Москве, в лечебнице “Кни”, а затем с 1890 г. работал в Минске. Здесь он имел свою хирургическую лечебницу; пользуясь большой популярностью среди местного населения и далеко за пределами Минска, он немало способствовал популяризации хирургии в Белоруссии. С 1900 по 1914 год заведовал хирургическим отделением Минской еврейской больницы, работал хирургом во время войны… Умер Лев Наумович от сердечного поражения, внезапно, во время лечения больного, работая до самого последнего момента своей жизни».
  20. Федор Шедлецкий (1924–1988). В некоторых источниках называется «первым партизаном из Минского гетто». Историк Ицхак Арад в книге «Они сражались за Родину: евреи Советского Союза в Великой Отечественной войне» писал о нем так: «Связь между подпольем Минского гетто и 208-м партизанским отрядом была установлена благодаря Феде Шедлецкому, появившемуся в гетто по заданию Сергеева, чтобы попросить юденрат помочь партизанскому отряду с одеждой и медикаментами. Деятель подполья Григорий Смоляр, встречавшийся с Шедлецким, обещал отправить партизанам помощь и предложил переправить к ним подпольщиков из гетто. В начале 1942 г. Шедлецкий вновь пришел в гетто с ответом от Сергеева, который согласился принимать евреев с условием, что они будут вооружены и снабжены медикаментами. Результатом этих контактов стал уход из гетто в феврале 1942 г. трех групп общим числом 50 человек, в основном бывших военных. Шедлецкий взял на себя обязанности проводника». Фактически, начиная с осени 1941 г., Ф. Шедлецкий спас десятки узников гетто. В партизанском отряде он командовал разведгруппой, был награжден медалями «За Отвагу» и «Партизану Отечественной войны I степени». Возможно, влияние на дух людей имело даже большее значение, чем ратные подвиги: «Его смелость, его осознанное решение – никогда не носить желтую звезду на одежде, его уверенность в победе, были подобны глотку свежего воздуха» – об этом в 1994 г. рассказывал бывший узник Минского гетто Евсей Залан.

* * *

Конечно, наивно надеяться, что все названные фамилии найдут свое место на карте Минска, но тем, кто претендует на звание «общественных», а тем более политических лидеров, не помешало бы иметь такой список под рукой. Увы, обращения «простых смертных» топонимическая комиссия при горисполкоме, как правило, игнорирует.

В списке – несколько врачей, и это неспроста. Считаю, что их труд недооценен в названиях столичных улиц, проспектов и переулков.

Нужна в столице Беларуси и улица (проспект? площадь?) «Праведников народов мира», а лучше просто Праведников. Между прочим, готов согласиться со многими идеями, высказанными еще в 1993 г. художником Маем Данцигом в открытом письме к белорусскому правительству: тогдашний председатель объединения еврейской культуры имени Изи Харика предлагал, в частности, вернуть название «Еврейская» улице Коллекторной. «Не возвращено историческое название улице Еврейской в Минске. Этот вопрос остается нерешенным, несмотря на то, что все остальные улицы этой части города получили свои исконные названия», – говорил президент Всемирной ассоциации белорусских евреев Яков Гутман в речи перед депутатами Верховного Совета Беларуси (20.10.1994).

Я бы приветствовал появление в Минске улицы Трех Подпольщиков (Маши Брускиной, Кирилла Труса и Володи Щербацевича, публично казненных нацистами 26 октября 1941 г. за связь с подпольем). О том, что неэтично было бы называть улицу в честь одной М. Брускиной – а такие предложения звучали – мне уже приходилось писать («Мы яшчэ тут!», № 32, 2007).

Кроме того, заслуживает внимания идея с улицей Владимира Высоцкого. Замечательный певец и актер (1938–1980) не раз приезжал в Беларусь, снимался у нас в кино и выступал с концертами. Его творчество до сих пор почитается самыми разными людьми, некоторые песни переводились на белорусский язык (например, Михаилом Булавацким) и иврит (например, Михаилом Голдовским)… Присвоение улице его имени стало бы, между прочим, знаком покаяния за бестактность одного небезызвестного журналиста, утверждавшего, что Высоцкий в Минске «потерпел фиаско», что его «обвели вокруг пальца» (см. подробнее: «Знамя юности» 23.03.1980 и http://belisrael.info/?p=3891 ).

Подготовил Вольф Рубинчик, политолог,

член Союза белорусских писателей

Минск, 18.05.2015

Размещено 18 мая

Этот День Победы

Настоящий праздник. О победителях и мародерах

Андрей Мовчан Руководитель экономической программы Московского центра Карнеги

Обсуждая Войну и Победу, все время упираешься в очевидную подлинность предмета – в отличие от огромного количества предлагаемых нам сегодня идеологических и социальных кадавров. Действительно – была Война, и был Подвиг. И была Победа, и был уничтожен страшный враг. Тем не менее, переносить сегодняшний пафос, видеть лица тех, кто сегодня зовет Россию праздновать, повязать черно-оранжевую ленту на зеркало своей машины – не так-то просто. Это не парадокс – это стандартная история: о настоящей победе и о последующем мародерстве. Но сначала история о победе – про моих дедов, чья жизнь прошла в контексте разгрома фашизма.

Потомок гвардейцев

Отец моего отца. Александр Андреевич Мовчан. Выходец из известного запорожского казачьего рода, по легенде основанного близким соратником Хмельницкого, породнившегося еще в XVIII веке с Вышневецкими (каприз истории!), из семьи куренных атаманов – полковники Екатерининской эпохи, фамильный герб с тех времен, девиз «Козацкому роду нема переводу»…

Андрей Васильевич, его отец, сразу встал на сторону красных. Был облечен доверием партии – первый секретарь обкома. Все, что осталось о нем из воспоминаний, – был «железным», честным и прямым, как стрела с его фамильного герба. В 1938 году арестован и расстрелян. «За что?» – когда-то спросил я своего отца. «Как за что? Он был китайским шпионом, создавшим преступную группу из домработницы, дворника, кузнеца и пары крестьян.»

В 1942 году мой дед был мобилизован в штрафной батальон как сын врага народа. Батальон отступал к Ленинграду и оказался в блокаде. Блестящие стратеги, командовавшие фронтом, в условиях нехватки продовольствия решили – штрафникам, оказавшимся «в тылу» (в резерве первого эшелона), еды не выделять вообще. Часть стояла (на фронте затишье), люди умирали с голоду – зимой подножного корма тоже не было. Дед рассказывал, что ему и его другу пришла в голову идея не ложиться, а двигаться – не хотелось умирать лежа. Так они и двигались (ковыляли?) днями. «Те, кто лег, умирали. Почти все умерли.»

Месяца через два у того же командования возникла идея прорыва блокады. В часть приехал офицер, приказал построиться. Горстка из числа оставшихся в живых сумела встать. Офицер приказал сделать пять шагов вперед. Мой дед (он же был казак, железный, как и его отец) сумел. Те, кто сумел (сколько их было – пять, десять?), были «годны» для того, чтобы идти в прорыв. Кто прошел четыре шага или меньше – нет. Последних оставили подыхать, первых – забрали в расположение другого штрафбата, подкормить и подготовить. Там кормили. Как? Не знаю. Вот еще одна история: «Перед наступлением [кажется, через недели три] приехал в часть генерал, лощеный, толстый, на лошадях, с ординарцами. Ушел в блиндаж, лошадям повесили на морды мешки с овсом. Нас несколько человек, пока ординарцы отошли покурить и отлить, бросились к лошадям и отсыпали в шапки и карманы овса сколько успели. Несколько дней жевали его все». Овес у лошадей. Несколько дней жевали. Потомок гвардейских полковников.

Дед рассказывал, что ему и его другу пришла в голову идея не ложиться, а двигаться – не хотелось умирать лежа

Потом штрафбаты бросили на минные поля, разминировать собой. Не до саперов было, просто послать батальоны вперед на минное поле, а сзади поставить заградотряд было быстрее и надежнее. Потом была попытка прорыва, отступление, бегство. Деда ранило сильно (огромный шрам остался на всю жизнь). Идти не мог. Приказ по части – раненых не выносить. Конец. Попросил положить его у дороги (не в траншее же казаку помирать), кто-то подложил ему под голову рваный танкистский шлем, ушли. Часа через два по дороге отступала танковая рота. Мимо трупов, раненых – не до них. Но у танкистов закон – своих не бросать. Солдата в танкистском шлеме, без сознания, затащили в танк и довезли до полевого госпиталя. Остальных (сколько их было?) оставили умирать. Моему деду 19-ти лет еще не было.

Пока снова стал в строй, война уже ушла на запад. Но штрафбаты никто не отменял. Правда теперь они воевали более организованно и даже кормили солдат регулярно. А дед вину своего рождения почти уже искупил – получил полуторку, стал возить на ней боеприпасы. Но война есть война – все равно организация хромает. Уехал он (дело уже у Одера, и война уже к концу) за снарядами, возвращается обратно в часть, въезжает в деревню – а его встречают немцы. Часть отступила, мобильных тогда не было, его не предупредили. Я, когда об этой ситуации применительно к себе думал, надеялся, что у меня хватило бы смелости не сдаться, а протаранить ближайший танк или орудие. Потому что ума и твердости у меня явно не хватило бы. А у него – хватило. Пока немцы думали, что делать, он рванул улицами, развернулся и выскочил из деревни. Конечно, за ним гнались – на мотоциклах, на машине. «Я от них не отрывался, держался сразу перед. У меня же снаряды, они это видели, стрелять боялись». Не стали стрелять – себя пожалели, европейцы. Так и доехали до зоны, простреливаемой артиллерией, там немцы отстали.

Уникальная ситуация. За эту машину со снарядами его не просто перевели в регулярные части – ему дали орден Красной Звезды. В наградном листе так и написали – про машину, снаряды, немцев.

Он так и не погиб, он же был железным. Вернулся в августе 1945-го. Поступил на мехмат МГУ. Женился на дочке еврейского учителя из Полтавы, расстрелянного тоже в 1938 году (Израиль Аркаве, ее папа, в революцию оставил своих богатых и уважаемых родителей в Польше, чтобы помочь трудовому народу, уехал в Полтаву, создал школу, женился, завел пятерых детей. Он, кажется, был немецким шпионом, но могу ошибаться).

Мой железный дед родил троих детей. Рисовал. Сочинял музыку, был членом союза композиторов. Стал крупным ученым. Создал теорию флаттера, которая позволила конструировать безопасные самолеты. Он много лет учил студентов в Московском университете. По его книгам и сейчас учат в университетах. Дожил он до середины нулевых. Слава богу не дожил до портретов Сталина поперек фасадов.

Замнаркома

Отец моей матери. Иосиф Израилевич Гольденблат. Он родился раньше, еще в 1907-м. Его отец, оставшийся на фотографиях с пышными усами, как французский дворянин, действительно был потомком французских евреев-банкиров, гордо носивших приставку Де к фамилии с еще латинским корнем. Пращур приехал в молодую Одессу «руководить филиалом», остался, родил сына и умер от холеры. Мальчика взяла на воспитание семья немецких евреев, отсюда – Гольденблат. Но ни прадед, ни дед банкирами не были. Мой дед в 10 лет стоял рядом со своим отцом у двери их квартиры на Жуковского, держал топор в руке и ждал, когда пьяные матросы и лабазники ворвутся к ним во время очередного еврейского погрома, во время очередной смены власти. «Ты все равно умрешь, но должен убить хоть кого-то», – вот такое напутствие отца. Пронесло – сколько было погромов, не ворвались ни разу. Может потому, что Израиль был учителем, а учителей и врачей уважали?”

Для прочтения всего материала, кликнуть на приведенный выше текст.

День Победы. Рейдерский захват

Считанные дни до 9 мая. В моем телефоне три предложения от банков сделать вклад или взять кредитную карту в честь Дня Победы. Одно – от фитнес клуба – тоже карта в честь. Пять от магазинов одежды, обуви, косметики – все предлагают что-то купить со скидкой в честь все того же. Захожу в книжный магазин – вздрагиваю: вокруг люди в гимнастерках и пилотках. Захожу в поезд – уже не вздрагиваю: у проводников прицеплены на груди типаордена, из пластика или картона.

С каждой витрины…

Из каждого утюга…

В общем, приходится констатировать, что с Днем Победы случилосьнеладное. Власть сделала из него бренд, она стремится всеми способами неразрывно связать себя в глазах населения с великой Победой, поскольку своих-то негусто, если не считать отжатого Крыма. Натягивает его на себя, как фальшивые гимнастерки с фальшивыми орденами, стремится слиться с ним, поблестеть его отраженным светом, конвертируя подвиги и жертвы предков в мелкий пропагандистский профит. И само по себе это было бы ладно, в конце концов на любом великом событии много кто паразитирует, с Победой это уже в свое время проделывал дорогой Леонид Ильич. Но, увы, при этом происходит и обратный процесс – сам праздник со слезами на глазах «заляпывается» их сальными пальцами.

Все визитные карточки сегодняшней российской действительности явлены в нынешнем «деньпобедном» разгуле, как на подбор.

Пошлость. Всепроникающая, не знающая никаких границ. Торты с марципановыми партизанами, голые студенты, раскрасившие тела в военные сюжеты, «Ночные волки» с косметичками, тапочки из георгиевских лент – весь этот трэш и угар, о котором, надо отдать должное, и помыслить невозможно было в советские времена. Победа была тогда пропагандистским материалом, но материалом для тапочек – нет, не была. И вещал про нее что-то пропагандистское безукоризненный Игорь Кириллов с мхатовской речью, а не, прости Господи, Залдостанов.

Невежество и халтура. Плакаты, листовки и лозунги с нереальным количеством исторических ошибок, не говоря уже об орфографических. Все тяп-ляп, все левой ногой. Лишь бы отвязаться, лишь бы скорей попилить бюджетную монетку, выделенную на «оформление к празднику». Зачем перечитывать подписи под упертыми из архивов фотографиями? И так сойдет. Идейно близких за это не посадят, и даже деньги вернуть не заставят, достаточно будет быстренько убрать и скороговоркой извиниться.

Цинизм. То ветеранам скидку на кремацию предложат. То какие-то попсовые песнопевцы ордена нацепят и прессе позируют. Ачотакова?

Кафкианский сюр. Ищут солдатиков-фрицев. Допрашивают продавцов. Сажают девчонок за танец на поляне неподалеку от мемориала. Штрафуют за размещение архивных фото – там, мол, на флаге свастика. Надо же, не ромашка.

Истерическое требование лояльности. Несчастные второклашки, которых ругают за забытую георгиевскую ленточку. Принудительные мероприятия. Даже на почту ИРСУ пришло: обеспечить явку приемных родителей на праздничный концерт (Как, интересно, они себе это представляют?)

Бренд положено защищать – и его защищают. Победу защищают от «ложных» – то есть неудобных для брендодержателя – интерпретаций аж с помощью Уголовного кодекса. В результате на сегодня фактически уничтожена сама возможность анализа, исследований этой трагической и важной темы. Поди-ка скажи, поди-ка напиши. Не угадаешь, что именно вдруг окажется «противоречащим решениям Нюрнбергского трибунала».

Бренд монетизируют по-разному. Купоны могут быть не обязательно в виде прямого пиления бюджета. Можно использовать возможность выслужиться. Придумать что-то этакое (см. пункты про пошлость, невежество и цинизм). Уличить кого-то в недостаточном благоговении. Вовремя снять. Вовремя спеть.

Ну, а самые массовые купоны – моральные. Навязал ленточку, наклеил наклейку – и ты уже как бы тоже герой и победитель.

К сожалению, все это означает, что процесс осмысления исторического опыта нашего народа, одной из самых трагичных и судьбоносных страниц его истории, опять прерван и искажен. Уже в третий раз.

Первый был сразу после войны, когда память была почти табуирована Сталиным, панически боявшемся, что вернувшиеся с фронта наведут резкость, кто погибал за Родину, а кто людей как пушечное мясо расходовал.

Второй – при Брежневе, когда появился весь этот пафос и хрестоматийный глянец, когда цензурировались стихи и книги, чтобы было «попобеднее».

Я помню спецкурс по современной советской поэзии, на котором Лидия Иосифовна Левина дала нам прочесть два стихотворения: «Реквием» Рождественского и Винокурова, про Сережку с Малой Бронной и Витьку с Моховой (в авторской редакции, без последней строфы). И просто спросила, в чем разница. А разница очень бросалась в глаза.

У Рождественского были и другие стихи, живые. Но вот это было мертвое. Врущее, что они, конечно, погибли, но ничего, мы, мол¸ за них доживем, достроим и допоем. И будем помнить, сквозь года, тра-та-та, и все в этом духе. Отрывок из него читали во время Минуты молчания, и там оно как-то иначе звучало, в сочетании с траурной музыкой и вечным огнем. А вот на бумаге выглядело искусственно-пафосным. Мертвое стихотворение про то, что погибшие на самом деле живы.

А стихи Винокурова были тихими, теплыми и от них было больно. Потому что им не встать. Потому что матери не спят одни в пустой квартире. Потому что молодая жизнь оборвалась – ее не вернуть, не заменить, не прожить за них никому. Живые стихи про то, что умершие на самом деле умерли и эта боль никуда не денется.

А потом Левина рассказала, что автора заставили приписать строфу. «И помнит мир спасенный, мир вечный, мир живой…». Тошнотворно фальшивую, наспех сляпанную. А без нее не печатали.

Вот таким был второй раз.

А теперь, значит, третий.

И теперь, кроме пошлости и цинизма, он стал отягощен подлостью. Леониду Ильичу не приходило в голову отжимать под лозунгами победы над фашизмом территории у соседей – у тех самых соседей, с кем вместе сражались и умирали.

Мало того, что российская власть фактически отжала победу у всех остальных сражавшихся с фашизмом стран – теперь уже Украина и Грузия «сами фашисты», а всем прочим полагается лишь приехать постоять рядом с Путиным на трибуне. Победа и память о войне отжимается у части россиян – у тех, кто не готов ради подвига предков принять и поддержать сегодняшнюю подлость. Мы видим в истории с «Новороссией», как намеренно идет увязка символов той войны и нынешнего беспредела: украинские города захватывались под «Священную войну» и с георгиевскими ленточками, наши СМИ настойчиво врали, что Украина отменяет День Победы, что там теперь правят бандеровцы, воевавшие за Гитлера. Нам навязывается противопоставление: либо ты против фашизма и чтишь жертвенный подвиг дедов, и тогда ты должен поддерживать всю имперскую подлость по отношению к соседям, либо ты против нее – но тогда ты сам пособник фашистов и Победа для тебя чужая.

К сожалению, эта игра была принята – многие авторы «с другой стороны» начали отвечать на нее обесцениванием Победы, они словно сами согласны, что георгиевские ленточки на ура-патриотах отменяют все, что было, что теперь это не наш праздник, что он «не такой», «фальшивый», «испорченный».

Несколько лет назад я писала, что нет ничего страшного в том, что молодежь не смотрит сегодня военных фильмов, не хочет «грузиться», что великое событие Победы становится историей, как становятся в конце концов историей все войны и все победы. И что дедам, которые воевали, наверное, было бы приятно, что их внуки и правнуки в прекрасный майский день просто гуляют в парках, носятся на великах, едят мороженое и танцуют на полянах. За то и воевали, вроде.

Но с тех пор кое-что изменилось. Молодежь по прежнему не читала «Сотникова» и не смотрела «А зори здесь тихие» (даже новый глянцевый вариант вряд ли посмотрит). Но теперь ей показали, более того – прямо обучили юзать Победу, не прикладывая никакого душевного труда, «помнить», ничего не зная, «гордиться», не грузясь. Год за годом не решать сегодняшние проблемы и создавать новые, утешая себя величием подвига дедов.

А те молодые, у кого аллергия на пошлость и глупость, начинают уже дистанцироваться от праздника как такового. На самом деле они хотят держаться подальше от следов сальных пальцев. Но получается – от памяти тоже.

По сути, произошел рейдерский захват Дня Победы. Как и многое другое, входящее в национальное достояние, он был присвоен определенной группой людей и используется ею в своих интересах для извлечения прямой и непрямой выгоды.

Все это очень горько, ведь День Победы долгие годы был единственным нашим национальным праздником, который объединял всех: и левых и правых, консерваторов и жаждущих перемен, и государственников, и либералов. Он был нашим общим. Мы могли разное думать про Сталина и про Катынь, про роль союзников и про тактику Жукова, но сам по себе День Победы был – один на всех. Минута молчания – одна на всех, песни, фильмы, память. День национальной гордости и национальной трагедии. А теперь одни отрицают гордость, а другие – трагедию, одни обесценивают победу, другие ее монетизируют.

Очень хочется верить, что все это временно, что подлая шелуха слетит, сальные следы ототрутся и процесс осознания и принятия в национальную память того, чем была для страны эта война и эта победа – восстановится. Принятие всего целиком, всего великого, всего ужасного, всего трогательного, всего постыдного – без пропусков.

А пока давайте не подыгрывать рейдерам. Ленточки ленточками. а Победа – Победой.

С праздником всех!

ЛЮДМИЛА ПЕТРАНОВСКАЯ  07 МАЯ, 21:05  Спектр

Ниже подборка материалов из фейсбука ко Дню Победы.
Алексей Фридман разместил фото и информацию:
Захар_Фридман Абрам_Фридман Николай_Зайчик Петр_Козлов
Фридман Захар Львович (1945) http://iremember.ru/mem…/razvedchiki/fridman-zakhar-lvovich/
Фридман Абрам Львович (1945)
Зайчик Николай Семенович (1945)
Козлов Петр Васильевич (1980)
Зинаида Майзелис:

Мои тети – вдовы войны.

Эйдлина Хана Семеновна (1898-1968)

Chana_Eidlina

Муж – Эйдлин Залман Менделевич умер в блокаду.
Хана Семеновна вместе с дочерью Марией всю блокаду прожила в Ленинграде,работала на Балтийском заводе. Дочь Мария стала работать на военном заводе с 15 лет.

Якобсон Стера Соломоновна (1901-1976)

Stera_Yakobson

Муж – Майзелис Моисей Семенович умер в блокаду.
Стера Соломоновна – подполковник медицинской службы, всю войну работала в ленинградском госпитале. Воспитала сына.

Майзелис Вера Осиповна (1906-1990)

Vera_Mayzelis

Муж – Майзелис Иосиф Семенович, боец ополчения, пропал без вести в 1941.
Работала экономистом. Воспитала дочь.

Майзелис Тамара Ефимовна (1914-2005)

Tamara_Mayzelis

Муж – Майзелис Бенциан Семенович попал без вести в районе Стрельны в 1942.
Тамара Ефимовна в 1942 году , в возрасте 28 лет, была назначена директором детского дома. Вывезла детский дом в Ярославскую область. После войны каждый год организовывала встречи бывших воспитанников (эти проводятся до сих пор 9 мая, в прошлом году пришел один человек). Работала учителем немецкого языка. Воспитала дочь и сына.

Проходят годы, я все чаще обращаюсь к их памяти. Как бы сложилась их жизнь, если бы не было войны…

Родной дядя – Майзелис Абрам Семенович. Пропал без вести.

Abram_Maizelis
Родной дядя – Майзелис Иосиф Семенович. Пропал без вести.
Iosif_Maizellis
Родной дядя – Майзелис Бенциан Семенович. Пропал без вести.
Benzian_Maizelis
Двоюродный дядя – Зеликсон Борис Самуилович. Пропал без вести.
Boris_Zelikson


Татьяна Вовк:
Это родной дядя моей мамы, Невельштейн Абрам Давидович. Призывался в Днепре (до войны был простым бухгалтером). Погиб в мясорубке Севастополя в 1942. Считался пропавшим без вести.

Abram_Nevelshtein

Nella Groysman:

Оба дедушки-офицеры, пропавшие без вести в первые дни войны защищая Киев. Мы даже не знаем где их могилы и нет их фотографий в военной форме…Бабушки, оставшиеся вдовами на всю жизнь, под бомбежкой спасавшие своих детей от Бабьего Яра…Папа дошедший до Берлина…вы наши герои! Мы вас помним и благодарим!

Naum Talesnik  Haim and Rachel Averbach

Naum Talesnik                                             Haim and Rachel Averbach

Polina Talesnik   Boris_Talesnik

Polina Talesnik                                                Boris Talesnik

Елена Ошалык с Yulia Oshalik :

Сегодня,когда мы поздравляем друг друга с Днем победы каждый из нас, конечно вспоминает тех , кто в его семье воевал в эти годы на фронтах Великой Отечественной войны. В моей семье это был мой дед Рабинович Рувим Борисович, никогда в жизни не рассказывавший о войне, никогда не смотревший фильмов о войне, его нельзя было уговорить прийти в школу хоть что-то рассказать о войне и вообще глядя на этого мирного человека просто не верилось что он прошел войну с первого дня в звании лейтенанта и закончил войну в 1945 в звании майора, был тяжело ранен в самом конце войны и был инвалидом войны. Пока он был жив мы поздравляли его, а после его смерти мы достаем его награды и он как будто присутствует с нами.

Ruvim_Rabinovich

Gennady Korban:

Оба моих деда воевали. Одного помню, другого – нет. Один умер когда мне было лет 10, второй – в 1972 году. Один дошёл до Берлина, другой в 1945 освободился из концлагеря.
Ребенком я часто гостил у бабушек в Риге, и дед Дима учил играть меня в шахматы. Иногда за партией своим хриплым голосом он мог рассказать какую-то военную историю. Но надо было по-детски выпрашивать.
В советской Риге он крутился, как мог. “Спекулировал” какими-то автозапчастями и еще чем-то. Поэтому дома иногда стоял терпкий запах бананов. Купить их было можно в Москве, отстояв очередь, а в Риге – только “достать по блату”.
Дед Дима расписался на Рейхстаге. Тогда это казалось мне какой-то легендой.
А в Днепре в школьные годы меня растила бабушка Бетя. Она рассказывала про деда Мишу, которого я почти не застал – мне было всего 2 года, когда его не стало.
В 1942 году в составе 2-й ударной армии генерала Власова он попал в плен к оккупантам. Пробыв в концлагере три года, спасся чудом. В детстве, в детском доме в Узбекистане он выучил узбекский. Мусульмане, если кто не знает, тоже обрезаны – как и евреи. Короче говоря, деда “закосил” под узбека.
В 45 из концлагеря их спасли американцы. Бабушка говорила, что в этот момент он весил 32 кг. Не знаю, как такое возможно.
После освобождения он прошёл проверку – нашлись порядочные люди, которые подтвердили, что предателем он не был. Правда, евреи в той войне предателями не могли быть в принципе – немцы их сразу расстреливали.
Поэтому в сталинском лагере дед Миша отсидел всего четыре года – просто за плен.
Бабушка Бетя рассказывала, что он сильно меня любил. Когда-нибудь и у меня будут внуки, и мне тоже будет что им рассказать: и о войне, и об оккупантах, о предательстве и пленных, о героизме всех украинцев.
В общем, спасибо моим дедам – Диме и Мише. Они выжили – я родился.
Они победили – и мы победим.

Светлана Эпштейн:

Дед Эпштейн Иосиф Янкелевич. Капитан. Командовал штрафбатом. Убит в 36 лет в Украине. Похоронен в братской могиле под Лисичанском на хуторе Приволье.

Iosif_Epshtein

Инна Радаева:

“Праздник со слезами на глазах…” День Победы! Низкий поклон всем, кто ценой жизни, здоровья, в условиях нечеловеческих испытаний,- выстояли и победили. Герои нашей семьи, Чернышева Зинаида Семеновна, Андреев Анатолий Евгеньевич, Казак Максим Андреевич, Шаметкин Михаил Семенович – любим, помним, гордимся!

Anat_AndreevMaksim_Kazak

Андреев Анатолий Евгеньевич, дедушка мужа.    Казак Максим Андреевич, мой дедушка по папе.

Mich_Shametkin      Zin_Chernishova

Шаметкин Михаил Семенович,  мой дедушка по маме.                                                                 Чернышева Зинаида Семеновна, бабушка мужа.

Darina Privalko:

Это военный билет моего дедушки Зямы. Пятно внизу – не кола и не кетчуп. Дедушка был ранен, но вернулся на фронт и прошел всю войну, своим примером бросая вызов стереотипу о евреях, “тыловых крысах “. Хотя я уверена, что дедушка в те дни думал о мнениях обывателей, а просто делал все возможное, чтобы защитить Родину и свою семью. Всех не удалось. Как у многих киевских евреев, и у меня есть родные, чей путь прервался в Бабьем Яру. Но дедушка Зяма и бабушка Зина (Зельда) выжили! Это они до и после войны. Мои тети Неля и Ната родились в 1937 и 1938, а мама – в дни послевоенной разрухи, в 1947. Если бы они решили “остановиться” на тете Неле и тете Нате , то не было бы ни меня, ни моей сестры Машки, ни наших с ней чудных Игорехи и Даника! Как здорово, что в самые страшные дни люди не боялись влюбляться и давать новую жизнь. А может боялись – но все равно давали нам, внукам и правнукам, шанс жить – и верили, что мы будем жить в мире. Make Love Not War.

Darina_Privalko_1

Darina_Privalko_2

Darina_Privalko_3

Наталья Решетина:

Мой дед Лев Яков Львович прошел всю войну, командовал танковыми войсками, был дважды ранен.

Natalya_Reshetina

 

Татьяна Максимкина: Мой дед долго рвался на фронт, его не пускали – нужен был в тылу. Наконец-то вырвался в 44-м, и чуть ли не в первом бою погиб. И это его и многих других победа: и тех кто погиб, и тех кто выжил, и тех кто как то выживал или не выживал в тылу, в оккупации, в окружении, в блокаде, в лагерях с разных сторон, но никак не тех, кто уже сегодня будет стоять на трибуне на Красной площади, а до этого решать кто может из ветеранов попасть на эту самую площадь, а кто – нет.

Isabella Buniyatova: У меня тоже погиб дядя с материнской стороны. После оккупации (когда война началась ему было 14) его взяли в штрафбат, и он погиб в Румынии. Родители ушли на фронт добровольцами, там и познакомились.

Зинаида Данилова: мой дед не воевал…
Год рождения 1897 Ратин Абрам Матвеевич Национальность еврей, Уроженец местечка Хомск Гродненской губ.
Место проживания г. Москва, ул. Старое Коптево, д.29, корп.2, кв.4 Абрам Матвеевич Ратин

Образование высшее
Партийность член ВКП(б)
Род занятий заместитель начальника
Арестован 28 апреля 1938 года
Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР
По обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации
Приговорен к расстрелу 16 сентября 1938 года
Приговор приведен
в исполнение 16 сентября 1938 года
Реабилитирован 28 сентября 1957 года, определением Военной коллегии Верховного суда СССР
Место захоронения Бутово-Коммунарка
Место хранения дела Центральный архив ФСБ России

Avigdor Frenklakh:

Родной брат моей матери, его звали Фая Пекаровский, был очень любознательный он много читал. От него эта любовь перешла к сестре, а потом и мне досталась по наследству. Он попал на фронт в первый год войны. И не вернулся. Через много лет после войны в дом к моему деду пришел однополчанин и рассказал, что во время атаки Фая встретил земляка и они остановились на минуту. В это время подошел заградотряд НКВД и без слов его расстреляли. Мой дедушка Абрам Пекаровский, когда узнал это всю ночь сидел возле окна и курил. Моя мама решилась рассказать мне эту историю только сегодня.

Avigdor_Frenklakh_1 Avigdor_Frenklakh_2 Avigdor_Frenklakh_3

Sergey Auslender:

Знаете, кто на фото? Это братья Салливан. Джозеф, Фрэнсис, Альберт, Мэдисон и Джордж. Их было пятеро, все вместе служили в экипаже зенитного крейсера “Джуно” и все пятеро погибли, когда корабль потопили японцы в битве при острове Саво. Их родители узнали о гибели сыновей лишь спустя год. Эта история вдохновила создателей фильма “Спасение рядового Райана”. Вот такую цену заплатила семья Салливан во Второй мировой войне. И еще миллионы других семей из Новой Зеландии и Австралии, Америки и Британии и множества других стран, которые вместе с нашими солдатами воевали с общим врагом. Они не отсиделись, как модно ныне говорить, за спинами русских. Те, кто погиб на Тихом океане, кто форсировал Иравади, опрокинул самураев в болотах Кокоды, карабкался по отвесным скалам Нормандии, дрался под Бастонью, горел в танке под Эль-Аламейном, отбивал атаки японской пехоты на Гендерсон-Филд, вел караваны ленд-лиза, кто каждый день вместе с нами приближал победу. Общую, одну на всех и помнить надо тоже всех.

А я сегодня выпью за Давида Нафтуловича и Александра Иосифовича. Своих двоюродных дедов, сгинувших в том страшном лихолетье. Я даже не знаю где и как они погибли. Но помнить буду всегда.

bratya_Sallivan

Оксана Репина:

45(46)й год. Урал. Моя бабуля (светлая ей память), торгует на станционном базарчике, (двоих деток как то нужно было прокормить, маму и её младшего братика.Третий ребёнок умер ещё в начале войны. Дед мой (26 лет!) пропал без вести в первые дни войны. А мама моя каждый день после школы проводила на ж/д станции, папу ждала. А эшелоны шли с пленными. А моя еврейская мама, светловолосая, с голубыми глазами. Из вагона её увидел немец, стал рыдать, объяснял на пальцах сколько у него kinder (4,5), мама уже не помнит. Он подарил маме салфетку,вышитую его дочкой. Мама побежала к бабуле на базарчик. Бабуля расплакалась, завернула в тряпицу кусок хлеба,сказала: “Иди, покорми фашиста, может твоему отцу тоже кто-то кусок хлеба даст”. Мама так бежала, упала, разбила в кровь колени. А эшелон ушёл. А дедулю моего 26 лет нашла в Книге памяти.

Oksana_Repina

Борис Яновер:

Мой дед Коган Борис Самойлович погиб в сентябре 1941 во время обороны Киева. Мой дед Яновер Давид Захарович прошел всю войну. Помним и гордимся! Спасибо дедам за Победу!

Борис_Яновер_1 Борис_Яновер_2 Борис_Яновер_7 Борис_Яновер_3 Борис_Яновер_4 Борис_Яновер_5 Борис_Яновер_6

Topaller Journal:

Ровно год назад я поставил этот текст. Мне нечего добавить. Разве только то, что нынешняя уголовная власть России умудрилась испакостить и этот святой праздник. Достаточно посмотреть на всю эту самодовольную сволочь, обвесившуюся неизвестно откуда взявшимися цацками. Помните старый анекдот? Встречаются две собаки.
– Ну, как ты?
– Да вот, от хозяина ушла.
– А что так?
– Когда он меня забывая кормить – я терпела, когда он меня забывал выгуливать, я терпела. Но когда он, падла, на День Победы надел мои медали — не выдержала…
Хорошо хоть у лидеров большинства стран хватило совести не приезжать в Москву на этот мерзкий шабаш. И шпана, находящаяся у власти и поставившая праздник себе на службу, превратившая его в помпезную дешевку, отметила этот день с вьетнамцами, монголами и африканцами, а не с англичанами и американцами, без которых (как бы ни лгали!) победа была бы попросту невозможной…

Вокруг Второй мировой войны, как и вокруг всех исторических событий наворочена масса вранья, дурацких лозунгов и заклинаний. Мы знаем о преступном сговоре Сталина и Гитлера, знаем о секретных договоренностях между двумя фашисткими государствами, знаем о миллионах напрасных жертв, знаем о предательстве и подлости, знаем о СМЕРШе, знаем о заградотрядах, которые расстреливали своих, знаем об особистах – советских гестаповцах, знаем о русских концлагерях, в которые прямиком отправлялись солдаты, освобожденные из немецких концлагерей. Нагромождение грязи, крови, лжи… Но все это не имеет никакого отношения к людям, прошедшим адовую мясорубку войны. Людям, для которых война навсегда останется главным событием жизни, точкой отсчета… Их становится все меньше среди нас. Время безжалостно.
Я не сентиментальный человек, но когда я вижу на улицах Москвы, Тель-Авива, Нью-Йорка, наших ветеранов с медалями и орденами на груди (настоящих, а не ряженную сволочь), то испытываю особое чувство. Чувство, возникающее всегда в финале блестящего смирновского фильма «Белорусский вокзал» – хроникальные кадры возвращения победителей и звуки марша Окуджавы и Шнитке…
Наши старики совершили подвиг. В жутких, неимоверных, невозможных условиях. Это они, а не сталинская банда, сломали хребет нацистам. Сломали не благодаря советской власти, а вопреки ей. И это был не просто подвиг, это было чудо, как был чудом разгром фашистов на окраинах Москвы. О войне написано много отличных книг, стихов, сняты прекрасные картины. Но эта страшная война все дальше и дальше уходит от нас, а для наших детей, которые ощущают себя американцами, канадцами, израильтянами, она вообще что-то абстрактное, скучно-далеко-историческое. А их деды и прадеды надевают сегодня ордена, привезенные с собой гимнастерки, перебирают фотографии, на которых они такие молодые…
Низкий вам поклон от всех нас. За то, что победили, за то, что всю жизнь вкалывали как сумасшедшие, за то, что у вас хватило мужества уехать из России вместе с вашими детьми и внуками, а ведь вам это было несравненно труднее. Спасибо, что сегодня помогаете нам, терпеливо сносите нашу невнимательность, раздражение, равнодушие. Вы нас простите. Мы знаем, что очень многим обязаны вам, знаем, что если бы не вы, не довелось бы нам на днях отмечать еще один святой праздник – День независимости Израиля. Мы вас очень любим. С праздником Победы вас, наши дорогие! Низкий вам поклон и вечная благодарность. И, как сказали бы в Одессе, будьте нам здоровы!

Андрей Плесанов:

Мой отец Михаил Никанорович Плесанов. Прошел Финскую, Отечественную и Японскую.

Andrey_Plesanov_1 Andrey_Plesanov_2 Andrey_Plesanov_3 Andrey_Plesanov_4 Andrey_Plesanov_5

 Бачо Корчилава:

Мой дед, Абесалом Давидович Корчилава. На фото он в середине. С 1941 по 1945 танкист. Всего лишь капитан. Он очень любил 9 мая, и свою Родину – Грузию. За время войны он получил 16 ранений. Принимал участие в Сталинградской битве, в операции по форсированию Днепра, брал Берлин. Имел огромное количество орденов и медалей, но страшно не любил их надевать… Никогда не любил рассказывать, всегда говорил – было очень страшно, но опозорится было страшнее… После войны его оценили, назначили генеральным директором Ленинградского завода шампанских вин… Моя мама и моя тетя родились в Ленинграде. Однако в начале 60 дед не выдержал и перебрался назад в Грузию, в Сухуми. Когда я спрашивал почему, дед отвечал – тут люди лучше, Родина она такая, всегда тянет тебя… Он нас и научил всех в семье, быть принципиальными во всем. Часто говорил – если бы я мог быть подонком, был бы генералом, но меня и так все устраивает, потому что я не боюсь если мне ночью постучат в двери, это могут быть только гости…
В общем Победа большая, далеко не Путина, или России, она вот таких принципиальных дедов…

Abesalom_Korchilava

Аркадий Монастырский:

Мой отец – Монастырский Илья Исаевич – инвалид Великой Отечественной
войны , участник обороны Киева, участник сражения на Курской Дуге.
Воевал с 1941 по 1943 год в составе 17 Армии. Это единственная фото –
графия с времен войны. Папа на фотографии справа – осуществляет ремонт
самолета Лавочкин-1. В 1943 году под Курсом был тяжело ранен и после
лечения в госпитале был отправлен в запас состава Советской Армии.
В январе 1944 года вернулся в освобожденный Киев . Отец был награжден Орденом Отечественной Войны 1 степени, медалями и почетными
знаками. Всегда помним и гордимся нашим отцом и дедом!

Илья_Монастырский

А это на параде в Минске. 11-ти летний Коленька также был в форме главнокомандующего с колорадскими ленточками.

Luka_parad_vMiske

 

Luka_parad_vMiske1

Игорь Эйдман:

Религия халявщиков и мародеров

Культ победы в Великой Отечественной войне (ВОВ) давно начал приобретать характер новой религии. Его наиболее фанатичные приверженцы напоминают исламистов, по аналогии с которыми их можно назвать “ВОВистами” или “ВОВанами”. Основная догма ВОВизма: “Мы спасли весь мир: и подлых евреев, и тупых америкосов, и коварных англичан, и хитрозадых хохлов (хотя, вообще-то, всех их гадов лучше было бы и не спасать). А теперь нам все должны. Те, кто в этом сомневается — неблагодарные фашисты”.

ВОВаны даже не задумываются о том; что самого государства, которое победило в ВОВ (СССР) давно нет, а современные россияне в подавляющем большинстве никакого отношения к событиям семидесятилетней давности вообще не имеют.

Вообще культ ВОВ – религия халявщиков, примазывающихся к чужим победам. Типичный ВОВан напоминает внучка-захребетника, шикующего перед дружками на пенсию деда и ощущающего при этом себя крутым и богатым.

Приверженцы религии ВОВ поступают по отношению к реальным ветеранам войны как мародеры, обворовывающие погибших на поле брани. ВОВаны присваивают себе эмоциональной удовлетворение от чужих подвигов, за которые другие заплатили жизнями. Деды воевали и погибали. А внуки их обобрали: присвоили себе чужую славу и рады по уши.

Религия победы в ВОВ постепенно приобретает характер навязываемого обществу тоталитарного культа, ставшего важной частью формирующейся шовинистической государственной идеологии. Вся эта ВОВ-истерия — свидетельство того, что государство в России становится все более идеологизированным, движется от авторитаризма к тоталитаризму.

Игорь Свинаренко:

Тоска. А может, и скорбь. Такой праздник. Сколько народу убило. Сколько мучилось потом из выживших. Чтоб сбить пафос, дам историю из своей книжки “Донбасс до…”. Не про дедов, один убит под Сталинградом а другой пришел инвалидом – а про дядю Володю.

“ФАРЦА

Мой старший дядя, Владимир Иванович, в свое время был самым знаменитым фарцовщиком шахтерского города Макеевка.
Правда, джинсами и Marlboro ему не довелось поторговать, ему выпала другая масть: в 1942 году он с дружками воровал с немецких складов тушенку, шоколад, сигареты Juno и шнапс, и неплохо на этом зарабатывал. Парень содержал семью – мать, двух братьев и сестру – и еще на развлечения оставалось. Из добычи особенно хорош был шоколад, далеко не все в те годы знали, что это за фрукт такой. Иные его попробовали только благодаря патриотической инициативе моего дяди.

Жизнь, короче, вполне удавалась. Но как-то при облаве на базаре немцы взяли одного хлопца из Володькиной команды с поличными, во время осуществления незаконной бартерной сделки: он менял казенное имущество Вермахта на хлеб! Куча статей. Пойманного связали и повезли на машине по городу, он должен был показать, где живут сообщники, ну, и показал, хотя, теоретически, мог бы пожертвовать собой заради братвы.
Группа захвата приехала в наш старый фамильный дом на Капитальной, но Володьку дома не застали. Он был уже в курсе и спрятался у соседей через две улицы, – так что вместо него забрали бабку Марью, его мать. Дело шилось серьезное: ее муж, который после пришелся мне дедом, был партийный и в то время геройски воевал и пух от голода под Питером. А пацаны усугубили свою вину тем, что по дурости вышли за рамки обычного ларькового ассортимента и унесли со склада винтовку, – а это, сами понимаете, уже другая статья. Хрен с ним, с шоколадом, но оружие задержанная не могла сдать правоохранительным органам, она ж не знала, что пацаны замотали ствол в тряпки и спрятали в подвале школы, в углу, под кучей золы.
– Плохи твои дела, старая ведьма, – сказал переводчик. – Чувствую, шлепнут тебя. Ну, так сама виновата.
Бабка все поняла и сделала последнюю попытку, после всех рыданий и вырывания волос, и причитаний, она хлопнула себя по лбу, вспомнила самое главное – воскликнула:
– Та вiн же не мiй син! Це ж не мiй син!
– Що ти брешеш!
– Тю, коли це я брехала? Нехай он люди скажуть.

Привели людей, то бишь соседей, те стали сотрудничать с фашистами и охотно дали показания: Марьин Иван точно воюет, в Красной Армии, но он зато не жид, не москаль и не комиссар, а рядовой, даром что партийный. А Володька – сын Ивана от первой жены, давно покойной, да не сам ли он ее, кстати, и грохнул? Парень горячий, ему под руку лучше не попадаться…
Короче получился красивый такой happy end: кровавые немецко-фашистские захватчики выпустили многодетную мать под подписку, Володька сбежал в Мелитополь, немцев из Макеевки выгнали, дед вернулся из госпиталя, пусть инвалид, главное живой. И Володька тоже вернулся из бегов целый и невредимый. Его уже обыскались военкоматовские, думали, косит от армии – но быстро разобрались и вместо лагеря отправили парня в учебку. И это было счастьем: кого призвали сразу после освобождения города, тех кинули в ополчение, на передовую, и скоро все эти «серые пиджаки», как их называли, поименно были упомянуты в похоронках. Володька отправлялся в армию в состоянии некоторой депрессии. Когда соседи стали ему рассказывать подробности про арест мачехи, он удивился: какой такой мачехи? А ты что, большой мальчик и не знал? Он пошел к Марье, та призналась, винилась, что как-то все недосуг было рассказать, тем более, что история с гибелью родной матери была так не очень ясная…

Он даже плакал и попрекал мать… Володька так и продолжил ее называть, и все так же на «вы», как у них было заведено, и после слал ей треугольниками максимально теплые письма, которые только мог сочинить. Но до самой смерти попрекал ее, непонятно в шутку ли, тем, что она от него оказалась:
– Я ж не твiй син, – и дальше продолжал по-русски:
– Ты, получилось, меня предала.
– А что мне оставалось делать? У меня ж было еще трое детей. А если б меня расстреляли? Что б с ним было? А так, он глянь, я просто спасла Колю (это, кстати, мой отец) и Леню, и Раю…
По-русски она говорила, только когда что-то было не так, ну, казенные какие-то беседы, с чужими; а когда свои, то зачем же по-русски с ними? Зачем людей обижать? (С переводчиком в гестапо она заговорила под конец по-украински просто от нервов, забывшись и потеряв над собой контроль, как радистка Кэт). Разговоры с Володькой про то, что она от него отказалась, были как бы продолжением дачи показаний, шла вроде та же тема отношений с правоохранительными органами, которые все – фашистские, коммунистические или белогвардейские – были, что так, что этак, репрессивными. Белых она тоже замечательно помнила, на ее девичьих глазах казаки пороли нагайками так называемых красножопых, аж шкура слезала со спин и с этих самых жоп. А насчет НКВД она иногда подумывала, что вряд ли б ее отпустили так легко за детскую кражу шоколада, – не говоря уж про винтовку.

Кстати, история с фарцой немцам пошла на пользу, они сделали выводы, приняли меры, подтянули дисциплинку. Часовые после того случая уж не бросали склад на произвол судьбы, а то, бывало, пили чай в караулке по 15 минут кряду. Улучшилось и снабжение бойцов Вермахта бахчевыми культурами: то все военные арбузы разворовывались, а как поставили по краям поля виселицы – неважно, что пустые – воровство прекратилось. А то немцы поначалу расслабились как-то…

Воевал Володька в артиллерии. Что у них там было и как, Бог весть. Остались какие-то его письма того времени, но чего там тогда можно было написать? Так, только изредка попадались бессмертные строки:

«…Мама ты пишеш Леня спрашивает с какой я пушки стреляю, пушка моя не очень завидная, противотанковое орудие 57 мм. Папа должен знать, что это за орудие, вчерашний день отбивали контратаку пехоты противника.
Мама час победы близок, так что, в скором времени, ждите нас победителями домой. Иду на выполнение боевого задания».

Леня – это самый меньший брат, про которого уже была речь.
Или так.

«…я дал клятву что в 1945 г. буду бить фрицев еще крепче. Сейчас пока стоим в обороне открыт счет мести фрицам. 2/1-45 г. я убил одного фрица и сегодня одного, в общем на моем счету уже есть два гада, 1945 год только начался.
Мама сегодня получил письмо из Мелитополя от своей любимой Надички, она пишет, что написала тебе письмо но ответа от вас еще не получила. Мама если получила письмо то прошу дай не плохой ответ вообще имейте с моей дорогушей переписку. Очень хорошая девушка, это учти не та которая есть на фото, то была временная жена которая кормила меня в тяжелое для меня время. А Надежда Шматко учится в гор. Мелитополе на курсах инженеров-механиков, и она меня несколько раз выручала из крутого положения в то время.
Привет всем родным и знакомым. Примите привет от моих друзей. Письмо писал в 2 ч ночи. С тем до свиданья. Ваш сын Вовка. Жду ответа».

Это было новогоднее поздравление, 1944-1945…
А вот апрель 45-го.

«Привет из Курляндии.
Здравствуйте дорогие родители. Шлю вам свой горячий боевой привет и крепко жму ваши руки.
…я хочу написать вам немного об жизни латышей которые живут в этой местности.
Живут они очень хорошо, имеют свои имения, по несколько штук коров, лошадей, овец десятка по два а то и больше свиней по десятку вообщем всего много.
И вот во время когда штурмуем эти имения бывают случаи что даже хозяева этих имений стреляют с пулеметов по нам. Но уж когда овладеваем хуторами тогда у нас всего вдоволь и выпивка и закуска все есть. Правда фрицы жестоко обороняются но все же все их старания удержать наши войска не под силу, хотя на нашем фронте продвижение маленькое, но пленных и трофеев очень много».

Самое замечательное в этом правдивом простодушном письме это штамп:
«Просмотрено военной цензурой 08981».
Вот уж точно просмотрено, все всех смыслах…
Действительно, что ж бойцам, уже не выпить и не закусить? Тем более, что Володькин командир допускал факты вопиющей дедовщины: забирал у молодых бойцов наркомовские и все выпивал лично… (Это уже из поздних устных рассказов).
А там и война кончилась, – но молодежь долго еще дослуживала. Письма шли уже не с войны, а из тыловой части, которая жила вполне себе беззаботной жизнью:

«…погода неблагоприятная, целый день идет дождь, вообще уже последние дни августа месяца пошли дожди, ночи стали холодные, раздетый не пойдешь к латышке».

С войны и от латышек Володька пришел сержантом и орденоносцем.
– А за что у тебя Орден Славы 3 степени? – спрашивали его, ожидая пафосных рассказов про подвиги и героизм.
– Да так… Наш взвод отстал от полка, а тут немцы, ну мы и стали отстреливаться, у нас была пушка. Хватились взвода, когда вспомнили, что у нас полковое знамя. Послали за нами роту, та отбила нас. Всем дали по ордену, ну, и мне тоже… Так получилось.
Еще у него был Орден Красного знамени, связь которого с фактами героизма он тоже отрицал. И медаль «За оборону Ленинграда», про которую он после говорил детям:
– В любой Ленинградский вуз устрою, я как участник обороны города имею льготы!
В Латвии тоже полно вузов, но их он сыновьям не рекомендовал…

Уйдя на дембель, Володька быстро женился – но не на одной из своих подруг, каким писал из армии, а на серьезной девушке Тане из планового отдела шахты «Капитальная». Она, несмотря на всеобщую нищету, очень тщательно подбирала гардероб и как-то так его дизайнировала, что выглядела просто дамой, к тому ж она медленно поворачивала голову, когда ее окликали, и смолоду требовала, чтоб к ней обращались по имени-отчеству. Володька – тогда непьющий, и ТВ еще не было – завел себе хобби: голубей. Он их целовал, кидал вверх камнем, гонял с шестом, менял на базаре – короче, любил. Полет, свобода, – наверно, дело было в этом, простейшие символы. Молодая жена, само собой, осуждала это детство и пыталась загнать своего геройского мужа в вечерний институт. Он отшучивался, но голуби ж, и правда, веселей.
Однажды Володька вернулся с работы, а голубей нет. Ни одного. Что такое? Оказалось, пришел парень, говорит, к вам, мой голубь вроде залетел, а нельзя ли посмотреть. Да чего тут смотреть, забирай их хоть всех, сказала Татьяна. Он унес с собой два мешка птиц. Ей было смешно смотреть, как они ворковали и трепыхались, связанные. Он был вне себя и странно, что не убил ее.
Может, именно с того вечера жизнь их начала разлаживаться, он полюбил выпивать и завел вполне взрослое, не детское уже хобби: девок.
– Что, тебе опять не нравится? Да тебе просто не угодишь, – говорил он полу в шутку, прикидываясь удивленным.
Но жена таки вынудила его пойти учиться – правда, всего лишь в техникум. Конспекты и курсовые пришлось за него писать самой, «тебе надо, ты и занимайся». Диплом, тем не менее, выписали на него…

Без высшего образования он смог дослужиться только до начальника профкома, что, впрочем, тоже неплохо. Вместо того, чтоб слепнуть в мрачных угольных подземельях и забивать легкие убийственной пылью, он проводил время на свежем воздухе: дружил с подшефным колхозом, отправлял детей в лагеря (пионерские), командовал похоронами убитых на производстве шахтеров, – и еще ж распределял квартиры! Одну из которых превратил в базу отдыха, где руководство дружило с девушками, и все у них получалось здорово, – а раньше нелегальная любовь протекала исключительно в лесопосадках! Какой прогресс…
Что касается личной жизни, то Володьку на шахте называли «Дважды герой». Потому что одна его постоянная подружка – после развода с Татьяной, которой он не простил голубей, а она ему – бл.дей, – была дочка Героя Советского Союза, а у второй – у Людки – папаша был герой Соцтруда. Стало быть, девушки из хороших семей засматривались на него. Старший сын подкалывал старика-отца, беспримерного ходока:
– А мне как, Люду мамой называть?
Мальчик был ее всего на четыре года младше…

Ирония судьбы: человек любил поорать про ненависть и презрение к спекулянтам, хвалил работяг, но как-то получалось, что жил он весело и красиво, и всегда был при делах, там, где делят что-нибудь радостное. А убытки его страшно раздражали. Он не мог забыть про обиду, которую фронтовикам нанесли в оттепель: перестали доплачивать за ордена, а деньги это были серьезные.
– Я орденами, значит, гордился, а теперь это что ж – просто значки? – вопрошал он.
Была, была в нем коммерческая жилка, но он в этом боялся даже себе признаться; ну а что, такое было время и такое воспитание. Но вот эту сметку он своему потомству передал, сам того, вроде, не желая – но хромосомы ж не спрашивают, как им быть. Младший сын в 90-е внезапно прыгнул из инженеров в бизнес, торговал металлом, в долю попросились бандиты, слово за слово, ну и пуля в голову, широко пожить не успел, все нажитое вкладывал в пропащее, как оказалось, дело. Старший сын кончил мореходку, думал – «навезу колониальных товаров и буду гулять!» Так оно и получалось, долго, потом «профессия моряка стала не престижной, а даже позорной», но это уже другая история. Это сыновья; а у внука – МВА, он с головой ушел в инвестиционный банк, растет, катается на лыжах, улучшает жилищные условия, все ж таки гены у парня сильные…

Володька умер в 66 лет, в 1993-м, а про то, что скоро помрет, знал заранее, он был в курсе, отчего высох и как будто стал меньше ростом: рак. По Макеевке всегда ходили разговоры про то, что от терриконов фонит, и все, что вытащено из-под земли, из глубины – то хуже Чернобыля. А дальше, как кому повезет: на одних не действует, у других внутренности гниют, а у третьих стоит так, что аж человеку самому страшно. Дядя, кстати, до самых последних недель дружил с девчонками, которые по старой памяти, помня его профсоюзную борьбу за права трудящихся и широкие банкеты в шахтной столовой, давали старику из уважения.

Дай Бог всякому такого послесловия – да к тому ж ко вполне продолжительной, полезной для страны и, несмотря на это, веселой жизни”.

Игорь Свинаренко:

Как мой дед вернулся с войны домой, после всех госпиталей. Из той же книжки “Донбасс до…”

И про Кирюшку очень зубодробительно, отец на фронте а мать загуляла, пацану больно, он хочет про это написать отцу — а надо ли? У Платонова есть рассказ на ту же ужасающую тему.

“…А потом деда достало из миномета, ударило осколком в ногу, когда шли в атаку, по снегу. На волокуше его притащили в землянку медсанбата, налили спирту – и на стол. Ступня раздроблена, пяточная кость расколота (позже похожее ранение получил на съемках телеведущий Парфенов, когда под ним проломился помост), обе голени переломаны. Два дня дед орал: «Бл…, ё… вашу мать, вперед, за Родину, за Сталина, – за мной!» Дальше его отправили в госпиталь на Селигер. А после в Вышний Волочек, в госпиталь, и там положили в углу на носилках. И говорят:
– Вы не в этот госпиталь попали! Вас в другой надо.
– Да куда ж мне в таком виде в метель?
– Ничего не знаем.
Дед тогда достал пистолет с такой мыслью: «Если что – убью». Добрым словом и пистолетом можно добиться многого! Оставили раненого в госпитале и принялись лечить. С ногой было много мучений, она дико болела, дед умолял ему эту несчастную ногу уж отрезать, раз уж он все равно не боец. Но его не послушали. Может, военврачи боялись уголовки, после всех тех историй с самострелами.
Вот из его записей:
«В первые дни у меня была высокая температура и слабость от большой потери крови. От пищи я отказывался, состояние было угнетенное и безразличное. Думаю – а, все равно! Ноги нет, руки тоже нет (это я так думал тогда), – зачем мне жить? Об этом медсестра доложила главврачу госпиталя. Он подошел ко мне как-то и спросил, почему я ничего не ем. Стал меня убеждать, что для скорейшего выздоровления нужно питаться. Я категорически отказался:
– Зачем и для чего я нужен в таком состоянии? Оставьте меня в покое!
Главврач – участник финской войны, и на груди у него был Орден Красной звезды. Когда я увидел орден, мне стало просто стыдно, что такой заслуженный человек уделяет мне столько внимания.
Он вторично подошел ко мне и спросил:
– Что бы Вы ели? У нас для раненых все есть.
Я сказал, что хочу свежее яблоко красное и меду. Откуда, думаю, они возьмут… Красное яблоко на фронте! Врач ушел, я подумал, что он оставит меня в покое.
Однако через несколько минут он подошел снова с медсестрой, которая несла на тарелке два красивых свежих яблока, мед и две банки – тех, что на спину лепят – красного вина. Уговаривать не стал, а приказал:
– Выпить вино и съесть то, что просили! Я приказываю!
Выпил он вино – и я выпил. И съел яблоко. Медсестре он приказал, чтоб перед едой давали мне по стопке вина или водки.
И вот как утро, надо завтракать – кормили хорошо – стопочку приносят, выпил – хорошо.
А как-то консервированной крови моей группы не оказалось, тогда вызвали донора – молодую девушку-комсомолку, и она согласилась дать мне свою кровью. Я отказывался: зачем ее мучить? Но она категорически настаивала, и мне пришлось согласиться. Она оставила мне свой адрес, но он затерялся потом в переездах, а вспомнить не смог. И не смог еще раз поблагодарить ее письменно за благородный поступок.
Это написал, чтобы знали, какое чуткое внимание было к раненым».
Рана была тяжелая, сложная, его долго мотало по госпиталям, от Селигера до Горького через Подмосковье и Москву, — с декабря 42-го по осень 44-го.
Наконец он выписался и поехал – не домой, хотя немцев из города уже выбили – а на Урал. Дед что-то объяснял про документы, про то, что его оттуда призвали, значит, надо и вернуться, хоть заехать… Но после до самой смерти бабка ему при случае, когда они орали и ругались, высказывала:
– А, не нравится? Так никто не держит! Езжай к своей уралочке!
Больше никакой информации про амуры деда до потомства не дошло.
Короче, отправился он на Урал. И там заехал в село Чебаркуль, где жила семья пулеметчика из его взвода. У деда пытались выспросить, как там сейчас их Кирюшка, но дед его уж года два не видел, с того последнего боя. Сын Кирюшки, подросток, поехал провожать деда на станцию. И там, когда они сидели вдвоем в ожидании поезда, мальчишка горько заплакал.
Ему было очень обидно, что отец сражается на фронте с фашистами, а мать спуталась с шофером, который у них живет на квартире, спит с ним. Пацан хотел про это написать отцу, да бабка запретила: жив останется, придет, пусть сам разбирается. Дед подумал тогда: «Такое дело приходит на баб иногда». А мальчишке сказал:
– Да, верно, не пиши, это правильно бабка сказала. Это тяжело ему будет. Что ж он может сделать? Ничего ж не сделает… А напишешь, настроение какое у человека будет?
Дед посмотрел на эти детские страдания – и в тот самый момент, может, решил вернуться на Украину, к семье. Легко себе представить, что тогда он подумал про своих четверых детей. Как они там жили без него? Чего боялись? Над чем жалобно плакали?
И вот он поездами, на перекладных, с костылями и пересадками, долго-долго ехал и проехал полстраны, и вернулся в родной город. Который стоял почти совсем пустой. По пути дед остановился в парикмахерской, где его умыли и побрили, — чтоб предстать перед своими в приличном виде.
Он вошел в домишко… Тощие его дети, бритые наголо, вши же, сверкали голодными глазами, они были полуголые — из вещей почти ничего не осталось: что можно было, все пошло на менку, на харчи. И в доме была холодина, топить нечем. В углу на кровати больная жена… Она по такому случаю встала. Дед привез с собой две пачки пшенного концентрата, из них сварили похлебку, и дед перепугался, когда увидел, как его дети кинулись на эту кашу. Все это было моментально съедено. Он тогда подумал: «Ребята голодные как собаки». Может, и Урал вспомнил, на котором чуть не остался…
Еще оставались деньги на полевой книжке, и на следующий день он с дочкой Раей, моей будущей теткой, пошел на базар. Буханка хлеба стоила 140 рублей, кило сала — 300. Деду запомнилась милиция, которая всех ловила: и кто покупает, и кто продает. Купили еды, Рая несла покупки домой, а дед тащился за ней на костылях… Вечером он выдал детям хлеба по куску, сала, покрошил цибули. И спать, тогда как попало спали, кто под кроватью, кто где.
Бабка на ночь рассказала ему ужасное: она побывала в гестапо, думала, что все, конец. И дети без нее пропадут. Забрали ее из дома, после того провели обыск. Искали немцы краденое. Старший сын, Володька, воровал с товарищами с немецких складов сигареты, тушенку, шоколад и прочее. Потом товар продавал на базаре знакомый фарцовщик. Немцы его взяли, он испугался, водил их по городу и показывал, где кто живет из этой компании. Володька успел сбежать из города в какую-то деревню под Мелитополем и там жил до ухода немцев.
В гестапо (что там с ней бедной делали?) несчастная сказала, что Володька ей не родной сын, он от первого дедовского брака. Это подтвердилось, ее выпустили. Беглец объявился дома в сентябре 43-го, когда выгнали немцев, и добровольцем ушел на фронт, попал в артиллерию. Вернулся из армии поздно, в 51-м, с орденами. И до самой материной смерти – мачехой он ее не считал – попрекал, что она от него отказалась. Она каждый раз принималась объяснять, что иначе было не спастись, дети б пропали без нее, и он выслушивал ее ответ молча.
Дня через три дед поехал с женой и свояченицей Настей в Днепропетровскую область, в село недалеко от станции Пятихатки — выменять продуктов. Собрали все, что имелось еще из пожитков, и еще отрез ткани, начальник ОРСа дал фронтовику. Еды за это дали так мало, что пришлось отдать еще и бритву; деду было досадно, что он бритву променял, что бриться нечем. А потом он еще гимнастерку снял с себя и белье, остался в бушлате теплом на голое тело.
Они остановились у одной молодой хозяйки. Женщины помогали хозяйке копать огород, а дед сидел в хате и чистил кукурузу, выдирал зерна из кочанов. За этот труд они получили сколько-то картошки, кукурузы и пшеницы. С этим багажом, что наменяли и заработали, на коровах доехали до станции, а там удалось залезть в товарный вагон, им повезло – как раз эшелон порожняка следовал в Донецк. На первый случай семья была обеспечена питанием. Из привезенного зерна они пекли хлеб. Такая терка была, железная, и на ней перемалывали пшеницу два раза, пекли хлеб и несли на базар. Хлеб был нарасхват.
А потом, когда после немцев жизнь наладилась, им дали хлебные карточки. И зажили они…”

Дорога к Яме  АВТОР

Завтра в полдень, как и каждый год на 9 мая, я пойду на Яму. И, как всегда в этот день, там соберутся сотни минчан. Я буду бродить по кромке уходящего в землю конуса и всматриваться в лица. Буду останавливаться, узнавая знакомых, вскрикивать и обниматься: кого-то не видел год, а кого-то десятки лет. Буду с горечью узнавать, кого за минувший год не стало, кто болеет и не смог прийти…

Яма — сердце старого Минска. Здесь 2 марта 1942 года были зверски убиты нацистами пять тысяч минских евреев. Поэтому и собирались в День Победы на краю обрыва, отделяющего жизнь от смерти, в основном евреи. Но с годами их в Минске становилось все меньше, и места на площадке над Черным обелиском стали занимать люди самых разных национальностей. Это был не зов крови, а жажда настоящего.

Яма — настоящая. Она возникла в Минске не по указу начальства, а вопреки ему. И Черный обелиск — настоящий. Его защищали — и защитили! — от советской власти минчане. И день Победы не как повод поиграть мускулами, а как возможность вспомнить о погибших и поблагодарить тех, кто не жалел своей жизни, защищая других, — он тоже настоящий! Настоящий день Победы у настоящего памятника… (Для прочтения всего материала, нажать на название)

Геннадий Несис:

Отец – Ефим Израилевич Несис после тяжелого ранения под Будапештом в апреле 1945 года провел в госпитале более восьми месяцев. ( Более полугода – в гипсовом панцире). И вот первая мирная весна 1946 года.

Gen_Nesis_1 Gen_Nesis_2

На этой фотографии моей маме – Наталии Иосифовне Несис ( Альтшулер) всего 26 лет, а отец, и того моложе, а сколько уже пережито!

Лена Щирова (Lena Trayberman):

Фрейдины.

Дедушка, Самуил Иосифович – капитан второго ранга, прошедший эту войну как три: на море – офицером десантного катера, на суше – в пехоте, и снова на море – в команде кораблей-тральщиков, освобождавших бухты Черного моря от мин.

Бабуля –Тавифа Тимофеевна, герой трудового тыла.
16 было ей, когда началась война.
Она работала на заводе по выпечке хлеба для фронта – по 10 часов таскала мешки с мукой, стояла у раскаленных печей. А после смены они с подругами шли… на танцы. Молодежь собиралась у уцелевшего граммофона, когда звучала сирена воздушной тревоги – все прятались, а после продолжали танцевать. На эти танцы приходили матросы Черноморского флота – так они встретились, чтобы больше не расставаться.

После освобождения Севастополя дедушку направили туда очищать море от мин – только в Севастопольской бухте их было по 3-4 штуки на квадратный метр, и море выносит их до сих пор.
Город был разрушен до основания, в нем осталось только 7 зданий. Жители ютились в землянках, но каждый день выходили на восстановления города – по камушку, по деревцу…
Это была очень тяжелая работа, но была работа еще тяжелее.
Севастополь – город на краю Крыма, тупик железнодорожной ветки, дальше – только море.
Бабушка никогда не разрешала мне рвать цветы возле берега – а как шикарно они там растут!, приносить домой красивые камушки оттуда.
А потом я подросла и на уроках истории узнала, почему.

Когда фашисты занимали город, все оставшиеся защитники были прижаты к мысу Херсонес – оттуда уходили последние корабли к берегам Кавказа. И тех, кому не нашлось там места – расстреляли на берегу, скинули в море.
А в 1944 на этом же берегу немецкие солдаты пытались пробиться к своим судам… И не нашли их в море.
Город штурмовали со всех сторон, тысячи, десятки тысяч человек погибли.
И этих погибших нужно было опознать и похоронить.
И это заняло не день, и не два.
И земля была на три метра пропитана кровью.
И поэтому там так великолепно растут цветы – желтые, синие, белые, и густые поля красных маков, до самого края берега, и красное море сливается с синим.

Дедушки уже нет с нами.
Бабуле в этом году 90 лет.
Она воспитывает уже правнучку.
Меня учит слушаться мужа, быть нежной и скромной, присылает ткань на платье.
Она никогда не выбрасывает еду, не любит красные поля маков и не может смотреть фильмы про войну.

Дай нам Всевышний хоть половину силы того поколения.

Lena_Schirova_1

Lena_Schirova_2

 Tamri Makhniashvili:

Старая фотография. Одна из трех сохранившихся…потертая и истрепанная, как жизнь, напоминанием о которой является. Дед, Михаил Александрович. Я его никогда не видела. Богатырь,огромного роста. Говорят, мог выпить ведро вина, без напряжения и ущерба для себя и других…Добряк. Жили в старом тбилисском доме и мама рассказывала, что когда привозил подарки детям, то не только своим, но и всем соседским ребятишкам во дворе. Имел бронь от института, в котором занимал высокую должность, но ушел на фронт добровольцем. Считал, что иначе нельзя. Последнее письмо пришло из Сталинграда, в сорок втором…И больше ничего. Никогда…Бабушка осталась одна с двумя детьми. Долгие годы писала письма во все инстанции, искала…Ничего. Как будто и не было человека. Несколько строчек со скупыми данными из архива- родился тогда-то, призван, пропал без вести. И все. Она ждала его всю жизнь. Через 46 лет, когда уже не вставала с постели, сказала маме : «Когда Миша вернется,скажи ему..» Не «если», а «когда»…Всю жизнь верила,что он живой и вернется…За эти годы появилось много архивных данных, сайтов,где выложены сведения о пропавших в те годы.Я искала везде, где только можно…и опять ничего.И мне всю жизнь очень больно, что мы так и не смогли отыскать могилу, чтобы положить цветы, даже никаких следов не нашли…
А жизнь продолжается. Выросли дети, внуки. Растут правнуки, которых ему не суждено было увидеть. Потому что война. Страшная и беспощадная. Пусть их не будет никогда. Нигде. Светлая память тебе, Миша. Мы тебя помним. Светлая память всем, кто не вернулся с той проклятой войны…

Tamri_Makhniashvili

 Josef Gelston:

Справа на фото ст. сержант, исполнявший обязаности старшины отдельного батальона химической защиты, Исаак Иосифович Гельстон, 1909 г. р. Мой отец. Фото сделано в Германии, летом 1945 г. На груди у отца едиственная боевая награда, медаль “За оборону Кавказа”. Фотография с той войны тоже единственная. Отца призвали повторно в армию накануне больших манёвров, которые проводились в 1940 г. на Украине. Таким образом, он встретил войну находясь в армии. Первые недели войны он служил во взводе личной охраны маршала Будённого. Вскоре Будённого отозвали с фронта, а батальон химзащиты перебрасывали каждый раз в новое место, где немцы, несмотря на конвенцию о неприменении химического оружия, то гранату газовую подбросят, то какие-то колодцы или водоемы отравят. В непосредственное соприкосновение с противником их батальон вступил в 1942 году на Кавказе, где им был отведён участок обороны на перевале. Помню долгое время у нас дома хранилась малая книжечка-инструкция “Ведение боевых действий в горах”, которую отец привёз с войны. Там в горах отец получил контузию при обстреле и был награждён медалью “За оборону Кавказа”. Во время летних наступлений 1943 и зимнего 1944 гг. их батальон использовался для постановки дымзавесы при переправах рек. Осенью, как правило, дул западный ветер и для постановк дымовой завесы было необходимо переправиться незаметно на вражеский берег, завязать бой и под его прикрытиием ставить над реком дым. Оба раза, на Днепре осенью 1943-го и на Одере в феврале 1945 г. отцу пришлось искупаться в ледяной воде. Но он выжил. Демобилизовался осенью 1945 года во Львове. В 1946 году женился повторно, т. к. первую семью в Херсоне, жену и 2-их детей немцы растреляли в местном гетто. А в 1948 г. родился я.

Josef_Gelston

Tatiana Zaitseva:

Весь этот милитаристический угар, праздник торжества ярости в который превратили этот День Великой скорби для всех нас, вспоминаю и поминаю своего деда. Зайцев Федор Павлович, урожденный Орловской губернии, был угнан в Германию нацистами, в возрасте 17-ти лет. Побывал в нескольких концлагерях, бежал в Польше из поезда при перевозке, но поляки сдали его обратно нацистам. Был освобожден из Бухенвальда, но в СССР вернулся только через 2 года, работал переводчиком у коменданта г.Торсо. Он умер когда мне было 12-ть лет, но я до сих пор помню его номер на руке и буду помнить всегда! Какой же он был длинный этот номер…

Гай Франкович:

Еще один аспект, всегда омрачавший советско-российскую версию Дня победы над нацистской Германией. Это антисемитский душок, который, в общем-то, был характерен для режима и страны в целом, но 9-го мая воняло особенно. И болело. В детстве и юности, будучи полностью индоктринированным совидеологией, лишенный правдивой информации, я не особенно задумывался над этим – понимание стало приходить во второй половине 80-х, в период гласности.

Речь идет о табу на еврейскую тему в послевоенном СССР. Как следствие – полное замалчивание истории гитлеровского геноцида европейских евреев (половина из уничтоженных, почти 3 миллиона – были советскими гражданами). Молчание о том, что 500 тысяч советских евреев воевали в рядах Красной армии – третья по численности после русских, украинцев и белоруссов национальная группа, более 300 генералов и адмиралов Красной Армии в период ВОВ были евреями, о более полутора сотен евреев-героев Советского Союза и пр.

Борис Слуцкий

Про евреев

Евреи хлеба не сеют,
Евреи в лавках торгуют,
Евреи раньше лысеют,
Евреи больше воруют.

Евреи – люди лихие,
Они солдаты плохие:
Иван воюет в окопе,
Абрам торгует в рабкопе.

Я все это слышал с детства,
Скоро совсем постарею,
Но все никуда не деться
От крика: “Евреи, евреи!”

Не торговавши ни разу,
Не воровавши ни разу,
Ношу в себе, как заразу,
Проклятую эту расу.

Пуля меня миновала,
Чтоб говорили нелживо:
“Евреев не убивало!
Все воротились живы!”

Михаил Алтерман:

Сегодня пост чисто семейный. Мои мама и папа были младшими в своих семьях, воевали их старшие братья. Все три моих дяди прошли войну. У всех судьба сложилась по-разному.
Дядя Моисей (папин старший брат) начинал войну на Западном Фронте в 41 году, был ранен, а затем был начальником санслужбы 162 танковой бригады, военврач 2 ранга, в боях за Воронеж был представлен к Красной Звезде за личное участие и организацию эвакуации раненых под огнём (из 760 раненых ни один не погиб), но дали только медаль За боевые заслуги. Во время Харьковской операции, когда немцы перешли в контрнаступление, погиб в бою обороняя госпиталь 8 марта 1943. Где могила, и есть ли она неизвестно.
Мамин старший брат, дядя Зюня, тоже начинал войну на Западном фронте, а закончил в Манчжурии, в 1945, разгром Квантунской армии. Под постом их фотографии.
Подробней сегодня расскажу о мамином среднем брате, до войны его звали Шуня Брандес, после войны и до его смерти – Александр Левицкий. Его военных фото не будет, поймёте в конце почему. Когда всё повалилось в июне-июле 41 он лесами вышел в родное местечко. Все мои родились на Волыни, в местечке Вчерайше (сейчас Житомирская область), там ещё жили его бабушка с дедушкой (моей бабушки родители). Потом он оттуда ушёл каким-то образом после организации гетто. Я это вычислил, когда в прошлом году нашёл его имя (Шуня Брандес) в Книге Памяти Яд ва-Шем. Насколько я знаю, он долго скитался, смог сменить документы на Александра Левицкого, украинца. В конце концов его поймали немцы и он оказался в концлагере. Медосмотр он прошёл, поскольку единственный в семье был необрезанный (в такое время родился). В 45 их освободили советские войска, и весь освобождённый лагерь целиком отправили в Сибирь за добавкой, ещё на 4 года. Естественно о своём настоящем имени он не упоминал. Никто в семье о нём ничего не знал (искали Брандеса, а не Левицкого), тем более что все родственники во Вчерайше легли в один ров, и до 49 года о его судьбе никто в семье не знал.
Дальнейший рассказ о моей любимой теме (idee fix), роли случайности в судьбах моей семьи. Первый случай, я уже рассказывал в мамин день рождения. Это 41 год, история её эвакуации. Теперь возвращаемся в 49 год. Дядю Сашу выпустили из лагеря. Ничего о своей семье он не знает. Запросы делать не может. И он едет в Одессу, где они жили до войны. По дороге он решает сойти с поезда в Москве и разыскать моего отца. Они в детстве дружили, пока семьи жили в одном местечке, а потом все разъехались. Это отдельная история, которая началась арестом моих дедов ЧК, а закончилась в Голодомор. Примерным поведением оба не отличались, апогеем было, когда они, пацанами, сожгли синагогу и потом скрывались в лесу, пока всё более не менее успокоилось. К 49 году мама с папой уже были год как женаты, о чём естественно он не имел понятия. Вот она случайность опять в полный рост. Разыскал он папу, ну и естественно они взяли бутылку водки и отмечают это дело. Приходит мама из института, и что она видит. Да, жили мы в деревянном доме/бараке и вход из сеней, был прямо на кухню. Сидит какой-то мужик (а дядя Саша сел спиной к двери, и когда она вошла, прикрыл лицо ладонью). На столе бутылка водки, уже почти пустая, молодой муж сильно поддамши (зная дядю Сашу и папу, я сильно подозреваю, что бутылка была не одна). Реакция естественная, гордо подняв подбородок, пройти мимо и сообщить мужу, что он пьянь. Что она и сделала, а когда она прошла, дядя Саша, ей в спину – А брату здрасти сказать? Она обернулась и тут же упала в обморок (единственный в её жизни). Вот так. А фотографий его в 40е нет. Ни в немецком, ни в советском лагерях фотографирование не практиковалось (кроме лагерной охраны естественно).
С праздником 9 Мая! С Днём Памяти!

Mich_Alterman_1 Mich_Alterman_2

Кирилл Лятс:

Так получилось, что мне почти ничего не известно о моих воевавших предках.
Знаю только об одном прадеде, – Степане Иванове , который погиб в июле 1941 года, выходя из окружения в Литве.
Как он оказался в Литве в 1941 году, могу только предполагать. Никто ничего мне уже не расскажет.
Оба моих деда работали на заводах в Москве. Один делал самолеты, другой танки.
Обе мои бабушки, которые живы до сих пор, слава богу, тоже были тружениками тыла. Одна, Ия Иванова, дочь погибшего в Литве солдата, всю жизнь была поваром, и в войну возила полевую кухню на фронт под Москвой. Сама водила полуторку.
Другая работала на заводе, рыла окопы, сплавляла плоты, тушила фугасы.
Но Победа создавалась и их делами, как и трудом миллионов людей, которые ковали оружие и готовили одежду и еду для наших воинов. Спасибо им огромное. И, конечно, с днем Победы!

Михаил Бейзерман:

Вот как-то очень гадко, мерзко и склизко, от всего этого вычурного чествования победы. Глядя на призеров межгалактического конкурса “тупой еще тупее”, задаешься только одним вопросом – ну что эти поцы еще отмочат в своем победоносном порыве? К чему это я… Мой папа, и мой тесть воевали. Более того, они воевали вместе в 7 мех. Новоукраинско-Хинганском ордена Ленина, Краснознаменном, ордена Суворова корпусе, о чем мы с Талкой узнали в тот момент, когда решили познакомить родителей перед свадьбой. Они дружили давно и просто не предполагали, что судьба так забавно сведет их отпрысков. Войну они закончили глубокой осенью, далеко на востоке, под порт-Артуром.
9 мая, в наших семьях, всегда был святым праздником. Наших пап уже нет, но каждый год, 9 мая мы наливаем две рюмки водки, и кладем на них по кусочку черного хлеба.
И, честно говоря, у меня дикая ненависть и бешенство по отношению к ублюдкам, устроившим клоунаду и дешевое шапито из великого праздника. Надеюсь сдохните вы не быстро, и очень мучительно…
P.S. Ниже фотографии моего папы. С 17 до 20 лет. Мальчишка, от офицерской школы, до старлея – артиллериста. Командовал батареей “Катюш”.

Michail_Beyzerman_1 Michail_Beyzerman_2 Michail_Beyzerman_3 Michail_Beyzerman_4 Michail_Beyzerman_5 Michail_Beyzerman_6 Michail_Beyzerman_7 Michail_Beyzerman_8 Michail_Beyzerman_9 Michail_Beyzerman_10

Михаил Черняховский:

С болью в сердце я встречаю этот День Победы. До сих пор все было ясно. Мой дедушка встретил войну в самом начале, 22 июня 1941 года. Провоевал до 1944, когда был ранен и стал инвалидом, пробыв в госпиталях почти до конца войны. Вроде, все понятно. Нет, говорят мне, не все. Не в 1941 году вступил СССР в войну, а в 1939. На стороне Германии. Делил Европу вместе с ней. Что делал твой дедушка до 1941 года? А, в 1940-м вошёл в румынскую Бессарабию и присоединил её к СССР. В рамках передела Европы. Что мне ответить? Да, вошёл. Да, присоединил. Более того, в результате, параллельная часть моей семьи оказалась в Сибири, а мой прадедушка умер в сталинском лагере. Могу ли я винить своего дедушку в этих ужасах? Нет. Он искренне освобождал братский молдавский народ от порабощения теми, кто был союзником нацистов. Для него 1940-ой не противоречил 1941-му. И я сейчас не хочу копаться в противоречиях. Я поздравляю всех ветеранов той войны в победе, которую они одержали над страшным злом. И я желаю нам, их потомкам, помнить, что зло начинается в противопоставлении одних людей другим. В этом суть фашизма, а одежды могут быть разными. Мы, дети и внуки тех, кто победил в той войне, не должны забывать, что фашизм был преодолен совместными усилиями людей разных стран и разных национальностей. Зло разобщения может быть преодолено лишь общим единством. Это главный урок той войны. С Победой вас, дорогие ветераны. И с грядущей победой всех нас!

Марина Шостак

Мой дедушка. Ефим Аронович Гриншпон. Очень горжусь. Помню всегда.

Efim_Grinshpon

 И я хорошо помню своего калинковичского земляка. 

Сергей Ваганов:

40-е. Бацька… Матуля…

Sergey_Vaganov_1 Sergey_Vaganov_2

Sergey_Vaganov_3   Sergey_Vaganov_4

 

Нахим Шифрин:

На этих снимках – два родных моих дяди.
Один – со стороны отца. Другой – со стороны матери.
Оба погибли в первые дни войны.
Поздравляю всех с Днем Победы!
Желаю вам мира и добра!

Nachim_Shifrin_1 Nachim_Shifrin_2

Николай Ткаченко:

Сегодня ровно 18 лет как умер дед. Жесткий был дед. Сказывал мне, что ему повезло, что до начала ВОВ он успел уже год послужить в армии, иначе вероятность гибели была бы выше. Был ранен на Днепре. Затем снова в строю уже артиллеристом и так до самого Берлина. Брал Зееловские высоты. Затем ещё пару лет в восточной Германнии, где родилась одна из моих теток. Затем академия. Затем годы постоянной ротации по Украине. Затем разжалование. Затем осел в Виннице. Затем запойный алкоголизм. Затем инфаркт. Затем ни капли спиртного. Это ещё до моего рождения. Затем воспитание внуков. Нам с двоюродным хорошо досталось, благо мы ещё с ним одного возраста были. По утрам зарядка, если летом и теплой весной то на Бугу, с обязательными водными процедурами и бегом босяком по росе. Зимой обязательно лыжи. Обязательные акробатические и гимнастические упражнения, борьба. Шахматы. Двоюродному брату дед заменил отца, который его с матерью бросил. Потому братец затем таки пошел и на акробатику и на шахматы (я правда тоже на шахматы пошел и даже имел кое какой успех, но братец был успешнее, ибо меня мать отдала на народные танцы, а отец в художественную школу, так что шахматам пришлось уделять меньше внимания). У деда был набор детских энциклопедий, десятитомник вроде. С детства любил эти книги. Дед же, нам прививал украинский язык ибо наши семьи общались на русском и мы все (его родные внуки) воспитаны на русском языке. Но дед меня с братом стал учить украинскому, а “Заповіт” Шевченка я уже декламировал ещё задолго до школы. Он же нам рассказывал о запорожских козаках и об украинском казачестве. А незадолго до смерти(я уже давно жил отдельно от деда) я пару недель ходил к нему и он мне многое рассказал о своей жизни, о довоенном времени (как он играл за Тираспольскую сборную по футболу, как ухаживал за бабушкой), войне и немного о послевоенных похождениях, об охоте в Германии и в наших краях. Дед как чувствовал, что скоро, он не сможет подняться с раскладушки на даче. Врачи сказали, что он умер мгновенно, что на лице не было мучительной гримассы. Так что для когото 9 мая праздник, а для меня, с конца девяностых, это день памяти о моём деде.

Nikilay_Tkachenko

 

Victor Yasmann:

Мой отец, Яков Вениаминович Ясман. Прошел всю войну и закончил ее в Праге. Трое его его братьев с войны не вернулись. Вечная слава!

Victor_Yasmann_1  Vic_Yasmam

Размещено 9 мая 2015

Аркадий Монастырский:

Мой отец – Монастырский Илья Исаевич – инвалид Великой Отечественной
войны , участник обороны Киева. участник сражения на Курской Дуге .
Воевал с 1941 по 1943 год в составе 17 Армии. Это единственная фото-
графия с времен войны..Папа на фотографии справа – осуществляет ремонт
самолета Лавочкин-1. В 1943 году под Курсом был тяжело ранен и после
лечения в госпитале был отправлен в запас состава Советской Армии.
В январе 1944 года вернулся в освобожденный Киев. Отец был награжден Орденом Отечественной Войны 1 степени, медалями и почетными
знаками. Всегда помним и гордимся нашим отцом и дедом !

Ark_Monastirskiy_3

Это единственная фотография моего дяди – Эйдельзона Моисея Ароновича–офицера Красной Армии , интенданта 2 ранга..Рядом с
фотографией – извещение в адрес моего деда – Эйдельзона Арона
Иссаковича о том , что он находясь на фронте 10 июля 1941 года
пропал без вести…Шел семнадцатый день войны…
Мы к сожалению до сих пор не знаем , где он принял последний
бой или был растрелян фашистами или их пособниками. А.И,Эйдельзон..
Вечная ему память….

Ark_Monastirskiy_1 Ark_Monastirskiy_2

Татьяна Комкова:

Воспоминания моей бабушки о немецкой оккупации (часть 5). Освобождение Бобруйска.

Добавлено 11 мая 2005

 

Фильм Голливуда о братьях Бельских

6 мая 2015 в 10:01
Евгения Березюк / TUT.BY / Фото: Сергей Балай

“Жыдовачка Хайка прадавала яйка, то па грошу, то па два, бо харошая была”, – 77-летняя Клавдия Духовник весело напевает песенку, которую больше 70 лет назад сочинил для своей невесты Асаэль Бельский. Вместе с ней мы стоим в лесу и смотрим на воду. Когда-то здесь была старая мельница, а теперь осталась лишь груда камней. Недалеко от этого места, в деревне Станкевичи Новогрудского района, которую уже не найдешь ни на одной карте, началась удивительная история.

70 лет назад, 2 мая 1945 года, на крыше Рейхстага в Берлине установили красный флаг. А через неделю советский народ праздновал Великую Победу.

Война навсегда изменила ее участников и сделала удивительные истории реальными. Снайпер Ткачев пожалел врага и встретил его спустя несколько лет после Победы. Немецкий солдат верил идеологии Гитлера, но попал в плен и восстанавливал Минск. Четыре брата не планировали воевать, но спасли 1230 человек. Женщина хотела быть актрисой, а ушла добровольцем на фронт…

Об этом и другом – в нашем проекте “Война и судьбы”.
Ни разу до и после нее нигде в мире не повторялись события, которые стали возможными благодаря братьям Бельским. Четырем белорусским евреям, о которых в 2008 году снял фильм Голливуд.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
На этом месте когда-то была мельница, принадлежавшая семье Бельских

Джеймс Бонд и немцы

В “Вызове” от оскароносного режиссера Эдварда Цвика главную роль сыграл Дэниель Крейг, известный всему миру по бондиане. Фильм начинается с того, что в Станкевичи приезжают немцы и угоняют жителей. А Давида Бельского, главу единственной на всю деревню еврейской семьи, убивают вместе с женой.

За этим из леса наблюдают их сыновья – Зусь и Асаэль Бельские. Когда немцы уезжают, они приходят в деревню и освобождают из погреба младшего – Арона, который успел спрятаться и поэтому уцелел. Вместе они уходят в лес, где их старший брат Тувия организовывает еврейский партизанский отряд, состоящий по большей части из женщин, стариков и детей.

Тувия Бельский и сыгравший его Дэниел Крейг

Если не брать в расчет некоторые неточности, которые допустили кинематографисты, примерно так и было на самом деле.

Обсудить этот фильм сегодня можно только с одним из четырех Бельских – 88-летним Ароном. Остальных братьев уже нет в живых. Арон уже давно гражданин США и житель города Палм-Бич во Флориде, и говорим мы с ним только по-английски.

Реальный Арон Бельский и “киношный” – актер Джордж МакКэй. Фото из семейного архива Арона

– Это очень хорошо сделанное кино. Хотя, конечно, сложно правдиво рассказать о моих братьях, лучше читать их воспоминания, – Арон закрывает глаза белым носовым платком. – Дэниель Крейг прекрасный актер. Я не встречал его лично, но общался с другими – молодым человеком, который играл меня – Джорджем МакКэем, и парнем, который играл Зуся, – Ливом Шрайбером (муж актрисы Наоми Уоттс. – TUT.BY). Сценарий писали по книге о нас, поэтому режиссер со мной не встречался.

Дэниел Крейг и Лив Шрайбер

Фильм снимали в Литве, но реальные события происходили в Беларуси – в Новогрудском районе. Именно туда отправляюсь я и знакомлюсь с директором Музея еврейского сопротивления на Новогрудчине Тамарой Вершицкой и с Клавдией Духовник, чья семья была связана с Бельскими “по душам”.

“Каб ён ніколі не пагіб, гэты Арчык, каб жыў пад 100 год”

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Тамара Вершицкая

– Чем уникальна история Бельских? Судите сами: по архивным данным, в Новогрудке, Малых Воробьевичах и Любче в войну расстреляли около 12 тысяч евреев. В отряде Бельского было 1230 человек, большую часть из которых составляли женщины, дети и старики. Если бы не братья, которые принимали к себе всех, эти люди бы погибли, – объясняет по дороге Тамара Вершицкая. – После войны в 1946 году в Палестине Тувия дал интервью для книги, где сказал, что не хотел убивать даже немцев. Он говорил: “Лучше спасти одну еврейскую женщину, чем убить 10 немцев”.

Фото партизан, в том числе из отряда Бельского, которые охраняли аэродром в Налибокской пуще, 1944 год

Мы приезжаем в деревню Малая Изва Новогрудского района. Отсюда родом Клавдия Духовник и Хая Дзентёльская, жена одного из братьев – Асаэля.

– Бельскія прыходзілі со Станкевічаў у нашу дзярэўню на танцы, тут 4 кілометры. І Асоэл(белорусское произношение имени Асаэля. – TUT.BY), і Тувій хадзілі. Іх было ў сям’і 11 дзяцей, многіе ў вайну пагіблі, – качает головой Клавдия Духовник. – Бельскія былі мельнікамі, іх усе добра ведалі. А мама мая была давераны ў іх чалавек. Прыйдуць да нас, яна ім у міску налье, і лыжка адна на ўсіх. Яны хлёп-хлёп з нашымі хлопцамі і пайшлі на вечарынку.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Клавдия Духовник идет к довоенной постройке в Малой Изве – школе

Отец моей собеседницы, Павел Духовник, водил евреев из гетто в лес. И, по ее словам, привел к Бельским 56 человек.

Клавдия Павловна проводит экскурсию по Малой Изве: деревня была небольшая, всего около 30 домов. Довоенных построек почти не осталось, о хатах напоминает только старый фундамент.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Вот здесь стоял дом насильника Беспортника, которого убил Арон Бельский

– Вось гэты бачылі? Тут стаяла хата, дзе некалі Арчык Бельскі, малодшы брат (Арон Бельский. – TUT.BY), застрэліў Беспортніка, – показывает на остатки фундамента Клавдия Духовник. – Тут жыў такі прахадзімец, Грышка. Яго называлі Беспортнік, бо ён хадзіў без брук. Длінная сарочка і буртка, а зімой сарочка і тулуп. Ён быў аднойчы ў млыне і гаворыць: “Дурные немцы, дурные. Хай далі б мне лапату, я б яўрэям сам голавы б паатсякаў”. І прышоў Арчык 14-летні і застрэліў яго.

А за это, по словам Клавдии Духовник, все женщины окрестных деревень Арону Бельскому сказали спасибо.

– Ну і маладзец быў наш Арчык, бо бабы баяліся хадзіць цераз нашу дзярэўню. Беспортнік зловіць і знасілуе бабу, колькі раз такое было, – вздыхает она. – Усе жэншчыны патом казалі, каб ён ніколі не пагіб, гэты Арчык, каб жыў пад 100 год.

“Бельская колбаска” от ярких хлопцев

Удивительный факт: в Налибокской пуще евреи из отряда Бельского построили поселение, свой “Лесной Иерусалим”. Там были мастерские, пекарня, колбасный цех, мыловарня, медпункт и больница, школа и даже тюрьма.

– Они режут коров, ремонтируют одежду, работают столяры, швеи, плотники. Я читала в Национальном архиве документ, где командир одного из партизанских отрядов пишет: “Товарищ Бельский, прошу выдать мне по случаю праздника 1 мая 2 килограмма вашей замечательной бельской колбаски”, – рассказывает Тамара Вершицкая.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Одна из партизанских землянок в Налибокской пуще

– Но, конечно, так не было всегда. Изначально в лес ушло 20 человек, но очень скоро они понимают: чтобы выжить, нужна еда, а знакомые не могут им постоянно помогать, – рассказывает Тамара Вершицкая. – Тувия посылает в новогрудское гетто Костика Козловского с запиской “Уходите в лес. Здесь можно жить”. И к ним сразу уходит 10 мужчин. На следующий день один из них возвращается – за другими. И начинается вот такая челночная переправа. Потом сам Тувия идет в Лиду, где были его жена и ее семья. С помощью партизан из других не еврейских отрядов был организован вывод людей в лес: всего в мае-июне 1943 года из лидского гетто к Бельским пришло около 300 человек.

Отряд также пополнился беглецами из гетто в Барановичах, Ивенце, Ивье, Рубежевичах, Дворцах, Кореличах, Мире и Дятлове.

Фото: Сергей Балай, TUT.BYЧисленность отряда быстро увеличивалась. По мнению Тамары Вершицкой, Бельские понимали: чем больше их будет в лесу, тем сильнее их будут бояться люди, у которых они забирали продукты, одежду и все необходимое для жизни в пуще.

– Хотя Зусь был против того, чтобы принимать в отряд женщин и детей. Он говорил: чем мы будем их кормить? Но Тувия, как командир, настоял на том, что любой еврей, кто придет к ним в лес, будет принят. Сам же Зусь хотел воевать – Бельские и до войны были задиристыми ребятами, – описывает братьев директор музея.

Зусь Бельский

– Яркія хлопцы, – подтверждает Клавдия Духовник.

– В июне 1943 года по приказу генерал-майора Василия Чернышева отряд Бельского разделился на две части: “семейный” им. Калинина и боевой в составе 140 человек, который получил название отряд им. Орджоникидзе (заместителем командира был Зусь). Боевой получил задание действовать в Новогрудском районе совместно с отрядом Виктора Панченкова и другими советскими отрядами и одновременно обеспечивать продовольствием “семейный” в пуще.

Результаты боевой деятельности семейного отряда Бельского: 6 взорванных поездов с живой силой, 1 железнодорожный мост и 18 мостов на шоссе, 16 автомашин с живой силой и 9 километров разрушенных телеграфных и телефонных коммуникаций, 800 м железнодорожного полотна; 8 сожженных поместий и 1 пилорама, 12 боев и засад. Уничтожен 261 человек, в том числе немецкие солдаты, офицеры, полицаи, власовцы.

Отряд им. Орджоникидзе (боевая группа Зуся) участвовал в 33 боевых операциях, в результате которых убито 120 врагов. Взорваны два паровоза и 23 вагона, уничтожено 32 телеграфных столба и 4 моста.

Потери отряда за все время его существования составили около 50 человек.– В июле 1943 года немцы начали операцию “Герман”. 52 тысячи карателей окружили пять партизанских бригад в Налибокской пуще. Отряду Бельского пришлось оставить свою недостроенную базу и переждать блокаду на маленьком островке посреди болот. Это был третий раз, когда им приходилось бросать все нажитое и скитаться по лесам, удирая от преследования немцев и полиции. А если случалось, что кто-то выдавал евреев немцам, Бельские жестоко расправлялись не только с этими людьми, но и с их семьями.

Фото: Сергей Балай, TUT.BYТамара Вершицкая приводит пример. Как-то продовольственная группа из отряда заночевала в одной из деревень у человека по фамилии Белоус. Пока все спали, хозяин отправил сына в Новогрудок передать немцам, что в его доме евреи.

– Приехали немцы и всех уничтожили. Когда Бельские узнали, что произошло, сразу послали в этот дом группу вместе с Асаэлем. Они убили 10 человек, всю семью Белоуса, отпустив только невестку, потому что она была другой крови. При этом убив ее ребенка. Жизнь еврея равна жизни любого другого человека. Библейское “око за око”.

“Канешна, кінь вас у гэтым лесе, будзеш песні слязамі пець”

Семья Клавдии Духовник – одна из тех, кто помогал Бельским.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY– Культурныя былі гэтыя яўрэі, з беларусамі жылі харашо, – вспоминает Клавдия Духовник. – Маці мая хлеб пякла. Сабе дзве булкі, а Асоэл прыйдзе – і яму з Хайкай дзве. Масла хай кілаграм саб’е, да на папалам падзеліць. Канешна, кінь вас у гэтым лесе, будзеш песні слязамі пець і чорт яго знае, куды выйдзеш.

Клавдия Павловна ведет нас к своему дому.

– Вось тут стаяў і наш стары дом. А гэты мы ў 1941 годзе пастроілі, але не накрывалі, каб тут немцы не пасяліліся. А немцы былі ўрэдныя, ай-ой, – качает головой женщина.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
На этом месте Клавдия Духовник видела Асаэля Бельского последний раз в жизни

Клавдия Павловна в деталях помнит Хаю, которая позже в лесу стала женой Асаэля Бельского.

– Ой, красівая была! Прыйдзе да нас – кажушок с апушкай, карычневы, красівы-красівы. І жоўтая звязда-шасціўгольнік. Я кажу, чаму, Хайка, ён у цябе? А яна кажа: “Я ужо пракажонная”. Дзе Асоэл быў – там і яна. Ён з канем цераз Неман плыве – і яна з ім.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Этот дом Духовники построили в 1941 году, но не накрывали крышей: не хотели, чтобы в нем поселились немцы

И хоть Клавдия Духовник в войну была совсем маленькой, она до сих пор вспоминает, как “плакала па Асоэлу”.

– Ён меня дочкай называў. Казаў, вось, кончыцца вайна, у меня будзе сын, а ты будзеш нявестка. Помню, як цяпер: Асоэл прыйшоў і насыпаў мне ў падол белай юбкі канфет… Вайна, есці нечага, а ён прывез канфеты…

Асаэль Бельский

– Клавдия Павловна рассказывала, как однажды евреи из отряда забрали у них овцу, и ее увидел в лесу Асаэль и узнал, потому что часто бывал у Духовников. Он тут же скомандовал: “Вернуть назад!” Это был принцип: вы помогаете нам – мы оберегаем вас, – рассказывает Тамара Вершицкая.

В 1944 году Асаэля призвали в армию, и он погиб на территории Польши в городе Мальборк.

– Асоэл такі прыятны чалавек, хай бы жыў бы ён, – вздыхает Клавдия Духовник и ведет нас к тому месту, где видела его в последний раз. – Пагаварыў з маці і бацькам маім і кажа: а дзе хлопцы вашыя? Мне папрашчацца. Ён адзет быў у цемна-сіняя такое, як суконнае, паліто, но уцяплённае. А сам у кепачцы. І такі красівы, вы толькі б зналі, які быў яўрэй красівы, не зра яго Хайка любіла.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Все, что осталось от довоенного сарая Духовников

Уже после гибели Асаэля у Хаи родилась дочь Асаэла. Два года назад она приезжала из Тель-Авива в Новогрудок и Малую Изву.

– Они с Клавдией Павловной как сестры. Асаэла даже спрашивала меня: “А может, Клава и правда моя сестра?” Они обе почувствовали симпатию, связь между ними, – улыбается Тамара Вершицкая.

Арон Бельский: Не думаю, что все немцы хотели такой судьбы

Арон Бельский слушает рассказ про мою поездку в Малую Изву, Новогрудок и в те места, где были его родные Станкевичи, и плачет.

Арон Бельский и его жена Генрика

– В прошлом году мы приехали в Налибоки. И моему мужу было так тяжело, что он сел около землянки и долго не двигался, – рассказывает Генрика, жена Арона. – Последние 10 лет мы ездим в Новогрудок почти каждый год. В этом году собираемся быть там 29 июля.

После войны Арон уехал из Беларуси в Израиль, оттуда – в Канаду, где прожил два года. А в 1952-м отправился к братьям в США. Там они открыли бизнес – такси.

– Когда-то мне повезло встретиться с Хилтоном, миллионером и основателем сети отелей “Хилтон”. Я спросил у него, как он построил такую империю. И он ответил, что всегда есть банки, которые могут дать тебе деньги на свое дело. Главное – держать перед ними слово, а чтобы выполнить эти обязательства, нужно хорошо работать. Все просто.

Арон вспоминает войну и рассказывает, что в отряде Бельского занимался тем же, что и все: ходил в разведку и за продовольствием.

– Мой брат Тувия был удивительный и мог то, чего не могут другие люди. Но даже ему не удалось бы создать отряд без Зуся и Асаэля. А они были как близнецы, – вспоминает Арон. – Мы вели в Налибокской пуще нормальную жизнь, если ее можно вообще назвать нормальной. Люди делали совершенно обычные вещи: готовили, добывали еду, работали. Каждый был занят своим делом.

Фото из семейного архива Арона Бельского

Арон рассказывает о белорусах: очень многие были добры к евреям.

– В ноябре 1941 года немцы приехали в Станкевичи, чтобы забрать евреев и увезти в город, где планировалось создать гетто. Собственно, с этого и начинается фильм “Вызов”. В реальной жизни было немного не так, как в кино. Я успел спрятаться за сарай и все видел. Старших братьев в тот день не было дома, и я в панике побежал в соседнюю деревню и попросил спрятать меня. Хозяин по фамилии Кот сказал лезть под печь, где обычно зимой держали кур. Когда я сидел там, в дом зашел полицай и сказал: “Евреи сбежали, может, ты знаешь, где они?” В тот момент я мог выбежать из кухни на улицу, но во дворе на цепи сидела собака, и она могла залаять. Поэтому я остался и слышал, как хозяин сказал, что у них нет евреев. Хотя они знали: если ты помогаешь еврею, то тебя убьют и сожгут твой дом. Но они все равно рисковали и прятали нас.

Арон подтверждает историю Клавдии Павловны про убитого им Беспортника и снова достает свой носовой платок.

– В те времена убийства были вынужденные. Каждый хотел жить. Но я часто думаю: почему один человек хороший, а второй плохой? Мне сложно это понять. Как-то в нашу семью взяли музыканта, он вырос с моими братьями. А потом во время войны его сын помогал немецкой полиции искать евреев в лесах. Я не знаю, почему так происходит с людьми.

Арон с сыном Аланом (слева) и Михаилом Лопатой на родине Бельских в Станкевичах, которых больше нет. Фото из семейного архива

Задаем вопрос Генрике: что она думает о своем муже.

– Мы встретились с ним 25 лет назад, я его вторая жена. От первого брака у Арона трое детей. Мне сразу понравилось, что он добрый и очень общительный человек, к нам в гости часто приходит много друзей. Один из них, например, – миллионер, с которым они с Ароном вместе летают на частном самолете в Израиль, – Генрика улыбается. – Мой муж каждый день плавает, занимается физкультурой, у нас на террасе есть специальное оборудование для этого. А еще в день он выпивает по рюмке.

– Хотя лучше по две, – вставляет Арон, смеется вместе с женой, а потом добавляет. – А еще мне все еще нравятся красивые девушки.

– Как ты можешь говорить такое, когда твоя жена сидит рядом? – шутливо укоряет его Генрика.

 Фото из семейного архива Арона Бельского

Генрика становится серьезной и добавляет, что Арон никогда не может усидеть на месте и побывал в разных странах. Возможно, на его характер повлияла война, предполагает она: ведь он жил в лесу, и они вынуждены были постоянно передвигаться.

– Я помню этот лес, – улыбается Арон. – Есть такой момент в фильме “Вызов”: Асаэль делает в Налибокской пуще предложение своей невесте Хае и дарит ей кольцо. На самом деле он подарил ей пистолет, в то время это было намного разумнее.

Напоследок задаю младшему из легендарных братьев Бельских последний вопрос: как сейчас, спустя 70 лет, он относится к бывшим врагам.

– Когда-то повидать меня приехал мэр Берлина. И он дал мне совет: “Арон, ты не можешь ненавидеть людей. Если ты ненавидишь их, а они этого даже не знают – ты вредишь только себе”, – рассказывает Арон Бельский. – Нельзя винить всех немцев. У них был лидер, и они следовали за ним. Не думаю, что все они хотели такой судьбы.

От ярости до “Вызова”

Благодаря существованию отряда Бельского произошел еще один уникальный случай – побег из Новогрудского гетто через тоннель.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Здесь начинался тоннель, из которого бежали евреи

– Истории известны попытки подобных побегов, но все они закончились плохо. В Новогрудке это удалось: в сентябре 1943 года 250 человек бежали ночью через тоннель. Люди знали, что им будет где спрятаться потом – они нашли Бельских на старой базе возле деревни Каменка в Новогрудском районе, – рассказывает Тамара Вершицкая.

Наша последняя на сегодня остановка – Музей еврейского сопротивления на Новогрудчине.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY– Экспозиция создана в бывшем бараке, где жили евреи. Здесь же, после очередного расстрела они приняли решение рыть тоннель и бежать. Его длина – 200 метров. Работы длились около 4 месяцев, и в нем участвовали все 250 человек, которые находились в бараке.

Фото: Сергей Балай, TUT.BYВ Новогрудское гетто перевели лучших специалистов работать для вермахта. Евреи были уверены: их оставят в живых как ценных специалистов.

Но в 1943 году в эти мастерские стали приводить для обучения неевреев – и это был сигнал. Более того, 7 мая здесь расстреляли половину евреев, и оставшиеся в живых узники принимают решение строить туннель. Одна треть погибла во время побега. Остальные нашли в лесу лагерь Бельских.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
План новогрудского гетто. На нем видно, как от одного из бараков пролегает тоннель

– Два года назад сюда приехали 50 человек: трое бывших узников из тех, кто бежал, и остальные – дети и внуки, – рассказывает Тамара Вершицкая. – Мы неделю откапывали тоннель, чтобы выяснить, куда он вел и где заканчивается. Он залегал на глубине 1 метр, был высотой 70 см и шириной около 50-70 см.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Раскопки тоннеля вели дети и внуки бывших узников

Сейчас около бывшего тоннеля высажен Сад справедливости и милосердия. А сотрудники музея работают вместе с архитектором Георгием Заборским над проектом музеефикации туннеля.

– Во многих местах расстреливали тысячи евреев, и обычно никто не сопротивлялся. Этому есть психологическое объяснение: когда человек не видит выхода, он подчиняется судьбе. Но новогрудские евреи продемонстрировали совершенно другое состояние духа: не считая отряд Бельских, они были последними оставшимися в живых из тех 6 тысяч евреев, которые жили здесь до войны. Когда я думаю о том, какое чувство ими двигало, то прихожу к выводу, что это была злость, – рассуждает Тамара Вершицкая.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Место тоннеля сейчас обозначено

…Иногда Арон Бельский рассказывает детям и внукам о той войне. О Беларуси, Налибокской пуще, партизанах, мужестве, дружбе… Чтобы помнили. А потом говорит еще кое-что и просит, чтобы это они никогда не забывали: все трудности преодолимы. Главное любить жизнь и жить с верой в сердце.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Размещено 8 мая 2015

К 70-летию Победы

Небольшое предисловие.

Ниже приведен список евреев-калинковичан, ветеранов войны. Он составлен по сведениям из архивов, которые в целом верны, но могут быть отдельные ошибки и неточности, перенесенные из исходных документов разных лет. К сожалению, далеко не все ветераны войны сюда попали, поскольку не нашлись подтверждающие документы. Подготовка и составление списка заняли длительное время. Просьба к каждому внимательно прочесть и если увидит, что в нем нет родственников или знакомых, а также присутствуют ошибки или неточности, или нет года смерти тех, кого уже нет, то присылайте на адрес, указанный на главной стр. сайта. Все будет дополнено или исправлено сразу после получения писем. Присылайте также фото, желательно, военные, если есть, с подписью года снимка.
Поздравляю всех оставшихся в живых ветеранов 2-й мировой войны с праздником Великой Победы! Будьте, по-возможности, здоровы и чтоб у каждого было поменьше иных проблем.

А сейчас вынужден поговорить о не совсем приятном. Почему-то практически все кого знаю много лет, а говорю я прежде всего о евреях-калинковичанах, разъехавшихся по разным странам, несмотря на то, что о них, об их семьях, предках, соседях, сослуживцах, знакомых, в конце концов многолетней истории жизни в белорусском Полесье, на сайте опубликовано масса самых различных материалов, поиск, подготовка и публикация которых потребовали огромных усилий, массу затраченного времени, да и потраченных финансов, посчитали, что пусть кто-то делает, а мы будем читать, но ни копейкой не поможем. И это при том, что многие очень любят рассказывать и выставлять в социальных сетях фото как они хорошо ездят и отдыхают по миру, тратят совсем немалые деньги на различные увеселительные мероприятия, встречи и т.д. Я хочу задать вопрос: с вас что-то отпадет, вы победнеете, если пожертвуете на доброе дело? Находятся такие, кто ведет себя просто нагло и цинично. Как-то я отослал своему давнему знакомому просьбу прислать данные по родственникам-участникам войны, а также распространить информацию среди своих знакомых. В ответ получил серию сальных анекдотов. А человеку уже 60 лет! Вынужден напомнить. Есть люди, которые заслуживают поддержки, есть сайт, который непохож на другие и требует много времени, можно сделать немало другого хорошего, но на все необходимы финансы. Насчет разных вариантов перевода денег для каждого, независимо от того где живет, подробно написано в материале Поддержим сайт. Буду очень благодарен каждому, кто не только сам сделает пожертвования, но и передаст как можно шире эту информацию. 

Абрамов Исаак Антонович (1925-2003), рядовой артиллерийского полка, в действующей армии с января 1943 по май 1945 года. Работал слесарем на Калинковичской фабрике бытовой химии. Проживал по ул. Волгоградская 70. Награды: медаль «За отвагу», 4 другие медали.

Абрамсон Яков Григорьевич (1912-1987), старший лейтенант пехоты, в действующей армии и в партизанском отряде с ноября 1941 по октябрь 1943 года. Работал на калинковичском заводе кровельных материалов. Проживал по пер. Маяковского 8. Награды: медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.»

Айзенштат Иона Шмеркович (1926 – ?), рядовой технической базы 69-й стрелковой дивизии, в действующей армии с апреля 1944 по май 1945 года. Работал преподавателем в калинковичской СШ № 1. Проживал по ул. Пролетарская 30. Награды: 4 медали.

Андрашников Борис Захарович (1915 – 2008), младший сержант артиллерийского полка, в действующей армии с сентября 1941 года. Демобилизован в 1946 г. Работал токарем на Калинковичском промкомбинате. Проживал по ул. Куйбышева 45. Награды: медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Papa-1942  11

1942 год

Апартин Борис Захарович (1925-1991), рядовой 33-го зенитно-артиллерийского полка, в действующей армии с сентября 1944 по май 1945 года. работал мастером на Калинковичском  мебельной комбинате. Проживал по ул. Суркова, 4. Сведений о наградах нет.

Апарцуф Иосиф Самуйлович (1911-1976), сержант 454-го минометного полка, в действующей армии с января 1943 по март 1945 года. Работал на Калинковичской мебельной фабрике. Проживал по ул. Загородняя 7. Награды: 3 медали.

Апарцуф Мария Нахмоновна (1921-1987), рядовая 733-го зенитно-артиллерийского полка, в действующей армии с июля 1944 по май 1945 года. Работала воспитательницей детсада. Проживала по ул. Загородняя 7. Награды: медали «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».               

Бегельман Наум Пинхусович (1920-1995), сержант 225-го отдельного батальона связи, в действующей армии с июня 1941 по октябрь 1942 года, 1 ранение. Работал столяром на Калинковичской мебельной фабрике. Проживал по ул. Горького 1. Награды: медаль «За оборону Ленинграда».

Бененсон Анна Евсеевна (1917 – …), старший сержант зенитно-артиллерийского полка, в действующей армии с марта по май 1945 года. Работала преподавателем немецкого языка в СШ №1. Проживала по пер. Маяковского 8. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Бененсон Аркадий Меерович, 1925 г.р., капитан медслужбы, в действующей армии с декабря 1944 по май 1945 года. Работал врачом Калинковичской ЦРБ. Проживал по ул.Брагонина 5. Награды: медали «За отвагу», «За боевые заслуги».

Бердичевский Абрам Яковлевич (1918-1989), капитан артиллерийского полка, в действующей армии с июня 1941 по март 1942 года, январь-май 1945 года. Работал слесарем-сантехником в Калинковичской ЦРБ. Проживал по ул. Красноармейская 54. Награды: орден Красной Звезды, медали «За взятие Кенисберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Бирфас Исаак Янкелевич (1926 – …), старшина 32-й отдельной танковой бригады, в  действующей армии с июля 1944 по май 1945 года, с августа по сентябрь 1945 года. Работал слесарем. Проживал по ул. 50 лет Октября 9. Награды: 2 медали.

Брегман Борис Матвеевич (1921-2008), старшина 152-й танковой бригады, в действующей армии с июня 1941 по май 1945 года, 2 ранения. Работал преподавателем в калинковичской СШ № 2. Проживал по  ул. Советская 102. Награды: ордена Красной Звезды, Отечественной войны 2 степени, медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 12 других медалей.

1. Брегман 1945

Брегман Михель Гиршевич (1910-1992), старшина 91 погранпункта НКВД, в действующей армии с августа 1941 по май 1945 года. Работал директором Калинковичского хлебокомбината. Проживал по ул. Гагарина 1. Награды: медали «За отвагу», «За освобождение Белграда», «За взятие Вены», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Брискин Мотель Аронович (1916-1999), сержант отдельного 267-го стрелкового батальона, в действующей армии с ноября 1941 по май 1945 года. Работал столяром на Калинковичской мебельной фабрике. Проживал по ул.Калинина 34. Награды: медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Брискина Сарра Ароновна, 1923 г.р., рядовая 478-го зенитно-артиллерийского полка, в действующей армии с января 1943 по май 1945 года. Работала бухгалтером Калинковичской маслосырбазы. Проживала по ул.Фрунзе 18. Награды: медали «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Букчин Михаил Иосифович (1915-2011), уроженец Калинковичей, капитан отдельного артиллерийского дивизиона береговой обороны, в действующей армии с ноября 1941 по май 1945 года. Жил и работал в Ленинграде. Награды: ордена Красной Звезды, Отечественной войны 1 и 2  степеней, 7 медалей.

Бурдин Лев Мордухович (1924-1989), капитан медицинской службы, в действующей армии с ноября 1943 по май 1945 года, 1 ранение. Работал главным врачом калинковичского роддома. Проживал по ул. Комсомольская 3. Награды: ордена Красной Звезды, Отечественной войны 1 степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали.

Бурдо Михаил Вольфович (1920 – …), старший сержант зенитно-артиллерийского полка, в действующей армии с июня 1941 по май 1945 года. Работал мастером в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Калинина 44. Награды: медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.»

Бухман Лев Иосифович (1917 – ?), лейтенант отдельной ж.д. бригады, в действующей армии в 1943-1944 годах. Работал преподавателем в калинковичской СШ 6. Проживал по ул. Пушкина, 22. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Бухман Леонид Елизарович (1914-1992), рядовой 23-й танковой бригады, в действующей армии с июня по декабрь 1941 года. Работал на Калинковичской фабрике бытовой химии. Проживал по ул. Суровцева 12. Награды: 2 медали.

Бухман Михаил Федорович (1906-1988), рядовой 71-го стрелкового полка, в действующей армии с января 1942 по май 1945 года, 1 ранение. Работал возчиком в калинковичской артели «Зорька». Проживал по ул. Марата 9. Награды: 2 медали.

Вайсман Михаил Эльевич (1926 – …), рядовой пехоты, в действующей армии с апреля 1943 по май 1945 года. Работал товароведом, проживал по ул. Маяковского 10. Награды: 3 медали.

Вейнгер Григорий Файвович (1921 – 1991(?)), рядовой пехоты, в действующей армии с января по май 1945 года. Работал на Калинковичском промкомбинате, проживал по ул. Красноармейская 73. Награды: 2 медали.

Вечербина Бронислава Исааковна (1924-2008), рядовая партизанского отряда в Минской области с марта 1942 по июнь 1944 года. Работала адвокатом в Калинковичах. Проживала по пер. Мозырский 9. Награды: орден Отечественной войны 2 степени, 3 медали.

Винокур Арон Файкович (1911-1978), ефрейтор транспортного батальона, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Работал шофером в Калинковичской ЦРБ. Проживал по ул.Белова 17. Награды: орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Винокур Ехеел Федорович (1913-1983), старшина отдельного 258-го автобатальона, в действующей армии с августа 1941 по сентябрь 1945 года. Проживал по ул. Калинина 45. Работал шофером на хлебозаводе. Награды: медали «За боевые заслуги», «За взятие Кенисберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «За победу над Японией».

Винокур Пётр Исаакович 1919-1978, сержант, связист в штабе фронта. Награждён медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и рядом других. Проживал по улице Дачной (Добавил Борис Комиссарчик из Гомеля, 22 июля)

Винокур Шмая Зеликович (1908-1966), рядовой 358-го стрелкового полка, в действующей армии с июля 1942 по март 1943 года, одно ранение. Работал кузнецом в Калинковичской конторе «Заготскот». Проживал по ул. Дачная, 14. Награды: 3 медали.

Гендельман Вера Антоновна, 1922 г.р., капитан медслужбы, санинструктор в партизанском отряде им. А.Бикбаева с марта 1942 по август 1943 года. Работала врачом в Калинковичской ЦРБ. Проживала по ул. Дачная 4. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Гендельман Григорий Аронович 1925 г.р., рядовой 852-го артиллерийского полка, в действующей армии с апреля 1943 по май 1945 года. Работал преподавателем физики, черчения и астрономии в СШ № 3 и 6. Проживал по ул. Дачная 4. Награды: медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Гендельман Циля Ароновна, 1924 г.р., рядовая полка связи, в действующей армии с октября 1944 по май 1945 года. Проживала по ул. Аллея Маркса 15. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Герчиков Мовша Хаимович (1920 – …), рядовой полка связи, в действующей армии с июня 1941 по май 1945 года. Работал завскладом кожсырья. Проживал по ул. Красноармейская, 39 Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Гершман Лазарь Григорьевич, 1925 г.р., рядовой пехоты, в действующей армии с августа по сентябрь 1945 года. Работал шофером калинковичской станции скорой медицинской помощи. Проживал по пер. Лысенко 10. Награды: медаль «За победу над Японией».

Гинзбург Шолом Лейбович- (19… – ), жил в Ново-Полоцке. До переезда в Ново-Полоцк семья жила в Калинковичахи и был директором Лесхоза.

Scan_Pic0009

Шолом Гинзбург в конце войны

img086

братья Шолом и Иосиф – справа, погиб 9 декабря 1942 года, место захоронения неизвестно

(фотографии прислал племянник Владимир Гинзбург из Израиля, 1 августа 2015)

Гозман Иосиф Леонидович (1922 – 2014), рядовой 12-й стрелковой бригады, в действующей армии с июля 1941 по январь 1943 года, 1 ранение. Работал бухгалтером калинковичского ОРС. Проживал по ул. Комсомольская 12. Награды: орден Славы 3 степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Гольдберг Зяма Нисонович (1914 – …), лейтенант 381-й стрелковой дивизии, в действующей армии с марта 1942 по декабрь 1943 года, 1 ранение. Работал на строительно-монтажном поезде. Проживал по ул.Октябрьская 3. Награды: 5 медалей.

Голод Абрам Литманович (1913-1986), рядовой 1291-го стрелкового полка, в действующей армии с января 1942 по май 1945 года. Работал экспедитором в Калинковичском сельпо. Проживал по ул. 60 лет БССР 2. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Голод Давид Вульфович (1923 – …), рядовой 54-го стрелкового полка, в действующей армии с февраля по сентябрь 1942 года, 1 ранение. Работал директором Калинковичского райтопсбыта, проживал по ул.Фрунзе 7. Награды: орден Отечественной войны 2 степени, медаль «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Голод Давид Янкелевич (1923-1977), мл. сержант 62-го стрелкового полка, в действующей армии с апреля 1942 по февраль 1944 года, 2 ранения. Работал экспедитором в калинковичской ЦРБ. Проживал по ул. Дачная 25. Награды: орден Красной Звезды, 4 медали.

Голод Ефим Исаакович (1919-2007), рядовой отряда им.Коваленко 123-й партизанской бригады с марта 1942 по февраль 1944 года. Работал на калинковичской автобазе № 5. Проживал по  ул. Шлыкова 3. Награды: 5 медалей.

Голод Израиль Файкович (1906-1991), ст. сержант медслужбы, в действующей армии с февраля 1943 по май 1945 года. Работал на Калинковичской фабрике бытовой химии. Проживал по ул. Калинина 36. Награды: орден Славы 3 степени, 9 медалей.

Голод Матвей Файкович (1910-1987), ст. лейтенант отдельной 49-й танковой бригады, в действующей армии с июня 1944 по май 1945 года. Проживал по пер. Соловьева 13. Награды: орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина».

Голод Нисель Исаакович (1924-1988), ст. лейтенант 182-го горнострелкового полка, в действующей армии с сентября 1942 по май 1945 года. Проживал по ул. Советская 62. Награды: медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Голод Петр (Пейша) Мордухович 1923 – …), сержант 17-й мотострелковой бригады, в действующей армии с июня 1942 по август 1944 года, 1 ранение. Работал зав. склада Калинковичского горпищеторга. Проживал по ул. Шлыкова 10. Награды: медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Голод Яков Литманович (1925-1976), ст. сержант 63-й танковой бригады, в действующей армии с декабря 1942 по май 1945 года, 1 ранение. Работал мастером в Калинковичском ДЭУ-152. Проживал по ул. Комсомольская, 10. Награды: 4 медали.

Голуб Абрам Аронович (1910-1998), лейтенант 288-го отдельного саперного батальона, в действующей армии с августа 1941 по май 1945 года. Работал продавцом в магазине Калинковичского горпищеторга. Проживал по ул. Фрунзе 2. Награды: медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Голуб Леонид Ефимович (1922-1998), рядовой пехоты, в действующей армии с октября 1943 по май 1945 года. Работал во вневедомственной охране. Проживал по ул. Белова 10. Награды: 5 медалей.

Гомон Григорий Семенович (1920-1982), рядовой зенитно-артиллерийского полка, в действующей армии с июня 1941 по июль 1943 года, 1 ранение. Работал шофером на калинковичской автобазе № 5. Проживал по ул. Пролетарская 3. Награды: орден Красной Звезды, медаль «За отвагу», 6 других медалей.

Гомон Илья Григорьевич (1925 – …), сержант 284-й стрелковой дивизии в действующей армии с января 1944 по февраль 1945 года, 1 ранение. Работал бухгалтером в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Белова 20. Награды: орден Отечественной войны 1 степени, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Гомон Исаак Романович (1926-1980), рядовой 1190-го стрелкового полка, в действующей армии с января по июль 1944 года, 2 ранения. Работал директором гастронома «Юбилейный». Проживал по ул. Суровцева, 8. Награды: медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Гомон Натан Наумович 1921- …), рядовой пехоты, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Работал преподавателем в сельских школах Калинковичского района. Проживал по ул. Советская 11. Награды: 5 медалей.

Гомон Наум Моисеевич, (1920-1977), старшина 1122-го стрелкового полка, в действующей армии с декабря 1941 по январь 1943 года, 1 ранение. Работал зав. столовой Калинковичской межрайбазы. Проживал по ул. Куйбышева 20. Награды: орден Красной Звезды, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Гомон Наум Семенович (1916-1984), старшина отдельного 413-го стрелкового батальона, в действующей армии с сентября 1941 по август 1944 года, 1 ранение. Работал шофером калинковичской автобазы № 5. Проживал по ул. Первомайская, 12. Награды: медали «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда».

Гомон Рафаил Мовшевич (1915-1981), ст. сержант медслужбы санитарного поезда, в действующей армии с марта 1944 по январь 1945 года. Работал директором Калинковичского промкомбината. Проживал по ул. Куйбышева 18. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Гомон Самуил Гиршевич (1920 – …), ефрейтор 841-го стрелкового полка, в действующей армии с июня 1941 по август 1942 года, 1 ранение. Работал зав. ларьком в Калинковичском сельпо. Проживал по ул. Пионерская 21. Награды: медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Гомон Софья Моисеевна (1923 – …), ст. сержант полка связи, в действующей армии с октября 1944 по май 1945 года. Проживала по ул. Куйбышева 20. Награды: медали «За взятие Кенисберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Гомон Файка Гиршевич (1915-1998), сержант 369-го танкового полка, в действующей армии с апреля 1944 по май 1945 года. Работал начальником службы снабжения Калинковичского промкомбината ОПС. Проживал по ул. Дзержинского 44. Награды: ордена Славы 2 и 3 степеней, орден Отечественной войны 2 степени, медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Гомон Эля Калмонович (1923 – ?), сержант 206-го стрелкового полка, в действующей армии с июля 1942 по май 1945 года, 1 ранение. Работал шофером в Калинковичской ЦРБ. Проживал по  ул. Шлыкова 6. Награды: медали «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Гомон Янкель Калмонович, 1925 г.р., ефрейтор 661-го стрелкового полка, в действующей армии с января 1943 по май 1945 года, 1 ранение. Работал шофером в Калинковичском ДЭУ-723. Проживал по пер. Лысенко 7. Награды: орден Славы 3 степени, медали «За взятие Кенисберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Горелик Борис Яковлевич (1905-1988), рядовой 198-го зенитно-артиллерийского полка, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Работал сапожником в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Кирова 17. Награды: медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Грайфер Наум Самуилович (1915-1997), старший лейтенант 38-го стрелкового полка, в действующей армии с июля 1941 по январь 1945 года. Работал мастером на Калинковичском промкомбинате ОПС. Проживал по ул. Дачная 41. Награды: медали «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Гренадер Зяма Аронович (1911-1996), сержант пехоты, в действующей армии с июля 1941 по декабрь 1943 года, 1 ранение. Работал в тресте «Нефтегазразведка». Проживал по ул. Суркова 5. Награды: 4 медали.

Гриншпон Даня Давидовна (1919 – ?), в действующей армии с мая 1942 по август 1944 года. Работала учительницей в сельских школах Калинковичского района. Проживала по ул. 60 лет БССР 2. Сведений о службе и наградах нет.

Гриншпон Ефим Аронович (1917 – ?), старший лейтенант, военный переводчик 65 стрелковой дивизии, в действующей армии с апреля 1942 по май 1945 года, 1 ранение. Работал инженером Калинковичской дистанции связи. Проживал по ул. Советская 98. Награды: ордена Красной Звезды, Отечественной войны 2 степени, медаль «За оборону советского Заполярья», 3 другие медали.

Efim_Grinshpon  Гриншпон Ефим Аронович

Гутман Айзик Борисович (1905-1976), сержант пехоты, в действующей армии с сентября 1941 по май 1945 года. Работал завхозом в Калинковичской музыкальной школе. Проживал по ул. Красноармейская 1. Награды: 3 медали.

Гутман Сарра Иосифовна (1902-1973), капитан медслужбы, врач полевого госпиталя, в действующей армии с сентября 1941 по май 1945 года. Работала Главным врачом Калинковичской ЦРБ. Проживала по ул. Калинина 1. Награды: орден Красного Знамени, 6 медалей.

Дворкин Мовша Залманович (1909-1987), мл. сержант отдельного саперного батальона, в действующей армии с сентября 1942 по май 1945 года. Работал на Калинковичской универсальной базе Проживал по ул. Революционная 33. Награды: медали «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Дорошко Борис Евсеевич (1914-2003), уволен в запас в звании майора; в действующей армии сержант авиаполка с августа 1941 по ноябрь 1943, 1 ранение. Работал в Калинковичском химлесхозе. Проживал по ул. Белова 16. Награды: ордена Красной Звезды, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, медали «За отвагу»,  «За боевые заслуги», 12 других медалей.

Дреер Иосиф Яковлевич (1916 – 198…), лейтенант пехоты, в действующей армии с января 1942 по май 1945 года. Работал директором в сельских школах Калинковичского района. Проживал по ул. Белова 24. Сведений о наградах нет.

Дынкин Моисей Борисович (1913 – …), капитан стрелкового полка, в действующей армии с августа 1941 по декабрь 1943 года. Работал директором Дудичской СШ Калинковичского района. Проживал по ул. 60 лет БССР 8. Награды: ордена Красной Звезды, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, 8 медалей.

Журавель Иосиф Мовшевич (1910-1987), мл. лейтенант саперных войск, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Инвалид войны. Проживал по ул. Кирова 8. Награды: орден Отечественной войны 2-й степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали.

Жолудь Яков Семенович (1900-1979), рядовой пехоты, в действующей армии с декабря 1943 по май 1945 года, 1 ранение. Работал в райконторе «Заготскот». Проживал по ул. Мира 3. Награды: орден Славы 2-й степени, медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Загальский Борис Яковлевич (1916 – ?), рядовой артиллерийского полка, в действующей армии с марта 1942 по май 1945 года. Работал парикмахером на ж.д. станции Калинковичи. Проживал по ул. Белова 14. Награды: медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кенисберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Зарецкий Вольф Янкелевич (1914-1987), старшина артиллерийского полка, в действующей армии с февраля 1942 по май 1945 года, 2 ранения. Работал зам. директора в РО «Межколхозстрой». Проживал по пер. Мозырский 25. Награды: медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», 2 другие медали.

Зельдин Борис Наумович (1921- 2…), младший лейтенант артиллерийского полка, в действующей армии с июня 1941 по май 1945 года. Работал заведующим Калинковичского райфинотдела. Проживал по пер. Мозырский 25. Награды: орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За оборону Сталинграда», 3 другие медали.

Зельдин Григорий Анцелевич (1925 – …), рядовой артиллерийского полка, в действующей армии с с мая 1943 по май 1945 года. Работал в Калинковичском горторге. Проживал по ул. Дачная 15. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали.

Зельдин Яков Мойшевич (1922 – …), рядовой 38-го стрелкового полка с декабря 1944 по май 1945 года. Проживал по ул. Аллея Маркса 8. Работал шофером Калинковичской автобазы № 5. Награды: 3 медали.

Каган Михаил Моисеевич (1924-1988), старший сержант 380-го стрелкового полка, в действующей армии с апреля 1942 по май 1945 года. Работал шофером Калинковичской санэпидемстанции. Проживал по ул. Калинина 49. Награды: медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Кантер Михаил Яковлевич (1918-1965), сержант 864-го стрелкового полка, в действующей армии с июня 1942 по март 1943 года, 1 ранение. Работал в Калинковичской райпотребкооперации. Проживал по ул. Луначарского 18. Награды: 3 медали.

Каплан Борис Аркадьевич (1926-1970), ефрейтор полка НКВД. В действующей армии с октября 1943 по январь 1944 года, 1 ранение. Работал экономистом Калинковичского горпищеторга. Проживал по ул. Советская 42. Награды: 2 медали.

Каплан Иосиф Ефимович, (1919 – ?), сержант 164-го артиллерийского полка, в действующей армии с мая 1942 по август 1944 года, 1 ранение. Работал ветврачом Калинковичского мясокомбината. Проживал по ул. Загородняя 10. Награды: медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали.

Каракуз Константин Александрович (1925-1986), рядовой 316-го стрелкового полка. В действующей армии с марта 1943 по январь 1944 года, 1 ранение. Работал в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Суркова, 4.

Карасик Шая Яковлевич (1922 – …), сержант 150-го горнострелкового полка, в действующей армии с ноября 1942 по май 1945 года, 1 ранение. Работал зубным врачом в калинковичской поликлинике. Проживал по ул. Кирова 19. Награды: 5 медалей.

Карпенко Белла Израилевна, (1922-2007), старший сержант авиационного полка, в действующей армии в августе-сентябре 1945 года. Работала инспектором по кадрам Калинковичского завода кровельных материалов. Проживала по ул. Первомайская 45. Награды: медаль «За победу над Японией», 2 другие медали.

Кацман Давид Менделевич (1915-1992), капитан 987-го стрелкового полка, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года, 2 ранения. Работал на Калинковичской универсальной базе. Проживал по ул. Белова 22. Награды: 5 медалей.

Кацман Моисей Бенецианович (1907-1992), сержант 116-го отдельного батальона химзащиты, в действующей армии с июня 1941 по май 1945 года. Работал в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Красноармейская 56. Награды: две медали «За отвагу», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Кацман Фаина Абрамовна (1920 – …), ефрейтор зенитно-артиллерийского полка, в действующей армии с августа 1942 по июнь 1944 года. Работала преподавателем в Калинковичской СШ-3. Проживала по ул. Суркова 1. Награды: 3 медали.

Коган Евгения Савельевна (1923 – …), медсестра эвакогоспиталя. В действующей армии с июня 1943 по май 1945 года. Работала мастером швейного цеха Калинковичского КБО. Проживала по ул. Калинина, Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Коган Семен Иоселевич (1924-1966), сержант 194-го стрелкового полка, в действующей армии с августа 1942 по сентябрь 1943 года, 1 ранение. Проживал по ул. Первомайская 19. Награды: 4 медали.

Коган Янкель Израилевич (1900-1967), рядовой 82-го стрелкового полка, в действующей армии с мая 1944 по май 1945 года. Работал парикмахером в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Куйбышева, 25. Награды: 2 медали.

Колик  Григорий Самуилович (1915-1986), рядовой пехоты. В действующей армии с октября 1941 по март 1944 года. Работал столяром на Калинковичском промкомбинате. Проживал по ул. Советская, 105.

Комиссарчик Борис Матвеевич (1908-1960), рядовой пехоты, в действующей армии с июля 1941 по май 1942 года, 1 ранение. Работал сапожником в калинковичской пошивочной мастерской. Проживал по пер. Пролетарский 12. Награды: 2 медали.

Комиссарчик Броня Исааковна (1922-2008), рядовая 993-й отдельной роты связи, в действующей армии с сентября 1942 по октябрь 1945 года. Работала на Калинковичской фабрике бытовой химии. Проживала по ул. Белова 64. Награды: орден Отечественной войны 2-й степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Комиссарчик Моисей Соломонович (Михаил Семенович) (1918 – …), уволен в запас в звании майора; лейтенант стрелкового полка в действующей армии с июня 1941 по май 1945 года. Работал инженером на Калинковичской автобазе ОПС. Проживал по ул. Октябрьская 17. Награды: орден Красной Звезды, 9 медалей.

Комиссарчик Михаил Яковлевич, (1927-2004), лейтенант, в составе действующих сил флота с сентября 1944 по май 1945 года. Работал директором калинковичского Дома пионеров. Проживал по ул. Пионерская 11. Награды: орден Отечественной войны 2-й степени, 5 медалей.

Комиссарчик Наум Яковлевич (1923-1994), капитан стрелкового полка, в действующей армии с мая 1942 по май 1945 года, 2 ранения. Работал начальником отдела в тресте «Калинковичиводстрой». Проживал по ул. Советская 49. Награды: ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали. (Кроме означенных наград, награждён был двенадцатью благодарностями Сталина. Есть такая грамота у нас в семейном ахиве – уточнение, дополнение и фотографии прислал сын Борис Комиссарчик из Гомеля, 22 июля)

Naum_Komissarchik(1)

курсант Сталинградского военного училища связи – май 1941г.

Naum_Komissarchik(2)

фронтовой капитан – зима 1945 г, район Праги

Naum_Komissarchik(3)

фото из газеты «Калинковичские навины», приблизительно 1988 г.

Комиссарчик Самуил Залманович (1916-1952), ефрейтор 827-й отдельной роты связи, в действующей армии с января 1942 по март 1945 года, 1 ранение. Работал столяром на Калинковичской мебельной фабрике. Проживал по ул. Аллея Маркса 37. Награды: 4 медали.

Комиссарчик Фрида Айзиковна (1918 – …), вольнонаемная в эвакогоспитале №1652 в 1943-1944 годах. Проживала по ул. Павлова 4. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Комиссарчик Хаим (Ефим) Самуилович (1914 – умер в конце 80-х, начале 90-х в Таллине, где проживал со своей дочерью Софой), лейтенант стрелкового полка, в действующей армии с марта 1942 по май 1945 года. Работал завучем и преподавателем истории СШ №3. Проживал по ул. М.Горького 4. Награды: 5 медалей.

Коробко Мотель Хаимович (1922 – …), рядовой пехоты, в действующей армии с января 1942 по июнь 1943 года, 1 ранение. Работал зам. директора базы Калинковичского горпищеторга. Проживал по пер. Мозырский 25. Награды: медаль «За отвагу», 2 другие медали.

Кофман Айзик Залманович (1912-1979), рядовой пехоты, в действующей армии с августа 1941 по июль 1942 года; рядовой партизанского отряда с декабря 1942 по декабрь 1943 года. Проживал по ул. Дзержинского 48. Награды: медали «За боевые заслуги», «Партизану Отечественной войны 1-й степени», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Красикова Валентина Георгиевна (1923-2011), сержант полка связи, в действующей армии с августа 1941 по февраль 1945 года. Работала медсестрой в Калинковичской ЦРБ. Проживала по ул. Советская 49. Награды: орден «Отечественной войны» Второй степени, медаль «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и ряд других. (ряд уточнений и фото прислал сынБорис Комиссарчик из Гомеля, 22 июля) 

Valent_Krasikova

Куравский Семен Леонтьевич (1923-1993), рядовой саперного батальона. В действующей армии с ноября 1942 по май 1945 года. Работал в Калинковичском горпищеторге. Проживал по ул. Красноармейская, 83. Награды: медаль «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Курцер Аркадий Фомич (1919 – ?), рядовой пехоты, в действующей армии с июня 1941 по декабрь 1941 года. Работал преподавателем в  СШ 1 и 6. Проживал по ул. Кирова 5. Награды: 5 медалей.

Лазбин Арон Яковлевич (1914 – 1992), лейтенант артиллерийского полка, в действующей армии с октября 1942 по апрель 1943 года, 1 ранение. Работал старшим мастером на Калинковичской мебельной фабрике. Проживал по ул. Советская 62. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Лазбин Ефим Абрамович (1912-1990), рядовой артиллерийского полка, в действующей армии с июня 1943 по май 1945 года. Работал столяром Калинковичского промкомбината. Проживал по ул. Брагонина 3. Награды: орден Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Лазбин Ефим Яковлевич (1918 – …), рядовой 183-го отдельного саперного батальона, в действующей армии с августа 1941 по май 1945 года. Работал старшим экономистом Калинковичского хлебозавода. Проживал по ул. Куйбышева 35. Награды: орден Красной Звезды, медаль «За взятие Кенисберга», 3 другие медали.

Лев Семен Гиршевич, 1927 г.р., рядовой пехоты, в действующей армии с августа 1944 по май 1945 года. Работал шофером Калинковичской межрайбазы. Проживал по ул. Ломоносова 14. Награды: 2 медали.

1. Лев С.Г.

Лейкин Бениамин Мордухович (1896-1974), рядовой 733-го стрелкового полка с сентября 1941 по апрель 1944 года, 1 ранение. Проживал по ул. Пушкина 5. Награды: 3 медали.

ЛЕВЧЕНКО Иван Михайлович – (фамилию и имя получил от прятавшей его украинки, выдав его за своего сына – настоящая Пикман Ефим Меерович) (1923-1992), рядовой пехоты. В действующей армии с августа 1943 по май 1945 года. Работал директором раймага по Советской. Проживал по ул. Кирова, 3. Награды: две медали «За отвагу», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Лившиц Берка Менделевич (1914-1988), лейтенант медслужбы в войсках НКВД, в действующей армии с марта по май 1945 года. Работал Главным врачом Калинковичской ЦРБ. Проживал по ул. Дачная 4. Награды: медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали.

1. Лившиц Б.М

Лившиц Ефим Захарович (1927 – …), рядовой артиллерийского полка, в действующей армии август-сентябрь 1945 года. Работал старшим мастером Калинковичского промкомбината. Проживал по ул. Пионерская 13. Награды: «За боевые заслуги», «За победу над Японией», 2 другие медали.

Лидерман Моисей Савельевич (1913-1978), подполковник авиации, в действующей армии с октября 1941 по сентябрь 1945 года. Проживал по ул. Пионерская 2. Награды: ордена Красного Знамени,  Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «За победу над Японией», 6 других медалей.

Липовецкий Михаил Яковлевич (1924-1996), уволен в запас в звании подполковника медслужбы; начальник отделения эвакогоспиталя. В действующей армии с апреля 1944 по май 1945 года. Работал врачом-терапевтом Калинковичской ЦРБ. Проживал по ул. Пионерская, ДОС-6. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Лянский Сергей Иосифович (1918-1990), рядовой пехоты, в действующей армии с октября 1941 по сентябрь 1945 года. Работал шофером Калинковичской автобазы ОПС. Проживал по пер. Пролетарский 1. Награды: медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «За победу над Японией», 3 другие медали.

Малкина Раиса Марковна (1919 – …), медсестра эвакогоспиталя с июля 1941 по май 1945 года. Работала воспитательницей калинковичского детсада № 1. Проживала по ул. Комсомольская 8. Награды: 2 медали.

Милявский Давид Борисович (1909 – …), рядовой стрелкового полка, в действующей армии с апреля 1942 по февраль 1943 года, 1 ранение. Проживал по ул. Князева 1. Награды: 3 медали.

Миневич Арон Иосифович (1925-1976), рядовой пехоты, в действующей армии август-сентябрь 1945 года. Работал на Калинковичской мебельной фабрике. Проживал по ул. Советская 45. Награды: медаль «За победу над Японией», 2 другие медали.

Миневич Борис Мордухович (1912-1982), рядовой авиационного полка, в действующей армии с июля 1942 по май 1945 года. Проживал по ул. Советская 45. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Миневич Борис Хацкелевич (1904-1958), рядовой 162-го полка НКВД, в действующей армии с июля 1941 по май 1943 года, 1 ранение. Проживал по ул. Интернациональная 50. Сведений о наградах нет.

Миневич Семён Аронович (1910 – 1986?) – рядовой, связист, Три медали «За отвагу», «За победу над Германией» и много других. Работал заведующим магазином. (Если кто помнит: «В магазине у Сэндэра»). Проживал по улице Советская 3.   (Добавил Борис Комиссарчик из Гомеля, 22 июля)

Молочник Иосиф Лейбович, (1919-1980), ефрейтор 61-го стрелкового полка, в действующей армии с июля 1941 по ноябрь 1944 года, 1 ранение. Работал главным бухгалтером на Калинковичской фабрике бытовой химии. Проживал по ул. Загородная 14. Награды: медаль «За боевые заслуги», 2 другие медали.

Молочник Ицка Лейбович (1924 – …), рядовой пехоты, в действующей армии с марта по май 1945 года. Работал на Калинковичском хлебозаводе. Проживал по пер. Мозырский 17. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Молочников Израиль Абрамович (1917-1950), старшина 392-го стрелкового полка с июля 1917 по март 1945 года, 2 ранения. Работал на Калинковичском грибоконсервном комбинате. Проживал по ул. Калинина 44. Награды: 3 медали. 

Молочников Ошер Аронович (1920 – …), рядовой полка связи, в действующей армии с февраля 1940 по май 1945 года. Работал в Калинковичском горпищеторге. Проживал по ул. Дачная 7. Награды: медали «За взятие Кенисберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Монастырский Семен Лазаревич, 1925 г.р., рядовой стрелкового полка, в действующей армии с апреля 1943 по май 1945 года. Работал на Калинковичском заводе кровельных материалов. Проживал по ул. Никонова 36. Награды: медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Мопсик Янкель Гиршевич (1910 – 198…), рядовой пехоты, в действующей армии с июля 1941 по июнь 1943 года. Работал на Калинковичском плодоконсервном комбинате. Проживал по ул. Калинина 38. Награды: 2 медали.

Офингендин Симха Хаимович, (1915-1987), старшина артиллерийского полка, в действующей армии с сентября 1941 по май 1945 года. Работал парикмахером на ж.д. вокзале Калинковичи. Проживал по ул. Луначарского 4. Награды: медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За взятие Кенисберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Пейсахович Борис Иосифович (1918 – …), рядовой стрелкового полка, в действующей армии с июня 1941 по май 1945 года. Работал слесарем в Калинковичском ДСР-10. Проживал по ул. Советская 70. Награды: орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 5 других медалей.

Пикман Мордух Меерович (1904-1976), рядовой пехоты, в действующей армии с августа 1942 по май 1945 года, 1 ранение. Работал в Калинковичской артели «Прогресс». Проживал по пер. Пролетарский 2. Награды: 2 медали.

Пинский Евсей Цолерович, (1923-1998), ст. лейтенант полка НКВД, в действующей армии с февраля 1942 по апрель 1944 года. Работал технологом Калинковичской мебельной фабрики. Проживал по ул. Загородняя 14. Награды: медаль «За отвагу», 2 другие медали.

Пинский Матус Цолерович (сент. 1919 – янв. 2005), рядовой 4-го инженерно-противохимического полка, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Работал зав. технической библиотеки ж.д. узла Калинковичи. Проживал по ул. Аллея Маркса 37. Награды: медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

1. Пинский М.Ц.

Плоткина Лея Мотелевна (1922 – …), сержант авиационного полка, в действующей армии с мая 1944 по май 1945 года. Работала телеграфисткой Калинковичского РУС. Проживала по ул. Белова 71. Награды: орден Отечественной войны 2 степени, медали «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Плучик Ошер Вульфович (1915 – …), лейтенант авиаполка, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Работал в Калинковичском СМУ. Проживал по ул. Куйбышева 83. Награды: орден Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 6 других медалей.

Пуховицкий Яков Вульфович (1915 – …), старший лейтенант стрелкового полка, в действующей армии с августа 1941 по июль 1943 года; август-сентябрь 1945 года. Работал в Калинковичском горпищеторге. Проживал по ул. Первомайская 26. Награды: медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «За победу над Японией», 2 другие медали.

Рагинский Юрий Наумович, 1925 г.р., рядовой 26-го воздушно-десантного полка, в действующей армии с января по октябрь 1943 года, 1 ранение. Работал инженером в калинковичской лаборатории Госстандарта. Проживал по ул. Пролетарская 32. Награды: 3 медали.

Расовский Моисей Хаимович (1921-1986), рядовой пехоты, в действующей армии с июля по август 1941 года. Работал бухгалтером на Калинковичской фабрике бытовой химии. Проживал по ул. Шлыкова 7. Награды: медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Рехтман Израиль Аронович (1914 – …), старший лейтенант стрелкового полка, в действующей армии с сентября 1941 по март 1944 года. Работал директором транспортной конторы облпотребсоюза. Проживал по ул. Павлова 4. Награды: 4 медали.

Рошаль Наум Рувинович, 1926 г.р., ефрейтор 1719-го зенитно-артиллерийского полка, в действующей армии с июля 1944 до мая 1945 года. Работал старшим прорабом в Калинковичской ПМК-18. Проживал по ул. Аллея Маркса 13. Награды: орден Отечественной войны 2 степени, медали “За отвагу”, “За взятие Берлина”, “За освобождение Праги”, 4 других медали.

фото Н Рошаль к Ал Маркса

Рошаль Рувин Аронович (1903-1990), младший сержант стрелкового полка, в действующей армии с августа 1941 по май 1945 года. Работал техническим руководителем Калинковичского мебельного промкомбината по ул. Куйбышева, а выйдя на пенсию до глубокой старости в ДСР-10. ( более подробно можно прочесть в последней части воспоминаний Наум Рошаль (Мериленд, США) ) Проживал на ул. Советская 7 (43?). Награды: орден Отечественной войны 2 степени, 8 медалей.

Ручаевский Исак Ефимович (1923 – …), сержант химполка, в действующей армии март-июль 1943 года, август-сентябрь 1945 года. Работал в Калинковичском горпищеторге. Проживал по ул. Белова 3. Награды: орден Славы 3 степени, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «За победу над Японией», 4 другие медали.

Ручаевский Лазарь Ефимович (1926 – …), рядовой пехоты, в действующей армии с ноября 1943 по май 1945 года. Работал преподавателем в сельских школах Калинковичского района. Проживал по ул. 50 лет Октября 55. Награды: 3 медали.

Серебряник Яков Израилевич (1917 – …), ефрейтор 373-го артиллерийского полка, в действующей армии с июня 1941 по март 1944 года, 1 ранение. Работал шофером в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Калинина 43. Награды: 4 медали.

Серебряник Рувим Давидович (1909-1988), рядовой 1160-го стрелкового полка, в действующей армии с августа 1941 по март 1942 года, 1 ранение. Работал в Калинковичском Горпищеторге. Проживал по ул. Суркова 3. Награды: 3 медали.

Серебряник Хаим Айзикович (1908-1959), рядовой 67-го стрелкового полка, в действующей армии с июля 1941 по январь 1944 года, 1 ранение. Работал сапожником в Калинковичском КБО.  Проживал по ул. Советская 150. Награды: 3 медали.

СИМАНОВИЧ Николай (Копель) Борисович (1917-1987), рядовой стрелкового полка. В действующей армии с ноября 1942 по январь 1945 года. был вторым послевоенным управляющим артели “Зорька“, ( впоследствии Мебельная фабрика), а далее зам. директора КБО, проживал по Аллея Маркса 15. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Симхович Нисон Хаимович (1910-1994), мл. лейтенант стрелкового полка, в действующей армии с сентября 1941 по май 1945 года, 1 ранение. Работал юристом районного управления сельского хозяйства. Проживал по ул. Аллея Маркса 13. Награды: медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

СТРЕШИНСКИЙ Израиль Борисович, 1917 г.р., матрос эсминца, в составе боевых сил Черноморского флота с сентября 1941 по май 1945 года. Работал ст. кассиром Калинковичского отделения госбанка. Проживал по ул. Луговая, 9. Награды: медали «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Сустин Борис Аркадьевич, (1926-1989), ст. сержант стрелкового полка, в действующей армии с августа 1944 по май 1945 года. Работал мастером на Калинковичской фабрике бытовой химии. Проживал по ул. Красноармейская 36. Награды: медаль «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали.

Сухаренко Мендель Давидович (1910 – …), рядовой артиллерийского полка, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Работал в Калинковичском горпищеторге. Проживал по ул. Красноармейская, 40. Награды: орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», 2 другие медали.

Телесин Зиновий Львович (1907-1996), уроженец Калинковичей, известный литератор. Капитан пехоты, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Похоронен в Иерусалиме. Награды: орден Отечественной войны 2 степени, 7 медалей.

Токман Яков Ильич (1925 – …), мл. сержант авиационного полка, в действующей армии с декабря 1942 по май 1945 года. Работал на Калинковичской универсальной торговой базе. Проживал по ул. Мясникова 11. Награды: медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

ТОМАШЕВ Исай Евсеевич (1923-2005), мл.лейтенант стрелкового полка. В действующей армии с марта 1944 по май 1945 года. Работал учителем в Калинковичской СШ No 4. Проживал по ул. Загородняя, 31. Награды: 2 ордена Красной Звезды, медали «За взятие Будапешта», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Файнберг Леонид Давидович (1912 – …), младший сержант полка связи, в действующей армии с мая 1942 по май 1945 года. Работал почтальоном Калинковичского РУС. Проживал по ул. Революционная 99. Награды: медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», 2 другие медали.

Факторович Михаил Матвеевич (1917-1983), старшина стрелкового полка, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Работал техником РО «Межколхозстрой». Проживал по ул. Куйбышева 14. Награды: орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», 3 другие медали.

ФАКТОРОВИЧ Серафима Матвеевна (1922 – …), санитарка в эвакогоспитале с августа 1941 по октябрь 1944 года. Работала инженером в Калинковичском лесхозе. Проживала по ул. 60 лет БССР, 1. Награды: медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Феферман Виля Моисеевич (1926 – 1989), ефрейтор стрелкового полка, в действующей армии с октября 1944 по май 1945 года. Работал столяром на Калинковичском промкомбинате. Проживал по ул. Суровцева 7. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Френкель Арон Менделевич (1911 – …), капитан медслужбы эвакогоспиталя с августа 1941 по май 1945 года. Работал зубным врачом в Калинковичской ЦРБ. Проживал по ул. Куйбышева 29. Награды: 2 ордена Красной Звезды, 2 медали «За боевые заслуги», медали «За оборону Сталинграда», «За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Френкель Роман (Руман) Хаимович (1919 – …) младший сержант стрелкового полка, в действующей армии с января 1943 по май 1945 года, 1 ранение. Работал на Калинковичской мебельной фабрике. Проживал по ул. Красноармейская 69. Награды: медали «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали.

Френкель Юрий Соломонович (1926 – …), рядовой пехоты, в действующей армии с ноября 1943 по май 1945 года. Работал зав. хлебопекарни ж.д. ст. Калинковичи. Проживал по ул. Школьная 10. Награды: 3 медали.

Френклах Меер Самуилович, 1923 г.р., лейтенант медслужбы, в действующей армии с октября 1942 по январь 1945 года. Работал зав. здравпункта Калинковичского локомотивного депо. Проживал по ул. Загородняя 6. Награды: медали «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Фридман Исаак Захарович (1895 – …), рядовой 266-го стрелкового полка, в действующей армии с августа 1941 по октябрь 1943 года, 1 ранение. Работал в Калинковичском горпищеторге. Проживал по ул. Калинина 8. Награды: 4 медали.

Хайтман Ефим Семенович, 1926 г.р., сержант отдельного саперного батальона, в действующей армии с июля 1944 по май 1945 года, 1 ранение. Работал столяром Калинковичской мебельной фабрики. Проживал по ул. Белова 18. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Хачинский Яков Моисеевич, 1925 г.р., рядовой пехоты, в действующей армии с ноября 1943 по май 1945 года. Проживал по ул. Первомайская 4. Награды: 3 медали.

Хизвер Михаил Иосифович (1904-1984), рядовой 522-го стрелкового полка, в действующей армии с июля 1941 по январь 1943 года, 1 ранение. Работал на Калинковичской мебельной фабрике. Проживал по ул. Аллея Маркса 36. Награды: 4 медали.

ЦЕЛИЩЕВ Яков Зиновьевич (1904-1979), сержант 339-го стрелкового полка. В действующей армии с декабря 1941 по март 1944 года, 2 ранения. Проживал по ул. Киевская, 42.

Центер Гутель Янкелевич (1893-1975), рядовой 141-го стрелкового полка, в действующей армии с июля 1944 по май 1945 года, 1 ранение. Работал заготовителем калинковичской сельхозкооперации. Проживал по ул. Советская 81. Награды: 3 медали.

Чечик Нина Давыдовна (1922-2006), мл. сержант госбезопасности, в действующей армии с октября 1944 по май 1945 года. работала инспектором отдела кадров Калинковичской ЦРБ. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали.

Шейнин Илья Захарович (1907-1978), рядовой 10-го стрелкового полка, в действующей армии с марта 1942 по декабрь 1943 года, 1 ранение. Проживал по ул. Советская 120. Награды: 3 медали.

Шехтман Давид Ильич (1926-1997), сержант танкового полка, в действующей армии с октября 1943 по май 1945 года. Работал директором Калинковичского завода кровельных материалов. Проживал по ул. Красноармейская 43. Награды: медали «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

Шехтман Евсей Ефимович (1908-1971), рядовой пехоты, в действующей армии с сентября 1941 по март 1944 года. Работал зав. чайной в Калинковичах. Проживал по ул. Озерина 20. Награды: 4 медали.

Школьников Лев Григорьевич (1900-1994), уроженец Калинковичей, известный медик. Подполковник, начальник эвакогоспиталя №2696, в действующей армии с июня 1941 по август 1942 года, одно ранение. Похоронен в г. Миннеаполисе. Награды: 4 ордена Отечественной войны 1 и 2 степеней, орден Красной Звезды, 11 медалей.

Шнайдер Семен Исаакович (1922-1987), ефрейтор артиллерийского полка, в действующей армии с сентября 1941 по май 1945 года, 1 ранение. Работал парикмахером в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Калинина 25. Награды: орден Отечественной войны 2 степени, медали «За отвагу», «За оборону Сталинграда», 3 другие медали.

Шнитман Михель Лейбович (1910-1985, рядовой пехоты, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года, 1 ранение. Работал в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Красноармейская 52. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Шнитман Исаак Эльевич (1923-1989), мл. лейтенант стрелкового полка, в действующей армии с октября 1942 по май 1945 года, 1 ранение. Работал столяром на Калинковичском промкомбинате. Проживал по пер. Лысенко 4. Награды: орден Александра Невского, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 4 другие медали.

Шнитман Рувин Семенович (1922 – …), ефрейтор авиаполка, в действующей армии с января 1943 по май 1945 года. Работал мастером на Калинковичском хлебозаводе. Проживал по ул. Сомова 3. Награды: медали «За оборону Кавказа», «За взятие Кенисберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Шнитман Семен Евсеевич, 1925 г.р., рядовой мотострелкового полка, в действующей армии с августа 1943 по май 1945 года. Работал на Калинковичском РМЗ. Проживал по ул. Аллея Маркса 15. Награды: 3 медали.

Шнитман Яков Абрамович (1909-1976), лейтенант авиационного полка, в действующей армии с мая 1942 по май 1945 года. Работал в Калинковичском КБО. Проживал по ул. Калинина 67. Награды: 4 медали.

Шпитальник Михаил Лейбович (1925-2006), сержант артиллерийского полка, в действующей армии с сентября 1943 по май 1945 года, 1 ранение. Работал на Калинковичском промкомбинате. Проживал по ул. Красноармейская 59. Награды: медали «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Штаркер Григорий Борисович (1920-1977), капитан медслужбы, в действующей армии с июня 1941 по май 1945 года. Работал зав. хирургического отделения Калинковичской ЦРБ. Проживал по ул. Калинина 6. Награды: орден Красной Звезды, медали «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 2 другие медали.

Штефан Михаил Васильевич (1912 – 1987), рядовой пехоты, в действующей армии с июля 1941 по май 1945 года. Работал завхозом в Калинковичской ЦРБ. Проживал по ул. Загородная 12. Награды: 6 медалей.

Шульман Гирш Беркович (1910-1986), рядовой саперного батальона, в действующей армии с октября 1941 по март 1943 года, 1 ранение. Проживал по ул. Красноармейская 9. Награды: 3 медали.

Шульман Евсей Яковлевич (1912 – …),  рядовой пехоты, в действующей армии с июля 1941 по январь 1944 года. Работал в Калинковичской райконторе «Заготскот». Проживал по ул. Куйбышева 16. Награды:  медаль «За боевые заслуги», 2 другие медали.

Шульман Михель Янкелевич (1905-1997), ефрейтор стрелкового полка, в действующей армии с сентября 1941 по октябрь 1944 года. Работал сапожником в калинковичской артели «Красный сборщик». Проживал по ул. Дзержинского, 53. Награды: 5 медалей.

Шустерман Абрам Натанович (1894-1982), рядовой 1235-го стрелкового полка, в действующей армии с июля 1941 по ноябрь 1942 года, 1 ранение. Работал в калинковичской артели «Прогресс». Проживал по ул. Красноармейская 17. Награды: 3 медали.

Шустин Янкель Мовшевич (1923-2007), рядовой пехоты, в действующей армии с июня 1941 по май 1945 года. Работал на Калинковичском промкомбинате. Проживал по ул. Загородняя 39. Награды: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», 3 другие медали.

razn_domsnimki26july 203

razn_domsnimki26july 205

Опубликовано 7 мая 2015

(последние 2 снимка добавлены 26 июля 2015)

***

Получил письмо из Канады. Ранее оно было отправлено в местную газету, где так и не было напечатано, несмотря на приписку в конце “постоянно читаю вашу газету”. Перепечатываю с полученного скана, поскольку оно написано рукописными буквами и, мягко говоря,  не совсем грамотно. Автор заранее просил прощения за ошибки ввиду того, что более 40 лет не приходилось печатать по-русски, а также пользоваться им в письменном виде.  17.05.2015

Я просто хочу рассказать об отце Серебренникове Борисе Израилевиче (1920 – 2001), Торонто, Канада.

На сколько я знаю, он был в Армии, когда война началась. Он прошел всю войну (был ранен и не один раз), не любил рассказывать. Награжден орденом “Красной звезды”, медалями “За отвагу”,  “За победу над Германией”, и еще некоторыми др. медалями, я просто не помню (их все забрали в 1973 г. перед нашим отъездом).
После войны отец 5 лет прослужил в органах в Германии (помню имел грамоты от Берия и, кажется, от Сталина. Он был в составе охраны Потсдамской Конференции, говорил был рядом со Сталиным, Рузвельтом и Черчилем). Демобилизовался в 1950 г. Мы жили на ул. 50 лет Октября 5. Перед отъездом отец был заведующим Сельпо на Крестьянской ул. Прикладываю 2 фотографии.

Серебренников Михаил, Торонто.

Created by DPE, Copyright IRIS 2009

***

Еще раз пересмотрел списки и обращаю внимание, что требуются данные на:

Палицкий Яков Ханонович (1923(4) – 1968), был военным летчиком, имел ранения, после войны и до начала 60-х работал в городской лаборатории меры весов, жил по Пушкина, Люльев Михаил Борисович, 1924 г, учитель истории в вечерней школе (Первомайская № …), в 1963 переехал в Самару, в 2-тысячные по некоторым сведениям жил у сына в Москве, Миневич Михаил Александрович (192(?)- 1968),  учитель географии в СШ 1, Каплан Борис … (192(?) – 2013), дорожный мастер в ДСР-10, пер. Суровцева 3, Винокур Зушка (Захар), Луговая 34, Махтюк Абрам … (инвалид войны, ул. Куйбышева 49), Голод Меер …(192(?) – 198(?), Красноармейская 25, Бурдин Давид …, инвалид войны, работал заготовителем, Красноармейская 29, Урицкий Мейлах …(станочник на промкомбинате, Красноармейская 69, Бердичевский И. И., Лазбин И. А. (все работали на промкомбинате по Куйбышева), и еще многих др., кого нет в списке. Присылайте сведения, по-возможности, наиболее полные, а также фото. 

22 мая 2015

Кацевман Пинхас Мотелевич1.5.1923. Военный летчик-штурмовик, лейтенант. В апреле 1941 вместе с друзьями-одноклассниками пришел в райвоенкомат и попросил военкома направить в военные училища. Прошел в Гомеле все нужные комиссии и был направлен на учебу в Школу летчиков ГВФ. 3/7/1942 бы официально зачислен в ряды Красной Армии, находясь в летной части, располагавшейся в Армавире. Награды: Два ордена Красного Знамени, Медаль «За отвагу», закончил служить в 1946 в Вене, откуда поехал в Москву к брату, где закончил институт транспорта (МИИТ). По направлению уехал в Ригу, где проработал 40 лет, после чего в 1991 г. перехал в Израиль. Ныне проживает в Хайфе. В скором времени дополню эту информацию, которую я составил по материалам большого интервью автора  от 13 марта 2008 г., под названием “Кацевман Петр Маркович – военный летчик”, размещенного также на сайте, рядом др. материалов, а ссылка на него также помещена внизу, среди других ранее опубликованных. 

plat_wedd_katz 250

Снимок 9 мая 2015, Хайфа

И совсем новый материал

Интересные судьбы. Пинхас Мотелевич Кацевман

Хайтман Иосиф Борисович, 1925, начал служить в 1943 и закончил в 1951 г. Работал учителем истории в СШ 4 до переезда в Израиль в 1973 г. Проживает в Нес Ционе. Ныне серьезно болен, но возможно получится, что он поделится своими воспоминаниями.

Другие ранее размещенные на сайте материалы:

Список погибших евреев Калинкович в ВОВ

Расстрел оставшихся евреев города

Список погибших евреев, проживавших в районе

Список расстрелянных по району – Озаричи

Список расстрелянных по району – Юровичи

Наум Рошаль (Мериленд, США) – книга “Мои воспоминания”

Циля Андрашникова (Нацрат – Элит, Израиль) – “Воспоминания ” 

Борис Комиссарчик ( Гомель )

Ефим Фарберов (Калифорния) – “КОМИССАРЫ”

Кацевман Петр Маркович – военный летчик

Обновлено 22 июля 17:42 и 1 августа 2015 13:45

 

Игорь Губерман о Лукашенко, Путине, России, Украине…

Весь разговор можно слушать на русском. 

Губэрман патлумачыў, чаму няма «гарыкаў» пра Лукашэнку

Накануне концерта в Праге в телестудию Свободы пожаловал Игорь Губерман, российский и израильский писатель, автор знаменитых «Гарриков».

Сергей Наумчик , Анна Соусь, 04.05.2015 19:01

Размещено 5 мая 2015

Майя Плисецкая

Будни и праздники Майи Плисецкой

А также в области балета…

Со стороны ее жизнь кажется безмятежной, полной обожания, славы, цветов и вечного праздника. Наверное, так и должно быть. Разве расскажешь со сцены о своих переживаниях или тяжелейших тренировках у станка? Но иногда фотографии могут поведать о человеке больше, чем самые подробные биографии или мемуары. «МК-Бульвар» решил полистать юбилейный альбом великой Майи Плисецкой, которой 20 ноября исполнится 85 лет.

1926 год. С отцом Михаилом Эммануиловичем Плисецким Майя прожила только 12 лет. В 1937 году хозяйственного руководителя и дипломата арестовали по обвинению в шпионаже, а через год расстреляли.

1927 год. Майе два года. Девочка с трудом позирует на стуле деда, зубного врача Михаила Борисовича Мессерера. Ей все время хочется бегать, прыгать и танцевать. На самом деле она рыжая и веснушчатая. И все улыбаются при виде этого бесенка.

1931 год. Младший брат Александр, мама Рахиль Михайловна Мессерер, Майя. Мама будущей балерины была актрисой, сыграла женщин Востока в нескольких немых фильмах. Но потом посвятила себя семье и отправилась вместе с мужем на Шпицберген, где он был генеральным консулом и начальником угольных рудников. После ареста Михаила Плисецкого была задержана и Рахиль. Но она отказалась подписывать обвинения на своего мужа, поэтому в 1938 году вместе с годовалым сыном Азарием ее сослали на 8 лет в лагеря.

1938 год. Мама Рахиль Мессерер, брат Азарий, дядя Аминадав Мессерер и Майя. После гибели отца и ареста мамы детство маленькой балерины кончилось. Чтобы детей «врагов народа» не забрали в детдом, Майю удочерила тетя Суламифь Мессерер, а брата Александра — дядя Асаф Мессерер. Суламифь и Асаф были звездами Большого и любимой балетной парой Сталина.

1950 год. Майя и брат Александр играют в шахматы, а младший Азарий следит за игрой. Александр, как и сестра, свою жизнь посвятил балету. Больше 20 лет он был ведущим солистом Большого театра, а затем стал балетмейстером. Легендарная «Кармен-сюита» поставлена не без его участия.

1953 год. Майя — солистка Большого театра, сцену которого она называет лучшей в мире. Дебют балерины на лучшей сцене состоялся 21 июня 1941 года, тогда в зале сидела ее мать, вернувшаяся из ссылки. Вскоре их семью эвакуировали в Свердловск (сейчас Екатеринбург), откуда через год Плисецкая сбежала обратно в театр, и в 1943 году была принята в его труппу. А в 1988 году главный балетмейстер Большого Юрий Григорович отправил Майю на пенсию.

1962 год. Майю Плисецкую представили президенту США Джону Кеннеди. До этих американских гастролей балерина 10 лет была невыездной. Хотя официально ей выезды за границу и не запрещали, но каждый раз под разными предлогами не выпускали. Говорят, что к нашей приме был неравнодушен брат президента Роберт, с которым Майя родилась в один день и год. Они поздравляли друг друга с днем рождения и иногда встречались как добрые друзья. В день гибели Роберта Кеннеди, 6 июня 1968 года, Плисецкая должна была танцевать в нью-йоркской «Метрополитен-опера» «Спящую красавицу». Но в знак траура по другу она поменяла спектакль на «Умирающего лебедя». Такое пожелание русской балерины зал приветствовал стоя.

1963 год. Фидель Кастро после спектакля в Большом театре. По правую руку от него стоит Майя Плисецкая. В какой-то степени благодаря команданте на свет появилась «Кармен-сюита», которую поставил кубинский хореограф Альберто Алонсо.

1964 год. Хореографическая миниатюра Сен-Санса стала коронным номером Майи. Однажды Плисецкую спросили, сколько раз она танцевала «Умирающего лебедя»? Она ответила, что в «Лебедином озере» она выходила на сцену ровно 800 раз, а вот с «Умирающим лебедем» сбилась со счета, поскольку в любом уголке мира просили исполнить миниатюру, и счет идет на десятки тысяч.

1970 год. На сцене Большого Плисецкая танцует «Кармен-сюиту». Это была ее мечта. Своей идеей создать балет о любимой героине она пыталась завлечь Дмитрия Шостаковича, но тот побоялся обидеть Бизе. И тогда за дело взялся композитор и муж Родион Щедрин. Премьера состоялась 20 апреля 1967 года. Министр культуры Екатерина Фурцева ушла, не дождавшись конца балета. А на следующий день со скандалом его запретила, посоветовав Плисецкой «повиниться» через прессу о своей ошибке с «Кармен-сюитой». Досталось за новаторство и Щедрину, который тогдашнюю травлю считает одним из самых болезненных ударов судьбы. Сегодня «Кармен-сюита» исполняется каждый день в разных странах.

1972 год. Супруги Майя Плисецкая и Родион Щедрин на спектакле. Они познакомились тоже в театре: одиннадцатого марта 1958 года на премьере «Спартака». По просьбе своей подруги Лили Брик Плисецкая забронировала два билетика на фамилию Щедрин. Их роман был головокружительным. Уже летом они вместе отдыхали на Ладожском озере, а потом отправились путешествовать на машине в сторону Сочи. Эту поездку позднее они назовут свадебным путешествием, потому что второго октября 1958 года они стали мужем и женой.

2002 год. Майя Плисецкая и Анастасия Волочкова репетируют «Кармен-сюиту». В этот год Родион Щедрин отмечал семидесятилетие. По случаю юбилея в Большом театре состоялся гала-концерт, на который Плисецкая и пригласила из Краснодарского театра опальную Волочкову. Позднее Настя вспоминала, как во время репетиции Майя вышла на середину зала и босиком станцевала почти весь балет: «Это было гениально!»

2008 год. Плисецкая и Щедрин вместе 50 лет. Но они до сих пор считают, что вместе прожили чересчур мало. В начале их совместной жизни им пришлось сделать нелегкий выбор: стать родителями или продолжить творческий путь. Они выбрали второе. Родион Щедрин посвятил своей любимой балерине четыре балета, на титульных листах которых написал: «Конек-горбунок» — Майе Плисецкой»; «Анна Каренина» — Майе Плисецкой, неизменно»; «Чайка» — Майе Плисецкой, всегда»; «Дама с собачкой» — Майе Плисецкой, вечно». По признанию примы, ее муж значительно продлил ей сценическую жизнь.

Сегодня Майя Михайловна и Родион Константинович живут на три дома. Основное время они проводят в Мюнхене, где находится фирма, издающая произведения композитора. Когда в Москве проходят концерты, они останавливаются в своей квартире. А в небольшом литовском городке Тракае у них дача, где супруги отдыхают, гуляют и рыбачат. Плисецкая и Щедрин всегда вместе: они обожают смотреть футбол, иногда балуют себя немецким светлым пивом и следят за любимыми цветами балерины. А на вопросы о семейном счастье чуть ли не хором отвечают, что по отдельности их просто не было бы.

Фото из книг «Ave Майя» и «Я, Майя Плисецкая», ИТАР-ТАСС, PhotoXpress

МК-Бульвар № 703 от 17 ноября 2010 г.

Майя Плисецкая: «Щедрин дарил мне не бриллианты, а балеты!»

20 ноября у Майи Плисецкой юбилей – 85 лет. Накануне корреспондент «КП» побывал в Мюнхене в гостях у великой балерины и ее мужа, композитора Родиона Щедрина

http://www.kp.ru/daily/24594/762075/

Плисецкие-Мессерер из рода литваков

Выдающаяся балерина Майя Михайловна Плисецкая, почерк танца которой нельзя спутать ни с кем, является одним из ярких представителей рода литваков, т.е. евреев – выходцев из Литвы. 20 ноября 2010 года ей исполнилось 85 лет.

М.Плисецкая никогда не скрывала свой возраст, потому что время над ней не властно: она в прекрасной физической форме, обворожительна, элегантна и стройна.

Торжества по случаю юбилея балерины начались 6 декабря в Париже – городе, который она считает своим. «Стоит только произнести слово Париж, как у меня сердце замирает», – восклицает Плисецкая.

Майя Михайловна не скрывает, что у неё несколько «домов»: один – в Мюнхене, где работает её муж, композитор Родион Щедрин, другой – в Литве, где у них дача под Тракай. Однако своим главным «домом» Плисецкая считает Москву, где она родилась и стала балериной, прославившейся на весь мир.

Она танцевала практически 60 лет и почти 50 из них – на сцене Большого театра, в труппу которого была принята в 1943 году, сразу после окончания Московского хореографического училища. Плисецкая стала легендой и символом Большого театра. Она обладает обширной коллекцией наград и является кавалером российского ордена «За заслуги перед Отечеством» 3, 2 и 1 степеней, а также орденов многих стран. Её имя присвоено малой планете номер 4626.

Однако жизнь Майи Плисецкой не всегда была безоблачной. Дочь репрессированных родителей, она находилась под надзором КГБ и несколько лет вообще была «невыездной». Но даже в самые трудные времена она казалась баловнем судьбы. Мэтр мировой моды и большой друг балерины Пьер Карден сказал о ней: «Она так талантлива и неизменно красива! Всегда победительница, в том числе и со временем, годы отступают перед её жизнелюбием, энергией, смелостью и неутомимой жаждой творчества!»

Родословная

Её отец Михаил Эммануилович Плисецкий был уроженцем белорусского города Гомеля. Он родился в 1901 году. Происхождение фамилии Плисецких – топонимическое. Скорее всего, изначально предки знаменитой балерины проживали в Украине в местечке Плесецкое Васильковского уезда Киевской губернии. Позже семья перебралась в Гомель.

В своей книге «Я, Майя Плисецкая» Майя Михайловна пишет об отце: «Внешность свою я унаследовала от него. Он был хорошего роста, ладно сложенный. Худощав, поджарист, строен. Ниспадавшие всегда на лоб чубоватые волосы отсвечивали рыжезной. Его серо-зелёные глаза – мои их копия – вглядывались в тебя пристально и настороженно. Даже на моей памяти весёлая искорка пробегала по ним всё реже и реже – время гряло страшное».

Михаил Плисецкий стал одной из многочисленных жертв сталинского режима. В 1938 году он был расстрелян чекистами, а в хрущевскую «оттепель» посмертно реабилитирован «за отсутствием состава преступления».

Матерью выдающейся балерины была Рахиль, дочь Михаила Борисовича Меccерера (по архивным документам – Менделя Берковича Месерера) и Шимы (или Симы) Мовшовны, урождённой Шабад. Рахиль была пятым ребёнком, родилась она в Вильне 9 февраля 1902 года.

В своих воспоминаниях балерина так описывает облик матери: «Небольшого роста, круглолицая, пропорционально сложенная. С огромными карими глазами, маленьким носом-пуговкой. Чёрные, вороньего отлива волосы, всегда гладко расчесаны на прямой пробор и замысловатыми змейками заложены на затылке. Ноги прямые, с маленькой стопой, но не балетные. Было в ней что-то от древних персидских миниатюр. Поэтому, думаю, и приглашали её сниматься в роли узбекских женщин».

В 1925 г. Рахиль Мессерер окончила ВГИК в классе Льва Кулешова. Ещё в годы учёбы она вышла замуж за Михаила Плисецкого, и семью стали называть Плисецкие–Мессерер. В этом браке родилось 3 детей – Майя (1925), Александр (1931) и Азарий (1937).

В 20-30-е годы Рахиль под именем Ра Мессерер снималась в немых фильмах, сыграв с десяток ролей. Но карьера киноактрисы оказалась быстротечной, т.к. Рахиль всецело посвятила себя семье и мужу, которого сопровождала в командировках на Шпицберген, где он был генеральным консулом в Баренцбурге и начальником угольных рудников.

30 апреля 1937 г. М.Плисецкий был арестован, а в начале марта 1938 г. арестовали и Рахиль. Тогда Майю Плисецкую удочерила сестра Рахили Суламифь, сын Александр поселился в семье брата Рахили, Асафа Мессерера.

Из воспоминаний М. Плисецкой: «Характер у мамы был мягкий и твёрдый, добрый и упрямый. Когда в тридцать восьмом году её арестовали и требовали подписать, что муж шпион, изменник, диверсант, преступник, участник заговора против Сталина и пр., и пр., – она наотрез отказалась. Случай по тем временам героический. Ей дали 8 лет тюрьмы».

Рахиль Мессерер вначале была заключена в Бутырскую тюрьму вместе со своим маленьким сыном Азарием. После приговора как жену врага народа её этапировали в Акмолинский лагерь жен изменников Родины. В результате многочисленных хлопот и стараний своих прославленных брата Асафа и сестры Суламифи Мессерер в конце 1939 г. Рахиль была переведена на вольное поселение в Чимкент. Вернуться в Москву ей удалось лишь за 2 месяца до начала войны, в 1941 году. После освобождения её актерская карьера была навсегда прекращена.

Рахиль прошла суровую школу жизни: помимо киноактрисы, она была телефонисткой, регистраторшей в поликлинике, массовиком-затейником. Она прожила долгую жизнь и скончалась в Москве в 1993 году.

«Главой семьи, – пишет в своих воспоминаниях Майя Михайловна, – был мой дед, московский зубной врач, Михаил Борисович Мессерер… Родом он был из Литвы и образование получил в Университете Вильно. Родным языком в семье был литовский. В Москву дед перебрался – со своими домочадцами – в 1907 году. Шестеро его детей, включая мою мать, родились в Вильно.

Дед был небольшого роста. Густые брежневские брови, массивный нос, лысая круглая голова, упитанный, если не сказать толстый. Ходил с достоинством, игриво помахивая резной палкой с фигурным набалдашником, с которой редко расставался… От двух браков у него было двенадцать детей. Все получили в приданое звучные библейские имена. Всем им в нашей советской, полной подозрений жизни имена эти принесли заботы и бедствия».

Михаил или Мендель Мессерер был родом из белорусского местечка Долгиново, которое до 1918 года относилось к Вилейскому уезду бывшей Виленской губернии. В настоящее время Долгиново и Вилейка находятся в Беларуси. Архивные документы свидетельствуют о том, что Мендель Мессерер оставался приписанным к мещанам м. Долгиново, проживая в Вильнюсе и бывших его пригородах Антоколе (Антакальнис) и Снипишках (Шнипишкес), где были зарегистрированы записи о рождении шестeрых его детей, родившихся в Литве.

Дед Майи Плисецкой по материнской линии Мендель Мессерер, скорее всего, покинул Долгиново с целью своего образования или женитьбы. 19 января 1895 года в Вильнюсе был заключен брак между Долгиновским мещанином Вилейского уезда Менделем Берковичем Месерером, 29 лет, и Антокольской мещанкой Шимой Мовшовной Шабад, 24 лет. Эта запись свидетельствует о том, что семья бабушки балерины, была приписана к Антокольской еврейской общине. В то время Антоколь был одним из пригородов Вильны и имел свою отдельную еврейскую общину.

Согласно записи о браке, Мендель Мессерер родился в 1866 году, предположительно в м. Долгиново. Нет сомнения в том, что он был замечательным дантистом, однако он никак не мог получить свое образование в Вильнюсском университете, который был закрыт 1 мая 1832 года царским правительством на долгие десятилетия. 1 августа 1832 года медицинский факультет Вильнюсского университета был преобразован в Вильнюсскую медицинско-хирургическую академию, прекратившую свою деятельность 1 августа 1842 года.

Поэтому Мендель Мессерер, скорее всего, приобрёл свою профессию в каких-либо других учебных заведениях.

В то время, когда дед балерины проживал в Вильнюсе, государственным языком в Литве, входящей в состав царской России, был русский язык. Согласно переписи, проведённой немецкими властями в период кайзеровской оккупации в 1914-1915 г.г., литовцы г. Вильнюса составляли всего 2% населения города и основными разговорными языками виленчан были русский и польский. Большинство местного еврейского населения владело также языком идиш. Поэтому мы позволим себе усомниться в том, что родным языком в семье Михаила или Менделя Мессерера, прибывшего из Долгинова, где в еврейских семьях также говорили на идиш и польском, был литовский язык.

26 июля 1895 года в семье Менделя и Шимы Мессерер родился первенец – их дочь Пенина (Пнина), запись о рождении которой зарегистрирована в метрических книгах Антокольской еврейской общины. К несчастью, Пенина умерла в возрасте 9-ти лет от воспаления мозговых оболочек. Но, как пишет Плисецкая, дед не мог забыть её, и она «назойливо» слышала о ней всё свое детство: «Портрет худосочной, длинноногой девочки висел над дедовой кроватью. Дед уверял, что она была сущая красавица».

10 марта 1897 года у Мессереров родился сын Азарий, о чём свидетельствует запись в метрических книгах еврейской общины другого предместья Вильны – Снипишки. Он стал талантливым драматическим актёром и педагогом, работал со Станиславским, Немировичем-Данченко, Вахтанговым и Мейерхольдом, выступая под сценическим псевдонимом Азарий Азарин. Азарий умер от разрыва сердца в 1937 году, тяжело пережив закрытие второго МХАТа, где он работал, и арест отца Майи Плисецкой.

Маттаний – второй сын Менделя Мессерера, был погодкой Азария. Он родился 27 января 1899 года на Антоколе и впоследствии стал профессором-экономистом. В 1938 году по доносу своей ревнивой супруги он 8 лет отсидел в тюрьме. Его изуверски пытали, заставляя признаться в «антикоммунистических злодеяниях», а потом отправили в Соликамский лагерь, где он вместе с известным актёром Алексеем Диким организовал полусамодеятельный театр заключенных, что спасло им жизни. Маттаний вернулся из лагеря совершенно больной и вскоре, в возрасте 57 лет, умер.

1 января 1901 года родился ещё один сын Менделя и Симы (Шимы) Месерер – Моисей. К сожалению, нам ничего неизвестно о его судьбе. Майя Плисецкая в своих воспоминаниях не упоминает об этом дяде. Предположение, что он мог умереть в младенческом возрасте, не подтверждается архивными документами.

Поистине личностью на балетном Олимпе был Асаф Мессерер. Асаф (Авиасаф), сын Михаила (Менделя) Месерера и Шимы Мовшовны, родился в предместье Снипишки 6 ноября 1903 года. Он был последним ребёнком Менделя из детей, родившихся в Литве. Асаф стал выдающимся танцовщиком, балетмейстером и педагогом. Окончив хореографическое училище в Москве, он был принят в труппу Большого театра и до 1954 года был ведущим солистом. Майя Плисецкая пишет о нем: «От него воистину начался отсчёт многих технических трюков, да и виртуозный стиль сольного мужского классического танца. Превосходный педагог. Класс его лечит ноги. Почти всю свою сознательную жизнь каждым утром я торопилась в его класс. У него занимались Уланова, Васильев, Максимова… Мало кто знает, что учиться балету он начал поздно, лишь в шестнадцать лет, а в восемнадцать его зачислили в труппу Большого. Это что-нибудь да значит».

Сын Асафа – Борис Мессерер (р.1933) – выдающийся художник театра и мультипликационного кино, спутник жизни недавно ушедшей от нас Беллы Ахмадулиной.

В своих воспоминаниях балерина охарактеризовала и других детей Менделя Мессерера, родившихся в Москве.

Элишева (Елизавета или Эля), по мнению Плисецкой, была неудачницей. Она стала профессиональной и яркой актрисой драматических театров Юрия Завадского и Ермоловой, но её изгнали со сцены, когда она отказалась сотрудничать с КГБ и доносить на своих коллег актеров. Четыре раза Елизавета Мессерер восстанавливала через суд свои права на работу в театре, но её снова увольняли, отчего она очень страдала и, затравленная, умерла от рака пищевода.

Знаменитая сестра матери балерины Суламифь (Мита) Мессерер – балерина и педагог, родилась в 1908 году. В 1926 году окончила Московское хореографическое училище и до 1950 года была солисткой Большого театра. Её танец отличался виртуозностью, яркой экспрессивностью и введением сложных элементов пластической гимнастики. В результате ареста сестры на руках Суламифи осталась юная Майя Плисецкая. Суламифь не только вырастила будущую примадонну мирового балета, но и стала одним из её первых педагогов. Довольно рано оставив балетные подмостки, Суламифь Мессерер предпочла деятельности балерины работу балетмейстера и репетитора со своим индивидуальным методом.

Михаил Мессерер (р.1949) – сын Суламифи, был солистом Большого театра и хореографом. В 1979 году во время гастролей Большого театра в Японии Суламифь с сыном попросили политического убежища в американском посольстве и поселились в США, где она преподавала балетное искусство, выезжая также работать в Лондон, Стокгольм и Израиль. Суламифь скончалась в 2004 году в Лондоне на 96-ом году жизни.

Эмануил был самым красивым из братьев и сестёр Мессерер. Однако он не имел отношения к искусству и был инженером-строителем. Он погиб в начале войны во время бомбёжки, на крыше дома, сбрасывая зажигательные бомбы.

Среди многочисленных детей Михаила (Менделя) Мессерера был также сын Аминадав, который был похож на своего брата Асафа, и их часто путали, а также дочь Эрелла. Раиса, вторая жена Михаила, родила её в 1940 году, когда он был уже совсем стар.

В 1942 году Михаил Мессерер – дед М. Плисецкой и глава семьи, умер в эвакуации в Куйбышеве.

Младший брат Майи Плисецкой Азарий известен как артист советского балета, педагог и балетмейстер. В 1956 году он окончил Московское хореографическое училище, а в 1969 году – театроведческий факультет Государственного института театрального искусства.

В своих воспоминаниях Майя Плисецкая утверждает, что она ничего не знает о своих далеких предках, кроме того, что они жили в Литве, и бабушка её мамы по материнской линии носила фамилию Кревицкая или Кравицкая.

В ревизских сказках Долгиновской еврейской общины за 1850 год имеются посемейные списки Кревицких. Увязать их с родом Мессерер не представляется возможным, однако, это лишний раз подтверждает факт происхождения рода из м. Долгиново.

Таким образом, на основе воспоминаний великой балерины ХХ века и архивных документов нам удалось частично восстановить родословную и описать представителей рода Мессерер, одним из потомков которого является Майя Плисецкая.

Галина БАРАНОВА,

сотрудник Государственного исторического архива Литвы,

специально для «Обзора».  23 января 2011 http://www.obzor.lt/newspaper/archive/732/

Майя Плисецкая: теряла сознание от боли, но поехала на футбол увидеть игру Платини

 

«Публика ждет нового гения». Что Майя Плисецкая говорила о футболе

 

Книга Плисецкой Я, Майя Плисецкая

Николай Троицкий, 2015-05-02 21:40:00

Ушла Великая Майя

Нахим Шифрин, фейсбук, 2 мая в 22 час

Не стало Майи Михайловны Плисецкой.
Кажется, что в доме, в котором прошла моя жизнь, потихоньку разбирают фундамент.
Ссылки на возраст как-то совсем не примиряют с мыслью о том, что доживать придётся в здании без этих, казалось бы, вечных опор.

Денис Мацуев, фейсбук, 2 мая в 22 час

Даже шоком эту новость не назовёшь. Катастрофа. Потому что казалось, что кто-кто, а Майя Михайловна будет всегда. Она у всех вызывала неподдельное восхищение: тем, как прекрасно выглядела, интеллектом, чувством юмора, потрясающей грацией, чувством собственного достоинства, взглядом и паузами её знаменитыми. Невозможно поверить в то, что произошло.
Я знал Майю Михайловну более 15 лет, как и её супруга Родиона Константиновича Щедрина, мы очень близко дружили, это фантастическая пара, которая вдохновляла друг друга и всех вокруг, с кем они общались. Эта пара абсолютно не из сегодняшнего времени: нереальное взаимопонимание, идиллия. Когда говорят, что два великих человека в семье сосуществовать не могут в принципе, эта пара, конечно, исключение.
Невозможно представить! Ведь только что буквально виделись на открытии Пасхального фестиваля! На всех репетициях и концертах, когда мы играли музыку Щедрина, она всегда сидела в зале. Это великая муза великого Щедрина.
Это человек, который ознаменовал своим творчеством абсолютно новую веху в балете. Потому что Майя Михайловна была не только великая балерина, но и великая актриса, и очень тонкий ценитель музыки. Она мне очень много рассказывала про балет и всегда говорила о том, что во главу угла ставила музыку, для неё музыка была ключевым элементом. Она отталкивалась от неё. Все движения балетные шли от музыки. И ради этого она выходила на сцену. Она понимала музыку, как никто, чувствовала подлинное, настоящее и видела, как выразить музыку в движении. Она обладала особой магией, артистической и человеческой, и абсолютно уникальной добротой. Мне даже страшно представить, что сейчас чувствует Родион Константинович, я ему сейчас позвоню.
Эти слова – моя первая реакция на то, что я услышал, я всё ещё не могу осознать произошедшее. Поэтому просто. Аве, Майя!

М_Плисецкая

Фото из дома Шостаковича 8 апреля 2015

Соболезнования по поводу смерти легендарной балерины Майи Плисецкой выразили многие деятели культуры и политики.

По словам кузена Плисецкой, театрального художника Бориса Мессерера, она была великой балериной и теплым человеком, общение с которой всегда приносило счастье.

«Я только что узнал о тяжелейшем известии, о том, что скончалась наша Майя. Она была мне ближайшим человеком, моей двоюродной сестрой. Мы вместе шли по жизни, и по творческой тоже. Я оформлял ее спектакль «Кармен», — рассказал ТАСС Мессерер.

Он отметил, что значение Плисецкой огромно и для российского искусства, и для мирового, добавив, что ее появление на сцене неизменно сопровождали аплодисменты.

Известный танцовщик Михаил Барышников назвал Майю Плисецкую «одной из прекрасных и грациозных балерин нашего времени».

«Одна из величайших танцовщиц нашего времени, муза Ив Сен-Лорана и Пьера Кардена, прекрасная и грациозная Майя Плисецкая, сегодня ушла из жизни», — написал Барышников на своей странице в Facebook.

Он также отметил, что всегда будет помнить «ее потрясающего «Умирающего лебедя» 1959-го и 1986 года, где эту партию она исполняла в возрасте 61 года.

Свои соболезнования принес также советский и российский солист балета, режиссер и продюсер Андрис Лиепа. По его словам, Майя Плисецкая была уникальнейшей балериной и удивительным человеком. «Никто не мог ожидать такого. Буквально больше недели назад мы встречались вместе с Майей Михайловной, Родионом Константиновичем и генеральным директором Большого театра Владимиром Уриным и обсуждали ее юбилейный вечер в Большом театре», — рассказал Лиепа РИА «Новости», добавив, что балерина очень хотела, чтобы вечер прошел именно в Большом театре, концепцию к которому она написала сама.

Кончина Плисецкой стала трагедией и для Запада, и для Востока

Размещено 3 мая 2015

Непридуманный разговор на фб

Гера Князев, 29 Апрель в 15:41

Вот такая непридуманная история произошла намедни.

Геннадий Пармезанов
Сегодня сходил на спектакль ” Гамлет” в наш Драматический театр, мне не понравилось. ”
( написал кто-то пост на ФБ. люди стали комментировать )

Петр Всякий
В каком смысле не понравилось ? Гамлет уже не тот ? Или театр себя окончательно изжил?

Ахад Сумасбродов
А я давно говорил, что буфет у нас говно и рюмки плохо моют после Кизлярского коньяка.

Маша Крикливая
Какой может быть вообще театр, когда русские люди на Донбассе погибают ! Твари !

Геннадий Пармезанов
Кто твари ?

Маша Крикливая
укропы твари и все эти ваши английские принцы-твари ! ненавижу !

Геннадий Пармезанов
Гамлет был принцем Дании

Маша Крикливая
Чо, умный ? Либерал поди? Ненавижу ! Бан !

Марк Иерусалимский
А в чьем переводе была постановка : Лозинского или Пастернака ?

Ваня Гирш
Марк, за***л своими евреями ! Чего ты их везде суешь и выпячиваешь ! У нас полно русских поэтов : Пушкин, Твардовский, Михалков !

Екатерина Вторая
Это Евреи стравили нас с хохлами чтобы захватить наш незамерзающий порт в Мурманске и поставить туда свои авианосцы ! Я вчера смотрела ” совершенно откровенно” – там все рассказали . Евреи и Обама ! Ненавижу !

Ахад Сумасбродов
А я давно говорю – финны только прикидываются, что забыли про Карелию, а сами готовят ее захват и для этого спаивают тамошнее население. Путин должен нанести превентивный ядерный удар по финам, я считаю!

Патриот Путина
Путин сам знает что делать ! Хватит ему указывать! На все воля Божья ! Аминь .

Венера Жадова
Нет чтобы помочь детям или нам пенсионерам – они по театрам ходют ! Сволочи ! Как у вас рука поднимается в кресле бархатном сидеть когда война на пороге ! Вы наверняка предатель !

Кузьма Кофемашина
Я не согласен с вами Венера. Я вот тоже ходил недавно в Театр Оперы и Балета на Филиппа Киркорова. И мне, я вам доложу, очень понравились у них кофе. Кстати, это наша компания туда поставляет кофе. Всем кому интересно – вот ссылка на наш сайт.

Венера Жадова
Спасибо, Кузьма. Я обязательно у вас куплю ! А сколько у вас скидка если купить сразу полкило кофе?

Мент НН
А где вы еще смотрели этого Гамлета? Поди в своих америках сраных, а сейчас тут нас носом тыкаете! Конечно у нас не те, пока еще, декорации, не до конца мы еще заменили эти ваши импортные-ресурсосберегающие лампы, которые вы нам специально навялили чтобы разрушить наши ламповые заводы по всей стране, но вас нам не победить, пендосское отродье ! России слава ! Российский театр лучший театр в Мире !

Патриот Путина
России слава ! Путину Слава !

Актер Непобедимов
А вы пробовали играть Гамлета с геморроем ? Или когда у тени его папы ветрянка и он весь в зеленке ? Вам дилетантам и быдлу не понять наш подвиг, когда мы в любую погоду идем по непролазным сугробам чтобы доставить людям счастье, а вам жмотам нам букета цветов жалко ! Гамлет ему не понравился . Тварь ты неблагодарная Пармезанов.
Предупреждаю всех кто у нас в общих друзьях с этим гадом – либо с ним расстаетесь либо я вас удаляю !

Патриот Путина
Ты прав ! Эти Пармезановы задолбали уже ныть и стонать. Все им не так, все-то у нас им не нравится !
Возродим Россию, слава Путину.

Лёня Суходрищенский
А как тонко намекает. Как ловко, воспользовавшись моментом, этот Гена пытается раскачать лодку. А вы заметили, что за его экзистенциализмом смешанным с перфекционизмом скрывается обычная вражеская сущность либерала ? И он наверняка из Гамлета будет изображать сакральную жертву чтобы опорочить нашу власть.

Анна Журналист
Лёнь, ты молодец ! Я с тобой полностью согласна. Говорят он и первую семью бросил из-за своей подлой либеральной душонки.
Театр ему видишь ли не нравится. Ему и на Родину так же начхать.

Крот Таинственный
Гамлет – говно. Мамаша его – проститутка. Все эти королевские оргии и измены – доказательство порочности их строя и бездуховности западной цивилизации. Не смотрел и всех кто пойдет на этот срам – покарает Господь. Только православие спасет мир !

Петр Всякий
А почему нет ответа на мои принципиальные вопросы ?! Вы сноб, Геннадий. Но я вас банить не буду, вы порой интересные тексты постите.

Геннадий Пармезанов
Петр, извините, был занят работой. Мне не понравилась эта новая постановка Гамлета в переводе Владимира Ананьева и революционной режиссурой Феликса Данченко. Мне показалось излишним преувеличением превращать Гамлета и Горацио в любовников, а на роль Офелии ставить актрису как две капли воды похожую на Любовь Орлову, да к тому же исполняющую в пьесе музыкальную тему из Волга-Волга.

Петр Всякий
Нет, Геннадий, вы однозначно тролль и сноб. В бан ! Ненавижу !

Кот Милашка
Да вы тут все гомофобы ! Нет у этой страны будущего. Все моральные уроды.

Ахад Сумасбродов
А я вас предупреждал ! Гомосеки уже среди нас ! Надо превентивный ядерный удар по Киеву или по Хельсинки нанести. Тем более скоро 70-летний юбилей Победы ! Хороший момент !

Оля Питерская
Ахадушка, а почему по Хельсинки ? Я туда за продуктами езжу по субботам. Может два раза лучше по Киеву ?

Мент НН
Только сначала туда всю нашу мразь из пятой колонны отправим и потом жахнем. Ненавижу !

Патриот Путина
Аминь

Из комментов:

Евгений Смолков Очень смешно! ))) В который раз посмеялся))) Первый раз, вообще ржал полдня, года эдак… назад )))

Иван Косицкий Придумано, конечно. Но придумано отлично!

Гера Князев Евгений, да не год. Месяц назад всего-то я это написал и опубликовал. просто сейчас перевел в раздел “заметки”.

Гера Князев Иван, просто собрано из разных обсуждений. А так, еще и хлеще бывает ))

Alxeander J Flint мне недавно с полной безапелляционностью заявили, что это “хитрожопые жиды из Украины, нарочно всучили нам (России) нищий Крым, развели на жуткое количество бабла, устроили проблемы с работой, дети в детских домах из за них недоедают; хамон исчез, а хаммам стал слишком дорог! а наши жиды (из России) засели на мерседесы и бентли и перессорили два братских народа, хотя (!!!!!!!!) хохлы (украинцы) уже были готовы стать единой страной с Россией и перейти на рубль. а теперь из за жидов там и тут – идёт война и жиды из Киева претендуют на Ставрополье и Краснодар! “

я чуть кофе не подавился, когда мне это написали. думал прикол – но понял, что нет

Alexander J Flint Гера Князев это совершенно реальные разговоры. недавно один штымп из России – брызгая слюной, в истерике, доказывал мне, что “товарищ Сталин, не был коммунистом и развивал частное производство, магазины, рестораны. даже подумывал заводы отдать в рукирабочих кооперативов. и только проклятые пиндосы ему помешали – начали гонку вооружений и из за этого строительство капитализма остановилось и пришлось заводы держать в государственной собственности. а так, если Сталин был коммунист, то почему он расстрелял всех ленинских соратников – таких же коммунистов. а потому что они были не коммунисты даже, а иностранные шпионы и враги. а он только прикрывался коммунизмом. если почитать его сочинения, то видно, что он был поклонником Адама Смита и Кейнси”

когда я возразил, причём по пунктам, меня тут же назвали пархатой жидовcкой мордой и отправили в бан.

мне казалось, что я в зазеркалье в каком то.

Alexander J Flint приходит на ум

А.и Б. Стругацкие «Трудно быть Богом» — “…..Умные нам не надобны. Надобны верные…..”

я знаю, что о Сталине вообще полный компот уже придумали. полная псевдоистория в голове. не удивляешься, когда люди на улице говорят, что во второй мировой, Куликовская битва между фашистами и русскими, где Жуков в личном сражении шашкой заколол фельдмаршала Паулюса и ему в этом славном деле помогал Багратион с Барклай де Толли, стала решающим сражением, но Австрия к сожалению, несмотря на русскую победу, до сих пор принадлежит не России, а Венгрии.

Alla Milne Стадо баранов. А что за “погоняла” у них такие странные?

Елена Остапченко О, да вы зайдите в группы любителей НТВ, ТВЦ, РИА Новости… Там еще и не такое пишут. Не знаешь. то ли плакать, то ли ржать безудержно, то ли чемоданы паковать Спасибо, Гера, повеселил!

Гера Князев Alla , почему странные, вполне узнаваемые ))

Alla Milne Гера , ну это ж Фейсбук. Большинство нормальных людей под своими настоящими именами . А эти ” робокопы” – шифруются. А хотелось знать,кто… Может в друзьях друзей такая мерзость пасется ? У меня, к примеру, есть знакомые из прошлой жизни, прославляющие нынешние действия Российской власти с прекрасных островов и далеких стран . Но хоть под своими именами . Это у бесценного Довлатова было – ” сама Фрида родом из города Шклова. Жить предпочитает в Нью Йорке . ” А что касается антисемитизма, так Прилепин им в зубы. У меня масса друзей с придыханием н нему относятся. Особенно доставляет, когда это делают евреи . Уж он их и так, и эдак… А они любят, и все тут .

Ольга Гармата Такие обсуждения сплошь и рядом на ток-шоу практически по всем каналам, только хором.

Размещено 2 мая 2015