Monthly Archives: June 2011

Вольф Рубінчык. На яўрэйскiя тэмы

 

Добры дзень! Падрыхтаваў для Вас электронную версію сваёй кніжкі, дасылаю. Вырашыў дапісаць у тэксце пра Міхоэлса: “У 1930-х ён здымаўся ў фільме «Вяртанне Нейтана Бекера» вытворчасці «Белдзяржкіно», выступаў кансультантам аднаго з найвядомейшых беларускіх фільмаў «Шукальнікі шчасця»…” Яшчэ адзін аргумент, каб прызнаць Міхоэлса важным для Беларусі дзеячам культуры.

З павагай, Вольф Рубінчык.

Мінск, 17.06.2011.

На яўрэйскiя тэмы


Iншыя, раней апублiкаваныя матэрыялы аўтара знаходзяцца тутака: Артыкулы пра шахматы у Беларусi

Сярод iх таксама iнтэрв’ю з “Нашай Нiвы” ад 30 лiстапада 2007

Люфт-мэнч Вольф Рубiнчык

Трэба дадать тое, што пiша аўтар у сваiм апошнiм пiсьме. “Дарэчы, не думаю, што тое інтэрв’ю 2007 г. камусьці ў 2011 г. надта цікавае. Паўжартам назваў сябе “чалавекам паветра”, бо к таму часу пару гадоў не меў пастаяннай працы. Цяпер, калі працую на пошце, больш упэўнена хаджу па зямлі”

19 чэрвеня 2011 г.


Добры дзень!

Магчыма, гэта будзе Вам цікава:

ВАНДРОЎКА Ў ПОШУКАХ ІДЫШ Ліп. 6, 2011

“Наша Ніва” на сваім сайце размясціла падобную інфармацыю.


З павагай,

Вольф Рубінчык.

Мінск, 10 ліпеня 2011 г.  14:31:59

P.S.

Спасылка на матэрыял з ЖЖ Марыйкі Мартысевіч не была вартая публічнай падзякі – ці мала ў І-нэце цікавостак? Проста адным з удзельнікаў той вандроўкі “па яўрэйскіх мясцінах” мусіць быць мой добры сябар Аляксандар Астравух, таму навіна і прыцягнула маю ўвагу. Што ж, дзякуй, што паведамілі на сваім сайце пра планы Астравуха, Бергер & Жбанава. Можа, з гэтага вырасце штосьці больш сур’ёзнае.

З павагай, В.Р.  10 ліпеня 2011 г. 21:21:42

На ізраільскія тэмы
Надрукавана на сайце 30
жніўня 2011

У артыкуле “Пірагі пякуць шаўцы…” з кніжкі “На ізраільскія тэмы”, аўтар крытычна ацэньвае наступны тэкст, якi змешчаны нiжэй. У прынцыпе, чытачам было б карысна ведаць, з чым вядзецца палеміка.

Г. Левіна ВЫХАДЦЫ З БЕЛАРУСІ Ў ІЗРАІЛІ

Зараз у Ізраілі пражывае больш за 100000 выхадцаў з Беларусі. Месцамі іх кампактнага пражывання з’яўляюцца Тэль-Авіў, Ашдод, Натанья, Герцлі, Бэр-Шэва.

Ля вытокаў стварэння, станаўлення і развіцця Дзяржавы Ізраіль стаялі многія выхадцы з Беларусі. Народжаныя ў розны час і ў розных яе кутках, яны прымалі непасрэдны ўдзел у стварэнні і будаўніцтве незалежнай яўрэйскай дзяржавы. Нехта з іх у далейшым узначаліў краіну, некаторыя ўзначалілі розныя палітычныя партыі і рухі, рэлігійныя і філасофскія арганізацыі. За кожным прозвішчам выхадцаў з Беларусі – лёсы вядомых і менш вядомых свету людзей. Але несумнена адно – многія з іх унеслі ўклад у палітыку, эканоміку, культуру, мастацтва, філасофію, навуку не толькі Дзяржавы Ізраіль, але і ўсяго свету.

Ад’езд яўрэяў з беларускіх зямель у розныя перыяды быў выкліканы многімі прычынамі. Гэта і мяжа аселасці ў царскай Расіі, якая абмяжоўвала іх у выбары месца жыхарства з выцякаючымі наступствамі, і абмежаванне для яўрэяў пры паступленні ва універсітэты, і забарона на адукацыю ў некаторых навучальных установах. У выніку многія маладыя людзі з яўрэйскіх сем’яў, жадаючы атрымаць адукацыю, выязджалі вучыцца ў Еўропу. Атрымаўшы прафесію, яны рассяляліся па свеце, займаючыся навукай, знаходзячы сябе ў розных сферах дзейнасці.

Яўрэйскае насельніцтва пакідала беларускія землі, як і людзі іншых нацыянальнасцей, па эканамічных прычынах. У пошуках працы яўрэі выязджалі з Беларусі ў Амерыку, Канаду, Аргенціну і іншыя краіны. Але многія пакідалі беларускія землі па іншых меркаваннях. Апанаваныя жаданнем стварэння сваёй дзяржавы, яўрэі Беларусі былі ў ліку першых перасяленцаў у Эрэц-Ісраэль, які знаходзіўся пад уладай Асманскай імперыі. Яшчэ знаходзячыся ў Беларусі, яны дапамагалі тым, хто ўжо жыў на гэтай зямлі, збіралі і адпраўлялі ім рознага кшталту дапамогу. Знаходзячыся ў Эрэц-Ісраэль, першыя перасяленцы актыўна ўключаліся ў пабудову сваёй дзяржавы, аб якой марылі многія пакаленні яўрэяў.

Сярод першых перасяленцаў быў ураджэнец з мястэчка Лужкі Віленскай губерні Э.Бен-Іехуда (Л.Перэльман), стваральнік сучаснай мовы іўрыт; ураджэнец Копысі Д.Рэмез (М.Д.Драбкін; 1886 – 1951), які стаў адным з кіраўнікоў працоўнага руху Ізраіля; ураджэнец в. Нарачэвічы Мінскай губерні А.Цызлінг (1901 – 1964), адзін з значных грамадскіх і палітычных лідэраў; ураджэнец Мінска Э.Каплан (1891 – 1952), палітычны і грамадскі дзеяч, першы міністр фінансаў; ураджэнец Гродна Х.М.Шапіра (1902 – 1970), ізраільскі палітычны дзеяч, кіраўнік Нацыянальнай партыі; ураджэнец Пінска М.Кол (Калодны, 1911 – 1989), ізраільскі палітычны і дзяржаўны дзеяч, адзін з заснавальнікаў Яд ва-Шэм і член яе праўлення, і многія іншыя.

У ліку тых, хто стаяў ля вытокаў стварэння яўрэйскай дзяржавы, быў А.М.М.Усышкін (1863 – 1941), ураджэнец г. Дуброўна Віцебскай вобласці. Пасля хвалі яўрэйскіх пагромаў, якія пракаціліся ў 1881 – 1882 гг. па Расіі, ён уступае ў яўрэйскі нацыянальны рух і становіцца пачынальнікам, а затым актыўным удзельнікам асацыяцыі яўрэйскіх студэнтаў “Бнeй-Цыён” у Маскве, першага палесцінафільскага гуртка (1881). Яго першая паездка ў Эрэц-Ісраэль адбылася ў 1891 г., а на другім кангрэсе ў 1898 г. ён становіцца членам выканаўчага камітэта Сусветнай сіянісцкай арганізацыі і да канца жыцця, з невялікімі перапынкамі, застаецца на гэтым пасту. А.Усышкін рэзка выступаў супраць замены Эрэц-Ісраэль як нацыянальнага дома яўрэйскага народа іншай краінай. Ён з’яўляўся Прэзідэнтам яўрэйскага нацыянальнага фонду, адыграў важную ролю ў стварэнні Яўрэйскага універсітэта на гары Скапус у Іерусаліме. Імем А.Усышкіна названы вуліца і плошча ў Ізраілі.

Б. Канцэльсон (Б.Доў, 1887 – 1944), ураджэнец Бабруйска, з’яўляўся адным з актыўных удзельнікаў стварэння яўрэйскай дзяржавы, быў кіраўніком і ідэолагам рабочага руху. У 1909 г. выехаў у Эрэц-Ісраэль, дзе ўдзельнічаў у арганізацыі першых звёнаў рабочай бальнічнай касы. У 1925 г. стаў галоўным рэдактарам газеты “Давар”, выступіў ініцыятарам стварэння падпольнай радыёстанцыі “Кол Ісраэль”. У пачатку Другой сусветнай вайны з’яўляўся прыхільнікам мабілізацыі яўрэяў, якія жывуць у Эрэц-Ісраэль, у брытанскае войска. У канцы вайны далучыўся да тых, хто патрабаваў неадкладнага стварэння яўрэйскай дзяржавы. У 1945 – 1950 гг. выдадзены поўны збор сачыненняў Б. Канцэльсона ў 12 тамах. Яго імем названы Кібуц Беры, вучэбна-выхаваўчы комплекс партыі Мапай “Бет-Берл” (“Бейт-Берл“) і навучальны цэнтр Акола на паўднёвым беразе возера Кінерэт.

Яшчэ адзін ураджэнец Бабруйска І.Табенкін (1887 – 1971) з’яўляўся заснавальнікам кібуцкага руху пасля таго, як у 1912 г. праехаў у Эрэц-Ісраэль, і партыі Ахдут ха Авода (Ізраільскі рабочы рух). У 1958 г. ўзначаліў партыю Ахдут ха Авода, якая ў 1968 г. пераўтворана ў Ізраільскую партыю працы. Сталы член Кнесета да 1959 г., найбольш уплывовы ідэолаг рабочага руху ў Ізраілі. Імем І.Табенкіна названа паселішча Ітаб (абрэвіятура І.Табенкін) у Іарданскай даліне.

У 1920-я – 1930-я гг. колькасць выхадцаў з Беларусі, якія закладвалі асновы будучай дзяржавы, значна павялічылася ў асноўным за кошт насельніцтва Заходняй Беларусі. Прыток на гэтыя землі назіраўся і пасля заканчэння Вялікай Айчыннай вайны. У ліку перасяленцаў былыя франтавікі і партызаны, а таксама грамадзянскае насельніцтва, якое вярнулася з эвакуацыі.

У 1946 г., за два гады да абвяшчэння яўрэйскай дзяржавы, была створана першая беларуская суполка “Аб’яднанне выхадцаў з Мінска і яго наваколля”. Першым яе старшынёй стаў І.Гордан, адзін з кіраўнікоў руху “Ха-ноар ха-овед” (“Працоўная моладзь”). З часам суполка пашырыла сваю дзейнасць і была ператворана ў “Аб’яднанне выхадцаў з Беларусі ў Ізраілі”. Яго цяперашнім, пятым, лідэрам з’яўляецца М.Альшанскі, былы мінчанін, які пражыў у Ізраілі больш за 30 гадоў.

Заканамерным з’явілася тое, што пад Дэкларацыяй аб незалежнасці Дзяржавы Ізраіль, падпісанай 14 мая 1948 г., стаяць подпісы і выхадцаў з Беларусі. Сярод іх – ураджэнец Ваўкавыска З.Вархафіг (1906 – 2002), юрыст, адзін з лідэраў Нацыянальнай рэлігійнай партыі.

На беларускай зямлі нарадзіліся многія вядомыя дзеячы Дзяржавы Ізраіль. У іх ліку першы прэзідэнт краіны Х.Вейцман (1949 – 1952), трэці прэзідэнт З.Шазар (1963 – 1973) і цяперашні Ш.Перас (з 2007).

Х.Вейцман (1874 – 1952), ураджэнец мястэчка Моталь Гродзенскай губерні (цяпер вёска ў Іванаўскім раёне Брэсцкай вобласці), першапачатковую адукацыю атрымаў у рэальным вучылішчы ў Пінску, якое скончыў у 1892 г. Яго дзяцінства прайшло ў патрыярхальнай сям’і, дзе ён выхоўваўся ў духу яўрэйскай традыцыі. На яго погляды паўплываў бацька, які быў сіяністам, а Эрэц-Ісраэль згадваўся ва ўсіх рытуалах, і як пазней успамінаў Х.Вейцман: “…думка аб нашай Зямлі была неаддзельная ад усяго нашага жыцця”.

Прыкладам для яго таксама з’яўляліся сіянісцкія дзеячы Пінска. “Архарон Айзенберг, выехаў у Палесціну яшчэ пад час маёй вучобы. Айзенберг пасяліўся ў Рэховаце, стаў адным з самых дзейсных і паспяховых пасяленцаў і ўнёс вялікі ўклад у развіццё краіны… Геогр Гальперын, які праз многія гады стаў рэктарам Яўрэйскага каланіяльнага банка, таксама ўраджэнец Пінска, як і Іцхак Найдзіч, адзін з заснавальнікаў “Керен ха Іесод” – Фонда будаўніцтва Палесціны (1920) важнейшага інструмента па засяленні Эрэц-Ісраэль. Г.Гальперын, І.Найдзіч – прозвішчы, вядомыя за межамі Ізраіля”, – напіша пасля аб гэтым перыядзе першы прэзідэнт Ізраіля.

Да 1896 г. Х.Вейцман пранікся ідэямі сіянізму і далучыўся да Сіянісцкай арганізацыі, у 1898 г. быў удзельнікам яе другога кангрэса. У 1906 г. ён пераехаў у Англію, дзе займаўся даследчай працай у Манчэстэрскім універсітэце. У 1918 г. пры непасрэдным удзеле Х.Вейцмана былі закладзены асновы Яўрэйскага універсітэта ў Іерусаліме. У 1920 г. ў Лондане на Сіянісцкай канферэнцыі ён быў абраны прэзідэнтам Сіянісцкай арганізацыі.

Х.Вейцман займаўся навуковай працай, заснаваў інстытут імя Д.Зіра ў Рэховаце, які пасля стаў часткай навукова-даследчага інстытута яго імя. У 1937 г. ён пасяліўся ў Рэховаце. У 1947 г. прымаў актыўны ўдзел у рабоце яўрэйскай дэлегацыі пад час працы Генеральнай Асамблеі ААН, якая абмяркоўвала рэкамендацыі спецыяльнай камісіі ААН аб падзеле Эрэц-Ісраэль на дзве незалежныя дзяржавы – яўрэйскую і арабскую. 29 лістапада 1947 г. ААН большасцю галасоў прыняла рэзалюцыю аб падзеле. У лютым 1949 г. Х.Вейцман быў абраны Парламентам Ізраіля на пост прэзідэнта дзяржавы.

Х.Вейцман з’яўляецца аўтарам аўтабіяграфіі “Выпрабаванні і памылкі” (1949), зборнікаў прамоў, лістоў і дакументаў, даследаванняў у вобласці хіміі, а таксама мае каля ста патэнтаў у сферы прамысловага ўжывання шэрага хімічных працэсаў.

Ш.З.Шазар (Ш.З.Рубашоў; 1889 – 1974), ураджэнец мястэчка Мір Гродзенскай губерні (цяпер г.п. Мір Карэліцкага раёна), вучоны, пісьменнік, публіцыст, сіянісцкі дзеяч, трэці прэзідэнт Дзяржавы Ізраіль. Першапачатковую адукацыю атрымаў у хедэры ў Стоўбцах. Вучыўся ў Санкт-Пецярбургу, Германіі. Удзельнічаў у рэвалюцыйных падзеях 1905 г.

Ш.З.Шазар – адзін з заснавальнікаў сіянісцкага працоўнага руху ў 1916 г. і руху Хе-Халуц у 1917 г. У 1924 г. перасяліўся ў Эрэц-Ісраэль, дзе быў абраны сакратаром Хістадрута. Сумесна з Х.Арлазовавым выдаваў штомесячнік “Ахдут ха-Авода”. У 1947 г. з’яўляўся членам дэлегацыі Яўрэйскага агенцтва (Сохнут) на Генеральнай Асамблеі ААН. Ш.З.Шазар быў членам Кнесета 1-га, 2-га, 3-га скліканняў. У 1949 – 1951 гг. – міністр адукацыі і культуры. Ш.З.Шазар двойчы (з 1963 па 1973 гг.) абіраўся прэзідэнтам Дзяржавы Ізраіль. З’яўляецца таксама аўтарам прац аб лідэрах сіянісцкага руху і дзеячах яўрэйскай культуры, навуковых даследаванняў аб сабаціянстве, францкізме; унёс уклад у вывучэнне мовы ідыш.

Ш.Перас (Персні; 1923), ураджэнец в. Вішнева цяперашняга Валожынскага раёна, дзяржаўны і палітычны дзеяч, дзевяты прэзідэнт Ізраіля, лаўрэат Нобелеўскай прэміі міру. У 1934 г. разам з бацькамі пераехаў у Эрэц-Ісраэль, дзе скончыў сельскагаспадарчую школу і стаў адным з заснавальнікаў кібуца Алумат. Ш.Перас з’яўляўся актыўным удзельнікам падпольных і ваенных фарміраванняў Хаганы ў 1947 г. Пасля ўтварэння Дзяржавы Ізраіль працаваў у Міністэрстве абароны. У 1967 г. Ш.Перас быў абраны сакратаром партыі Авода (“Партыі працы”), а праз два гады ўвайшоў у склад урада Г.Меір, дзе займаў пасады міністра па справах рэпатрыяцыі, міністра транспарту і камунікацый, міністра інфармацыі. Пасля вайны 1974 г. Ш.Перас узначаліў Міністэрства абароны, а з верасня 1984 г. па кастрычнік 1986 г. быў прэм’ер-міністрам урада нацыянальнага адзінства. На пасту міністра замежных спраў (1992) выявіў сябе ідэолагам мірных перамоў з Арганізацыяй вызвалення Палесціны. Аўтар палітыкі “мір у абмен на тэрыторыі”. За ўклад у мірнае ўрэгуляванне на Блізкім Усходзе (сумесна з І.Рабінам і Я.Арафатам) у 1994 г. стаў лаўрэатам Нобелеўскай прэміі. 13 чэрвеня 2007 г. Ш.Перас быў абраны прэзідэнтам Ізраіля. Ён з’яўляецца аўтарам шэрага кніг: “Наступны крок” (1965), “Прашча Давыда”, “Дзённік Энтэбе” (1991), “Новы Блізкі Усход”, “Для будучыні Ізраіля”, “Вайна і мір. Мемуары” і іншыя.

Сярод выхадцаў з Беларусі – два прэм’ер-міністры Дзяржавы Ізраіль. М.Бегін (1913 – 1992), ураджэнец Брэст-Літоўска (цяпер Брэст), ізраільскі палітычны і дзяржаўны дзеяч, глава ўрада Ізраіля (1977 – 1983), лаўрэат Нобелеўскай прэміі міру.

М.Бегін выхоўваўся ў духу ідэалаў сіянізму (яго бацька, Д.Зееў, быў сакратаром яўрэйскай суполкі Брэст-Літоўска). Скончыўшы з адзнакай гімназію ў Брэсце, М.Бегін атрымаў юрыдычную адукацыю ў Варшаўскім універсітэце, быў членам руху “Бейтар” (“Саюз яўрэйскай моладзі”), членам цэнтральнага камітэта руху сіяністаў-рэвізіяністаў у Польшчы, а таксама ўзначальваў “Бейтар” Чэхаславакіі (1936) і Польшчы (1938).

Калі пачалася Другая сусветная вайна, М.Бегін збег з Польшчы ў Вільнюс, быў арыштаваны ў верасні 1940 г. савецкімі ўладамі, асуджаны на восем гадоў зняволення за сіянісцкую дзейнасць і адпраўлены адбываць тэрмін у адзін з лагераў Пячорлага. У канцы 1941 г. з-за змены абставін у расстаноўцы палітычных сіл на Блізкім Усходзе М.Бегін у складзе сфарміраванай у Савецкім Саюзе польскай арміі генерала Андэрса прыбыў у 1942 г. ў Палесціну. У 1948 г., пасля абвяшчэння Дзяржавы Ізраіль, заснаваў партыю “Херут” і як яе лідэр стаў членам Кнесета 1-га склікання. У 1977 г. сфарміраваў першы ў гісторыі Ізраіля ўрад, на чале якога не стаялі сацыялісты. Ён быў першым ізраільскім прэм’ер-міністрам, які заключыў мірны дагавор з арабскім бокам, пагадзіўся на вывад ізраільскага войска з Сінайскага паўвострава, за гэта яму ў 1978 г. была прысуджана Нобелеўская прэмія міру. Аўтар шматлікіх артыкулаў на палітычныя і ідэалагічныя тэмы, шэрага кніг.

І.Шамір (Езярніцкі; 1915), ураджэнец мястэчка Ружаны (цяпер г.п.) Брэсцкай вобласці, ізраільскі дзяржаўны і палітычны дзеяч, глава ўрада Ізраіля ў 1983 – 1984 і 1986 – 1992 гг.

У 1935 г. І.Шамір выехаў у Эрэц-Ісраэль. Пасля арышту ў канцы 1941 г. знаходзіўся ў зняволенні ў канцэнтрацыйным лагеры ў Францыі, неаднаразова здзяйсняў пабегі з лагера.

У 1948 г., пасля абвяшчэння Дзяржавы Ізраіль, І.Шамір займаў шэраг адказных дзяржаўных пасад: у 1977 г. стаў старшынёй Кнесета, з 1980 г. – міністрам замежных спраў, з кастрычніка 1983 г. па верасень 1984 г. з’яўляўся прэм’ер-міністрам, застаючыся на пасту міністра замежных спраў, у кастрычніку 1986 г. зноў заняў пост главы ўрада.

І.Шамір шмат зрабіў для паляпшэння адносін Ізраіля з краінамі Усходняй Еўропы. Аднак ён быў рашучым праціўнікам любых тэрытарыяльных саступак і прыхільнікам захавання кантролю Ізраіля над усёй тэрыторыяй Іудзеі і Самарыі. У 2001 г. стаў лаўрэатам Дзяржаўнай прэміі.

У Барысаве нарадзіўся Х.Ласкаў, які ў 1958 – 1961 гг. займаў пост начальніка Генштаба Арміі абароны Ізраіля. У станаўленні ізраільскай разведкі і контрразведкі немалая роля належыць І.Харэлю (Гальперыну) і Я.Перы, таксама выхадцам з Беларусі.

Першым міністрам фінансаў Ізраіля з’яўляўся ўраджэнец Мінска Э.Каплан, які перасяліўся ў Эрэц-Ісраэль у 1923 г. З 1933 г. быў членам Кіравання Яўрэйскага агенцтва і кіраваў аддзелам фінансаў і адміністрацыі. Незадоўга да смерці займаў пасаду намесніка главы ўрада Ізраіля. У яго гонар названа Школа сацыяльна-палітычных навук пры Яўрэйскім універсітэце ў Іерусаліме, бальніца ў Рэховаце, квартал у Хайфе.

Родам з Беларусі – многія пісьменнікі і публіцысты. У іх ліку І.Каганаў (Каган), ураджэнец г. Горкі Магілёўскай вобласці, які пісаў на іўрыце. У 1948 г. разам з групай пісьменнікаў і культурных дзеячаў арыштаваны і абвінавачаны ў прыналежнасці да “нацыяналістычнай сіянісцкай антысавецкай арганізацыі”, асуджаны на 10 гадоў. У лагеры зноў быў асуджаны і прыгавораны да расстрэлу, які быў заменены на 25 гадоў зняволення. У 1955 г. вызвалены і затым рэабілітаваны. У зняволенні шмат пісаў, разважаў аб лёсе яўрэйскага народа. Памёр і пахаваны ў Ізраілі ў 1978 г.

Ю.Марголін (Іехуда, 1900 – 1971), ураджэнец Пінска, руска-яўрэйскі публіцыст і пісьменнік. У 1940 г. быў арыштаваны ў Пінску, куды збег з акупіраванай нацыстамі Польшчы як “сацыяльна-небяспечны элемент”, і прыгавораны да пяці гадоў папраўча-працоўных лагераў. Аўтар шматлікіх кніг.

Д.Бартаў (Гуценскі, 1924), ураджэнец в. Моталь Іванаўскага раёна Брэсцкай вобласці, ізраільскі юрыст, дыпламат і грамадскі дзеяч. Вучыўся ў іўрыцкай гімназіі Тарбут у Пінску. У 1941 – 1946 гг. яго сям’я знаходзілася ў ссылцы ў Сібіры, у 1949 г. выязджае ў Ізраіль. З 1993 г. Д.Бартаў узначальвае таварыства па даследаванні яўрэйскіх суполак.

Важная роля ў фарміраванні яўрэйскага жыцця належала іешывам, якія ствараюцца ў першай палове XIX ст. Сярод вядомых іешыў, што былі адкрыты ў гэты перыяд на тэрыторыі Беларусі, былі Валожынская, Мірская, Слонімская і іншыя. У іх выкладалі і вучыліся прадстаўнікі яўрэйскага насельніцтва Беларусі, многія з якіх пасля сталі вядомымі свету асобамі.

Бен-Сасон (Дзерачынскі, 1914 – 1997) нарадзіўся ў Валожыне, вучыўся там у іешыве, дзе выкладаў яго бацька. У 1934 г. пераехаў у Эрэц-Ісраэль. У Ізраілі і за мяжой атрымаў вядомасць як спецыяліст па гісторыі яўрэяў у сярэднія вякі. Аўтар шэрага кніг.

Выпускніком Валожынскай іешывы быў І.Гур (Гразоўскі; 1862 – 1950), ураджэнец мястэчка Пагост, лексікограф іўрыту, перакладчык і педагог. У 1887 г. перасяліўся ў Эрэц-Ісраэль. Аўтар “кішэннага слоўніка” іўрыту (сумесна з І.Клаўзнерам), выдадзенага ў 1903 г. ў серыі малых слоўнікаў, а таксама іншых работ.

А.Друянаў (Ашэр Аўрагам Аба; 1870 – 1938), ураджэнец мястэчка Друя (цяпер пасёлак у Браслаўскім раёне), літаратар, фалькларыст, аўтар зборніка ўсходнееўрапейскага яўрэйскага народнага гумару на мове ідыш (1935 – 1938).

Л.Яфе (1876 – 1948), ураджэнец Гродна, паэт, рэдактар і перакладчык, чыя паэзія пранізана каханнем да роднай зямлі. Сярод найбольш вядомых кніг – “Будучыня” (Гродна, 1902), зборнік вершаў “Яўрэйскія матывы” (Гродна, 1900). Займаўся рэдагаваннем выданняў на рускай мове.

Вядомыя выхадцы з Беларусі былі таксама выпускнікамі іешывы ў Міры. Сярод іх – Ш.І.Зевін (1890 – 1978), родам з мястэчка Казіміраў каля Бабруйска, равін і навуковец. У Эрэц-Ісраэль з 1934 г. З 1960 г. прэзідэнт навукова-даследчага інстытута ў Іерусаліме. З 1965 г. член Вярхоўнага равінскага Савета Ізраіля.

І.І.Унтэрман (1886 – 1976), ураджэнец Брэст-Літоўска (цяпер г. Брэст), з 1946 г. – вярхоўны равін Ізраіля.

Адным з цікавых з’яў стала стварэнне ў Ізраілі іешыў з назвамі, якія існавалі ў Беларусі, – Слонімскай, Мірскай і інш. Напрыклад, глава Слонімскай іешывы ў Беларусі равін Я.Шабтай у пачатку Другой сусветнай вайны прыехаў у Рамат-Ган і ўзначаліў Слонімскую іешыву. Ён таксама быў абраны першым старшынёй Слонімскай асацыяцыі ў Тэль-Авіве ў 1944 г.

Выхадцы з Беларусі былі вядомымі равінамі далёка за межамі Беларусі і Ізраіля. М. Дыскін (1817 – 1898), ураджэнец Гродна, быў равінам у Мінску, Брэсце, а таксама Ломжы, Міжэрычах, Коўне ў перыяд з 1844 да 1877 гг., а з 1877 г. ў Эрэц-Ісраэль. А.І.Карэліц (1878 – 1953), ураджэнец мястэчка Косава (цяпер горад у Івацэвіцкім раёне), вядомы як Хазон Іш, у Эрэц-Ісраэль перасяліўся ў 1933 г., дзе быў равінам. Х.Берлін (1883 – 1912), ураджэнец Валожына, у 1909 г. быў абраны галоўным равінам ашкеназскай суполкі ў Іерусаліме.

Пасля Другой сусветнай вайны вызначылася тэндэнцыя на стварэнне асацыяцый яўрэяў, выхадцаў з розных месц Беларусі. Тыя, што перажылі Халакост, што ўдзельнічалі ў партызанскім руху і служылі ў Чырвонай Арміі, што перажылі канцлагеры Еўропы, бежанцы, – тыя, хто прыехаў у гады Першай і Другой сусветных войнаў, – аб’ядноўваліся па прынцыпе прыналежнасці да гарадоў, з якіх яны былі родам. Галоўнай мэтай іх дзейнасці з’яўлялася захаванне памяці аб гэтым перыядзе, традыцый. Гэтыя арганізацыі – асацыяцыі Мінска, Слоніма, Давыд-Гарадка, Міра і некаторых іншых гарадоў – па крупіцах збіралі інфармацыю, гістарычныя дакументы, ушаноўвалі памяць загінуўшых. Іх прадстаўнікі ўносілі значны ўклад у развіццё культуры, літаратуры, кінематографа, балета, архітэктуры, музычнага і выяўленчага мастацтва на працягу ўсяго існавання Дзяржавы Ізраіль. Іх намаганнямі была адроджана мова іўрыт і традыцыі літаратуры на ідыш, класічнага балета і архітэктуры канструктывізму, зроблены пераклады класікаў сусветнай літаратуры на іўрыт, напісаны на іўрыце літаратурныя творы. Усё гэта спрыяла стварэнню сучаснага мастацтва Ізраіля.

У “залаты фонд” культуры Ізраіля ўвайшлі імёны: Э.Бен-Іегуда (Л.-І.Перальман, 1859 – 1922) з мястэчка Лужкі, цяпер вёска ў Шаркаўшчынскім раёне, стваральнік іўрыту як гутарковай мовы; Н.Аксельрод (1905 – 1987), ураджэнец г. Дуброўна Віцебскай вобласці, аператар і сцэнарыст, аўтар (сумесна з рэжысёрам Х.Халахі) першага ў Эрэц-Ісраэль мастацкага фільма-камедыі “І было ў дні…”, які стварыў у 1927 г. першую ў Эрэц-Ісраэль кінастудыю Моледэт (сумесна з І.Сегалем і А.Пэнам), аўтар хронікі гісторыі яўрэйскага жыцця, якая стала багацейшым матэрыялам для вывучэння гісторыі Дзяржавы Ізраіль; М.Арбатава (1911 – 1990), ураджэнка Дрыбіна Магілёўскай губерні (цяпер г.п. у Магілёўскай вобласці), прыма-балерына і харэограф “Опера Амаміт” (“Народная Опера” ў Тэль-Авіве), якая пераехала ў 1936 г. ў Эрэц-Ісраэль, дзе стала пасля выкладчыкам класічнага балета, у 1943 г. адкрыла ў Тэль-Авіве балетную студыю; журналіст і пісьменнік А.Ахімеір (А.Ш.Гейсіновіч, 1898 – 1962), ураджэнец мястэчка Доўгае (цяпер вёска ў Бабруйскім раёне), аўтар дакументальнай літаратуры, сярод якой найбольш вядомы “Рэпартаж з адседкі” з Цэнтральнай Іерусалімскай турмы (1933 – 1935), быў членам рэдакцыйнай калегіі акадэмічнага выдання “Гаэнцыклапедыя гаіўрыт”; пісьменніца Д.Барон (1887 – 1956), з 1911 г. пражывала ў Эрэц-Ісраэль, аўтар зборнікаў “Апавяданні” (1927), “Пакуль што” (1943), “Справы” (1951), перакладу на іўрыт рамана Г.Флабера “Мадам Бавары”; публіцыст і перакладчык А.Бялоў (псеўданім А.І.Элінсона, 1911 – 2000), ураджэнец Магілёва, адзіны перакладчык Шолам-Алейхема з іўрыту на рускую мову, шмат перакладаў з ідыш, а таксама з беларускай мовы; А.І.Рафаэль (Рафальскі, 1895 – 1986), ураджэнец Слоніма, член Асацыяцыі ізраільскіх мастакоў і скульптараў, працы якога знаходзяцца ў Музеі Ізраіля ў Іерусаліме, аўтар вершаў на ідыш; пісьменнік на ідыш, іўрыце і рускай мовах; Н.Горэн (Грынблат; 1887 – 1956), ураджэнец мястэчка Відзы (цяпер г.п. у Браслаўскім раёне), вядомы пад псеўданімамі Бен-Ашэр, А.Ід, А.Чернес і іншымі, з 1935 г. жыў у Эрэц-Ісраэль; пісьменнік, перакладчык Шолам-Алейхема на іўрыт; І.Д.Бярковіч, ураджэнец Слуцка, які з 1928 г. жыў у Эрэц-Ісраэль, аўтар шматлікіх п’ес. Драма “Яго і яго сына” (1928) ставілася на сцэне “Габімы” ў 1934 г.; празаік А.А.Кабак (1883 – 1944), ураджэнец Смаргоні, доктар філасофіі, перакладчык на іўрыт твораў Э.Ажэшка, А.Стэндаля, П.Лоці, Л.Васэрмана, Д.Меражкоўскага і іншых; ізраільская актрыса Х.Ровіна (1889 – 1980), ураджэнка г. Беразіно Мінскай вобласці, у 1917 г. сумесна з Н.Цемахом і М.Гнесіным, выхадцам з Магілёва, вядомым па такіх шэкспіраўскіх вобразах, як Шэйлак, Атэла, Макбет, Кароль Лір і іншыя, удзельнічала ў стварэнні тэатра “Габімы”. Стварыла на сцэне выдатныя акцёрскія вобразы Медэі (у аднайменнай трагедыі Эўрыпіда), лэдзі Макбет (У.Шэкспір), матулі Кураж (“Матуля Кураж і яе дзеці” Б.Брэхта), Леі ў п’есе “Дзібук” і многія іншыя.

Значны ўклад у развіццё культуры Дзяржавы Ізраіль унеслі паэт, празаік і перакладчык А.Рэгельсон, ураджэнец г.п. Глуск Магілёўскай вобласці; І.Кузькоўскі (Петах-Тыква, 1902 – 1970), ураджэнец Магілёва, мастак, репатрыіраваны ў Ізраіль у 1969 г.; Ш.Левін (1867 – 1935), ураджэнец г.Свіслач Гродзенскай вобласці, пісьменнік, які сумесна з Х.Бялікам заснаваў у Берліне пасля Першай сусветнай вайны выдавецтва “Двір”, аўтар паэтычных зборнікаў і кніг; Д.Шымоні (Шымановіч, 1886 – 1956), ураджэнец Бабруйска, паэт, аўтар зборнікаў “Пустыня”, “Бура і цішыня”, “Надмагілле” і іншых, лаўрэат Дзяржаўнай прэміі 1954 г., займаўся перакладамі А.Пушкіна, Л.Талстога, М.Лермантава; скульптар Л.Зільбер (1941), ураджэнец Віцебска, выпускнік Беларускага дзяржаўнага тэатральна-мастацкага інстытута, з 1991 г. жыве ў Ізраілі, вядомы як аўтар помніка А.Бунімовічу, які загінуў у другой Ліванскай вайне, былому мінчаніну (бронза, г. Натанья), кампазіцый “Райскі сад” (метал і бетон), “Арфа Давіда” (метал), скульптуры “Які падымаецца” (камень) у раёне Машава Германіт у Іерусаліме; І.Багалюбаў, ураджэнец Чачэрска Гомельскай вобласці, доктар эканамічных навук, член саюза пісьменнікаў Ізраіля, аўтар каля 200 казак і 13 кніг казак і апавяданняў, выдадзеных у Ізраілі.

Многія выхадцы з Беларусі адзначаны Дзяржаўнай прэміяй Ізраіля (каля 20 чалавек). Сярод іх – З. Вархафтыг (1906 – 2002), ураджэнец Ваўкавыска, юрыст і адзін з лідэраў Нацыянальнай рэлігійнай партыі (Дзяржаўная прэмія 1983); Ш.Адлер (1895 – 1995, ураджэнец г.п. Карэлічы Гродзенскай вобласці, урач і паразітолаг (1957); Г.Алон (Рагазніцкі, 1901 – 1950), ураджэнец Кобрына, даследчык Талмуда і гісторыі эпохі Другога Храма (1953, пасмяротна); М.Бен-Порат (Шэйнзон, 1918), ураджэнка Віцебска, юрыст і дзяржаўны дзеяч (Дзяржаўная прэмія 1991 за ўклад у жыццё грамадства і дзяржавы); І.Д.Бярковіч (1885 – 1967), выхадзец са Слуцка, пісьменнік, перакладчык Шолам-Алейхема на іўрыт (1958); Ш.Галкін (1899 – 1987), ураджэнец в. Доўск Рагачоўскага раёна, паэт, раманіст, літаратуразнаўца (1975); Я.Кахан (1881 – 1960), выхадзец са Слуцка, паэт (Дзяржаўныя прэміі 1953 і 1958); А.Мескін (1898), ураджэнец Магілёва, акцёр (1960); Х.Ровіна (1889 – 1980), ураджэнка г. Беразіно Мінскай вобласці (1956); М.Рахмілевіч (1899 – 1985), ураджэнец г. Мсціслаў Магілёўскай вобласці, урач і вучоны-гематолаг, заснавальнік медыцынскага факультэта і медыцынскай школы Яўрэйскага універсітэта ў Іерусаліме (1964); Ш.Радзенскі (1905 – 1989), выхадзец са Смаргоні, акцёр (1984); Ш.Фінкель (1905 – 1999), ураджэнец Гродна, акцёр, рэжысёр, тэатральны дзеяч, аўтар шэрага п’ес і кніг па гісторыі тэатра (1969); Г.Шофман (1880 – 1972), ураджэнец Оршы, пісьменнік, аўтар кніг на іўрыце (1956); А.Эвен-Шошан (Розенштэйн, 1906 – 1984), ураджэнец Мінска, лексікограф, педагог, пісьменнік, перакладчык, рэдактар (1978).

Асаблівае месца ў гісторыі Ізраіля займаюць тыя, хто перажыў Халакост: ураджэнка в. Быцень Івацэвіцкага раёна Ц.Любеткіна (1914 – 1978), удзельніца паўстання ў Варшаўскім гета, вучылася ў школе ў Пінску, член сіянісцкага маладзёжнага руху. У 1945 г. ў Эрэц-Ісраэль была сярод заснавальнікаў кібуца Лохамей-ха Гетаат (Лахамей га-Гетаот или по-русски Лохамей а-Гетаот) (Барацьбіты гета). Адна з першых выступіла з дакладамі аб катастрофе і гераічнай барацьбе яўрэяў Еўропы; А.Слуцкевер, які нарадзіўся ў Смаргоні ў 1913 г., паэт і празаік, лаўрэат Дзяржаўнай прэміі Ізраіля, і іншыя.

Неацэнны ўклад выхадцаў з Беларусі ў захаванне і далейшае даследаванне яўрэйскай культуры, развіццё адукацыі. Яскравай фігурай з’яўляецца Анскі (Ш.Рапапорт, 1863 – 1920), ураджэнец г. Чашнікі, арганізатар этнаграфічных экспедыцый, у матэрыялах якіх захоўваюцца і экспанаты былога мястэчка Беларусі.

У 2010 г. ў Міры адзначаецца 130-годдзе з дня стварэння Аб’яднання рамеснай працы (пазней – Аб’яднанне рамеснай і земляробчай працы сярод яўрэяў Расіі ў Санкт-Пецярбургу). Адным з яго стваральнікаў стаў М.І.Бакст, які нарадзіўся ў Міры, пісьменнік, прафесар фізіялогіі універсітэта ў Пецярбургу, а таксама адзін з братоў Паляковых – Самуіл (Шмуэль), што нарадзіўся ў 1837 г. ў мястэчку Дуброўна (цяпер горад у Віцебскай вобласці). У навейшую гісторыю Ізраіля ўпісана імя М.Славіна (1954 – 1972), мінчаніна, які займаўся грэка-рымскай барацьбой. Прызёр чэмпіянату СССР сярод юніёраў па грэка-рымскай барацьбе, член зборнай алімпійскай каманды Ізраіля, які загінуў у дні Мюнхенскай алімпіяды ад рук арабскіх тэрарыстаў; М.Б.Зільберман, ураджэнец Магілёва, заслужаны трэнер БССР (1980), старшы трэнер зборнай Ізраіля па бадмінтоне; Б.Гельфанд, мінчанін, міжнародны гросмайстар, і іншыя.

Спіс выхадцаў з Беларусі, якія ўнеслі ўклад у стварэнне Дзяржавы Ізраіль, можна было б працягваць. Гэта палітыкі, рэлігійныя дзеячы, даследчыкі, людзі розных прафесій, якія прайшлі праз рубяжы стагоддзяў змены дзяржаўнага ладу, праз лагеры, Халакост.

У 1980-я гг. ў Ізраілі пачалі адраджацца яўрэйскія суполкі. Зараз супольнасць яўрэяў – выхадцаў з Беларусі – досыць вялікая і добра арганізаваная. Штогод традыцыйным месцам іх сустрэчы ў красавіку з’яўляецца ўрочышча ў лесе Бен-Шэмен. Ужо адбылося 55 такіх сустрэч.

Аб’яднанне выхадцаў з Беларусі налічвае больш за 30 аддзяленняў у гарадах Ізраіля, апошняе адкрыта ў Седэроце. Традыцыяй таксама стала штогод праводзіць “мясцовыя сустрэчы” выхадцаў з Беларусі. Напрыклад, мазыране штогод сустракаюцца ў пачатку мая ў парку горада Ашдод, калінкавічане – у жніўні ў парку горада Нацрат-Іліт (Назарэт). Яны не парываюць сувязей са сваёй гістарычнай радзімай, праводзяць вялікую працу па вывучэнні гісторыі і культуры яўрэяў Беларусі. Пачатак ХХІ ст. адзначаны актыўным гандлёва-эканамічным супрацоўніцтвам Беларусі і Ізраіля, дзе значным з’яўляецца ўклад і тых, хто пакінуў сваю гістарычную радзіму.

 

Крыніца: Беларускае замежжа=Белорусское зарубежье / склад. Н. А. Голубева. Мінск: БелЭН імя П. Броўкі, 2010. С. 290–305.

 

 

“Выходцы из Беларуси в Израиле”

 

25.03.11, МИНСК, АЕН (Илья Разумовский) – В книжных магазинах Минска появилась в продаже книга “Белорусское зарубежье”, в которой большой раздел посвящен евреям-выходцам из Беларуси, внесшим большой вклад в создание и развитие Государства Израиль.

Раздел “Выходцы из Беларуси в Израиле” написала Галина Левина, архитектор, лауреат государственной премии, советник по культуре Союза белорусских еврейских общественных объединений и общин.

Как рассказала для Агентства еврейских новостей Г.Левина, работа над разделом была длительной и очень интересной.

“Книга “Белорусское зарубежье” – энциклопедическое издание, что подразумевает сухое изложение фактов. А мне было важно показать, что за каждой фамилией стоит судьба человека. И еще, работая над разделом, я стремилась найти ранее неизвестные имена и явления в еврейской истории”, – пояснила Галина Левина.

И автору раздела это удалось. В ходе работы было выявлено много новых имен людей, которые внесли вклад в создание и развитие еврейского государства, в сохранение еврейской истории.

Так, например, Галина Левина открыла имя еврейского художника из Слонима Рафальского, который рисовал еврейских город до Холокоста, что позволяет нам лучше понять историю еврейского местечка в Белоруссии до Второй мировой войны.

Также автор открыла такое явление, как создание в Израиле в довоенный и послевоенный периоды светских и религиозных общин, объединеннных по месту жительства евреев в Белоруссии.

Книга вышла в издательстве “Белорусская энциклопедия им. П.Бровки”. Составитель Наталья Голубева. Рецензент Адам Мальдис.

 

Крыніца: aen.ru.

Как житель Израиля, помимо того, о чем написал Вольф Рубинчик в материале “Пірагі пякуць шаўцы…”, не оценивая весь материал, обращу внимание на несколько моментов:

Зараз у Ізраілі пражывае больш за 100000 выхадцаў з Беларусі. Месцамі іх кампактнага пражывання з’яўляюцца Тэль-Авіў, Ашдод, Натанья, Герцлі, Бэр-Шэва”. Интересно откуда такие данные, не считая неправильного написания городов? Ашдод, На(е)тания, Беер-Шева, еще, вероятно, соответствуют действительности. Насчет Тель-Авива большой вопрос, хотя бы из-за особой дороговизны прежде всего жилья, если только не включить в него весь округ Гуш-Дан (Большой Тель-Авив). Но уж точно это не касается Герцлии (на что обратил внимание и Рубинчик). Это очень дорогой город, да и относительно небольшой сам по себе, так же как и прилегающие Раанана, Кфар-Саба, Од а-Шарон, Рамат а-Шарон, и если и поселялись там “русские” олим, то только на первых порах при приезде в страну. Наверное стоило указать Хайфу и окрестности (Крайот), да и вообще весь север страны (Нацрат-Илит (возможно также написание Нацрат-Иллит, а также Нацерет-Илит), Афула, Тверия, Кармиэль, Нагария, Акко, Цфат и др.), Иерусалим, Ашкелон и т.д.

Ш.Перас (Персні; 1923). (Ш. Перас (ПерсКi, 1 жніўня 1923) На пасту міністра замежных спраў (1992) выявіў сябе ідэолагам мірных перамоў з Арганізацыяй вызвалення Палесціны. Аўтар палітыкі “мір у абмен на тэрыторыі”. За ўклад у мірнае ўрэгуляванне на Блізкім Усходзе (сумесна з І.Рабінам і Я.Арафатам) у 1994 г. стаў лаўрэатам Нобелеўскай прэміі. В Израиле очень неоднозначно оценивается многолетняя деятельность Шимона Переса, в том числе получение Нобелевской премии мира в компании с террористом Арафатом, за так называемое мирное урегулирование на Ближнем Востоке. То самое “мирное урегулирование” здесь постоянно аукается со стороны Хамаса из Газы, Исламского Джихада или Хизбалы и др. террористических организаций. 

У 1980-я гг. ў Ізраілі пачалі адраджацца яўрэйскія суполкі. Зараз супольнасць яўрэяў – выхадцаў з Беларусі – досыць вялікая і добра арганізаваная. Штогод традыцыйным месцам іх сустрэчы ў красавіку з’яўляецца ўрочышча ў лесе Бен-Шэмен. Ужо адбылося 55 такіх сустрэч.

Следует сказать, что подобные встречи стали использовать многие израильские “русские” политики в своих корыстных целях. Очень любят они разглагольствовать о своей заботе о людях, и, непременно, о любви к Беларуси. Чего на самом деле стоит вообще деятельность всех израильских политиков, включая и таких “заботливых”, показывает нынешний общеизраильский палаточный протест. Ну а то, что вытворил председатель объединения Михаил Ольшанский, от имени всех выходцев из Белоруссии, тепло поздравив после последних, так называемых, выборов А. Лукашенко, останется на его совести надолго.

Аб’яднанне выхадцаў з Беларусі налічвае больш за 30 аддзяленняў у гарадах Ізраіля, апошняе адкрыта ў Седэроце (По-русски название этого многострадального города на юге страны, в течение многих лет обстреливавшегося касамами палестинских террористов из Газы, звучит как Сдерот). Традыцыяй таксама стала штогод праводзіць “мясцовыя сустрэчы” выхадцаў з Беларусі. Напрыклад, мазыране штогод сустракаюцца ў пачатку мая ў парку горада Ашдод, калінкавічане – у жніўні ў парку горада Нацрат-Іліт (Назарэт). Яны не парываюць сувязей са сваёй гістарычнай радзімай, праводзяць вялікую працу па вывучэнні гісторыі і культуры яўрэяў Беларусі. Пачатак ХХІ ст. адзначаны актыўным гандлёва-эканамічным супрацоўніцтвам Беларусі і Ізраіля, дзе значным з’яўляецца ўклад і тых, хто пакінуў сваю гістарычную радзіму.

Калинковичане уже давно собираются вместе с мозырянами в первую субботу мая на ежегодную встречу в парке Ашдода. Хотя следует признать, что по прошествии уже более 20 лет с начала последней волны репатриации, эти, как и встречи выходцев из др. белорусских городов, естественно, идут на спад. Люди стареют, многих уже нет, а выросшее молодое поколение имеет свои интересы, и уж им-то точно не до вывучэння гісторыі і культуры яўрэяў Беларусі.

30 августа 2011

 

Неземной рижский кудесник Михаил Таль

Сегодня, 9 ноября 2011, Михаилу Талю исполнилось бы 75 лет.

С 16 по 25 ноября в Москве пройдет шестой Мемориал Таля. В турнире по круговой системе принимают участие 10 супергроссмейстеров: Магнус Карлсен (Норвегия, рейтинг 2826), Виши Ананд (Индия, 2811), Левон Аронян (Армения, 2802), Владимир Крамник (Россия, 2800), Василий Иванчук (Украина, 2775), Сергей Карякин (Россия, 2763), Хикару Накамура (США, 2758), Петр Свидлер (Россия, 2755), Борис Гельфанд (Израиль, 2744), Ян Непомнящий (Россия, 2730).

Михаил Таль, «возмутитель спокойствия»

Он был всеобщим любимцем и не мог держаться в общепринятых рамках. Играл, любил, пил, курил, веселился. И всё это – в дозах, непосильных смертному. Сегодня, 9 ноября, день рождения этого талантливого шахматиста.

Восьмой чемпион мира по шахматам Михаил Нехемьевич Таль родился в в Риге 9 ноября 1936 года в семье врача. В семь лет мальчик уже умножал в уме трехзначные цифры, мог слово в слово повторить лекцию на медицинскую тему. В 15 лет Миша окончил 22-ю среднюю школу и поступил на филологический факультет Латвийского государственного университета. Дипломную работу будущий гроссмейстер писал на тему «Сатира в романах Ильфа и Петрова».
Шахматами Миша Таль стал заниматься во Дворце пионеров под руководством опытного мастера А. Кобленца и обнаружил неплохие способности, но в его огромные будущие достижения верил лишь тренер. Заговорили о таланте Таля лишь в 1957 году, когда в первенстве СССР рижанин с блеском завоевал золотую медаль чемпиона, опередив многих маститых шахматистов. Стиль его игры и побед вызвал горячие споры: Таль рисковал так, как казалось немыслимым после длительного господства школы Стейница-Ласкера-Капабланки. После партий аналитики находили опровержения некоторых его комбинаций, недоумевали по поводу странных просмотров соперников Таля, строили всякие догадки, а Таль будто не замечал всего этого: продолжал играть без тени страха перед поражением, жертвовал без оглядки, удивительно искусно завязывая осложнения, рассчитывал варианты необычайно далеко и быстро. Его можно было опровергнуть в анализе, но слишком трудно – за доской.

Успехи Таля сыпались как из рога изобилия. В 1958 году он вновь чемпион СССР, затем первый в межзональном турнире, через год обогнал всех в турнире претендентов, в том числе Смыслова, Кереса, Петросяна, юного Фишера.

В составе сборных команд СССР М. Таль восемь раз становился победителем Всемирных олимпиад, занимая, как правило, 1-е место на своей доске; трижды показывал абсолютно лучший результат на Олимпиадах, участвовал в матчах с командой избранных шахматистов мира (1970 и 1984) – 9-я и 7-я доска. Он – шестикратный чемпион Европы и трехкратный чемпион мира среди студентов в командном зачёте. Выиграл 1-й неофициальный чемпионат мира по молниеносной игре (1988).

Авантюрный стиль принес ему удивительную популярность и привлек к шахматному искусству множество новых поклонников. Его называли «возмутителем спокойствия», «волшебником шахмат», «Моцартом шахматного искусства». Гроссмейстер П. Бенко однажды пришел на партию с Талем в темных очках – он поверил в домыслы некоторых журналистов, что Таль гипнотизирует противников…

Весной I960 года Ботвинник в матче с Талем впервые столкнулся с «мушкетерским» стилем XX века и… шахматная наука не смогла устоять! Шесть побед Таля против двух поражений при тринадцати ничьих – таков был результат. Почитатели рижанина ликовали, особенно молодежь: шутка ли, студент победил профессора! Двадцатитрехлетний чемпион мира! На глазах творилась легенда. Однако через год предстоял матч-реванш, а Таль не мог себе представить, что проигравший ему Ботвинник способен восстановиться.

Сергей Шипов вспоминал: «В Тале на удивление гармонично уживались ангелы и бесы. Он – человек мягкий и обаятельный, вежливый и деликатный, исключительно доброжелательный к соперникам – за доской превращался в настоящего Мефистофеля. Играл в нечеловеческой манере. Сверкая очами, видел то, что смертному неподвластно. Нарушал всё, что можно, жертвовал направо и налево, уводил соперников в сторону от привычных ориентиров и в обострениях рвал их на части!

Точно так же – и в жизни. Всеобщий любимец не мог держаться в общепринятых рамках. Играл, любил, пил, курил, веселился. И всё это – в дозах, непосильных смертному. Нет, не свеча горела на его столе – пылал пожар!

Ужасно несправедливо, что Талю довелось лишь год побыть на вершине. Легкомысленный молодой гений не готовился к матчу-реваншу с Ботвинником и фактически сделал всё, чтобы проиграть. Ну, как можно было соглашаться начинать матч больным? Михаил во всем соглашался со своим старшим тезкой, уступая ему в переговорах буквально по каждому пункту. Увы, такое ангельское поведение не могло привести к успеху. Как ни печально, в борьбе за высокие титулы просто необходимо быть жестче и расчетливее».

Увы, Таль таким не был. А Михаил Моисеевич Ботвинник стал готовиться к матчу-реваншу буквально на следующий день после проигрыша. Он нашел уязвимые места в игре Таля и сумел подготовить такие дебютные схемы, где комбинационное искусство Таля не находило простора. Логика взяла верх! Таль выиграл пять партий – лишь на одну меньше, чем в прошлом матче, но проиграл десять. И стал самым молодым в истории экс-чемпионом мира.

Кстати, еще об одной стороне деятельности М. Таля нельзя не упомянуть: на многих турнирах он совмещал игру с журналистской деятельностью. Как правило, диктовал свои корреспонденции по телефону, и они шли в набор без всякой правки. C 1960 года в течение последующих десяти лет был главным редактором латвийского журнала «Шахматы». Снялся в научно-популярном фильме «Семь шагов за горизонт», в котором был показан его сеанс одновременной игры вслепую на 10 досках с шахматистами-перворазрядниками.

В начале 90-х по Риге ходили слухи что Таль сидит на чемоданах и собирается в Израиль, но в Израиль он не репатриировался, хотя и гостил там в начале 1990 года. А вот его сын Гера живeт в Беэр-Шеве, работает стоматологом. Рассказывают, что Гера как-то позвонил отцу в Ригу:

– Папа, как ты себя чувствуешь?
– Неважно. Зато мой абсцесс в прекрасной форме.
– Тебе надо приехать к нам в Израиль подлечиться, — посоветовал сын.
– Но я же не араб, чтобы создавать Израилю дополнительную головную боль! — ответил Таль…

И еще о сыне. Георгий Таль (его мама – Салли Ландау, первая жена Михаила Таля) в беседе с американским журналистом Владимиром Нузовым рассказал о тех, кто при жизни был близок и дорог его отцу: «При жизни Таля с его друзьями я общался довольно часто. Начну с тренера отца Александра Нафтальевича Кобленца. Это был и тренер, и друг, и советчик, человек, к которому можно было придти с любой проблемой или бедой. Его любили очень многие, дорожили его дружбой. На память приходит также имя Иосифа Ефимовича Гейхмана, который долгие годы был не только другом отца, но и его лечащим врачом. Он тяжело переносил поражения отца и страшно переживал, если отец плохо себя чувствовал, — настолько, что когда в 1988 году отец в очередной раз лежал в реанимации, Иосиф Ефимович получил инфаркт и умер. Близкими друзьями отца я могу назвать Якова Дамского, Александра Рошаля, Александра Баха и многих других. Это — чудные люди. Было также множество поклонников таланта Таля, его доброжелателей. И, уверяю вас, среди них не было глупцов, тупиц и злых людей. Это были интеллигентные, по-доброму ко всем нам настроенные люди, с ними было безумно интересно».

Утратив звание сильнейшего, Михаил Нехемьевич так и не смог подняться на прежнюю высоту. Для этого нужны были гигантская работа и волевое усилие в стиле Ботвинника, а Таль, как сказал один журналист, – всегда Таль. Умер Михаил Нехемьевич Таль в Москве 28 июня 1992 года, похоронен на еврейском кладбище в родной Риге.

10 августа 2001 года, в дни празднования 800-летия Риги в Верманском парке и в честь 65-летия великого шахматиста был открыт памятник Михаилу Талю (скульптор Олег Скарайнис, архитекторы Гунтис Сакне и Лелде Штерна). Именно здесь, на террасе бывшего клуба автоработников, он проводил часы за шахматной доской. В установке памятника приняли участие последний тренер Таля Валентин Кириллов, депутаты Рижской думы перворазрядник Олег Щипцов и президент Латвийского шахматного общества Валдис Калнозолс, поэт Янис Петерс, предприниматели Хаим Коган, Виктор Красовицкий, Юлий Круминьш. На церемонию открытия приехали первая супруга Таля Салли Ландау, гроссмейстеры Борис Спасский, Алексей Широв, ученик Таля, и чемпионка Литвы Виктория Чмилите.

В честь 8-го чемпиона мира в ряде стран выпущены почтовые сувениры. Портреты Михаила Таля можно увидеть на марках Югославии (1995), Камбоджи (1996), африканских республик Бенин и Чад (1999), КНДР (2000), на почтовом блоке Монголии (1986).

09.11.07 13:01
Текст и фото: «Еврейский журнал»

Рекомендую посмотреть всем. Очень интересный фильм.

Фильм “Михаил Таль – Жертва Королевы” (2006)

Михаил Таль в фильме “7 шагов за горизонт” (1968)

09/16 Фильм о шахматах “Тринадцать чемпионов” (1993) – Михаил Таль

(04/16) Документальный фильм о чемпионах мира по шахматам “Тринадцать чемпионов”. (1993, Синтез Корпорейшн) Режиссер: Виталий Мелик-Карамов.
(01-03) 1-й фильм “Отцы-основатели”
Вильгельм Стейниц, Эммануил Ласкер, Хосе-Рауль Капабланка;
(04-06) 2-й фильм “Заложники эпохи”
Александр Алехин, Макс Эйве;
(07-08) 3-й фильм “Воспитанники Сталина”
Михаил Ботвинник, Василий Смыслов;
(09-11) 4-й фильм “Конформисты”
Михаил Таль, Тигран Петросян, Борис Спасский;
(12-16) 5-й фильм “Антагонисты” в 2-х частях
Бобби Фишер, Анатолий Карпов, Гарри Каспаров.

The Life and Times of Mikhail Tal

Mikhail Tal “The magician from Riga”

Занимательные факты о Михаиле Нехемьевиче Тале

Как Таль от игры отказался
После убедительной победы в межзональном турнире 1970 года всем стало ясно, что Фишер — будущий чемпион мира. В те же дни на одном из шахматных выступлений Таль получил записку от юного слушателя:
— Сейчас у меня третий разряд. А на какой разряд я смогу рассчитывать, если выиграю 24 партии у Фишера и Таля?
— Если вы выиграете 12 партий у Фишера, то я с вами играть не сяду! — расстроил юношу лектор своей молниеносной реакцией.

Отложенный поединок
С БОТВИННИКОМ Таль впервые встретился в матче на первенство мира в 1960 году — в матче, который принес Талю шахматную корону. А между тем два Михаила чуть не встретились еще в 48-м, когда Ботвинник только-только завоевал чемпионский титул. После тяжелого матча-турнира он отдыхал на Рижском взморье. Тем временем 11-летний рижанин Миша Таль разведал, где остановился его кумир, и вместе с тетей отправился к нему в гости, чтобы познакомиться и сыграть пару партий. На звонок вышла строгая женщина, которая взглянула на ребенка с шахматной доской под мышкой и поняла, в чем дело. Сухо объяснив Талю, что Ботвинник соблюдает режим и в данный момент спит, она захлопнула перед его носом дверь. И в результате поединок Таль — Ботвинник пришлось отложить на двенадцать лет…
Р.S. У этой истории есть занятное продолжение. Когда о ней впервые рассказал в печати шахматный журналист Виктор Васильев, Таль, повстречав его, высказал упрек, что тот дезинформирует читателя, публикует небылицы.
— Но вы же сами мне об этом рассказали!— воскликнул расстроенный журналист.
— А я повторяю, что такого случая не было!— снова заявил Таль.
— Но я покажу вам статью, в которой вы сами об этом писали, — настаивал Васильев.
— Все правильно: сам рассказывал, сам писал. Но случая такого не было. Потому что все это я сочинил!
Увы, уже нет на свете ни Таля, ни Ботвинника, ни Васильева. И теперь нам не узнать, когда Таль говорил Васильеву правду, а когда шутил…

Мат на уроке литературы.
Таль был уже чемпионом страны, но продолжал преподавать литературу в школе. Войдя однажды в класс, он обнаружил на подоконнике доску с расставленными фигурами. Нетрудно было убедиться, что белые объявляют мат в четыре хода. Но Таль не стал конфликтовать с ребятами и повел свой рассказ о «лишних людях». Однако, снова взглянув на доску, он понял, что сам является лишним человеком… За это время в партии было сделано еще несколько ходов. Если бы «белые» довели партию до логического конца и заматовали неприятельского короля, то в Тале скорее всего взял бы верх шахматист и он простил нарушителей дисциплины. Но, к несчастью для них, «белые» не только упустили возможность дать мат, а вообще оказались у разбитого корыта. Оставлять такое поведение учеников без наказания было непедагогично, и Таль потребовал у них дневники. Правда, к концу урока немного успокоился и ограничился внушением. «Черные» обрадовались, что все обошлось, а «белые» попросили оставить автограф в дневнике. Единственный раз в жизни Таль сделал строгую запись: «Не нашел мат в четыре хода на уроке литературы».

Ценный совет
Известный гроссмейстер обратился к Талю:
— Миша, сегодня я выступаю по телевидению. Что мне сказать зрителям?
— Дайте им ценный, совет: пусть слушают радио, завтра там выступаю я!

За того парня
Однажды болельщики попросили юных Таля и Фишера дать им автографы. Фишер, как обычно, отказался, а Таль попал в кольцо любителей и стал раздавать автографы за двоих: скачала размашисто ставил подпись американца, которую здорово подделывал, а затем свою собственную.
— Зачем вы работаете за Фишера? — удивился кто-то из шахматистов, оказавшийся рядом.
— Видите ли, — ответил Таль, — я этого бедного парня обыграл уже три раза и поэтому имею полное право царапать его фамилию.

Фора
Юный Фишер как-то заявил, что любой шахматистке, даже Ноне Гаприндашвили, тогдашней чемпионке мира, готов дать фору — коня и ход.
— Выиграет ли Фишер с такой форой у шахматной королевы? — спросили Таля.
— Фишер есть Фишер, а конь есть конь! — объяснил Таль.
Р.8. Кажется, это единственный случай, когда Таль заимствовал чужую шутку. Более ста лет назад, в 1894 году в Нью-Йорке, Ласкер сыграл матч с Энн Шовальтер, супругой одного из сильнейших американских мастеров того времени, Джеймса Шовальтера. Ласкер давал даме коня в фору и уступил ей 2:5. «Ласкер есть Ласкер, а конь есть конь», — заметил по этому поводу один из репортеров.

Матч с графом
В начале 60-х в Варшаве, в ресторане «Под крокодилом», любил играть на деньги международный мастер граф Казимир Плятер. Польские шахматисты недолюбливали зазнавшегося графа и решили его проучить. Для этого обратились к Михаилу Талю, который всю жизнь мечтал сыграть с графом. «Плятер не узнает Таля, так как он всюду видит только самого себя», — успокоил экс-чемпиона один из его приятелей. Михаил поставил прекрасный спектакль:
сначала, как положено, проиграл несколько партий, заманивая графа, а затем, когда ставки выросли, разгромил его, заставив раскошелиться на три тысячи злотых (огромная для того времени сумма). На деньги, конфискованные честным способом у графа, веселой шахматной компании удалось уничтожить чуть ли не все запасы «Крокодила». А на следующий день Казимир Плятер смотрел по телевизору, как шахматный король при большом стечении публики проводит сеанс одновременной игры…

Морфин или Чигорин?
Как известно, Таль никогда не блистал здоровьем. Нередко даже приходилось вызывать «неотложку», чтобы сделать ему укол.
— Миша, это правда, что вы морфинист? — спросил его как-то один из журналистов.
Другой на месте шахматного короля рассердился бы на такой бестактный вопрос и ответил бы в резкой форме. Но не таков был Михаил Таль.
— Что вы, какой я морфинист, — последовал мгновенный ответ, — я чигоринец!

Морской сюжет
Таль — самый веселый шахматный король, рекордсмен по количеству забавных историй, которые с ним приключались. Возможно, некоторые из них немного приукрашены автором, носят, так сказать, литературный характер, однако в правдивости следующего случая сомневаться не приходится. Однажды Таль пришел в гости к писателю Варлену Стронгину, причем не один, а вместе с симпатичной циркачкой-акробаткой, которой был увлечен много лет назад и, судя по всему, довольно серьезно. Пока Миша вышел на кухню покурить, его давняя подруга рассказала писателю замечательную историю.
Девушка гастролировала с цирком в Сочи и перед очередным спектаклем решила намного поплескаться в море. Заплыв метров на двадцать, она вдруг заметила на берегу Таля, с которым не виделась много лет. «Миша, я здесь! — крикнула она. — Иди ко мне!» Таль обрадовался и пошел циркачке навстречу. Но море в тот день штормило, и, сделав несколько шагов, Таль взмахнул руками и скрылся под водой. Бедная девушка смертельно перепугалась и изо всех сил стала звать на помощь: «Быстрее сюда! Таль тонет!» Плавающие неподалеку мужчины нырнули поглубже и вмиг вытащили тонущего человека. Гроссмейстер немного хлебнул воды, но быстро пришел в себя. Случайные спасатели не поверили своим глазам:
«Смотрите, действительно Таль…» Наконец он встретился взглядом со своей подругой и улыбнулся:
— Как я рад тебя видеть!
— Мишенька, милый, зачем же ты вошел в такое неровное море, если не умеешь плавать?
— Дорогая, но ты же позвала меня…

Наш адрес — Советский Союз
Когда Михаил Таль и Салли Ландау, первая жена гроссмейстера, подавали заявление о браке, невеста заметила незнакомого человека с фотоаппаратом. Она спросила у Таля, кто это.
— Фотокорреспондент из журнала «Советский Союз», — ответил жених.
— Что же, — сказала недовольно Салли, — теперь о нашем браке будет знать весь Советский Союз?
— Нет, — успокоил ее Таль, — только его читатели!

Муж-декабрист
На турнире претендентов в Кюрасао у Таля начались почечные колики и он угодил в больницу. Но как только полегчало, поспешил выписаться. Ему предложили немного задержаться для детального обследования. Но Таль категорически отказался. Главный врач больницы, милый человек, сказал ему перед выпиской:
— У вас там так страшно, арестовывают и отправляют в Сибирь. Оставьте хоть свою жену Салли здесь, она мне очень нравится.
— Она вам нравится здесь, — возразил Таль, — а я, если понадобится, буду любить ее и в Сибири…

Здоровье — пустяк
Однажды Ботвинник написал Салли письмо, в котором выразил озабоченность здоровьем ее мужа, и предложил им хотя бы на время перебраться в Москву, чтобы Миша мог полечиться в столичной больнице. Прочитав письмо, Таль был серьезен лишь мгновение, а потом объяснил Салли суть послания:
— Я все понял! Патриарх просто влюбился в тебя и хочет перетащить в Москву. Но сама посуди: стоит ли менять одного экс-чемпиона мира на другого?!

Жертва гения
Таль был любвеобилен, и во время его первого брака дело дошло до того, что он привел свою очередную пассию домой и занял с ней одну из комнат. В другой жили его родственники, а в третьей — Салли с их сыном Герой. Таль был гений, и близкие оправдывали любые его поступки, даже такие своеобразные. Правда, судьба этой девушки сложилась печально: она пыталась покончить с собой, а когда выжила, Таль ее оставил.

На ком женился бизнесмен?
После развода с Талем его первая жена Салли вышла замуж за бельгийского бизнесмена Джо Крамарза, с которым ее познакомила подруга из Антверпена. Он был крупным знатоком часов, прежде всего шахматных, увлекался и самими шахматами, причем его кумиром многие годы был Таль. И когда он узнал, что перед ним бывшая жена шахматного короля, он был потрясен. Иногда Салли казалось, что Джо женился на ней только потому, что она прежде носила фамилию Таль… А вскоре Михаил и Джо подружились. Они часто общались в Европе на международных турнирах, где Таль играл, а Салли приезжала болеть за него с новым мужем.

Единственное поражение
У Таля было три официальных жены. Браки с первой супругой — Салли и с третьей — Ангелиной длились долго. А вот вторая женитьба протекала в темпе блиц. В начале 70-х некая девушка, представительница славного города Тбилиси, вышла замуж за гроссмейстера с единственной целью — отомстить своему другу-грузину, которого она много лет любила, но тот не отвечал ей взаимностью (как выяснилось, он просто сдерживал чувства). И хитрая девушка добилась своего: через два дня после ее свадьбы с Талем, состоявшейся в Тбилиси, гордый грузин, узнав о браке своей возлюбленной, примчался в Москву, нашел молодоженов в гостинице и заявил, что если девушка не будет принадлежать ему, то он покончит с собой. Естественно, обманщица вернулась в Грузию, а Таль снова стал холостым. Это было его единственное поражение в жизни на личном фронте, и шахматный король не любил о нем вспоминать.

Два Михаила
В начале 90-х с Талем неотлучно находилась Марина, девушка из Ленинграда. Друзья Таля (а кто не считал себя его другом?) относились к ней настороженно, но все трагические месяцы 1992 года Марина вела себя безукоризненно, берегла и спасала больного Таля, а в последние дни приняла на себя самые трудные обязанности, с которыми не справилась бы ни одна медсестра. После смерти любимого человека она вышла замуж и родила сына, которого, естественно, назвала Мишей. И почти сразу же после родов покинула своего мужа. Больше он ей не был нужен: теперь у нее снова появился Мишенька, в нем и сосредоточился весь смысл ее жизни. Эта история настолько трогательна, что похожа на святочный рассказ.

Двойник
Таль прогуливался вдоль Каспийского моря по знаменитой бакинской набережной. К нему подошел незнакомец и сказал:
— Молодой человек, знаете ли вы, что удивительно похожи на гроссмейстера Таля? Правда, тот выглядит несколько солиднее.
— Да, знаю, — кивнул в ответ Таль, — мне об этом уже говорили.

Шестиклассник
Один корреспондент удивился, как это Михаил Таль не увидел простого хода, который нашел бы даже ученик 6-го класса.
— О, если бы я сейчас учился в б-м классе, — с грустью сказал Таль, — я бы и не такой ход нашел!

Счастливый карандаш
Немало было выдвинуто гипотез, почему Таль так неудачно провел второй поединок с Ботвинником, легко вернул ему шахматную корону. Однажды свое мнение по этому поводу высказал и сам Таль.
— Тут есть две причины. Вот первая. Во время матча 1960 года мы с Ботвинником жили в одной гостинице — «Москва», и перед каждой партией мой секундант Александр Кобленц исполнял неаполитанские песни. Меня это, конечно, вдохновляло, а Ботвинника, наоборот, скорее размагничивало. И спустя год он отказался жить в «Москве», лишив меня важного козыря.
И вторая причина. К восьмой партии матча-реванша мне наконец удалось подобрать «счастливый» карандаш. Но, увы, выиграв ее, я забыл карандаш на столе. А когда явился на следующую партию, он бесследно исчез: подозреваю, что его унес кто-то из поклонников Михаила Моисеевича. Как видите, все объясняется очень просто.

Женские возможности
Когда женскую шахматную корону завоевала Майя Чибурданидзе, один из корреспондентов спросил Таля:
— Скажите, как вы расцениваете шансы Майи стать чемпионом мира среди мужчин?
— Во всяком случае, выше, чем мои — стать чемпионкой мира среди женщин, — не задумываясь, ответил Таль.

Очередь надо соблюдать
Задумав снять фильм о всех 13 шахматных королях — от Стейница до Каспарова, журналист Виталий Мелик-Карамов обратился к Талю, чтобы договориться с ним об интервью.
– А со Стейницем вы уже договорились? — спросил восьмой чемпион мира.

Порода
На Рижском взморье мать Таля познакомила его с интеллигентной грузинской старушкой, которая когда-то имела титул княгини. И мать короля, естественно, представила своего сына бывшей княгине. Михаил тут же отреагировал:
— Мамочка! Княгиня не может быть бывшей, как не может быть бывшим сенбернар. Это порода, мамочка, а не должность.

Шахматная пила
Когда в 1965 году Таль проиграл финальный матч претендентов Спасскому и лишился возможности еще раз испытать себя в поединке за шахматную корону—с Петросяном, он был очень расстроен. Писатель Леонид Жуховицкий пытался утешить его: «Вы знаете, «Михаил Таль» — это титул повыше титула чемпиона мира». «А может быть, это и к лучшему, — сказал. Таль. — Не представляю, как можно сыграть 24 партии с Петросяном». Писатель его поддержал: «Да, это такая шахматная машина…» «Это как раз еще можно было бы вытерпеть, — ответил Таль. — Но это не шахматная машина, а настоящая шахматная пила!»

Некролог
В начале 70-х, перед тем, как Талю удалили в Тбилиси почку, журнал «Шахматы в СССР» на всякий случай подготовил некролог на шахматного короля. Когда все обошлось и Таль приехал в Москву, кто-то из редакции по простоте душевной показал ему этот текст.
— Я единственный человек, — гордился гроссмейстер, — который читал свой некролог при жизни!
Однако Талю стоило немало сил превратить этот антигуманный поступок редакции в шутку. Он часто не выдерживал и возвращался к этой теме.
— Кое-что в некрологе пропустили, — заметил он однажды, — и я, слава Богу, успел отредактировать. Наверное, стоило поставить подпись: «Исправленному верить. М. Таль».
В очередной раз Таль заговорил об этом неприятном случае с Варленом Стронгиным, с которым был дружен в те годы. И писатель, чтобы как-то смягчить обиду своего друга, в свою очередь рассказал ему о том, как Федор Шаляпин любил разыгрывать перед близкими собственную смерть и делал это весьма натурально. А когда те рыдали и падали в обморок, великий певец неожиданно воскресал, смеялся и объяснял, что теперь его настоящая кончина будет для них не так страшна.
— Но я не Шаляпин, — грустно улыбнулся Таль. — Зачем разыгрывать то, что рано или поздно неизбежно случится, ведь смертность у нас в стране пока еще стопроцентная. Впрочем, некролог может мне пригодиться, — добавил он. — Если меня задержит милиция (допустим, я приму немного лишнего), то покажу им бумагу. Раз меня нет на свете, то на кого же тогда составлять протокол? На нет и суда нет!

Фирменная шутка
У Таля было немало фирменных шуток, которые он любил произносить в компании своих друзей. Вот одна из тех, что он использовал часто… далеко за полночь: «Официант! Смените собеседника!»

Катет длиннее гипотенузы
Лет двадцать назад я провел с Михаилом Талем целый день и взял у него огромное интервью. Не место приводить его здесь, но вот что особенно запомнилось: ответы шахматного короля на самый первый вопрос и самый последний совпали…
В детстве Таль поражал всех своими математическими способностями, и поэтому в начале беседы я поинтересовался:
— Какому предмету вы отдавали предпочтение — алгебре или геометрии?
— Алгебраические задачи я решал почти мгновенно, — ответил собеседник, — а вот с геометрией отношения складывались драматически. Самое главное здесь — чертеж, а у меня, как я ни старался, всегда получалось, что катет длиннее гипотенузы!
А в конце разговора я спросил у Таля:
— Как вы понимаете красоту шахмат?
— Для многих моих коллег красота игры заключается в торжестве логики, прекрасная партия — это классическое здание с безупречными пропорциями. Я тоже нередко добиваюсь цели с помощью здравого смысла, но все же больше ценю в шахматах триумф алогичности, иррациональности, абсурда. Короче говоря, мне дороже всего тот миг, когда на доске катет длиннее гипотенузы!

Поэтическая версия
Вот история, которую Таль однажды поведал известному калмыцкому поэту, большому поклоннику шахмат, Давиду Кугультинову.
В 1960 году, выиграв матч у Ботвинника, Таль решил немного отдохнуть и хотя бы месяц не прикасаться к доске и фигурам. Но одно важное обстоятельство заставило его изменить планы. Буквально через два дня после его триумфа к нему в гости пришел знакомый врач-психиатр, кстати, сам приличный шахматист. И он рассказал Талю о 17-летнем мальчике, который лежит у него в больнице. «У этого парня что-то с психикой, — сказал врач, — он считает себя суперчемпионом, внушил себе, что когда-то в прошлом сразил Алехина и Капабланку и теперь ему нет равных. Единственный шанс излечить юношу, страдающего манией величия, — обыграть его в шахматы, тогда, быть может, к нему вернется разум». При этом врач признался, что сам справиться с мальчиком за шахматной доской не в состоянии.
Ради здоровья своего юного коллеги Таль согласился на научный эксперимент и отправился в больницу. Зайдя в палату, он скрыл от мальчика, что имеет некоторое отношение к шахматам и даже знаком с самим Ботвинником…
Тем временем угрюмый юноша предложил Талю фору, и чемпиону мира стоило больших трудов убедить его сыграть с ним на равных. Партия началась. И—о чудо! — Таль, этот кудесник шахмат, не сумел сдержать напор юного шахматиста и не устоял против его дьявольской атаки. Сразу же началась вторая партия. В ней Таль призвал на помощь все свое искусство, играл так, будто напротив него сидит сам Ботвинник. Мальчик действовал чересчур легкомысленно, и реванш состоялся.
Поражение, надо сказать, травмировало юношу, а тут еще врач, разумеется, в лечебных целях, упрекнул своего пациента: «Какой же ты чемпион, проиграл любителю!» Таль чуть не вскрикнул, он хотел признаться мальчику в обмане, сказать ему, что он незаурядный шахматист, порадовать, что свел вничью матч с чемпионом мира. Но врач запретил Талю раскрывать секрет, и гроссмейстер пошел у него на поводу, полагая, впрочем, что гениальность мальчика скрыть невозможно и скоро о нем заговорят все.
А задумка врача, его метод лечения полностью оправдались. Действительно, после такой шахматной терапии мальчик выздоровел, стал нормальным человеком. Но вся беда в том, что нормальным он стал во всем — психологический шок так подействовал на больного, что он мгновенно превратился из «шахматного Паганини» в заурядного игрока, лишился своей индивидуальности. Да, выходит, доктор избавил необыкновенного юношу не только от болезни, но и от гениальности…
Этот необычный случай произвел столь сильное впечатление на Кугультинова, что вскоре он написал поэму «Шахматист», идея которой напрашивалась сама собой: «Гений — это не болезнь ума».
К счастью, конец этой истории совсем не печальный, а наоборот, даже. смешной. Как позднее шахматный король признался Кугультинову, ни больницы, ни врача, ни странного мальчика не существовало на свете, все это плод талевского воображения. А придумал он такой необычный сюжет только для того, чтобы расшевелить фантазию поэта, заставить его обратить свой поэтический взор на малоизведанный для него шахматный мир. И в результате Таль достиг своей цели. Признателен был ему за это и поэт. Ведь свою уловку Таль раскрыл Кугультинову уже после того, как поэма «Шахматист» появилась на свет…

Король во гневе
Таль никогда не демонстрировал коллегам-шахматистам своего превосходства над ними — воспитанность и хорошие манеры не позволяли этого делать. Хотя иногда…
В зарубежных поездках Таль, как правило, занимал двухместный номер вместе с журналистом Александром Рошалем. И случалось, что шахматный король возвращался в гостиницу поздно ночью, причем заметно подшофе. А Рошаль, беспокоясь о здоровье Михаила, говорил ему, что это никуда не годится. Но Таль обижался: кто смеет учить меня, самого Таля, как себя вести!? Он бросал на Рошаля гневно-иронический взгляд и резко парировал его замечание:
— А ты мат слоном и конем поставить можешь??

Король во гневе
В последние годы Таль выглядел неважно. Однажды в Германии с ним поздоровался кто-то из знакомых.
— Спасибо! — сказал Таль.
— За что? — удивился прохожий.
— За то, что узнали меня!

Головная боль
— Папа, как ты себя чувствуешь? — спросил Таля его сын Гера, живущий в Израиле.
— Неважно. Зато мой абсцесс в прекрасной форме.
— Тебе надо поехать в Израиль подлечиться, — посоветовал сын.
— Но я же не араб, чтобы создавать Израилю дополнительную головную боль! — отказался Таль.

Специалист по ближневосточной медицине
В 1990 году пошли слухи, будто Таль эмигрирует в Израиль. Первым об этом сообщил югославской газете «Политика» гроссмейстер Суэтин. Затем информация переместилась в Голландию и далее за океан, где в то время пребывал Каспаров. В «Новом русском слове» он подробно рассказал о том, что Таль тяжело болен, в Союзе его болезнь не лечится, и поэтому он уезжает в Израиль. Слова Гарри — достаточное основание для дальнейшего распространения слухов. Молва об эмиграции Таля в конце концов. перекочевала в газеты Германии, где он тогда находился.
— Все мы знаем Гарри как гениального шахматиста, способного бизнесмена и политика. Но мы даже не догадывались, насколько он сведущ в ближневосточной медицине! — прокомментировал заявление Каспарова Михаил Таль.

Единственный читатель
На одном из чемпионатов страны Таль похвалил шахматного журналиста Виктора Хенкина за его репортажи. Виктор Львович расплылся в улыбке и поблагодарил экс-чемпиона за комплимент, заметив, что редко от кого удается услышать такие теплые слова.
– Естественно, – признался Таль корреспонденту, – кроме меня, тебя никто и не читает.

Фамилья та ль?
На одном из турниров Таль выступил неудачно и занял седьмое место. По этому поводу появилась такая эпиграмма: Седьмое место занял Таль. Не может быть! Фамилья та ль? Автором эпиграммы был… сам Таль.

Равный счет
Таль неудачно играл против Виктора Корчного, долгое время он не мог у него выиграть. По этому поводу Таль шутил: У меня с Корчным счет 5:5, я сделал пять ничьих и пять проиграл.
Источник:www.peoples.ru/ 

Михаил Таль похоронен в Риге на Еврейском кладбище на Шмерли

 

Владимир Палей: «Архивы не горят»

 

Роман Янушевский

Рано или поздно все мы задумываемся о корнях, пытаемся так или иначе разузнать о  своих предках. Двадцатый век, как и девятнадцатый до него были богаты событиями, поэтому вы вряд ли встретите скучные семейные истории, скорее, много изломанных судеб. Столько всего переплелось – погромы, революции, войны… Глобализация началась в первую мировую войну, втянув в свою воронку миллионы жизней. А что человеческие судьбы? Они что перышки. История разбрасывается ими, как ей вздумается. Война в школьном учебнике уже не страшна, потому что смерть там предстает оптом, безымянными солдатами. Но у всякого горя есть лица, так же, как и у всякой радости. И каждая семья проживает свою маленькую историю. Владимир Палей – один из тех, кто помогает ее восстановить, насколько это возможно, извлекает всеми забытые имена из пыльных архивов, помогает желающим познакомиться со своими предками. В общем, он – архивный генеалог.


Расскажи, как ты пришел к тому, чтобы заниматься генеалогией, тем более на профессиональном уровне?

– Пожалуй, по наитию, как и все происходит в жизни. Будучи ребенком родителей-технарей, впитав логическое мышление с молоком матери, лет до десяти меня вообще не интересовали такие абстрактные вещи, как литература, история, искусство.

А в десять лет я влип в историю в буквальном смысле слова. Потому что исторические рассказы и логическое мышление слишком часто входили в противоречие друг с другом. Так, пытаясь найти ответы на образовавшиеся вопросы, я очень сильно увлекся историей, естественно, сначала историей России, потому что это ближе, понятнее.

И с сожалением я обнаружил, что даже в условиях семидесятых годов двадцатого века в Советском Союзе было очень сложно найти какую-то объективную информацию о той же Киевской Руси. Ведь все исторические книги писались, исходя из марксистского подхода о ничтожности роли личности в истории.

Вскоре я понял, что гораздо проще восстанавливать ход событий по биографии правителей: киевских князей, московских царей, и тут же начал систематизировать всю собранную информацию по периодам правления того или иного монарха. Сходу возник вопрос, почему они руководили государством именно в такой порядке, а не в ином. Ответ лежал на поверхности – по праву наследования. Соответственно, для того, чтобы понять, кто, откуда и куда, нужно было составить родословную.

Позанимавшись некоторое время родословными всевозможных правителей, сначала Руси, потом всех остальных европейских государств, а затем и всех остальных неевропейских государств, в какой-то момент я подумал – почему я знаю родословные каких-то монархов, которые ко мне не имеют никакого отношения, но не знаю своей собственной. Это случилось как раз в тот момент, когда я перешел к изучению древнеиудейского и древнеизраильского царств. Так образовалась матрица, и где-то лет с двенадцати-тринадцати я занялся генеалогией собственной семьи, успев многое восстановить, застав еще в живых старших родственников.

– Насколько ты преуспел в этом, до какого колена продвинулся?

– В те годы немного, где-то на четыре поколения, лет на сто-сто пятьдесят. Я считал, что это очень скромно, но с другой стороны, тогда, при советской власти, не было доступа в архивы.

Поэтому когда я в 1992 году совершенно случайно обнаружил рекламное объявление – некое общество с ограниченной ответственностью «Архивы России» («АРОС») предлагает всем желающим восстановить их родословную – я откликнулся на рекламу и пришел по указанному адресу. Показал, что мне удалось собрать на основе опроса старших родственников, и сказал: ребята, хочу больше. На меня посмотрели большими круглыми глазами и сказали: понимаете, молодой человек, у вас уже больше, чем мы предлагаем нашим клиентам ПОСЛЕ архивного исследования. И пригласили меня на учредительное собрание еврейского генеалогического общества. Все было очень быстро, шел 1992 год. А с 1993 года появился реальный доступ к архивам, теперь в них можно было работать.

И вот без специального образования и особой подготовки, но так уж получилось, я быстро освоил этот специфический навык. Уже в 1995 году меня выбрали президентом общества, а в 1998 году я возглавил еврейский отдел Ассоциации профессиональных генеалогов бывшего Советского Союза. Еврейское генеалогическое общество любительское, а ассоциация – профессиональная. И вот с теми самыми сотрудниками «АРОС», к которым я пришел в 1992 году просто с улицы, мы теперь коллеги, работаем в команде. У них нет сомнений в моем профессионализме. Уже почти пятнадцать лет мы занимаемся архивной генеалогией. Потому что не только рукописи не горят, как известно, но и архивы.

– Занявшись архивной генеалогией профессионально, насколько хорошо ты изучил историю своей семьи?

– Если до попадания в архивы я знал генеалогию своей семьи где-то со второй половины девятнадцатого века, то благодаря архивам удалось проследить еще на сто пятьдесят лет – от самого начала восемнадцатого века. За эти пятнадцать лет удалось поработать почти в трех десятках архивов как в бывшем Советском Союзе, так и в Америке, Израиле, Швейцарии, Югославии, Франции.

Да, действительно сохранилось далеко не все, но существующий стереотип – какие архивы, были же войны сплошные, ничего не сохранилось – он очень далек от действительности. Никакая армия не воевала с архивами, армии воевали между собой. Многие архивы пострадали не в результате военных действий, и даже не в период войн, а в мирное время. Причем гораздо больше, чем в военное. В результате недостаточного финансирования, из-за переделов административных границ, потому что в России, так и в Белоруссии, Украине, Литве – европейской части бывшего СССР архивные документы хранятся строго по административно-территориальному принципу.

Например, если документы формировались в период губернского деления Российской империи, после чего губернии были расформированы, и образованы области в границах, которые не совпадают с границами губерний, то старый губернский архив делился. Документы передавались в новосозданные областные архивы, там, где было возможно отделить. Далеко не все, что выехало из губернского архива, доехало до областного.

Кроме того, недостаточное финансирование архивов не позволяло своевременно проводить ремонт в архивохранилищах, создавать должные условия для хранения архивных документов. Случались пожары и потопы. Ветхие дела просто разваливались, когда не было денег на реставрацию.

Насколько глубоко возможно проследить по архивам различную информацию?

– Тут очень много факторов влияет на результат. Наиболее существенный фактор – это то, что абсолютное большинство евреев приобрели фамилии всего на всего двести лет назад. До начала девятнадцатого века, как в Российской империи, так и в империи Габсбургов, и в Пруссии, и вообще в Европе все городское население, частью которого были евреи, не имело фамилий. Кроме того, абсолютное большинство евреев Российской империи более двухсот лет назад были подданными Речи Посполитой, то есть Польского государства, а в нем не проводились переписи населения.

В общем, вплоть до конца восемнадцатого века мы имеем дело с людьми, у которых нет фамилий, живущих в стране, где не проводились переписи. Глубже этого проследить их семейную историю порой представляется просто невозможным. За редким исключением потомков раввинов и законоучителей европейского Средневековья, когда семьи заботились о сохранении собственной родословной сами, не полагаясь на государство. В таком случае мы можем проследить корни вплоть до родоначальника. У кого-то он жил в пятнадцатом веке, у кого-то в десятом. Но это буквально единицы. Для девяноста девяти процентов евреев Советского Союза и Российской империи оптимальный вариант – это начало восемнадцатого века.

Если в списки первой переписи населения после раздела Польши – в российскую перепись 1795 года попадал пожилой человек, которому было лет семьдесят, значит, мы имеем дело с 1725 годом. То есть, плюс-минус первая треть восемнадцатого века – это максимум для абсолютного большинства российских евреев. Но и этого достигают далеко не всегда.

– Что собой представляет архив? Насколько там систематизирована информация?

– Естественно, доступны только систематизированные материалы. В  каждом архиве есть неразобранные дела, и благодаря ним порой возникают открытия – когда исследователь получает возможность работы с документами, еще не введенными в научный оборот.

В архивной генеалогии есть несколько пластов. Базовый уровень – метрические книги, содержащие записи о родившихся, женившихся, разведенных и умерших, а также переписи населения, которые в Российской империи назывались ревизиями, а их результаты – ревизскими сказками. Сказка – не потому что это придумано, а потому что «со сказа», то есть, записано со слов.

Плюс так называемые микропереписи: в крупных городах составлялись такие посемейные списки в промежутках между ревизиями, или между последней (десятой) ревизией 1858 года, и первой уже всероссийской переписью 1897 года. Вот и базовый уровень, благодаря которому мы можем узнать имена, даты, но ничего не можем сказать о самих людях.

Вспомогательными инструментами этого уровня являются списки учета призывников, налогоплательщиков, и прочие финансовые документы, где можно узнать имена и даты, но почти ничего о самом человеке. С этим пластом документов все просто – документы либо есть, либо нет, и если сохранились, мы можем узнать, где они имеются в наличии. Когда берешь архивное дело в руки, ты знаешь, что там находится только то, что записано. Либо это метрические записи, либо это переписи населения.

Гораздо более сложный, с заранее неизвестным результатом другой пласт документов – то, что мы называем «за пределами метрик». По существовавшей в Российской империи практике, если человек, глава семьи хотел что-либо существенно изменить в своем социальном статусе, как то: открыть торговое дело, построить вместо деревянного дома каменный, вместо маленького дома большой дом, получить лицензию на тот или иной вид предпринимательской деятельности или выделить выросшего сына в отдельный бизнес, он не мог это сделать самостоятельно, а должен был подать прошение властям.

Форма прошения была составлена таким образом, что прежде чем изложить суть просьбы, нужно сначала на двух-трех-четырех страницах представиться. «Я, такой-то такой-то, сын такого-то, принадлежу или возглавляю семью, состоящую из, прибывшую в город N тогда-то, при таких-то обстоятельствах…» В общем, описать всю историю семьи и лишь потом изложить просьбу. Если находишь такое дело, это уже не просто имена и даты.

Но здесь мы сталкиваемся с большими сложностями, потому что, во-первых, заранее неизвестно, существовало ли подобное прошение или прошения от этой семьи. Во-вторых, их никогда не собирали отдельно. Раз они подавались в губернское правление, то и хранятся среди прочих дел губернского правления, и поэтому такое прошение можно обнаружить между отчетом пожарной команды уездного города и постановлением об очередном призыве на воинскую службу. Дела губернского правления гигантские по своему объему, и все это нужно просматривать вручную, потому что ни российские, ни украинские, ни белорусские архивы не компьютеризированы и не оцифрованы.

Берешь такое многокилограммовое дело столетней – стопятидесятилетней давности и постранично его листаешь, дыша  пылью, и пытаясь разобрать каракули, которые когда-то были черным по белому, а сегодня это рыжим по желтому. Но если находишь подобное, это стократно окупает хлопоты, треволнения и весь твой труд. Ровно по Маяковскому – «из тонны шлака грамм руды» добываешь.

Есть своя специфика в разных регионах, потому что, например, Западная Украина не входила в состав Российской империи, а была частью Австро-Венгрии, и потому здесь не уместно говорить о российских ревизиях, кроме того, в Австро-Венгрии, вообще, не проводились переписи населения. Зато метрические книги там велись гораздо более пунктуально, чем в Российской империи, данные записывались каллиграфическим почерком, и как они были черным по белому, так и остались: и бумага, и чернила другого качества. Естественно, записи велись не на русском языке, а сначала на немецком, потом на польском, и затем на украинском. Но в целом, работать несколько проще.

Сложнее устанавливать родственные связи, потому что ревизская сказка дает полный состав семьи, и там уже не надо теряться в догадках, где отец, где сын, где брат – кто родственник, а кто однофамилец. Когда же ревизий нет, и есть только метрические записи, не всегда возможно точно установить степень родства. В общем, везде есть своя специфика работы, а в целом можно сказать – чем крупнее населенный пункт, в котором проживали предки наших клиентов, тем больше там сохранилось документов.

Если мы проводим архивное исследование не на основе места проживания, а пытаемся восстановить историю политически или экономически активного персонажа, то лучше начинать поиск с Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге, потому что это архив Российской империи. Но наибольший успех ожидает исследователя, когда точно известен населенный пункт проживания, а лучше рождения человека.

– Можно ли почерпнуть в архивах информацию о наших современниках?

– Важно отметить, что все наши исследования начинаются от семидесяти пяти лет назад и раньше, потому что по законам практически всех стран на этот срок сохраняется тайна личной жизни, и документы генеалогического характера не находятся в открытом доступе. Только когда они передаются на государственное хранение в открытый доступ, тогда уже можно с ними работать.

Когда мы начинали в 1992, были доступны документы досоветского периода. С тех пор прошло пятнадцать лет, открылись документы и первых лет советской власти. Но наши основные исследования приходятся на период Российской империи, и в гораздо меньшей степени на советский период. Поэтому прежде чем к нам обратиться, человек должен сам на основе опроса своих старших родственников установить место жительства семьи восемьдесят лет назад. Только тогда мы можем хоть чем-то помочь.

– Если есть желание проследить историю своей семьи, к кому можно обратиться? Стоит самостоятельно обратиться в архив и лично проверить, есть ли там нужные документы или все-таки лучше искать специалиста?

– Есть несколько возможных вариантов действий. Можно направить письменный запрос в архив. Важно только определить, в какой именно архив его направлять, потому что документы хранятся по территориальному принципу.

И хорошо если семья проживала восемьдесят лет назад в городе Киеве – как он был центром Киевской губернии, так и сейчас центр Киевской области. Тут ясно – запрос нужно отправлять в киевский архив. В Киеве есть, как минимум, три архива. Хуже, если семья проживала в уезде, который относился, например, к городу Новозыбкову, который до двадцатых годов двадцатого века был уездным центром Черниговской губернии, а теперь это районный центр Брянской области.

– Запрос должен быть конкретным, правильно?

– Совершенно верно, абсолютно конкретным. Если человек хочет получить ответ, он должен указать фамилию, имя, отчество своего известного предка, и запросить данные о нем, о его семье, о его предках. Если, например, человека звали Ицик, а сегодняшний запрос будет на имя Ицхака или Исаака, то архив честно ответит, что ни про Ицхака, ни про Исаака у него никаких данных нет. Про Ицика у них никто не спрашивал.

В населенных пунктах, которые меняли административную принадлежность чаще всего часть документов хранится в старом месте, а часть в новом. Надо писать в оба архива. Чтобы получить положительный ответ на прямой запрос в архив, данный запрос должен быть корректно составлен. Затем придется очень долго ждать, и даже получив отрицательный ответ, нет никакой гарантии, что данных действительно нет, и это не является простой отпиской.

Другой путь – можно поехать самому в архив, написать заявление на имя его директора с просьбой допустить к работе с архивными документами по конкретной теме, сидеть в читальном зале, самому изучать эти метрические книги, ревизские сказки, налоговые ведомости. Нужно иметь навыки работы с такими документами, изначально понимать, какие именно дела стоит заказывать для изучения. Где-то сотрудники архива подскажут, а где-то не смогут, не захотят, у них не будет времени. И еще невозможно ответить на незаданный вопрос. Если человек не спрашивает, то ему никто не отвечает.

Послать письменный запрос – это самый дешевый вариант, но и самый низкий результат. Поехать самому – это чуть подороже, результат будет чуть лучше, но тоже никаких гарантий, что будет исчерпывающий ответ на вопрос. Обратиться к специалисту – это самый дорогой вариант, но и ответ будет самый полный.

Практически во всех постсоветских странах или крупных регионах есть профессионалы, которые оказывают подобного рода услуги. К ним не надо ехать, им можно написать. Они есть в Белоруссии, Молдове, Литве, на Украине. Каждый из этих независимых исследователей работает в своем регионе. Есть также генеалогическая служба, находящаяся в Москве, которая работает по всей территории бывшего Советского Союза. Для нас не составляет проблемы, если часть семьи жила, скажем, в Одессе, другая – в Вильнюсе, а третья – на сегодняшней границе России и Белоруссии. Мы работаем со всеми архивами, и гарантируем, что достаем из архива все, что там сохранилось.

Прежде чем браться непосредственно за исследования, мы обращаемся к уже накопленной базе данных по тому, какие дела и в каких архивах сохранились. Естественно, не на уровне конкретных имен и фамилий, а хронологических отрезков и населенных пунктов. Так мы заранее можем честно сказать, что по такому-то населенному пункту за такой-то год не сохранилось ничего, не тратьте ваши деньги понапрасну. Или наоборот, что сохранилось достаточно много, есть смысл проводить исследования.

– Что человек получает в результате вашего исследования?

– Если речь идет о базовом уровне – метриках и ревизиях, мы предоставляем родословную схему семьи, сколько нам удалось восстановить поколений родственных связей. Всё это сводится в единую диаграмму. На каждое событие, имя, дату, родственную связь прилагаем копию архивного документа, подтверждающего сей факт.

При необходимости переводим на доступный клиенту язык. В переводе нуждаются не только русскоязычные документы для англоязычного клиента, но и часто для современного русскоязычного клиента документы, составленные на старорусском языке. Бывают бумаги на русском языке, написанные так, что кроме специалиста никто их прочесть не может. Мы работаем с документами на иврите, идише, польском, немецком, старобелорусском, украинском. Язык оригинального документа для нас проблемы не составляет, точно так же как и перевод на любой необходимый клиенту язык. Также мы предоставляем в качестве бесплатного приложения историю данного населенного пункта, происхождение фамилии, что далеко не всегда очевидно – не все лежит на поверхности.

Если мы видим, что заказчик готов проявлять интерес за пределами метрик и ревизий, и нам удается найти описание семьи или персонажей, можно и дальше продолжить исследования. В частности, мы работаем также с судебными архивами и архивами полицейских управлений. Чем более активную общественную позицию занимали представители данного семейства, тем больше документов отложилось в государственных архивах. Мы собираем абсолютно все, что сохранилось, и предоставляем эти данные в товарном виде – как в качестве диаграммы родственных связей, так и в описании наиболее ярких страниц в семейной истории.

– Во сколько клиенту обойдется эта услуга, если речь идет о минимальном наборе – метриках и ревизских сказках?

– Начиная с нуля, если человек обращается, а согласно нашей базе данных, к великому сожалению, ему уже никто не сможет помочь. Мы же приступаем к работе только тогда, когда точно знаем, что хоть что-то сохранилось.

Цена зависит также от региона, потому что тарифы на архивные услуги рознятся от места к месту. На сегодняшний день минимальная ставка  – начиная от пятисот долларов. Это такой невозвратный аванс, причем сумма едва покрывает наши собственные расходы.

– А какой потолок?

– Практически нет предела. В среднем, успешное исследование начинается где-то от двух тысяч долларов, иногда оно переваливает и за десять тысяч. Порой бывают действительно яркие персонажи – люди, которые за свою жизнь успевали семь-восемь раз поменять страну проживания и в хорошем смысле наследить своей бурной профессиональной или общественной деятельностью во всех этих государствах. Такое исследование и занимает не один год, требует больших расходов, но зато приносит солидные результаты.

Сколько времени обычно занимает исследование?

– Бывает, укладываемся в два-три месяца, но тот срок, который мы гарантируем клиенту – первый этап исследования занимает до полугода. В случае, например, с литовскими архивами официально установленный Архивным управлением Литовской республики срок ответа по существу на генеалогическое обращение – полтора года. Принципиальный ответ – есть или нет данные, они дают очень быстро, буквально в течении нескольких дней, а вот при расширенном положительном ответе, что конкретно имеется, ожидание длится около полутора лет.

– Это если обращаться к фирмам-посредникам, которые занимаются генеалогическими исследованиями, или в архив?

– Один нюанс – если обращаться в архив напрямую, вам предоставят копии найденных документов. Но никто не будет анализировать их, не станет заниматься ничем, кроме метрик и переписей, я уж не говорю о переводе бумаг на другие языки. Нашли документ, сняли с него копию, поставили печать: «Копия верна», и отправили. Лишь независимые исследователи оказывают услуги по анализу документов, переводу, составлению родословных схем и поиску биографических сведений за пределами метрик и переписей.

– Кто ваши клиенты?

– Люди, которые всерьез интересуются своими корнями и готовы платить за это. Встречаются и известные фигуры, в том числе так называемые «олигархи», но по понятным причинам, я не стану упоминать имен, они не любят рекламы.

– Сколько независимых исследователей работает на территории бывшего СССР?

– Наша ассоциация профессиональных генеалогов на сегодняшний день – это единственное объединение профессионалов в области генеалогии всего бывшего Советского Союза. Нас, если я не ошибаюсь, порядка двадцати пяти членов.

Специализирующихся в еврейской генеалогии – я возглавляю как раз еврейский отдел в ассоциации – всего пять человек. К тому же часть членов нашей ассоциации являются специалистами «в том числе и по еврейской архивной генеалогии», хотя их основным приоритетом является нееврейская генеалогия. Это не означает, что существует какая-то принципиальная разница между генеалогией еврейской, русской или украинской семьи.

Вообще, генеалогия – очень специфический вид деятельности, она требует высокой квалификации, при этом не являясь продуктом массового спроса. Быстрых денег здесь не сделаешь. Для людей, которые занимаются ею с начала девяностых, она стала не просто профессией, но и частью их жизни. Наши молодые коллеги, которые хотя и пробуют заниматься подобными исследованиями, очень быстро понимают, что это далеко не самое хлебное занятие, поэтому, к огромному сожалению, наши ряды особо не пополняются.

(Примечание: впервые материал в несколько сокращенном виде был опубликован в «Окнах», приложении израильской газеты «Вести» от 26 июня 2008 г.)          7 июня 2011

В продолжение материала получил письмо, которое публикую полностью:

Дорогие коллеги!

Хочу обратить ваше внимание на недавно появившуюся в русской Википедии http://ru.wikipedia.org статью “Еврейская община города Бендеры”
Я нашел автора статьи – им оказался совершенно уникальный 30-летний энтузиаст-любитель из Бендер, который живет в Бендерах, учится в тираспольском торговом техникуме, работает охранником на хлебозаводе.
Его корни из Екатеринослава/Днепропетровска, он сам родился в Бендерах, уже в пост-советское время успел пожить с родителями несколько лет на российском Ямале (1992-95), в собственно молдавском Аннений Ной (95-96), отслужить в приднестровской армии (1999-2001) и вернуться в Бендеры.
Его зовут Руслан Равикович (Гаврилюк)
Хочу процитировать часть нашей переписки:

Здравствуйте Владимир, во-первых, “еврейская” история города мне очень близка и интересна, так как я сам еврей, хотя мои предки и родители родились не здесь, но я здесь родился и живу и собирал сам сведения у жителей – сторожил, в книгах, описанных в статье, в синагоге, в общем достал всех, кого можно. Я просто думаю, что кроме меня это никому не надо, но все же хотел, чтобы люди знали о таком еврейском местечке, как штетл Бендеры. Я являюсь членом еврейской общины города, хотя сейчас на территории города есть только те действующие еврейские организации, которые я описал в статье. К сожалению, еврейская община и жизнь нашего города в этом плане перестала существовать, а вот самый пик расцвета еврейской общины был с 1989 по 2001 год. Был и БЕКОЦ “Шошана” (Бендерский еврейский культурный общинный центр), Синагога, Благотворительный центр “Хесед Иосиф”, Сохнут, Общество узников гетто и многие другие. Сейчас все заглохло, остались только немногие мероприятия….
Фотографировал все фото я сам, целый месяц ходил по городу, только вот до кладбища еще не добрался пока. В архивах я не работаю, просто общаюсь со знающими людьми – собирать различные старинные сведения – это мое хобби, тем более, если касается еврейства. Это и генеалогия – мои два хобби – ведь надо что-то оставить для потомков. Сейчас в городе проживает небольшое количество евреев, в основном пожилые люди, поэтому Бендеры утрачивает свое еврейское лицо, хотя когда-то до ВОВойны в городе проживали практически одни евреи (как буд-то они его и основали…)
 

Полагаю, что уже собранные и еще несобранные им материалы могут быть интересны более широкому кругу краеведов, историков и общинных работников.

Похоже, что он и сам заинтересован в общении, так как разрешил мне поделиться его контактами:
Лето 2007 г.
Бендеры домашний 3-40-14, моб. +373 68563142, e-mail rawikowitsch@mail.ru


Vladimir Paley

Элеонора Хризман. Фамилии «по прейскуранту»

или легенды и действительность еврейской ономастики

….Открывая дверь в свой кабинет, худой, черноволосый чиновник бросил тоскливый взгляд на кучку причудливо одетых галицийских евреев. «Какие же они все-таки несуразные!» – в который раз подивился Эрнст Теодор на их вычурные меховые шляпы-штреймлы, траурные долгополые лапсердаки и черные штаны, заправленные в белые гольфы. Чиновник, впоследствии ставший знаменитым писателем-романтиком, антисемитом не был, просто он очень страдал от необходимости зарабатывать на жизнь в скучном и пыльном, провинциальном варшавском архиве.

Его появление вызвало волнение, евреи начали быстро перешептываться между собой, видимо, решая, кто первым войдет в контакт с представителем официальной власти.

–         Проше пане, можно? – один из просителей проскользнул в дверь и остановился в ожидании ответной реакции. – Сертификат о фамилии…

–         Имя? – последовал вопрос.

Клерк на минуту задумался, недовольно взглянул на еврея, потом вдруг улыбнулся и быстро черкнул что-то на бланке. Подпись, печать, и первый на сегодня обладатель новой фамилии оказался за дверью. «Мойше-Ицхок Штокфиш» –  гласила официальная бумага.

– Следующий, – раздался нетерпеливый голос чиновника…

Это лишь одна из легенд, описывающих принудительное поголовное «офамиливание» евреев, проживавших в Галиции, Подолии и других регионах Восточной Европы. «Как все происходило на самом деле, достоверно неизвестно, подобная ситуация и порождает разного рода сказки и легенды», – считает профессиональный исследователь в области ономастики, кандидат математических наук Александр Бейдер.

Этимологией еврейских фамилий Бейдер начал заниматься в 1986 году в качестве очередного интеллектуального развлечения, одновременно с началом аспирантуры МФТИ. В школьные годы Александр увлекался этимологией географических названий, российской и еврейской историей. Однажды в библиотеке иностранной литературы ему попалась книга Б.О.Унбегауна «Русские фамилии» с отдельной главой по еврейским фамилиям России. Читая эту книгу, Бейдер почувствовал, насколько эта область его привлекает. К окончанию аспирантуры у него уже была готова не только диссертация по прикладной математике, но и существенная часть первой книги по ономастике, а именно, этимологического словаря еврейских фамилий Российской империи. К настоящему времени у Бейдера издано издано 6 монографий на английском языке. А в 2000-м году он  защитил докторскую диссертацию в Сорбонне по теме «Традиционные ашкеназские имена»

Сейчас Александру Бейдеру 46 лет, он родился в Москве, а с 1990 года живет с семьей в Париже. Последние 14 лет работает консультантом и лектором по управлению и планированию работой крупных предприятий во французских филиалах американских компаний. Все эти годы занимался иудаикой в свободное время, посвящая этой науке вечера и выходные.  Александр существует в трехязыковом пространстве: дома говорит по-русски, на работе, в основном, по-французски, а книги и статьи по иудаике пишет только по-английски, так накопилось максимальное число читателей из научного мира, а также непрофессионалов, которым эта тематика интересна.

– Александр, какие легенды связаны с еврейскими фамилиями?

–         Существуют две группы идей, на первый взгляд, правдивых, но имеющих к исторической действительности весьма слабое отношение, или  вообще, никакого. Первая группа –семейные легенды, повествующие о происхождении фамилии конкретной семьи. Вторая, «научная» группа включает отдельные истории, кочующие из одной книги в другую, при этом, как правило, авторы не указывают источников информации. Возвращение к одной и той же истории в текстах разных авторов, писавших в разные периоды и на разных языках, создает ощущение непреложной истины.

–         Итак, истории из «научной» группы…

–         Первая история родилась в Галиции, где фамилии у евреев появились раньше, чем в других регионах, в конце 18 в. Легенда утверждает, что австрийские чиновники брали взятки за присвоение фамилий, существовали даже четкие прейскуранты. «Красивые» фамилии, образованные от названий драгоценных камней или цветов (Гольдштейн «золотой камень», Розенталь «долина роз» или Зильберберг «серебрянная гора») были самыми дорогими. Фамилии,  с названиями обыкновенных металлов (Айзенберг «железная гора» или Купферштейн «медный камень») были более доступными. Такие фамилии, как Адлер «орел», Геринг «сельдь», Швальбе «ласточка» были бесплатными.

Христианские чиновники-антисемиты присвоили также  многочисленные уничижительные фамилии просто назло их будущим еврейским носителям.

Герой второй «научной» легенды – известный немецкий писатель-романтик Эрнст Теодор Амадеус Гофман, ставший автором большинства вычурно-звучащих фамилий евреев Варшавы на рубеже 18-19 веков. Тогда он был скромным клерком, очень не любил свое занятие и присваивал им фамилии в зависимости от своего настроения. После рыбного деликатеса, приготовленного женой, появлялись фамилии типа Щупак (щука), Штокфиш (треска), Велорыб (кит), Вайксельфиш (рыба из Вислы). «Птичьи» фамилии появлялись после прогулки Гофмана мимо витрин зоомагазинов. Музицирование на органе костела обогатило еврейскую ономастику фамилиями с религиозной коннотацией: Готгельф (Б-г в помощь), Гиммельблау (небесная синь), Кадзидло (фимиам). При этом решения его обжалованию не подлежали, а другой чиновник, бывший постоянным спутником в его прогулках, записывал все новые фамилии в свою книгу, взыскивал налог и назначал день выдачи обязательного сертификата о новой фамилии.

– Удалось установить источник этих легенд?

–         В процессе работы над словарями фамилий евреев Царства Польского и Галиции, мне удалось выяснить,  что идея об огромном числе издевательских фамилий в Галиции восходит к большой статье австрийского писателя Карлом Эмилем Францосом, по происхождению галицийского еврея, опубликованной в 1888 г.

Серьезность подхода некоторых исследователей в области истории не подлежит сомнению, и если ученый не указывает напрямую своих предшественников, то можно не сомневаться, что именно он и упомянул впервые о том или ином сюжете. Например, в 1914 году польский историк Майер Балабан впервые упомянул о «прейскуранте цен» для разных категорий еврейских фамилий в своей книге по истории евреев Галиции. Автор напрямую пишет, что речь идет о легенде, которую он сам, впрочем, считает вполне правдоподобной. Остальные авторы просто копировали эту информацию у Балабана, не удосуживаясь перепроверить.

Как же доказать, что речь идет именно о легендах?

– При поиске истины в ономастике  следует, прежде всего, опираться на объективные элементы и избегать по мере возможности всякую субъективность (психологические аспекты и т.п.). Прямой метод состоит в поиске документов эпохи присвоения фамилий. При этом не стоит забывать о фундаментальном принципе историографии: некоторые свидетельства очевидцев совсем не обязательно соответствуют действительности. Вспомним, например, известную фразу, о том, что история пишется победителями.

Если про Гофмана ничего с уверенностью утверждать нельзя, то достоверно известно, что к принятию евреями фамилий в России имел косвенное отношение другой знаменитый литератор: Г.Р.Державин. В 1799 г. он был откомандирован Сенатом со специальной миссией  для изучения ситуации евреев Белоруссии. Результатом поездки стал проект полной реформы жизни евреев этого региона. В одном из пунктов программы он порекомендовал присвоить евреям наследственные фамилии на основе русского языка, предложив даже несколько конкретных примеров, Замысловатый и Промышленный. Некоторые мысли поэта (и государственного деятеля) были приняты в расчет при подготовке первого генерального законодательства об евреях (1804 г.), хотя идея присвоения фамилий христианскими чиновниками была в конце концов отвергнута.

История о плачущем еврее. Об одном любопытном материале из венских архивов упоминает Францос. В одном из протоколов австрийский чиновник пишет о том, что когда он спросил у очередного еврея, какую фамилию тот хотел бы принять, еврей ничего не ответил, а начал хныкать (weinen) и стонать (stöhnen), поэтому чиновник решил дать ему фамилию Вайнштейн (которая, хотя и обозначает дословно «винный камень», но включает в себя немецкие корни, звучащие похоже на вышеуказанные глаголы). Такого рода свидетельства непосредственного участника создания фамилии, не следует принимать на веру. Для того, чтобы это понять достаточно взглянуть на статистику фамилий, полученных в Галиции: Вайнштейн – одна из самых распространенных, и, если этимология, связывающая ее с глаголами хныкать и стонать, теоретически допустима для одной семьи, она совершенно невозможна для других.

Кроме того, эта фамилия стоит в одном ряду со многими другими составными наименованиями, начинающимися на Вайн- (Вайнберг, Вайншток, Вайнриб) или оканчивающимися на –штейн (Ротштейн, Горнштейн, Блюменштейн). Анализ не одной фамилии в отдельности, а в совокупности с другими из того же региона и с использованием статистики, представляется одним из наиболее плодотворных объективных методов в области этимологии. Это  особенно важно для еврейских фамилий, т.к. большинство из них были присвоены в очень короткий срок большому количеству людей.

Аналитический метод позволяет выявить модели, которые использовались в этом процессе. Если его применить, то легенда о фамилиях «по прейскуранту» сразу же не выдерживает никакой критики. Самые «дорогие» фамилии (Гольд «золото», Зильбер «серебро», Розе(н) «роза», Блюм «цветок» и т.п.), оказываются самыми распространенными, а еврейские богачи, разумеется, не могли составлять большинства в общине! Знание того, где и когда появились те или иные группы фамилий является основой для научного (т.е. обьективного) анализа их этимологий.

Кстати, есть косвенные свидетельства того, что носители искусственных фамилий, придуманных христианскими чиновниками в Галиции и Польше или еврейской администрацией в российской Черте Оседлости, были к ним полностью безраличны. Поэтому у галицийских евреев не было абсолютно никаких оснований платить за свои фамилии.

– Откуда же на самом деле взялись стольо распространенные в Восточной Европе фамилии?

–         Впервые они появляются именно в Галиции в конце 18 в. Речь явно идет о централизованном процессе, т.к одни и те же фамилии были приняты в десятках общин совершенно независимыми семьями. Скорее всего, они были придуманы венскими чиновниками, осознавшими, что путем комбинации двух немецких корней можно получить большое количество фамилий, которые надо было присвоить в административных целях.

В качестве первой части выбрали красиво звучащие немецкие слова, означающие драгоценные металлы (гольд, зильбер), цвета (шварц, рот, вайс, грин, браун), такие слова как гиммель «небо» и зонне «солнце», цветы (это происходило в эпоху романтизма), а в качестве второй были взяты, как правило, или топографические термины (берг «гора», фельд «поле», таль «долина», штейн «камень», бах «ручей», вальд «лес«), или слова из растительного мира (баум «дерево», цвейг «ветка», блюм «цветок», гольц «древесина», гартен «сад»). В результате получились фамилии, звучащие, как типично немецкие.

Первая, топографическая, серия, часто давала наименования, совпадающие с названиями немецких или австрийских населенных пунктов, а также с фамилиями аристократов, которым эти места принадлежали. Когда в результате третьего раздела Польши Австрия приобрела территории, включающие Краков, Люблин и Радом, то по указу 1805 г. местным евреям тоже были присвоены фамилии, часто по тем же моделям, которые были придуманы в Галиции в конце предыдущего века.

В Российской империи, после закона 1804 года, многие фамилии тоже были придуманы по тому же принципу. Скорее всего, еврейская администрация знала ситуацию в соседней Австрийской империи, и сочла данный метод очень удобным для построения большого количества наследственных именований в короткий срок. Заметим, что наибольшее их число приходится на Подолию и Волынь, т.е. две губернии, которые граничат с Галицией.

– Насколько реальна идея об «издевательских» фамилиях в Галиции?

– К исторической правде это имеет весьма слабое отношение. В этимологическом словаре, составленном мной по этому региону, насчитывается 37 тысяч фамилий. Основными источниками были метрические данные 19 века. Так вот, из этих именований только несколько десятков подпадают под категорию «издевательских», такие как, Какер, Гарн (моча), Фишзанг (рыбья песня), Каценфлюгель (крыло кошки), Аффенгезихт (обезьянье лицо), Ванцрайх (царство клопов), Ниманд (никто), Денкберг (думающая гора) и Фальшберг (ложная гора), Зоммерфейнд и Зоммерфрeйнд (соответственно, враг и друг лета). Многочисленные прочие «друзья» также отдают издевкой, хотя некоторые из них образуют вполне положительные образы: Бауеренфрейнд (крестьян), Вайзенфрейнд (сирот), Киндерфрейнд (детей), Юденфрейнд (евреев), Розенфрейнд (роз) и т.д. Подавляющее же большинство фамилий образовано или от совершенно нейтральных слов, или от поэтических и романтических слов или словосочетаний.

– Александр, правдивы ли легенды о «женских» еврейских фамилиях?

–         Некоторые авторы писали о том, что фамилии,  начинающиеся на Гольд, Розен, Блюм, Перель и т.п., происходят от еврейских женских имен. Эта идея не может быть верна, хотя бы потому, что рядом с серией фамилий на Гольд– мы имеем серию на Зильбер-, с такими же окончаниями, рядом с именованиями на Розен– встречаются очень похожие, но начинающиеся на Вайн-; в то же время никаких женских имен Зильбер и Вайн не существует. На самом деле, здесь мы имеем дело с совпадением, хотя и не совсем случайным. Просто и идишские женские имена, и первые части искусственных фамилий, придуманных австрийскими чиновниками, соответствуют одному и тому же семантическому слою, это – слова, ассоциируюшиеся с красотой.

Матронимические фамилии такие, как Ривкин, Малкин, Шифрин, Бейлис, Фрейдичкес, Шпринчак, Рокхленко и т.п. У евреев их очень много, а у других европейских народов именования подобного рода, практически, отсутствуют.  Объясняют это по-разному, Указывают на связь с традицией, определяющей передачу еврейства по матери.  Другие упоминают о почетной роли женщины в хасидизме, религиозном движении расцвет которого пришелся на период принятия фамилий. Третьи подчеркивают тот факт, что в еврейской общине женщины играли важную экономическую роль  и были зачастую лучше известны окружению, чем их мужья.

Вполне возможно, что эти факторы играли какую-то роль, но непонятно, почему матронимические фамилии часто встречаются у евреев только в одной области, а именно, в Черте оседлости Российской империи. В то же время в Царстве Польском и Галиции эти фамилии весьма редки, хотя до разделов Польши все эти территории приналежали одному и тому же государству (Речи Посполитой) и существенных различий в культуре евреев в разных частях этого региона не было.

–         Существуют ли какие-то преположения на этот счет?

–         Канадский исследователь Майкл Фальк предположил, что подобная особенность может объясняться системой именования, которая только в России была трехчастной, т.е. имя, отчество и фамилия; в Польше и Галиции отчеств не было. Он указал на то, что если бы фамилии брались по отцу, то возникали бы тавтологии. Например, Ицик, сын Абрама и Шейны, мог стать или Ициком Абрамовичем Абрамовичем или Ициком Абрамовичем Шейниным. Второй вариант звучит более приемлемо. Эта теория весьма привлекательна, но при более внимательном рассмотрении возникают сильные сомнения в ее справедливости. Во-первых, официальные именования состояли из трех элементов во всей Черте Оседлости, но матронимические фамилии возникли в большом количестве только в некоторых районах, прежде всего, в Восточной Белоруссии (с многичисленными фамилиями, оканчивающимися на восточно-славянский суффикс –ин) и в Подолии (где большинство фамилий этой категории оканчивалось на притяжательный суффикс идиша –с).

Во-вторых, вышеописанная тавтология не помешала принятию очень большого числа патронимических фамилий (т.е. происходящим от мужских имен), и только в Могилевской губернии их было меньше, чем матронимических фамилий. Основная особенность Черты Оседлости состояла не в трехчастности именований, а в том, что это был единственный регион, где фамилии принимались внутри еврейской общины. В других провинциях этим процессом управляли христианские чиновники, в культуре которых именования по матери отсутствовали (за исключением внебрачных детей), и в результате матронимические фамилии не могли быть присвоены. В Черте Оседлости подобных ограничений не было, а традиции прозвищ по матери или по жене, уже существовали.

В отдельных районах (Восточная Белоруссия) еврейская администрация по субъективным причинам решила строить фамилии в массовом порядке именно по женским именам. Из этого совершенно не следует, что именно здесь женщины занимали какое-то особое положение. В других губерниях (Киевская и Гродненская) фамилии чаще строились по названиям населенных пунктов, в третьих (Подолия и Волынь), как уже было сказано выше, часто использовался придуманный в Галиции метод образования фамилий из двух корней…

Александр, вы упомянули о семейных легендах…

–  Подавляющее  большинство семейных легенд возникло только в 20 веке,  раньше евреи к своим фамилиям интереса, практически, не проявляли. Во второй половине 20 века идиш и многие элементы культуры, религиозной или светской, были уже утеряны, евреи носили нетрадиционеы имена и нередко жили или в больших городах СССР или в других странах, вдали от тех мест, где жили их предки. Когда интерес к собственной генеалогии стал весьма распространенным, оказалось, что фамилия является чуть ли не единственным элементом, связывающий с предыдущими поколениями. Дети выясняли истоки фамилий у своих родителей, которые, не имея никаких знаний по этому вопросу, могли сказать первую мысль, приходившую в голову. И это нередко становилось истиной в последней инстанции. Таким образом, мне кажется, и возникли многие семейные легенды, всего пару поколений тому назад.

Мне приходилось часто встречаться с мнением, что фамилии с ивритскими корнями – наиболее древние, и что они были впервые приняты на территории античной Палестины. Про фамилии, звучащие, как типично немецкие (на самом деле, часто образованные из идиша), нередко говорили, что они прибыли в Восточную Европу из Германии или Австрии.

Немало есть историй и о фамилиях, совпадающих со славянскими или звучащих, как типично славянские. Например, фамилии на –ский, или прибыли из Польши, или были получены от польского помещика, владельца местечка. Есть истории о том, что фамилия с этим суффиксом досталась от предка-шляхтича, который влюбился в еврейскую девушку и перешел в иудаизм, чтобы жениться на ней. (Напомним, что по российскому законодательству переходы в еврейскую религию были запрещены.)

Про фамилию, оканчивающуюся на –ов, мне говорили, что она была получена предком-кантонистом, когда тот служил 25 лет в царской армии. При этом, до 1917 г. перемены фамилий не только не поощрялись, но и были формально запрещены; только в 1865 г. было сделано исключение для выкрестов-солдат, которые, если хотели, могли образовать их новую фамилию от имени их крестного отца. Фамилии, звучащие как типично украинские, приписывались предкам из запорожских казаков, евреям или неевреям.

Какие еще толкования придумывают доморощенные исследователи собственной генеалогии?

Весьма неожиданным для меня явилось то, что многие современные американские евреи, предки которых жили на территории Российской империи, считают, что их фамилии указывают на сефардское происхождение. Речь не только о наследственных именованиях, хотя бы звучащих похоже на фамилии с Иберийского полуострова (ср. Миндес и Перец, которые совершенно случайно оказались довольно близки к испанским фамилиям Мендес и Перес), но и более фантастических версиях. В одной семье говорят, что их фамилия Заблудовский (многие носители которой, кстати, жили в Белостоке, в 19 км от местечка Заблудово), восходит к сефардскому предку по фамилии Забель. В корне другой, Свердлов, ее носители разглядели корень «сефард». Одна дама по фамилии Талалай убеждала меня, что ее семья, родом из Белоруссии, получила свое имя в Испании, от ивритского корня таль «роса». Когда вышла моя книга, в которой я указал этимологию от белорусского слова талалай «болтун», она, мне кажется, стала воспринимать меня как личного врага.

–         Чем вы объясняете возникновение подобных версий?

–         Может быть, этот интерес к (псевдо-)сефардским корням связан с общей парадигмой генеалогического мышления: люди хотят найти что-то, что отличает их семью от других, а ведь подавляющее большинство американских евреев являются ашкеназами и их предки приехали, в основном, из российской Черты Оседлости. Возможно также, что здесь как-то действует и ореол славы, которым окутано прошлое евреев Испании, когда в течение нескольких веков до изгнания 1492 г. местная община дала множество выдающихся философов, религиозных мыслителей и поэтов, в то время как культурные достижения средневековых ашкеназских евреев известны только специалистам.

Одна английская журналистка была возмущена моей трактовкой (ее) фамилии Вассерман (дословно, «вода» + «человек») как профессиональной, принятой водовозом. По ее мнению, в этой фамилии ее предок сделал намек на библейского Моисея, несколько важнейших эпизодов жизни которого напрямую связаны с водой. Теоретически в одной отдельно взятой семье такая трактовка имеет право на существование, но ведь эта фамилия была принята большим количеством совершенно независимых семей. Все эти семьи не могли провести одну и ту же совершенно неочевидную библейскую ассоциацию, да и к тому же в тех же самых местечках другие фамилии на –ман совершенно однозначно указывают на профессии. Основная проблема такого рода «красивых» объяснений состоит в их анахронизме.

– Неужели нет семейных легенд,  соответствовавших бы действительности?

– Конечно, такие легенды есть, но в силу вышеуказанных исторических причин их гораздо меньше, чем выдуманнных историй. Например, мне кажется весьма правдоподобной история возникновения фамилии Баркан. По семейной традиции, она восходит к паре когенского происхождения, которые в детстве оказались единственными евреями Полоцка, выжившими после известного погрома, устроенного в 1563 г. в этой общине русскими войсками Ивана Грозного. Фамилия, произошедшая от арамейского выражения «бар кагане» – сын когена, была в 19 веке, распространена именно в Полоцке и встречалась также в форме Баркаган.

Менее правдоподобной (но все же возможной) мне кажется история о том, что одна из самых распространенных еврейских фамилий Гомеля, Бабушкин, была принята потомками женщины, которая была единственной еврейкой этого города, уцелевшей после массового избиения местных евреев объединенными войсками украинских казаков и русской регулярной армии (1648).

В Курляндии и северо-западной Литве в 19-20 веках встречалась фамилия Журнамер. Она звучит похоже на немецкое слово Зуринамер, выходец из Суринама. Казалось бы, какая связь может быть у еврейской семьи из Восточной Европы и (бывшей) голландской колонией в Южной Америке? Оказывается, что она все же есть, хотя и непрямая. По сохранившимся историческим данным, один литовский еврей, родившийся в 17 веке,  переехал в Нидерланды, а оттуда в Суринам, где разбогател. По его завещанию его основная плантация не должна была быть проданной, а доходы с ее эксплуатации должны были пересылаться его родственникам в Литве и их потомкам. Он умер в 1754 г., и в течение почти двухсот лет после этого выплаты поступали в Литву (а с начала 20 в. еще и в США). Фамилия Журнамер была принята в начале 19 в. одним из его наследников.

Большинство фамилий раввинских династий также имеют традиции, которые подтверждены фактически. Например, нет никаких сомнений, что фамилия Падва происходит от раввинов города Падуя в Северной Италии, или что вторая часть фамилии другой известной тоже чисто ашкеназской семьи, Рапопорт, восходит к городу Порто именно в Северной Италии, а не Португалии. Гальперины и Ш(а)пиро, без сомнения, связаны с городами Гейльброн (Heilbronn) и Шпейер в Западной Германии, а Каценеленбогены с названием городка, расположенного неподалеку от Франкфурта-на-Майне. Доподлинно известно, что прямой предок историка С.М.Дубнова был раввином в волынском городе Дубно на рубеже 17-18 веков.

Впрочем, весьма сомнительные истории встречаются и в раввинских семьях. Например, фамилия Кацнельсон, по утверждению одного из ее носителей, главного редактора «Еврейской Энциклопедии» на русском языке, изданной в начале 20 в., была якобы принята в начале 19 в. одним евреем,  который присоединил к своему когенскому прозвищу Кац (аббревиатура от «Коген-Цедек«, уже много веков используемая в качества синонима выражения «га-Коген») фамилию знаменитого в тот момент адмирала Нельсона (1758-1805).

–         Почему именно эта теория кажется вам надуманной?

–         Во-первых, не совсем понятно, откуда в еврейской семье из небольшого местечка в районе Бобруйска (а фамилия – именно оттуда) могли знать про английского адмирала. Во-вторых, искусственное присоединение его фамилии к прозвищу Кац, весьма почетному в еврейской среде, звучит маловероятно. В третьих, эта еврейская фамилия встречается не только как Кацнельсон. Отдельные ее ветки известны как Каценельсон и Каценеленсон, а эти варианты объяснить через Кац + Нельсон весьма затруднительно. Кроме того, очень большое количество ее носителей, которые жили в начале 20 в., говорит о том, что она или была принята в начале 19 в. несколькими семьями, или существовала уже до 19 в.; в обоих случаях предложенная этимология невозможна. Я, практически, уверен, что мы имеем дело с одной из веток знаменитой семьи Каценеленбоген, к которой добавили немецкий патронимический элемент –сон (Sohn «сын»), при этом потеряв несколько слогов (без этой потери фамилия была бы слишком длинной).

Еще одна сомнительная история рассказана израильским писателем Амосом Озом. По традиции его семьи, их литовская еврейская фамилия Клаузнер, восходит к известной семье австрийских раввинов 14-15 в.в. Мне эта связь кажется маловероятной. Мы не находим ни одного упоминания об этой фамилии в 15-18 в.в. в Праге, основном центре еврейской культуры Центральной Европы, из которого в Восточную Европы переехали многие раввинские династии (например, Горовиц, Иоффе и Геллер), хотя наследственные именования большинства семейств этой общины нам известны по могильным плитам. Эта фамилия не фигурирует в подписях ни одного протокола еврейских конгрессов (ваадов) Польши и Литвы в 17-18 в.в., а именно там встречаются все раввинские фамилии, которые существовали в Восточной Европы до конца 18 в. Скорее всего, предки Амоса Оза приняли фамилию Клаузнер в Литве после закона 1804 г. и образовали ее от того же слова Клаузнер (германизация от идишского клойзнер «тот, кто проводит все свое время в синагоге»), от которого была образовано прозвище средневековой раввинской семьи. Чтобы возникла идея о связи с этой семьей из Вены, достаточно было бы того, чтобы дед Амоса Оза (или даже его отец) просто открыл «Еврейскую Энциклопедию» и поискал в ней статью «Клаузнер».

– Кто развивает и поддерживает легенды в области еврейских фамилий?

–         Большинство легенд (или просто трактовок, не соответствующих исторической правде) возникают естественным путем в силу разного рода исторических и психологических факторов, о которых я уже говорил выше. В то же время развитие части подобного рода идей связано с работами конкретных авторов, писавших на эту тему. Исследователь-гуманитарий создает, как правило, некие общие концепции и часто совершенно неосознанно принимает желаемое за действительное, начиная интерпретировать разного рода материалы (в том числе и фамилии), как подтверждения его общих идей.  Самый яркий пример из области еврейской ономастики – это большой словарь еврейских фамилий супругов Гуггенгеймеров, выпущенный в Нью-Йорке в 1992 г. Его авторы напрямую формулируют во введении основные принципы, которыми они руководствовались при поиске этимологий: (1) большинство еврейских фамилий можно объяснить, как результаты естественного развития еврейской культуры, (2) они, как правило, происходят от еврейских мужских имен, (3) именования на основе славянских языков являются переводами с немецкого, (4) еврейские фамилии были изначально записаны еврейскими буквами.

Откуда взялись данные принципы – не объясняется, они сформулированы, как математические аксиомы, и на них, действительно, базируются очень многие этимологии, приведенные в словаре. Авторы или никогда не изучали историю появления фамилий, или намеренно ее игнорировали, и в результате оказывается, что все их принципы неверны. Отсюда и результат: о более чем половине их этимологий можно с абсолютной уверенностью сказать, что они – ложны, случай весьма редкий в гуманитарных науках, в которых обычно можно говорить, изучив приведенные аргументы, о большем или меньшем правдоподобии идей.

Популярная книга Бенциона Каганова (1977), тоже написанная на английском, кроме большого количества просто ошибочных или неточных данных, касающихся отдельных фамилий, также страдает общими концепциями, которые кажутся весьма сомнительными, как, например, многочисленные попытки автора установить ассоциации фамилий с библейским текстом.

Израильский лингвист Пол Векслер в качестве важного аргумента для его общей теории о хазарских корнях существенной части восточно-европейских еврейства выбирает фамилию Каган,  связывая ее с титулом правителей средневековой Хазарии. Векслер сам пишет о том, что его гипотеза ослаблена тем фактом, что до 19 в. мы не встречаем ни одного упоминания этой фамилии (а ведь его гипотеза может быть справедливой только если это прозвище существовало, не прерываясь, со средних веков до момента массового принятия фамилий), но тут же добавляет, что это, наверняка, связано с малым количеством сохранившихся источников. Он, правда упускает, что фамилия Каган – была одна из самых распространенных в Литве и Белоруссии, и что в именно в этом регионе очень редко встречается фамилия Коган (происхождение которой от ивритского Коген не вызывает сомнения).

Про целый ряд носителей фамилии Каган их когенское происхождение известно: в еврейских текстах они ее писали, используя те же три согласные, что и в слове коген. Выше я уже говорил о фамилии Барка(га)н, тоже из Белоруссии, означающей «сын когена». Форма Каган, наверняка, происходит не от ивритского коген, а от его арамейского эквивалента кагане, отсюда и ударение на втором слоге, а не на первом, как в фамилии Коган, в полном соответствии с позицией ударения в этих словах, характерной для ашкеназского произношения.

Макс Вайнрайх для его теории происхождения идиша из Рейнской области (в отсутствии чисто лингвистических аргументов) вынужден был прибегать к ономастическим данным. Он указал на то, что распространенные фамилии Шапиро (от г.Шпейер), Минц (возможно, от г.Майнц), Ландау, Гальпер(и)н, Каценеленбоген, Эпштейн и Бахрах происходят от названий городов, находящихся на Рейне или его притоках, что по его мнению является прямым свидетельством средневековых миграций  из данной территории в Восточную Европу. На самом деле, его аргумент анахроничен: все указанные фамилии возникли в Западной Европе только в 15–16 вв., т.е. на несколько веков позже, чем евреи Чехии и Польши стали говорить на идише.

Не избежал неточностей в своих исследованиях и сам Бейдер. «В течение четырех лет моей  работы над вторым изданием словаря еврейских фамилий Российской империи (это издание вышло летом 2008 г.) я обнаружил немалое количество ошибок, присутствовавших в первом издании (1993 г.). Конечно, когда словарная часть состоит из более 50 тысяч статей, то некоторое количество неверных толкований неизбежно. Часть из них была связана с моим (нередко неосознанным) копированием идей, взятых у других авторов. Например, у Б.- О.Унбегауна в книге «Русские фамилии» сказано, что Ягода – это видоизмененное имя Иегуда (Yehuda). Я тоже привел эту этимологию, наряду с очевидной версией (искусственная фамилия от славянского слова).   В издании 2008 г. осталась только эта вторая гипотеза: связь с мужским именем – совершенно надуманная, т.к. различия между двумя словами слишком большие, к тому же эта фамилия была более распространенной в Царстве Польском и там, в отличие от русского, никакой возможности путаницы между звуками /г/ и /h/ не было. К тому же в России эта фамилия имеет ударение на втором слоге, т.е. как в польском слове.

В других случаях во время работы над книгами о Польше и Галиции я обнаружил более точные трактовки (например, Спектор не является искажением от слова инспектор, а происходит от польского слова, означающего помощника учителя в еврейской школе), исправил ошибочные объяснения или, наконец, убрал просто описки (например, в первом издании я написал, что Швец – это портной, хотя прекрасно знал, что по-украински это слово означает сапожника; скорее всего, в момент редактирования этой статьи в 1992 г. на меня повлияло русское слово шить). Но все это – единичные примеры; более важным было то, что при подготовке второго издания я обнаружил, что при написании первого я слишком напрямую руководствовался некоторыми общими  концепциями (нередко возникшими в процессе критического анализа идей других авторов), которые верны часто, не все же не всегда. Например, я отрицал, что есть еврейские фамилии, заимствованные в Российской империи у христиан (теперь я точно знаю, что небольшое их количество все же имеется), сводил, фактически, на нет существование намеков на еврейские имена, которые могли делаться в некоторых фамилиях, звучащих, как типично немецкие, и, пожалуй, злоупотреблял объяснениями от географических названий (для целого ряда фамилий с подобной этимологией для второго издания я нашел гораздо более вероятные трактовки).

В новом словаре 74 тысячи фамилий, и часть из них (надеюсь, что небольшая), безусловно, объяснена неверно – это нормальная ситуация для научного поиска; даже в этой совсем небольшой области человеческого знания прогресс, конечно, еще может быть достигнут, и я был бы только рад, если бы новые исследователи объяснили те фамилии, которые я оставил без этимологии или предложили новые, более правдопобные трактовки…

Материал впервые был опубликован в «Окнах», приложении к израильской газете «Вести» от 14 января 2010 г.

Еще материалы автора по еврейской ономастике в блоге по адресу: www.eleonorakhrizman.wordpress.com Там же различные материалы на другие темы.

6 июня 2011

 

20 невоенных фактов об израильской армии


Ариэль Бульштейн

1 ak (700x525, 201Kb)

1. О блистательных военных достижениях Армии обороны Израиля, или, как ее называют на иврите, Цахала, написано немало. Однако еврейская армия примечательна и невоенными аспектами. Тем более что с самого своего создания Цахал не только выполнял сугубо военные функции, но и способствовал еврейскому возрождению прочими средствами. К примеру, в разгар Войны за независимость в армии учредили Комиссию по ивритским именам, целью которой было добиться максимального отказа от галутных имен, фамилий и названий и перехода к именам ивритским. В духе культурно-языковой политики молодого государства комиссия издавала для военнослужащих специальную брошюру «Выбери себе ивритское имя». 

2. Когда в ходе этой войны наступило первое перемирие, решено было использовать его и для формального назначения первых генералов. Бен-Гурион потребовал от всех будущих обладателей генеральских погон «ивритизировать» имена, а когда один из них — командир Пальмаха Игаль Пайкович — не удосужился выбрать себе свою новую ивритскую фамилию, Бен-Гурион сам, даже не советуясь с Пайковичем, назвал того Игаль ха-Гилъади. Правда, свеженазначенному генералу эта фамилия не понравилась, и он сменил ее на не менее ивритскую фамилию Алон.

1 ak (380x249, 83Kb)

3. Собственно приказа о смене имен в армии не было, и все же Бен-Гурион писал, что «каждому командиру (от командира отделением до начальника Генштаба) желательно сменить свою фамилию, если она немецкая, англо-саксонская, славянская, французская и вообще иностранная, чтобы быть примером солдатам». До 1980-х годов в Цахале действовало негласное правило, согласно которому офицер «ивритизировал» свое имя и фамилию с получением звания подполковника (если, конечно, он не сделал этого ранее).

4. Интересно, что ивритизация не обошла стороной и названия вооружения, причем даже того, что закупается за границей. Так, прибывающие из США самолеты F-15 меняют в израильских ВВС свое бездушное технократическое наименование на красивые имена наподобие «Баз» («Сокол») и «Раам» («Гром»), а F-16 — на «Нец» («Ястреб»), «Барак» («Молния») и «Суфа» («Буря»).

1 ak (600x360, 54Kb)

5. Любому туристу, посещающему Израиль в первый раз, бросаются в глаза вооруженные солдаты не на боевом дежурстве — они просто едут домой и из дома, идут в кафе или кино. Так было не всегда. Приказ о том, что солдаты боевых частей должны уходить с базы домой с оружием, был издан лишь в 1979 году. Тогда же туристы завели обычай непременно фотографироваться с вооруженными солдатами: по возвращении в свои европы гордый турист мог продемонстрировать фото всем соседям и знакомым, что сразу придавало посещению еврейского государства налет экзотики.

6. А еще примечательный туристский глаз замечает практически полное отсутствие в израильской армии фуражек. В 1982 году фуражки отменили в сухопутных частях. Причина была простой: экономия. Зачем зря тратить военный бюджет на фуражки? Десятилетием ранее военных избавили и от беретов – их, правда, не отменили, а лишь разрешили носить не на голове, а сложенными на плече (противники этого шага утверждали, что такая поблажка окончательно уничтожит военную дисциплину).

7. В 1996 году взвешивалась возможность вообще освободить девушек от беретов по весьма пикантной причине: под тяжестью закрепленного на плече берета рубашка, мол, сползает вниз и может оголить плечо… После продолжительных размышлений береты оставили.

1 ak_edited (500x334, 123Kb)

8. В 1958 году армейское руководство постановило, что любой военнослужащий-контрактник, который будет изучать арабский язык, получит прибавку к жалованию в размере 10 лир. Жажда знаний, помноженная на материальный стимул, привела к тому, что на следующий год арабский изучало почти 300 офицеров, но потом инициатива иссякла.

9. В 1959 году один еврейский миллионер из США пожелал пожертвовать 600 тысяч долларов на создание животноводческой фермы и подготовку военных специалистов для ее обслуживания. По его замыслу, эта ферма должна была обеспечить всю армию мясом. Цель была благая, но инициативу филантропа в Израиле не поддержали, и в списке армейских профессий профессия ковбоя так и не появилась.

10. В 1961 году было решено предоставить старшим офицерам служебные машины. Для этого Цахал закупил сотни дешевых и неприхотливых «Ситроенов» по прозвищу «Дё шево» — дружба с Францией была тогда в самом разгаре. Через четыре года «Дё шево» нашли достойную замену: офицеров пересадили на автомобили «Кармель», собираемые в Израиле.

11. В 1966 году армейское начальство решило выяснить, какую еду больше всего любят солдаты Цахала. Для этого всем военнослужащим пришлось заполнить специальные опросные листы. Результат удивил многих: единственным блюдом, получившим 100-процентную поддержку, оказалась халва.

1 ak (200x239, 36Kb) 12. Тем не менее, самой легендарной военной пищей считается не халва, а мясные консервы, известные любому израильтянину под названием «луф» (при этом мало кто знает, что это не израильский бренд, а просто искаженное Meat Loaf). Про эту тушенку ходили анекдоты, и никто не мог остаться к ней равнодушным: ее либо любили (а любя, потребляли во всех видах, отдельные гурманы — даже с повидлом), либо ненавидели лютой ненавистью. На армейском «луфе» в Израиле выросло не одно поколение, и поэтому, когда в начале 2010 года стало известно, что его исключают из рациона Цахала, многие искренне расстроились.

13. Трансформации цахаловского пайка наглядно иллюстрируют, как менялись вкусы и запросы населения страны. Когда-то хватало и «луфа», в 1993 году к сухому пайку уже решили добавить печеночный паштет, а десять лет спустя — энергетические батончики. Теперь же солдат ждут шуарма, гуляш и говяжьи котлеты в соусе. Более того, новейшие технологии пищевой промышленности позволили включить в сухой паек эти блюда в специальной упаковке, которая сама нагревает их при добавлении простой холодной воды.

14. Несколько месяцев назад израильский премьер-министр Биньямин Нетаниягу посетил одну военную базу на юге страны. Расписание визита включало и обед; поэтому командир базы срочно выписал шеф-повара лучшей эйлатской гостиницы, который из обычных для армейской кухни ингредиентов подготовил скромную трапезу. В качестве основного блюда премьеру принесли сочнейший стейк, однако не тут-то было. «А не осталось ли у вас баночки «луфа»?», — мечтательно спросил Нетаниягу. К счастью, одну банку действительно нашли, и глава правительства слопал ее содержимое с большим удовольствием.

15. В последние годы Цахал проводит регулярное кулинарное соревнование среди офицеров (конкурсанты имеют право пользоваться услугами консультантов — собственных мам и тещ). В ноябре 2010 года впервые организовали и гастрономический турнир среди военных поваров, тех, кому приходится ежедневно готовить пищу для сотен солдат. Чемпионом стала бригада поваров ПВО, подготовившая следующее меню: севиче из рыбы с карамболой, мясо молодого теленка с рисом по-ливански и равиоли с миндальным кремом. Не уверен, что все эти блюда можно найти в любой военной столовой.

1 ak_edited (700x493, 117Kb)

16. А несколько дней спустя гастрономическая сборная Израиля, в составе которой наряду с шеф-поварами ведущих ресторанов и гостиниц был и шеф-повар Цахала Ави Сигвай, вернулась с гастрономического чемпионата мира в Люксембурге с двумя бронзовыми медалями. Одну из них Сигвай завоевал в «военной» категории — в споре с военно-кулинарными сборными других стран. Его достижение достойно всяческих похвал, хотя не будем забывать, что в 2000 году сборная шеф-поваров Цахала и вовсе стала чемпионом мира в той же категории.

17. В 1990 году было принято решение не продвигать по службе толстых офицеров. А вот годом позже в Цахале перестали выпускать рабочую военную форму маленького размера — благодаря акселерации щупленькие солдаты почти исчезли. Кстати, средний рост израильского солдата-мужчины на сегодняшний день составляет 174 см (средний рост девушек в армии — 160 см).

18. В рядах Цахала практически всегда царила дружески-семейная атмосфера, очень несвойственная всем остальным армиям мира. Даже в отборных частях командирам приходилось — и приходится — отвечать на звонки обеспокоенных мам, интересующихся, как поужинал их сынок. Некоторые мамы, не желая тратить свое драгоценное время на разговоры с какими-то лейтенантами, обращались напрямую к начальнику Генерального штаба. В 1983 году канцелярии Начгенштаба пришлось даже обратиться к широкой общественности с просьбой: пожалуйста, не тревожьте его по субботам дома; если вам что-то нужно — обращайтесь в офис!

19. В конце 1960-х годов по инициативе великого скрипача Айзика Штерна в Цахале появилась военная профессия «музыкант-отличник». Каждый год после тщательного музыкального отбора этого статуса удостаиваются примерно тридцать наиболее талантливых музыкантов-призывников — пианистов, скрипачей, виолончелистов и т.д. После курса молодого бойца «музыканты-отличники» совмещают продолжение собственной музыкальной карьеры с выступлениями в армейских частях и популяризацией классической музыки среди солдат.

20. Помимо этого, в Армии обороны Израиля, как и в других армиях, есть свой военный оркестр. Возник он в 1948 году — одновременно с созданием Цахала, — а его первым руководителем был выпускник знаменитых ленинградских курсов военных дирижеров Ицхак Мозе. Нынешний командир оркестра Цахала Михаэль Яаран — тоже выходец из СССР. Неудивительно, что одним из самых волнующих событий в новейшей истории оркестра стал торжественный марш-проход по Красной площади в рамках фестиваля «Спасская башня». Не было, пожалуй, ни одной израильской газеты, которая не отреагировало на это словами: «Кто мог такое представить в годы “холодной войны”?»

1 ak_edited (667x500, 60Kb)

Оригинал статьи в Букнике с добавлением фото из интернета pmos_nmos/