Monthly Archives: January 2015

Об одной из семей белорусских Праведников народов мира.

27.01.2015 11:44 ,AЎТАР(Ы): ЗОЯ ХРУЦКАЯ

“Забілі б і нас, і іх”, − як беларускі хлопчык з Даўгінава дапамагаў ратаваць яўрэйскую сям’ю са спіса Кісялёва

Сын Праведніка свету Віктар Кур'яновіч выходзіць з дому, у якім ён дапамагаў хаваць яўрэйскую сям'ю

Сын Праведніка свету Віктар Кур’яновіч выходзіць з дому, у якім ён дапамагаў хаваць яўрэйскую сям’ю. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Сын Праведніка свету ўпершыню распавядае, як яго сям’я хавала сям’ю Хеўліных.

Юльян Кур’яновіч, што дапамог выжыць яўрэйскай сям’і, так і не ўбачыў высокую ўзнагароду: тытул атрымаў пасмяротна, ганаровы медаль і сертыфікат прыняў сын. А яго, які рызыкаваў жыццямі сваіх дзяцей, пасля вайны асудзілі на 25 год за садзейнічанне нямецкім акупантам.

З пяці тысяч яўрэяў з даўгінаўскага гета пасля дзвюх фашысцкіх чыстак засталося 278. Пад камандаваннем партызана Мікалая Кісялёва перайшлі праз фронт 218. Але каб і столькі сабралася, спатрэбілася рызыкаваць і хавацца, спадзявацца на дапамогу аднавяскоўцаў.

Сярод іх сям’я Кур’­яновічаў выра­тавала 12 жыццяў.

− Добра, што вёска была дружная, не выдалі, а так усё было б на­шай сям’і, − распа­вядае Віктар Юльянавіч. − Такая рызыка, ну, вы ж падумайце толькі!

Да вайны: не жыццё, а катарга

Кур’яновічы жылі ў вёсцы Замошша (карта), што ў двух кіламетрах ад Мільчы і ў васьмі ад Даўгінава. Яны месціліся побач з польска-савецкай мяжой.
У доме жылі бацька Юльян, два яго браты, сястра-калека, бабуля, жонка і Віктар з сястрой.

Пра даваенны час Віктар Юльянавіч гаворыць коратка: не жыццё, а катарга. Ніякай тэхнікі, за службу атрымлівалі малыя грошы.

Яўрэй Лейба Хеўлін меў магазін.

− Ён з бацькам сябраваў, часам начаваў у нас, − прыгадвае Віктар Кур’яновіч. − Некаторыя думалі, што бацька за золата іх ратаваў. У іх жа нічога не было! Лейбаў цесць рыззё збіраў па вёсках, мяняў на свае тавары. Якое там золата.

Віктар Кур'яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур’яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур'яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур’яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Кінуў дзіця назад у агонь

Першага немца ў 1941 годзе ў Замошшы Віктар Юльянавіч памятае добра:

− Прыляцеў на кані з Даўгінава. Ніхто ж слова не знаў па-нямецку, што яму трэба было. Балбоча, а што? Прывезлі з суседняй вёскі бабу, што знала па-нямецку і па-яўрэйску. Аказваецца, немец загадаў ці не тры быкі з калгаса ў Даўгінава завесці. Каб не яна, то хто яго ведае, як бы было.

Немцы зямлю пакінулі за тымі гаспадарамі, што былі пры Польшчы. Патрабавалі сплачваць падаткі прадуктамі, ды і проста адбіралі. Бацьку Віктара Кур’яновіча прызначылі солтысам.

У 1942 годзе фашысты знішчалі мясцовых яўрэяў. У першы пагром сагналі і спалілі 3,5 тысячы, у другі – 1,5 тысячы. Віктар Юльянавіч на свае вочы гэта не бачыў.

Але былі відавочцы, што расказвалі і пра тое, як прымушалі танцаваць аголеных дзяўчат, якіх пасля кінулі ў агонь, і пра тое, як адна маці выкінула з ахопленага полымем будынка дзіця, а фашыст узяў яго за нагу і ўкінуў назад.

− Гэта ж звяры! − выбухнуў мужчына. − Гэта людзей гнаць і паліць! І не толькі ж немцы былі ў паліцаях, былі і нашы. Хай бы з-за фронту болей падкінулі разведчыкаў. Ноччу ж можна было яўрэям сказаць, каб уцякалі ў кусты.

У доме Віктара Кур'яновіча. Фота Аляксандра Манцэвіча.

У доме Віктара Кур’яновіча. Фота Аляксандра Манцэвіча.

У доме Віктара Кур'яновіча. Фота Аляксандра Манцэвіча.

У доме Віктара Кур’яновіча. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Як ратавалі яўрэяў

Частка яўрэяў з даўгінаў­скага гета змагла ўратавацца − тыя, каму хапіла смеласці і шанцавання кінуцца ў кусты і схавацца. Ніводны з тых, каго сагналі ў пуню, уцячы не змог. Мужчына шкадуе, што яўрэі не накінуліся і не раззброілі паліцаяў, бо было шмат маладых і здаровых мужчын, якія маглі б адолець катаў.

Юльян Кур’яновіч змог у Даўгінаве пасадзіць на воз 12 чалавек сям’і Лейбы Хеўліна. Усю сям’ю схавалі дома на печы. Калі б іх знайшлі фашысты, забілі б і Хеўліных, і Кур’яновічаў.

У Замошша было дзве дарогі. Адзін пад’езд пільнавала сястра, другі – Віктар, якому тады было 12 год. Як дзеці ўбачаць немцаў, павінны былі папярэдзіць яўрэяў, каб тыя праз заднія дзверы пайшлі ў балота.

− Але знайшлі б іх і ў балоце, каб падказалі, − дадае мужчына.

Пазней Юльян пераправіў іх у большую вёску, Слабаду, дзе дамовіўся з сябрамі, сям’ёй Гараніных. Там Хеўліны жылі ў лазні. Гаспадыня насіла ім ежу ў вядры, нібыта свінням.

− Надта небяспечная работа, − прыгадвае Віктар. − Ганька Гараніна казала, што не бяда, калі немцы забілі б, шкадавала сына Федзю, гадоў дзесяць яму было.

Са Слабады яўрэяў на конях завезлі пад Ізбішча да кіраўніка партызанскага атрада “Мсціўца” Кісялёва.

Віктар Кур'яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур’яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур'яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур’яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

“Усе мы былі вельмі жорсткія”

Мікалай Кісялёў прыняў на сябе адказнасць правесці выжыўшых за лінію фронту. Поспех аперацыі быў малаверагодны, ісці давялося тры месяцы. Тыя, хто выжыў, і праз паўстагоддзя бачаць у Кісялёве звышчалавечую іскрынку. Ён нёс на руках дзяўчынку, якую мама ўжо завяла ў рэчку тапіць, бо яна ўвесь час плакала і магла падставіць усіх. Ён аддаў свайго каня аднаногаму чалавеку, якому цяжка было ісці.

Пра гэты паход сведкі падрабязна распавядаюць у дакументальным фільме “Спіс Кісялёва”.

З успамінаў сына Лейбы Шымона Хеўліна, якому тады было 14 год: “Я захварэў, з-за мяне ўсе пачалі марудна ісці. Лю­дзі пачалі гаварыць, каб пакінуць мяне ў лесе. Усе мы былі вельмі жорсткія ад жудаснага нашага жыцця, і многія не хацелі думаць пра іншых.

Тады мама сказала, хай яе таксама застрэляць разам са мной. Прыйшоў Кісялёў і сказаў, каб працягвалі ісці. У час нашага шляху было шмат страшных гісторый. Цяпер я разумею, што шмат хто проста губляў разуменне чалавека з-за ўсёй сітуацыі”.

Бабулі Шымона асколкам бомбы параніла нагу. І доктара не было, каб вылечыць. Лейба ўзяў яе на рукі, але колькі ж адзін пранясеш. Праз нейкі час вырашылі кінуць жанчыну. Яе напаткалі партызаны, выратавалі, яна ім усю вайну хлеб пякла. А пасля вайны першая з яўрэяў вярнулася ў Даўгінава.

Віктар Кур'яновіч са свайго двара ў Мільчы паказвае, ў якім баку месціцца Замошша. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур’яновіч са свайго двара ў Мільчы паказвае, ў якім баку месціцца Замошша. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур’яновіч распавядае, як яны з сястрой каравулілі. Ён глядзеў у адзін бок дарогі, яна ў іншы, каб, заўважыўшы немцаў і паспець папярэдзіць Хеўліных. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур’яновіч распавядае, як яны з сястрой каравулілі. Ён глядзеў у адзін бок дарогі, яна ў іншы, каб, заўважыўшы немцаў і паспець папярэдзіць Хеўліных. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Дом Кур'яновічаў у Замошшы. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Дом Кур’яновічаў у Замошшы. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Пасадзілі за спрэчку з кэгэбістам

Юльян пытаўся ў партызан пра лёс атрада Кісялёва, пытаўся пра Лейбу. Тыя нічога не маглі адказаць, і мужчына “аж злаваў”.

Пасля вайны ён паспрачаўся з адным службістам, які знайшоў таго, хто б падпісаў ілжывы данос. Будучага Праведніка свету прыгаварылі да 25 год за нібыта садзейнічанне нямецкім акупантам.

− Меў дакумент партызанскі, але знайшоўся адзін, набалбатаў кэгэбісту, што ў арміі не быў, падпісаў, што таму трэба было, − успамінае Віктар.

− Быў не страявы, бо кульгаў, таму не на фронце, а аж ва Уладзівасток у шахты загналі.

Юльян сядзеў пяць год. Калі памёр Сталін, прыслаў ліст: “Цяпер мы хутка ўбачымся”. У 1965 годзе яго рэабілітавалі.

Медаль з імем Юльяна Кур'яновіча. Аверс і рэверс. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Медаль з імем Юльяна Кур’яновіча. Аверс і рэверс. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Тая печ так і стаіць

Пасля вайны было цяжка, у калгасах не плацілі. Так што адной працай на зямлі пракарміцца было не проста. Віктар Юльянавіч майстраваў папулярныя ў ваколіцы шафы, валёнкі валіў, пазней пайшоў шафёрам.

Таму і пра тытул Праведніка свету разважае з погляду перажытага − ім пасля вайны была б дарэчы сустрэчная падтрымка. А цяпер што – толькі ўспамінаць. З усёй сям’і, што жыла ў вайну, застаўся ў жывых адзін ён.

Сын Лейбы Шыман ажаніўся з Таісай, дачкой Гараніных, што ратавалі яго сям’ю ў Слаба­дзе. Ён і падаў сведчанне, каб Юльяну Кур’яновічу далі тытул Праведніка свету. Імя Юльяна выбіта на дошцы гонару ў Садзе Праведнікаў у Іерусаліме каля імя Кісялёва.

Віктар мае двух сыноў, дзве ўнучкі. Жыве ў суседняй Мільчы.

Дом Кур’яновічаў у Замошшы стаіць і цяпер. Стаіць і печка, на якой беларуская сям’я цаной жыцця ратавала яўрэйскую.

Віктар Кур'яновіч паказвае печ, на якой ратавалася яўрэйская сям'я з 12 чалавек. Справа зробленая яго рукамі шафа. Злева на сцяне вісяць старыя здымкі.Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур’яновіч паказвае печ, на якой ратавалася яўрэйская сям’я з 12 чалавек. Справа зробленая яго рукамі шафа. Злева на сцяне вісяць старыя здымкі.Фота Аляксандра Манцэвіча.

Аднавяскоўцы: Пётр Цыгалка і Віктар Кур'яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Аднавяскоўцы: Пётр Цыгалка і Віктар Кур’яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Забілі за золата

Падчас размовы з карэспандэнтамі “РГ” жыхары Мільчы Віктар Кур’яновіч і Пётр Цыгалка прыгадалі гісторыю пра аднавяскоўца.

У той час, калі некаторыя, рызыкуючы жыццём сваім і сваіх родных, ратавалі ад Галакосту, адзін мясцовы жыхар прапанаваў двум яўрэйкам схавацца ў яго. Жанчыны нейкі час перабылі ў лазні.

З суседняй вёскі, што да вайны была ў Савецкай Беларусі, зламыснік паклікаў сваяка. Разам яны задушылі яўрэек і скралі іх золата.

Пасля вайны парэшткі іх цел знайшлі, але крымінальную справу не заводзілі. Аднак у вёсцы працуе свая пракуратура − пра той учынак гавораць і сёння.

Віктар Кур'яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Віктар Кур’яновіч. Фота Аляксандра Манцэвіча.

Праведнікі свету ў рэгіёне

33 чалавекі з нашага рэгіёна атрымалі тытул Праведнікаў народаў свету. У Беларусі іх 601 чалавек, у свеце − каля 25 тысяч.

АСТРАВЕЦ. Ян Сялевіч, Варняны. Ратаваў Цві Барадоўскага.

ВАЛОЖЫН. Іван і Антаніна Навадворскія, Валожын. Ратавалі сем’і Лавітаў і Годэсаў.

Аліма і Браніслаў Пажарыцкія, вёска Гіневічы. Ратавалі сям’ю Грынгаўзаў.

ВІЛЕЙКА. Анастасія і Андрэй Уладыкі, Саблінка. Ратавалі Раісу Баршчэву.

Пётр, Фёдар, Ганна Гараніны з Даўгінава. Ратавалі сям’ю Хеўліных.

Юльян Кур’яновіч, Даўгінава. Ратаваў Хеўліных.

Генадзь Сафонаў, Ілья. Ратаваў Ёхельмана, Саламянскага, Захаравых.

МЯДЗЕЛ. Баляслава, Ванда, Юзаф і Цаліна Анішкевічы, вёска Зосіна. Ратавалі сям’ю Славіных.

Іван Валай, вёска Кабыльнікі. Ратаваў Фрыдманаў, Эфраіма Краўчынскага.

Адольф Жалубоўскі, Нарач. Ратаваў Фрыдмана Юдзіта і Краўкера Ашара.

Ванда Скуратовіч, Зосіна. Ратавала сям’ю Славіных.

Ёзаф Тункевіч, Нарач. Ратаваў Каплана Чарнецкага.

МАЛАДЗЕЧНА. Аля­ксандра і Аляксандр Бельскія з Маладзечанскага раёна. Ратавалі сям’ю Бабкісаў.

Вольга, Анатоль і Іосіф Сарокі, Маладзечанскі раён. Ратавалі сям’ю Бабкісаў.

Антон Шніп, Мала­дзечанскі раён. Ратаваў сям’ю Бабкісаў.

Галіна і Уладзімір Імшэнік, Насілава. Ратавалі Алену Жодзінскую.

Антаніна і Іван Карповічы, вёска Сакольнікі. Ратавалі Валянціну Казакевіч.

Вольга Куліна, Радашкавічы. Ратавала Барыса Левітана.

Іван Крупіч, Радашкавічы. Ратаваў Марыю Боршч.

Іосіф Пясецкі, Радашкавічы. Ратаваў Марыю Боршч.

Даведка “РГ”. Міжнародны дзень ахвяр Галакосту прызначаны менавіта на 27 студзеня, таму што ў гэты дзень вызвалілі канцэнтрацыйны лагер Асвенцім, дзе загінула каля 1,4 мільёна чалавек, пераважна яўрэяў.

Дзе спалілі тысячы людзей у Красным, садзяць бульбу

На траіх з’елі скураны рэмень, каб выжыць. Расказывае сын былога вязня канцлагера

Оригинал

Размещено на сайте 28 января 2015

Из книги “Холокост и сопротивление на родине Адама Мицкевича”

Каган Джек, Коэн Дов

Глава 1

Новогрудок – город, в котором я родился

Новогрудок расположен в ста сорока километрах к югу от Вильнюса (Вильно), современной столицы Литвы, и в ста пятидесяти километрах к западу от Минска, столицы Белоруссии. Город, по всей вероятности, был основан в XI веке Ярославом Мудрым, князем Киевской Руси, как крепость для защиты русской границы от нападений кочевых племён и тевтонских рыцарей. С военной точки зрения место было выбрано удачно. Крепость была построена на возвышенности, господствующей над окрестностями и главными дорогами. Массивные стены, башни, глубокие рвы и подъёмные мосты делали её почти неприступной. В трудные времена крепость служила убежищем для местных жителей.

Значение Новогрудка возросло во время правления литовских князей в XV веке. К тому времени его население составляло около двенадцати тысяч человек, город превратился в важный культурный центр. Во времена правления литовских князей здесь регулярно собирался Трибунал (верховный суд), здесь проводились королевские свадьбы, марши победы и собрания знати. Жителям Новогрудка были предоставлены торговые и налоговые привилегии.

Первые сведения о евреях, живших в Новогрудке, относятся к XV веку. Вероятно, большинство из них переселились туда из Польши и России. К началу XX века семьдесят процентов жителей города составляли евреи, в основном это были ремесленники и торговцы.

В независимой Польше, созданной после Первой мировой войны, Новогрудок стал столицей воеводства. Выбор пал на него из-за славного прошлого и редкой красоты, хотя он не был ни торговым центром, ни самым большим городом в округе.

Великий польский поэт Адам Мицкевич, который родился в Новогрудке, отразил красоту этого города и его окрестностей в своей поэме «Пан Тадеуш». Он жил в эмиграции в Париже, и его прекрасные стихи пронизаны тоской по родному городу. Он писал, что только вдали от него можно по-настоящему оценить его очарование. Мицкевич, хорошо знавший евреев Новогрудка, восхищался ими и восхвалял их достоинства: их учёность, семейные ценности и верность. Он был знаком в Новогрудке с многими талантливыми евреями. Одного из них – цимбалиста Янкеля Мицкевич описал в своей поэме «Пан Тадеуш». Янкель был мастером, его музыка глубоко проникала в сердца слушателей.

В Новогрудке были свои музыканты, хор и канторы – профессионалы и любители – знатоки Священного Писания, хасиды, известные своими песнопениями, оркестр пожарной команды, детский хор. Еврейская община Новогрудка гордилась своими писателями, мыслителями и всемирно известными раввинами, своими культурными и общественными учреждениями и особой атмосферой в общине. Простые люди, ремесленники и владельцы магазинов, которые зачастую были весьма бедны, порой даже голодали, делали всё возможное, чтобы дать детям образование – еврейское образование, проникнутое идеями сионизма, ощущением исторической родины в Палестине и дававшее знание иврита. Евреи Новогрудка, несмотря на свою бедность, смогли создать десятки культурных, финансовых и общественных организаций, которые содействовали обогащению их духовной жизни.

Вскоре после Первой мировой войны и декларации Бальфура, когда сионистское движение начало приобретать влияние в еврейской диаспоре и началась третья алия, в Новогрудке открылась школа «Тарбут» имени Х.-Н. Бялика. Школьная программа была похожа на программу школ в Палестине, и все предметы во всех классах преподавались на иврите. Для школы были характерны позитивная образовательная атмосфера, еврейское самосознание и сионистские идеалы. Большинство её выпускников в конечном счёте отправились в Палестину и приняли участие в осуществлении общенациональной идеи заселения её и создания еврейского государства.

Было ещё и несколько других еврейских школ, в том числе частные хедеры, или начальные школы, в которых меламеды – учителя-наставники молодёжи – обучали детей младшего возраста.

Еврейские дети в Новогрудке ходили также в польские начальные и средние школы. Все дети ходили в ту или иную школу. Евреи Новогрудка считали, что давая образование своим детям, они обеспечивают будущее нации.

Новогрудок славился своими синагогами. Среди них – Большая синагога, уникальная по своей архитектурной композиции, внутри украшенная изящной резьбой. Были и синагоги поменьше, каждая обслуживала ремесленников определённой профессии.

Под наблюдением общественного комитета существовал сиротский приют, который обеспечивал своих воспитанников всем необходимым. В этот приют принимали всех сирот-евреев. При нём действовала профессиональная школа. Когда дети в приюте подрастали, они посещали эту школу, где их обучали профессии и готовили к будущей жизни. Общественный комитет устраивал каждого ученика в мастерскую профессионала-ремесленника, где тот мог овладеть профессией и подготовиться к самостоятельной работе.

В доме для престарелых заботились о стариках, которые не могли оставаться в своих семьях. В еврейской больнице лечили еврейское население Новогрудка. Больница была хорошо оснащена. Врачи были евреями. Особенно заботливо лечили бедных евреев. Существовала своя родильная палата. В эту больницу, известную высоким профессионализмом её работников и их добротой, обращались нуждающиеся пациенты со всех окрестностей.

Все сионистские движения и партии имели действующие отделения в Новогрудке. Самым значительным среди молодёжных движений было «Хашомер Хацаир», которое вело просветительную деятельность во всех школах города. Членов движения «Гехалуц» в специальных лагерях обучали сельскохозяйственным навыкам и готовили к алие в Палестину. Члены всех сионистских молодёжных движений обязательно изучали иврит.

Был ряд других еврейских учреждений. Выходила еженедельная еврейская газета, которая писала обо всём, что происходило в жизни еврейской общины.

В муниципальной библиотеке дважды в неделю можно было брать книги на иврите, идише, польском и русском языках. В спортивном клубе «Маккаби» в хорошо оснащённом зале проводились гимнастические занятия. Там также тренировались различные спортивные команды. У клуба был свой стадион, где проводились футбольные и волейбольные матчи и спортивные соревнования. Футбольная команда «Маккаби» выиграла много матчей у еврейских и польских команд из соседних городов. Любительский театр ставил пьесы, в основном на идише и изредка – на иврите, которые собирали полные залы восторженной публики.

На протяжении пятисот с лишним лет в Новогрудке жили многие поколения евреев. Среди них – знатоки Торы, простые люди, рабочие, люди высокой морали. Евреи Новогрудка способствовали развитию города во всех сферах.

Холокост уничтожил эту замечательную еврейскую общину. Лишь несколько сотен из шести тысяч евреев Новогрудка остались в живых, сумев избежать рук нацистских убийц. Многие из них присоединились к партизанам и героически сражались против немцев и их пособников. Евреи Новогрудка проявили исключительный героизм, среди них те из тысячи двухсот евреев партизанского отряда Бельского, которые взяли в руки оружие, чтобы отомстить за смерть своих соплеменников. Большинство из оставшихся в живых переселились в Израиль. Там они создали Организацию новогрудских евреев, чтобы помнить и никогда не забывать преступления нацистов и ужасы Холокоста, чтобы увековечить нашу выдающуюся общину и тех, кого мы любили и кто погиб: наши семьи, родителей, братьев и сестёр.

Глава 2

Наша семья

Семья моего отца

Мой дедушка со стороны отца, Лейзер Каган, был шорником. Он был отличным мастером. К нему приезжали отовсюду, чтобы заказать упряжь и сёдла для своих лошадей. Местные крестьяне знали и уважали его.

У Лейзера и его жены Иделе было пятеро детей. Три сына – Моше (мой отец), Ицхак и Янкель – и две дочери – Хайка и Цвия-Белла.

Мой дядя Ицхак умер молодым от тифа. Тётя Хайка вышла замуж за Нотку Сухарского, жестянщика-лудильщика. У них было трое детей: старшая дочь Шейндел, сын Сролик и младшая Иделе, умершая в возрасте трех лет.

Другая тётя Цвия-Белла вышла замуж за Калмана Сендеровского и переехала в город Дятлово в тридцати километрах от Новогрудка. У них был один сын, Лейзер, мой двоюродный брат, который сейчас живёт в Израиле. Тётя умерла при рождении Лейзера или вскоре после этого. Лейзер вырос в нашем доме в Новогрудке.

После смерти моего дедушки Лейзера семейным бизнесом управляли два брата – мой отец Моше и Янкель. Отец был опытным мастером. Сёдла и упряжь, которые он делал, были высшего качества. Отец мог починить часы или швейную машинку, сшить вручную футбольный мяч, связать что угодно. Он мог сделать почти всё. Он был спокойным и добрым, хорошим мужем и чудесным семьянином. Его более образованный брат Янкель не был мастеровым человеком, зато был талантливым бизнесменом.

С годами они открыли новые магазины, где продавались различные изделия из кожи, упряжь, ботинки и сапоги. Потом братья открыли ещё одну мастерскую, в которой делали ботинки и сандалии, в частности обувь на каучуковой подошве, пользовавшуюся большим спросом в то время. Партнёрство братьев было очень успешным, а их бизнес процветал и рос, несмотря на трудные времена, политическую нестабильность, Первую мировую войну и часто сменяющие друг друга режимы.

Семья моей матери

Я никогда не знал дедушку со стороны моей матери, Берла Гуревича, он умер до моего рождения. Бабушка говорила мне, что он был учителем.

Моя бабушка, Хана Гитель Гуревич, вела хозяйство в Кореличах, маленьком городке в двадцати одном километре от Новогрудка. Я очень хорошо помню бабушкин дом, потому что каждый год приезжал туда на летние каникулы. Деревянный сельский дом стоял на берегу реки, был большой огород, в котором росли, в основном, огурцы. Урожай отправляли на рынок в Новогрудок, и это было прибавкой к доходу семьи.

У бабушки было четверо детей: три дочери – Шошка (моя мать), Двора и Малка и сын, Иосеф.

Мой дядя, Йосеф Гуревич, женился на Брейне Фейгель Лондон из семьи известных раввинов и знатоков Торы. Они жили в Кореличах, и у них было три дочери – Рахель, Нахама и Хася. У Брейны Фейгель жил в Англии брат – Шлёма Хаим Лондон, очень уважаемый и очень богатый торговец мехами.

В 1937 году богатый дядя Шлёма приехал в Кореличи и забрал племянницу, тринадцатилетнюю Рахель, с собой в Лондон. Рахель оставила семью, получила образование в Англии и позже вышла в Лондоне замуж за Сэма Кёнигсберга. Там она и её семья живут и сегодня.

Дядя Йосеф Гуревич, его жена и их дочери Нахама и Хася погибли в Холокосте.

Младшая сестра моей матери Малка вышла замуж за Хаима Капушевского из Корелич, и у них было двое сыновей – Береле и Нохим. Они тоже все погибли в Холокосте.

Наша семья

Я не много знаю о том времени, когда мой отец и его брат были неженаты.

Отец, вероятно, познакомился с моей матерью, Шошкой Гуревич, с помощью свахи. Мама была высокой и красивой. Добрая, нежная, спокойная и честная, она прекрасно вела хозяйство, очень гордилась своим домом и пользовалась большим авторитетом. Она была замечательной женой и преданной матерью.

Младший брат моего отца Янкель был прекрасный молодым человеком. У мамы возник план: устроить брак Янкеля и своей младшей сестры Дворы. Это было нелегко, но в конце концов они поженились. Так братья Каганы, Моше и Янкель, женились на сестрах, Шошке и Дворе.

Обе семьи жили вместе в большом бабушкином доме, который спустя несколько лет они перестроили и расширили. И вместе вели семейный бизнес.

Как уже говорилось, сестра отца, Хайка, вышла замуж за Нотку Сухарского, жестянщика, а другая его сестра, Цвия-Белла, вышла замуж за Калмана Сендеровского и переехала жить к мужу, в Дятлово.

Наш дом был прекрасным примером спокойствия, любви и дружбы. Хотя в нём жили две семьи, я не помню ни одного скандала, ссоры или даже слова неудовольствия. Единение и преданность, царившие в доме, были удивительными. С годами в обеих семьях родились дети, и обо всех детях одинаково заботились, любили, всем давали образование.

Бизнесом занимались вместе и доход делили честно. Когда я сегодня думаю о таком согласии, всё кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой. Как такое необычное сотрудничество столь идеально продолжалось многие годы? Частично это объясняется тем, что два брата были женаты на двух сестрах. Но братья и сестры могут иногда спорить или не соглашаться. Но не в нашей семье. В этом партнёрстве не было зависти. Каждый вносил свой вклад в общее дело.

Наш дом

Я родился 5 мая 1922 года вскоре после окончания Первой мировой войны. Меня назвали Берлом (Довом) в честь дедушки со стороны мамы, Берла Гуревича (мир его праху).

Первым ребёнком Янкеля и Дворы была Нахама, родившаяся, я думаю, в 1926 году. В 1929-м родился их сын Идель, и назвали его в честь бабушки Иделе. Это мой двоюродный брат Идель (теперь его зовут Джек) Каган, соавтор этой книги, который живёт в Лондоне и женат на Барбаре Стейнфельд.

Наш большой деревянный дом с черепичной крышей стоял на улице Рацело посреди еврейского района в центре Новогрудка. (Вдоль улицы Рацело расположена усадьба Мицкевичей, которая раньше принадлежала великому поэту.) Этот бедный район располагался в овраге. Деревянные дома стояли очень тесно и были разбросаны бессистемно. В основном там жили большие семьи бедных ремесленников. Нашу семью и семью тёти Хайки Сухарской считали богатыми и уважали не только на улице Рацело, но и во всём Новогрудке.

Моя тётя Хайка жила со своей семьёй неподалёку, тоже на улице Рацело. У них был деревянный дом. Со временем дядя Нотка сделал пристройку из красного кирпича, в которой разместилась наша фабрика по производству туфель и сандалий. У тёти был маленький сад, в центре которого росла старая яблоня. В саду также росли кусты крыжовника, из зелёных, очень сочных ягод которого варили восхитительный джем. А ещё была малина и красивые клумбы. Сад тёти Хайки стал местом отдыха. Под деревом стоял стол и несколько скамеек, а летними вечерами и по субботам семья собиралась там, чтобы выпить чаю или кофе и поговорить о последних новостях, об экономике и политике, о зловещих слухах, доносившихся из Германии.

В городе Сухарских считали респектабельными и богатыми. Нотка был прекрасным жестянщиком. На рынке он держал мастерскую и хорошо зарабатывал. Ему помогала тётя Хайка – она чинила зонтики. Она была доброй, трудолюбивой, кроткой женщиной. Их открытый дом собирал много друзей. Нотка Сухарский был общественным деятелем, членом благотворительных организаций и профсоюзов.

Мать горячо любила детей, Шейндел и Сролика, а строгий и требовательный отец поддерживал дисциплину. Хайка и её дети, Шейндел и Сролик, погибли в Холокосте. (О гибели Шейндл рассказано в главе 3 части второй.)

Нотка выжил и воевал вместе с партизанами Бельского. Он вернулся в Новогрудок после войны там и умер.

Глава 3

Время до прихода немцев

К концу 1930-х годов в Польше усилился антисемитизм. Поляки, особенно молодёжь и студенты университетов, находились под влиянием теорий германских нацистов. Появились «эндеки», которые выступали за активные антисемитские меры: бойкот еврейской торговли, ограничение приёма евреев в университеты, запрет для евреев на работу в общественных учреждениях. Правительство начало ограничивать гражданские права евреев и притеснять их. К концу 1938 года нападения на евреев, избиения и даже погромы стали обычным явлением. Помню, как в Новогрудке накануне Песаха в 1939 году распространился слух о том, что поляки планируют погром в праздничную ночь. И в самом деле, в город прибыло множество молодых поляков в форменной одежде. Они выкрикивали антисемитские лозунги и угрожали евреям смертью. Крестьяне из соседних деревень в ожидании грабежей приехали в Новогрудок, прихватив с собой большие мешки. Евреев охватил ужас. В тот вечер мы не праздновали канун Песаха. Женщины и дети нашей семьи и семьи дяди Нотки спрятались в подвале, а мужчины приготовились защищаться железными прутьями, топорами и вилами. Но погрома не было. Помешала местная полиция. Ходили слухи, что начальнику полиции дали большую взятку и это сработало.

Нам было совершенно ясно, что плохо вооружённая польская армия не сможет защитить страну в случае войны, которую мы уже считали неизбежной. Наш страх перед немцами стал реаль ным. Слухи о том, как нацисты повсюду поступали с евреями, вызывали страх, но нам некуда было бежать.

В августе 1939 года СССР и Германия подписали договор о ненападении, а в начале сентября разразилась Вторая мировая война. Немецкие бронетанковые дивизии уничтожали всё на своём пути, а польские города были разрушены немецкой авиацией. Польская армия отступила и оставила фронт открытым. Поляки сражались храбро, но самоубийственные атаки польской кавалерии не могли противостоять немецким танкам.

Советско-германский договор, подписанный министрами иностранных дел Молотовым и Риббентропом, разделил территорию Польши между её двумя могущественными соседями. Западные районы Белоруссии и Украины, которые принадлежали Польше, теперь стали частью Советского Союза. Наступающие немецкие армии остановились на восточной границе этих территорий, проходившей по Бугу. Красная Армия заняла этот регион, и Новогрудок перешёл под власть Советов. Евреи Новогрудка радовались. Русская власть была, конечно, лучше немецкой, несмотря на мрачные предчувствия, которые ощущали, главным образом, богатые еврейские семьи.

Евреи, особенно молодёжь и дети, толпились на улицах, восхищаясь войсками Красной Армии, их оружием, танками и бронемашинами. Батальоны казаков, кавалерия и пехота целыми днями шли через город. Все это произвело на нас сильное впечатление. Советские власти велели горожанам продолжать свою обычную жизнь, открыть магазины, мастерские и предписали в точности выполнять все приказы. Мы открыли свои магазины, которые были полны обуви и изделий из кожи, и заработали много денег. Был настоящий бум. Толпы покупателей, в основном русские солдаты, скупили почти всё. Они даже не пытались сбить цену и платили рублями (по курсу – один рубль за один польский злотый). Спрос был таким огромным, что мы подняли цены, но покупатели продолжали идти. В течение нескольких недель магазины были опустошены, но источника для пополнения запаса не было. Дома у нас были мешки, полные денег, но вскоре мы поняли, что их ценность падает. Опасаясь трудных времён, семья решила спрятать часть хорошей кожи и подмёток, которые пользовались огромным спросом.

Было несколько арестов, в основном среди высокопоставленных польских чиновников и офицеров полиции, а в октябре 1939 года советские власти национализировали все магазины, склады, банки, большие здания и т. д. Большинство евреев остались без источника существования. Позже власти создали кооперативные фабрики и мастерские, на работу в которые принимали специалистов. Платили мало, но наша семья ни в чём не нуждалась. Время от времени мы тайно продавали что-нибудь из припрятанных товаров и покупали необходимое, в основном продукты питания. Мой отец и дядя Янкель работали в кооперативной кожевенной мастерской и это их вполне устраивало. Мы оставались в своём большом доме, и жизнь шла как обычно. Время от времени нам приказывали предоставить несколько комнат советским чиновникам, в нашем доме жил офицер Красной Армии, но это было вполне терпимо. Мы были рады, что война и её ужасы остались позади. Мы привыкали к власти и были в меру счастливы.

Меня приняли в девятый класс русской средней школы, и в июне 1941 года я закончил десятый класс и получил аттестат зрелости.

Через некоторое время Советы начали «сортировать» население. Нам велели заполнить анкеты и получить советские удостоверения личности. У многих евреев в этом документе стоял штамп: «Статья 11», и вначале мы не знали, что это значит. Как выяснилось позже, это означало: нелояльный элемент, бывший богатый торговец или чиновник высокого ранга при польском режиме. У тех, кого отметили таким образом, появились плохие предчувствия. В документах нашей семьи не было штампа «Статья 11», и в то время мы были этому рады. Моего двоюродного брата Лейзера Сендеровского, когда началась война, призвали в польскую армию, и он сражался против немецких захватчиков. Во время стремительного отступления польской армии Лейзер попал в плен, потом он убежал, пересёк границу и, к нашей радости, вернулся в Новогрудок. В Новогрудке Лейзер начал работать на новую власть, став заведующим кожевенной мастерской. За хорошую работу его наградили путёвкой в санаторий, расположенный в Минской области. Это случилось за несколько дней до начала войны между СССР и Германией.

Тёмные тучи быстро приближались к нашему краю. Постоянно ходили слухи о том, что Германия готова напасть на Советский Союз. Мы верили в великую Красную Армию, верили советской пропаганде о её мощи. И, тем не менее, нам было страшно, ведь немцы одержали много побед и прошли через многие европейские страны, включая Францию. Казалось, что немцев просто нельзя остановить. Даже укрепления, которые считались неприступными, такие как французская оборонительная линия Мажино, не смогли их удержать. Немецкие войска просто обошли укрепления, ворвались на территорию нейтральных стран и завоевали их без объявления войны.

Еврейские беженцы, прибывавшие в Новогрудок из Польши, Чехословакии и других оккупированных немцами стран, рассказывали о злодеяниях немцев: арестах, концентрационных лагерях, казнях и резне. Мы слушали эти рассказы, но отказывались верить. Ужасные истории казались просто неправдоподобными. Мы продолжали жить, обманывая себя и считая невозможным, чтобы такие зверства были одобрены и осуществлены властями. Немцев считали цивилизованной нацией. Многие помнили немецкую армию времён Первой мировой войны, и она не вызывала особого ужаса. Еврейский народ много страдал на протяжении своей долгой истории и научился приспосабливаться и выживать.

В мае 1941 года, примерно за полтора месяца до нападения немцев, советские власти объявили, что беженцы, которые хотят вернуться в оккупированную немцами часть Польши, должны зарегистрироваться и готовиться к отъезду. Некоторые зарегистрировались, и позже русские собрали их вместе и выслали в Сибирь. Сам факт, что некоторые беженцы хотели вернуться, свидетельствовал, что рассказы о немецких зверствах в отношении евреев казались многим преувеличеными.

На протяжении июня 1941 года русские проводили аресты в Новогрудке. Большей частью арестовывали евреев, у которых в Удостоверениях личности была страшная «11-я статья». У этих людей отбирали всю собственность и депортировали в Сибирь вместе с семьями как нежелательный и непроизводительный элемент. Им разрешалось взять только десять килограммов багажа на человека. Мы сочувствовали членам нашей общины. Но позже оказалось, что советская власть оказала этим людям «услугу» и спасла их от смерти и ужасов Холокоста. Большинство из них пережили войну.

Утром 22 июня 1941 года мы услышали, что немецкие самолёты бомбят русские города и что немецкие дивизии перешли границу во многих местах. По радио мы услышали как Молотов, советский нарком иностранных дел, сказал, что Красная Армия ведет непрерывные бои с фашистскими захватчиками, и выразил уверенность, что в конце концов она победит.

Евреи Новогрудка были взволнованы и напуганы. Мы пытались убедить себя, что Красная Армия непобедима и немцы никогда не дойдут до нашего города. С каждым часом наши сомнения и опасения росли. Ходили слухи, что государственные учреждения в городе получили приказ подготовиться к эвакуации, что там жгли документы и готовили транспорт. Мы не хотели верить, но на следующее утро были вынуждены посмотреть действительности в лицо. Солдаты Красной Армии неорганизованно, небольшими группами и по одному, шли через город на восток, к бывшей границе между Польшей и СССР. Большинство из них выглядели измождёнными и испуганными. Многие были без оружия. Их рассказы ужасали: они вышли из настоящего ада, там всё было в огне, потери исчислялись тысячами. Линии фронта не существовало, немцы безжалостно подавляли всякое сопротивление и наступали.

Город охватила паника. Стало ясно, что советская власть уходит. Евреи искали совета, пытаясь решить, что делать. Им предстоял трудный выбор. Единственной возможностью было бежать в СССР, но это было нелегко. По слухам, самая большая опасность угрожала молодым людям, им нужно было спасаться. Многие из новогрудских молодых людей, особенно холостяки и те, кто работал на советскую власть, покинули город пешком или на велосипедах, направляясь на восток к старой границе. Для мужей и отцов проблема была сложнее. Большинство из них решили остаться со своими семьями и вынести всё, что будет. Мы слышали о зверствах и концентрационных лагерях, но ничего не знали о массовых убийствах и уничтожении евреев. Итак, большинство новогрудских евреев остались в городе и ждали. Для тех, кто пытался бежать, стало сюрпризом то, что русские военные не разрешают им пересечь старую границу с Советским Союзом. Они получили приказ отказывать во въезде всем, кто был гражданином Польши до 1 сентября 1939 года, и отправлять их домой. Многие из тех, кто убежал, были вынуждены вернуться в Новогрудок. Они рассказывали ужасные истории о немецких бомбежках, немецких диверсантах и парашютистах, тысячах жертв, о человеческих телах, лежащих вдоль дорог, и о полном хаосе и смятении отступающей Красной Армии. Целыми дивизиями советские солдаты сдавались вместе с оружием и боеприпасами. Немецкая армия быстро наступала, продвигаясь к крупнейшим городам и центрам СССР. Нас охватил страх.

Одно было ясно: наши мужчины не собирались бежать и оставлять свои семьи. Я, как и мои школьные друзья, решил бежать. На третий день войны домашние помогли мне собраться. Я уже приготовил подходящую одежду, запас продуктов и деньги, намереваясь ехать на велосипеде к границе через Кореличи, где жили моя бабушка и дядя, затем в Турец, Мир и Столбцы, которые находились на старой границе, в пятидесяти километрах от Новогрудка. Но к тому времени многие молодые люди уже вернулись назад и сообщили, что граница накрепко закрыта, а красноармейцы стреляют в любого, кто пытается её пересечь. Так я остался со своей семьёй. Позже я узнал, что многие из тех, кто добрался до границы и был решительно настроен не возвращаться, смогли перейти через неё несколькими днями позже. Границу просто оставили, охрана уехала. Многие из тех, кто ушёл через границу вглубь России, пережили войну.

Во вторник, 24 июня, Новогрудок бомбили. Немецкие самолёты сбросили несколько бомб, которые повредили ряд зданий, несколько человек погибли. Разрушений было мало. Наш дом остался невредимым. В тот вторник количество отступающих красноармейцев всё увеличивалось. Стало ясно, что фронта уже нет и скоро придут немцы. Несколько дней спустя из города уехали чиновники, милиция и пожарные. Группы гражданской охраны, созданные добровольцами, поддерживали в какой-то степени порядок и не допускали грабежей и воровства. Крестьяне из ближайших деревень приехали в город, надеясь на лёгкую поживу. Грабители вломились в несколько складов с одеждой и продовольствием, но всё ещё боялись проходивших русских солдат. Солдаты, и правда, пристрелили несколько грабителей, и их трупы служили предостережением другим. Днём в субботу, 28 июня, в небе снова появились немецкие самолёты.

После сильной бомбёжки город, в котором многие дома были деревянные, заполыхал огнём и затянулся дымом. Самолёты с жутким воем летали над самой землей, забрасывая всё бомбами и поливая огнём из пулемётов. Сотни людей были убиты во время этого налёта, большинство из них – евреи, которые жили в центре города.

Когда начался воздушный налёт, мы спрятались в каменном подвале нашей обувной фабрики. Бомба разрушила здание, но, к счастью, подвал остался цел. Мы выбрались через окно и побежали в направлении Пересеки, пригорода Новогрудка. Весь город был в огне. Христианка по фамилии Новаковская, которую мы знали на Пересеке, разрешила нам переждать пожар в своём амбаре. Наша семья спряталась там вместе с Сухарскими и ещё несколькими еврейскими семьями.

В тот вечер мы молились, многие плакали и причитали. Мы стояли и смотрели на горящий город, и сердца наши наполнились страхом и горем. На следующий день отец, дядя Янкель и я пошли к нашему дому. Он превратился в золу Мы потеряли всё своё имущество. У нас осталась только одежда, которая была на нас, и несколько десятков золотых монет, каждая по десять старых русских рублей, – дядя взял их с собой. Мы благодарили Бога за то, что вся наша семья осталась жива.

Увидев, как несколько человек выносили продукты со склада, мы тоже взяли мешок сахара и два мешка сухарей и принесли эти драгоценные продукты семье. В амбаре Новаковской мы оставались ещё несколько дней.

Сгорели многие районы Новогрудка, в том числе еврейский квартал в центре города. Мы пошли искать жилье и решили поселиться в доме Делятицких возле пожарной станции. Де- лятицкие были депортированы за несколько дней до того, как напали немцы. При польской власти они были богатыми и имели хорошие связи. Мы поселились в доме Делятицких: наша семья, Сухарские, наши друзья Сосновские и два неженатых брата Канторовичи. Там мы нашли кое-какую посуду и одежду и начали обустраиваться. 2 июля прошёл слух, что на следующий день в город войдут немцы. Группы молодых польских и белорусских молодчиков собрались вместе и организовали милицию, которая сразу же начала изводить евреев, угрожать им и унижать их. Рано утром 3 июля всем евреям-мужчинам, мне в том числе, приказали начать расчистку завалов на улицах и готовить город к приходу немецких войск.

Первыми, по Слонимской улице, въехали в город немецкие патрули на мотоциклах. За ними следовали танки. Преследование евреев началось в первый же день. Приказ, вышедший на следующий день, лишил евреев основных прав: им не разрешали ходить по тротуару, заставляли носить нашитый на спине и на груди жёлтый круг, который потом приказали заменить звездой Давида. Беда пришла.

Ко Дню Холокоста в Израиле вышла марка и блок марок, где иллюстрированы зажженная свеча и синагога в Слониме, сохранившаяся до нынешнего времени, являющаяся старейшим архитектурным памятников города эпохи барокко. Синагога была построена в 1642 году.   

Добавлено на сайт 28 января 2015

 

Ко Дню памяти жертв Холокоста. НЕРУССКОЕ ПОЛЕ.

Валерий Зеленогорский, фейсбук,  27 января 2015

Кремски не спит ночью, днем он дремлет, и только когда приходит его дочь, кормить и давать лекарства, он просыпается.
Ему 90 лет, и он устал жить на этом свете, особенно здесь, в Германии, куда его привезли дети в 92-м году из Гомеля, где он жил всегда, кроме тех лет, когда был на войне и в лагерях. Его ранили под Харьковом, и он попал в плен. Потом уже были лагеря, немецкие и советские, а теперь он опять в Германии.
Он уже пять лет не выходит на улицу, и только балкон в доме, где до него жили американские военные, стал его средой обитания. Он сидит в кресле на балконе, и перед ним поле, огромное поле, которое за год меняет цвет от белого до разноцветного; сначала оно долго белое, а потом оно зеленеет, а потом оно краснеет от садовой земляники, потом оно становится малиновым, и добрые немецкие бауры разрешают собирать на поле малину.
Кремски никогда не ест эту малину, никогда, потому что он работал в войну у этих добрых людей и наелся еще тогда их добротой.
У него в доме нет пяти мешков для раздельного сбора мусора: немцы прекрасно всё сортируют, людей в печи, детские ботиночки отдельно, волосы отдельно, кожу на абажуры. Он в лагере сортировал горы теплой еще одежды, оставшейся от людей, которые сгорели.
Он помнит сладкий дым, падавший черными хлопьями. Он не делал операцию на своей ноге в Германии, не хотел пользоваться опытом немецких врачей… Он сидит на балконе и пытается понять, почему он, победитель в прошлой войне, отсидевший в концлагерях, — не сумел обеспечить нормальную жизнь своим детям и внукам на родине.
Почему он должен на старости лет жить на земле убийц своей семьи и радоваться тому, что они живут с чувством вины за преступление своего народа, всего народа, который с удовольствием во всем участвовал.
Раньше его возили в супермаркет в центр городка, где они жили, и чудесные старушки и не менее чудесные дедушки с нескрываемым страхом смотрели на его номер на руке. Не номер телефона для старика, который может заблудиться, а номер узника в лагере, где его не успели сжечь. Он заметил, что они никогда не берут продукты, которые он трогал своей оцифрованной рукой.
Да, была ужасная война, говорят они, мы и не знали о чудовищных вещах, но французские сыры и польские колбаски были прелестны, и чулки, и духи, и сумки, и мало ли что присылали Фридрихи и Гансы с фронтов этой ужасной войны.
Ночью Кремски сидит на балконе, рядом столик, он курит. Ему тысячу раз говорили, что надо бросить. Но он столько потерял за свою жизнь, что теперь бросать ему уже ничего не надо.
Двадцать восемь душ в гомельском гетто остались в яме навсегда, их убили соседи, которые вместе жили, учились, одалживали соль и спички. А потом самые ловкие из них надели белые повязки и стали убивать своих соседей, под руководством доблестных немцев, а за это убийцам дали растащить имущество убитых, но только после эффективных менеджеров из хозяйственных служб вермахта и СС.
Кремски видел свой буфет и швейную машинку у своего прежнего соседа, который потом сидел в советском лагере вместе ним. В советском лагере соседу дали 25, а Кремски — 10, они жили в соседних бараках и вышли вместе в 1956 году.
На балконе он сидит до утра, на малиновом поле тихо, но скоро добрые бауры откроют ворота, и веселые еврейские дети из Шяуляя, Риги, Бишкека и Гомеля пойдут есть малину. А пока только прожекторы шарят по полю, и что-то далекое встает в памяти Кремски.
Вот ему кажется, что сейчас завоют сирены и собаки, и он опять встанет в строй и побежит сортировать, сортировать, сортировать: детские рубашечки туда, башмачки налево, сандалики направо, евреи направо и налево, дети отдельно, старики отдельно, бабушки отдельно. Орднунг.
У него три медали, остальные послевоенные побрякушки он не признает, он и военные не сильно жалует: три медали не вернут ему бабушку Цилю, Осю, трехмесячную Хаечку, он помнит каждого, ему хватит своих убитых. А тех, кто до сих пор пересчитывает убитых, сомневаясь, было их 6 миллионов или меньше, он не слышит, нет таких совершенных калькуляторов, считающих души, да упокоятся они с миром.
В Союзе он не носил медали, да и здесь, в Германии, он их ни разу не надевал. Демонстрировать немцам свои награды ему противно: зачем, разве эта демонстрация даст остыть его боли и ненависти.
Он не желает мести, ему просто ужасно жить рядом с людьми, предки которых виноваты в том, что он уже давно мертвец.
Сегодня к нему приходил внук, он работает в госпитале для стариков, он им моет задницы, массирует ноги, перекладывает, кормит и всё такое.
Они любят его, Гришу, он добрый. Особенно его любит дедушка Вилли, безногий ветеран люфтваффе, он обожает Гришу и дарит ему из своей пенсии каждый месяц денежку. А дедушка Ганс, награжденный двумя железными крестами, подарил Грише свой старый мотоцикл, Гриша — байкер и гордится раритетом.
Кремски слушает своего внука, еле сдерживая свою ненависть к стране, где он доживает свой век, и только ночью он, сидя на балконе, позволяет себе не сдерживать себя.
Когда он умрет, он желает, чтобы его сожгли. Это, правда, не по еврейскому закону, но ему кажется, что его пепел соединится с пеплом его семьи, и он ее опять обретет.

Помещено на сайте 27 января 2015

Каган Джек, Коэн Дов

Из книги “Холокост и сопротивление на родине Адама Мицкевича

Глава 1

Новогрудок – город, в котором я родился

Новогрудок расположен в ста сорока километрах к югу от Вильнюса (Вильно), современной столицы Литвы, и в ста пятидесяти километрах к западу от Минска, столицы Белоруссии. Город, по всей вероятности, был основан в XI веке Ярославом Мудрым, князем Киевской Руси, как крепость для защиты русской границы от нападений кочевых племён и тевтонских рыцарей. С военной точки зрения место было выбрано удачно. Крепость была построена на возвышенности, господствующей над окрестностями и главными дорогами. Массивные стены, башни, глубокие рвы и подъёмные мосты делали её почти неприступной. В трудные времена крепость служила убежищем для местных жителей.

Значение Новогрудка возросло во время правления литовских князей в XV веке. К тому времени его население составляло около двенадцати тысяч человек, город превратился в важный культурный центр. Во времена правления литовских князей здесь регулярно собирался Трибунал (верховный суд), здесь проводились королевские свадьбы, марши победы и собрания знати. Жителям Новогрудка были предоставлены торговые и налоговые привилегии.

Первые сведения о евреях, живших в Новогрудке, относятся к XV веку. Вероятно, большинство из них переселились туда из Польши и России. К началу XX века семьдесят процентов жителей города составляли евреи, в основном это были ремесленники и торговцы.

В независимой Польше, созданной после Первой мировой войны, Новогрудок стал столицей воеводства. Выбор пал на него из-за славного прошлого и редкой красоты, хотя он не был ни торговым центром, ни самым большим городом в округе.

Великий польский поэт Адам Мицкевич, который родился в Новогрудке, отразил красоту этого города и его окрестностей в своей поэме «Пан Тадеуш». Он жил в эмиграции в Париже, и его прекрасные стихи пронизаны тоской по родному городу. Он писал, что только вдали от него можно по-настоящему оценить его очарование. Мицкевич, хорошо знавший евреев Новогрудка, восхищался ими и восхвалял их достоинства: их учёность, семейные ценности и верность. Он был знаком в Новогрудке с многими талантливыми евреями. Одного из них – цимбалиста Янкеля Мицкевич описал в своей поэме «Пан Тадеуш». Янкель был мастером, его музыка глубоко проникала в сердца слушателей.

В Новогрудке были свои музыканты, хор и канторы – профессионалы и любители – знатоки Священного Писания, хасиды, известные своими песнопениями, оркестр пожарной команды, детский хор. Еврейская община Новогрудка гордилась своими писателями, мыслителями и всемирно известными раввинами, своими культурными и общественными учреждениями и особой атмосферой в общине. Простые люди, ремесленники и владельцы магазинов, которые зачастую были весьма бедны, порой даже голодали, делали всё возможное, чтобы дать детям образование – еврейское образование, проникнутое идеями сионизма, ощущением исторической родины в Палестине и дававшее знание иврита. Евреи Новогрудка, несмотря на свою бедность, смогли создать десятки культурных, финансовых и общественных организаций, которые содействовали обогащению их духовной жизни.

Вскоре после Первой мировой войны и декларации Бальфура, когда сионистское движение начало приобретать влияние в еврейской диаспоре и началась третья алия, в Новогрудке открылась школа «Тарбут» имени Х.-Н. Бялика. Школьная программа была похожа на программу школ в Палестине, и все предметы во всех классах преподавались на иврите. Для школы были характерны позитивная образовательная атмосфера, еврейское самосознание и сионистские идеалы. Большинство её выпускников в конечном счёте отправились в Палестину и приняли участие в осуществлении общенациональной идеи заселения её и создания еврейского государства.

Было ещё и несколько других еврейских школ, в том числе частные хедеры, или начальные школы, в которых меламеды – учителя-наставники молодёжи – обучали детей младшего возраста.

Еврейские дети в Новогрудке ходили также в польские начальные и средние школы. Все дети ходили в ту или иную школу. Евреи Новогрудка считали, что давая образование своим детям, они обеспечивают будущее нации.

Новогрудок славился своими синагогами. Среди них – Большая синагога, уникальная по своей архитектурной композиции, внутри украшенная изящной резьбой. Были и синагоги поменьше, каждая обслуживала ремесленников определённой профессии.

Под наблюдением общественного комитета существовал сиротский приют, который обеспечивал своих воспитанников всем необходимым. В этот приют принимали всех сирот-евреев. При нём действовала профессиональная школа. Когда дети в приюте подрастали, они посещали эту школу, где их обучали профессии и готовили к будущей жизни. Общественный комитет устраивал каждого ученика в мастерскую профессионала-ремесленника, где тот мог овладеть профессией и подготовиться к самостоятельной работе.

В доме для престарелых заботились о стариках, которые не могли оставаться в своих семьях. В еврейской больнице лечили еврейское население Новогрудка. Больница была хорошо оснащена. Врачи были евреями. Особенно заботливо лечили бедных евреев. Существовала своя родильная палата. В эту больницу, известную высоким профессионализмом её работников и их добротой, обращались нуждающиеся пациенты со всех окрестностей.

Все сионистские движения и партии имели действующие отделения в Новогрудке. Самым значительным среди молодёжных движений было «Хашомер Хацаир», которое вело просветительную деятельность во всех школах города. Членов движения «Гехалуц» в специальных лагерях обучали сельскохозяйственным навыкам и готовили к алие в Палестину. Члены всех сионистских молодёжных движений обязательно изучали иврит.

Был ряд других еврейских учреждений. Выходила еженедельная еврейская газета, которая писала обо всём, что происходило в жизни еврейской общины.

В муниципальной библиотеке дважды в неделю можно было брать книги на иврите, идише, польском и русском языках. В спортивном клубе «Маккаби» в хорошо оснащённом зале проводились гимнастические занятия. Там также тренировались различные спортивные команды. У клуба был свой стадион, где проводились футбольные и волейбольные матчи и спортивные соревнования. Футбольная команда «Маккаби» выиграла много матчей у еврейских и польских команд из соседних городов. Любительский театр ставил пьесы, в основном на идише и изредка – на иврите, которые собирали полные залы восторженной публики.

На протяжении пятисот с лишним лет в Новогрудке жили многие поколения евреев. Среди них – знатоки Торы, простые люди, рабочие, люди высокой морали. Евреи Новогрудка способствовали развитию города во всех сферах.

Холокост уничтожил эту замечательную еврейскую общину. Лишь несколько сотен из шести тысяч евреев Новогрудка остались в живых, сумев избежать рук нацистских убийц. Многие из них присоединились к партизанам и героически сражались против немцев и их пособников. Евреи Новогрудка проявили исключительный героизм, среди них те из тысячи двухсот евреев партизанского отряда Бельского, которые взяли в руки оружие, чтобы отомстить за смерть своих соплеменников. Большинство из оставшихся в живых переселились в Израиль. Там они создали Организацию новогрудских евреев, чтобы помнить и никогда не забывать преступления нацистов и ужасы Холокоста, чтобы увековечить нашу выдающуюся общину и тех, кого мы любили и кто погиб: наши семьи, родителей, братьев и сестёр.

Глава 2

Наша семья

Семья моего отца

Мой дедушка со стороны отца, Лейзер Каган, был шорником. Он был отличным мастером. К нему приезжали отовсюду, чтобы заказать упряжь и сёдла для своих лошадей. Местные крестьяне знали и уважали его.

У Лейзера и его жены Иделе было пятеро детей. Три сына – Моше (мой отец), Ицхак и Янкель – и две дочери – Хайка и Цвия-Белла.

Мой дядя Ицхак умер молодым от тифа. Тётя Хайка вышла замуж за Нотку Сухарского, жестянщика-лудильщика. У них было трое детей: старшая дочь Шейндел, сын Сролик и младшая Иделе, умершая в возрасте трех лет.

Другая тётя Цвия-Белла вышла замуж за Калмана Сендеровского и переехала в город Дятлово в тридцати километрах от Новогрудка. У них был один сын, Лейзер, мой двоюродный брат, который сейчас живёт в Израиле. Тётя умерла при рождении Лейзера или вскоре после этого. Лейзер вырос в нашем доме в Новогрудке.

После смерти моего дедушки Лейзера семейным бизнесом управляли два брата – мой отец Моше и Янкель. Отец был опытным мастером. Сёдла и упряжь, которые он делал, были высшего качества. Отец мог починить часы или швейную машинку, сшить вручную футбольный мяч, связать что угодно. Он мог сделать почти всё. Он был спокойным и добрым, хорошим мужем и чудесным семьянином. Его более образованный брат Янкель не был мастеровым человеком, зато был талантливым бизнесменом.

С годами они открыли новые магазины, где продавались различные изделия из кожи, упряжь, ботинки и сапоги. Потом братья открыли ещё одну мастерскую, в которой делали ботинки и сандалии, в частности обувь на каучуковой подошве, пользовавшуюся большим спросом в то время. Партнёрство братьев было очень успешным, а их бизнес процветал и рос, несмотря на трудные времена, политическую нестабильность, Первую мировую войну и часто сменяющие друг друга режимы.

Семья моей матери

Я никогда не знал дедушку со стороны моей матери, Берла Гуревича, он умер до моего рождения. Бабушка говорила мне, что он был учителем.

Моя бабушка, Хана Гитель Гуревич, вела хозяйство в Кореличах, маленьком городке в двадцати одном километре от Новогрудка. Я очень хорошо помню бабушкин дом, потому что каждый год приезжал туда на летние каникулы. Деревянный сельский дом стоял на берегу реки, был большой огород, в котором росли, в основном, огурцы. Урожай отправляли на рынок в Новогрудок, и это было прибавкой к доходу семьи.

У бабушки было четверо детей: три дочери – Шошка (моя мать), Двора и Малка и сын, Иосеф.

Мой дядя, Йосеф Гуревич, женился на Брейне Фейгель Лондон из семьи известных раввинов и знатоков Торы. Они жили в Кореличах, и у них было три дочери – Рахель, Нахама и Хася. У Брейны Фейгель жил в Англии брат – Шлёма Хаим Лондон, очень уважаемый и очень богатый торговец мехами.

В 1937 году богатый дядя Шлёма приехал в Кореличи и забрал племянницу, тринадцатилетнюю Рахель, с собой в Лондон. Рахель оставила семью, получила образование в Англии и позже вышла в Лондоне замуж за Сэма Кёнигсберга. Там она и её семья живут и сегодня.

Дядя Йосеф Гуревич, его жена и их дочери Нахама и Хася погибли в Холокосте.

Младшая сестра моей матери Малка вышла замуж за Хаима Капушевского из Корелич, и у них было двое сыновей – Береле и Нохим. Они тоже все погибли в Холокосте.

Наша семья

Я не много знаю о том времени, когда мой отец и его брат были неженаты.

Отец, вероятно, познакомился с моей матерью, Шошкой Гуревич, с помощью свахи. Мама была высокой и красивой. Добрая, нежная, спокойная и честная, она прекрасно вела хозяйство, очень гордилась своим домом и пользовалась большим авторитетом. Она была замечательной женой и преданной матерью.

Младший брат моего отца Янкель был прекрасный молодым человеком. У мамы возник план: устроить брак Янкеля и своей младшей сестры Дворы. Это было нелегко, но в конце концов они поженились. Так братья Каганы, Моше и Янкель, женились на сестрах, Шошке и Дворе.

Обе семьи жили вместе в большом бабушкином доме, который спустя несколько лет они перестроили и расширили. И вместе вели семейный бизнес.

Как уже говорилось, сестра отца, Хайка, вышла замуж за Нотку Сухарского, жестянщика, а другая его сестра, Цвия-Белла, вышла замуж за Калмана Сендеровского и переехала жить к мужу, в Дятлово.

Наш дом был прекрасным примером спокойствия, любви и дружбы. Хотя в нём жили две семьи, я не помню ни одного скандала, ссоры или даже слова неудовольствия. Единение и преданность, царившие в доме, были удивительными. С годами в обеих семьях родились дети, и обо всех детях одинаково заботились, любили, всем давали образование.

Бизнесом занимались вместе и доход делили честно. Когда я сегодня думаю о таком согласии, всё кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой. Как такое необычное сотрудничество столь идеально продолжалось многие годы? Частично это объясняется тем, что два брата были женаты на двух сестрах. Но братья и сестры могут иногда спорить или не соглашаться. Но не в нашей семье. В этом партнёрстве не было зависти. Каждый вносил свой вклад в общее дело.

Наш дом

Я родился 5 мая 1922 года вскоре после окончания Первой мировой войны. Меня назвали Берлом (Довом) в честь дедушки со стороны мамы, Берла Гуревича (мир его праху).

Первым ребёнком Янкеля и Дворы была Нахама, родившаяся, я думаю, в 1926 году. В 1929-м родился их сын Идель, и назвали его в честь бабушки Иделе. Это мой двоюродный брат Идель (теперь его зовут Джек) Каган, соавтор этой книги, который живёт в Лондоне и женат на Барбаре Стейнфельд.

Наш большой деревянный дом с черепичной крышей стоял на улице Рацело посреди еврейского района в центре Новогрудка. (Вдоль улицы Рацело расположена усадьба Мицкевичей, которая раньше принадлежала великому поэту.) Этот бедный район располагался в овраге. Деревянные дома стояли очень тесно и были разбросаны бессистемно. В основном там жили большие семьи бедных ремесленников. Нашу семью и семью тёти Хайки Сухарской считали богатыми и уважали не только на улице Рацело, но и во всём Новогрудке.

Моя тётя Хайка жила со своей семьёй неподалёку, тоже на улице Рацело. У них был деревянный дом. Со временем дядя Нотка сделал пристройку из красного кирпича, в которой разместилась наша фабрика по производству туфель и сандалий. У тёти был маленький сад, в центре которого росла старая яблоня. В саду также росли кусты крыжовника, из зелёных, очень сочных ягод которого варили восхитительный джем. А ещё была малина и красивые клумбы. Сад тёти Хайки стал местом отдыха. Под деревом стоял стол и несколько скамеек, а летними вечерами и по субботам семья собиралась там, чтобы выпить чаю или кофе и поговорить о последних новостях, об экономике и политике, о зловещих слухах, доносившихся из Германии.

В городе Сухарских считали респектабельными и богатыми. Нотка был прекрасным жестянщиком. На рынке он держал мастерскую и хорошо зарабатывал. Ему помогала тётя Хайка – она чинила зонтики. Она была доброй, трудолюбивой, кроткой женщиной. Их открытый дом собирал много друзей. Нотка Сухарский был общественным деятелем, членом благотворительных организаций и профсоюзов.

Мать горячо любила детей, Шейндел и Сролика, а строгий и требовательный отец поддерживал дисциплину. Хайка и её дети, Шейндел и Сролик, погибли в Холокосте. (О гибели Шейндл рассказано в главе 3 части второй.)

Нотка выжил и воевал вместе с партизанами Бельского. Он вернулся в Новогрудок после войны там и умер.

Глава 3

Время до прихода немцев

К концу 1930-х годов в Польше усилился антисемитизм. Поляки, особенно молодёжь и студенты университетов, находились под влиянием теорий германских нацистов. Появились «эндеки», которые выступали за активные антисемитские меры: бойкот еврейской торговли, ограничение приёма евреев в университеты, запрет для евреев на работу в общественных учреждениях. Правительство начало ограничивать гражданские права евреев и притеснять их. К концу 1938 года нападения на евреев, избиения и даже погромы стали обычным явлением. Помню, как в Новогрудке накануне Песаха в 1939 году распространился слух о том, что поляки планируют погром в праздничную ночь. И в самом деле, в город прибыло множество молодых поляков в форменной одежде. Они выкрикивали антисемитские лозунги и угрожали евреям смертью. Крестьяне из соседних деревень в ожидании грабежей приехали в Новогрудок, прихватив с собой большие мешки. Евреев охватил ужас. В тот вечер мы не праздновали канун Песаха. Женщины и дети нашей семьи и семьи дяди Нотки спрятались в подвале, а мужчины приготовились защищаться железными прутьями, топорами и вилами. Но погрома не было. Помешала местная полиция. Ходили слухи, что начальнику полиции дали большую взятку и это сработало.

Нам было совершенно ясно, что плохо вооружённая польская армия не сможет защитить страну в случае войны, которую мы уже считали неизбежной. Наш страх перед немцами стал реаль ным. Слухи о том, как нацисты повсюду поступали с евреями, вызывали страх, но нам некуда было бежать.

В августе 1939 года СССР и Германия подписали договор о ненападении, а в начале сентября разразилась Вторая мировая война. Немецкие бронетанковые дивизии уничтожали всё на своём пути, а польские города были разрушены немецкой авиацией. Польская армия отступила и оставила фронт открытым. Поляки сражались храбро, но самоубийственные атаки польской кавалерии не могли противостоять немецким танкам.

Советско-германский договор, подписанный министрами иностранных дел Молотовым и Риббентропом, разделил территорию Польши между её двумя могущественными соседями. Западные районы Белоруссии и Украины, которые принадлежали Польше, теперь стали частью Советского Союза. Наступающие немецкие армии остановились на восточной границе этих территорий, проходившей по Бугу. Красная Армия заняла этот регион, и Новогрудок перешёл под власть Советов. Евреи Новогрудка радовались. Русская власть была, конечно, лучше немецкой, несмотря на мрачные предчувствия, которые ощущали, главным образом, богатые еврейские семьи.

Евреи, особенно молодёжь и дети, толпились на улицах, восхищаясь войсками Красной Армии, их оружием, танками и бронемашинами. Батальоны казаков, кавалерия и пехота целыми днями шли через город. Все это произвело на нас сильное впечатление. Советские власти велели горожанам продолжать свою обычную жизнь, открыть магазины, мастерские и предписали в точности выполнять все приказы. Мы открыли свои магазины, которые были полны обуви и изделий из кожи, и заработали много денег. Был настоящий бум. Толпы покупателей, в основном русские солдаты, скупили почти всё. Они даже не пытались сбить цену и платили рублями (по курсу – один рубль за один польский злотый). Спрос был таким огромным, что мы подняли цены, но покупатели продолжали идти. В течение нескольких недель магазины были опустошены, но источника для пополнения запаса не было. Дома у нас были мешки, полные денег, но вскоре мы поняли, что их ценность падает. Опасаясь трудных времён, семья решила спрятать часть хорошей кожи и подмёток, которые пользовались огромным спросом.

Было несколько арестов, в основном среди высокопоставленных польских чиновников и офицеров полиции, а в октябре 1939 года советские власти национализировали все магазины, склады, банки, большие здания и т. д. Большинство евреев остались без источника существования. Позже власти создали кооперативные фабрики и мастерские, на работу в которые принимали специалистов. Платили мало, но наша семья ни в чём не нуждалась. Время от времени мы тайно продавали что-нибудь из припрятанных товаров и покупали необходимое, в основном продукты питания. Мой отец и дядя Янкель работали в кооперативной кожевенной мастерской и это их вполне устраивало. Мы оставались в своём большом доме, и жизнь шла как обычно. Время от времени нам приказывали предоставить несколько комнат советским чиновникам, в нашем доме жил офицер Красной Армии, но это было вполне терпимо. Мы были рады, что война и её ужасы остались позади. Мы привыкали к власти и были в меру счастливы.

Меня приняли в девятый класс русской средней школы, и в июне 1941 года я закончил десятый класс и получил аттестат зрелости.

Через некоторое время Советы начали «сортировать» население. Нам велели заполнить анкеты и получить советские удостоверения личности. У многих евреев в этом документе стоял штамп: «Статья 11», и вначале мы не знали, что это значит. Как выяснилось позже, это означало: нелояльный элемент, бывший богатый торговец или чиновник высокого ранга при польском режиме. У тех, кого отметили таким образом, появились плохие предчувствия. В документах нашей семьи не было штампа «Статья 11», и в то время мы были этому рады. Моего двоюродного брата Лейзера Сендеровского, когда началась война, призвали в польскую армию, и он сражался против немецких захватчиков. Во время стремительного отступления польской армии Лейзер попал в плен, потом он убежал, пересёк границу и, к нашей радости, вернулся в Новогрудок. В Новогрудке Лейзер начал работать на новую власть, став заведующим кожевенной мастерской. За хорошую работу его наградили путёвкой в санаторий, расположенный в Минской области. Это случилось за несколько дней до начала войны между СССР и Германией.

Тёмные тучи быстро приближались к нашему краю. Постоянно ходили слухи о том, что Германия готова напасть на Советский Союз. Мы верили в великую Красную Армию, верили советской пропаганде о её мощи. И, тем не менее, нам было страшно, ведь немцы одержали много побед и прошли через многие европейские страны, включая Францию. Казалось, что немцев просто нельзя остановить. Даже укрепления, которые считались неприступными, такие как французская оборонительная линия Мажино, не смогли их удержать. Немецкие войска просто обошли укрепления, ворвались на территорию нейтральных стран и завоевали их без объявления войны.

Еврейские беженцы, прибывавшие в Новогрудок из Польши, Чехословакии и других оккупированных немцами стран, рассказывали о злодеяниях немцев: арестах, концентрационных лагерях, казнях и резне. Мы слушали эти рассказы, но отказывались верить. Ужасные истории казались просто неправдоподобными. Мы продолжали жить, обманывая себя и считая невозможным, чтобы такие зверства были одобрены и осуществлены властями. Немцев считали цивилизованной нацией. Многие помнили немецкую армию времён Первой мировой войны, и она не вызывала особого ужаса. Еврейский народ много страдал на протяжении своей долгой истории и научился приспосабливаться и выживать.

В мае 1941 года, примерно за полтора месяца до нападения немцев, советские власти объявили, что беженцы, которые хотят вернуться в оккупированную немцами часть Польши, должны зарегистрироваться и готовиться к отъезду. Некоторые зарегистрировались, и позже русские собрали их вместе и выслали в Сибирь. Сам факт, что некоторые беженцы хотели вернуться, свидетельствовал, что рассказы о немецких зверствах в отношении евреев казались многим преувеличеными.

На протяжении июня 1941 года русские проводили аресты в Новогрудке. Большей частью арестовывали евреев, у которых в Удостоверениях личности была страшная «11-я статья». У этих людей отбирали всю собственность и депортировали в Сибирь вместе с семьями как нежелательный и непроизводительный элемент. Им разрешалось взять только десять килограммов багажа на человека. Мы сочувствовали членам нашей общины. Но позже оказалось, что советская власть оказала этим людям «услугу» и спасла их от смерти и ужасов Холокоста. Большинство из них пережили войну.

Утром 22 июня 1941 года мы услышали, что немецкие самолёты бомбят русские города и что немецкие дивизии перешли границу во многих местах. По радио мы услышали как Молотов, советский нарком иностранных дел, сказал, что Красная Армия ведет непрерывные бои с фашистскими захватчиками, и выразил уверенность, что в конце концов она победит.

Евреи Новогрудка были взволнованы и напуганы. Мы пытались убедить себя, что Красная Армия непобедима и немцы никогда не дойдут до нашего города. С каждым часом наши сомнения и опасения росли. Ходили слухи, что государственные учреждения в городе получили приказ подготовиться к эвакуации, что там жгли документы и готовили транспорт. Мы не хотели верить, но на следующее утро были вынуждены посмотреть действительности в лицо. Солдаты Красной Армии неорганизованно, небольшими группами и по одному, шли через город на восток, к бывшей границе между Польшей и СССР. Большинство из них выглядели измождёнными и испуганными. Многие были без оружия. Их рассказы ужасали: они вышли из настоящего ада, там всё было в огне, потери исчислялись тысячами. Линии фронта не существовало, немцы безжалостно подавляли всякое сопротивление и наступали.

Город охватила паника. Стало ясно, что советская власть уходит. Евреи искали совета, пытаясь решить, что делать. Им предстоял трудный выбор. Единственной возможностью было бежать в СССР, но это было нелегко. По слухам, самая большая опасность угрожала молодым людям, им нужно было спасаться. Многие из новогрудских молодых людей, особенно холостяки и те, кто работал на советскую власть, покинули город пешком или на велосипедах, направляясь на восток к старой границе. Для мужей и отцов проблема была сложнее. Большинство из них решили остаться со своими семьями и вынести всё, что будет. Мы слышали о зверствах и концентрационных лагерях, но ничего не знали о массовых убийствах и уничтожении евреев. Итак, большинство новогрудских евреев остались в городе и ждали. Для тех, кто пытался бежать, стало сюрпризом то, что русские военные не разрешают им пересечь старую границу с Советским Союзом. Они получили приказ отказывать во въезде всем, кто был гражданином Польши до 1 сентября 1939 года, и отправлять их домой. Многие из тех, кто убежал, были вынуждены вернуться в Новогрудок. Они рассказывали ужасные истории о немецких бомбежках, немецких диверсантах и парашютистах, тысячах жертв, о человеческих телах, лежащих вдоль дорог, и о полном хаосе и смятении отступающей Красной Армии. Целыми дивизиями советские солдаты сдавались вместе с оружием и боеприпасами. Немецкая армия быстро наступала, продвигаясь к крупнейшим городам и центрам СССР. Нас охватил страх.

Одно было ясно: наши мужчины не собирались бежать и оставлять свои семьи. Я, как и мои школьные друзья, решил бежать. На третий день войны домашние помогли мне собраться. Я уже приготовил подходящую одежду, запас продуктов и деньги, намереваясь ехать на велосипеде к границе через Кореличи, где жили моя бабушка и дядя, затем в Турец, Мир и Столбцы, которые находились на старой границе, в пятидесяти километрах от Новогрудка. Но к тому времени многие молодые люди уже вернулись назад и сообщили, что граница накрепко закрыта, а красноармейцы стреляют в любого, кто пытается её пересечь. Так я остался со своей семьёй. Позже я узнал, что многие из тех, кто добрался до границы и был решительно настроен не возвращаться, смогли перейти через неё несколькими днями позже. Границу просто оставили, охрана уехала. Многие из тех, кто ушёл через границу вглубь России, пережили войну.

Во вторник, 24 июня, Новогрудок бомбили. Немецкие самолёты сбросили несколько бомб, которые повредили ряд зданий, несколько человек погибли. Разрушений было мало. Наш дом остался невредимым. В тот вторник количество отступающих красноармейцев всё увеличивалось. Стало ясно, что фронта уже нет и скоро придут немцы. Несколько дней спустя из города уехали чиновники, милиция и пожарные. Группы гражданской охраны, созданные добровольцами, поддерживали в какой-то степени порядок и не допускали грабежей и воровства. Крестьяне из ближайших деревень приехали в город, надеясь на лёгкую поживу. Грабители вломились в несколько складов с одеждой и продовольствием, но всё ещё боялись проходивших русских солдат. Солдаты, и правда, пристрелили несколько грабителей, и их трупы служили предостережением другим. Днём в субботу, 28 июня, в небе снова появились немецкие самолёты.

После сильной бомбёжки город, в котором многие дома были деревянные, заполыхал огнём и затянулся дымом. Самолёты с жутким воем летали над самой землей, забрасывая всё бомбами и поливая огнём из пулемётов. Сотни людей были убиты во время этого налёта, большинство из них – евреи, которые жили в центре города.

Когда начался воздушный налёт, мы спрятались в каменном подвале нашей обувной фабрики. Бомба разрушила здание, но, к счастью, подвал остался цел. Мы выбрались через окно и побежали в направлении Пересеки, пригорода Новогрудка. Весь город был в огне. Христианка по фамилии Новаковская, которую мы знали на Пересеке, разрешила нам переждать пожар в своём амбаре. Наша семья спряталась там вместе с Сухарскими и ещё несколькими еврейскими семьями.

В тот вечер мы молились, многие плакали и причитали. Мы стояли и смотрели на горящий город, и сердца наши наполнились страхом и горем. На следующий день отец, дядя Янкель и я пошли к нашему дому. Он превратился в золу Мы потеряли всё своё имущество. У нас осталась только одежда, которая была на нас, и несколько десятков золотых монет, каждая по десять старых русских рублей, – дядя взял их с собой. Мы благодарили Бога за то, что вся наша семья осталась жива.

Увидев, как несколько человек выносили продукты со склада, мы тоже взяли мешок сахара и два мешка сухарей и принесли эти драгоценные продукты семье. В амбаре Новаковской мы оставались ещё несколько дней.

Сгорели многие районы Новогрудка, в том числе еврейский квартал в центре города. Мы пошли искать жилье и решили поселиться в доме Делятицких возле пожарной станции. Де- лятицкие были депортированы за несколько дней до того, как напали немцы. При польской власти они были богатыми и имели хорошие связи. Мы поселились в доме Делятицких: наша семья, Сухарские, наши друзья Сосновские и два неженатых брата Канторовичи. Там мы нашли кое-какую посуду и одежду и начали обустраиваться. 2 июля прошёл слух, что на следующий день в город войдут немцы. Группы молодых польских и белорусских молодчиков собрались вместе и организовали милицию, которая сразу же начала изводить евреев, угрожать им и унижать их. Рано утром 3 июля всем евреям-мужчинам, мне в том числе, приказали начать расчистку завалов на улицах и готовить город к приходу немецких войск.

Первыми, по Слонимской улице, въехали в город немецкие патрули на мотоциклах. За ними следовали танки. Преследование евреев началось в первый же день. Приказ, вышедший на следующий день, лишил евреев основных прав: им не разрешали ходить по тротуару, заставляли носить нашитый на спине и на груди жёлтый круг, который потом приказали заменить звездой Давида. Беда пришла.

Добавлено на сайт 28 января 2015

 

26 января – День Австралии

День Австралии

26 января в Австралии особый день, так как вся страна отмечает национальный праздник – День Австралии. Также проходит еще финал Australian Open, а местное радио Triple J весь день крутит хит парад ста самых «горячих» песен прошедшего года. В этот день со всех сторон идет запах барбекю и звук открывающегося пива. Я уже как-то писал про этот праздник в прошлом году, поэтому повторятся не буду. В этот раз напишу про традиционный парад, который проходит в этот день на центральной улице Мельбурна.

Осторожно, дальше много фотографий и мало текста.

Перед парадом всем раздали национальные флажки. Мне он достался от китайской бабушки, стоявшей рядом и уже раздобывшей где-то три флажка.

Вначале прошли военный оркестр и немногочисленные военные подразделения. Танков, ракет, троллейбусов, тракторов здесь не показывали.

Погода шептала. На дворе было +30 и ясно. Я пожалел, что не взял крем от солнца – лицо сгорело быстро, руки спас индонезийский загар.

Этот военный с тросточкой напомнил мне капитана из фильма «Полицейская академия».

Дальше пошли уже мирные организации и объединения, такие как ассоциация старателей и шахтеров, например.

Мексиканские артисты.

Вообще, парад призван подчеркнуть мультикультурность австралийского общества и что здесь есть место различным народам, верованиям. Что все они способны жить в мире и согласии. Особенно это дело любят в Виктории.

Китайцы демонстрировали своих национальных танцующих львов. На носу китайский новый год, поэтому скоро мы увидим их на улицах Мельбурна во всей красе (Update: уже увидели).

Как мы видим китайской культурой здесь увлекаются не только китайцы, но и прагматичные австралийцы.

Далее пошли норвежские викинги.

И прикольные австралийские любители фаст фуда.

Продолжаем шествие. Слышны звуки волынок.

А вслед за ними немногочисленные исламисты.

И ливанцы.

Чехи со словаками идут вместе как в былые времена.

Словачка Доминика Цибулкова играла в финале Australian Open.

Далее по плану мусульмане.

Их плакаты всячески подчеркивают, что они мирные и любовь к стране – это часть их веры.

На очереди Бангладеш.

Турецкая община также довольно многочисленна.

Индия. Даже не знаю кого в Мельбурне больше: индусов или китайцев.

Со странами пока закончили. Переходим к местным обществам. Оказывается, есть международные игры карликов.

А вот и выпускники Хоргватса подключились. Да, Гермиона уже не та.

И прочие персонажи.

За Австралию можно не беспокоится, Бетмэн с нами.

Команда SG-2 постоянно защищает Зеленый Континент от вторжения через Звездные Врата.

За пространственно-временным континуумом следит команда доктора Кто.

Космические войска Австралии.

501-ый легион, если быть точным.

Джавы — гости из Татуина, что в далекой-предалекой галактике.

Ну а за порядком, как повелось, следят джедаи.

Оби-Ван подсел на фаст фуд.

Чубакка передает всем привет.

Переместимся теперь из нашего сумасшедшего дома в прошлое и посмотрим транспортные средства века 19-го.

На очереди японцы, шумно стучащие в барабаны.

Ребенок в цветке. Должен что-то значить, но я не знаю что.

Китайцы прошли длинной колонной, их здесь много.

Жители соломоновых островов продемонстрировали национальные наряды, особенно впечатлили кеды.

Представители филиппинской общины. Парад парадом, но фоточку в фэйсбук надо сделать.

Немногочисленные, но гордые представители России.

Опять японцы прошли звучно стуча по своим барабанам.

В честь праздника вьетнамцы сшили большой австралийский флаг. Уж что-что, а шить они умеют. Недорого.

Тайские жены девушки.

Australia Day Style.

Если я не ошибаюсь, то это Дэнис Напфин (Denis Napthine) – премьер министр штата Виктория. Ему в этом году грозят выборы.

Закончился парад мальчиками барабанщиками из местной школы.

Сразу после парада, рабочие быстро сняли ограждения вдоль улицы, и люди заполнили главную улицу Мельбурна и прошли шествием за парадом в ближайший парк.

На этом парад закончился, дальше было авиашоу, выстрелы из пушек и прочие гуляния. Но это уже совсем другая история. Вообще, по всему городу австралийцы собирались на барбекю и гомонили до ночи. Этот праздник здесь любят.

Конечно, любят его не все. Аборигены называют его «День Вторжения». С их стороны так и есть: понаехали тут на их земли, понимаешь ли. Но все течет все меняется, люди путешествуют, иммигрируют, побеждает сильнейший, в конце концов. Так было всегда. Австралия, в силу своей молодости и зрелости метрополии, избежала многих ошибок предыдущих колонизаций. Сюда ссылали преступников, и они построили прекрасную страну с блэк-джеком и коалами.

Напоследок, на просторах интернета нашел патриотичную песенку про Австралию. Ее здесь учат в школе, на параде ее исполнял детский хор и люди вокруг подпевали. Песня называется «Я, ты, мы — австралийцы». Песня была написана в 1987 году Брюсом Вудли и Добом Ньютоном.

Оригинал

Seven, sisters. Каким выдался День Австралии на кортах «Мельбурн Парка»


Максим Янчевский

Смотрите этот турнир в прямом эфире
Обновлено: 19 ч. назад – Опубликовано: 26/01/2015 в 16:37
Пляж, природа или «Мельбурн Парк» – три варианта местопребывания австралийцев в национальный праздник. Для первого прохладно, а второе с третьим вполне можно совместить, что многие и сделали. Жители Мельбурна который год встречают день Австралии на первом мэйджоре.
Eurosport Player : Смотрите этот турнир в прямом эфире

Для начала дневная посещаемость побила рекорд прошлых лет и теперь во второй понедельник турнира составляет 32 678 человек. Комфортная погода позволяет сидеть в центре Garden Square с едой и напитками и не бояться сгореть на солнце. Даже водные вентиляторы, привычно спасающие от жары, на второй неделе отключили. Прохладно.

Garden Square в «Мельбурн Парке»
Garden Square в «Мельбурн Парке» – Eurosport

Теперь о матчах понедельника. Порадовала игра АзаренкоЦибулкова, порадовала не результатом, а содержанием. Нечасто в женском теннисе можно увидеть, когда результативные атаки превалируют над ошибками. Отменные скорости, комбинации, потрясающие завершающие удары – приходилось сожалеть, что, во-первых, матч игрался утром, а, во-вторых, под крышей. В любом случае, поаплодировать стоит и Доминике, продолжающей борьбу, и Виктории, которая знает, к чему стремиться, и продолжит работать для возвращения былых позиций.

Виктория Азаренко
Виктория Азаренко – Eurosport

Серена вышла с каменным лицом на матч против Мугурусы – фотография у девочки, подбрасывавшей монетку получится не самой радостной – стало понятно, что Уильямс пошла за реваншем. Форма отходит на второй план, результат превалирует. Результата Серена добилась, пусть и по итогам трех партий. «Я только что закончила матч, а вы уже спрашиваете меня про другой. Просто рада быть снова в четвертьфинале», – первая ракетка мира открестилась от прогнозов на предмет того, как далеко она может зайти.

Ads by InfoAd Options

Серена Уильямс
Серена Уильямс – Reuters

Вечером публику радовали Агнешка и Винус, хотя тут обе скорее мучились, Уильямс – во второй партии, Радваньская – в третьей. А в первой же случился 15-минутный гейм, когда зрители зажигали перед входами. «Я успею съесть бургер» или «Я уже выпил две чашки кофе» сменялись нескончаемыми смешками, но седьмой гейм оказался ключевым. Далее пока сидевшая на трибуне сладкая парочка Серена – Патрик обсуждала очередной розыгрыш – первая ракетка мира была недовольна, что часто попадала в объектив – Агнешка складывала в карман ошибки Венеры. Но Уильямс-старшая, о возрасте которой говорить просто стыдно, словно ничего не случилось, преобразилась в партии третьей, тогда как ее соперница проснуться уже не успела. Сила победила голову в тот момент, когда голова отключилась. И салют помехой не стал, уложились до него.

Винус Уильямс
Винус Уильямс – Reuters

Итого на выходе перед четвертьфиналами: Цибулкова в окружении трех американок, и наши против Халеп и Бушар. Предлагаю компромисс: берем из нижней половины Макарову и Шарапову, из верхней – сестер Уильямс и получаем полуфиналы мечты. Хотя за мечту, как известно, надо бороться.

У мужчин все только начинается. Семеро одного не ждут – Роджер уже где-то в Европе, а остальные из топ-8 продолжают борьбу. Семеро смелых и не менее смелый Кирьос, которого Австралия во вторник будет гнать вперед. Его матч против Маррея уже вызывает небывалый ажиотаж, билеты распроданы, журналисты тоже занимают очередь за заветными местами на трибуне. Без потери сета до четвертьфиналов добрались лишь Бердых и Джокович. Новак в понедельник проделал отличную работу в заключительном, доказав, что на приеме подачи, какой бы пушечной она ни была, ему равных нет. Мюллер в четвертом раунде – это сюрприз, достижение, поэтому все остались довольны.

Новак Джокович
Новак Джокович – SID

Мужская сетка АО на Eurosport.ru

Женская сетка АО на Eurosport.ru

Оригинал

размещено на сайте 27 января 2015

Димитр Пешев – один из спасителей болгарских евреев

26.02.13

Дом-музей Димитра Пешева в его родном городе Кюстендил
Фото: wikipedia.org
Исполнилось 40 лет со дня кончины Димитра Пешева, известного политика, одного из спасителей болгарских евреев в годы Второй мировой войны. Он родился 25 июня 1894 года в г. Кюстендил. Изучал право, работал судьей и прокурором, затем адвокатом. В политику вступил только в 1935 году. Был назначен министром юстиции в кабинете Георгия Кьосеиванова. В 1938 году Пешев был избран депутатом, затем заместителем председателя Народного собрания 24-го и 25-го созывов.

В 1941 году вступил в силу т.наз. Закон о защите нации, принятый парламентом, вопреки оппозиции части депутатов и различных общественных организаций. Он содержал ряд ограничений против евреев. В том же году власти ввели Болгарию в союз с Германией. Как один из лидеров парламентского большинства Пешев не выступил против ни Закона о защите нации, ни присоединения к нацисткой Оси. Позднее, однако, фюрер потребовал отправки болгарских евреев в концлагеря, а болгарских дивизий – на фронт как пушечное мясо. Но Болгария не согласилась ни на то, ни на другое. В драматической истории спасения 50 тыс. евреев ключевую роль сыграл Димитр Пешев, в то время заместитель председателя Народного собрания.

© Фото: архив

9 марта 1943 года к нему пришла делегация из его родного города Кюстендил. В ней были депутат Петр Михалев, торговец Асен Суичмезов, учитель истории Владимир Куртев и адвокат Иван Момчилов. Они сообщили Пешеву, что тайно подготавливается депортация местных евреев. Пешев отреагировал немедленно. Премьер-министр Филов отказался принять его и представителей Кюстендила. Но после разговоров с министром внутренних дел Габровским подготовка к депортации была остановлена. Между тем начались и протестные действия в парламенте.
Димитр Пешев и еще 42 депутата 17 марта направили письмо Богдану Филову с требованием полностью прекратить депортацию. Премьер ответил на удар, сумев добиться снятия Пешева с поста заместителя председателя. Но огонь протеста уже был зажжен и поднят. В борьбу за спасение евреев вступила Болгарская православная церковь, представители интеллигенции, оппозиции. Дальнейшие попытки «решения еврейского вопроса» также были обречены на неуспех.

Димитр Пешев очень рисковал. Его враги открыто угрожали, что если Германия придет в себя после поражения у Сталинграда, он будет передан Гестапо. Но по иронии судьбы удары пришли с другого направления. В сентябре 1944 года к власти пришло просоветское правительство Отечественного фронта. Начался поиск ответственности от всех, при управлении которых Болгария находилась в союзе с нацистами.

В 1945 году по приговорам т.наз. Народного суда были казнены ведущие политики, многие из которых бывшие депутаты. Пешев избежал расстрела – на суде напомнили, что в середине 30-х годов он спас от смертного приговора конспиратора Дамяна Велчева, министра обороны при новой власти. Димитр Пешев был отправлен в тюрьму, освобожден через год, вероятно, по настоянию болгарских евреев. До своей кончины в 1973 году жил в забвении.

После демократических преобразований заслуги Димитра Пешева были признаны в Болгарии и стали известны и в мире. Его сравнивали со шведским дипломатом Раулем Валленбергом, спасавшим венгерских евреев, а также с немецким бизнесменом Оскаром Шиндлером, прославленным в фильме Спилберга «Список Шиндлера».

Димитр Пешев был объявлен почетным гражданином Израиля, в его память посажено дерево в Роще праведников в Иерусалиме. Бюст Димитра Пешева установлен в здании Совета Европы в Страсбурге. Международный фонд им. Рауля Валленберга создал медаль с его ликом. В родном городе Кюстендил открыт дом-музей его имени. Пешеву присуждено высшее болгарское отличие – орден «Стара-планина».

Вспомним строки из его воспоминаний, связанные с драматическим мартом 1943 года: «И я для себя решил сделать все, что в моих силах, чтобы не произошло, что намечалось и что очернило бы Болгарию перед лицом мира и оставило бы на ней пятно, которого она не заслуживает».

Перевод Елены Дымовой

27/01/15, 10:19   http://newsru.co.il/israel/27jan2015/peshev_704.html
Мемориальный комплекс "Яд ва-Шем"

В марте 2015 года в мемориальном комплексе “Яд ва-Шем” состоится официальная церемония вручения медали Праведника народов мира родственникам бывшего министра юстиции Болгарии Димитра Иосифова Пешева, сообщает во вторник, 27 января, “Исраэль а-Йом”.

Как пишет издание, медаль получит племянница Пешева, скончавшегося в 1973 году.

В 1943 году Пешев, занимавший тогда пост заместителя спикера болгарского парламента, получил информацию о том, что готовится депортация 50 тысяч евреев граждан страны. Он организовал широкую общественную кампанию протеста против этого намерения правительства. Пешев был смещен со своего поста, однако царь Борис II запретил выдавать Германии евреев граждан Болгарии.

Пешев был признан Праведником народов мира уже в 70-х годах, однако из-за того, что “Исраэль а-Йом” называет “бюрократическими причинами”, ни он, ни его семья не получили медаль, а имя его не было выгравирорвано на стене Праведников в “Яд ва-Шеме”.

В 2014 году группа израильтян, выходцев из Греции, Турции и Болгарии, посетила дом Пешева, превратившийся после его смерти в музей. Племянница Пешева попросила помочь ей в получении медали и признания. Активисты группы обратились к руководству “Яд ва-Шем”, которое согласилось провести специальную церемонию.

Добавлено на сайт 27 января 2015

 

История поселения евреев в Ресифи (Бразилия)

April 8, 2010

рав Элиягу Биренбойм

Автор рав Элиягу Биренбойм
Рав Элиягу Биренбойм – раввин организации “Шавэй Исраэль”, глава института “Амиэль” для подготовки посланников в общины Диаспоры. Судья Особого раввинского суда по вопросам гиюра. Главный раввин Уругвая в 1992-97 гг.

 

Начало еврейского поселения в Ресифи

Евреи стали селиться в Ресифи, начиная с 1500 года. В то время Ресифи был столицей провинции Пернамбуку в Бразилии – португальской колонии. Первые евреи, оказавшиеся там, были марраны. Вместе с арестантами их прислали, чтобы основать новое португальское поселение в Ресифи. Евреи, которые увидели в этом возможность достичь экономической выгоды, а также скрыться от неусыпного ока инквизиции, с радостью приступили к выполнению этого задания. В течение короткого времени они превратили новое поселение в цветущий оазис, окруженный плантациями сахарного тростника. Со временем они развили там многие отрасли: выращивание и экспорт сахарного тростника, финансы и биржа, торговля рабами из Африки. Так евреи стали главной финансовой и торговой силой этого района.

Когда евреи начали заселять Новый Свет, у них стали возникать новые ѓалахические вопросы, связанные с жизнью там. Первый вопрос такого рода был обращен к раввину Хаиму Шабтаю из Салоник. Вопрос касался «Молитвы о дожде», входящей в молитву «Восемнадцать благословлений». «Молитву о дожде» произносят в период от осеннего месяца хешван до весеннего месяца нисан – тогда, когда в Земле Израиля сезон дождей. В Бразилии же сезон дождей приходится на другое время года. Евреи Ресифи спрашивают рава Хаима Шабтая: «Должны ли мы произносить Молитву о дожде в период от хешвана до нисана, когда ее произносят все евреи, или же следует произносить ее во время сезона дождей в Бразилии?»

Марраны, приехавшие в Бразилию, стремились найти тихое место, где они могли бы вернуться к еврейскому образу жизни, но им не удалось совсем уйти от надзора инквизиции. Хотя формально в Бразилии не была учреждена инквизиция, но в 1580 году она начала производить надзор за тем, что происходило в этой стране. Из Португалии в Бразилию были посланы особые надзиратели, которым было приказано проверить, нет ли там отступников от католической веры. Те, кто был уличен в отступничестве, среди них евреи и марраны, были посланы на суд в Лиссабон, и если они были признаны виновными, они больше никогда не возвращались в лоно своей семьи.

Расцвет еврейства в Ресифи

В 1630 году Голландия захватила эту португальскую колонию. Это положило начало еврейскому Ренессансу в Ресифи. Из Амстердама в Ресифи приехало много новых еврейских семей, стремящихся начать новую жизнь. Многие марраны решили перестать жить меж двух миров и окончательно возвратиться к вере отцов и еврейскому образу жизни. Большую часть общины, которая насчитывала 4 тыс. человек, составляли евреи из Голландии и марраны-жители Ресифи.

Евреи принялись за создание традиционной общинной жизни, подобной той, к которой они привыкли в Португалии и Амстердаме. Они построили синагогу Цур Исраэль. Это была первая синагога, построенная в Новом Свете, в том числе, и на Американском континенте. Жители Ресифи основали также талмудтору и йешиву под названием Эц хаим.

Потом община Ресифи решила пригласить к себе раввина. Им стал рав Ицхак Абуав, прибывший в Ресифи в 1642 году. Рав Абуав был известным человеком в Амстердаме. Это был выходец из семьи марранов, который вернулся к вере отцов и стал раввином. Рав Абуав был первым раввином на Американском континенте.

Недавно в древней синагоге Ресифи были произведены археологические раскопки. Впоследствии синагога удостоилась роскошной реставрации, инициаторами которой стали местная еврейская община и семья Сафра из Бразилии. Во время раскопок в подвале синагоги была обнаружена миква– ритуальный очистительный бассейн.

В наше время синагога привлекает множество туристов, которые хотят увидеть «Первую синагогу», как ее принято называть. Местная еврейская община устраивает в этой синагоге субботние молитвы.

Интересно заметить, как изменилось название улицы, на которой расположена синагога. В тот период, когда была построена синагога, и когда еврейская община переживала расцвет, улица называлась Еврейской. Когда же городом завладели португальцы, и он был возвращен в лоно католической церкви, улица была переименована в «улицу Доброго Иисуса». Это название сохранилось и до наших дней. Наверное, это единственная синагога в мире, которая расположена на улице с подобным названием.

В 1654 году португальцы отвоевали Ресифи у голландцев, и свобода вероисповедания, к которой евреи привыкли за двадцать четыре года голландского правления, в миг испарилась. Некоторые исследователи утверждают, что именно рост и благосостояние еврейской общины в годы правления голландцев и подтолкнули католическую церковь обратиться к властям Португалии с просьбой вновь захватить Ресифи, «дабы покончить с позором, когда прямо под носом у святейшей инквизиции действует синагога».

Когда португальская армия осадила Ресифи, евреи защищали город плечом к плечу с голландцами, а когда город пал, многие евреи решили покинуть его и вернуться вместе с голландцами в Амстердам.

Евреи разъезжаются из Ресифи по всему Новому Свету

Когда португальцы вновь завладели городом, в распоряжении евреев было три месяца, чтобы покинуть его. Евреи, покинувшие Ресифи, разъехались в четырех направлениях, каждое из которых положило начало новому этапу еврейской истории. Многие евреи возвратились в Голландию, возглавляемые раввином общины Ицхаком Абуавом; вторая группа отправилась на Карибские острова (Кюрасао, Барбадос, Ямайка) и основала там новые еврейские общины. На Кюрасао беженцы из Ресифи построили синагогу, архитектура которой в точности повторяет архитектуру синагоги выходцев из Испании и Португалии в Амстердаме. Были и такие, что направили свои стопы в Нью-Амстердам – город в Северной Америке, со временем переименованный в Нью-Йорк.

Из Ресифи в Нью-Амстердам (он же Нью-Йорк)

Первым евреем, приехавшим в Америку, был Луис де-Торрес. Он попал туда в составе делегации Колумба, в которой был переводчиком, и остался жить там. А первая группа евреев попала туда в 1654 году. Это были евреи из Ресифи, обосновавшиеся в Нью-Амстердаме. Их было двадцать три. Это первые евреи, поселившиеся в Соединенных Штатах Америки, которые в то время были голландской колонией.

Впоследствии в Нью-Амстердам прибыли и новые евреи – марраны из Португалии. Еврейская община расширилась настолько, что смогла построить синагогу. Синагога была названа Шеерит Исраэль. Это первая синагога Нью-Йорка.

Четвертая группа евреев осталась в пределах Бразилии. Они уехали из Ресифи и обосновались в небольших городах и селах страны – там, где им никто бы не помешал вести еврейский образ жизни.

Обычаи евреев в селах Бразилии

Известно, что на северо-востоке Бразилии («Нордеста» по-португальски) живет очень много потомков марранов. Большинство из них родились и выросли в маленьких селениях, отдаленных от мира и цивилизации, где они живут и теперь. И в наши дни в этих селениях можно найти многие семьи, сохраняющие типичные еврейские обычаи, что, несомненно, свидетельствует об их еврейском происхождении. Некоторые из обычаев приняли странные формы, потому что наряду с ними местные жители исповедовали христианскую религию. Подчас те, кто соблюдали эти обычаи, сами не знали, что речь идет об обычаях или заповедях иудаизма.

Самый значительный из этих обычаев состоит в том, что среди местных жителей были приняты браки между родственниками, как правило, между двоюродными братьями и сестрами. Поговорка, распространенная в тех местах, гласит: «Сын, родители которого – двоюродные брат и сестра, будет красив; сын, родители которого не являются родственниками, будет уродлив». Такое явление сохранилось в северо-восточных районах Бразилии вплоть до наших дней. Тони Ребелло Ферейра, тридцатичетырехлетний адвокат, женат на своей двоюродной сестер; его родители тоже двоюродные брат и сестра. Тони всегда знал, что сможет создать семью только в том случае, если найдет себе подходящую партию среди своих родственников.

Кроме того, в вышеуказанных районах сохранился обычай зажигания субботних свечей; там принято подметать дом снаружи внутрь (чтобы грязь и пыль не попадала под дверь, на косяке которой установлена мезуза), не есть свинину, а в некоторых местах во время христианской Пасхи принято употреблять в пищу корнеплоды вместо хлеба.

Еврейские обычаи в этих местах часто переплетены с христианскими, что отражает ту путаницу, в условиях которой жили потомки испанских и португальских марранов. Подчас семьи, хранящие эти обычаи, не знают, что обычаи эти – еврейские. Они просто стремятся сохранить семейную традицию.

Перед потомками марранов, живущими сегодня в северо-восточных областях Бразилии, стоит большая дилемма. Они не чувствуют причастности ни к католичеству, ни к иудаизму, не относятся к какой-либо церкви, но и не являются членами еврейской общины. Они ни здесь, ни там, а скорее, немного здесь и немного там… Исследователи задают вопрос, какова численность потомков марранов, проживающих в этом районе. Даже по самым осторожным оценкам, речь идет о нескольких миллионах человек. Однако в отличие от Испании и Португалии, где в церковных подвалах сохранились какие-то документы, в Бразилии не сохранилось никаких записей – ведь там даже бумага была в те времена предметом непозволительной роскоши. Поэтому в Бразилии не сохранилось никаких документов, которые свидетельствовали бы о еврейском происхождении этих семей.

В гостях у Бенедитто

Одним из событий, что произвели на меня самое глубокое впечатление во время моей поездки в Бразилию, было посещение Бенедитто (Баруха) Араохо. После нескольких часов езды по узких горным дорогам, окруженным тропической зеленью, мы попали в село Баррахо, в дом человека, который является одним из символов еврейского присутствия в Северной Бразилии начиная с 17-го века. Бенедитто, высокий светлокожий голубоглазый человек, не похож на типичных жителей этой округи, большинство которых смуглы и темноглазы. Но тот факт, что он является потомком португальских марранов, приехавших в Бразилию через Голландию, может объяснить его нетипичную для этих районов внешность.

Бенедитто решил вести образ жизни, приближенный к природе, вдали от цивилизации. В его доме стоит печь, которую он топит дровами, а вокруг дома – обширный огород и фруктовый сад, урожаем которых кормится вся семья.

Бенедитто ощущает себя евреем. Он научился читать на иврите, своими силами, без помощи учителя. Его день начинается с изучения недельной главы Торы. Когда он и его домочадцы едят мясо, они прежде солят его, чтобы не употреблять в пищу кровь. В семье Бенедитто передается из поколения в поколение легенда, что его предки прибыли из Португалии. Несмотря на то, что его отец был католик, он строго хранил традиции семьи: не употреблять в пищу нечистых животных и гадов, заключать браки только среди родственников и выливать воду в доме, где кто-то умер. После смерти отца Бенедитто решить заняться поисками своих еврейских корней. Сегодня он и все его домочадцы соблюдают Субботу, Бенедитто произносит кидуш на вино собственного изготовления, а после ѓавдалы с гордостью поет вместе со своими дочерями-близнецами Ѓа-тикву.

Когда я спросил Бенедитто, чего бы он хотел в жизни, он ответил: «Чтобы Третий Храм был построен до того, как я умру, а если он не будет построен окончательно, то хотя бы чтобы его начали строить до моей смерти».

Новая еврейская община Ресифи 20-го века

Современный Ресифи называют «бразильской Венецией», из-за множества каналов, что пересекают город. Город отличается жарким и влажным климатом – около 45 градусов Цельсия и 80% влажности. Возможно, жара влияет на уровень преступности в городе – там ежедневно убивают около десяти человек в драках и вооруженных ограблениях.

Современная еврейская община города не является прямым продолжением общины прошлого. Как и многие другие еврейские общины мира, община Ресифи полностью сменила свой социальный состав. Костяк современной общины составляют евреи, прибывшие из Восточной Европы в двадцатые и тридцатые годы прошлого века: из России, Украины, Польши, Румынии. В нынешней общине около 1500 членов.

Волна смешанных браков не обошла и евреев Ресифи. Знающие люди говорят о 90% ассимиляции среди членов общины. Члены общины не припомнят, когда в городе в последний раз ставили еврейскую хупу.

Когда я встречался с главами местной общины, я видел, что они очень обеспокоены и даже встревожены будущим общины. Рав Авраам Амитай – ортодоксальный раввин, присланный в общину из Израиля, делает настоящие чудеса, чтобы укрепить тягу к еврейству у членов общины – как молодых, так и людей старшего поколения. Когда рав Амитай прибыл в Ресифи, члены общины были поражены тем, что к ним приехал ортодоксальный раввин. Они ожидали реформистского раввина – либерала, который бы возглавил общину в соответствии с ее потребностями и духовным настроем. Главы общины сообщили раввину, что лучше было бы ему вернуться домой. Сегодня, два года спустя, члены общины ни за что не готовы расстаться со своим раввином.

Общинная школа была основана в 1918 году. Еврейские эмигранты из Европы, оказавшиеся в Ресифи, посчитали нужным создать в городе еврейскую школу, чтобы уберечь своих сыновей и дочерей от ассимиляции. Сегодня в школе 130 учеников – 70 евреев, а остальные – христиане. Поскольку в городе очень мало учеников-евреев, дирекция школы вынуждена принимать учеников другого вероисповедания, чтобы сохранить школьный бюджет. Главы общины настаивают на том, что еврейская школа должна продолжать существовать, даже ценой того, что там учатся и христиане. Все ученики, в том числе и христиане (и даже католики) изучают иврит, еврейскую традицию и начинают день с еврейской молитвы.

Школьная столовая была некошерной в течение 87 лет. В ней подавали даже хлеб в Песах, а также свинину. Но в последние три года раввин общины, приложив огромные усилия, сделал столовую кошерной. Члены общины очень гордятся этим.

Перевела Хана Ар-Шалом                          

Источник

01.01.15 

Министр обороны Бразилии – еврей, друг Израиля

Министром обороны самой мощной латиноамериканской державы, Бразилии, назначен 63-летний Жакс Вагнер.

Вагнер – сын еврейских иммигрантов из Польши. Он был членом сионисткой организации Хабаним Дрор. Позднее он основал Центральный Профсоюз Бразилии и был также одним из основателей правящей сейчас Рабочей Партии.

При президенте Лула да Сильва Вагнер был министром труда и министром институциональных отношений. Вагнер участвовал в историческом визите Лула да Сильва в 2010 году в Израиль.

Перед новым министром стоят важные задачи перевооружения бразильской армии: завершение сделки по покупке шведских истребителей Griffin, строительство первой бразильской атомной подводной лодки и запуск в космос военных спутников.

Вагнер сменяет Селсо Аморин, который был известен своими лефтистскими взглядами и про-палестинской позицией. Аморин также способствовал сближению Бразилии и Ирана.

Вагнер, напротив, известен своей близостью к еврейской общине Бразилии и симпатиями к Израилю.

В Израиле надеются на то, что назначение Вагнера приведет к существенному расширению военно-технического сотрудничества с Бразилией, а также к потеплению отношений между двумя государствами. Дипломатическая напряженность между Израилем и Бразилией возникла на фоне операции “Нерушимая Скала” в Газе летом 2014 года.

О последних днях Януковича в Украине перед бегством

“Если бы он знал, что не вернется, он бы взорвал Межигорье. Так оно ему было дорого”

Соня Кошкина

Ровно год тому назад, Верховная Рада «ручным голосованием» приняла пакет так называемых «диктаторских законов». Этот день стал точкой невозврата режима Януковича.

Пространство свободы в Украине сжалось до пределов Майдана. В буквальном смысле. Всем, кто физически находился на Майдане, отступать было теперь некуда, да и невозможно. Каждому – от простого митингующего до народного депутата – светила статья за экстремизм. Автомайдан не мог больше совершать свои рейды. Журналисты не могли работать и свободно передавать информацию.

Под впечатлением от произошедшего, зашаталось даже провластное парламентское большинство. Хотя Банковая еще не понимала, что перегнула палку, что зашла в пике, из которого уже не вырулит.

Через месяц и четыре дня Виктор Янукович подпишет отречение и спешно покинет Межигорье, направившись в Харьков. Впоследствии многим казалось, что, едва выехав за ворота резиденции, Янукович – как персонаж булгаковской пьесы «Бег» – пустился наутек; что его напугало требование Майдана, озвученное сотником Парасюком.

На самом деле это не так. Выдвигаясь из Киева в Харьков, Янукович не собирался удирать. Максимум – отсидеться пару дней подальше от столицы.

Он «сломался» только сутки спустя – на взлетно-посадочной полосе донецкого аэропорта, когда его «Фалькон» не выпустили в Россию. В тот момент он по-настоящему «поплыл».

Работая над книгой о Майдане, мне удалось в мельчайших деталях восстановить последние двое с половиной суток, проведенные Януковичем в Украине. С момента после подписания им Мирного соглашения, когда он еще находился в АП – какие кому поручения давал, кому звонил; далее – последний вечер в Межигорье, который с Виктором Федоровичем скоротали, кроме верного Клюева, еще Владимир Рыбак и Вадим Новинский; в субботу – Харьков, Донецк, последняя – опять-таки – встреча Януковича с Ахметовым в донецком ботсаду; с ночи воскресенья – «крымская эпопея», завершившаяся для него и Клюева на десантном катере, доставившем их на борт российского военно-морского судна.

Интереснейший элемент этой цепочки – Харьков. В ночь на субботу Янукович приземлился в первой украинской столице еще тем напыщенным гоголем, каким мы привыкли его видеть – уверенным, самодовольным. Уезжал – после записи исторического видеообращения – совсем в другом настроении. Почти все это время свидетелем его «трансформаций» был Михаил Добкин, в то время – губернатор области, один из ближайших соратников.

Это интервью с Добкиным для книги, записывалось одним из первых и сейчас оно – без преувеличения – претендует на сенсационность. Чем больше проходит времени, тем острее акценты.

До выхода книги в полном объеме – масштабной реконструкции происходившего за кулисами власти и оппозиции в ходе Майдана – остался месяц. Но сегодня, в день годовщины «диктаторских законов», я приняла решение опубликовать часть нашего с Добкиным «книжного разговора» тут, на страницах LB.ua.

Разговора в части, касающейся «харьковского» этапа отступления Виктора Януковича. Хорошая иллюстрация и – одновременно – напоминание того, как калечит человека жажда неуемной власти. Человека алчного и несмелого – особенно.

Читать весь материал, кликнув на текст.

16 января 2015

Об истории женских шахмат Беларуси

В преддверии начинающихся на днях в Минске очередных чемпионатов Беларуси среди мужчин и женщин http://chess.by/news/1022.html , Вольф Рубинчик прислал статью об истории женских шахмат, опубликованную в его новой книге. По его мнению, летописцы ошибаются, и женский турнир не 59-й по счету, а, по меньшей мере, 70-й, поскольку не учтены ряд чемпионатов.

Ізноў пра жаночыя чэмпіянаты БССР

Нездарма Джон Ленан і Джэніс Джоплін спявалі пра тое, што «Women is the nigger of the world», «Women is losers». У 2009 г. мяне здзівіла тое, што тутэйшыя летапісцы ўпарта блыталі прозвішча першай шахчэмпіёнкі БССР ды ігнаравалі другі чэмпіянат БССР 1932 г., выйграны Меяровіч з Бабруйска[1]. Пазней, прыгледзеўшыся да агульнай карціны больш пільна, я заўважыў, што забытымі аказаліся таксама: чэмпіянат 1934 г., выйграны Гарб з Віцебска, чэмпіянат 1935 г. (пераможніца – Шафраноўская з Гомеля), чэмпіянат 1937 г. (пераможніца – студэнтка медыцынскага інстытута Тамара Някрасава з Мінска), усебеларускія жаночыя турніры 1936 (1-2. Сілінг і Шафраноўская) і 1938 гг. (1. Бяспалава). К 2012 г. я ўжо стаміўся здзіўляцца недаасвятленню жаночых спаборніцтваў у прэсе і даведачных выданнях[2] і не думаў, што пасля кнігі «З гісторыі Беларусі шахматнай» выпадзе вяртацца да гэтай тэмы. Аднак раптоўна выявілася, што забыліся не толькі даваенныя – што яшчэ больш-менш вытлумачальна – а і многія пасляваенныя чэмпіянаты!

Адзін паважаны аўтар пісаў у «Народнай волі» 17.02.2009: «У першыя пасляваенныя гады сітуацыя ў жаночых шахматах была цяжкай, таму першы пасляваенны чэмпіянат рэспублікі прайшоў толькі ў 1952 годзе. У лідэры на некалькі гадоў выйшла бухгалтар з Асіповіч Галіна Невядомская, якая выйграла чэмпіёнскі тытул у 1952, 1954 і 1957 гадах… Толькі ў 60-я гады сітуацыя стала мяняцца». А вось такі спіс першых чэмпіёнак яшчэ нядаўна красаваўся на сайце БФШ: «1. С. Дунер (1928), 2. Шамес (1939), 3. Г. Невядомская (1952), 4. Г. Невядомская (1954), 5. Някрасава (1955), 6. Алена Лычкоўская, Г. Невядомская (1957), 7. Л. Чувашова (1959), 8. Кіра Зварыкіна (1960)». Ён быў пераняты «Вікіпедыяй». Чаго тут больш – памылак ці недагаворак? Хапае і таго, і другога. Зрэшты, нават з гэтага куртатага пераліку відаць, што Галіна Невідомская[3] не была безагаворачнай лідаркай беларускіх шахматыстак 1950-х гг.

Нягледзячы на сітуацыю ў разбураным краі, якая сапраўды не спрыяла гадаванню шахматыстак майстарскага і нават першакатэгорнага ўзроўню, у снежні 1948 г. адбыўся жаночы чэмпіянат Мінска з дванаццаццю ўдзельніцамі. Лідзіравала ў ім трэццекатэгорніца Угалева, якая прадстаўляла таварыства «Тарфянік». Яшчэ раней адбыўся абласны турнір у Бабруйску, дзе сустрэліся «11 лепшых шахматыстаў вобласці» («Звязда», 30.05.1948). Калі першае месца заняў будучы міжнародны майстар, а ў той час вучань 3-й бабруйскай школы Ройзман, то другое – «работніца Асіповіцкай паліклінікі Невядомская». Шахматыстку ўключылі ў беларускую каманду, якая ў чэрвені 1948 г. выступіла ў мінскім паўфінале каманднага першынства СССР. Аднак у тым паўфінале на жаночай дошцы Невідомская набрала ўсяго 1,5 з 4.

У «Звяздзе» 11.02.1949 паведамлялася: «У жаночым шахматным чэмпіянаце рэспублікі лідэрствуюць Падорская (Пінск) і Угалева (Мінск), якія выйгралі па дзве партыі». Турнір адбыўся ў Ждановічах. Угалева добра праявіла сябе яшчэ да вайны, калі была жыхаркай Віцебска, – яна стала віцэ-чэмпіёнкай БССР 1939 г., крыху адстаўшы ад Шамес (гл.: «Звязда», 24.12.1939; «Віцебскі рабочы», 29.12.1939) Праўда, званне чэмпіёнкі БССР 1949 г. заваявала ўсё ж Невідомская, Угалева зноў фінішавала другой («Звязда», 23.02.1949). Гэты чэмпіянат і перамога Невідомскай згадваюцца, між іншага, у даволі змястоўнай кнізе Лізаветы Быкавай «Советские шахматистки» (Масква, 1951, с. 178). Угалева ж, як успамінаў А. Ройзман у жніўні 2012 г., працягвала выступаць у Мінску на аматарскім узроўні і ў канцы 1960-х.

У лютым 1951 г. чэмпіёнка рэспублікі Галіна Пятроўна Невідомская, 1910 г. нар. (з Асіповіч «Бабруйскай вобласці», як тады пісалі; прадстаўляла спартыўнае таварыства «Лакаматыў») для трэніроўкі выступіла ў паўфінале мужчынскага чэмпіянату БССР, праведзеным у Гродна. Беларуская паслядоўніца Веры Менчык дала шэраг някепскіх партый, дарма што не выйшла ў фінал. Туровае заканчэнне, у якім шахматыстка чорнымі дабілася нічыёй з чэмпіёнам Гродзеншчыны, моцным першаразраднікам Юліем Бацвіннікам, друкавалася ў «Звяздзе» 04.03.1951 і ў часопісе «Шахматы в СССР» № 7, 1951:

Белыя: Кре3, Тb6, пп: а5, f2, g3, h3

Чорныя: Крf6, Td6, пп: а6, е5, f5, h6.

43…Кре6 44.f4 ef+ 45.Kpf4 Tb6 46.ab Kpd7 47.Kpf5 a5 48.Kpe4 Kpc6 49.g4 Kpb6 50.h4 a4 51.Kpd4 a3 52.Kpc3 a2 53.Kpb2 Kpc6 54.h5 Kpd7 55.g5 Kpe8 56.g6 Kpf8 57.Kpa2 Kpe7 58.Kpb3 Kpf6 59.Kpc4 Kpe6 60.Kpc5 Kpe7 61.Kpd5 Kpf6 62.Kpd6 Kpg7 63.Kpe7 Kpg8. Ул. Сайгін і Я. Камянецкі дадалі: «Да гэтай пазіцыі і імкнуліся белыя, але толькі цяпер пераканаліся, што чорны кароль знаходзіць надзейны патавы прытулак».

Не маю звестак пра тое, што жаночы чэмпіянат рэспублікі па шахматах праводзіўся ў 1950 г.: не выключана, што адстойваць сваё званне чэмпіёнцы 1949 г. давялося толькі праз 2,5 гады. 21 верасня 1951 г. у гомельскім клубе імя Леніна «пачаўся розыгрыш пяршынства рэспублікі па шахматах і шашках сярод жанчын» («Звязда», 23.09.1951). На пачатку тры партыі, у тым ліку ў Невідомскай, выйграла мінчанка, урач Тамара Някрасава – нагадаю, у снежні 1937 г. яна была першай у чэмпіянаце БССР. У 1938 г., як адзначылі газета «64» (№ 48, 1938) і Л. Быкава ў сваёй згаданай кнізе (с. 65), Т. Някрасава выйграла яшчэ жаночы турнір ЦК Саюза медсанпрацы Беларусі – 9 з 10. У пачатку 1951 г. адзначалася, што гэтая трэццеразрадніца паказала «значны кваліфікацыйны рост, атрымаўшы пераканаўчыя перамогі над трыма другаразраднікамі» у рэспубліканскім першынстве таварыства «Медык» («Шахматы в СССР», № 5, 1951, с. 154). Пасля сямі тураў Т. Някрасава ішла ўперадзе, аднак пад канец Г. Невідомская паднапружылася і абараніла чэмпіёнскае званне, набраўшы ў выніку 8,5 з 10. У Т. Някрасавай было 8, на трэцім месцы апынулася настаўніца Таіса Падорская з Пінска (5,5 ачка) («Гомельская праўда», 30.09.1951). Галіна Пятроўна таксама гуляла ў шахматы да вайны – так, у 1936 г. у адной з адборачных груп усесаюзнага жаночага турніру яна ўзяла 4,5 з 9. У фінал не трапіла, але выступіла лепей за бабруйчанку Сілінг (1,5 з 9)[4].

Чэмпіянат БССР 1952 г. прайшоў у Брэсце. «Фізкультурнік Беларусі» 26.09.1952 ацаніў гэтае першынство як «непадрыхтаваныя спаборніцтвы» – выступілі толькі 6 шахматыстак. Затое, дадамо ад сябе, гулялі яны па дзве партыі. «Званне чэмпіёна БССР па шахматах сярод жанчын ізноў захавала Г. Невядомская (Бабруйская вобласць), якая набрала 8,5 ачка з 10 магчымых. На другім месцы В[ера] Ільіна (Гомель) – 7 ачкоў», – канстатавала газета.

Інфармацыі пра жаночы чэмпіянат 1953 г. не маю: верагодна, у сувязі з жалобай па «правадыру» ён увогуле не адбыўся[5]. У 1954 г. Г. Невідомская без асаблівых клопатаў (9,5 з 10) выйграла чэмпіянат БССР у Гродна. На другое месца выйшла віцэ-чэмпіёнка Мінска Т. Някрасава, на трэцяе – мінчанка Роза Быкава («Фізкультурнік Беларусі», 17.09.1954). Ужо ў тым годзе пачала праяўляцца «маладая змена». Так, першынство таварыства «Медык» у 1954 г. упершыню выйграла студэнтка медыцынскага інстытута Ала Элькінд («ФБ», 09.04.1954). У 1955 г. яна выйграе першынство Мінска і падзеліць з Г. Невідомскай 2-3-е месца ў чэмпіянаце БССР, а чэмпіёнскі тытул пасля 18-гадовага перапынку заваюе Тамара Някрасава, якая набярэ 8,5 з 10 («Фізкультурнік Беларусі», 14.06.1955, 09.08.1955).

У інтэрнэтаўскіх крыніцах пра жаночы чэмпіянат БССР 1956 г. нічога не сказана, нібыта яго і не было. Між тым ён прайшоў у Рэспубліканскім шахматна-шашачным клубе, з рэкорднай колькасцю ўдзельніц (14) і з новымi імёнамi. «Сярод удзельніц – лабарантка завода імя Варашылава першаразрадніца Скегіна, шахматысткі другога разраду галоўны бухгалтар Асіповіцкай чыгуначнай паліклінікі Невідомская, інжынер Белдзяржпраекта Угалева, выкладчыца Пінскай сярэдняй школы № 1 Падорская, медсястра паліклінікі Мінскага трактарнага завода Лычкоўская, работніца брэсцкай абласной газеты “Заря” Піцерскіх, урач Мінскай дэзінфекцыйнай станцыі Някрасава, швачка магілёўскай арцелі “Аб’яднанне” трэццеразрадніца Алесік і іншыя», – паведамляла агенцтва БелТА (інфармацыю падхапіў «ФБ» 26.10.1956). Пазней, 10.11.1956, газета напісала пра перамогу Клары Скегінай (11,5 ачка з 13): «Пераможніца вельмі роўна правяла турнір, не прайграўшы ніводнай партыі». На другім месцы з 10 ачкамі апынулася Невідомская, на 3-м – юная Галіна Арчакова (9 ачкоў).

Аднак неўзабаве К. Скегіна – адзіная па стане на восень 1956 г. першаразрадніца ў БССР – расчаравала спартыўныя ўлады. У матчы з польскай камандай, які адбыўся на мяжы 1956 і 1957 гг., яна звяла ўнічыю першую партыю супраць майстаркі Ганны Юрчынскай і прайграла другую. «Чэмпіёнка Беларусі іграла сумбурна», – заўважыў Якаў Камянецкі ў «ФБ», 08.01.1957, а Кіра Зварыкіна ў «Работніцы і сялянцы» № 2, 1957 «апраўдвала» сваю паплечніцу па камандзе так: «Скегіна, якая не мела вопыту міжнародных сустрэч, вельмі хвалявалася, што адбілася на яе ігры». Між тым гэтаму матчу надавалі, як вынікае з падрабязных справаздач у газетах і мемуараў Абрама Ройзмана, вялікае палітычнае значэнне. Пасля таго як у кастрычніку 1957 г. К. Скегіна прайграла дзве партыі ў матчы з Венгрыяй, яе паддалі яшчэ больш суворай крытыцы, пагатоў у чэмпіянаце рэспублікі (жнівень 1957 г.) яна фінішавала толькі трэцяй. Праўда, вынік быў добры, 8 з 11, але абедзве пераможніцы, Лычкоўская і Невідомская, якія таксама сталі першаразрадніцамі, выбілі тым разам па 10 ачкоў!

Клара Матвееўна Скегіна нарадзілася ў расійскай Туле ў 1937 г. Азы шахматнай навукі засвойвала ў гарадскім доме піянераў, у 1953 г. была ўжо чэмпіёнкай Тульскай вобласці, у 1954 г. заняла 4-е месца ў першынстве СССР сярод дзяўчат. За Беларусь яна выступала ў 1956–58 гг. і паказала сябе даволі ярка, так што не варта асацыяваць ейнае імя толькі з няўдачамі ў міжнародных матчах. У свярдлоўскім паўфінале чэмпіянату СССР сярод жанчын (1957 г.) Скегінай не хапіла толькі паўачка, каб выйсці ў фінал. 17.03.1958 «Звязда» пісала: «У Харкаве адбыўся ўсесаюзны розыгрыш каманднага першынства таварыства “Спартак” па шахматах… З выключным поспехам выступіла на жаночай дошцы мінская шахматыстка Клара Скегіна, якая набрала 6,5 ачка з 7. За гэты поспех ёй прысуджана два балы для прысваення звання кандыдата ў майстры». У ліпені 1958 г. «Звязда» і «Советская Белоруссия» адзначылі перамогу першаразрадніцы Скегінай над экс-чэмпіёнкай свету Людмілай Рудэнка (на камандным першынстве СССР у Вільнюсе). У 1959 г. Скегіна стала чэмпіёнкай Расіі (яна паўторыць гэтае дасягненне ў 1961 і 1963 гг.), а ў 1963 г. дабілася першага вялікага поспеху ў чэмпіянаце СССР (5-6-е месцы), апярэдзіўшы такіх славутых шахматыстак, як Л. Вольперт, В. Барысенка, К. Зварыкіна, Л. Быкава… Тады яна атрымала званне майстра спорту. Найвышэйшае дасягненне Скегінай – 2-4-е месцы ва ўсесаюзным чэмпіянаце 1967 г. Мінскі кандыдат у майстры Ісак Рабіновіч так успомніў пра яе ў жніўні 2014 г.: «Вельмі талковая, з вострым розумам… Часта бліцавала ў нашым клубе, у тым ліку з Верасавым, абыгрывала многіх мужчын, любіла “падколкі” у час гульні». Такім чынам, Беларусь у нейкім сэнсе была пляцоўкай для ўзлёту К. Скегінай (як і для ўзлёту Р. Холмава ў канцы 1940-х гг., яшчэ больш імклівага). Можна дапусціць, што Скегіна вярнулася ў Расію не для таго, каб «уцячы» ад недобразычліўцаў[6], а для дасканалення майстэрства – іначай увесну 1969 г. наўрад ці завітала б у Мінск дзеля кваліфікацыйнага матчу з Г. Арчаковай. Апошняя выйграла матч з лікам 8,5:5,5 і стала майстаркай: паводле слоў Г. Арчаковай (жнівень 2014 г.), перамога дасталася ёй без вялікіх цяжкасцей. У 1960-х і пазней жыла К. Скегіна пад Масквой; у Ізраіль перабралася прыблізна ў 1993 г. Памерла ў 2007 г.

Вяртаючыся да чэмпіянату БССР 1957 г., варта адзначыць, што ён стаўся «лебядзінай песняй» Г. П. Невідомскай. Далей ёй цяжка было стрымліваць напор маладых – надыходзіла «эра Арчаковай», маладзейшай амаль на 30 гадоў. Зрэшты, асіповіцкая першаразрадніца яшчэ раз уздымецца на п’едэстал у 1960 г., падзяліўшы 1-2-е месца іменна з Арчаковай («ФБ», 04.05.1960; яны набралі па 10 з 13[7]), але ў 1961 г. прапусціць уперад сябе сузор’е маладых вучаніц майстра Абы Шагаловіча: Г. Арчакову, Т. Галавей, Л. Чувашову… У канцы 1962 г. ветэранка беларускіх жаночых чэмпіянатаў Г. Невідомская пакінула гэты свет.

Упершыню лідэрства ў чэмпіянаце БССР Галіна Акімаўна Арчакова, 1939 г. нар., дабілася ў 1958 г., на роўных з Яўгеніяй Лычкоўскай[8] (яны набралі па 8 з 11; гл.: «Звязда», 19.11.1958). Гэты чэмпіянат чамусьці быў праведзены з вялікім спазненнем – не ў красавіку, як прадугледжваў спартовы каляндар, а ў кастрычніку-лістападзе. Пазней, у 1960-х, Г. Арчакова дамінавала ў беларускіх жаночых шахматах разам з крыху маладзейшай Тамарай Галавей, але ўвесну 1959 г. 1-е месца ў рэспубліцы дасталося чэмпіёнцы Мінска Ларысе Чувашовай – 23-гадовай супрацоўніцы «Белдзяржпраекта», якая паходзіла са Шклоўскага раёна. Л. Чувашова атрымала другі разрад толькі ў 1957 г., але, як пісаў аўтар «ФБ» (01.05.1959), «шмат гадзін праводзіла за гульнёй, знаёмілася з тэорыяй, сама складала задачы, удзельнічала ў конкурсах». Паводле І. Рабіновіча, які працаваў побач з ёй, Л. Чувашова пастаянна выступала за каманду будаўнікоў на рэспубліканскіх спаборніцтвах у 1960-я гг. Яна памерла ў 1990-х.

Кіра Аляксееўна Зварыкіна (1919–2014), якая пераехала ў Мінск разам з Аляксеем Суэціным у 1953 г., некалькі наступных гадоў, відаць, «адпрацоўвала» мадэль паводзінаў для Юдыт Полгар – гуляла ў мужчынскіх чэмпіянатах БССР. У жаночых, узровень якіх яе не задавальняў[9], яна пэўны час выступала толькі ў якасці арбітра, як гэта было ў сакавіку 1961 г. (гл.: «ФБ», 31.03.1961). Тым не менш, у верасні 1956 г. майстарка «змяніла гнеў на літасць» і напярэдадні чэмпіянату СССР паўдзельнічала ў першынстве Мінска сярод жанчын. Вынік быў прадказальны: 1-е месца, 8 з 9. У 1970-х гг. К. Зварыкіна, адмовіўшыся ад прэтэнзій на першынство ў свеце, дый у СССР, выйграла і некалькі жаночых чэмпіянатаў рэспублікі: у сакавіку 1970-га разам з Г. Арчаковай (але паводле дадатковых паказчыкаў была першай), у 1973 і 1975 г. – аднаасобна. Тое, што ў зборніку «Стратегия. Тактика. Стиль» (Мінск, 1979, с. 173) яе назвалі «чэмпіёнкай БССР 1960, 1963, 1968, 1969, 1973», лішні раз дэманструе нядбайнасць складальніка[10]. У спаборніцтвах пачатку 1960-х К. Зварыкіна не гуляла, у 1968 г. заняла 4-е месца («ФБ», 15.03.1968), у 1969 г. падзяліла 3-4-е з Галінай Ажыгінай («ФБ», 05.03.1969)[11].

Аглядаючы першыя пасляваенныя чэмпіянаты БССР, за аснову трэба ўзяць наступны спіс чэмпіёнак: 1949 – Галіна Невідомская; 1951, 1952, 1954 – яна ж, 1955 – Тамара Някрасава; 1956 – Клара Скегіна; 1957 – Яўгенія Лычкоўская, Г. Невідомская (званне прысуджана Лычкоўскай); 1958 – Галіна Арчакова, Я. Лычкоўская (званне прысуджана Арчаковай); 1959 – Ларыса Чувашова; 1960–1964 – Г. Арчакова; 1965 – Тамара Галавей; 1966 – Г. Арчакова, 1967 – Элеанора Ушакова[12], 1968 – Г. Арчакова, 1969 – Т. Галавей, 1970 – Кіра Зварыкіна, Г. Арчакова (званне прысуджана Зварыкінай), 1971 – Галіна Ажыгіна, 1972 – Г. Арчакова і г.д. У 1972 г. Я. Камянецкі пісаў пра «невялікі стэнд» у Рэспубліканскім шахматна-шашачным клубе, на якім знаходзіліся партрэты ўсіх чэмпіёнак: «і Тамара Някрасава, і Галіна Невідомская, і Кіра Зварыкіна, і Яўгенія Лычкоўская…» Нешта падобнае вісела на К. Маркса, 10 яшчэ ў сярэдзіне 1990-х гадоў – да «вялікага рамонту» у Палацы шахмат і шашак.

Ці разумна было ў студзені 2014 г. арганізатарам жаночага спаборніцтва ў Рэспубліканскім цэнтры алімпійскай падрыхтоўкі па шахматах і шашках называць яго «58-м чэмпіянатам» (сhess.by/news/848.html), калі нават пасля вайны 194145 гг. к таму часу ўжо прайшлі мінімум 63 чэмпіянаты, а з даваеннымі атрымлівалася мінімум 70[13]? Бадай, спрацавала тая ж нелінейная логіка, як у казусе з днём вызвалення Мінска ад нацысцкіх акупантаў[14]. Фактар ляноты – нежадання вывучаць нават рускамоўныя крыніцы, не кажучы пра «складаныя для вывучэння» беларускамоўныя – я б таксама не скідваў з рахункаў.

Напэўна, трэба памятаць не толькі чэмпіёнак Беларусі, а і тых шахматыстак, якія вызначыліся ў чэмпіянатах Мінска і потым супердасягненняў не паказвалі. Напрыклад, Угалеву (1948 г.), Станькоўскую (1954 г.), Алу Элькінд (1955 г.), Таццяну Капейкіну (1970 г.)… Паводле пэўных звестак, існуе ў нас не толькі Беларуская, а і Мінская гарадская федэрацыя шахмат.

Пара назіранняў наастатак. Сярод першых пасляваенных чэмпіёнак вялікая доля мела дачыненне да медыцынскіх устаноў: Тамара Някрасава была ўрачом, Яўгенія Лычкоўская – медсястрой, Ала Элькінд вучылася ў медінстытуце, дый нават бухгалтарка Галіна Невядомская працавала ў бальніцы. Яшчэ цікава, што большасць беларускіх шахматыстак 1950-х гг. зусім не ўхіляліся ад удзелу ў мужчынскіх турнірах – магчыма, бралі прыклад з Кіры Зварыкінай. Між тым у Ленінградзе першы выпадак удзелу жанчыны (Ларысы Вольперт) у мужчынскім чэмпіянаце быў зафіксаваны толькі ў 1958 г. Летапісцы піцерскіх шахмат падкрэслівалі, што «ў тыя часы жанчыны пазбягалі сустрэч з прадстаўнікамі моцнага полу».

 

Крыніца: Рубінчык, Вольф. Нарысы шахматнай мінуўшчыны і будучыні. Мінск, 2014. С. 74-81.

[1] Верагодна, тая самая шахматыстка паспяхова выступіла ў жаночым чэмпіянаце Масквы 1935 г., заняўшы 4-е месца. Прынамсі ў беларускіх турнірах Меяровіч пасля 1932 г. не фігуруе. Ёсць версія («64», 25.03.1936, заметка Я. Камянецкага), што Мееровіч была трэцяй чэмпіёнкай, а другі чэмпіянат БССР прайшоў у 1930 г., і выйграла яго Гарб. Аднак ні ў водным з даступных мне выданняў 1930 г. («64. Шахматы и шашки в рабочем клубе», «Шахматный листок», «Чырвоная зьмена», «Віцебскі пралетары», «Беларуская работніца і сялянка»…) не знайшлося звестак пра гэты чэмпіянат і перамогу ў ім віцяблянкі. Мо камусьці пашанцуе больш?

[2] Гэта тычыцца і шашачных чэмпіянатаў. Ужо выпадала пісаць («Альбино плюс», № 48, 2012), што ў спісе Беларускай федэрацыі шашак прапушчаны чэмпіянат БССР 1939 г. і не пазначана яго пераможніца Бадылевіч. Паведаміў пра гэта на сайт федэрацыі belarus.fmjd.org – нуль рэакцыі. Дарэчы, і першынство 1952 г. выйграла не А. Валошына, як у А. Ракітніцкага («Дарагія аматары шашак», Мінск, 1993, с. 155), а Б. Баскіна – гл. «Фізкультурнік Беларусі», 26.09.1952.

[3] Прозвішча «Невидомская» перадавалася ў газетах і як «Невядомская», і як «Нявідомская», і нават як «Нівядомская». Я трымаюся найбольш імавернага варыянта.

[4] Вайнштейн С. Всесоюзный женский турнир // Шахматы в СССР. № 5, 1936. С. 139.

[5] У разгар чэмпіянату 1957 г. «ФБ» называў Галіну Невідомскую «дзевяціразовай чэмпіёнкай Беларусі», што адпавядала б сапраўднасці толькі ў тым разе, калі б чэмпіянаты сярод жанчын праводзіліся ў 1946–48, 1950 і 1953 гг. Між тым ніводная з даступных мне газет, што спачувальна ставіліся да шахмат, пра гэтыя чэмпіянаты не паведамляла. Відаць, «ФБ» дапусціў мастацкае перабольшанне, тыповае для СМІ. Л. Быкава пісала ў 2-м выданні кнігі «Советские шахматистки» пра 1954 г.: «У сёмы раз чэмпіёнкай Беларускай ССР стала Невідомская» (с. 198). Да гэтага сцвярджэння таксама варта ставіцца крытычна, але яно бліжэйшае да ісціны.

[6] У жніўні 2014 г. А. Ройзман успомніў, што ў 1958 г. у К. Скегінай быў востры канфлікт з А. Шагаловічам.

[7] Дадатковы матч Г. Невідомская прайграла з лікам 1:3. Гл.: «Шахматы за 1961 г.» М., 1963, с. 266.

[8] Інтэрнэт-рэсурсы менавалi неаднаразовую прызёрку чэмпіянатаў БССР Лычкоўскую «Аленай», але гэта памылка: гл. заметку Я. Камянецкага ў «ФБ» 21.03.1961, матэрыял «Превосходство Татьяны Копейкиной» у «ФБ» 17.02.1970 і інш.

[9] Характэрна, што ў сваёй кнізе «В рядах шахматной гвардии» (Мінск, 1984) К. Зварыкіна ні слова не напісала пра чэмпіянаты БССР сярод жанчын, не вылучыла ніводнай шахматысткі БССР, дарма што ў 1950–70-я гг. нярэдка давала ацэнку гульні маладзейшых каляжанак. Напрыклад: «Нашы беларускія шахматысткі кепска разыгрываюць заканчэнні партый» («ФБ», 07.09.1965). «Асноўны недахоп [Вольгі] Варонінай – няўмелае размеркаванне часу» («ФБ», 12.09.1965).

[10] Кур’ёзна, што ў тым жа зборніку на с. 95 Л. Бондар атэставаў К. Зварыкіну правільна: «3 разы станавілася чэмпіёнкай Беларусі». Але ў маскоўскім слоўніку «Шахматы» 1990 г. (артыкул пра БССР, с. 32), выпадкова ці не, зноў гаварылася пра пяціразовае чэмпіёнства Зварыкінай.

[11] Гэтыя адносна сціплыя вынікі заслужанай майстаркі часткова можна вытлумачыць яе занятасцю: якраз у 1968–1970 гг. К. Зварыкіна ўзначальвала федэрацыю шахмат БССР. Праўда, і ў 1972 г. яна падзяліла толькі 3-4-е месцы – тым разам з Таццянай Косцінай.

[12] «Масавы» чэмпіянат быў праведзены ў Гомелі ў кастрычніку. Э. У. Ушакова набрала 6,5 з 8, бліжэйшыя канкурэнткі – К. Зварыкіна, Г. Ажыгіна і Г. Хахлова – адсталі на цэлае ачко. У чэмпіянаце СССР таго ж года, таксама праведзеным паводле швейцарскай сістэмы, Э. Ушакова падзяліла 31-42-е месцы (у слоўніку «Шахматы» 1990 г. яе вынік прыпісаны іншай шахматыстцы, В. Ушаковай). Пазней светлагорская першаразрадніца, інжынерка 1937 г. нар., пераехала ў Расію. Дагэтуль выступае ў Разані – у аматарскіх турнірах.

[13] Няма падстаў не лічыць усебеларускае спаборніцтва ў снежні 1938 г. не чэмпіянатам. У «64» № 20, 1939 Я. Камянецкі бурчэў, маўляў, жаночы чэмпіянат Беларусі 1938 г. «быў скамячаны», у ім узялі ўдзел усяго 11 шахматыстак (ён марыў пра 30–50!). Само гэтае бурчэнне – доказ таго, што чэмпіянат адбыўся. Нагадаю, што ў першым чэмпіянаце БССР 1928 г. выступілі ўсяго 6 шахматыстак.

[14] У 1996 г. трэцяе ліпеня 1944 г. абвясцілі ажно Днём вызвалення Беларусі (і ў дадатак – Днём незалежнасці). Між тым сучасная тэрыторыя Беларусі была ачышчана ад нямецкіх захопнікаў у канцы ліпеня 1944 г.

Опубликовано 11 января 2015

 

“Je Suis Charlie” (Я — Шарли)

Биатлон. Плакат сборной Франции “Je Suis Charlie” поставил комментаторов каналов “Спорт 1” и “Беларусь 5” в синхронный тупик   

2015-01-08 22:31:38

Во время прямой трансляции мужской эстафетной гонки на этапе Кубка мира по биатлону в Оберхофе известный комментатор российского телеканала “Спорт 1” Дмитрий Губерниев не понял суть показа в кадре плаката французской сборной “Je Suis Charlie”:

“Я не знаю, что здесь написано по-французски. Если это смотрит Алексей Попов, сейчас пришлет смс-ку”.
(смотреть с 1:32.56)

Через несколько минут, видимо, редакторы трансляции в наушники объяснили Губерниеву, что означает эта надпись, с которой вот уже сутки как знаком весь мир, после чего Дмитрий рассказал в эфире про страшный теракт во французской столице, случившийся в день православного Рождества.

В это же время схожая реакция телекомментатора на международную картинку наблюдалась на канале “Беларусь 5”, также осуществлявшем прямую трансляцию биатлона. Анне Любенковой публичная акция солидарности французской сборной также ни о чем не сказала:

“Французы поддерживают какого-то Чарли. Узнаю подробности этой истории, расскажу”.

Мужская сборная Франции по биатлону сегодня во время награждения после эстафеты на четвертом этапе Кубка мира в немецком Оберхофе (3-е место) присоединилась к акции “Je Suis Charlie” (Я — Шарли). Спортсмены достали плакат с надписью на церемонии.

Je Suis Charlie
Je Suis Charlie

Вчера в Париже в редакции газеты Charlie Hebdo произошел теракт, в результате которого из автоматического оружия были в упор расстреляны 12 человек (10 журналистов и 2 полицейских). Сегодня во Франции был объявлен общенациональный траур.

После трагедии по всему мира прошла акция “Я — Шарли” (Je Suis Charlie), чтобы выразить солидарность с изданием и французским народом.

Je Suis Charlie
Je Suis Charlie
Je Suis Charlie

 

Нетаниягу принес Франции соболезнования: “У нас общий враг”

время публикации: 9 января 2015 г., 15:44 | последнее обновление: 9 января 2015 г., 15:47блог версия для печати фото
Посол Франции Патрик Мезонав и премьер-министр Биньямин Нетаниягу

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу 9 января встретился с послом Франции Патриком Мезонавым и принес соболезнования в связи с терактами в Париже.

“Я выражаю глубочайшие соболезнования президенту Франсуа Олланду, семьям погибших и всему французскому народу. Мы скорбим вместе с нашими братьями и сестрами во Франции и выражаем в очередной раз обязательство сотрудничать по имя победы над врагами демократических ценностей”, – приводит слова главы правительства пресс-служба канцелярии премьера.

“Мы прошли через это и знаем, что вы испытываете. Мы разделяем ваш траур и понимаем вашу решимость противостоять врагам нашей общей культуры. Одни и те же террористы убивают журналистов во Франции, обезглавливают работников гуманитарных миссий в Сирии, похищают учеников в Нигерии, взрывают церкви в Ираке, режут туристов на Бали, обстреливают из Газы граждан Израиля и стремятся заполучить ядерное оружие в Иране. У них, может быть, разные имена, ИГ, “Боко-Харам”, ХАМАС, “Аль-Каида”, “Хизбалла”, но всеми ими движет одна и та же ненависть и жажда крови. Все они стремятся к уничтожению свободы и навязыванию нам средневековья. Это – мировая борьба, и суд над убийцами в Париже – лишь начало. Она должна сопровождаться решительным натиском на радикальных исламистов по всему миру. Это наша общая борьба. Террористы жаждут уничтожить нас, но они не в состоянии реализовать это желание. Суть нашей борьбы – противостояние свободы варварству. Свобода должна победить, и для этого мы обязаны бороться вместе. Вот что мы хотим передать французскому народу и всем гражданам цивилизованных стран. Я верю в то, что в Париже, в Иерусалиме и в любом месте, первое правило борьбы с террором заключается в отказе подчиняться страху”, – добавил премьер.

Напомним, в результате теракта в редакции Charlie Hebdo, совершенного братьями Куаши 7 января, погибли 12 человек, еще 11 получили ранения.

Утром 8 января полицейские попытались задержать подозрительного человека в парижском пригороде Монруж. Он открыл огонь и застрелил сотрудницу полиции, а также тяжело ранил муниципального инспектора.

9 января спецназ полиции блокировал братьев Куаши в типографии в районе на юге департаментов Эна и Уаза (восточнее Парижа). Тем временем в парижском районе Порт-де-Винсен убийца из Монруж захватил шестерых заложников в кошерном супермаркете и убил двух человек. Он тоже блокирован полицией.

В Париже террористы удерживают заложников сразу в двух местах. (видео)

Напряжение в Париже и пригородах достигает предела: сразу в двух местах террористы удерживают заложников. Не успели правоохранители окружить братьев Куаши, которые позавчера совершили теракт в редакции издания Charlie Hebdo, как их сообщник ворвался в еврейский магазин и захватил там людей.

Президент Украины сказал “Шарли – это я!” (видео)

Украинцы продолжают приносить цветы, свечи и рисунки под стены Посольства Франции в Украине. Сегодня туда приехал и Президент, чтобы выразить соболезнования по погибшим во время террористического нападения в Париже.

 

Эмигрант-мусульманин спас евреев в парижском супермаркете

время публикации: 10:06 11 января| последнее обновление: 10:37блог версия для печати фото

24-летний эмигрант из Мали Лассана Батили спас шестерых покупателей в парижском супермаркете Hyper Cacher, захваченном 9 января террористом Амеди Кулибали. Он укрыл их в холодильнике, расположенном в подвале магазина.

Батили, который исповедует ислам, во время захвата находился в подвале. “Я подозвал нескольких человек, велел им спрятаться в холодильнике и сидеть тихо, выключил в нем электричество и погасил свет”, – цитирует его телеканал France 24.

Малиец поднялся наверх на грузовом лифте, незаметно выскользнул из магазина и сообщил полицейским о том, что происходит внутри. Он также передал стражам порядка свои ключи. Это помогло полиции взять магазин штурмом и ликвидировать террориста.

Тем, кто укрылся в холодильнике, пришлось сбиться в кучу, чтобы согреться. Однако им удалось выжить. Они также смогли связаться по телефону с родственниками и полицейскими и сообщить им о происходящем.

За последние сутки Батили стал одним из самых популярных людей во Франции. Для сторонников теории мультикультурализма он стал подтверждением неприемлемости деления людей по религиозным, этническим и расовым признакам.

Однако и ее противники отдают должное мусульманину, который спас нескольких евреев. Многочисленные посты, посвященные Лассане, появились и в социальных сетях. Пользователи называют его “крутейшим человеком во Франции”, “мусульманским героем” и “настоящим меншем”, отмечает сайт Buzzfeed.

Мусульманами были и двое из 12 убитых во время нападения террористов 7 января на редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo (“Шарли Эбдо”): корректор алжирского происхождения Мустафа Урад и офицер полиции Ахмед Мерабе.

Напомним, что жертвами теракта в кашерном парижском супермаркете стали четыре человека: 22-летний Йоан Коэн, 45-летний Филипп Браам, 64-летний Франсуа-Мишель Саада и Яакоб Хатаб, которому был 21 год. Погибшие будут похоронены в Иерусалиме.

Глава Европейской еврейской ассоциации: “Призыв к репатриации – павловский рефлекс Израиля”

время публикации: 13:19 11 января| последнее обновление: 13:28блог версия для печати фото
Глава Ассоциации европейских евреев: "Призыв к репатриации – павловский рефлекс Израиля"

Глава Европейской еврейской ассоциации раввин Менахем Марголин призвал правительство Израиля принять действенные меры по обеспечению безопасности еврейского населения Европы. “Нельзя подчиняться павловскому рефлексу и отвечать на каждый теракт призывами к репатриации”, – заявил он.

По мнению общественного и религиозного деятеля, возглавляющего также Совет раввинов Европы, именно еврейское государство несет ответственность за безопасность евреев. “Вместо дежурных призывов нужно задействовать дипломатические и разведывательные каналы, чтобы европейские евреи могли жить в безопасности”, – цитирует раввина сайт “Кипа”.

По мнению Марголина, евреи, ощущающие связь с Израилем, а так же те, кто решил перебраться в еврейское государство после теракта, сделают это и без громких заявлений израильских лидеров. Однако подавляющее большинство членов общин не собираются в Израиль. Раввин заявил, что подобные призывы еще более подрывают у евреев уверенность в завтрашнем дне.

Вместе с тем раввин отмечает: лидеры еврейских общин в ходе встреч с политиками Франции и других европейских стран предупреждали: новая форма антисемитизма представляет угрозу не только для евреев, но и для политической стабильности Европы.

Отметим, что против призыва репатриироваться выступил и глава реформистской общины Израиля раввин Гилад Карив. “Недопустимо создавать у евреев ощущение, что Израиль – единственное место, где они могут жить в безопасности. Сейчас главное – совместная борьба с террором”, – заявил он.

Олланд: синагоги и еврейские школы – главный приоритет служб безопасности

время публикации: 14:06 | последнее обновление: 14:06блог версия для печати фото
 Франсуа Олланд на встрече с лидерами еврейских общин Франции. 11 января 2015 года

Президент Франции Франсуа Олланд встретился в Елисейском дворце с лидерами еврейских общин страны и в ходе встречи заверил их, что защита еврейских школ и синагог является сегодня главным приоритетом армии и полиции.

Об этой встрече, происшедшей в воскресенье, 11 января, пишет агентство еврейских новостей JTA со ссылкой на Роже Кукерман – президента Совета еврейских общин Франции (CRIF) и вице-президента Всемирного Еврейского Конгресса.

Олланд также пообещал, что позже в этот день посетит главную синагогу Парижа – после того, как примет участие в марше солидарности с жертвами террора.

Напомним, что накануне президент провел очередное совещание по ситуации в сфере безопасности в стране, в ходе которого было принято решение разместить в Париже и пригородах еще 500 солдат.

Премьер-министр Мануэль Вальс признал серьезные просчеты в работе служб безопасности, которые в итоге позволили террористам совершить задуманное. По словам главы правительства, 1.200-1.400 граждан Франции отправились на Ближний Восток, чтобы примкнуть к исламистам в Сирии и Ираке. Часть из них вернулись, приобретя боевой опыт, который они использовали для расстрела редакции журнала Charlie Hedbo и побега с места происшествия.

Министр внутренних дел Франции Бернар Казнев сообщил, в свою очередь, что в столице оставлен высший уровень потенциальной террористической угрозы.

Мануэль Вальс: евреи – душа Франции, массовый исход равнозначен краху

время публикации: 14:52 | последнее обновление: 14:52блог версия для печати фото
Мануэль Вальс на встрече с лидерами еврейских общин Франции. 11 января 2015 года

Глава МИД Франции Мануэль Вальс дал интервью Джеффри Голдбергу, колумнисту издания The Atlantic, в ходе которого заявил: республика находится сегодня под угрозой “массового исхода” евреев.

“Если 100.000 евреев покинут страну, она уже не будет Францией, она потеряет душу – это будет означать крах. Евреи испытывают глубокую привязанность к этой стране, но их надо убедить, что жизнь здесь безопасна. Наш выбор был сделан в 1789 году, во время Революции, когда Французская республика признала евреев полноправными гражданами, и это остается нашим основополагающим принципом”, – цитирует издание слова министра.

Вальс надеется, что французы сумеют убедить евреев остаться, несмотря на то, что 7.000 французских граждан репатриировались в Израиль только в прошлом году – на фоне резкого роста антисемитизма и акций насилия.

“Евреи сыграли ключевую роль в истории Франции. Временами они подвергались преследованиям, которые, однако, несравнимы с тем, что происходило в Испании и других странах. Мы никогда их не изгоняли – евреи всегда были в центре политической и культурной жизни республики”, – убежден Вальс.

Глава МИД признал опасность ” новой разновидности антисемитизма”, охватившей сегодня Францию, которая исходит от мусульманской общины – выходцев из Северной Африки и Ближнего Востока, населяющих бедные районы.

Вальс заявил, что не верит, будто этот всплеск агрессии в отношении евреев спровоцирован палестино-израильским конфликтом и операцией ЦАХАЛ в Газе – он уверен, что это явление имеет намного более глубокие корни.

Министр признает за гражданами страны право критиковать политику еврейского государства и израильских политиков, однако то, что происходит сегодня во Франции, он называет “радикальным неприятием самого существования Государства Израиль” и считает антисионизм маской, за которой скрывается антисемитизм.

Отметим, что репатриация из Франции, где проживает сегодня около полумиллиона евреев, достигла за 11 месяцев прошлого года рекордной цифры в 6.655 человек – 172% по сравнению с позапрошлым годом, когда количество репатриантов составляло 3.293 человека.

По данным министерства абсорбции алия из мирной Франции значительно превысила репатриацию из находящейся в состоянии войны Украины, откуда в этом году приехали в Израиль 5.700 человек – 154% по сравнению с прошлым годом, а из России прибыли около 4.500 репатриантов.

Марш единства в центре Парижа собрал полтора миллиона людей (видеорепортаж корр. ТСН Евгении Руденко)

11 янв. 19:44

Это событие уже назвали историческим. Осудить насилие во Франции прибыли также более 40 мировых лидеров. В Париже сейчас повышенные меры безопасности, порядок охраняют тысячи полицейских и военных.

Кто стоит за организацией терактов в Париже (видео)

11 янв. 19:58

Некоторые говорят об одиночном проявление терроризма, а некоторые события во Франции называет последующей попыткой, после Украины, дестабилизировать ситуацию в Европе. Кто заинтересован в усилении нестабильности в Европе, узнавал Иван Гребенюк.

Мустафа Джемилев и Ахмед Закаев указали на российский след во французской трагедии (видео)

11 янв. 20:09

Лидер чеченского правительства в изгнании, враг Путина и друг Украины, сразу после парижских терактов заявил, что их заказчиком является российский президент. Ахмет Закаев и Мустафа Джемилев в прямом эфире рассказали о собственном взгляде на всплеск терроризма в Европе.

На площадь Наций в Париже постоянно подходят десятки тысяч людей (видеорепортаж корр. ТСН Натальи Нагорной)

11 янв. 20:33

Символами мирного шествия солидарности стали слова «Шарли – это я!» и карандаши, которые, по мнению парижан, могут быть сильнее любого оружия. С самого утра улицы французской столицы были переполнены, наземным транспортом передвигаться было невозможно, а метро работало бесплатно.

 

О Путине и его режиме в 2015 году. Ряд материалов.

09.01.2015 | 04:13

Этот год будет трудным для Владимира Путина, так как россияне начинают все лучше понимать, какую огромную цену в социальном и экономическом плане приходится платить за  его украинскую авантюру

REUTERS

Об этом пишет Пол Родерик Грегори в своей статье, которая называется «Станет ли 2015 г. поворотным для Владимира Путина и его режима?», опубликованной на сайтеForbes.com.

Путин нарушил свое обещание обеспечивать рост и процветание. Он потерял Украину и превратил Россию в страну-изгоя. Санкции в сочетании с низкими ценами на нефть создали катастрофическую ситуацию, при которой уровень жизни значительно снизился, а уровень инфляции вырос в 2 раза, истощая золотовалютные запасы России. Москве больше не хватает ресурсов для кампании «Новороссия» (к которой россияне уже все равно не проявляют большего интереса). Путин создал возможности для новой Украины и условия для изменения режима в собственной стране. Мы должны задаться вопросом, как и президент Обама, на самом ли деле после всего этого Путина можно назвать умным?

Владимир Путин использовал националистические приключения за рубежом для отвлечения россиян от своих неудач внутри страны и от коррупции. Ситуация резко нала меняться в 2008 г. после его вторжения и раздела Грузии, затем последовала насильственная аннексия Крыма и скрытая война на востоке Украины, и в конце концов вторжение регулярных войск для спасения пророссийских сепаратистов. Но Путина не удовлетворили все эти «победы» и он пообещал расширить конфликт на территории всего «Русского мира», используя при необходимости ядерное оружие. В течение 6 лет Кремль отрабатывал ведение гибридной войны нового вида, включая пропаганду альтернативной реальности, войска без опознавательных знаков, скрытое финансирование и правдоподобное отрицание.

Запад, который сначала оказался в затруднительном положении, поскольку ему нужно было эффективно отреагировать на такое поведение, характерное для  разбойников XIX века, принял решение о том, что необходима международная изоляция, экономические санкции, восстановление НАТО, и, в худшем случае, военная помощь Украине. Несмотря на неуступчивость Путина, Запад продолжает надеяться на урегулирование конфликта путем переговоров. Им придется долго ждать, если только они не хотят капитулировать.

Поворотные моменты

Первые победы (Чехословакия, Польша и Франция) самой могущественной в то время военной машины в Европе Фо́льксдойче  (обозначение «этнических германцев» до 1945 г., которые жили в диаспоре, то есть за пределами Германии) воспринимал с ликованием. Они верили в рассказы Геббельса о непогрешимом фюрере, который защищал немецкие меньшинства за рубежом и расширял жизненное пространство на Востоке (нем. Lebensraum im Osten) практически без жертв и денег. Кремлевская пропаганда культа Путина напоминает пропаганду всемогущего фюрера Геббельса.

Аннексия Путиным Крыма и грузинской Абхазии, хотя и при помощи более слабой военной машины, в точности похожа на вторжение Гитлера в Чехословакию и раздел Польши в 1938 и 1939 годах соответственно. Эти первые «успехи», как и в случае с Гитлером, повысили рейтинги Путина, поскольку кремлевские политтехнологи дезинформировали россиян о внешних врагах и об угнетенных русских в ближнем зарубежье, которое все равно принадлежало России-матушке. Кремль создает образ Путина, который перехитряет своих нерасторопных противников из НАТО. В российских СМИ огромное количество грубых расовых карикатур, на которых Путин превосходит чернокожего президента Америки, которого пренебрежительно называют Максимкой в честь юного мальчика-раба из русских детских книг.

Путин должен знать, что ликование может быстро превратиться в презрение. В 1942 г. замерзшие немецкие солдаты отступали с провального второго фронта Гитлера в России, а немецкие города бомбили. То, что немецкий народ увидел своими собственными глазами, затмило храбрые слова Геббельса и стало роковым поворотным моментом для нацистского режима.

Наступит ли прозрение у россиян в 2015 г., как это случилось с немцами в 1942 г.? И станет ли такое осознание угрозой для вертикали власти Владимира Путина? Причины, по которым в 2015 г. для Путина может наступить роковой переломный момент:

Украинская авантюра Путина обходится слишком дорогой ценой для россиян в социальном плане, и это невозможно больше скрывать.

Россияне начинают понимать, что Путин лжет о ничего не стоящем и таком желанном воссоединении русского мира.

После того, как закончились фейерверки и затихли оркестры, приветствовавшие воссоединение Крыма с Россией, приходится пожинать плоды. Деньги из опустошенного национального пенсионного фонда России были использованы для оплаты потерянных субсидий и интеграции Крыма в российскую пенсионную систему. Российские пенсионеры могут попрощаться с мыслью о «повышении уровня жизни вопреки повышению уровня инфляции в 2 раза». Россияне просят украинских беженцев, которые обременяют социальные службы, возвращаться домой. Простые граждане призывают: «Экономьте деньги на войне, а не на врачах». Невезучие украинцы, которые покидают зону военных действий, оказываются в отдаленных сибирских деревнях. У крымчан нет сухопутных путей сообщения с Россией и Украиной, а весь внешний мир считает их лицами без гражданства. Да и кто будет вкладывать деньги в Крым, который находится в упадке, в полуостров с неопределенным будущим. Юго-восточная Украина, которая находится под контролем сепаратистов, превращается в зону бедствия, где царят голод и нищета.

Больше невозможно скрывать информацию о гибели и ранениях от 15 до 20 тыс. российских солдат в Украине от их матерей и общества. Хотя Путин клянется, что все павшие русские солдаты были «добровольцами-патриотами» или, что их гибель была «несчастным случаем», их матери знают, что это не так. Только один из семи россиян готов к тому, чтобы его сын воевал в Украине – не слишком широкая общественная поддержка для Новороссии Путина.

Кремль сделал все возможное, чтобы скрыть потери: похороны ранним утром, запугивание родителей, чтобы заставить их молчать, даже портативные крематории на поле боя. Путин и его сторонники могут заставить замолчать несогласных, но не может закрыть рот солдатским матерям. Петербургское объединение матерей назвали «иностранным агентом». Представьте себе негодование, которое будет в стране, где в большинстве семей по одному ребенку. Путин играет с огнем в этом случае.

Путин потерял Украину

Российские политтехнологи пытались скрыть самый большой просчет Путина – он не смог завоевать сердца и умы украинцев. Когда украинские и западные СМИ, наконец, просочатся в Россию, открыв эту правду, общественная поддержка Новороссии быстро исчезнет. Россияне спросят: Разве нам не говорили, что Донбасс хочет, чтобы мы его спасли? Теперь мы узнали от русского командира сепаратистских сил, что люди на востоке Украины абсолютно не хотели бороться против Украины. Это, скорее, российские войска специального назначения начали эту войну и поддерживали ее. В других областях восточной и южной Украины, где не было российских сил, ведущих гибридную войну, редкие демонстрации быстро прекратились. Опросы общественного мнения неизменно показывали, что на юго-востоке Украины были претензии к Киеву, но местные жители хотели, чтобы их регионы остались в составе Украины. Те, кто проживает на территориях, оккупированных российскими солдатами и наемниками, считают их опасными захватчиками, даже если они не любят Украину из-за обстрелов.

Вторжение Путина в юго-восточную Украину сделало почти невозможное – создание единой Украины. Украинцев объединила общая ненависть к Путину и его ближайшему окружению. Парламент, который решительно выступал против членства Украины в НАТО до революции на Майдане, 23 декабря 2014 г. проголосовал за отмену внеблокового статуса страны, чего Путин всеми силами пытался избежать. В отличие от России, которая не имеет никаких шансов на реформы при Путине, «новая Украина», как сказал Джордж Сорос, приветствует проведение реформ и находится под сильным давлением со стороны Европы.

Восточная Украина сейчас состоит из смешанных территорий, одни из которых контролируют повстанцы, другие – украинские военные, и часто расстояние между ними не больше 1-2 км. Те, кто живет на территориях, подконтрольных мятежникам, вынужден мириться с комендантским часом, обысками автобусов, конфискацией имущества и воровством со стороны вооруженных мужчин без знаков отличия. Появляются сообщения о борьбе и убийствах внутри повстанческих сил, между чеченцами, сотрудниками российской военной разведки и смесью русских националистов и истинных православных верующих.

Такая взрывная смесь различных сил, которые подчиняются разным лидерам, может привести к тому, что «замороженный конфликт» Путина в восточной Украине перерастет в междоусобную войну между его сторонниками, которая освободит местных жителей от оккупационных сил – украинским властям даже не придется прилагать никаких усилий для этого.

Путин сделал из России страну-изгоя, и россияне чувствуют это

В июле и августе прошлого года Россия, на ряду с Северной Кореей и Ираном, оказалась в коротком списке стран-изгоев, против которых были введены санкции. Хотя Путин пообещал вернуть утраченное чувство гордости россиян, Россия перестала быть членом международного сообщества, обладающим хорошей репутацией, о чем свидетельствовало то, как холодно Путина принимали на саммите G20.

Европейские и американские санкции превратили российскую элиту в изгоев, и теперь никто не одобряет их покупки недвижимости за рубежом и наличие банковских счетов, на которых лежат миллионы долларов. Богачи и россияне среднего класса больше не выделяются в популярных туристических местах своей расточительностью, тратя налево и направо свои нефтедоллары. Теперь они говорят шепотом в международных аэропортах, чтобы избежать неприязненных взглядов, и многие довольствуются отдыхом в пределах России.

Хотя российские СМИ подняли шумиху вокруг обработанных с помощью «фотошопа» снимков, на которых якобы видно, как украинские военные сбили самолет Малазийских авиалиний, россияне понимают, что весь остальной мир считает Россию ответственной за гибель 300 невинных людей. Многие читали в интернете о том, что Комиссия ООН по правам человека представляла отчеты о нарушениях Россией прав человека в Крыму и в восточной Украине, и о том, что пророссийские сепаратисты похищали международных наблюдателей, в отличие от сомалийских пиратов.

Притом, что Россия не признает законности украинского правительства, она находится на одной ступени с Нигерией, как одна из самых коррумпированных стран мира, всего на шаг впереди Украины. Правящую партию в российском парламенте часто называют «партией жуликов и воров». Клептократы Путина разграбили Россию; обычные граждане должны регулярно давать взятки мелким чиновникам и даже судьям просто для того, чтобы жить нормальной жизнью.

Путин отказался от своего обещания процветания и роста

Российский народ молчаливо согласился смириться с коррупцией и иностранными «приключениями» Путина в обмен на экономический рост, стабильность и рост уровня жизни. Они слишком хорошо помнят хаос в годы президентства Ельцина – задолженность заработной платы и пенсий, банкротство банков и дефолт. Путин обещал своему народу растущую и диверсифицированную экономику, которая будет подкреплена огромными резервами Центрального банка и фондами на черный день со средствами от нефтяных доходов. Если цены на нефть упадут, мы будем в порядке, заверил он людей.

То, что происходит сейчас, отличается от кризиса 2008-2009 годов. Хотя мировая экономика не сильна, она не в международном финансовом кризисе замороженной ликвидности. Это правда, Россия страдает от низких цен на нефть, но разве не Путин обещал диверсифицировать российскую экономику и избавить ее от зависимости от нефтедолларов? После почти пятнадцати лет пребывания у власти, более половины доходов федерального бюджета по-прежнему составляет прибыль от продаж энергоисточников – еще одно нарушенное обещание Путина.

Кремль сначала отмахивался от санкций, как от чего-то несущественного. В конце концов, топ-консультанты Путина сказали ему, что Россия может производить все, что нужно, дома, а Китай будет вкладывать капитал вместо Европы и Америки. Все хорошо, не волнуйтесь, звучало сообщение.

Путин был абсолютно неправ. Санкции душат экономику (как я и предсказывал три месяца назад). Даже Центральный Банк России прогнозирует глубокую рецессию в сочетании с двузначной инфляцией и падением уровня жизни. Путин, в своей марафонской пресс-конференции 18 декабря, связал восстановление России с улучшением в мировой экономике в ближайшие два года, молчаливо признав, что у него нет каких-либо новых идей. Россия должна просто переждать бурю. Хотя администрация Путина заявила, что кризис рубля позади, искусственная стабилизация рубля базируется на приказе государственным предприятиям, продать драгоценные долларовые активы, в которых они отчаянно нуждаются для рефинансирования внешних долгов.

Путин, видимо, не будет просить свой внутренний круг миллиардеров нести бремя экономического краха России. Он уже истощил резервные фонды для поддержки крупных банков и энергетических компаний, которыми руководят люди из его ближайшего окружения. Кремль опустошил Пенсионный фонд. Итог: Бремя экономического спада будут нести рядовые россияне, а не те, кто управляет системой.

Россияне понимают, что они расплачиваются за действия Путина в Украине. Они своими глазами видят последствия санкций, и процентные ставки 17 процентов. Некоторые эксперты считают, что российский народ ответит еще большей поддержкой своего президента, доблестно сражаясь со злым Западом. Такая реакция вызывает сомнения. Российский народ хорошо знает, какую сделку он заключил с Путиным. Если он не дает им процветание и стабильность, он нарушил их доверие.

Каким будет конец режима Путина?

Проблемы, с которыми Россия столкнется в 2015 году, не приведут непосредственно к смене режима, но они сделают ее более вероятной. В конце концов, экономика королевства-отшельника Северной Кореи уже третье поколение находится на грани краха. Тем не менее, российские аналитики все чаще обсуждают возможность смены режима. Они спрашивают: могут ли олигархи спасти себя, заменив Путина одним из них, или они должны пойти на дно вместе с ним? Если они заменят Путина «умеренным» не-чекистом, они опасаются, что поставят у власти второго Горбачева. Они также должны позаботиться о своей собственной уголовной ответственности, когда они больше не будут у власти.

Россия в 2015 году напоминает мне СССР в середине 1980-х годов. Все согласились, что дела шли не очень хорошо, но никто не мог понять, как добиться реальных перемен. Простой путь сейчас, как и тогда, – предсказать сохранение статуса-кво. У нас нет оснований прогнозировать действительно значительные изменения.

Два варианта смены режима: дворцовый переворот или арабская весна, похожее на Майдан народное восстание. Оба, скорее всего, будут взаимосвязаны, поскольку массовое проявление недовольства может стать причиной дворцового переворота.

У нас есть один «околосмертный» опыт путинского режима для ориентирования; а именно, массовые протесты в Москве, которые возникли после сфальсифицированных парламентских выборов в декабре 2011 года, тогда рейтинги Путина упали до 68 процентов (рейтинги нужно интерпретировать не так, как в США), и только 22 процента считали, что Россия была на правильном пути. Избиратели пришли на [избирательные] участки с возгласами «кто угодно, кроме Путина». В течение нескольких недель, политическое выживание Путина, казалось, висело на волоске. Главный российский телеканал показал невыгодный документальный фильм о Путине. Его ежегодное национальное шоу со звонками телезрителей продемонстрировало вспотевшего и оказавшегося в неудобном положении Путина, которому пришлось отвечать на сложные вопросы от аудитории. После этого краткого интервала нерешительности, кремлевская клептократия решила остаться с Путиным. Его президентские выборы были тщательно спланированы. Ни одному настоящему оппоненту не позволили баллотироваться, и он одержал победу.

Декабрь 2011года объясняет страх Путина перед массовыми протестами, особенно такими, как на Майдане, который на самом деле сверг режим. Путин страдает особой паранойей по отношению к борцу с коррупцией, блоггеру Алексею Навальному, который организовал протесты в 2011 году. С тех пор Навальный стал мишенью. Уже находящегося под домашним арестом Навального московский суд приговорил к трем с половиной годам условно, вместо ожидаемых 10 лет в тюрьме. Путин не мог допустить, чтобы десятки тысяч людей вышли на улицы, протестуя против «мученичества» Навального.

Навальный – символ путинской «Алисы в стране чудес», в которой преступники сажают в тюрьмы невиновных, и осужденный является единственной реальной оппозицией вертикали власти, которой правит Путин.

У меня стойкое ощущение, что ситуация в корне изменилась. У Украины есть реальный шанс, а у России – нет, пока Путин остается на вершине своей вертикали власти. Станет ли 2015 годом «кого угодно, кроме Путина»?

Оригинал

Социолог Игорь Эйдман на своей стр. в фейсбуке 8 января поместил статью:

Москва 2015: между кризисом и войной

Руководство России встретило Новый год в сложной ситуации: начался экономический кризис, “новороссийская” авантюра зашла в тупик, отношения в Западом остаются крайне напряженными. Реальные перспективы на этот год для российских властей безрадостны. Однако, есть ощущение, что они там все в Кремле во главе с Путиным больны манией величия и уверены в собственной непобедимости и гениальности, а их ближайшие планы вполне амбициозны.

Путинское руководство в 2015-м году будет пытаться переломить ситуацию: не только сохранить захваченное, но и продолжить наступление. Политика России будет характеризоваться сочетанием имитации уступок Западу и попыток его шантажировать. Как это уже было в прошлом, каждый раз за имитацией отступления будут следовать очередные агрессивные действия по реализации стратегических целей политики Путина, которыми останутся реванш за поражение в Холодной войне и российская гегемония на постсоветском пространстве. Такую тактику можно назвать: шаг назад – два шага вперед. Она неизбежно ведет к обострению конфликта на каждом новом витке противостояния. После каждой имитации отхода, следует еще более наглое наступление, а угроза большой войны растет.

Последним таким выходом агрессии на качественно новый уровень стала предпринятая в конце августа, после серии путинских отвлекающих “мирных инициатив” (включая отзыв разрешения на использование армии в Украине), интервенция российских регулярных войск в Донбассе. Затем Путин, чтобы смягчить ответную реакцию Запада, снова имитировал некую готовность к уступкам, о которых велись переговоры в Минске. Однако новый российский удар неизбежен, и может быть еще коварнее и мощнее прежних. Главным объектом агрессии в новом году, как и в прошлом, будет Украина. Но возможны открытые или тайные агрессивные действия и против других стран: Молдовы, Белоруссии, Латвии, Эстонии, Грузии и даже Казахстана.

Амбициозные цели и безрадостные перспективы-2015
1. Внешняя политика
1.1. Цели Путина
Дестабилизация политической ситуации в Украине. В идеале Путин, конечно, хотел бы вернуть там к власти пророссийские силы, но, так как шансов на это практически нет, будет пытаться развалить или хотя бы максимально ослабить страну.

Признание мировым сообществом и Украиной де-факто аннексии Крыма. Возобновление украинского финансирования оккупированных Россией территорий в Донецкой и Луганской областях. Использование этих анклавов, как плацдарма для дальнейшей агрессии.

Относительная нормализация отношений с Западом, отмена или по крайней мере сокращение санкций.

1.2. Наиболее вероятное развитие событий
Относительная экономическая и внутриполитическая стабилизация в Украине, укрепление там государства и вооруженных сил. Хаос и развал в оккупированных районах Донбасса, кормить которые придется России. Формирование мощной антипутинской проукраинской коалиции (Украина, Польша, страны Прибалтики, США, Канада, Австралия, Великобритания, возможно Германия и др.). Ужесточение российского военного и экономического давления на Украину, новой холодной войны, санкций против России.

2. Внутриполитическое положение
2.1. Цели Путина
Укрепление стабильности режима, своей личной популярности у населения, завоеванной на пике патриотической истерии в середине 2014 года.

Недопущение развития массового недовольства в связи со снижением уровня жизни, новой волны протестных акций.

2.2. Наиболее вероятное развитие событий
Снижение рейтинга власти и лично Путина. Массовые протесты в Москве и других крупных городах. Появление новой радикально националистической оппозиции, считающей, что “Путин слил Новороссию”.

3. Экономика
3.1. Цели Путина
Преодоление кризиса, стабилизация курса рубля, сокращение оттока капитала.

3.2. Наиболее вероятное развитие событий
Дальнейшее падение курса рубля и уровня жизни населения, банковский кризис, цепь банкротств банков и предприятий, потери вкладчиками депозитов и вложений в строящееся жилье.

Тактика-2015
Очевидно, что путинские цели нереализуемы, а сам он прибывает в тяжелом конфликте с реальностью. Однако Путин и дальше будет всячески пытаться реализовать свои амбиционные планы, предпринимая, в том числе, достаточно неожиданные шаги.

По всей видимости, в 2015 году правительство Медведева будет отправлено в отставку. Новое правительство, скорее, возглавит квазилиберальный рыночник, типа Кудрина, чем ястреб, вроде Рогозина. Дело в том, что впереди очередная попытка Путина имитировать отступление, чтобы ослабить международное давление. Новому премьеру будет поручено наладить диалог с Западом, укрепить союз власти с крупным капиталом, провести некоторую экономическую либерализацию.

Боюсь, что одновременно с экономической либерализацией усилятся репрессии против политической оппозиции (это в духе политики чередования имитационных уступок и агрессивных действий). Будут продолжаться точечные репрессии против оппозиционных лидеров. Как показало дело Навального, они будут проводиться с иезуитской изобретательностью, камуфлироваться под экономические дела, жертвами могут стать родственники известных оппозиционеров.

Будет предпринята новая попытка сдать “пиратские республики” на прокорм Украине при сохранении там марионеточной пророссийской власти. Из них попытаются сделать бомбу замедленного действия под Украиной, которую сами же украинцы должны будут материально содержать. Когда Путин поймет, что этот план не работает и ситуация зашла в тупик, он может реанимировать идею “большой Новороссии” и начать новую прямую российскую военную агрессию для формирования более масштабного пророссийского анклава на территории Украины (судя по недавним признаниям первого премьер-министра “ДНР”, известного московского политтехнолога Бородая, Кремль не отказался от этой идеи, хоть и отложил ее реализацию). Возможен такой ход: в связи с отказом Украины финансировать “пиратские республики”, Россия официально заявит, что вынуждена взять на себя ответственность за них, то есть проведет аннексию де-факто, а затем начнет новую войну с Украиной под предлогом защиты “опекаемых Россией территорий”.

У путинского наступления могут быть и другие тактические цели. Неудачи в Украине способны подвигнуть Путина на агрессию против других стран в целях компенсации имиджевых потерь от неизбежного провала “новороссийской” авантюры. Вполне возможно, что после Украины следующей целью Путина станет Белоруссия. Думаю, что Россия давно готовит замену Лукашенко и аншлюс этой страны. Белорусский диктатор последнее время ведет себя с Путиным очень нагло, просто хамит ему в лицо. Путин, конечно, хотел бы от него избавиться и реализовать наконец в полной мере давнишнею идею создания союзного государства России и Белоруссии под своим руководством. Причем он знает, что Запад не будет защищать такую одиозную фигуру как Лукашенко.

Одновременно путинские спецслужбы могут начать мутить воду в русскоязычных районах Эстонии и Латвии. Пророссийские силы сейчас контролируют там местные органы власти и могут в любой момент дестабилизировать ситуацию. Скорее всего, будет также продолжаться давление на Молдову и некоторые другие бывшие советские республики, а также активный подкуп западных политиков, формирование пророссийского лобби в руководстве европейских стран, в т.ч. на востоке континента.

Угрозы-2015
Попытка Путина продолжить наступление по схеме: шаг назад – два шага вперед – неизбежно приведет в 2015 году к нарастанию международной напряженности. Главная угроза года – большая война в Европе. Вероятность ее, к счастью, не очень велика, но существует. Западная помощь Украине на фоне продолжения российской агрессии будет усиливаться. В какой-то момент конфронтация между Россией и Западом может обостриться до чрезвычайно опасного уровня, подобного тому, что был во время Карибского кризиса. Боюсь, если до этого дойдет, Путина, в отличие от Хрущева, не остановит даже угроза глобальной войны. Нынешний российский президент сконцентрировал в своих руках намного больше власти, чем все советские лидеры послесталинского периода, которых он сумел далеко превзойти также в самодурстве и неадекватности.

Внутри страны главная угроза года – начало массовых репрессий против российской оппозиции. Эта угроза может реализоваться в условиях углубления кризиса, нарастания недовольства населения и протестной активности. Если Путин убедится, что политика точеных ударов в спину оппозиционерам (а-ля дело Навальных) не дает результата, он может перейти к массовой “зачистке” оппозиционно настроенных граждан.

Пока Путин у власти эти угрозы не исчезнут. Все путинские примирительные жесты и сигналы служат одной цели – получить передышку для того, чтобы потом в более благоприятной ситуации с новыми силами продолжить попытки реализовать свои имперские стратегические цели. Путин никогда не откажется от них, а значит останется источником международных конфликтов и нестабильности. Мир в Европе будет восстановлен только, в случае если нынешний российский президент лишиться экономических ресурсов для продолжения агрессивной внешней политики. Его стратегия должна перестать работать. Если уход “на шаг назад” не будет приводить к ослаблению международного экономического давления на режим, у него не будет ресурсов на “два шага вперед”. Тогда в условиях нарастающего кризиса агрессия захлебнется, а сам Путин потеряет власть в стране.

Продолжит ли Путин войну России с миром?

Может ли экономический кризис в России спровоцировать новый этап боевых действий в Донбассе? Адекватно ли угрозам 2015 года руководство Украины? Усилится ли международное экономическое давление на режим Путина?

В студии Радио Свобода политолог,  докторант Колумбийского  университета (США), колумнист газеты “Ведомости”, кандидат экономических наук Мария Снеговая; редактор сайта Openleft.ru, историк Илья Будрайтскис; социолог Игорь Эйдман (Германия). Ведет передачу Михаил Соколов.​

Михаил Соколов: Сегодня мы в первом выпуске после Нового года говорим о том, продолжит ли Владимир Путин ту полномасштабную войну, которую нынешняя Россия ведет с цивилизованным миром. У нас сегодня в студии наш гость из Соединенных Штатов, политолог, докторант Колумбийского университета Мария Снеговая, редактор сайта «Опен лефт»  Илья Будрайтскис. У нас будет на линии из Киева историк Олесь Доний, который был до недавнего времени депутатом Верховной Рады Украины. И из Лейпцига социолог Игорь Эйдман, который недавно опубликовал очень интересную статью, свое видение будущего России и путинского режима, у нас на сайте Радио Свобода.

Если бы мы год назад встретились в начале января и стали бы обсуждать перспективы полномасштабной войны России на территории Украины, в Донбассе, наверное, на нас люди бы посмотрели как на крайних деятелей, алармистов, сумасшедших и так далее. Но тем не менее, теперь это стало реальностью. То есть реальностью становятся самые невозможные вещи. Когда сегодня я смотрел новости, видя что-нибудь такое: артиллерийский минометный обстрел станицы Луганской, стычки и прочее неприятное, что происходит на этой территории, во Франции тоже свои проблемы, террористические акты продолжаются. Реальность действительно не радует новогодняя 2015 года. Давайте мы немножечко о нынешней России. Мария, вы писали о том, что российские политики конструируют реальность, создают некий измененный мир для жителей своей страны. Сконструирована ли эта новая  реальность для жителей нынешней России?

Мария СнеговаяМария Снеговая

Мария Снеговая: Да, во многом. К сожалению, приходится признать, что наши средства масс-медиа открыли новое слово. То, что политики сами по себе конструируют реальность — это далеко не новость, это банальное место в политических науках, в социальных науках. Но так факт, что в длительный период можно создать что-то новое, черное назвав белым, убедить людей, в том, что это действительно белое — это, безусловно, ноу-хау России.

Я, кстати, обратила бы внимание, что еще в конце 1990-х — начале 2000-х очень много говорилось о том, что Россия должна перестать использовать такие жесткие методы, которые были характерны для Советского Союза в ХХ веке. Сегодня новое время, говорилось, и нужно к “мягкой власти” переходить. Нужно отметить, что Кремль учел урок. То, что мы сегодня наблюдаем, безусловно, есть элементы жестких методов, Крым, Новороссия так называемая, там действуют российские военные, даже если не всегда в этом признаются официально, но при этом есть элемент “мягкой власти”, которая окутывает все русскоязычные регионы не только собственно России, но и постсоветского пространства. Например, я сталкиваюсь с этим, общаясь с моими друзьями из Казахстана. Даже этнические казахи, я уже не говорю об этнических русских, в Казахстане активно смотрят российское телевидение, оно более профессиональное, оно лучшего качества, чем местное телевидение, и они убеждены ровно в том же самом, в чем и большинство россиян.

Михаил Соколов: То есть битва с “фашизмом” на территории Украины?

Мария Снеговая: И они часто не понимают, почему я в таком ужасе нахожусь. Они мне звонят в США: “Маша, как ты там? Тебя проклятые америкосы еще не сгрызли?”

Надо понимать, что мы имеем дело с принципиально новым способом обращения с “мягкой властью”, этой пропагандой, которая обнимает, окутывает не только саму Российскую Федерацию, но и прилегающие территории. В этом смысле Кремлю удается воссоздать условный “русский мир”, постсоветский мир в рамках тех территорий, которые так или иначе  смотрят российские медиа. Конечно, этим создается так называемая «пятая колонна» в странах Балтики, в том же Северном Казахстане, которые являются потенциальными новыми точками взрывоопасными и рычагами для Кремля.

Михаил Соколов: Илья, как вы видите эту ситуацию? На ваш взгляд, каковы основные характеристики этой реальности?

Илья Будрайтскис: Во-первых, я бы позволил себе не согласиться с Марией относительно того, что российская медиа-политика, в том числе в ближнем зарубежье, на постсоветском пространстве представляет собой образец  мягкой силы. Мне кажется, что в принципе сама тема работы и воздействия на широкие слои населения, на русскоязычные диаспоры появилась недавно, это фактически экспромт Кремля. Потому что модель отношений на постсоветском пространстве, которая господствовала практически до февраля 2014 года, она исходила из взаимоотношений с элитами прежде всего.

Никогда всерьез российская власть не пыталась задействовать как политический фактор, консолидировать местное русскоязычное сообщество. И то, как это происходит в этом году, очень сильно тревожит. Потому что оказывается, что эти люди, которые всегда были ориентированы на России, вне зависимости от более или менее активной медиа-волны, которая идет из Москвы, они после начала  событий в Украине оказались заложниками ситуации. Если только представить себе, что может случиться, если в полной мере как модель «Русского мира», как русскоязычного сообщества, противостоящего местной титульной нации, как она может в Казахстане сыграть, мне кажется, по сравнению с этим даже то, что происходит на Донбассе, покажется относительно небольшим уровнем ущерба.

Михаил Соколов: То есть вы хотите сказать, что возможны боле опасные события на востоке?

Илья БудрайтскисИлья Будрайтскис

Илья Будрайтскис: Конечно. В Казахстане проживает более трех миллионов русскоязычных граждан, которые живут достаточно компактно, часть которых живет довольно далеко от российских границ, которые в случае подобного конфликта окажутся мишенью для жестких националистических действий со стороны местного населения, казахского населения. При том, что о культурной, языковой, какой угодно разницы между русскими и казахами не приходится говорить, она намного превосходит ту сконструированную во многом границу, которая была проведена между русскими и украинцами.

В Украине, в том числе в восточной, южной до сих пор идет сложная кровавая борьба за идентичность, за выбор идентичности, а в странах Балтики или в Казахстане эти линии давно проведены, они достаточно четкие, они вписаны в местную модель политической власти, маневрирования политической власти между  разными группами, большинством  меньшинством. И местная власть, местные политические элиты так же пытаются эту ситуацию использовать.

Например, буквально сегодня я прочитал, что Министерство обороны Литвы издало стостраничную рекомендацию, которая должна распространяться во всех средних школах, где рассказывается о том, какие действия в рамках гражданской обороны должны предпринимать граждане Литвы в случае военной угрозы со стороны России.

Михаил Соколов: Это понятно, что после военных действий в соседней стране начинают думать о гражданской обороне, об угроза и обо всем остальном.

Полный текст будет опубликован 10 января.

http://www.svoboda.org/content/transcript/26784761.html

Размещено 10 января 2015, 14:33