Monthly Archives: February 2015

На смерть Бориса Немцова

Гарри Каспаров: Немцова убили в двух шагах от Кремля

Гарри Каспаров: Немцова убили в двух шагах от Кремля

Гарри Каспаров, оппозиционный российский политик и чемпион мира по шахматам, в эксклюзивном интервью Фокусу о том, кто убил Немцова и чего хочет Путин

3687

Вы знали Бориса Немцова, что для вас означает это убийство?

– Сейчас тот редкий случай, когда я даже не совсем понимаю, что сказать. Эту трагедию еще придется осмыслить. Одно дело, когда говоришь, что режим неизбежно скатится к политическим репрессиям и убийствам, проводишь аналогии с историей, говоришь, что это неизбежно – превращение диктатуры одного человека в фашистскую диктатуру… Но все отвлеченно как-то получается. А когда происходит такое, когда убивают человека, которого я хорошо знал, с которым мы вместе боролись 10 лет, – это совсем другая история.

Борис был большим человеком – и физически, и колоритом, и характером, его всегда было много. Для путинской России это уже преступление

Каким вы запомнили Бориса Немцова?

– Борис был большим человеком – и физически, и колоритом, и характером, его всегда было много. Для путинской России это уже преступление. Когда человек такого калибра начинает активно бороться с режимом, он рискует всем. И понятно, что в какой-то момент этот риск становится смертельным.

Для меня это особенно тяжело, потому что мы с Борей много спорили в 2012–2013 годах. Я говорил, что перемены в России через выборы невозможны, что этот режим не уйдет без крови, а он убеждал меня в обратном. Он всегда говорил: «Нет, в России надо долго жить, мы увидим перемены, это тяжелый процесс, но надо понемногу двигаться». Он сохранял оптимизм, полагал, что этот жуткий режим может как-то трансформироваться.

Четыре пули в спину 55-летнему политику. Кто стрелял?

– Никто сейчас точно не может сказать, кто стрелял, но его убил режим. Я сомневаюсь, что Путин давал команду. Мне кажется, это обстановка, в которой самые отмороженные элементы, уже совершенно взбесившиеся, считают, что могут отстреливать неугодных людей.

Путин создал атмосферу, в которой такие политические убийства становятся возможными. Я всегда говорил, что каждый день пребывания Путина у власти будет множить кровь и страдания. Думаю, что говорить это вам, людям, живущим в Украине, бессмысленно, вы понимаете, что такое Путин. Даже Немцова, человека, который отстаивал методы ненасильственного сопротивления, который не хотел видеть в России кровопролития, повторения 1917 года, каких-то страшных потрясений, именно его убивают.

На ваш взгляд, это убийство связано с планами провести в Москве оппозиционный марш «Весна» 1 марта?

– Наверное, это как-то связано с маршем, который должен был произойти в Марьино, но… его же убили в двух шагах от Кремля! Со всеми этими путинскими силовиками, которые контролируют каждый сантиметр, человека застрелили просто на виду у Кремля.

Бандиты, вскормленные этим режимом, чувствуют себя безнаказанно, страна погружается в беспредел, это уже очевидные признаки тления

Это доказывает, что вся вертикаль власти занята не обеспечением безопасности страны и ее граждан, а именно защитой режима: Путина и его клики. Бандиты, вскормленные этим режимом, чувствуют себя безнаказанно, страна погружается в беспредел, это уже очевидные признаки тления. И вопрос не в том, чем это кончится, мы знаем итог. Вопрос в том, сколько жизней еще унесет это зло, зомбирующее людей и питающееся кровью. Каждый день пребывания Путина у власти, это продолжение эскалации, потому что по-другому режим жить уже не может.

Что стало фундаментом такой ситуации в России?

– Понимаете, вся эта истерика на телевидении, все эти совершенно безумные завывания, крики «больше ада!» – это на самом деле все материализуется. Когда создается такая атмосфера, надо посмотреть историю – это фашистская Германия, сталинский Советский Союз. Вы не можете требовать крови в телевизоре 24 часа в сутки, семь дней в неделю, а потом удивляться, что на улице происходит такое. Эта кровь результат тотальной паранойи и зомбирования людей, которые развернуты были в последний год. Наверное, это агония режима, результат того, что сейчас произошло тотальное зомбирование общества.

Что делать тем, кто остается в России и продолжает сопротивление?

– Политические убийства активистов России всегда были. Просто сейчас мы говорим об убийстве такого уровня. Но до этого было и убийство Политковской, и такие убийства в России не являются чем-то экстраординарным, то есть, у режима нет аллергии на кровь.

Путинский режим зарождался в огне и крови второй чеченской войны и во взрывах московских домов, о чем мы до сих пор не знаем всей правды. Методы подавления оппозиции варьировались, были аресты, уголовные дела. Я знал, что репрессии будут нарастать, но, видимо, у кого-то уже по-настоящему чешутся руки, и какие-то отморозки, безусловно, близкие к Путину, просто стреляют.

Сам президент РФ этот процесс уже не может контролировать, потому что эта ненависть, эта звериная сущность выплеснулась далеко через край. То есть, можно уже все. Есть враги, которых надо убивать, потому что они американские шпионы, потому что они работают в пользу Украины, и так далее. Дальше идет тотальный бред, который можно не обсуждать. Но если постоянно накручивать этот бред, то рано или поздно начинают происходить страшные вещи

Путин как в случае с Политковской, скажет, что смерть «нанесла больший большой урон власти, чем жизнь»?

– Ситуация существенно отличается от 2006 года, когда убили Политковскую. Для меня Путин всегда был тираном, но с точки зрения мирового сообщества он был уважаемым человеком. Он был принимающей стороной на «восьмерке», летом у него собирались все лидеры свободного мира, его репутация была более чем достаточна для того, чтобы подозрения в убийстве от себя отвести. Подозревать Путина тогда было дурным тоном.

Убийство Немцова в такой атмосфере переводит все это на качественно иной уровень, эта кровь уже на руках Путина

Сейчас другая ситуация, у него на руках уже столько крови, и это перестало быть тайной. Преступность режима, его лживость такова, что даже Джон Кэрри (госсекретарь США. – Фокус) вынужден признать, что Лавров постоянно лжет. Убийство Немцова в такой атмосфере переводит все это на качественно иной уровень, эта кровь уже на руках Путина. И тут не важно, насколько он связан с теми, кто организовывал и санкционировал это убийство.

Невозможно не спросить о Надежде Савченко, которой вы передавали письмо с просьбой прекратить голодовку. Ее отпустят?

– Ее не отпустят. Я боюсь, что эта трагедия, эта смерть неизбежна, потому что никаких реальных действий, которые заставили бы Путина хоть как-то двинуться, никто не предпринимает на Западе. Существует достаточно способов продемонстрировать, что эта смерть будет иметь тяжелейшие последствия, начиная с высылки семей, конфискации денег, закрытия SWIFT. У Запада есть много способов, и если бы они хотели послать месседж, они бы это сделали.

Но мы наблюдаем «страусиную» политику – голова из песка иногда высовывается, но все равно очевидно нежелание, как они говорят, допускать эскалацию. Это абсолютный бред, совершенно ясно, что эскалация вызывается одним человеком.

Я увидел недавно очень хороший комментарий, по-моему, у поляков: еще пять-шесть таких перемирий и Путин дойдет до Берлина

Что дальше, возможно просчитать действия Путина?

– Я увидел недавно очень хороший комментарий, по-моему, у поляков: еще пять-шесть таких перемирий и Путин дойдет до Берлина. Запад пытается откупиться, не понимая, что там нет предмета переговоров. Они пытаются, как Чемберлен откупаться территорией другой страны, но вопрос в том, что территории, которые получил сегодня Путин – Крым, Донбасс – не являются для него самоцелью. Его цель на сегодняшний день совершенно очевидна – развалить Украину, как независимое государство и создать абсолютно нетерпимую обстановку в Европе. Где НАТО и ЕС перестанут играть присущую им роль.

То есть, речь идет о тотальном разрушении системы континентальной безопасности, которая создавалась в 1945 году и послужила основой для мировой системы безопасности. Путин переводит игру в другой режим, и это для него вопрос выживания. Пойдет ли он завтра штурмовать Мариуполь, или начнет провокации в Харькове? Это вопрос времени, куда он двинется дальше. Он может неожиданно переключиться на Эстонию, но совершенно очевидно, что вопрос, как он говорит, расширения русского мира, а на самом деле вопрос тотального разрушения системы международной безопасности является для Путина приоритетом. И пока он не будет остановлен, сам не остановится.

Диктаторы сами не останавливаются. Я с омерзением читаю западных политиков, которые боятся отправить какое-то оружие в Украину. Государства, которые вынуждали Украину отказаться от ядерного оружия в 1994 году, сегодня никак не могут решиться продать ей противотанковое оружие. Это позор.

Компьютерный гений которого потеряла Россия

sergey brin google
Биография этого молодого человека подтверждает несколько устоявшихся стереотипов:

об Америке:

  1. что США – страна неограниченных возможностей и для тех, кто там родился и для тех, кто тудаэмигрировал;
  2. что это страна, создающая свои богатства за счёт всасывания в себя всего лучшего и талантливого, существующего в мире;

о России:

  1. что это страна, не упускающая возможностей упускать потерю своих самых талантливых граждан – будь-то у себя дома, будь-то эмигрирующих из неё.
  2. и что особо она преуспела в этом, в отношении евреев, вот уже 200 лет лелея антисемитизм – государственный и бытовой;

о евреях:

  1. что евреи никогда не упускают возможностей преуспеть – и США для этого – идеальное место.

Результат – вот уже 100 лет выигрывают США и евреи;

  1. что массовый исход евреев из России за последние 130 лет – не случайность, а закономерность, проистекающая из того самого российского государственного и бытового антисемитизма.

Результат – вот уже 150 лет выигрывают от эмиграции из России – евреи и проигрывает Россия.

  1. И самое быть может наглядное подтверждение тому – Сергей Брин.

За десять лет нищий российский студент Сергей Брин стал миллиардером. Больше того, вошел в десятку самых богатых людей в Соединенных Штатах! Вместе со своим другом Сергей создал фирму Google десять лет назад. Сейчас ее капиталы составляют $100 млрд. Как-то президент США Джордж Буш сказал:
Америка – страна, которую построили иммигранты, и что инициатива приезжих стимулирует экономику страны. Президент назвал в числе именитых иммигрантов в качестве положительного примера молодого выходца из СССР Сергея Брина – основателя и президента компании Google, которая входит в число самых богатых компаний планеты.

sergey brin google detstvo
Сергей Брин родился в Москве 21 августа 1973 года в еврейской семье, семье потомственных математиков. Отец, как и дед – Израиль Абрамович были кандидатами физико-математических наук, работали в научно-исследовательском институте Академии наук СССР. Путь отца Сергея, Михаила Израилевича в науку был весьма тернистым. Он также проявил способности к математике, и после окончания Московского университета подал документы в аспирантуру. Однако партком был против. Тогда отчество – Израилевич – было как красная тряпка для быка. Михаил Израилевич обошелся без аспирантуры. Сам написал кандидатскую диссертацию. Ему даже удалось съездить за рубеж. Его направили работать в экономико-математический институт Академии Наук СССР. Мать также занималась наукой. Не мудрено, что в такой обстановке у маленького Сережи воспитывалась любовь к математике, воспитывалось его призвание.В 1979 году Брины эмигрировали в Соединенные Штаты. Михаил Израилевич стал преподавателем математики в Мерилендском университете (College Park), а вскоре стал профессором. Мать – Евгения Краснокутская устроилась работать научным сотрудником в NASA. Сереже тогда едва минуло шесть лет. В школе, он отдавал предпочтение математике. Династия математиков продолжалась.
Сам же Сергей себя считает одновременно и русским, и американцем:

И американцем, и русским – в одинаковой степени. Конечно, провожу больше времени в Америке… С другой стороны, мы с родными по-прежнему разговариваем исключительно на русском языке.

Сергей поступил в Мерилендский университет, где отец преподавал математику. Досрочно получил степень бакалавра, причем диплом с отличием. Специальность – математика и компьютерные системы. Преподаватели отмечали исключительные способности юноши и ему дали стипендию Национального научного фонда США. Дальнейшее образование Сергей Брин получил в Стэнфордском университете в Калифорнии, тогда одном из сильнейших в США математических вузов. Преподаватели всячески способствовали влечению студента к науке. Он даже сделал несколько исследований по Интернет-технологии об извлечении из больших массивов текстовых и научных данных. В какой-то мере именно в Стэнфорде уже проявились у него зачатки будущей сверх-идеи, будущего Google. После получения диплома магистра Брин поступил в аспирантуру и начал работать над диссертацией.

sergey brin google larry
И вот тут вмешался его величество случай. В институте молодой аспирант познакомился с математиком Ларри Пэйджем. Сергей и Ларри сначала не понравились друг другу, но они постоянно спорили. Споры их касались в основном научных концепций, и так как им было интересно друг с другом, вскоре они подружились. Первую научную работу они написали совместно. Называлась она «Анатомия системы крупномасштабного гипертекстного Интернет-поиска». Уже в ней просматривалась их будущая идея. Во Всемирной паутине, как нередко называют Интернет, содержится бесконечное количество информации, она необходима во всей нашей жизни. Получаемая своевременно информация – это и успех бизнеса и успех в науке, успех буквально во всем. Но как ее найти? Было несколько поисковых систем, но ни одна не прижилась. Приведем цитату из довольно пространной корреспонденции Л.Синебрюкова, опубликованной в «Финансовой газете» Стэнфорда осенью 1996 года: «На сайте университета (штат Калифорния) заработала поисковая страничка». За аскетичным оформлением и названием Backrub стояла научная работа аспирантов Сергея Брина и Ларри Пэйджа. А необходимый для работы поисковика сервер с общим объемом памяти 1 терабайт располагался прямо в комнате Брина в университетском общежитии. В основе Backrub лежала принципиально новая система интернет-поиска, когда все многочисленные найденные по запросам страницы ранжировались по числу обращений к ним. Таким образом наверху оказывались самые востребованные документы.Backrub сразу же стал популярным поисковиком. Он оказался удобным и простым. К Backrub ежедневно обращались до десяти тысяч человек. Сервис разрастался и к лету 1996 года занимал уже половину университетского интернет-трафика. Тут еще прибавились обвинения в компьютерном хулиганстве. Поисковик не обращал внимания на ограничения доступа к университетским документам “для служебного пользования”, открывая их для всех. Backrub, переставший быть чисто научным проектом, пригрозили закрыть. “В какой-то момент мне пришлось делать выбор: начинать свое дело или продолжать учебу”, – говорил потом об этом Сергей Брин. Согласно общепринятой версии делать выбор ему совершенно неожиданно помог один из основателей Sun Microsystems Энди Бехтольшайм. “Это очень интересно, – прервал его Энди, когда Сергей начал демонстрировать ему возможности своего поисковика, – но я очень спешу. Как, вы говорите, называется ваша компания?”. И достал чековую книжку. Через несколько минут ошарашенный Брин остался один на один с чеком в $100 тыс. на имя не существующей еще компании Google Incorporated.

А теперь попытайтесь представить себе молодого амбициозного еврейского учёного – (того же Серёжу Брина) в России, нуждающегося в средствах для осуществления своей идеи.
Согласно одной из версий именно Энди Бехтольшайму приписывается создание термина Google. До этого проект молодых ученных назывался “Googol”. Googol – математический термин – обозначающий 10 в сотой степени. Но Энди, как уже говорилось, торопился и по ошибке написал на чеке в место Googol – Google. Чтобы получить деньги, компанию Google надо было срочно создать. Чека Энди не хватало для амбициозных планов свежеиспеченных бизнесменов. Цены на компьютеры в те времена были ещё очень высоки. Даже для создания серьезного сервера требовались основательные капиталовложения. Брин и Пейдж написали заявления на академический отпуск и сели обзванивать своих родных и друзей. Через неделю, 7 сентября 1998 года, Google Inc. была зарегистрирована с капиталом в $1 млн. Размещалась она в гараже знакомой одного из основателей фирмы. Забежим немного вперед. Сергей и Ларри и до сих пор находятся в академическом отпуске, диссертаций они так и не написали, просто не хватало времени.
– Нас интересовал, – вспоминает Сергей, – поиск той информации, которая по настоящему влияет на жизнь людей.
– Именно то, что друзья открыли миру новые пути к овладению Информацией через интернет, и обеспечило стремительный рост Google. Такого, наверное, не ожидали и Брин с Пейджем. Прошло всего с десяток лет и сейчас Google – это фирма в Маунтин Вью в штате Калифорния, где в ее корпусах работают 5000 человек. Её капитал превышает $100 миллиардов. Вспомните, все начиналось с миллиона, взятого в долг, и собранного, как говорится, по крохам.

sergey brin google 2008
В знаменитом журнале «Forbes» в 2004 году Сергей Брин был объявлен миллиардером. Его состояние составило $4 миллиарда. В 2008 году у него уже было $18.2 миллиарда. Он занимает 13 место в списке самых богатых американцев.

А теперь представьте себе, что произошло бы с Сергеем Брином в случае подобного успеха в СССР:

– в лучшем случае он бы работал в закрытом институте, получив разрешение пользоваться услугами валютных магазинов.

А в современной России:

– в лучшем случае у него бы отобрали его «Google», как у Ходорковского – «ЮКОС».

Ничего не изменилось с 50-х годов: два мира – два Шапиро.

Google сразу вошла в десятку лучших кибернетических технологий,  журнал «Times» вручил Google приз за технические совершенства и др.
Президент Google Сергей Брин и главный исполнительный директор Ларри Пейдж создали и необыкновенно демократическую компанию:  20% всего времени новый сотрудник может тратить на разработку своих проектов, что должно стимулировать его творчество.
Личное кредо Сергея Брина: “Каждый хочет добиться успеха, но я хочу, чтобы обо мне думали и как о новаторе, и как о человеке нравственном, заслуживающем доверия, в конечном счете, изменившем этот мир”.

И ещё одна деталь: Сергей Брин живет, как поведал его отец, живёт в трехкомнатной квартире. Человек, у которого $18.2 миллиардов личного капитала. И сравните это с быдлом с Рублёвки, ставшим состоятельным, благодаря огромному вкладу в разворовывание национальных богатств своей страны.

До недавнего времени Сергей был самым завидным женихом – симпатичный, умен, и сказочно богат. К огорчению многих матерей, страстно желавших сделать его своим зятем, Сергей даже однажды сказал, что женитьба не входит в его ближайшие планы.

sergey brin google zhena
Тем не менее, его холостяцкая жизнь закончилась. В мае 2007 года женой Сергея стала Анна Войжетски. В 1996 году она окончила Йельский университет со специализацией биолога. Анна основала свою фирму. В декабре 2008 года у молодоженов родился сын Бенджи.Личная жизнь Сергея Брина разительно отличается от стереотипов поведения людей, обладающих столь фантастическим капиталом. Президент Google в обеденный перерыв на автостоянке играет вместе с другими сотрудниками в хоккей на роликах, увлекается гимнастикой,  посещает русские рестораны в Сан-Франциско, завсегдатай русского кафе «У Кати».

И ещё – и может быть не менее показательное, чем личный успех создателя   Google – в течение 20 лет компания намерена израсходовать на благотворительность $20 млрд.!
По словам Сергея Брина у него осталась только одна нереализованная мечта – создать такой поисковик, который знал бы, что вы ищете, и выводил бы именно те результаты, которые нужны.

Прислано по email, автор не известен. Если вам известен источник, то просим сообщить.
Размещено 26 февраля 2015

IMTM 2015 in Tel Aviv (photo album)

exheb IMTM 001  exheb IMTM 006

exheb IMTM 024  exheb IMTM 029

exheb IMTM 030  exheb IMTM 033

exheb IMTM 035  exheb IMTM 036

exheb IMTM 041  exheb IMTM 043

exheb IMTM 042  exheb IMTM 044

exheb IMTM 046  exheb IMTM 048

exheb IMTM 051  exheb IMTM 052

exheb IMTM 049  exheb IMTM 056

exheb IMTM 058  exheb IMTM 060

exheb IMTM 061  exheb IMTM 107

exheb IMTM 179  exheb IMTM 159

exheb IMTM 063  exheb IMTM 064

exheb IMTM 147  exheb IMTM 148

exheb IMTM 149  exheb IMTM 150

exheb IMTM 151  exheb IMTM 153

exheb IMTM 152

exheb IMTM 072  exheb IMTM 074

exheb IMTM 077  exheb IMTM 076

exheb IMTM 078

exheb IMTM 101  exheb IMTM 102

exheb IMTM 083  exheb IMTM 084

exheb IMTM 087  exheb IMTM 088

exheb IMTM 169  exheb IMTM 094

exheb IMTM 091  exheb IMTM 099

exheb IMTM 097  exheb IMTM 090

exheb IMTM 106  exheb IMTM 105

exheb IMTM 093  exheb IMTM 095

exheb IMTM 081  exheb IMTM 197

exheb IMTM 108

exheb IMTM 104  exheb IMTM 103

exheb IMTM 114  exheb IMTM 115

exheb IMTM 117  exheb IMTM 004

exheb IMTM 111  exheb IMTM 113

exheb IMTM 112

exheb IMTM 120  exheb IMTM 121

exheb IMTM 119  exheb IMTM 118

exheb IMTM 122  exheb IMTM 123

exheb IMTM 124  exheb IMTM 125

exheb IMTM 110  exheb IMTM 109

 

exheb IMTM 127  exheb IMTM 130

exheb IMTM 131  exheb IMTM 135

exheb IMTM 136  exheb IMTM 137

exheb IMTM 138  exheb IMTM 139

exheb IMTM 142  exheb IMTM 143

exheb IMTM 145  exheb IMTM 164

exheb IMTM 161  exheb IMTM 155

exheb IMTM 157  exheb IMTM 156

exheb IMTM 166  exheb IMTM 165

exheb IMTM 170  exheb IMTM 171

exheb IMTM 172  exheb IMTM 173

exheb IMTM 176  exheb IMTM 181

exheb IMTM 182  exheb IMTM 184

exheb IMTM 185  exheb IMTM 186

exheb IMTM 187  exheb IMTM 188

exheb IMTM 189  exheb IMTM 190

exheb IMTM 192  exheb IMTM 191

exheb IMTM 193

exheb IMTM 194  exheb IMTM 195

 

exheb IMTM 198  exheb IMTM 199

exheb IMTM 201  exheb IMTM 200

exheb IMTM 202  exheb IMTM 203

 

exheb IMTM 206  exheb IMTM 207

exheb IMTM 208  exheb IMTM 209

exheb IMTM 210  exheb IMTM 211

exheb IMTM 212  exheb IMTM 215

exheb IMTM 214  exheb IMTM 216

exheb IMTM 220  exheb IMTM 219

 

exheb IMTM 218  exheb IMTM 223

exheb IMTM 226exheb IMTM 227

exheb IMTM 232  exheb IMTM 233

exheb IMTM 234  exheb IMTM 243

exheb IMTM 236  exheb IMTM 239

exheb IMTM 240  exheb IMTM 245

exheb IMTM 246  exheb IMTM 247

Posted February 26, 2015

Киевский период жизни Голды Мейр (видео)

19 февраля 2015 | 09:25

Киевлянка, которая стала легендой далеко за пределами Украины. Женщина, которую уважали президенты и боялись могущественные враги. Политик, который стоял у колыбели нового государства на карте мира. Голда Мейр – премьер-министр Израиля. Киевский период ее жизни был полон ужасных событий. Впрочем, именно он во многом сформировал ее личность.  Для перехода к просмотру видео-сюжета, нажать на текст.

Голда Меир говорила, что <мир на Ближнем Востоке наступит тогда, когда арабы будут любить своих детей сильнее, чем они ненавидят израильтян>.

Размещено на сайте 19 февраля 2015

 

Сын врага народа. О Давиде Бронштейне

Давид Бронштейн познакомился со своей женой, когда ей было 4 года

Давид Бронштейн познакомился со своей женой, когда ей было 4 года[фото]

Давид Бронштейн: жизнь гроссмейстера. Фото Валерия Левитина

Давид Бронштейн  – известный шахматист, претендент на первенство мира  в 1951 году. Он был двукратным чемпионом СССР, шестикратным чемпионом Москвы. Был победителем межзональных турниров в Сальтшебадене (1948) и Гетеборге (1955). Несмотря на то, что в последние годы жил в Минске, всю жизнь ощущал себя киевлянином.

Сын врага народа

Давид Бронштейн родился в 1924 году в Белой Церкви в семье работника мукомольной промышленности Йохонона Бронштейна и Эстер-Малки Дувыдовны. Когда мальчику было 2 года, семья переехала в  Бердянск. В 1930 году Бронштейны вернулись в Киев, где поселились в старом “царском” доме на Пушкинской улице с закругленными окнами.

Давид с детства любил шахматы. По приезду в Киев записался в школу Киевского дворца пионеров. Мечтал стать математиком, и все шло к тому, что “мечты сбываются”, однако все изменилось после того, как в 1935 году отца исключили из партии и разжаловали из уполномоченного Комитета по заготовкам сельскохозяйственной продукции и директора мельницы в рабочего той же мельницы на киевском Подоле.

Через два года, в декабре 1937 года, отца арестовали как “врага народа”, присудив к 7 годам тюрьмы.  Арест наложил отпечаток на всю дальнейшую судьбу Давида.  Надпись “сын врага народа”  стала несмываемым пятном в его анкете, которая в СССР определяла биографию человека.  Во многом из-за этого Бронштейн не смог пойти учиться в университет.

Однако шахматы он не оставлял, постоянно совершенствуя свое умение. В мае 1941 году газета “Советская Украина” даже опубликовала его фотографию и сообщение, что “Давид Бронштейн завоевал звание мастера спорта”.

В это время Давид также любил, как и все мальчишки, ходить  на футбол. Кстати, его любимой командой был “Динамо”.

Бегство

Когда Давиду было 17 лет, началась война. Из-за близорукости его признали негодным к призыву. Чтобы спастись от нашествия фашистов,  Бронштейн пешком ушел на Кавказ. После этого, как с горечью говорил сам шахматист, его словно преследовал удел странника и скитальца.

В это время шахматы стали главным делом жизни Бронштейна.

Всю войну Давид жил рядом с линией фронта с родственниками в коммуналке. В послевоенное время возобновил участие в шахматных турнирах. В 1948 и 1949 годах стал чемпионом СССР по шахматам.

Бронштейн внес значительный вклад в теорию дебютов. Фото: соцсети.

Несостоявшийся чемпион

В 1951 году Бронштейн был как никогда более близок к званию Чемпиона Мира. Он играл с Михаилом Ботвинником, который впервые отстаивал свой титул.  В этом матче Давид лидировал с преимуществом в одно очко, когда до конца матча оставалось всего две партии. Но предпоследнюю 23-ую партию он проигрывает, а финальная партия матча завершается ничьей. В итоге счёт 12:12. Это означало, что титул Чемпиона Мира остается за Ботвинником.

Существует теория, что Бронштейн был вынужден поддаться давлению со стороны Советского руководства и позволить Ботвиннику выиграть.

Аналогично, предполагают, что на турнире Претендентов в 1953 году в Цюрихе на Бронштейна и Кереса также было оказано давление, чтобы позволить победить Василию Смыслову. Впрочем, сам Давид никогда напрямую не подтверждал эти теории ни в публикациях, ни в публичных выступлениях.

Он играл до преклонных лет. Так, в возрасте 70 лет он выиграл швейцарский турнир в Гастингсе (1994-95 гг.).

Шахматный гений

Бронштейн внес значительный вклад в теорию дебютов. Его творчество оказало  (и продолжает оказывать) влияние на всех шахматистов, которые подходят к игре как к импровизации, как к творческому процессу с непредвиденным заранее результатом.

Он был одним из тех, кто способствовал реформации временного контроля в шахматах. С его руки начались соревнования по быстрым шахматам.  Бронштейн также придумал идею поединка, при котором гроссмейстеры одновременно играют друг с другом несколько партий.

Бронштейну принадлежат ряд книг о шахматах – “Международный турнир гроссмейстеров”,  “200 открытых партий”, “Самоучитель шахматной игры”.

Бронштейн (справа) с экс-чемпионом мира Максом Эйве, 1973 год. Фото: соцсети.

Семья

Давид Бронштейн был женат трижды. Его первой избранницей стала шахматистка Ольга Игнатьева. Однако их брак продержался недолго: поженившись в 1948 году, в 1949 они уже расстались, хотя и оформили развод лишь в 1957 году.  У пары был сын – Лев Давидович Бронштейн. Кстати, с именем мальчика связана удивительная история. Вскоре после рождения сына Бронштейны поняли, что их мальчик – полный тезка злейшего врага советской власти Троцкого  — Льва Давидовича Бронштейна. Испуганные родители переименовали малыша в Лаврентия — по имени руководителя НКВД. Однако снова не угадали: вскоре Лаврентий Берия был объявлен врагом народа и расстрелян.

Второй раз шахматист женился на Марине Давид, по профессии – историке. Пара была вместе счастлива, однако в 1980-м году женщина умерла от рака.

История знакомства с третьей женой Давида – Татьяной Болеславской – стоит отдельного рассказа.

Татьяна была дочерью известного шахматиста Исаака Болеславского – друга Бронштейна. Она слышала имя Дэвика (так называли его Болеславские) с самого раннего детства.  Исаак и Давид знали друг друга еще с довоенного время – они  познакомились во время одного из шахматных соревнований. Болеславскому в то время было 20, Бронштейну – 15. Несмотря на разницу в возрасте, шахматисты подружились. И после этого часто встречались на турнирах, переписывались.

Давид с Татьяной. Фото: Факты.

Когда Тане было три года, она часто прыгала по квартире и громко распевала: “Хочу замуж за Дэвика Бронштейна!”. Вряд ли она понимала, о чем именно поет, однако, как оказалось, как в воду глядела….

Они впервые встретились в 1950 году, когда Тане было четыре года. Она с родителями проезжала через Москву, и Бронштейн пришел их провожать.  Девочка запомнила “широченный серый габардиновый макинтош” Бронштейна, его высокую шляпу, очки и улыбку.  Он уже тогда покорил ее сердце: принес большую плитку шоколада с орехами.

В следующий раз они увиделись, когда девочке было 8: они с родителями зашли к Бронштейну в гости. В то время он жил на улице Горького в Москве – длинной, узкой комнате. Во время встречи Бронштейн подарил девочке смуглую куклу  Джоконда, которую девочка хранила долгое время, но затем случайно разбилась.

Третья их встреча произошла, когда Тане было 18, она уже  училась в Минской консерватории. Зимой 1964 года она с мамой приехала в Москву на каникулы и зашли в гости к Бронштейну. Давиду было 40, и он встретил гостей в спортивной вязаной шапочке (которой прикрывал свою лысину).  В то время Бронштейн был женат и счастлив в браке. Однако во время визита девушка  “запала” ему в душу: Давид даже пошутил, что теперь понимает, почему женятся на дочерях друзей.

Соединить свои судьбы им удалось лишь в 1983 году. Он был уже свободен, она была молода и красива…  Они поженились в 1984 году. Их брак продолжался 23 года – до самой его смерти.

В последние годы жизни он  потерял интерес к жизни – ничем не интересовался, ничего не делал.  Немного “разбудили” его события “оранжевой революции” в 2004 году, за которыми он наблюдал по телевидению и случайно увидел дом, в котором прошло его детство.

В это время Бронштейн уже с трудом ходил, плохо видел, у него развилась глаукома. Однако гроссмейстер принципиально не лечился и лекарств не принимал. Умер известный шахматист 5 декабря 2006 года от инсульта.  Похоронила его на Чижовском кладбище в Минске.

Похоронили гроссмейстера в Минске. Фото: Википедия.

ЦИТАТЫ ДАВИДА БРОНШТЕЙНА

  • Не всегда надо делать лучший ход. Ход должен быть активным, предприимчивым, корректным и красивым.
  • В шахматах выигрывает каждый. Если ты получаешь удовольствие от игры, а это самое главное, то даже поражение не страшно.
  • Футбол как игра на порядок выше по интеллекту, чем шахматы
  • Королевский гамбит — единственный дебют, ради которого стоит играть в шахматы.
  • Это иллюзия и обман, будто за два с половиной часа можно сыграть лучшую партию, чем за 20 минут.
  • Человек уже ходит по Луне, а мы все еще играем в шахматы
  • Оригинал статьи на сайте Комсомольская правда в Украине

Еще ряд материалов ранее помещенных на сайте о Давиде Бонштейне 

Добавлено на сайт 19 февраля 2015

100-летие Владимира Зельдина

“Никогда никому не завидовал”. Столетний юбилей отмечает любитель шахмат Владимир Зельдин

Вторник, 10.02.2015 16:49

В одном из интервью он признался, что очень любит играть в шахматы. Но это лишь маленький штришок в его уникальной биографии. Сегодня на сцене Центрального академического театра Российской армии народный артист СССР Владимир Зельдин отметит столетний юбилей.

Имя Зельдина занесено в Книгу рекордов Гиннеса: больше в мировой театральной практике нет ни одного играющего актера в возрасте 100 лет.

“Я никогда никому не завидовал, зависть разрушает, – делится Зельдин секретом долголетия. – Помню все то, что делали мне во благо, всех помню. Обидчиков? Не помню, зачем этот мусор в голове держать. Я до сих пор играю четыре спектакля, надо столько текста помнить. Еще выступаю с творческими вечерами. На днях в Казань еду с концертом. Два часа пою и читаю стихи. Вот для чего память нужна, а не зло помнить”.

Немногие “поспевают” за Зельдиным. В шахматной среде из таких – Юрий Авербах и Марк Тайманов; первому позавчера исполнилось 93 года, второму два дня назад – 89. Chess-News поздравляет всех долгоиграющих ветеранов!

Оригинал

Владимир Зельдин: «Видал я времена и похлеще…»

00:02 10/02/2015 Сергей Грачёв

Размещено на сайте 11 февраля 2015

“Украина никогда не вернется в империю”

Михаил Гольд, «Еврейская панорама»   30 января 2015

Современный классик, поэт и переводчик, депутат и дипломат,

Герой Украины Дмитро Павлычко — о себе, стране и … еврейском вопросе
Dmitro Pavlichko

— Дмитро Васильевич, вы родились недалеко от Косова, где большинство населения в 1920-е годы составляли евреи, а в начале 1930-х евреем был и городской голова — Яков Гертнер. Как, исходя их ваших детских воспоминаний, складывались отношения в треугольнике «поляки-евреи-украинцы»?

— Родом я из Стопчатова — большого села Косовского района, километров на семь распластавшегося под Карпатами. При Австро-Венгрии в Стопчатове было восемь еврейских корчм и лавок, но при поляках их стало меньше. Я, кстати, учился в польской школе — отец так решил, ведь польские власти вели себя так же, как через пару лет Советы — преференции получали те, кто учился в польских (потом — русских), а не украинских школах. А отец был простой крестьянин и с трудом оплачивал учебу моего старшего брата Николая, студента коммерческой школы — это некое подобие колледжа — в Коломые.
Поэтому я ходил из своего села в местечко Яблунов (оттуда родом мать знаменитого мима Марселя Марсо — Ханця Верберг, — М.Г.), в польскую школу, где учились, в основном, поляки и евреи, а я был единственным украинцем (была, впрочем, и одна украинка).

Так или иначе, но у меня много «еврейских», почти семейных, воспоминаний. Отец — за то, что отдал меня в польскую школу, получил работу дорожного мастера, но на жизнь не хватало, и он подрабатывал на лесопилке в Стопчатове у еврея Майорка, – возможно, его звали Меир. Отец одолжил у Майорка деньги — надо ведь чем-то платить за учебу и учебники, брату нужен был и костюм, и кашкет (в этом кашкете, купленном на деньги Майорка, я ходил много лет спустя, уже будучи студентом Львовского университета). При этом отношения отца и Майорка были вовсе не похожи на отношения начальника и подчиненного — отец помнил о долге, Майорко же его успокаивал, мол, потом отдашь, бывал у нас дома, просто по-дружески.

Врезался в память и еще один стопчатовский еврей, державший лавку и корчму, — Маньо — к этому человеку с красивой седой бородой меня отправляли за керосином для лампы и рыбой, она у него была отменная, на Святой вечер покупали только у него. Продавал он и шмир — это идишское слово все понимали, — солидол для смазывания колес у телеги. Когда отец собирался в лес за дровами, меня посылали к Маньо, я, как сейчас помню, протягивал жестянку, которую он возвращал со шмиром и насыпал мне в карман пригоршню конфет впридачу. Такие у меня детские впечатления, поэтому я вырос с убеждением, что еврей — это друг и сосед, а не чужак.

— Во время немецкой оккупации вы были учеником гимназии в Коломые, по соседству с которой нацисты устроили гетто. Как реагировали на это ваши соученики, что вы сами чувствовали, когда вчерашних соседей стали по ночам вывозить в лес и расстреливать?

— Одно из самых сильных потрясений в моей жизни — смерть школьного друга Мойше-Дувида в сентябре 1941-го. Однажды утром немецкий мотоциклист заехал во двор школы, а Мойше-Дувид как раз подходил к дверям — у него была очень характерная внешность, даже слепой догадался бы, что перед ним еврейский мальчик, этой своей непохожестью он мне и нравился. Мотоциклист заметил его, спросил, куда, мол, идешь — я всё это из окна наблюдаю — и вижу, как немец встает с мотоцикла, достает пистолет и прямо на улице убивает ребенка. Я, конечно, убежал домой в слезах, долго плакал, рассказал матери — всё это осталось со мной на всю жизнь.

А потом наша гимназия действительно стала граничить с гетто. И однажды, подойдя к забору, я увидел сквозь щель голодные детские глаза. Взял хлеб, который мама мне дала, привязал к нему камень — чтобы дальше летел — и перебросил на ту сторону. Так я делал несколько раз, всегда ночью. Мои друзья знали об этом. Молчали.

С украинским антисемитизмом я столкнулся фактически с приходом немцев. Кое-кто был рад, что евреев изгоняют из Яблунова, Косова, Коломыи и заключают в гетто. Но больше было тех, кто евреев спасал — с риском для жизни своей и своей семьи. Я в свое время написал поэму о вдове писателя Марко Черемшины, которая прятала двух еврейских мальчиков — и она их спасла, они уехали после войны в Палестину. Описал я и трагедию в Шипаревском лесу, где были расстреляны почти все евреи Коломыи.

Через ворота гетто в Коломые
Текут потоки страшные людские —
Под равнодушным пологом небес
Идут евреи в Шипаревский лес.
Смиренно, в парах, по привычке школьной,
И каждый – со звездой шестиугольной,
В одеждах длинных, черных как смола,
С глазами слезными колонна молча шла.
Несчастных девушек босые ноги
Ступают по заснеженной дороге,
Внучат старухи за руку ведут…
Я в школу шел — мне по дороге тут!
Нет, не стою, — иду я вдоль колонны.
Я слышу их сердец больные стоны.
Но мир наш — глух. Назло страданьям всем,
Притворщик мир! — он слепо-глухо-нем!
И я, и я молчу: боюсь конвоя,
Готового, как зверь, на дело злое.
Я — в школу… Но мой чувствует язык,
Что в горле — пепел… как безмолвный крик!
Тут не до школы… На доске на классной
Мне мнится тех несчастных вид ужасный,
На мертвых лбах — известкой — белый мел,
И я скатился в яму, еле цел,
И выползаю ночью из могилы,
А утром я опять в колонне стылой,
Она трясиной вязкой, среди дня,
В свою молитву засосет меня…
И вот я, весь охваченный слезами,
Бреду в бреду меж черными рядами,
Со школьниками — школьник, в темный лес,
Где ждет «учитель»: автомат СС.
Перевод Феликса Рахлина

Помню, отец после всего этого ужаса заплакал и говорит, мол, не отдал я Майорку деньги, не успел… Когда писались «Еврейские мелодии», уже на излете советской власти, мне подумалось, что этим в какой-то мере отдаю долг отца… Я, кстати, в свое время был членом международного комитета по разработке концепции музея Бабьего Яра и сегодня иногда прихожу к Меноре, но музея до сих пор нет. Кто виноват? Украина должна чувствовать ответственность за увековечение памяти жертв Холокоста. Должна! Но и братья-евреи должны! Для меня это, повторюсь, в какой-то мере и личная трагедия. У меня есть стихотворение «Читая Шолом-Алейхема» (в свое время я прочел всего Шолома — сперва по-русски, потом по-украински, помогал издать его на украинском языке), высоко ценю его мягкий юмор, но стихотворение это закончил фразой: «Але не сміюся, бо Мойше стоїть у вікні…» Никуда не деться от этих воспоминаний, Мойше-Дувид действительно стоит передо мной…

— Хотелось бы развеять кривотолки вокруг вашего пребывания в УПА в 1945-м. Где вы воевали, почему ушли из отряда и как вас отпустили после восьми месяцев проверок в НКВД?

— В УПА, будучи 16-летним парнем, я «прослужил» два месяца — апрель-май 1945 года, нас было в сотне двенадцать юнцов — моих ровесников, не принимавших участия в боях. Когда советские и американские войска встретились на Эльбе, сотенный позвал меня в свою палатку (мы в лесу стояли, над Прутом), включил приемник (станция была немецкая) и говорит: ты же учил немецкий в гимназии, послушай, о чем говорят. А после услышанного резюмировал: «Это конец». Через несколько недель он собрал нас, подростков — и скомандовал: «Марш по домам, идите в школу, вступайте в комсомол, но не забывайте, где вы были». У меня десятизарядка была тяжелая — сотенный вырвал ее из моих рук и бросил в кучу оружия. Было обидно до слез, у меня звон этого оружия до сих пор в ушах стоит. Уходя из сотни, я отдал роевому свой пиджак — а там были стихи, потом думаю, не дай бог его убьют — найдут же, вычислят… Его действительно вскоре убили, но стихи мои, наверное, были где-то спрятаны. Не нашли…

Вернулся я домой, пошел было в 9-й класс, и тут меня взяли — причем, стали шить дело как активисту «детской» сотни — один из моих ровесников-односельчан стал «колоться» в НКВД, рассказывать, как они с приятелями собирались на пастбище, а ночью приходили бойцы УПА и они служили им проводниками. Возможно, все это и было, но прошло мимо меня, поэтому я сначала упирался, а потом подумал — пусть лучше посадят как подростка, чем узнают, что я был в настоящей сотне. В общем, дело сошло на нет, и нас отпустили. При советской власти немногие знали об этом эпизоде моей биографии — Андрей Малышко, помню, смеялся, называл «бандеровским юшковаром».

— Вы никогда не считались диссидентом, напротив, на протяжении десятилетий входили в творческую элиту советской Украины. Как это удавалось, учитывая, что часто стихи Павлычко раздражали власть, а тираж сборника 1958 года «Правда кличе!» из-за одной строки «Що здох тиран, але стоїть тюрма!», намекающей на ситуацию в СССР после смерти Сталина, был даже изъят из продажи и уничтожен.

— Да, это был драматический момент. Наделавшее шуму стихотворение из «Львовских сонетов» называлось «Коли помер кривавий Торквемада…».

Коли помер кривавий Торквемада,
Пішли по всій Іспанії ченці,
Зодягнені в лахміття, як старці,
Підступні пастухи людського стада.
О, як боялися святі отці,
Чи не схитнеться їх могутня влада!
Душа єретика тій смерті рада —
Чи ж не майне де усміх на лиці?
Вони самі усім розповідали,
Що інквізитора уже нема.
А люди, слухаючи їх, ридали…
Не усміхались навіть крадькома;
Напевно, дуже добре пам’ятали,
Що здох тиран, але стоїть тюрма!

Меня любил и поддерживал Олесь Гончар, ему я признался, что был в УПА… Вспоминаю: мы идем по заснеженному Львову, он впереди, я сзади — тропка узкая, на одного, и я спрашиваю, что делать, я же в УПА был, а тут книгу изъяли, да еще со скандалом… Спрашиваю, а он будто не слышит — ночь, метель. Только сказал, иди, мол, за мной, и замолчал. Тогда я взбираюсь на сугроб и едва ли не в ухо ему кричу: «Олесь, что же делать?». А он мне спокойно: «Иди за мной». Что это значит? Не рядом, а след в след? Я снова спрашиваю, и он снова повторяет те же слова. И тут до меня доходит их двойной смысл.

Но спас меня в тот раз… Шолохов. Я рано вступил в Союз писателей, когда в 1954 году вышла моя первая книжечка, Бажан принял меня в СП — 25 лет мне было, никто меня не знал, никто не рекомендовал. В том же году участвовал в съезде писателей Украины и тогда же, в 1954-м, познакомился с Шолоховым — я выступал на литературном вечере в Киеве, где он присутствовал. Шолохов же в статье о знакомстве с Гончаром, Остапом Вишней вспомнил и о молодом поэте Дмитре Павлычко. Это дорогого стоит. Когда в 1958-м разразился скандал, я, оказавшись в командировке в Москве, случайно увидел в гостинице Шолохова (Михаил Александрович там жил) — он меня вспомнил, спрашивает, как дела? Беда, говорю, и прочитал ему стихотворение о Торквемаде, с которого все и началось. Он зовет к себе в номер и оттуда звонит Николаю Грибачеву — редактору «Огонька» и члену ЦК партии. «Коля, — говорит, — позвони во Львов, скажи, у них там талантливейший поэт есть, пусть отцепятся от парня». И тот позвонил. Я возвращаюсь из Москвы, меня прорабатывают на обкоме, ругают, обвиняют в зазнайстве, но из партии не исключают, советуют опомниться и т.п.

Когда Шолохов отмечал 70-летний юбилей, мы с Гончаром поздравляли его от Украины, Гончар произнес речь, а я повязал Шолохову рушник и на ушко успел шепнуть: «Спасибо!».

— С коллегами по перу из первопрестольной хорошие были отношения?

— Всякое бывало. Я, например, дружил с Солоухиным. Михаил Светлов любил слушать украинскую речь. А с Евтушенко не сложилось. Мы плыли однажды из Ленинграда на фестиваль в Хельсинки, жили в одной каюте. Он был рупором советской молодежи, вокруг всегда крутилось много корреспондентов, однажды он им меня представляет и говорит: Дмитро Павлычко – талантливый поэт, но… пишет по-украински, писал бы по-русски — вы бы его знали. А у самого мать — украинка, с которой он меня познакомил буквально накануне, она продавала газеты на Ленинградском вокзале в Москве. Евтушенко был тогда совком, не понимал, что украинский язык для меня — это честь и совесть моего народа.

Примерно на этой же почве возникло недопонимание с Солженицыным. Он подошел ко мне на одном из последних перед изгнанием из СССР съездов Союза писателей, протягивает письмо, просит подписать. Я почитал — это политический манифест, шедевр антисоветский. Спрашиваю, а с Украиной-то что будет? Вы предлагаете освободить Россию, а с нами как? Он и говорит, мол, Украина — это же часть России. Я выругал его по-русски и отошел…

— Вы были главой Совета национальностей РУХа — одним из тех, кто боролся за независимость Украины, мечтая о стране, где каждый — русский, поляк, еврей, крымский татарин — будет чувствовать себя в своем УКРАИНСКОМ государстве, идентифицируя себя с языком, культурой и ориентирами этого государства. Почему, на ваш взгляд, украинская политическая нация тогда, в начале 1990-х, так и не стала реальностью?

— Сложный вопрос. Я, например, на Учредительном съезде РУХа в 1989-м неоднократно подчеркивал, что евреи — это наши братья и друзья. К нам, кстати, явились тогда москвичи из «Памяти» и стали укорять – мол, что ж вы с евреями связались?! Пришлось просить хлопцев выгнать «гостей», чтобы духу их не было. И наши ребята их вытолкали.

Еврейский вопрос был для нас тогда не маргинален — я предложил, чтобы Александр Бураковский возглавил Совет национальностей, и он занял этот пост в 1990 году — за национальную политику в РУХе отвечал еврей, а не украинец.

Что касается формирования политической нации, то надо понимать, что украинский народ в 1990-е был в значительной степени народом советским. Москвоцентризм был очень силен, все мы искали защиты в Москве — меня спас Шолохов, а Сталин спас Довженко, когда того местная власть гнобила. Когда Гончар написал «Собор» — его в Киеве мордовали, а брежневская челядь разрешила издать. Мы еще не могли нормально воспринять свободу и государственность — во всем РУХе было полмиллиона человек — не много для такой огромной страны. А сегодня нас десятки миллионов — людей, которые хотят интегрироваться в Европу, слишком уж очевидно стало, что с Россией нам не по пути. Будет построена стена на границе с РФ или нет — она уже де-факто стоит. Ее строили цари, императоры, генсеки, кагебисты, каратели Украины.

Самое печальное, что многие выдающиеся россияне — философы, интеллектуалы — традиционно отказывали Украине в праве на государственность, рассматривая нас как специфический регион России с мелодичными песнями и чернобровыми девушками. Во многом им это удалось, поэтому в 1990-х мы просто не могли стать теми, кем ощущаем себя сегодня. Судя по тому, что сегодня против России воюет много русских, белорусов, поляков — добровольцев, политическая украинская нация существует.

Я часто думаю о том, что нас воспитывают наши победы и наши поражения. РУХ ведь развалился потому, что Черновол набрал на первых президентских выборах 26% (а это победа, как ни крути) и решил, что бывший секретарь ЦК Кравчук ему не партнер. И когда президент Кравчук предложил ему пост премьера, возможность сформировать РУХовское правительство, Черновол отказался — с коммунистом, мол, не пойду. И РУХ постепенно сошел с политической сцены.

Поражение идет от победы. Россия сейчас решила, что может превратить США и весь мир в ядерную пыль, и это ее уничтожит. Что произошло с немцами, когда они исступленно повторяли один народ, один рейх, один фюрер? Это стало началом конца. То же произойдет и с путинской Россией.

— Горшки побиты окончательно и бесповоротно?

— Мы могли бы быть вместе, проблема в том, что они хотят, чтобы нас не было вообще, как народа, как суверенного независимого государства. Москва должна свыкнуться с тем, что Украина никогда не вернется в империю, мы уже там были и достаточно долго — сначала в царской, потом в коммунистической.

Мы живем в уникальное время — среди украинских солдат, воюющих и гибнущих за Украину на востоке, множество русскоязычных. Выходит, что сегодня нас ничего не разделяет с русскоязычной частью украинского общества. А что нас объединяет? Земля — пейзаж, в котором мы живем, река, в которой купаемся, хлеб, который едим, то есть все, что осязается нами как нормальная жизнь. И русский язык этому не помеха. Владимир Путин, наверное, гениальный реформатор России, если ему удалось разбудить в русском языке, на котором говорит значительная часть Украины, ненависть к Российской кровавой государственности.

Недаром российские офицеры удивляются: а где же бандеровцы, с которыми мы должны воевать? А нет их. Приходится стрелять в русскоязычных украинцев. И они стреляют — и в людей, и в язык. Им кажется, что они бьют бандеровцев, а они Россию убивают.

Мы должны быть благодарны Путину — никто не смог так поднять Украину и объединить западных и восточных украинцев, украинцев всех национальностей, как это удалось ему. Более того, сегодня идет уже не украино-российская, а российско-европейская война на нашей земле, мы чувствуем, что воюем за Украину и за Европу. И мы уже победили, ведь, несмотря на то, что завтра нас могут раздавить танками, все равно захватчики побегут отсюда. Чем больше войск они введут, тем быстрее Европа поймет, с кем имеет дело, и тем скорее Россия проиграет.

— На протяжении десятилетий украинских евреев в массе своей было принято относить к умеренно-пророссийскому (с точки зрения культурной идентификации) лагерю. У вас, как национал-демократа, не было обиды за столь скептическое отношение к перспективе национального государства?

— Была обида. Но я всегда искал то, что объединяло украинцев и евреев. Все наше общество было иным, а сегодня украинский язык и культура востребованы куда больше. Завтра и на Донбассе будут говорить по-украински, тысячи детей беженцев с востока Украины уже учатся в украинских школах. И люди, которые общаются сегодня по-русски и отдают жизнь за Украину, — и они заговорят по-украински, только не надо их к этому принуждать. Язык к ним придет, а не к ним, так к их детям — государство наше на этой территории уже утвердилось, и единственное, о чем необходимо помнить, — не нужно ничего насильно навязывать. Комбаты, которые говорят со своими бойцами по-русски, в Верховной Раде переходят на украинский. Думаю, что и украинские евреи заговорят по-украински. К сожалению, есть и те, кто чувствует себя русским не только в Украине, но и в Израиле. Но, с другой стороны, некоторые евреи в Израиле чувствуют себя украинцами, даже журнал издают на украинском языке.

Но мне никого и никогда не хотелось украинизировать — пусть наши сограждане остаются евреями, русскими, татарами, белорусами и т.д. Я прекрасно понимаю, что настоящие, мыслящие русскоязычные евреи и русскоязычные русские в Украине являются украинскими патриотами, частью политической нации.

— Я слышал, что совсем недавно вы перевели гимн Израиля на украинский язык, а чуть раньше на иврите вышли ваши «Еврейские мелодии»…

— Да, в новой книге «Вірші з Майдану» я поместил переводы нескольких гимнов — гимна Европы («Ода радости» Шиллера), гимна Польши, гимна Хорватии — хорваты, как и украинцы, заимствовали первые строки своего гимна у поляков. Гимн Польши был написан в 1797 году как песня польских легионов, стоявших в Италии. А в 1848-м, во время Весны народов, вся Европа пела этот гимн на всех языках — в знак солидарности с Польшей, пытавшейся сбросить с себя ярмо России, Австрии и Германии. Перевел я и гимн Израиля; хоть он и выпадает из этого ряда, но кажется мне созвучным нашей ситуации:

Доки ще в серці палахтить роду єврейського душа,
Доки ще гордо ідем на схід вчаровані в рідний Сіон,
Наша надія ще жива, як мрія двох тисячоліть,
Бути нам народом вільним там, де стоїть Йерусалим.

Что касается «Еврейских мелодий», то мне очень приятно, что они вышли в Израиле в прекрасном переводе на иврит репатрианта из Харькова Антона Паперного и с предисловием главы Союза украинских писателей в Израиле Александра Деко. И в завершение признаюсь, что очень хотел бы, чтобы симпатии к моему творчеству в Израиле переросли в симпатии еврейского государства к Украине, которая переживает сегодня, возможно, самый великий, основополагающий эпизод своей истории.

Добавлено на сайт 6 февраля 2015

“Меня плохо учили любить Путина”

Во вторник, 27 января, в Нью-Йорке 31-летний пианист Павел Гинтов, уроженец Киева и выпускник московской Консерватории, вступил в беседу с выходившими после концерта в Карнеги-холле музыкантами Мариинского оркестра. По свидетельству Гинтова, состоявшаяся полемика касалась не особенностей исполнявшихся в тот вечер произведений Прокофьева и Шостаковича и сопровождалась не вполне музыкальной терминологией. Гинтов, который сейчас заканчивает докторантуру в Манхэттенской школе музыки, пришел к Карнеги-холлу, чтобы выразить протест против гастролей дирижера оркестра Валерия Гергиева – одного из тех, кто в прошлом году подписал письмо деятелей российской культуры в поддержку позиции Владимира Путина в отношении Украины. Из уст российских музыкантов в ответ на него посыпались оскорбления.

Сам пианист описал произошедшее так: “Сегодня произошло нечто исключительно омерзительное. А именно – довелось поговорить с музыкантами Мариинского оркестра. Одна миловидная девушка со скрипкой, проходя мимо меня, посмотрела мне в глаза, мило улыбнулась и сказала:

– Когда вы все уже сдохнете, <б…дь>!

 

Гинтов не первый раз участвует в акциях протеста, которые после российской аннексии Крыма и последовавшего затем конфликта на востоке Украины сопровождают выступления на Западе Гергиева и других подписавших письмо в поддержку Путина, например, Владимира Спивакова. По его словам, акции такого рода будут продолжены:

– С самого начала, после того как началась вся эта эпопея в Крыму и появилось знаменитое письмо, подписанное несколькими сотнями деятелей культуры и искусства России, вышли интервью с Гергиевым, в которых он говорил совершенно невероятные вещи о том, что в Украине пришли к власти фашисты, о том, что в Киеве запретили играть русскую музыку. Это все страшное вранье, это пропаганда, и я считаю, что это предательство по отношению к его публике в Украине, которая всегда приходила на его концерты. Я знаю очень много людей, которые не пропускали его концертов, и я считаю, что он своей поддержкой политики Путина просто оплевал своих слушателей. И меня это бесконечно возмущает.

Я поговорил здесь с другими украинскими активистами, а потом к нам еще присоединилась группа “Искусство против насилия”, это группа интеллектуалов из Бостона, в основном гарвардские выпускники, выпускники МIT, музыканты и любители музыки, ценители искусства, творческая интеллигенция, причем не только украинская, совершенно разные есть люди, и американцы есть, и россияне, их довольно много, люди из разных стран, которые сочли совершенно аморальной такую поддержку деятелями искусства войны и агрессии в Украине. И мы совместными усилиями начали эти акции протеста в каждом зале, в каждом городе, куда приезжают деятели из этого списка. Протесты были в Нью-Йорке в апреле прошлого года, были летом, были в Бостоне, в Сиэтле, в Вашингтоне, в Чикаго. Сейчас будут протесты во многих городах. То есть каждый город, куда они приезжают в Америке, и в Европе тоже, насколько я знаю, не обходится без протестов.

Протесты против Гергиева в Лондоне

Протесты против Гергиева в Лондоне

Для прочтения всего материала, кликнуть на приведенный текст.

Размещено на сайте 5 февраля 2015

К вопросу о белорусской шахматной школе

Вольф Рубинчик

В начале июля 2014 г. публицист и библиофил из Калифорнии на российском интернет-портале поздравил своего приятеля, международного мастера по шахматам. Дело хорошее, но статья «Альберту Капенгуту-70!», как почти всегда у горе-«историка» – потому и не стану лишний раз его называть – вышла с долей яда. Поздравленьице вызвало некоторый резонанс, доказательством тому – десятки комментариев на chess-news.ru и внимание сайта «Брестские шахматы». Постараюсь раз и навсегда показать лукавство следующих строк: «Хотелось бы затронуть и некоторые тенденции, наметившиеся в родной для Капенгута Беларуси. Мне, как коллекционеру и историку, эти тенденции особенно видны. Кому-то очень хочется забыть о той роли, которую сыграли в шахматной жизни Белоруссии Исаак Болеславский и его ученик Альберт Капенгут. Чем больше я читаю материалы, опубликованные в Белaруси, тем больше мне кажется, что основателями белорусской шахматной школы были не Болеславский и Сокольский, а политрук и сталинист Гавриил Вересов. Судите сами: 1) Вересов Г. Н. / Сост. Э. Колесник и др. Минск, 2002. – 72 с. 350 экз. 2) Купрейчик В., Царенков Н. 120 лучших комбинаций Г. Н. Вересова. Могилев, 2004. – 40 с. 1000 экз. 3) Самобытность Гавриила Вересова / Сост. Э. Колесник и др. Минск, 2012. – 108 с. 158 экз. – В. Р.]. Вересов, везде Вересов… Его теперь и Патриархом уже величают. Или вот еще: Купрейчик В., Царенков Н. Игра без компромисса. Минск, 2003. – 272 с. 1000 экз. – В. Р.]. Читая эти книги, создается впечатление, что Купрейчик регулярно побеждал Капенгута, доминируя в шахматной жизни 1960-1970-х. Но ведь всё было далеко не так. Вспомнят ли в Республике Беларусь о юбилее Капенгута?» Сколько вздора и демагогии в коротком отрывке! А вопрос-то принципиальный.

Автор упомянул четыре малотиражные издания – и вывод готов: «…очень хочется забыть». Расчет на то, что зарубежный «пипл», мало знакомый с белорусским раскладом, «схавает». Для тех, кто не в теме: названные четыре книги фактически были делом рук четырех человек, Эдуарда Колесника, Евгения Мочалова, Виктора Купрейчика и Николая Царенкова. Последний после увольнения из минской СДЮШОР-11 в середине 2000-х вообще сошел с шахматной сцены. Некоторый вес для общественного мнения еще с советских времен сохраняют гроссмейстер Виктор Купрейчик и бывший гостренер по шахматам Евгений Мочалов. Известно, что в 1980-е гг., и даже раньше, их отношения с Альбертом Капенгутом не были идеальными. Но неужели из-за давних споров они стали бы обесценивать роль Капенгута, а тем более его наставников Болеславского и Сокольского, в шахматной жизни Беларуси?

Специально вновь заглянул в статью «Шахматы» из т. 17 «Беларускай энцыклапедыі» (Минск, 2003), подписанную Купрейчиком и Мочаловым. Статья перепечатывалась в переводе на русский в «Спортивной энциклопедии Беларуси» (Минск, 2005). Ее допустимо трактовать как официальную «презентацию» шахматистов прошлого века белорусской публике ХХІ в. Капенгуту, Болеславскому, Сокольскому там отдано должное: в этом плане всё в порядке. (Не всё в порядке при освещении довоенной – и дореволюционной – шахматной жизни, к тому же искажены фамилии первой чемпионки БССР Дунер (в энциклопедиях – «Дукер»), знаменитого этюдиста Двизова («Двигов»). Пожалуй, можно сделать скидку на то, что авторы – не историки, а шахматисты-практики, им «не хватило времени» перепроверять факты.) Логика, по которой в книгах о Вересове и Купрейчике нужно ссылаться на роль других людей, напоминает печально известные «рекомендации» советских критиков, в т.ч. шахматных. Хорош был, например, шахкомпозитор Дмитрий Петров (профессор!), который в 1952 г. написал в ЦК партии о «сознательном пренебрежении к руководящим указаниям В. И. Ленина… во Всесоюзной комиссии по шахматной композиции и в редакции журнала “Шахматы в СССР”» (цит. по: Гродзенский С. Лубянский гамбит. М., 2004, с. 29-30).

Если же по существу, то могут ли считаться «основателями белорусской шахматной школы» И. Болеславский и А. Сокольский? При всем уважении к их заслугам – нет. И. Болеславский переехал в БССР в конце 1951 г., А. Сокольский – еще немного позже. Белорусская же шахматная школа, как совокупность квалифицированных игроков, организаторов и педагогов, сложилась в 1920-30-е гг. – с опорой на традиции, выработанные до революций. Становление «белорусской школы» происходило не без трудностей, иногда по принципу «шаг вперед – два назад», но то же можно сказать и о «советской шахматной школе». Так или иначе, белорусским шахматистам было чем гордиться до Великой Отечественной войны. Дюжина мужских чемпионатов республики в 1924-1941 гг., где приезжие мастера (Б. Верлинский, Ф. Дуз-Хотимирский, В. Панов, П. Романовский, М. Рюмин…) не всегда лидировали. Полдюжины чемпионатов среди женщин. Четверо «доморощенных» мастеров из разных городов Белорусской ССР – В. Силич, И. Мазель, Г. Вересов, А. Маневич, причем двое из них (Силич, Вересов) активно исследовали теорию дебютов, печатали свои анализы в «Шахматах в СССР» и «64». Удачные выступления представителей Беларуси на всесоюзных командных первенствах 1927 и 1929 гг., в турнирах по переписке. Матчи с немецкими (1932 г.) и литовскими (1941 г.) товарищами. Кружки по всей БССР. Республиканские детские соревнования с 1933 г., студенческие – с 1937 г. Наконец, «шахматная школа» в узком смысле – организованная в 1936 г. секция в Минском дворце пионеров, где руководили Д. И. Кузьминский, Г. Н. Вересов и Я. Е. Каменецкий. Из этого педагогического учреждентия выходили неплохие игроки: например, Або Сагалович (чемпион БССР среди школьников 1939 г. на равных с гомельчанином П. Д. Говоренем; после войны – мастер спорта под фамилией Шагалович), Роман Фрадкин (чемпион БССР среди школьников 1938 и 1940 гг., погиб в войну, иначе стал бы не менее чем мастером). Действовали учебные группы для юных шахматистов также в Гомельском и Могилевском Дворцах пионеров, Полоцком доме пионеров… Что-то осталось или было создано вновь даже в разрушенной Беларуси второй половины 1940-х гг.: недаром в 1947 г. возобновилась шахматная рубрика в газете «Сталинская молодежь», в 1948 г. – в газете «Звязда».

Кто-то проворчит: «Не тот уровень…», имея в виду, что в Беларуси до войны не выросло гроссмейстеров, и все названные игроки вряд ли справились бы с Борисом Гельфандом образца 1988 г. И попадет пальцем в небо, как попал журналист «Советской Белоруссии» Сергей Канашиц весной 2012 г. Во-первых, почитая современников, нельзя забывать о тех, кто подготовил для них почву. Во-вторых, уровень Исаака Мазеля в начале 1930-х гг. и Гавриила Вересова в конце 1930-х приближался к «среднегроссмейстерскому» 1980-х. В 1931 г. И. Мазель выиграл у Федора Богатырчука, в то время входившего в пятерку-семерку сильнейших шахматистов СССР, позже одолел в матче Ханса Кмоха, маэстро, признанного в мире. (Правда, матч с Кмохом состоялся в Москве осенью 1934 г., но вплоть до весны 1933 г. И. Я. Мазель жил в Минске, где родился и сформировался как шахматист. После переезда он не раз возвращался в родной город как инструктор всесоюзной шахсекции.) Вересов довольно уверенно побеждал гроссмейстеров СССР Григория Левенфиша и Александра Котова, в 1940 г. победил Пауля Кереса. Как ни крути, Гельфанд – «шахматный наследник» не одного Болеславского.

Рассуждая о творческом росте минских мастеров, следует вспомнить об их вдохновителе, который умер с первой всесоюзной категорией (впрочем, сильный первокатегорник 1920-х гг. соответствует нынешнему международному мастеру). Речь об Антоне Антоновиче Касперском (1885-1936) – бухгалтере, шахматная биография которого прослеживается с дореволюционных времен. Этот участник чемпионатов СССР не имел звания «заслуженного», тем не менее за переданный опыт ему были благодарны не только мастера Мазель и Вересов, а и целая когорта менее титулованных шахматистов. Например, чемпионы Минска разных лет: 1934 г. – Леонид Житкевич (1913-1996), 1937 г. – Юлиан Настюшенок (1911-1941), 1940 г. – Яков Каменецкий (1915-1991)… После открытия в Минске городского шахматного клуба (1934) А. Касперский вел в нем шахматный кружок для представительниц прекрасного пола, из которого вышла, к примеру, чемпионка БССР 1937 и 1955 гг. Тамара Некрасова.

Kasperski1932

Партия чемпионата БССР 1932 г. Слева – А. А. Касперский

Не один Гавриил Николаевич Вересов (1912-1979), который в 1937-1938 гг. руководил названным клубом, приложил руку к созданию «белорусской шахматной школы», но, безусловно, он начал успешно ее закладывать куда раньше за Исаака Ефремовича Болеславского и Алексея Павловича Сокольского. Это достаточная причина, чтобы помнить и чтить первого в БССР международного мастера по шахматам (1950), независимо от его политических взглядов и противоречивых поступков. Вторая весомая причина – в том, что «политрук и сталинист» в начале июля 1941 г. добровольно пошел на фронт, где выделялся отвагой, был тяжело ранен под Курском и несколько месяцев лечился в госпитале. 28 декабря 1942 г. вышел приказ о награждении «медалью за боевые заслуги… техника-интенданта І ранга Вересова» (См. наградной лист на podvignaroda.ru – отрывки цитировались в бюллетене «Альбино плюс» № 60, 2013 – а также автобиографию Г. Вересова в «Альбино» № 102, 2012.)

«Читая эти книги, создается впечатление…». В первых трех из вышеперечисленных книг вообще не затрагивается тема соперничества Купрейчика с Капенгутом, в четвертой – затрагивается весьма опосредованно. Впечатление, что «Купрейчик регулярно побеждал Капенгута, доминируя в шахматной жизни [БССР] 1960-1970-х», ни у кого из адекватных читателей после изучения книги не возникнет. «Игра без компромисса» – по сути сборник 55 партий и 1000 фрагментов партий В. Купрейчика, его «творческий отчет» за 40 лет. Только 7 отрывков, разбросанных по всему сборнику, взяты из поединков с Капенгутом (1969-1979 гг.). Действительно, в пятерых случаях выиграл Купрейчик, две партии окончились вничью. Естественно, что в книге, изданной к 55-летнему юбилею Виктора Давыдовича Купрейчика, показаны прежде всего его победы (существует традиция, представленная, например, классическим трудом П. Кереса «100 партий» 1966 г.), и удивило бы, если б в данном случае авторы заботились о «балансе». «Но ведь всё было далеко не так…» – вот так открытие Америки! Как будто кто-то отрицал, что Капенгуту, когда он жил в БССР, случалось побеждать за доской Купрейчика, который на 5 лет моложе! (Об этих победах легко узнать из общедоступных источников: сборники «Стратегия. Тактика. Стиль» 1979 г. и «Мемориалы Сокольского» 1989 г., не говоря об интернете. Должен успокоить – или разочаровать – тех, кто видит наш край обнесенным «железным занавесом». Что-что, а шахматные сайты в Беларуси не блокируются и фамилии таких эмигрантов, как Капенгут, из библиотечной литературы не вычеркиваются. Более того, «новых американцев» в качестве экспертов ангажируют официозные СМИ.)

Закрою эти незлобивые заметки заявлением, сделанным еще в 2010 г.: «Как любителю истории шахмат мне дороги и Вересов, и Каменецкий, и Капенгут, и Мочалов, и даже Дима Новицкий»[1]. Короче, давайте жить дружно, господа, товарищи и мистеры. И правдиво – какая там дружба без правды…

Перевод с белорусского выполнен по изданию: Рубінчык Вольф. Нарысы шахматнай мінуўшчыны і будучыні. Мінск, 2014. С. 32-36. В оригинале очерк называется «Павіншуй! Ад Павіншуя чую…»

[1] Д. Э. Новицкий – международный мастер, который 5 лет (2003–2008) «отвечал» за минский журнал «Шахматы», сопроводив его до «медного таза». В феврале 2014 г. он не сумел вспомнить ни год, когда стал редактором (его версия – «2004»), ни название журнала (на chess.by и в «Прессболе» – «Шахматы в Беларуси»), ни тираж («до 1000 экз.» – завысил в 1,5–3 раза). Но 21 номер выпустил, спасибо и на том.

Альберту Капенгуту – 70!

Суббота, 05.07.2014 16:52

Размещено на сайте 2 февраля 2015

К 77-летию Владимира Высоцкого

Владимир Джариани о Владимире Высоцком

Диссидентская беседа с председателем Совета художественно-эстетического салона «Оли-Арт» о личности и творчестве выдающегося барда, поэта и актёра.

1

Мы беседовали с Владимиром Джариани как с человеком, лично знавшим Владимира Высоцкого, организовывавшим его концерты в Тбилиси. О своём общении с поэтом он рассказывает в книге «Наш выбор», изданной в 2012 году и посвящённой истории деятельности тбилисского клуба «Ракурс». Они почти одногодки, Владимир Высоцкий родился на год позже своего тёзки, руководившего «Ракурсом». 25 января поэту исполнилось бы 77 лет. Владимир Джариани с высоты жизненного опыта и осмысленных событий рассказал нам о своём видении творчества великого современника.

Разумеется, беседовали мы в проекции тех тревожных событий, которые происходят на родине поэта. Поднимающий голову клерикализм, патриотический угар, великодержавный захватнический шовинизм – всё это является знаками несомненной деградации духа. Но если говорить о социальной ригидности, то положение дел не лучше и в Беларуси. Так совпало, что в Витебске на днях всё же состоялся первый, пусть и неофициальный, общественный просмотр фильма Андрея Звягинцева «Левиафан». За этот фильм, как отмечал Владимир Джариани, Россия шельмует режиссёра вовсю. Действительно, «Левиафан» не оставляет никаких иллюзий, не оставляет надежд, что в стране что-то может измениться. Но фильм жёстко и честно ставит проблему, обращаясь к индивидуальному сознанию каждого человека. А вот не оставляет надежд в реальности как раз подлинный Левиафан, трансфизическое чудовище, всегда руководившее империями. Потому в первом вопросе мы и начали говорить именно о нём, о Левиафане…

– Владимир Иванович, на Ваш взгляд, Владимир Высоцкий боролся с Левиафаном?

В. Джариани. Высоцкий, в общем-то, антисоветчиком не был. Но не обязательно нужно было являться антисоветчиком, чтобы говорить правду. Дело в том, что Высоцкий являлся настоящим патриотом России. Советская власть этого не поняла, потому она его вовсю третировала. А то, что он боролся с Левиафаном – конечно же, да.

– Высоцкий боролся больше с недостатками советского строя, или же всё-таки с самой системой?

В Джариани. Если суммировать его борьбу с недостатками, и всё это сложить вместе, так вот все эти недостатки как раз и будут характеризовать систему. Конечно, он боролся с системой, но так получается, что не напрямую, а с каждым отдельным недостатком.

Александр Соловьёв. Мутант

– В настоящее время о Владимире Высоцком пытаются говорить как о патриоте, и неожиданно возникло некое суммированное восприятие образа, которое стало почти иконографическим. Это касается, прежде всего, России. Какие, на Ваш взгляд, достоинства, недостатки, или просто фантазии, имеют место быть в современном восприятии образа Высоцкого?

В. Джариани. Дело в том, что нынешнее российское общество невероятно больно. И говорить об адекватном восприятии кого бы то ни было всем российским обществом невозможно. Ибо то, что творит это российское общество, ни в какие ворота не лезет…

– Вот с подачи российской власти, он патриот. Но это же, скорее, Стенька Разин…

В. Джариани. По большому счёту, представители власти его никак вообще не могут воспринимать. Если кто-то и близок ему, так это точно не власть, и не те, кто приближён к власти. Мне кажется, что и сегодняшним представителям государственной администрации в России он не может нравиться. Если бы Высоцкий был жив сегодня, он, безусловно, камня на камне бы не оставил от тех державных предпочтений, которые стоят во главе повестки дня. Но, увы, Высоцкого нет и даже близко никого нет похожего на него…

Вот что ещё можно сказать, так это о том, каким объединителем был Высоцкий, как он объединял людей. Очень важно, когда у народа есть песни, которые можно петь за столом. Сели за стол, отметили День Рождения, а потом захотели петь… Вполне можно представить себе, что они поют, скажем, «Песню о друге». А сегодня?.. Можно ли представить себе, что люди соберутся и будут петь песни, которые поёт, например, Филипп Киркоров? Или Валерий Леонтьев? То есть вот сегодня, такого объединительного момента, который важен тем более для такой многонациональной страны, как Россия, нет. А раньше он был.

Visockij2

– Тут я бы даже сказал, что сложно представить сегодня, как это люди соберутся вместе и будут петь песни того же Владимира Высоцкого… Ибо те идеи высокой дружбы, свободы, не выглядят актуальными для представителей современного общества, которые более сконцентрированы на проблеме выживания. Не есть ли такая опасность, что те идеалы, проводником которых Высоцкий был, уходят в прошлое? И его образ тоже не актуален для современного общества…

В. Джариани. Моё мнение заключается в том, что общество за эти 35 лет после ухода Владимира Высоцкого серьёзно деградировало. Хотя тогда оно было советским обществом, а сейчас это уже другое общество, казалось бы, свободное от советских догм. К сожалению, деградация налицо. Потому надо сказать, что многие идеалы Высоцкого, то за что он боролся, во многом померкли. Они перестали быть актуальными, из-за того, что общество откатилось назад. Это хорошо заметил уже в последние годы своей жизни Булат Окуджава, написавший следующие стихи:

Ребята, нас вновь обманули,

опять не туда завели.

Мы только всей грудью вздохнули,

да выдохнуть вновь не смогли.

Мы только всей грудью вздохнули

и по сердцу выбрали путь,

и спины едва разогнули,

да надо их снова согнуть.

 

Ребята, нас предали снова,

и дело как будто к зиме,

и правды короткое слово

летает, как голубь во тьме.

Владимир Витко. Красное колесо

– Владимир Высоцкий и Булат Окуджава… Вы были знакомы с обоими. Что в них общего, несмотря на все различия?..

В. Джариани. Конечно, у них был очень разный темперамент… Но они оба лили воду не на советскую мельницу. Оба критически воспринимали действительность. И оба, конечно же, хотели, чтобы что-то изменилось в этой жизни. Но у них были разные способы выражения своих мыслей и чувств: всё же разные темпераменты, разное воспитание, различная судьба. Но я бы поставил их, безусловно рядом, и ещё, конечно, третий бард – Александр Галич. Вот эта тройка, которая держала, удерживала дух на той высоте, где он и должен быть. А потом ушли они все друг за другом, и сейчас этот постамент пуст, никого там нет.

– Действительно, нет на данный момент какой-то творческой личности, которая могла бы духовно объединить. Почему это так, на Ваш взгляд?.. Вроде бы и свободы больше, в сравнении с полным диктатом идеологии при советском режиме…

В. Джариани. В России сейчас у власти человек, который полностью диктует условия игры. Этот человек понимает, что любая оппозиция может ему грозить. Потому он абсолютно всё уничтожает на корню. И даже если сейчас появился бы человек уровня и масштаба Владимира Высоцкого, ему бы не дали хода. Вот, появилась такая личность, как Алексей Навальный, и где сейчас он?..

– То есть личность масштаба Высоцкого уничтожили бы в зародыше?..

В. Джариани. Вот представьте себе, при Леониде Брежневе его не смогли уничтожить на корню в самом начале, а сейчас нет никаких препятствий…

– Всё-таки раньше не было тех инструментов тотального слежения и государственного контроля. В этом причина?

В. Джариани. Абсолютно можно убрать сейчас всё в зародыше. Я считаю, что нынешняя власть просто чудовищная, даже по сравнению с прежней. Почему Гарри Каспаров был вынужден уехать на Запад? Почему сейчас Борис Акунин живёт только на Западе?

– В настоящее время меньше человечности, наверное… Какие из свойств социальной действительности, против которых Высоцкий восставал, актуальны и поныне?

В. Джариани. Я думаю все, и даже больше. Никаких положительных качественных подвижек после крушения коммунистического режима я не вижу.

Владимир Витко. Падение

– То есть общество не эволюционирует?

В. Джариани. Это действительно очень печально. Почему так не везёт?.. А может, следует вспомнить известную фразу, что каждый народ получает ту власть, которую заслуживает?.. Конечно, старая школа КГБ, непременно сказывается. Владимир Путин был, несомненно, её прилежным учеником, и в совершенстве воспринял её методы. Кстати, у меня был один знакомый, который учился в Высшей школе КГБ в Москве, достиг он многого, и рассказывал, что неоднократно в ней ученики кончали жизнь самоубийством.

– Оно и понятно. Тотальная ложь, и её не все могли принять. Многие ведь шли туда, основываясь на романтических убеждениях, насмотревшись хороших фильмов про разведчиков…

В. Джариани. И тут всё наоборот. Столкновение с реальностью…

– Вы говорили о новых недостатках, которые появились. Владимир Высоцкий никогда не позиционировал себя как человек религиозный, в смысле церковности. Он не был набожным человеком. А ведь угроза клерикализма сейчас значительна. Что бы вы могли сказать о духовности Высоцкого?

В. Джариани. Во всяком случае, набожности действительно нет в его творчестве. Он хорошо понимал, что он поэт и представлял себе, какая задача стоит перед ним. Эту задачу он выполнил сполна. Самое главное в его духовном облике – это объединительный принцип. Он сумел объединить общество. Если человек чувствует себя подлинным поэтом, он несомненно воспринимает, что его талант от Бога. Он ощущал своё предназначение. Владимир Высоцкий воспитывал каждого человека в отдельности. Своим творчеством, своей жизнью, своей судьбой, и даже своей смертью. Тех, кто готов был его услышать, он воспитывал. Это воспитание каждого человека в отдельности – его самая большая заслуга.

– Он обращался не к массе, не к толпе, а к каждому человеку индивидуально. Это так важно в настоящее время толпообразования. А официозная культура, частью которой Высоцкий никогда не был, и никогда его не смогут представить таковым, обращается ко всем.

В. Джариани. А это значит – ни к кому. Высоцкий рушил все барьеры.

– Спасибо Вам за интервью, мы будем рады продолжению наших встреч.

3

Андрей Звягинцев, режиссер фильма “Левиафан”, Собчак живьем (видео)

Опубликовано на сайте 2 февраля 2015