Monthly Archives: July 2010

Борис Комиссарчик. Старые фотографии

Vipusk 1941

Встреча выпускников Сталинской школы г. Калинковичи 1941 года выпуска.  Фото примерно 1982 года. Может кто-то узнает своих близких?

1-y legkovoy avt. 1954

Первый легковой автомобиль, полученый в Калинковичскую районную больницу. Рядом – мой отец Наум Яковлевич Комиссарчик. Примерно 1954 год.

Y. Ziporin i B. Komisarchik

Яков Григорьевич Цыпорин, руководитель духового оркестра в Доме пионеров и мой отец. Примерно середина 70-х годов.

semyi M. i N. Komisarchik

Моя мать Валентина Георгиевна Красикова, Михаил Семёнович Комиссарчик (был директором “инвалидной”, старое название Мебельной фабрики) с женой Татьяной и мой отец. Конец 60-х годов.

M. S. Komisarchik

М.С. Комиссарчик с женой Татьяной

B. Livshiz

Рохл-Лэя Голод – моя тётя, Борис Михайлович Лившиц, жена Б.М. – Мария Захаровна, Перла Голод – двоюродная сестра моего отца. 1973 год.

L. Buchman

Алик Афингендин, его жена Аня Бухман, Ася и Лев Иосифович Бухман, Рехтман …. (бывший директор транспортной конторы). 1973 год.

S. Komisarov, 14 let

Саша Комиссаров (Комиссарчик). Ему здесь, примерно, 14 лет
Трагически погиб вместе с женой, возвращаясь со свадьбы своего друга Алика Рехтмана в середине 70-х годов. У него остался сын Сергей Комиссаров.

О людях, запечатленных на фотографиях, читайте ранее помещенный материал

Борис Комиссарчик (Гомель). Воспоминания

Обновлено 2 апреля 2016

Первая леди израильской песни

 “М.З.”  № 266 8 – 14 июля 2010

Йонатан Спектор, Иерусалим

По всем опросам общественного мнения в нашей стране «Золотой Иерусалим» – самая популярная и известная израильская песня.
13 июля ее создательнице Наоми Шемер исполнилось бы 80…

«Первая леди израильской песни» Наоми Шемер родилась 13 июля 1930 года в кибуце Кинерет. Ее родители, Меир Сапир и Ривка Шафрири, репатриировались в Эрец Исраэль из Вильны в 1920-х годах и были одними из основателей кибуца “Кинерет”, где и познакомились друг с другом и поженились спустя четыре года после знакомства.

Отец Наоми, как пишет израильская журналистка Марина Яновская, был активистом подпольной алии, лоцманом на суднах с нелегальными иммигрантами. Мать же славилась своим крайним максимализмом. Она всегда и во всем стремилась достичь совершенства и требовала того же от своих детей. Даже когда Наоми Шемер стала знаменитостью, лауреатом Государственной премии Израиля, упрямая Ривка Сапир считала, что ее девочка могла бы добиться большего.

Наоми Сапир стала их первенцем. Спустя два года родилась Рутик, затем брат Яаков. Детство протекало на лоне природы в сказочном, красивом окружении волшебных закатов над уникальным озером Кинерет. Всё это есть в ее песнях: цветы, фруктовые деревья, пастораль, просторы, поэтические закаты и восходы солнца, тяжкий, но неспешный физический труд первопроходцев земли еврейской.

Когда Наоми было шесть лет, её мама получила в подарок фортепиано, которое она передала детям кибуца. Но именно Наоми выделялась своими музыкальными способностями и с раннего возраста руководила хоровым пением. Она училась в средней школе в соседнем кибуце Дгания, после чего поступила в Академию музыки и танца имени Рубина в Иерусалиме, где её учителями были крупнейшие израильские композиторы.

Окончив Академию  в 1951 году, Наоми вернулась в родной кибуц, где преподавала музыку и ритмику в детском саду и школе. Там же она начала сочинять, вначале – детские песни, в том числе “Почта придёт сегодня”, популярная среди израильских детей песня “Младший брат” и другие композиции.

В 1956 году, демобилизовавшись из армии, Наоми Сапир вышла замуж за Гидона Шемера и переехала с ним в Тель-Авив, написав в том же году либретто израильского мюзикла “5/5”. Мюзикл имел большой успех и прославил Наоми. В результате Шемер начала писать песни для армейских ВИА и отдельных певцов.

Хаим Тополь, с которым  Наоми познакомилась в армии, привлёк её в 1957 году к сочинению песен  для группы “Зелёный лук”. Для неё Шемер написала знаменитые песни “Ноа” и “Песня певца-скитальца”.  В 1960 году композиция Шемер “Хопа хай” заняла первое место на международном фестивале в Италии.

Расставшись с мужем, Наоми с дочерью Лали уехала в Париж, где сочинила популярную песню “Город в сером”. Вернувшись в Израиль, она  пишет ивритские  версии  известных французских шансонов – так были написаны  “Белоснежка”,  “Эти птицы” и другие песни. В этот период Наоми начинает  выступать с исполнением песен, аккомпанируя себе на фортепиано.

Рассказывает Марина Яновская: «К началу 1960-х годов Наоми Шемер занимает прочные позиции на вершине израильского музыкального Олимпа. Но подлинный успех и популярность пришли к ней с песней “Золотой Иерусалим”, написанной в 1967 году по заказу мэра Иерусалима Тедди Колека. Премьера песни «Иерушалаим шель захав» состоялась за несколько месяцев до Шестидневной войны.

Фразу «Иерушалаим шель захав» и сравнение поэта со скрипкой (“кинор”) Наоми позаимствовала из Псалмов Давида, многие из которых знала наизусть. На концерте одного из армейских ансамблей она услышала девичий голос, прозрачный и звонкий, как воздух над Иерусалимом. Так скромная солдатка Шули Натан была избрана стать первой исполнительницей легендарной песни.

“Золотой Иерусалим” в исполнении Шули Натан впервые прозвучал на фестивале еврейской песни. После того, как песню повторили на радио, через несколько дней ее уже пела вся страна. Спустя несколько недель разразилась Шестидневная война. Наоми Шемер выступала перед солдатами на передовой, ее концерты проходили в Рафиахе и в Эль-Арише. Газеты полнились фотографиями десантников, со слезами на глазах певших перед освобожденной Стеной плача «Иерушалаим шель захав».

Послушайте песню «Иерушалаим шель захав» в исполнении Офры Хазы –
http://www.youtube.com/watch?v=L8Co7IzOyhw

Тогда у Наоми Шемер родились слова нового куплета. Однажды, вернувшись домой, она обнаружила под входной дверью записку от Тедди Колека, в которой тот просил ее добавить куплет. “А он уже готов”, – сказала она мэру по телефону. И назавтра выступила с новым куплетом на концерте в Бейт-Лехеме. Когда солдаты зааплодировали ей после нового куплета, она сказала: «Что вы мне аплодируете? Изменить песню намного проще, чем освободить город…».

В период Шестидневной войны Наоми Шемер написала ещё одну известную песню (исполненную впервые в 1969 году ВИА Центрального военного округа): “Мы оба из одной деревни”, выразившую боль от утраты близких, павших на войне. В октябре 1973 года, во время жестокой и кровопролитной войны Судного Дня, по просьбе израильского телевидения Шемер исполнила в прямом эфире новую песню “Лу йеhи” – “Пусть будет так”, ставшую глотком надежды для сотен тысяч израильтян в тяжелые часы той войны.

Вскоре симпатии Наоми Шемер были отданы поселенческому движению “Гуш Эмуним”, возникшему после войны Судного дня, и придали некоторую политическую окраску её творчеству.  Песни Шемер начали истолковываться в соответствии с политическими взглядами толкователей. В продолжение своего творческого пути Шемер написала немало песен, неизменно становившихся шлягерами: “За всё за это”, “Вехи пути”, “Ещё достаточно я не любила”, “Ночь на пляже Ахзив”, “В полях Бейт-Лехема”, “Каждый год осенью, Гиора” и многие другие.

В 1983 году популярная израильская группа “Гиватрон” выпустила альбом с записями её песен. В 1993 году Наоми выпустила кассету для детей “У нас в пианино”, и на ней песня “Всё открыто”, ставшую одним из величайших шлягеров в истории израильской музыки.

В 2000 году Шемер вернулась на сцену с успешной программой “Тысяча и одна песня”. В 2003 году вышла в свет книга “Вехи пути”, содержащая 121 избранное стихотворение Наоми Шемер, включая её знаменитые песни. Всего с 1956 года Н. Шемер написала слова и музыку 311-ти песен, сочинила музыку к 80 песням израильских и зарубежных авторов (в переводе на иврит), и написала слова к 13 песням различных израильских композиторов.

В 1983 году Наоми Шемер была удостоена Государственной премии Израиля. Ей было также  присвоено почётное звание Doctor Honoris Causa четырех израильских университетов и Института Вейцмана в Реховоте.

И снова дадим слово исследовательнице жизни и творчества Наоми Шемер Марине Яновской. На сайтеhttp://www.bakupages.com/enc-show.php?cmm_id=13&id=10337&c=938&lang=ru она с болью рассказывает о последних годах жизни талантливого израильского композитора. Наоми не могла похвастаться крепким здоровьем: в  последние годы ей довелось пережить немалое количество операций. Последняя из них, на открытом сердце, длилась восемь часов. Во время этой операции ее сердце вытащили из грудной клетки, поменяли клапаны и сосуды. Всё прошло хорошо, и она, по собственному признанию, чувствовала себя отлично.



Музыкальный уголок памяти Наоми Шемер в кибуце Кинерет. Фото: Амит Магаль

Но перед каждой операцией Наоми Шемер писала заново завещание и даже сценарий собственных похорон, о чем советовалась с сестрой Рутик. Раньше, перед прежними операциями, писала даже новые песни. Одна из них стала своего рода песней протеста: «Од ло ахавти дай». Другая – сожалением о недожитой жизни: «Ацув ламут бе эмца тамуз».

– Мне казалось, что всё, конец, – говорила Наоми. – Это вовсе не страх, скорее, точное знание того, что случится. Я была уверена, что не встану с операционного стола. Мы с Рутик перед операцией проработали все нюансы похорон. Я хотела, чтобы те, кто придёт на похороны, пели мои песни. Все это было довольно забавно. И все же я оставила ценные указания: чтобы не произносили никаких речей, а только спели «Шам арей Голан». Песня эта подходит к месту, где находится кладбище, на берегу Кинерета, того райского места, которое я так люблю…».



Памятные монеты (золотые и серебряные) в честь Н. Шемер,

выпущенные Банком Израиля в 2005 году

Наоми Шемер скончалась утром 26 июня 2004 года в больнице «Ихилов» в Тель-Авиве, оставив  двух детей и четырёх внуков. Ей было 74 года. Похоронили ее на кладбище родного кибуца Кинерет.
«Я не боюсь предстать пред Господом, держа в руках гитару с оборванными струнами». Эту песню, которая получила известность в исполнении Хавы Альберштейн, Наоми Шемер исполняла сама. Слишком глубокий в ней подтекст…

Еще один материал об истории создания этой песни можно прочесть и прослушать здесь: «Золотой Иерусалим»