Monthly Archives: May 2013

Ко Дню Победы. Воспоминания Б.М. Брегмана

Здравствуй, Арон!

Вчера провели в 1-й школе презентацию книги воспоминаний калинковичан – участников войн и локальных конфликтов 20 века. Там 16 отдельных очерков – русско-японская война, гражданская, Великая Отечественная, Куба, Афганистан, Ангола. В их числе воспоминания Д.Г.Сергиевича и моего бывшего учителя Б.М.Брегмана. В 1969 году из наших Калинковичей в военные училища поступили только три человека, в том числе я и его младший сын Лёня (сейчас подполковник в отставке, живет в Минске). Прилагаю воспоминания Бориса Матвеевича, фото обложки книги (утро 14 января 1944 года, район нынешней улицы Гагарина), его фото (на одном с сыном, моим другом Лёней). Желаю доброго здоровья и успехов в делах. Владимир.
9 мая 2013
От себя добавлю, что Бориса Матвеевича хорошо знаю с начальных классов, и особо с того времени, как перешел во 2-ю школу в 9-й класс, где он преподавал физкультуру. Впоследствии в течение немалого количества лет вместе работали в области физкультуры и спорта, только в разных структурах.

 

Танки шли впереди.

Борис Матвеевич Брегман (1921-2008), калинковичанин, ветеран войны. Много лет, до выхода на пенсию работал преподавателем в калинковичской средней школе №2. Был награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны 1-й степени, многими боевыми и трудовыми медалями. Умер и похоронен в Калинковичах.

Я прожил всю жизнь в Калинковичах, на улице Советской. Раньше она называлась Почтовая, а в Советскую ее переименовали года через два после моего рождения. Недавно по просьбе работников нашего краеведческого музея я рассказал им о довоенном городе и показывал места, где стояли не сохранившиеся до наших дней здания. Как же все неузнаваемо изменилось с тех пор, город стал совсем другим, большим и красивым. Помню как в детстве наша речка, которая сейчас едва заметный ручеек в центре города, разлилась при весеннем половодье и снесла деревянный мостик. Мы, ребятня, сделали из плавающих вокруг бревен и досок большой плот и переправляли на нем всех желающих с одного берега на другой. За перевозку  пеших брали по пять копеек, а если телега с конем, то по десять, неплохо заработали.

Военную форму я впервые одел в двенадцатилетнем возрасте. Тогда к нам в школу (этот домик и сейчас стоит по улице Пионерской) пришел какой-то командир из расположенного в нашем военном городке 109-го стрелкового полка, и сказал, что они набирают воспитанников в музыкальную команду. Конечно, вызвались все, но он отобрал только несколько человек, которые уже умели играть на разных музыкальных инструментах. Мне очень повезло, я был в их числе, т.к. старший брат до этого немного научил играть на трубе. Нас в музыкальной команде было человек пятнадцать местных ребят, половина калинковичские, остальные из окрестных деревень. После войны я уже никого из них не встретил. Мы продолжали заниматься в своей школе, нас поставили на котловое довольствие в части и пошили военную форму. Моя семья была большая, жили бедно, и это было большим подспорьем. Учебу по музыкальной части с нами проводили в красивом и большом Доме офицеров (это здание и сейчас стоит в бывшем военном городке). Занимались и строевой подготовкой, и даже принимали участие в учебных стрельбах. Главной нашей работой было музыкальное сопровождение разных смотров и парадов, а также спортивных праздников, которые тогда проводились в Калинковичах и в военном городке почти каждые выходные. Одновременно увлекался спортом, особенно футболом, в 16 лет был включен в состав нашей городской команды «Локомотив». Выступал также и за футбольную команду 109-го полка, которая постоянно брала призовые места на соревнованиях спортивных команд дивизии в Мозыре. Мы, школьники, очень гордились своей службой и военной формой, а все калинковичские ребята нам завидовали. Уже как-то в наши дни, когда нас, ветеранов, собрали для какого-то мероприятия, мне об этом напомнил в разговоре Николай Киселюк, который до войны тоже участвовал в спортивных соревнованиях в военном городке, был хорошим спортсменом.

Я уже заканчивал школу, когда весной 1939 года пришел приказ отправить наш 109-й стрелковый полк на Дальний Восток, где тогда шли бои с японцами. Нас, как не принявшую еще присягу молодежь оставили дома. Но я твердо решил стать военным и в этом же году поступил в Киевское танко-техническое училище. Оно готовило танковых техников на старые танки БТ и новые танки Т-34. Но закончить его помешала война. Дней за десять до ее начала нас отправили в войска на стажировку, я с несколькими курсантами моей роты попал в часть, которая стояла в Прибалтике.

Не успели освоиться на новом месте – война! Это были страшные, тяжелые лето и осень. Немцы пожгли самолетами нашу технику, мы отступали пехотной колонной, с боями к Ленинграду. Выдали нам, курсантам, по винтовке, а патроны и гранаты сами по ходу брали с убитых. Пригодилась мне пехотная наука, что дали в 109-м полку, так и дошел с этой винтовочкой до станции Дно под Ленинградом. Там в одном из боев был ранен и на некоторое время попал в ленинградский госпиталь. Оттуда меня, как танкиста, отправили в создававшуюся тогда 152-ю отдельную танковую бригаду. Мы получили на большом ленинградском заводе, кажется, имени Жданова, новые танки Т-34. На таком я и прошел всю войну. Это был отличный танк. Нас в экипаже было четверо: командир и заряжающий в башне, стрелок-радист и я, механик-водитель ниже, в боевом отсеке. Это было совсем не то, что на машине ездить. Дизель в 500 «лошадей» ревет, не всегда и команду расслышишь, тогда командир сверху в плечо ногой толкал, подавая условленный сигнал. В 1942-м немцы своими пушками не могли еще пробить нашу лобовую броню, разве только зенитки на прямую наводку ставили, но вот башню могло заклинить, гусеничные траки часто перешибало, и тогда работы хватало.

Командиром бригады был полковник Пинчук из Белоруссии, потом его сменил другой земляк, молодой, но тоже уже полковник, Охотский Арон Захарович. Сильные бои были в начале 1943 года, нам довелось участвовать в прорыве блокады Ленинграда. Затем нас отвели на пополнение техникой и людьми, после чего отправили в Карелию. Летом следующего года наша бригада сражалась против финнов, освобождала Выборг. Они сопротивлялись отчаянно, оборону соорудили сильную, и когда мы после мощной артиллерийской подготовки пошли вперед, сожгли и подбили за один день у нас, как говорили потом, десять или больше танков. Нашему тоже попало, были вмятины на башне, но живы остались. Как они не бились финны за Выборг, мы его взяли и дальше пошли. Потом бои прекратились и вскоре объявили, что Финляндия капитулировала. Сколько было радости тогда, больше только было 9 мая на День Победы.

Нас перебросили под Нарву, и там тоже были сильные бои, мы постепенно выбивали немцев из Эстонии. А под Новый год погрузили наши танки в эшелоны и отправили на юг, в состав войск 1-го Украинского фронта маршала И.Конева. Тут нашей бригаде довелось освобождать людей их фашистского лагеря смерти Освенцима в Силезии, но я до него немного не дошел. 25-го января 1945 года немцы из засады подбили наш танк, я был ранен и потерял сознание, но ребята вытащили, спасли, перевязали. Отправили в медсанбат, там врачи быстро сделали операцию на шее и правой руке, остальное довершили здоровье и молодость. Хоть ранение было тяжелое, обошлось без инвалидности. Дня через два, когда я уже в себя пришел, привозят еще знакомых ребят, обожженных и перераненных. Рассказали, что убит наш комбриг Ковалевский (он сменил Охотского, которого отправили на повышение). Это был храбрый и справедливый офицер, мы его очень любили. Про него говорили, что еще в 1941-м он со своим танковым взводом сжег 14 немецких танков, за что орден получил. Он и Героем Советского Союза стал, но уже посмертно. Лет тридцать назад был я на западной Украине в санатории, и во Львове на военном мемориале увидел его могилу, там это было написано.

Меня подлечили и месяца через три обратно в свою бригаду отправили. Победу мы встретили в австрийском городе Сен-Пельтен, почти на самой границе с Италией. В октябре 1945 года демобилизовался в звании старшины и вернулся в родные Калинковичи. Город был наполовину разрушенный и пустой. Кого не спросишь про одноклассников,  друзей и сверстников – погиб, погиб… Память об этих людях и о нашей Победе в Великой Отечественной войне священна.

2007 г., Калинковичи.

1. Брегман 1945 1. Брегман и сын

(К сожалению фото обложки книги по техническим причинам не получается разместить)

Опубликовано 10 мая 2013