Monthly Archives: December 2014

Евгений Киселев о российской власти.

Два простых рецепта.

08:23 , 29 декабря 2014

Есть два простых рецепта, как укрепить пошатнувшуюся власть, как вернуть государю ускользающую популярность. Особенно тогда, когда народу приходится потуже затягивать пояса.

Первый способ — устроить маленькую победоносную войну.
Второй — разоблачить заговор.

И к тому, и к другому способу власть в России прибегала неоднократно — в разные времена.
Но если говорить только о Путине — собственно говоря, ради победы «преемника» на первых его президентских выборах была развязана вторая чеченская война.

Ради переизбрания его на второй срок раздули дело ЮКОСа, разоблачили мнимый заговор зловредных олигархов, якобы собиравшихся оптом и в розницу скупить всех депутатов, отдать всю русскую нефть поганым пиндосам и вообще отказаться от ядерного оружия.

В 2012 году Путин шел на третий срок под флагом борьбы с заговором «белоленточников» с Болотной и проспекта Сахарова.
Показалось, что рейтинг маловат — решили напасть на Украину.
Но война получилась не совсем маленькая и не совсем победоносная. Крым пал без единого выстрела, а вот на Востоке Украины не заладилось.

Оппозиционные гражданские активисты, пытающиеся выяснить правду о «грузах 200» из Украины — о потерях среди всех этих «отпускников», «добровольцев» и прочих «вежливых зеленых человечков» — утверждают, что они составили уже едва ли не треть от числа всех убитых и раненых за десять лет афганской авантюры.
Ну а раз с маленькой победоносной войной не совсем получилось, самое время разоблачить какой-нибудь новый заговор, начать новую кампанию борьбы с врагами народа.

Тут позволю себе краткий экскурс в историю.

В 1937 году перед началом «Большого террора» на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП (б) Сталин подвел под грядущие массовые репрессии идейно-теоретическую базу: мол, по мере продвижения страны вперед по пути строительства классовая борьба будет усиливаться. И поехали по ночным улицам больших и маленьких городов «черные вороны», заработали «тройки», заступили на бессонную кровавую вахту расстрельные команды…

Так вот, если вернуться из 1937 в канун 2015 — в минувшую пятницу в России произошло нечто подобное, очень важное и очень страшное событие. Подписав указ о новой военной доктрине, Путин включил в него пункт, из которого следует: одной из главных внутренних угроз является «деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества».

Ясно, что этот пункт позволит без труда объявить врагом государства любого человека, публично выступающего — в СМИ, в социальных сетях в интернете, на митинге, да где угодно — с критикой политики властей. Теоретическая база под возможные будущие массовые репрессии подведена.

Я говорю «возможные», я не говорю «грядущие». Хоть меня подмывает поздравить всех с наступающим 37 годом, я не делаю этого, потому что у меня в душе еще теплится слабая надежда, что история России в кой-то веки не пойдет по самому худшему сценарию.

Но, увы, Россия — «страна с непредсказуемой историей». Эта хлесткая фраза не моя, но я ее люблю и понимаю так: в истории России с завидным постоянством случались очень скверные повороты событий, которые ни один здравомыслящий человек предсказать не мог.

Ну кто, скажем, мог предвидеть в благословенном 1913 году, когда народ-богоносец в обстановке высокого патриотического подъема и единения с православным государем-императором праздновал 300-летие династии Романовых, что через четыре года эта династия падет, в стране начнется гражданская война, и пойдет брат на брата, и Россия кровью умоется, миллионы погибнут, а еще миллионы будут искать спасения на чужбине?

Кто мог предвидеть в середине 20-х, на пике «разгула НЭПа», что через каких-нибудь пять лет будет коллективизация и Голодомор, и еще миллионы погибнут?
Кто мог предвидеть, читая в 1933 году в советских газетах гневные заметки о новых порядках в гитлеровской Германии, что через несколько лет Советский Союз подпишет договор о дружбе с Третьим Рейхом?

Кто мог представить себе в победном 45-м, когда советские солдаты освобождали из нацистских лагерей смерти последних чудом уцелевших узников Холокоста, что спустя несколько лет широкомасштабную антисемитскую компанию развернут уже в СССР, что в ходе нее будут казнены и просто убиты (как актер Михоэлс) многие еврейские деятели, а от этнической чистки по образу и подобию других репрессированных народов советских евреев спасет только смерть Сталина?

Кто мог представить себе советские ракеты на Кубе, из-за которых человечество чуть не сгорело в пламени ядерной войны? Берлинскую стену? Танки на улицах Праги? Вторжение в Афганистан?

Кто мог предположить в 1989, когда мы ушли из Афганистана, и страна с облегчением вздохнула — наконец-то эта война закончилась! — что всего через пять лет начнется новая война — гораздо более страшная, на собственной территории, в Чечне?
А еще через пять лет — еще одна?

Кто мог представить себе еще лет десять назад, что Россия будет воевать с Грузией и с Украиной?
Прикажете продолжать?
Или я — хотя бы отчасти — сумел убедить вас, что в России надо быть готовыми ко всему? В том числе и к тому, как с нескрываемым злорадством написал на одном из прокремлевских сайтов какой-то аноним, что еще немного — и за вами начнут выезжать хмурые люди в пыльных шлемах?

Оригинал публикации

Майор из РФ рассказал, как отправлял на Донбасс российских военных по приказу “сверху”. ФОТО

ОН УМЕЛ ВИДЕТЬ. О кинооператоре Израиле Пикмане

Пикман Израиль Цуриелевич (р. 20.2. 1918), сов. оператор, режиссёр. Засл. деят. иск-в БССР (1975). С 1946 на к/ст «Беларусьфильм». Снял худож. ф.: «Девочка ищет отца» (1959 с О.Т. Авдеевым), «Вереди крутой поворот» (1960), «Улица младшего сына»(1962), «40 минут до рассвета» (1964) и др. Сценарист, режиссёр и оператор док. ф.: «Знаете ли вы?» (1965), «Весенние голоса» (1966), «Белорусская сюита» (1967), «Свет и тени» (1968), «Пастух» (1970), «Я – крепость, веду бой» (1972 сц. с А. Велюгиным), «Брестская крепость» (1975 сц. с В. Т. Халипом), «Стояли на смерть» и «Мозырские встречи» (1976), «Красная тетрадь» (1980) и др. Создал оригинальные м/ф. на темы экологии и здравоохранения: «Самоубийца» (1969), «Пока не грянет гром» (1973), «Притча о колесе и биосфере» (1974), «Смотри в корень» (1979) и др.

Кино Энциклопедический Словарь. Москва. 1986

И. ПикманУзнать подробней об этом человеке я хотел очень давно, еще в Минске, т.е., порядка 35 лет назад. Его имя часто встречалось в титрах в кино и на телеэкране: И. Пикман. Других, в соседних строчках титров, обычно называли по имени и фамилии. Я знал его фамилию, еще не предполагая, что судьба приведет меня из далекого Минска, через две иммиграции в не менее далекий Балтимор, где я познакомлюсь с его женой – очаровательной Маргаритой Павловной, встречусь с его сыном Павлом, и таким образом укреплюсь в своем давнем желании написать о нем статью.

Уже тогда, в Минске, я знал его имя Израиль, понимал пикантность ситуации и в некотором роде сочувствовал ей. Дело в том, что я тоже иногда попадал в подобную ситуацию. У меня отчество Израилевич. Когда я стал преподавать в институте, меня, еще довольно молодого, стали величать по отчеству. Тут я заметил, что не все, особенно коллеги, могли его выговорить. Я терпеливо их поправлял, но отчество не менял. Это было в быту, в жизни, а у Пикмана в кино. В кино же не совсем, как в жизни.

В жизни, между прочим, Пикману однажды предложили поменять имя. Через несколько лет после образования Государства Израиль. Когда выяснилось, что оно (государство) «не наше». Ответ Израиля Пикмана был весьма аргументированным: «Я появился на свет почти на 30 лет раньше, чем государство. Я уже привык к своему имени. Пусть государство меняет свое». Все-таки одну уступку Пикман своим «доброжелателям» сделал. Тем, кому трудно было (как и в моем случае) звать его Израиль: «Зовите меня Изя, Изя Пикман звучит не так агрессивно». Мой дядя Шолом по рождению, при вступлении в партию поменял свое имя на более удобопроизносимое Соломон. Впрочем, Изя Пикман эту проблему тоже решил весьма четко: он никогда не вступал в партию, чем очень гордился. Поступление в пионеры со второй попытки было высшей точкой его политической карьеры.

А началось все в белорусском городе Мозыре, тогда центре Полесской области. Сейчас этот город совсем не такой, каким был 90 лет назад. Почти нет болот в округе и евреев в городе. Перевелись. У бывшего купца 2-ой гильдии, а потом нэпмана Ц. Пикмана был сын и две дочки. Да вот беда: сын погиб во время погрома. Он был единственным наследником рода. Решил тогда Цуриэль Пикман сделать еще одну попытку продолжить род, а его 50-летняя подруга жизни Шейна вдруг ему в этом помогла. Ровно 90 лет назад у Пикманов случилось чудо: родился мальчик. Израиль, «мизынкел». (Пунктуальный читатель, не обращайте пока внимания на дату в начале биографической справки. Разъяснения будут позже). Такие последыши обычно всегда умные и талантливые. Конечно, Израилю и карты в руки, или бухгалтерские книги.

Израиль предпочел фотоаппарат. Это в Москве, Ленинграде, ну, может, в Минске в начале 30-х годов фотоаппаратом никого нельзя было удивить. Но в Мозыре!.. Он таки удивил. И не только своих земляков. Но и Москву, и Ленинград. Он делал такие снимки! Такие, что его назвали лучшим молодым фотографом СССР. Не было в то время конкурса фотолюбителей, и не только молодых, который бы Израиль (тогда его еще звали Израиль) не выиграл. Так вот в выигрышах и играх с фотокамерой (техническое совершенство которой обсуждать не будем) он и окончил школу и поехал в Москву, во ВГИК, тогда он назывался не Всесоюзный, а Высший государственный институт кинематографии. Все равно, в Мозыре это было трудно произносимо и мало понятно. На дворе был 38-й год. Уже сажали, но еще не различали между евреями и не евреями. Операторский факультет был в институте не из престижных. Все тогда хотели быть актерами. На фамилии операторов в титрах мало кто обращал внимание. Лучшего фотографа СССР взяли на операторский факультет с распростертыми объятиями.

Все же небольшая осечка при поступлении произошла. На экзамене по немецкому Израилю поставили двойку! Тому самому Израилю, который подготовил к этому экзамену своего друга Колю Захарова, поступавшего в другой вуз и получившего там пятерку! Друг – настоящий друг! возмутился и пошел выяснять причину двойки Пикмана. Друга в приемной комиссии выслушали и с Израилем разобрались. Оказалось, что члены комиссии не очень хорошо понимали его немецкий: он говорил по-немецки… на идиш. Его приняли в институт, но с условием: никогда больше он не будет изучать немецкий. В институте он учил английский.

Прошло три счастливых и безмятежных года. Началась война. Великая отечественная. Студентов последних курсов ВГИКа на фронт не посылали. Этот ВУЗ был очень дорогим для обучения студентов, учили очень редким профессиям. Решили дать доучиться. Институт Израиль окончил летом 42-го. Его отправили на передовую! Рядовым сапером! Решили, между прочим, по приказу Г. Жукова, что сапер Пикман более полезен фронту, чем кинооператор. Боже, сколько было этих Израилей, Пинхасов, Давидов и даже Сергеев и Константинов, которых после консерваторий, театральных и кинематографического институтов отправили на передовую! В саперы, в пехоту, в разведку… Помните, у А. Галича была про это пьеса «Матросская тишина»? Там про скрипача, невероятно талантливого и про его героическую смерть. Вспомним великого полководца: «Воюют не числом, а умением». А у кого самые умелые руки и острый глаз? У скрипача и у кинооператора!

На Западном фронте в районе Ельни появился сапер младший сержант Израиль Пикман. Попросился добровольцем на передовую, сбежав из саперной школы, где над ним, еврейчиком совсем не богатырского телосложения издевались, как могли. Хороший, говорят, был сапер. Так бы и остался на всю войну сапером, если бы не ранение. В госпитале он случайно встретился с редактором дивизионной газеты, тоже евреем. Они почти все, эти редакторы, были евреи. Начиная от редактора «Красной Звезды» Давида Ортенберга.

Редактора дивизионки мало заинтересовало, что Пикман окончил ВГИК. А вот то, что до него он был лучшим, пусть молодым, фотографом Советского Союза… И стал Израиль Пикман фронтовым фотографом. Ветераны войны, которые читают эти строки, наверняка подумали: «Что, поменял шило на мыло?». Правильно подумали. Потому что на фронте фотограф – была самая опасная должность. Они в передовых отрядах, но без оружия или возможности его применить. Они стреляют только фотоаппаратом. Снайперы же противника стреляют в первую очередь в них: легко обнаружить по блеску оптики. Потому фотографы были самые погибающие на войне люди (в пересчете на душу населения фотографов), потому во фронтовых газетах их всегда не хватало.

Израилю повезло. Закончил войну живым в Восточной Пруссии, корреспондентом ТАСС. Войну, но не военную службу. Не хотели отпускать из армии отличного фотографа. А Израиль (все еще Израиль) хотел стать отличным кинооператором. Для этого одного диплома было мало. Нужно снимать фильмы.

Правда, тех, кому было на пару лет больше, освобождали от службы, даже, если они были фотографами. Тогда и совершил Израиль свою самую большую в жизни сделку. Он дал взятку писарю. Писарь, в ответ, сделал его на два года старше, и отцы-командиры отпустили его на гражданку. (Вот откуда эта дата рождения в кинословаре.) Тогда это было очень распространено. Из армии освободилось очень много разного люда. В том числе и кинолюда. Киностудий же было очень мало. А шансов попасть в их штат и того меньше.

Израилю опять повезло. Где-то в конце 45-го – начале 46-го он встретил художника Евгения Ганкина, тоже родом из Мозыря (Вот оно настоящее еврейское счастье «аидише глик»!). Ганкин на войне не был. Он выполнял важное правительственное задание лично товарища Сталина. Он после окончания ВГИКа вместе с Сергеем Эйзенштейном делал историческо-стратегический фильм «Иван Грозный». Тогда этот фильм уже был закончен (Судьба фильма, главным образом второй серии, как и дальнейшая судьба его главного создателя Сергея Эйзенштейна, была, увы, не блестяща). Ганкин сказал: «Изя, (вот оно, «Изя») давай поедем в Минск. Там создают новую киностудию».

Фактически, студия была не новая. Она давно существовала… в Ленинграде. В 1936 г. на ней даже создали эпохальный фильм «Искатели счастья» с режиссером Корш-Саблиным. Саблиным по папе, Коршем по маме. Дед был владельцем театра Корша. Того самого. (Один мой знакомый молодой минский композитор говорил: «У меня с мамой плохо»). Т.е. Корш по маме хорошо знал еврейскую жизнь, потому ему и поручили фильм про эту жизнь сделать. Ему в помощь подкинули Исаака Дунаевского и Вениамина Зускина. Корш-Саблин заказ выполнил и… стал ба-альшим антисемитом. Наверное, музыка навеяла.

Вот он-то, Корш-Саблин с коллегами, перевозил в 1946 г. студию «Беларусьфильм» по месту своего названия, т.е., в столицу республики. Минск тогда был почти полностью разрушен. В нем после войны осталось тысяч 50 жителей. Сегодня порядка 2-х миллионов (несмотря на то, что мы уехали). Работать начали во временных помещениях, но уже разворачивалось строительство настоящего кинодома. Интересно, что первый фильм, который киностудия «Беларусьфильм» снимала в Минске, назывался «Наш дом». Режиссером его, конечно, был Корш-Саблин, а оператором… Операторов, как, впрочем, и всех остальных участников, было много. ВсехНа съёмках фильма «Константин Заслонов»киношников, приехавших к тому времени в Минск, взяли работать на киностудию и «бросили» на этот фильм. И. Пикман работал в операторской группе. Так продолжалось некоторое время. Над каждым фильмом работали всей артелью. В «Константине Заслонове», тоже в постановке Корш-Саблина операторов уже было всего несколько, а И. Пикман был почти первый.

Тем временем, Н. Хрущев поехал в Америку, увидел, что там снимают больше 100 фильмов в год, и распорядился «догнать и перегнать!» (А мы думали, что это только по надою молока). Студии стали расти, фильмов стали делать во много раз больше.

Тогда-то и сделал И. Пикман, уже опытный кинооператор, хотя и в группе, свой первый самостоятельный дебют. В документальном, точнее в документально-видовом фильме «Беловежская пуща» знаменитого в те годы режиссера, трижды лауреата сталинской премии Виктора Эйсымонта известного по фильмам «Жила-была девочка» и «Судьба барабанщика». Как это ни странно, это был практически первый большой С режиссёром Л.Голубом (первый слева)документальный фильм, выпущенный на «Беларусьфильме». Картина оказалась довольно удачной. И. Пикман-фотограф еще выпустил несколько фотоальбомов о Беловежской пуще, тоже удачных. Имя Израиля Пикмана начало греметь.

В это время и произошла его замечательная встреча со Львом Голубом, одним из классиков советского детского кино. Голуб взял И. Пикмана главным оператором на фильм «Девочка ищет отца». Затем последовал еще один фильм с Л. Голубом «Улица младшего сына». И. Пикман выходил в ряды лучших На съёмках фильма «Впереди крутой поворот». Режиссер Ричард Викторов. В роли шофера Лев Круглыйкинооператоров Советского Союза. Интересным оказалось содружество с выдающимся режиссером Ричардом Викторовым. Созданная ими кинокартина «Впереди крутой поворот» получила высокую оценку, как зрителей, так и кинокритиков. Ричарда Викторова вскоре пригласили работать в Москву, где он прославился, создав дилогию «Отроки во Вселенной» – «Москва – Кассиопея».

В 60-е годы, после прихода к власти Л. Брежнева, евреев начали потихонечку убирать из кинематографа. Особенно это коснулось студии «Беларусьфильм», где большинство режиссеров, операторов и художников были евреями. Дело дошло до того, что выискивали кинодеятелей-И. Пикман. Рабочий момент.белоруссов на других студиях и разными подачками и посулами переманивали их в Минск, заменяя евреев.

К тому времени в Минске была ещё одна студия документальных фильмов. Старого (по стажу) и опытного фотографа и кинооператора потянуло в режиссуру. И. Пикман решил, что лучше всего он может совместить старый опыт и новое увлечение именно в документальном кино, где ничего играть не надо. Надо только хорошо и художественно обыгрывать правду. И. Пикман. Рабочий момент.На дворе-то все еще стояла советская власть с ее самыми застойными годами.

Как раз тогда же И. Пикман начал интересоваться таким жанром, как «Теневая пантомима». Этот жанр существовал достаточно давно в Китае, некоторые использовали его как фрагменты в своих спектаклях и фильмах. Изя Пикман был первый, кто сделал в этом жанре целые фильмы! Первый же, снятый им в 1968 г. в технике теневой пантомимы фильм «Самоубийца» получил Гран-при «Золотая каравелла» на кинофестивале в Болгарии. Сценарий фильма написал А. Делендик, в прошлом врач-психиатр, текст читал З. Гердт. Потом последовал целый ряд фильмов этого жанра, главным образом посвященных темам экологии и здравоохранения. Почти все они получили различные призы и премии множества международных конкурсов. А сам метод получил название «Изопик», что означает «Изя Пикман». Вот так «простенько, но со вкусом» были решены все проблемы: дали название новому методу и обошли стороной Израиль.

Израиль Пикман получил международное признание. Только международное. Дома, ни в СССР, ни в Белоруссии его не признавали. Изя Пикман и все. Все присужденные ему призы торжественно поместили на полках в Госкино. Изя Пикман получил великолепные фотографии этих призов. Как бывший лучший фотограф СССР он имел все возможности оценить их фотографическое качество.

Вся эта фантасмагория напомнила мне историю другого большого кинематографиста, отца итальянского неореализма… Марка Донского. Да, да, читатель, не удивляйтесь. Великие итальянцы Феллини, Де Сикка, Де Сантис, Джерми именно его советского кинорежиссера Марка Донского считали своим мэтром и учителем. Часто наезжали к нему за советом и просто так, посидеть вместе с ним. Именно Марк Донской в 1944 г. стал первым советским кинематографистом обладателем самого престижного в мире кино приза золоченой статуэтки «Оскар» за фильм «Радуга». Но он (Донской) увидел ее (статуэтку) точно так же, как Пикман свою «Каравеллу». Только в отличие от «Каравеллы» этот «Оскар» еще до сих пор неизвестно, где находится. М. Донской вообще узнал об этой награде далеко не сразу, почти случайно.

«А как же сбор всех и вся на фестивалях, где победителям торжественно вручали торжественные призы?», можете спросить вы, удивленный читатель. Ну, зачем такой наив? Призы получали представители Госкомкино (ГКК), иногда «по случайности» представители не ГКК, а… по поручению обладателей призов, внезапно (ай, какая жалость!) занемогших до невозможности приехать на торжество.

По правде говоря, Израиль Пикман был один раз заграницей в Финляндии. Но то было во время войны. А уж после ни-ни! Даже по туристической путевке. Даже за свои деньги. Изя (даже не Израиль) Пикман был категорически невыездным. Он же был кинодокументалистом. Знал слишком много! Фильмы ездили. Много и не только на фестивали и конкурсы. Иногда просто так, показаться на тамошних экранах. Впрочем, его коллега и собрат по всем этим кинонелепостям Марк Донской тоже был невыездным. Даже в Италии, где его почитали, Марк Донской так ни разу не был.

В конце концов, Изе разрешили поехать заграницу. Только один раз. И только в один конец. Но об этом позже.

Режиссёр Израиль Пикман с защитниками Брестской крепостиЖизнь, тем не менее, шла своим чередом. Пришло время Брестской крепости. Мы узнали подробности о ней от писателя Сергея Смирнова. Огромное спасибо ему за это! Но, как сказал однажды один мой знакомый, сегодня знаменитый артист и режиссер, «это было не всей правды!»

Вся же правда состояла, прежде всего, в том, что фактически крепость не нужно было оборонять. Красная Армия ее бросила за ненужностью. Впопыхах забыв (а может, и не забыв) там комендантские, хозяйственные и музыкантские подразделения во главе с полковым комиссаром Ефимом Моисеевичем Фоминым, который даже не знал, что официально началась война. Который решил: «А вдруг это провокация своих? А вдруг испытывают оставшихся бойцов (которых в израильской армии называют «джобниками», т.е., не боевого состава) и его лично, комиссара Фомина?».

И тогда он решил защищать крепость. В ходе первых боев выяснилось, что враг настоящий. Крепость продолжали защищать. До последнего патрона. Последний патрон наступил через 7 дней. Этот последний патрон солдаты Фомина, в полном соответствии с учением Партии и лично полкового Комиссара предложили пустить себе в голову. Однако полковой комиссар Фомин, собрав всех защитников крепости, вдруг неожиданно для бойцов сказал: «Пуля на ваши головы найдется и у врага. А ваш последний патрон выпустим в головы врага. Сохраняя себе шанс остаться живыми». Что и было сделано. После чего оставшиеся в живых бойцы во главе со своим комиссаром оставили крепостные казематы и предстали перед врагом. Оборванные, голодные, с оружием, но без патронов. «Коммунисты и евреи есть?», спросил старший из врагов. «Есть», ответил кто-то из красноармейцев. Его, коммуниста и еврея в едином лице, Ефима Моисеевича Фомина, единственного и не стало. Остальные, спасенные им от последнего собственного патрона, в большинстве своем дожили (по-разному) до конца войны.

Интересно, что комиссар Фомин на много лет предвосхитил появление одной из главных боевых заповедей Армии обороны Израиля: «Если ты уже не в состоянии сражаться и не можешь покинуть поле боя, – сдавайся в плен, сохрани возможность остаться в живых». Благодаря этой заповеди израильская армия сохранила в живых десятки своих бойцов.

Впрочем, и «это не всей правды». В тот последний 7-ой день обороны крепости не все собрались по приказу Фомина. Майор Гаврилов не собрался. Он остался на месте в глубоких казематах. Как он сам потом рассказывал в частных беседах: «Я пратался, пратался, пратался и пратался». Он потерял всех своих бойцов, много недель питался комбикормом, найденным в конском навозе. Потом попал в плен, потом попал в ГУЛАГ, потом просто сидел за спекуляцию, потом где-то как-то жил. Ошеломленное правдой С. Смирнова, советское правительство решило хоть кого-нибудь из защитников Брестской крепости сделать живой легендой и… Героем Советского Союза. Выбор пал на Гаврилова…

Эту всю правду узнал режиссер-документалист Изя Пикман, приступая к съемкам серии фильмов о Брестской крепости и ее героях. Узнал и задумался. Всю жизнь его девизом было: «Если не можешь сказать правду, хотя бы не ври». Это «хотя бы не ври» он и поставил своей задачей. Фильмы получились хорошие, очень хорошие. Но высшим своим достижением Изя Пикман считал вставленную в один из фильмов (представляю, каких усилий ему это стоило) фразу полкового комиссара Ефима Моисеевича Фомина о последней пуле. (Это было фактически единственное публичное упоминание его отчества. Вспомните упомянутые в начале историйки про имена и отчества). Именно она, эта ключевая фраза сохранила жизнь многим защитникам Брестской крепости и позволила создать о них фильмы – последнюю крупную удачу Изи Пикмана.

За создание этой серии и в связи с 60-летием Израилю Пикману присвоили звание Заслуженного деятеля искусств БССР. В связи с 60-летием решили также… отправить на пенсию. Он не отправился, остался в кино. И режиссеры, и операторы, и директора картин с удовольствием работали с ним. Там, где И. Пикман, там всегда высокое качество, а вместе с ним высокая категория фильмов, премии, почет и возможность получить новую работу.

К этому времени на студии появился еще один Пикман – Павел (не создававший никаких проблем со своим именем). Тоже единственный сын у своего отца, продолжатель рода.

Когда-то, когда я еще жил в Минске и только-только окончил институт, мой отец был известным в Минске электрическим начальником. Часто, когда я, молодой инженер-электрик несколько другой специальности приходил в какую-либо организацию по делам своей работы, у меня спрашивали: «Ты сын Плакса?». Я страшно нервничал, хотел быть просто Плаксом. Был страшно рад, когда, наконец, добрался до этой ступени своей деятельности, хотя теперь понимаю, что эта ступень оказалась концом молодости.

Разговариваю с сидящим передо мной выпускником ВГИКа, но режиссерского факультета, Павлом Пикманом:

– А ты, что чувствовал ты, появившись на киностудии?

– Я это все прочувствовал еще, когда учился в институте. В мире кино все знали Изю Пикмана. Я всегда слышал: «Этот фильм ему помог сделать папа. Эту находку придумал для него папа». Так было много лет. Поэтому, когда я пришел на студию, я старался все делать самостоятельно и даже запрещал операторам показывать папе отснятый материал.

Тем не менее, один фильм И. и П. Пикманы сделали вместе. В титрах стояли две (т.е., одна) фамилии режиссеров. Фильм назывался «Эти непонятные старые люди» и рассказывал о бывших деятелях партии и комсомола и об их сегодняшних (в 80-х годах) взглядах. Работали они, как Ильф и Петров, каждый в отдельности, каждый со своими операторами и другими членами команды. Взгляды, в отличие от Ильфа и Петрова, тоже у каждого были свои. Пожилой много знающий, переживший и понимающий и молодой задиристый, критически ко всему относящийся. Ничего не поделаешь, другое поколение, а самое главное совсем другое время: перестройка, СССР дышал на ладан.

В одном из эпизодов фильма рассказывалось о первом, в смысле хронологическом, секретаре ЦК комсомола Белоруссии Николае Семёновиче Орехво. Потом по заданию партии он был подпольщиком в Белостоке, членом КПЗБ (Компартии Западной Белоруссии) сидел в польской тюрьме. Он прошел сталинские репрессии, но остался верным ленинцем. Уже после смерти Сталина нашел в доме для детей изменников родины (было таких множество) свою дочь, но ничего не знал о судьбе жены, которую тоже арестовали. Наконец, его вызвали в Органы и сказали: «Мы, к сожалению, жену вам вернуть не можем. Но восстанавливаем в рядах партии и возвращаем вам весь партийный стаж». – «Я вылетел оттуда, как на крыльях», – заключает свой рассказ бывший комсомолец.

Его хорошо понимает бывший пионер и фронтовик режиссер Пикман. Его совершенно не понимает тоже бывший пионер, молодой, к счастью не познавший войны и прочих «радостей» той жизни, режиссер Пикман. В дискуссиях, спорах и даже конфликтах вот он настоящий конфликт поколений, фильм все-таки был закончен. Дальше история повторилась. Чтобы «пропихнуть» его на экраны, добыли (по протекции) и привезли давно уже не жившего в Белоруссии Алеся Адамовича – писателя и крупного деятеля перестройки, в которой на студии еще никто не разобрался. Адамович сказал только два слова: «Хороший фильм», и фильм выпустили на экраны… Москвы. В Белоруссии этот фильм практически не показывали. Увы, жизнь продолжается. История повторяется, несмотря на смену и конфликт поколений.

И все-таки, что тебе дал отец? Чему ты у него научился?

– Он был профессионал. Большой профессионал. Его изобразительные решения были для него прерогативой. Отец в шутку называл себя «киноформалистом». «Главное, – любил он повторять, – найти интересную и неожиданную форму, а содержание само приложится». Отец всегда считал, что в творческой работе 90% пота и только 10% таланта. Он всегда скрупулезно относился к деталям. Он показывал правду жизни и умел ее показать через детали. Отец всегда относился критически к показанной кем-то подделке под правду. От него я впервые узнал, что то, что выглядит правдиво – чаще всего – инсценировка. Братья Алексеевы, папины однокурсники, во время войны снимали документальные кадры «немецкого наступления» в лагере для немецких военнопленных. Патроны у «наступающих» были холостые. Сзади и спереди «наступающих» были расположены пулеметы. Патроны у них были боевые. Знаменитый документальный кадр «комбат с пистолетом в руках ведет бойцов в атаку» снимали в Алма-Ате. Это и многое другое – я узнал от отца. Самое главное – он дал мне взгляд на жизнь. Он умел видеть.

В 1989 году Павел Пикман покинул киностудию, Минск, Советский Союз. Сразу же после этого закончилась карьера кинооператора, кинорежиссера, киносценариста, заслуженного деятеля искусств Израиля Пикмана. «Распалась связь времен?». И тогда он снова попросил разрешения на отъезд. И уехал в государство, имени которого не изменил.

Израиль Пикман умер 15 лет назад в Израиле в святом городе Иерусалиме, несколько часов не дожив до своего 75-летнего юбилея.

Оригинал kackad.com

Размещено на обновляющемся сайте 29 декабря 2014

Евреи в Крыму. Фильм Красный Сион

О переселении евреев в Крым на сайте есть и др. большой материал, опубликованный 4 года назад. Переселение калинковичских евреев в Крым в 20-х годах

Размещено на обновленном сайте 29 декабря 2014

По еврейским местам Берлина

Марина Павлова

13-авг-2009 02:12 pm

Если моя Теория относительности подтвердится, то немцы скажут, что я немец,
но если мою Теорию относительности опровергнут, то немцы объявят меня евреем.
Альберт Эйнштейн

(в 2003 году общественным мнением Германии Альберт Эйнштейн
был признан одним из десяти самых великих немцев всех времён)

Тема еврейского Берлина неисчерпаема. Даже на самое поверхностное знакомство со всеми памятными еврейскими местами в немецкой столице надо не день и не два. Когда идёшь по центру Берлина, складывается впечатление, что кусочек еврейской истории есть буквально на каждой улице: где-то стоит/стояла синагога, где-то была/есть еврейская школа, по городу разбросаны памятные таблички об известных еврейских жителях города, то здесь, то там встречаются памятники погибшим в концлагерях, названия улиц, еврейские кладбища, фонды, библиотеки, музеи, больницы, кошерные магазины и кафе… Как столица страны, осудившей своё прошлое, Берлин сейчас просто кричит о том, что Германия очень хочет протянуть руку дружбы и помощи всем евреям, что здесь они могут обрести свой новый дом.

Начать, наверное, стоило бы с самого известного еврейского мемориала в Берлине – с Мемориала памяти погибших евреев Европы, который стоит в нескольких шагах от Рейхстага и Бранденбургских ворот. Но мне почему-то хочется им закончить. А начну я, пожалуй, с другого района, того, что находится в двух шагах от моего корпуса университета, и с которого, собственно, и начиналось моё знакомство с еврейскими местами в Берлине. Это район Oranienburger Straße, тот самый, где концентрация еврейских памятных мест, пожалуй, самая высокая во всём городе. Самое известное и самое яркое место в этом районе – это Новая Синагога, считающаяся самой красивой синагогой во всей Европе.

Именно в районе Oranienburger Straße в своё время в городе было больше всего еврейских поселений. Недалеко от этих мест, чуть ближе к Александерплатц, в начале 18-го века была построена первая синагога во всём Берлине (об этом в следующий раз). На середину 19-го века пришёлся период расцвета и самоутверждения богатой еврейской общины Берлина. Именно в это время на Oranienburger Straße и решено было построить самую большую и самую богатую синагогу во всей Германии. На открытии синагоги присутствовал сам Отто фон Бисмарк. Синагога практически сразу стала главным центром еврейской общины Берлина.

Во времена Гитлера синагога, как несложно догадаться, была захвачена нацистами. Её использовали как архив полной картотеки евреев Германии. Во время войны в синагогу попала бомба. Восстановительные работы начались только в конце 80-х годов, их приурочили к 50-летию со времён “Хрустальной ночи”. В своём новом варианте синагога существует только последние 15 лет. Впрочем, это, скорее, музей, чем синагога.

Отличительная черта всех важных еврейских мест в Берлине – наличие около них специальной охраны:

Сейчас внутри здания Новой синагоги, окромя самой синагоги, размещён ещё и центр иудаики, рассказывающий о жизни евреев в довоенной Германии и об истории самой синагоги.

На фото ниже – собственно, сама Ораниенбургер Штрасе. Вдалеке виднеется Александерплатц, слева – Новая синагога, где-то в районе высотки, что видна вдалеке, ранее находилась самая первая синагога Берлина. Если пройти до самого конца улицы и взять чуть правее, то там будет корпус моего факультета, а дальше, совсем направо, начнётся Унтер-ден-Линден.

Раз уж показала Новую Синагогу, то покажу сразу и самую большую синагогу во всей Германии – синагогу на Rykestraße. Находится она совсем в другой части города и, на мой взгляд, эта синагога даже интереснее, чем Новая синагога. Строили эту синагогу в начале 20-го века как дополнение к Новой Синагоге. В отличие от последней, эта синагога практически не пострадала во время нацистских погромов и во Второй мировой войне. Если музейная часть Новой синагоги открыта всегда и для всех, то попасть в синагогу на Rykestraße несколько сложнее, ибо она действующая. Вход внутрь разрешён только несколько часов в день, и только по четвергам и воскресеньям. Меж тем, повторюсь, изнутри эта синагога впечатлила меня гораздо больше, чем Новая синагога. Ещё раз обращу ваше внимание на наличие специальной охраны около синагоги.

Я в Берлине знаю по меньшей мере пять синагог, разбросанных в самых разных точках города. И это только действующие синагоги. Впрочем, берлинская еврейская община – самая большая во всей Германии, поэтому неудивительно. Пожалуй, не очень удивляет и тот факт, что внутри синагоги русскую речь слышишь куда чаще, чем какую-либо другую: выходцы из бывшего Советского Союза составляют в общине большинство.

Вернёмся снова в район Oranienburger Straße:

Недалеко от Новой синагоги расположено несколько кошерных магазинов и кошерных кафе:

В районе Oranienburger Straße, как я уже сказала, исторически селилось очень много евреев. Не знаю, случайно это или просто совпадение, но ближайший к Берлину концлагерь – Заксенхаузен – построили как раз около города Ораниенбург. Когда идёшь по улицам этого района Берлина, буквально около каждого дома под своими ногами видишь мемориальные таблички, так называемые “камни преткновения”:

Тут жил такой-то, здесь работал такой-то, а дальше – Аушвитц, Заксенхаузен и др. концлагеря, заботливо построенные нацистами. Такими табличками испещрены буквально все улицы вокруг Oranienburger Straße. И, сдаётся мне, вбитые в мостовую таблички увековечили лишь самую малую долю берлинских евреев. Таблички эти можно увидеть не только в этом районе, они встречаются по всему Берлину. Буквально на прошлой неделе видела ещё пару таких табличек уже в районе Schönhauser Allee. За пределами Берлина мне удалось их увидеть только один раз: во время своей второй поездки в Зальцбург абсолютно случайно вдруг наткнулась на три рядом вмонтированные в мостовую таблички. Наверное, и не обратила бы внимание, если бы уже не видела десятки и десятки таких же в Берлине.

В районе Oranienburger Straße концентрация этих табличек настолько высока, что в какой-то момент возникает ощущение, что идёшь по кладбищу.

Здесь вот жила целая семья: родители и трое детей. Все пятеро погибли в Аушвитце/Освенциме. Старшему из детей на момент смерти было одиннадцать, младшему – год.

Их тут просто много-много-много, очень много. Камни преткновения, камни, о которые “спотыкается” память. Когда я фотографировала серию табличек, что на фотографии ниже, рядом стояли двое разговаривавших между собой немца. Они учтиво подвинулись, чтобы дать мне сфотографировать, и один спросил другого: “Кто отвечает за установку этих табличек? Их тут действительно много!” Другой ответил, что отвечают за это городские власти. Он живёт в этом районе, и в последнее время таких табличек стало действительно намного больше. Берлинская идея приняла массовый характер, и теперь в некоторых других городах Германии стали появляться такие же таблички. Только там они пока носят единичный характер по сравнению с Берлином, и поэтому он подозревает, что делали их по подобию берлинских, но на частные деньги.

На самом деле, эти таблички изначально были частной инициативой. Их автор – художник и скульптор Гюнтер Демниг из Кёльна. Первую такую табличку он установил нелегально на свои деньги в Берлине. Сейчас таких табличек уже более 17 тысяч в 250-ти городах Германии, Австрии, Голландии и других странах Европы. Чаще всего установку оплачивают друзья и родственники погибших, иногда, как в случае с Берлином, платит город.

Среди многочисленных еврейских социальных заведений этого района (центр иудаки, еврейская школа, центр Анны Франк, галереи еврейских художников и пр.) есть одна довольно интересная инсталляция под названием “пропавший дом” (missing house). По улице, где один за другим тянется серия домов, вдруг появляется зияющая пустота. Здесь некогда стоял дом, в котором, в том числе, жили и евреи.

Соседний дом:

На стенах двух соседних домов на всех этажах размещены таблички с именами последних жильцов “пропавшего дома”, их профессий, годов проживания в доме. Последний год – год их смерти.

Вот здесь видна табличка с фамилией Budzislawski:

А внизу под ногами снова видны памятные таблички, в том числе и Budzislawski:

В этом же районе, на площади Koppenplatz, находится памятник об изгнании евреев из Берлина. Эта инсталляция называется “покинутая комната”: стол и два стула, один из которых опрокинут, как если бы хозяева комнаты убегали из дома в спешке. Это памятник всем 55 тысячам евреев Берлина, вынужденным покинуть некогда родной им город после событий 1933 года: кто-то из них успел бежать из Германии, но бОльшая часть встретила свою смерть в концлагерях или по пути в них.

По всему периметру инсталляции идут слова о погибших евреях, некогда избравших Берлин своим домом. В моём вольном переводе с немецкого: “О, гостеприимная квартира смерти, твой хозяин, оказывается, здесь был всего лишь гостем! О, руки, выложившие порог этого дома, знали ли вы, что порог этот станет ножом между жизнью и смертью? О, дымовые трубы печей, вы своим дымом развеяли прах детей Израиля по воздуху!” Это слова немецкой писательницы Нелли Закс из её сборника произведений о Берлине “В жилищах смерти”. Обладательница Нобелевской премии по литературе сама родилась в еврейской семье в Берлине, но была одной из тех редких, кому, после прихода Гитлера к власти, удалось оттуда сбежать. Она эмигрировала в Швецию.

Двигаясь дальше, можно попасть в район Bayerisches Viertel, знаменитый тем, что на фонарных столбах улиц этого района размещены таблички с текстами фашистских законов, подробно описывающие кто подлежит уничтожению и критерии селекции. Читая тексты этого тщательно продуманного человекоубийства, невольно теряешься: как вообще до такого можно было додуматься?

Но перенесёмся всё же на Friedrichstraße. Совсем недавно около станции S-Bahn/U-Bahn Friedrichstraße поставили памятник разным детским судьбам: “поезда жизни – поезда смерти”. Что-то вроде вокзала смерти. Настоящий “вокзал смерти”, тот самый, с которого из Берлина уходили поезда в концлагеря, находится к северо-западу отсюда, недалеко от нынешнего ведомства по делам иностранцев. Это так называемый Putlitzbrücke. Но сейчас не о нём.

Композицию разделённым детским судьбам поставили на вокзале Фридрихштрассе в конце прошлого года, буквально у меня на глазах. Когда я только приехала в Берлин, её ещё там не было. Впрочем, я уже писала, что мемориальных табличек в городе становится всё больше и больше, то тут, то там с согласия и/или участия городских властей появляются всё новые памятные еврейские места.

Эта композиция – копия той, что стоит в Лондоне около вокзала Liverpool Street. Поставили её в память о разных детских судьбах. С одной стороны композиции изображены счастливые дети, одни из тех 10 тысяч еврейских детей, которым удалось покинуть нацистскую Германию на поездах, уезжающих в сторону Великобритании, когда это ещё было можно, …

… с другой – дети, так никогда и не ставшие взрослыми: те дети, которые остались тогда в Берлине: потом они могли уехать из города уже только в концлагеря.

На девочке отчётливо видна пришитая на куртке звезда Давида с надписью “Jude”. Кто регулярно приносит сюда свежие цветы, не знаю. Смысл имеет даже цвет фигур: фигуры погибших в концлагерях детей, по задумке автора, должны были быть выполнены в той же цветовой гамме, что и Мемориал памяти погибших евреев в Европе, стоящий в центре Берлина.

Этот памятник поставлен на частные деньги спонсоров из Израиля, России и США:

Впрочем, в Берлине, разумеется, есть не только памятные еврейские места, но есть и нынешняя жизнь еврейской общины. Это синагоги, школы, библиотеки, фонды и т.п. В районе Hausvogteiplatz, например, находятся например центральные офисы еврейских газет и издательств:

Вообще, этот район Берлина, район вокруг Hausvogteiplatz, всегда считался площадью европейской моды. С модой, заданной дизайнерами этого района, зачастую не могли соперничать даже модельеры Парижа. Все дома на этой площади принадлежали еврейским банкирам и дизайнерам. С приходом Гитлера к власти все дома, швейные ателье и другие помещения были конфискованы у евреев и переданы во владение “истинным арийцам”. С тех пор Hausvogteiplatz перестал быть законодателем европейской моды, и всё, что осталось нынче – это лишь память о тех временах.

Сейчас в память о Hausvogteiplatz как об еврейской площади европейской моды здесь установлена мемориальная зеркальная пирамида, каждая грань которой обращает взор смотрящего на неё в сторону домов, ранее принадлежавших еврейским семьям:

Имена еврейских модельеров и банкиров этого района запечатлены на ступеньках лестницы, ведущей из метро:

Ещё немного перенесёмся в пространстве. На этот раз в район Potsdamer Platz. Здесь, прямо напротив наших знаменитых ультрасовременных высоток и района Sony-Center с Леголэндом, находятся не только остатки берлинской стены, но ещё и так называемый Mossepalais, установленный на месте, где некогда жил еврейский издатель Рудольф Моссе. Его типография была одной из самых крупных и самых известных во всём Берлине. В частности, на ней печаталась популярная в те времена газета “Berliner Tagesblatt” (“берлинский ежедневник”). Несколькими фотографиями выше вы видели издательство “Mosse”, названное в его честь и продолжающее его дело. Сейчас в здании Mossepalais, кроме прочего, находится представительство американско-еврейского комитета, самое крупное на территории всей Европы.

Ещё один скачок в пространстве. На этот раз в район Kurfürstendamm и Zoologischer Garten. Здесь, чуть в глубине от шумных магазинных улиц – Елисейских полей Берлина, на Fasanenestraße, находится Культурный центр еврейской общины. Некогда здесь стояла синагога в романо-византийском стиле. Как и многое другое, она была разрушена нацистами. Сейчас о существовании синагоги в этом месте напоминает только небольшой портал. Он украшает новое здание Культурного центра еврейской общины. Прямо перед входом стоит чёрный монумент, символизирующий разрушенную Тору. Внутри, кроме прочего, находится крупнейшая библиотека еврейских книг и текстов во всей Европе. При центре работает кошерный ресторан, кстати, неплохой.

Рядом со входом в центр на стеле изображена карта Европы с указанием размещённых нацистами концентрационных лагерей в разных странах. Стела со списком самых страшных концентрационных лагерей Европы стоит ещё в одном месте недалеко отсюда – на Wittenbergplatz, в двух шагах от самого шикарного торгового центра всего Берлина – KaDeWe, владельцем-основателем которого, кстати, тоже был берлинский еврей.

Наконец, последнее на сегодня памятное место. Наряду с Мемориалом памяти погибших евреев Европы и Новой синагогой, это, пожалуй, одно из самых известных и самых посещаемых еврейских памятных мест во всём Берлине. Еврейский музей – гениальное архитектурное творение Даниэля Либескинда, известного вам всем как реализатор идеи монумента памяти погибших 11-го сентября 2001 года – Ground Zero, что в Нью-Йорке. Собственно, именно благодаря своим берлинским постройкам, в первую очередь благодаря Еврейскому музею, Либескинд и прославился на весь мир. А Ground zero был уже потом.

Фотография ниже – единственная из всех в этом посте, которую мне пришлось украсть из интернета. Это вид сверху на Еврейский музей, спроектированный Либескиндом. Сам Либескинд объяснял такую форму расположением памятных еврейских мест в Берлине: если соединить их линиями на карте, то получится вот такая вот кривая. Архитектурная задумка Либескинда мне так и осталась не ясна до конца: кто-то видит в этой форме молнию, ударившую по европейским евреям во времена нацизма, кто-то – разорванную звезду Давида, другие – поверженный знак нацистов. Из всех описаний, которые я когда-либо слышала, больше всего мне понравились слова какого-то немецкого политика: “Еврейский музей – это шрам на сердце Берлина”.

Из тех двух зданий, что вы видели на фото выше, входом/выходом в музей является классическое жёлтое здание, стоящее справа. Одной из задумок главного здания музея было как раз то, что, когда обходишь его весь вокруг, не очень понятно, как туда вообще можно попасть. Попасть можно только через соседнее здание, перейдя из него по подземному переходу внутрь этой самой большой молнии.

Вход:

Кусочек “главного” здания самого музея. Если присмотреться внимательнее, то можно снова увидеть характерную для еврейских мест Берлина охрану. Не видела пока в Берлине ни одного крупного заведения еврейской тематики, где бы не стояла такая вот охрана.

Здание сверху представляет из себя большую трещину, все стены здания тоже испещрены трещинами:

Мостовая вокруг музея оформлена должным образом:

Рассказывать о тематике музея, пожалуй, не буду. Это действительно очень долго, да и сам музей очень символичен. Только под один этот музей вполне себе можно было выделить минимум пост. Может быть, когда-нибудь дойду до этого. Но просто, если честно, из всего перечисленного здесь столько всяких мест, о которых очень хотелось бы рассказать подробнее (одна только синагога на Rykestraße чего стоит!), что не очень понятно, почему своё внимание я должна акцентировать именно на Еврейском музее.

Остановлюсь, пожалуй, только на двух очень запомнившихся вещах. Первое – это так называемый “сад изгнания”. На фотографии ниже он виден в виде стел разной высоты, выполненных немного под углом, с деревьями наверху. На самом деле, вид снаружи на этот самый сад вам ни о чём не скажет. Туда надо в обязательном порядке попасть внутрь (вход через музей).

Идея “сада изгнания” в том, чтобы дать вам почувствовать себя евреями, которых лишили дома и надежды на будущее. Попадаешь туда из подвального помещения музея. Ощущение от нахождения там действительно немного странное. Основание сада сделано под небольшим углом и находится ниже уровня земли, а бетонные колонны наклонены. Поэтому, когда находишься в самом саду, чувствуешь лёгкое головокружение и полную дезориентацию при передвижении. Хочется, как можно скорее, оттуда сбежать. Внутри бетонных столбов, что вокруг, растут деревья, ветви которых закрывают над тобой небо. Создаётся феерическое ощущение паники и отсутствия выхода.

И ещё кое о чём в музее расскажу, пожалуй. Сразу после захода внутрь музея попадаешь на нижний этаж, представляющий из себя так называемые “три оси” – три жизненных пути евреев. Одна ось – это ось изгнания, ведущая как раз к саду изгнания, о котором я написала выше.

Другая ось – ось смерти, заканчивающаяся башней холокоста. Тебя впускают внутрь этой башни, закрывают за тобой дверь, и ты остаёшься один в полной темноте в очень неуютном холодном и полусыром помещении. Внутри почти полная звуковая изоляция, слышны лишь очень отдалённые звуки другой жизни где-то вдали, а сверху над тобой виднеется одна единственная тоненькая-тоненькая полоска света, которая находится где-то очень-очень высоко и абсолютно недосягаема.

Наконец, третья ось – ось преемственности еврейских традиций. Она проходит через весь нижний этаж и по высокой лестнице выводит тебя наверх к основной экспозиции музея. В музее реально можно провести весь день, а то и больше. Особенно с аудиогидом.

Ещё одна запоминающаяся вещь в музее – композиция “Шалехет” (“листопад”). Внутри музея есть районы так называемых “пустот”, самая большая из которых – “пустота памяти” – композиция, созданная в память жертв Катастрофы. Это огромное поле, усыпанное вырезанными из металла кричащими от боли лицами. Их невероятно много, и ими усыпан весь пол. Причём задумка композиции такова, что по этим самым металлическим лицам обязательно надо походить. Тогда будет слышен звон-плач этих самых металлических лиц.

Просто один из экспонатов в музее:

В одном из залов музея висят таблички всех еврейских названий, которыми некогда пестрил Берлин:

Впрочем, за еврейскими названиями улиц в Берлине сейчас уже совсем не обязательно ходить в Еврейский музей. В самом сердце города полно улиц, так или иначе напоминающих о евреях и Израиле. Еврейская улица – недалеко от Александерплатц, …

Иерусалимская улица – в районе Hausvogteiplatz, …

В самом центре, в двух шагах от Рейхстага и ультрасовременного Потсдамерплатц находятся улицы, названные в честь знаменитые израильских деятелей:

На сегодня, пожалуй, всё. Тема еврейского Берлина действительно неисчерпаема, и очень хотелось бы написать обо всех этих местах подробнее, но, увы, пока не получается. Я уже не говорю о том, как сложно из многочисленных увиденных еврейских памятных мест в Берлине выбрать лишь те немногие для рассказа. Многое, к сожалению, так и останется непоказанным. Да и вообще о Берлине, пожалуй, писать намного сложнее, чем о каком-либо другом городе. И чем дольше живёшь здесь, тем всё сложнее и сложнее…

Впрочем, всё-таки сделаю ещё часть №2…

Посты из этой серии:
по еврейским местам Берлина: часть вторая – о смерти
концентрационный лагерь Заксенхаузен: дабы история не повторилась

Оригинал здесь

Добавлено 27 декабря 2014

ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ЗА РУССКИЙ ЯЗЫК В УКРАИНЕ

аТатар

Валерия Айдина, режиссер и художественный руководитель еврейского театра “Шпиль” специально для belisrael.info

Как уже всему миру известно, Украина является центром внимания российских СМИ, в которых работают самые настоящие штатные сказочники. Первые страшилки украинцы воспринимали с изумлением, а сейчас уже просто потешаются, и даже с удовольствием подтверждают выдуманные российскими журналистами образы господ-рабовладельцев и карателей русскоязычных сепаратистов.

Несколько последних тем российских СМИ:
1. Каждому карателю, участвующему в АТО (анти-террористическая операция) украинское правительство выдает сертификат на право владения участком земли и двумя русскоязычными рабами.
2. Украинские националисты распяли русскоязычного младенца на доске объявлений.
3. Украинские националисты изнасиловали прямо в маршрутке русскоязычную старушку на глазах у пассажиров.
4. Украинской нацгвардии поставляют напиток из крови русскоязычных детей, для того чтобы согреться…
5. В украинских школах учителя учат детей убивать снегирей, потому что они имеют красный (российский) цвет, и относиться с любовью к синичкам за их желто-голубой.
6. Русскоязычная женщина из луганской области говорит, что ее корова плакала, спасаясь от карателей. (Корова тоже русскоязычная, и спасалась от изнасилования, наверное)
Все это является отменной почвой для всплесков остроумия украинских граждан, которые с нетерпением ждут новых глупостей российского телевидения и прессы. Встречаясь в лентах комментариев с российскими гражданами украинские юмористы отвечают примерно так:
Один из примеров (не моё)
“Как проходит мой обычный день в оккупированной киевской хунтой Украине? Встану рано утром, уничтожу десяток -другой снегирей, покормлю салом синичек, двум своим рабам брошу глодать кости русскоязычных младенцев, пойду на площадь, посмотрю висит ли еще на доске объявлений распятый мальчик, согрею нацгвардию кровью русских младенцев, чтоб были у них силы насиловать пенсионерок, прослежу за тем, чтобы корова продолжала плакать, вечером заставлю рабов пахать мой клапоть земли.”

Смех смехом, но… самое парадоксальное, что многие граждане РФ и это принимают всерьёз. Ну… не сложилось с чувством юмора, так же как и со способностью мыслить логически. Поэтому и возымел успех созданный российскими СМИ собирательный образ страшных кровожадных “правосеков” (Правый Сектор, возглавляемый Дмитрием Ярошем и защищающий Украину на ее восточных землях). Мы уже всерьёз начали переживать за спокойствие и душевное здоровье мирной части российских граждан, не отходящих от экранов и мониторов, заполненных все множащимися выпусками об убиенных за русский язык. И потому решили с оператором поехать в главный штаб Правого Сектора и устроить облаву на “правосеков”, чтобы снять видео о том, что с нами сделали за русский язык, и не в восточной Украине, а в самом их “логове”. Поймали мы не кого-нибудь, а самого Борислава Березу, депутата Верховной Рады от Правого Сектора, правую руку Дмитрия Яроша и заговорили на русском. Видео благополучно разместили в YouTube, следовательно, живы.

 

 

 

 

 

 

К 70-летию Победы. Голод Меер и Моисей Мордуховичи

Присылайте имеющиеся в семье, или обнаруженные в архивах, на тематических сайтах, материалы о родственниках и их награждении. Если кто знает, указывайте также на каких фронтах служили. К 9-му мая 2015 планируется составить список всех калинковичан-евреев, принимавших участие во 2-й Мировой войне, который будет опубликован на нашем сайте. 

Геннадий Штаркер из Калинкович, ныне проживающий в Германии, нашел следующее:

Голод Меер Мордухович 1913г.р.

Звание: ефрейтор
в РККА с 06.1941 года Место призыва: Калинковичский РВК, Белорусская ССР, Полесская обл., Калинковичский р-н

№ записи: 40098891
Медаль «За боевые заслуги» 

Подвиг:

 

Голод Моисей Мордухович 1909г.р.

Звание: сержант
в РККА с 15.01.1942 года Место призыва: Дергачевский РВК, Саратовская обл., Дергачевский р-н

Подвиг:

Голод Моисей Мордухович 1909г.р.

Звание: сержант
в РККА с 15.01.1942 года Место призыва: Дергачевский РВК, Саратовская обл., Дергачевский р-н

Подвиг:

 

Голод Моисей Мордухович 1909г.р.

Украина. “БРАТ ЗА БРАТА”

аТатар

ВАЛЕРИЯ  АЙДИНА, специально для belisrael.info

В свете, а точнее тьме последних событий, связанных с действиями Российской Федерации в отношении Украины, которые ошеломляют весь цивилизованный мир, Украина ищет пути защиты крымскотатарского народа. Это наша святая обязанность перед нашими гражданами, которых насильственно отделили от нас. Как известно, татары оказались истинными патриотами Украины, в большей степени даже, чем некоторые проживающие в Крыму этнические украинцы, и тем более чем этнические русские, которые с восторгом скандировали “Рассея!”, а их российские соплеменники вторили с наслаждением “крымнаш!”. И потому, после аннексии Крыма, именно татары оказались в опале у продажных пророссийских властей Крыма и их опричников. Запреты татарских мирных собраний, разгон ежегодного мемориального митинга, посвященного исторической памяти крымских татар, запрет национальной литературы и флагов, попытка упразднить Меджлис, которая свелась если не к полному его уничтожению, то к лишению каких-либо прав законотворчества, что уже лишает его самой сути как законодательного органа крымскотатарского народа, а также преследование граждан татарской национальности, регулярные обыски в их домах и даже мечетях, пропадающие без вести татарские гражданские активисты, – тела только 21 из них найдены мертвыми, – и все за непродолжительный период господства Российской Федерации в Крыму. Это безусловные кощунственные нарушения прав человека, немыслимые в цивилизованном мире ХХІ века, но совершаемые Российской Федерацией, вторгшейся со своим средневековым сознанием на территорию дружелюбной многонациональной Украины.
Кроме всего выше перечисленного, хочу отметить, что крымские татары – единственный народ на территории Крыма, которому эти земли принадлежат по историческому праву и которому просто некуда уйти даже если бы хотели, ибо это их историческая родина.

IMG_0004

IMG_0003
Лидерам крымскотатарского народа Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову запрещен въезд на территорию их родины. И еще многие патриоты и активисты вынуждены были уехать на материковую Украину, спасая свою жизнь. Это все было сделано, чтобы обезглавить татарскую оппозицию. Но, здесь они заняли достойные места в новом Парламенте и правительственных органах, что только в очередной раз подтверждает братские отношения татар и украинцев и цивилизованность украинского общества.
В понедельник 22 декабря в Киеве состоялась конференция “Украинский путь в обеспечении прав крымскотатарского народа как коренного народа Украины”. В конференции приняли участие Мустафа Джемилев, Рефат Чубаров, Али Озенбаш, Арсен Жумадилов, Валерия Лутковская, народные депутаты Украины, а также уполномоченный представитель Европейского суда по правам человека Наталья Севастьянова и представитель президента Украины Наталья Попович.

IMG_0006

IMG_0007

татарКонф

Целью конференции было – разработать правовой план защиты крымскотатарского народа в условиях российской оккупации.

В ходе конференции были выявлены ошибки прошлой украинской власти, которые поспособствовали развитию нынешнего негативного сценария, разработанного Российской Федерацией. А именно, за 23 года документально не был закреплен статус коренного народа за крымскими татарами. В случае, если бы это было сделано своевременно, татары имели бы приоритет, как коренной народ, на референдуме, который организовала Российская Федерация. Если вообще считать этот самопровозглашенный референдум правовым актом. И этот приоритет, в соответствии Декларацией ООН о правах человека, имел бы решающее значение в вопросе о принадлежности Крыма. Хотя, конечно, средневековые государства не обращают внимания на европейские законы. Но в таком случае, они дают весомый материал для Европейского суда.
Так же, в соответствии со статьей 30 той же Декларации ООН (о военных действиях на территории коренного народа), любое военное присутствие другой державы может осуществляться только по просьбе самого коренного народа и с указанными ним целями, то есть, если он попросил защиты.
Но, как мы знаем, якобы попросившие защиты этнические русские крымчане, не являются коренным народом Крыма, что не давало им права на такие просьбы , а Российской Федерации на введение войск. А голос крымскотатарского народа Российская Федерация проигнорировала сознательно, воспользовавшись упущением украинской власти в правовом поле.
Результатом конференции был набросок законопроекта о статусе коренного народа крымских татар, который должен быть доработан специальной Рабочей комиссией, созданной для этой цели. Так же были принято решение об обращении в Европейский суд после утверждения этого закона.
В заключение хочу сказать, что эти драматические события, организованные Российской Федерацией, не только выявили ошибки украинской власти, но показали настоящих патриотов Украины в лице крымских татар и еще больше объединили татар и украинцев. И в знак солидарности и единства наших народов мне захотелось объединить в одном лице вышиванку, менору и татарскую феску.

Коротко об авторе: Валерия Айдина – режиссер, член Национального Союза театральных деятелей Украины, художественный руководитель Киевского еврейского театра “Шпиль”

Духовные войны

Нелли Вернер

Ашер-Йосеф Черкасский, иудей, старший сержант полка МВД особого назначения «Днепр-1»

У Ашера-Йосефа, как и положено ортодоксу, есть длинная борода и футболка «жидобандеровец». Уроженец Феодосии, он успел пожить попеременно и в Крыму, и в Днепропетровске, где учились в религиозной школе двое из троих его детей. Последнее решение о переезде принял после аннексии Крыма – не мог жить на оккупированной территории.

«Когда мы узнали, что русские войска уже готовы переходить границу, мама нас сама отправила. Так и сказала: «Ребята, езжайте!» Мы очень сильно переживали, и поехали сюда, к детям. Наша семья соединилась, и можно было спокойно уехать в Израиль. Но бежать стыдно – мы решили остаться здесь. И когда я узнал, что есть возможность пойти в добровольческий батальон, я это сделал. Это гражданский долг и долг любого мужчины, который действительно является мужчиной – защитить свою семью и своих детей», – говорит Ашер. Он записался в батальон, а теперь уже полк «Днепр-1» еще на стадии его формирования. Пару месяцев служил добровольцем, а официально был зачислен в штат в августе.

В то время, как в Израиле большинство ортодоксальных евреев «косит» от армии, их украинский единоверец боронит свою страну с оружием в руках. Говорит, что религия не запрещает ему защищаться, и приводит пример из Торы: даже когда евреи вернулись после вавилонского пленения и начали восстанавливать Иерусалим, они одновременно строили и защищали город.

– Наоборот, необходимо это делать. Если ты знаешь, что кто-то тебя собирается убить, ты обязательно должен защищаться. В иудаизме есть такое понятие, как “мера за меру” («мида кенегед мида» – ивр., один из законов Высшей Справедливости в Талмуде). Его правильное толкование таково: необходимо применять адекватные меры, в том числе и защиты. Если на тебя готовится нападение, ты должен напасть первым.

Ашер быстро стал известен благодаря телевидению. После нескольких его интервью матери в Крыму звонили неизвестные с угрозами: «Людьми этих тварей не назовешь», – злится боец.

На армейские условия он не жалуется. Религия позволяет иудею даже не соблюдать шабат, если он исполняет приказы командиров во время войны. Хотя Ашер старается придерживаться традиции по возможности. «Мне ребята передали и кошерные вино для кидуша, и свечи. У меня есть с собой и сидур – это молитвенник, и кфилин, и талиты – в этом отношении я укомплектован», – говорит боец.

Для прочтения всего материала, кликнуть на текст.

Добавлено на сайт 22 декабря. 

Дело Гонгадзе. Тест на правду.

14 декабря 2014, 23:04

Дело Гонгадзе хотят окончательно похоронить, а судебное заседание засекретить

Убийство журналиста остается нераскрытым уже 14 лет.

19 декабря 2014, 20:05

Кучма откупился от дела Гонгадзе за 1 миллиард гривен

Генпрокуратура имела доказательства причастности Кучмы к убийству Георгия Гонгадзе, заявил в эфире программы “Право на власть” экс-заместитель геппрокурора Украины Ренат Кузьмин. Режим Януковича остановил следователей уже тогда, когда они готовы были передать дело в суд, заверил он. 

20 декабря, 21:29

Сегодня появился реальный шанс найти заказчика по делу Гонгадзе

Прошло 14 лет после резонансного убийства журналиста Георгия Гонгадзе, однако пока наказаны только непосредственных исполнителей этого преступления. Сегодня появился реальный шанс найти еще и заказчиков. И от результатов этого расследования зависит, будут ли наказаны те, кто расстреливал Майдан.

20 декабря, 21:41

Показы Пукача во время нового судебного заседания скрыли от СМИ

Алексея Пукача, осужденного за убийство Георгия Гонгадзе, уже 5 лет держат в изоляторе СБУ. И это единственное безопасное для него место, ведь все эти годы он повторяет имена заказчиков этого убийства, которые следствие принципиально не хочет слышать.

20 декабря, 21:54

Гонгадзе – не единственная жертва режима Кучмы

Сергей Одарич, Александр Ельяшкевич и Алексей Подольский вспоминают времена репрессий, угроз и попыток убийства тех, кто критиковал власть в конце 90-х годов.

20 декабря, 21:58

Владимир Литвин советовал «шефу» отдать Гонгадзе чеченцам

Информация о злодеяниях режима против журналиста навечно должна была остаться в тайне, но кое-кто разрушил планы власти. Николай Мельниченко с 1998 года тайно записывает разговоры в кабинете Кучмы. На конспиративной квартиры Мельниченко сливает записи на компьютер и с помощником расшифровывает их. Они выводят из тени страшные тайны и вещи.

20 декабря, 22:06

 

Пискун и Марчук рассказали о противодействии следствию по делу Гонгадзе

В течение всего расследования дела об убийстве Георгия Гонгадзе следствие постоянно запутывали, толкали на ложный след, уничтожали доказательства, а также платили преемникам Кучмы за противодействие поиска заказчиков.

20 декабря, 22:15

Во время «кассетного скандала» работал штаб по отбеливанию имени Кучмы

Как Леонид Кучма покупал благосклонность Верховной Рады, Генеральной прокуратуры и СМИ и спасал собственную репутацию в Украине и за рубежом.