Category Archives: Материалы на разные темы

Борис Гольдин. Ресторан или Академия наук. (ч. 2)

Начало

Шёрт побэри ч. 2

А нам все равно, а нам все равно
Пусть боимся мы волка и сову…
Дело есть у нас-в самый жуткий час
Мы волшебную косим трын-траву.

Однажды, словно гиганская волна, пригнала к нам, в ресторан, большую армию  туристов. Смотрю, у одного из столиков собралось много официантов. Что-то случилось? Посетитель ни бум-бум по-английски и никто его не мог понять, что он хочет. Значит, и обслужить его никто не мог.

Подошел ко мне наш менеджер. Элегантный молодой мужчина. Он был чем-то расстроен.

– Может быть у тебя получится? Попробуй, столик возле окна.

Подошел. Сидит на вид матерый Дон Жуан. Смотрит в окно. Чайки над водой. Голубая гладь. Куда-то несутся на бешенной скорости катера. Светит яркое солнышко. Ему смешно: тут, в американском ресторане, проблема за свои деньги поесть. Мне грустно: какая-то беспомощность. Что я могу сделать? Французского, немецкого и других языков не довелось изучать. С чего тут начать? Вот дурацкая ситуация.

– Черт побери, – вырвалось у меня.

– Шерт побэри, – c улыбкой ответил парень.

Прямо как пароль.

Мы оба засмеялись.

– Мои родители очень любили Юрия Никулина и кинокомедию “Бриллиантовая рука” -сказал он, – и  эту любовь мне передали по наследству.

Народу за столиками уже поубавилось. Менеджер смотрела в нашу сторону и улыбалась. Казалось, словно тяжелый груз упал с ее хрупких плеч.

Семен, новый знакомый, был студентом факультета естественных наук Волгоградского университета. Путешествовал по Калифорнии с туристической группой. Отстал от своих. Решил сначала пообедать, а потом и их искать. Главное он помнил: где расположена гостиница. Он был спокоен – проблем у него не было. Вот только одна – с обедом.

Вскоре к столику у окна, словно корабль, поплыл поднос с приятным запахом…

Когда Семен достал кошелек и был готов рассчитаться, то официант спокойно сказал:

– No way (что означало: ни в коем случае).

Парень пожал плечами.

Снова позвали меня.

– За терпение и  вежливость счет оплачен рестораном, – передал русскому студенту слова менеджера.

– Ничто не обходится нам так дешево, – сказал известный испанский

писатель Мигель де Сервантес, – и не ценится так дорого, как вежливость.

Прощаясь, Cемен подошел ко мне и тихонько запел:

В темно-синем лесу, где трепещут осины,
Где с дубов-колдунов облетает листва,
На поляне траву зайцы  в полночь косили
И при этом напевали странные слова.

Не бывает случайных встреч. Каждая из них – или испытание, или наказание, или подарок судьбы.

МИФ О ПОЛИГЛОТЕ

Из Монтерея отправлял письма сестрам в разные концы света: в Ташкент и Хайфу. Рассказывал о себе, о семье, о новом месте. И от них часто “ласточки” прилетали. Запомнились строчки из одного Марининого письма.

– Думаю, что неважно хороший или плохой у тебя “язык”, главное, что в тебе сидит  врожденное качество – ты можешь найти подход к любому человеку.

Что правда, то правда.

По ресторану ходила  обо мне такая легенда: раз он слабо знает английский, значит,  хорошо знаком с другими языками. Что мне жалко? Пусть себе говорят.

Кто такие полиглоты?
Не слоны, не бегемоты.
“Поли” – значит много. Вот!
А от слова “глотка” – глот?

Может быть, как у дракона,
У них множество голов?
И у каждой пасть питона,
И десяток языков?
И. Явчуновская

Как-то подошла ко мне официантка Келли и говорит:

– Мой клиент не может разобраться в меню. Иностранец.

Свой имидж терять не хотелось.

В меню входило много разных блюд из рыбы. Но и любители говяжьей отбивной не были забыты.

Мужчина был со вкусом одет и явно не считал свои деньги.

Ладонью показал, как плавают рыбы. Клиент заулыбался. Он, наверное, подумал, что я переводчик. Что-то произнес и помотал головой. Тогда я приложил пальцы ко лбу и,  улыбаясь, тихо произнес:

– Му-му.

Он приветливо закивал. Теперь вопрос: что сочетается с отбивной? Конечно, салат. Показал на красочную картинку. Одобрил. Указал на чистый бокал на его столике. Тут и позвал Келли. С заказом все было в порядке.

Однажды пришла группа студентов из Японии. Мне сказали, что в этой стране в ресторанах не положено давать чаевые. Но наш ресторан – не за океаном. Положены  чаевые за хороший сервиз – плати. Вот и попросили объяснить руководителю группы и переводчику, что тут Америка. Не буду входить в детали. Скажу одно, мой имидж и в этой ситуации не пострадал.

МАФИЯ?

В городе проживало много итальянцев. И постоянно слышал, правда, не знал, шутят ли люди или говорят правду, что среди них есть и мафиози. Как-то спросил одного  из официантов, красивого и крепкого парня:

– Антони, это правда, что среди твоих земляков в Монтерее есть и члены “Семьи  Корлеоне”?

     Он  улыбнулся и сказал:

   – Информация точная. Но для чего это тебе?

   – Я иногда пишу. Было бы интересно, не называя имен и фамилий, рассказать хотя бы про одного живого.

     Он опять расплылся в улыбке:

   – Можешь начать, – и он сделал паузу, – про меня. Что, не похож?

ПАН ВАЦЛАВ

Появился еще один менеджер по имени Вацлав, его семейное дерево корнями уходит далеко в антисемитскую Польшу. Этот молодой поляк, увидев перед собой уже далеко не молодого еврея, решил немного попортить ему нервы.

–  Так медленно нельзя работать, – начал пан Вацлав.- Сейчас я лично покажу, как надо  трудиться.

Клиентов было не меряно не считано. Он  стал сдвигать несколько столов, чтобы провести со мной тренинг. Был час пик. Но уж крепко ему не терпелось.

В этот момент ко мне подошла Джессика и показала лист бумаги, где большими буквами она вывела слова “Now the training session ends” (Сейчас тренировка закончится).  В свое время я пожалел ее, а сейчас, как говорят, долг платежем красен.

Она пошла к менеджеру и рассказала про планируемый тренинг, да  еще в час пик. Через пять минут пришел Шейн и все отменил. Я понял, что качество моей работы его устраивает.

ТЕСЕН МИР

Любишь ты смеяться звонко,
Очень радостно с тобой,
Ты чудесная сестрёнка,
Будь всегда-всегда такой!

Однажды мое внимание привлекла молодая красивая пара. Они говорили на каком-то мне абсолютно непонятном языке. Когда на стол поставил все и создал праздничную обстановку, то спросил:

–  На каком языке вы говорите?

– Мы из Израиля. Наш родной язык – иврит.

Разговорились. Я рассказал, что моя сестра Гала со своей семьей недавно совершила перелет Ташкент – Москва – Тель–Авив.

– В каком городе живет семья сестры?

– В Хайфе.

–  Это наш город.

– Как тесен мир, – сказал я. – В таком случае, можно через вас передать ей  небольшой  подарок?

– Почему нет? Только дайте точный адрес.

ПЛАТИТЬ ОБЯЗАТЕЛЬНО?

Официантка Келли, заплаканная, подбежала к менеджеру.

– Успокойся, что случилось? – спросил он.

– Мужчина пообедал. Я принесла ему счет. Если бы видели, как он спокойно запихал  его в карман и заявил мне, что платить не собирается.

Шейн быстрым шагом подошел к столику.

– Сэр, в чем дело? Вы должны заплатить.

Молча он выслушал. Встал и спокойно через весь ресторан пошел к выходу.

Я удивленно смотрю. Никто его не останавливает. Выходит, направляется на парковку к своей автомашине. Менеджер идет за ним. Записывает номер машины. Мне все это совершенно не понятно. Пообедал – заплати. Отказывается? Надо заставить. Не выпускать из ресторана. Вызвать, в конце концов, полицию.

Но тут закон-хозяин. Человека трогать руками нельзя. Чтобы ни случилось. Шейн вернулся и набрал номер полиции.

– Не захочет неприятностей – придет и заплатит, – сказал он.

Говорят, что любопытство не порок, а большое … Поэтому я не стал интересоваться, чем закончилась эта история.

Через несколько дней Келли с улыбкой подошла ко мне.

– Ты знаешь конец этой истории?

Я отрицательно покачал головой.

–  Он пришел и рассчитался.

ВИНО ИЗ ИТАЛИИ

Хоть жизнь и без того полна,
В ней счастья – лишь процент…
Бутылку классного вина
Ты получай в презент!

Быстро летит время. Наступило Рождество. Это самый большой американский праздник. Ресторатор пригласил всех работников на праздничный вечер. Для обслуживания позвал персонал из других ресторанов. У входа торжественно вручали каждому лотерейный билет. У всех отличное настоение, улыбаются, радуются. У меня же кошки скребут на душе.

В военной школе переводчиков, где преподавала жена Юля, прошло гиганское сокращение. За бортом остались сотни инструкторов. Ей пришлось уехать в соседний город и поступить на курсы социальных работников. Жили на два дома. Мы  договорились: пока сын не закончит семестр, будем жить в Монтерее. В тот вечер он дожен был заехать за мной.

Тут начались танцы. Настроение немного поднялось. Я услышал звуки танго. В юности окончил школу бальных танцев. Пригласил Джессику. Она отлично танцевала. Вдруг я вижу, что жена ресторатора пальцем показывает на себя. Мол, пригласи на  следующий танец. Был блюз. Как она танцевала! Настоящий профессионал! Все остановились, а мы танцевали и танцевали. Сначала был фокстрот, потом – чарльстон, за ним – вальс …

Музыка прекратилась. Всех пригласили за богато накрытые столы. Был очень вкусный традиционный рождественский ужин.

Тут мне сосед по столику и говорит:

– Называют лотерейные номера. Ты проверяешь? Где твой номер?

– Он мне не нужен. Я никогда не выигрываю. Лотерея – это не охота за удачей, это охота за неудачниками.

Только я это сказал, как слышу называют мой номер. Бац!  Первый раз в жизни! Стало любопытно: а что выиграл?

Перед моим очами оказался целый ящик итальянского вина.

     Тогда я обратился к владельцу ресторана и ко всем:

   – Скоро мне предстоит с вами попрощаться – переезд в другой город. Все вы стали  мне родными. Приняли от души в свою дружную семью, помогли встать в строй, подтянули мой английский. Разрешите мне каждому из вас вручить по бутылке этого прекрасного вина. Вот сидит мой сын Константин – студент колледжа – и  кивает головой, правильно, мол, отец, делаешь.

     Все дружно зааплодировали и постоянно озабоченный менеджер Шейн, и элегантный шеф-повар Говард, и бармен с лирическим тенором Билл, и официанты:  доброжелательный Руди, “мафиози” Антони, невезучая Келли и мой партнер по танцам Джессика.

в ресторане “Rappas” слева направо автор этих строк, двоюродный брат Михаил, шеф-повар Говард и менеджер ресторана Шейн. (фотография 1993 года)

 
Прошло с тех пор много лет. Когда мы бываем в Монтерее, то первым дело заходим в “мой” ресторан. Но тут новые хозяева, да и не раз они менялись. Тут новые менеджеры. Новое меню. Но стоит мне закрыть на минуточку глаза, как я снова вижу все и всех в этом солнечном ресторане с приятными и милыми людьми, уж очень похожим на “Академию наук”.

 

Опубликовано 25.04.2017  08:41

Борис Гольдин. Ресторан или Академия наук. (ч. 1)

Рыбацкий причал

На нашей Земле океанов –
Четыре:
ИНДИЙСКИЙ –
Самый соленый в мире,
Океан АТЛАНТИЧЕСКИЙ
Славен сельдями,
ЛЕДОВИТЫЙ
Все время спит подо льдами,
А ТИХИЙ,
Конечно же, вовсе не тихий –
А буйный, глубокий и самый великий!
Андрей Усачёв.

Старинный город Монтерей  стоит на берегу залива … Монтерей в Тихом океане.  Рыбацкий причал здесь является одним из лучших мест  для наблюдения за морскими выдрами.  По сути, он является самой настоящей «ловушкой» для туристов: здесь всего за пару часов  можно повидать диких животных больше, чем за время долгих и утомительных переходов по крупнейшим национальным паркам.

В окна ресторанов с любопытством заглядывают бурые пеликаны, неподалеку от причала неустанно вьются десятки тысяч диких морских и околоводных птиц, на скалах и утесах, окружающих порт, сладко спят пятнистые тюлени. В этом городе можно с близкого расстояния наблюдать даже крайне редких северных морских слонов.

Впрочем, временами здесь бывает немного шумно – и все из-за стихийных, вечно галдящих сборищ калифорнийских морских львов, которые любят поваляться под причалом, без умолку «облаивая» друг друга.

Сам причал некогда был крупной рыболовецкой пристанью, на которой был главным образом развит промысел сардин. В течение первой половины ХХ века главным источником благополучия и процветания Монтерея было производство рыбных консервов, благодаря чему к 1940 году город стал главной сардиновой столицей всего Западного полушария и  был весьма богат до тех пор, пока сардины не исчезли.

Прошло много лет, и сардины снова вернулись в воды залива, что и по сей день несказанно радует крупных рыб и морских млекопитающих обилием и разнообразием ежедневного меню.

Я часто любовался огромным “пастбищем” морских львов, удивлялся гиганским волнам, которые часто прибивали к берегу  всякую всячину. Как-то подумал: к какому  “берегу” прибьет волна и меня? Правда, я ее не ждал, я ее искал.

Жена и сын мне часто напоминали:

–  Сейчас важно учить язык, а работа сама к тебе прискачет.

С женой Юлей

Я слушал и старательно занимался в колледже, да и в домашнем “университете” с “персональным” учителем английского языка – моей женой.

– Когда  начнешь искать работу, то учти одно, что в Америке образование и  позиция  должны быть в полном соответствии. К примеру, если у тебя за плечами только общеобразовательная  школа, то можешь смело протендовать, скажем, на работу дворника. С дипломом университета, да еще при костюме в галстуке, тебя даже на эту позицию на интервью не пригласят.
 
      Но у меня, “героя”, почти без “языка”, на новом месте, не знающего особенностей трудоустройства, была своя философская точка зрения. Случай! Случайность – всему голова! Каждый день я делал обходы своих “владений” – рестораны, гостиницы, спортивные залы, плавательные бассейны…

Ищу работу я, работу,
Ищу, никак я не найду.
Всё от ворот мне повороты –
По возрасту не подойду.
Кретова Татьяна

Стучал во все двери. Но они были на крепком замке. Прямо  был настоящий юмор: искал то, не зная, что. Как в русской народной сказке: пойти туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что.

Рыбацкий причал  является одним из самых популярных мест. В этом районе десятки ресторанов, из окон которых открывается прекрасный вид на бухту. Здесь, в итальянском “Rappa’s Seafood Restaurant” и открылась та дверь, которую я так долго искал, прямо, как у Буратино.

ПОСУДУ НЕ МЫТЬ!

Молодой менеджер по имени Шейн (Shane Schoeppner) посмотрел на заполненные бумаги и поморщился. Я писал там, что моя последняя дожность в Советском Союзе была доцент. Дома же говорили о соответствии…

–  Мой английский может быть на уровне вашего русского языка, – сказал я, шутя.- Если есть работа посудомойщика, я был бы рад.

– В данный момент могу предложить только работу busperson.

Я был рад хоть какой. Но он увидел по моему лицу, что я что-то не улавливаю, и коротко добавил:

– Помощник официанта.

Почему приняли на работу? Думаю, что может быть потому, что уж очень был похож на представителя острова Сицилия, которых много здесь проживало. Да, и уж больно мой внешний вид был элегантным. Но главным было то, что я очень хотел работать.
 
    Через год менеджер, положа руку на сердце, чистосердечно признался, что с таким образованием, как у меня, он просто не смог предложить мыть посуду.

Интересно, что это “вкусное” заведение на берегу залива было похоже на филиал “Академии наук”. Часто клиентами ресторана были преподаватели, студенты и слушатели Монтерейского Университета международных отношений, Военной школы переводчиков и Военной академии Министерства Обороны. Эти посещения напоминали мне творческие семинары или форумы. О чем только не шли дискуссии! В их программу обучения входили иностранные языки. Узнав, что я носитель русского языка, часто старались заговорить со мною.

Да, и среди работников ресторана немало было с высшим образованием. Тяжелое  экономическое  положение в стране вынудило людей в прямом смысле  слова крутиться. Искать, где можно заработать. Знакомлюсь с одной официанткой.
 
  – Преподаю в школе историю. Совершенно спокойна была за свое будущее, – рассказала Бетти, – а тут сокращение. Что делать? Вот и запрыгнула в официантки.
 
   Бармен за стойкой поведал  и свою грустную историю:
 
  – Учился в консерватории. У меня был лирический тенор, – делился Билл. – Театр был моим домом. Но потерял голос, вместе с ним и работу.

Со временем познакомился со всеми. Шеф-повар элегантный Говард. Окончил престижный университет. Работал в самой резиденции президента США. Политически очень грамотный. Часто вступал со мной в полемику.

– У всех в жизни быват тяжелые моменты, – сказал он. – Они приходят и уходят, как приливы и отливы. И мы не вечны здесь.

В этой  дружеской остановке и мне нечего было скрывать своего образования и опыта работы в институте инженеров железнодорожного транспорта.

УЧУСЬ СЧИТАТЬ

Ресторан ” Rappas” напоминал мне большую дружную семью. Каждый старался помочь друг другу, особенно новичкам.

У одного из официантов дома была проблема. Жена его оставила вместе с детьми. Но Руди на работу приходил с улыбкой, был очень вежливый и доброжелательный.

В часы пик работы было невпроворот. Все делалось и говорилось на ходу.

–  Хлеб. Стол двадцать пятый.

– Кофе. Стол семнадцатый.

– Заменить скатерть. Стол тридцать второй.

На слух я еще не мог ловить его команды. Хлеб приносил на стол тридцать второй. Кофе – на стол двадцать пятый. Со скатертью бежал к столу семнадцатому. Он видел мои ошибки и тут же сам все делал.

В конце дня официанты делятся чаевыми с помощниками. Когда Руди вручал мне деньги, я сказал:

– Большое спасибо. У меня было много ошибок, и я их не заслужил.

– Ничего тут страшного нет, – ответил он. – Ошибки бывают абсолютно у всех.    Пожалуйста, возьми. Ты их честно заработал.

Рассказал вечером обо всем жене.

– Цифры. Давай ими и займемся.

Юля на листе бумаги нарисовала тридцать столиков, пронумеровала их. У нас получилась игра. Она называла номер, а я находил этот столик. Дала и задание на раннее утро, когда я бегал кроссы. Пробегая мимо автомашин, я должен был  вслух повторять цифры на номерах,  если мимо домов – номера домов. Скоро  проблема с  номерами с повестки дня была снята.

БРАТЬ ИЛИ НЕ БРАТЬ?

Я помнил фильм Романа Цурцумия “Официант с золотым подносом”. Сюжет простой: у главного героя жизнь протекает замечательно, и вдруг он решает не брать чаевые (!). Не хочет и все. Так и я: никогда не брал чаевые и не буду.

После работы менеджер мне сказал:

– Уже давно укоренилась система: клиент, если считает сервис хорошим, оставляет чаевые официантам. Те, в свою очередь, выделяют своим помощниками.

Тогда я попросил менеджера:

– Могли бы вам передавать мои чаевые?

Через несколько дней вижу: менеджер разговаривает с молодым официантом. Я подошел и говорю:

   – Мистер Шейн, разрешите задать уважаемому Брюсу вопрос?

    Он кивнул головой.

– Как я работаю?

  –  У меня нет замечаний,- ответил Брюс.
 
  –  Тогда по какой причине от вас нет чаевых?

   – Хороший вопрос,- сказал менеджер.

     Молодой официант покраснел.

     Менеджер улыбнулся и пригласил его в свой офис.

     Вскоре официант нашел меня.

   –  Ты мог бы спросить – один на один?

   –  Нет. Теперь память тебя не будет подводить.

Как-то после работы меня остановил  Шейн.

–  Знаешь, ко мне подошли помощники официантов. Многие работают по многу лет и попросили, можно ли в одном конверте получать все чаевые, как ты просил. Вижу, что ты настоящий русский революционер.

ПТИЦЫ И ЧАЕВЫЕ

Однажды произошел такой случай. За одним столиком посетительница, элегантная дама, сидела и скучала. У меня было несколько минут свободного времени. Я подошел и разговорился с ней об интересных птицах, которые клювами стучали в окно, о последних новостях в местной газете.

Спустя какое-то время жестом руки она пригласила меня к своему столику. Вежливо протянула купюру в десять долларов.

– Вы приятно обслуживаете.

–  Спасибо. Это моя работа.

Тогда она пошла к менеджеру.

Вскоре он меня нашел:

– Говорят, когда дают- берут.

–  Вы сами учили: клиент – официанту, официант – помощнику.

Он улыбнулся.

– Но есть исключение из правил. На этот раз премия за пунктуальность.

Прибежала на работу официантка Джессика, вся простуженная. Я знал, что растит одна двоих детей, не завершила учебу в колледже. Даже больная работала виртуозно, с улыбкой. В этот день от нее получил много чаевых.

– Джессика, большое спасибо. Но сегодня я не возьму чаевые. Почему? Ты работала больной.

   –  Интересно, все русские такие? Мне сегодня клиенты оставили чаевых намного больше, чем в обычные дни. Значит, – сказала она, – есть и твой вклад.

      Думаю, что человеческие отношения гораздо важнее, чем деньги. Человеческие отношения – это самое ценное сокровище и в то же время одно из самых больших испытаний, которые может преподнести нам жизнь.

Ресторан – это дремучий лес. Никогда не узнаешь, что творится за высокими деревьями.

Как-то вечером сели за угловой столик двое. Одеты, скажем так, не по моде. Да, далеко не молодые. Мне стало их жалко. Я стал носить на этот стол все, что разрешалось “бесплатно” повторять.

Джессика спрашивает меня с улыбкой:

– Родственники пришли?

– Нет. Смотри, как скромно одеты.

Когда клиентов стало меньше, она рассказала мне о специфике работы в ресторане.
 
    – Никогда не оценивай клиента по внешнему виду. Основная ошибка – заранее судить о размере потенциальных чаевых по одежде человека.
 
     Оказывается, что, оценив навскидку платежеспособность гостя, некоторые  официанты заранее «ставят на нем крест»: всячески игнорируют человека, намеренно задерживают вынос заказа, демонстрируют свое пренебрежение мимикой и жестами.
 
    – Помни, что внешность обманчива, – сказала Джессика. – Эти двое оставили мне столько чаевых, что хватило бы порадоваться  нескольким моим коллегам.

Борис Гольдин для belisrael.info 

Автор о себе:

В Киеве любят каштаны. Как они цветут! Чудесная и волшебная пора. Все знают простую истину: цветут каштаны и появляются первые лепестки… любви. Одним прекрасным вечером на берегу Днепра, наверное, каштаны заколдовали красивого парня Якова. Он не на шутку влюбился в прекрасную девушку Полину. Вот я и родился в одном из самых зеленых городов мира.

Но вскоре началась война. Папа ушел на фронт, а маму с двумя маленькими пацанами на руках отправил в далекий Ташкент.

После войны папа так и остался в армии. И мы стали “военными”. Мы – это мама, я и сестренка Маша. За год сменили немало  гарнизонов. Жили в узбекском городе Ургенче, в туркменском – Чарджоу, в каракалпакской столице  Нукусе. Говорят, что Бог любит троицу. Так, в каракалпакском городе Ходжейли, родилась Галочка – еще одной красавицей стало у нас больше.

Встал вопрос: кем быть? Журналистом или учителем физкультуры? Тренер нашей волейбольной команды Юрий Алексеевич Никитин работал еще и в газете “Физкультурник Узбекистана”. Привил любовь к журналистике. Выиграл спорт. Получил вузовский  диплом: учитель физкультуры, анатомии и физиологии человека. Мама поздравила и добавила, что она простой бухгалтер, и, если смогу, то ей очень бы хотелось,чтобы я  получил еще один  диплом для неe. Времени на раздумье в армии  вполне хватило: особенно, когда сидел на политзанятиях в Ленинской комнате или стоял в карауле по охране Боевого Знамени воинской части.

В юности посещал занятия школы молодого журналиста при газете “Комсомолец Узбекистана”. Заметил приятную и серьёзную Юлю. Если я писал о спорте, то у нее был свой конек – искусство. Она училась в институте иностранных языков. Потом наши дороги разошлись. После демобилизации случайно встретились и дошли до ЗАГСа.

Вот и принес маме диплом журналиста. Начал со спортивной прессы, как мой тренер. Закалился в редакции газеты Туркестанского военного округа “Фрунзевец”. Следующая остановка –  общественно-политический журнал «Партийная жизнь». Был принят в Союз Журналистов СССР.

Сестры порадовали родителей. Маша успешно окончила институт иностранных языков и стала сама учить студентов. Гале по душе пришелся факультет дефектологии педагогического института.

Большое горе. Папы не стало – сказались годы на фронте.

Пытался попасть в аспирантуру и штурмовал её, как на армейских учениях. Не получилось. “Подвела”… пятая графа. Стал соискателем при кафедре истории педагогического института. Повезло с руководителями. Защита успешно прошла в Институте истории Академии наук…

Пригласили в Отдел общественных наук Министерства высшего и среднего специального образования Узбекской ССР. Раз есть ученая степень кандидата наук, то нужно стремиться и к научному званию доцента.

По конкурсу прошел в  институт инженеров железнодорожного транспорта. Правда, не на блюдечке с голубой каемочкой, но получил звание доцента.

И опять пришло  горе. Мама ушла от нас скоропостижно.

Порадовали  нас сыновья. Старший Юрий окончил институт инженеров железнодорожного транспорта. С серебряной медалью  завершил младший сын  Константин среднюю школу и стал призером республиканских олимпиад по английскому языку. Первое место было почетное: только для местного населения.
Пришло время и труба позвала в дорогу. Прямо, как в песне “По дoлинам и по взгорьям”:

– И на Тихом океане

Свой закончили поход.

Монтерей. Калифорния. По ту сторону океана началась другая жизнь, не похожая на прежнюю. Снова «Эверест покорить» не удалось. Но не сдавался. Работал помощником официанта и метрдотелем в ресторане, офицером службы безопасности  в театре…  Зарабатывал там, где была работа. И учил английский в колледже и в “Домашнем университете”, где “ректором” была моя жена Юлия Соломоновна. Пришло и мое время   трудиться в колледже и в специальной школе, в спортивных центрах и плавательных бассейнах…

Не забывал свою  вторую любовь – журналистику. Даже собрал команду и попробовал выпустить газету на русском языке для студентов американских университетов, изучающих русский язык. Но дальше первого номера дело не пошло…

Сан-Хосе. Начал печататься в таких изданиях, как “Алеф” ( Москва), “Новое русское слово”(Нью-Йорк), “Калифорния”(Сакраменто), “Кстати” (Сан-Франциско), “Русская Америка” (Нью-Йорк), “Terra Nova” (Сан-Франциско), “Вестник”(Бостон), “24 часа”(Сан- Франциско), “Наш Техас”, ” Чайка”, “Кругозор”.

Принят в члены Международной еврейской информационной ассоциации. С чем меня и поздравили жена, два сына и дочь, четыре внучки и внук.

С внучкой Алисой

Опубликовано 21.04.2017  09:23

Дмитрий Ной. ПРИ СВЕТЕ ДНЯ. Стихи

Памяти жертв Холокоста посвящается

Катастрофа

Мы плачем, рыдаем. Миллионы погибших.

Покорных. Нелишних.

Были Европе они ни к чему.

О, человечество! Горе уму!

К целям заветным сегодня мы ближе,

и всё же, и всё же ступенями ниже.

Банальность
про мою национальность

Судят о гениальности

по моей национальности.

Её народ

сам себя бережёт.

Сбросив вериги,

читает мудрые книги.

Общественное мненье

питает к нему полное презренье.

Принимает храбрость военную

за хитрость  надменную.

При гневе не хватает слов.

Спасает закон притяжения полов.

Тысячелетиями тянется эта морока.

Пальцами тычут в сторону Пророка.

А Пророк к несчастиям всем,

как полагается, глух и нем.

Если вопрос поставить шире,

народы обязаны жить в мире.

Зная разлада первопричину,

как уничтожить его личину?

Уселись боги за парту

 и начертали «Дорожную карту».

Всё хорошо, всё прекрасно,

но убийцы останутся убийцами,

и это ясно.

Такая реальность

рождает мужество и гениальность.

Заповедь

Израиль един и неделим.

Сердце его — Иерусалим.

По поводу любому

ты это повтори

и передай другому.

Израиль без границ

Израиль без границ

свободен для полёта птиц.

Одна беда!

Со всех сторон его теснит орда.

Наёмные убийцы тут как тут,

как будто их подстёгивает кнут.

Насилье и террор!

Борись, Израиль, и давай отпор!

А птицы, поднимаясь ввысь,

приветствуют не смерть твою.
а жизнь.

Израиль без границ

свободен для полёта птиц.

Проклятие тёти Хаи

Я встречаю тётю Хаю:

— Соломончик, я рыдаю!

Боль Земли Обетованной

в моём сердце постоянно.

Их соседи—злые люди!

Бога я молю о чуде,

чтобы он за наши муки

оторвал убийцам руки…

Я не трогал тётю Хаю,

потому что понимаю.

Когда сели на скамейку,

успокоил я еврейку.

Уступать, не отступая

Мне сказала тётя Хая:

— Соломончик, уезжаю!

Я евреев наставляю

уступать, не отступая.

Про джихад

Чтобы джихад

подбила собственная мина,

еврею нужен автомат

и боевая  дисциплина.

* * *

Где насекомое найдет лазейку,

там террорист убьет еврейку

Мы победили!

Кто плачет, что мы проиграли войну,

тянет плывущий корабль ко дну.

Нет! Мы победили! И эта победа

как воля народа и символа  кредо.

Братья и сёстры, долой суматоху!

Вы в схватке кровавой творите эпоху.

* * *

Никогда «Хезболле»

не бывать на еврейской земле.

Каменья

Люди бросают каменья везде.

Расходятся круги, как мненья, в воде.

Из них почерпнул я одно для себя:

спокойно живи, никого не губя.

На реке Иордан

Когда идёт война на берегах  реки,

куда и как расставишь ты полки?

Возьми старинный фолиант

со схемами дорог.

У полководцев был талант,

но победить никто не смог.

Задумайся над тщётностью тщеты

и станешь мирным человеком ты.

Третий Храм

— Реши о, мудрый Соломон,

ближневосточный спор сторон.

Покоишься ты в собственной отчизне.

Вблизи видней течение жизни.

— Прими мой суд.
Постройте третий Храм.

Мир постучится в двери сам.

— Благодарю тебя, высокочтимый царь!

Воистину великий государь.

Царь Давид

Когда возьмёт испуг,

что сердце нездорово,

или прижмёт к стене любая гнида,

всегда помочь готова

Звезда Давида.

* * *

Его псалмы

тысячелетиями

читаем мы.

Цена молчания

Весь мир молчит,

по барабанчику стучит.

Но какова цена молчанья?

Она равна годам изгнанья.

И мудрый Соломон,

меня встречая тех времён,

протягивает руку.

— Спасибо за науку.

Холокост

Оживают тени сожжённых,

гонимых, убитых, казнённых,

детей умерщвлённых.

Родные, вы с нами навеки

как реки.

Верит еврейский народ —

впредь никакой Холокост не пройдёт.

Никто из евреев не будет изгоем.

Вечная слава погибшим героям!

Стена Плача

Когда пустыня внемлет Богу,

Гора выходит на дорогу

и выбирает по пути,

в какую сторону идти.

И вот удача!

Она встречает Стену Плача.

Но слёз еврейских водопад

заставил повернуть назад.

Казнённые поэты

Прекрасные лица еврейских поэтов,

улыбки богов и характер атлетов.

Они представляли культуру России,

как в Австрии Моцарт,

                          в Италии Россини.

Ньютоны, Сократы — великие люди!

Быть может, не надо и дальше не будем?

Зачем, почему, чей проступок деля,

они казнены по приказу Кремля?

Так получилось, случилось и было…

Им родина общею стала могилой.

Не носят цветы к ней, не стелят ковры,

как к бюсту диктатора в центре Москвы.

Остались их книги и вечная слава

поэтов, которых казнила держава.

Страх

Я и впрямь перелётная птица

и нигде не могу приземлиться.

Что меня заставляет кружиться?

Граница!

Я как будто судьбой околдован

и цепями к безумию прикован.

Я кого-то всегда опасаюсь,

спать ложусь и, заснув, просыпаюсь.

Человек с пистолетом в руках

мне мерещится вечно впотьмах.

— Юда! Ты!

Я лечу с высоты

как пустой чемодан,

а вдогонку за мной

он швыряет наган.

Другу

Что бубнишь себе под нос,

где евреи, там вопрос.

Я тебе замечу сразу:

ты приносишь в дом заразу,

и не слушай тётю  Майю—

её хата всегда с краю.

Два Востока

— Люди, люди! Вы евреи?

— Да, евреи!

— А куда, в края какие

        едут граждане России?

Вижу, путь ваш недалёк.

— Да, с востока на восток.

— Эй, дневальный!

— Прошу тише.

Мы меняем Восток Дальний

        на Восток, который ближе.

Письмо

Старик писал в редакцию письмо,

где вспоминал Дзержинского, Камо…

На ум пришли еврейские поэты,

прославившие некогда Советы.

Казнила их любимая отчизна.

Звалась газета «Знамя коммунизма»

Вождь

Вождь дёргает за нить,

как пряха у кудели:

— Убить, убить, убить

на следующей неделе.

Еврею поручить.

Исполнить, доложить! —

Как быть? Как быть? Как быть?

Предатель за «бугром»,

еврей весьма польщён,

но будет умервщлён,

как до него потом.

Ещё один приказ

не в бровь, а прямо в глаз:

о полной ликвидации

не одного, а нации.

— Исполнить, доложить! —

Как быть? Как быть? Как быть?

Народ тут ни при чём.

Божьим  перстом

вождь к власти пригвождён,

и скажет смерть всем он.

* * *

Когда червяк становится царём,

весь мир заботится о нём.

Монумент
как политический момент

Поэт при жизни

нерукотворный монумент воздвиг
себе в отчизне.

Народ любил, а недруги пинали

фигуру скромную на пьедестале.

Правители страны, а было их полно,

расправиться хотели с ним давно.

Поэт их презирал, клеймил,

но выбился из сил.

На шею водрузив венец

из славы,

он умер наконец.

Такие были нравы.

Но на прощанье

поэт оставил завещанье,

где протолкнул идею

не потакать вождю-злодею,

а власть ему в отместку

вонзила в монумент стамеску,

чтоб каждый воробей,

когда сидит на ней,

чирикал, не робея,

что гадит на… пигмея.

Криничка

В родном саду криничка,

прозрачная  водичка,

а у меня привычка,

коль рядом сядет птичка,

поднять тяжёлый камень

и в птичку прямиком.

Давно пронёсся пламень,

поджёг мой отчий дом.

Не обижай синичку,

залётную жиличку,

живёт пусть рядом с нами

и не маши руками—

вот песенка о чём.

Красный флаг

Мы поднимали красный флаг.

Но кто-то закричал: — Не так!

Стояли, думали и флаг перевернули.

Поднялся шум: —Ребята, вас надули!

Мы вновь задумались.

Стонала нудно скрипка.

На фабрике была допущена ошибка.

Дорогою своей

Когда я пересёк Сион,

в отчизне закричали: — Вон!

И я пошёл дорогою своей:

не сеял зло, не обижал людей,

не говорил всё прочее — фигня…

И мир приветствовал меня.

Тень Каина

Был СССР…

Распалась нация,

добра и зла мистификация.

Был геноцид…

Его творец

в земле кремлёвской

мирно спит,

и коммунисты, стоя,

нет, да помянут своего героя.

На совести российской власти

процесса одного две части кровных:

реабилитация невинно осуждённых

и осуждение в репрессиях виновных.

Персонификация всех убийц

из эшелона высших лиц.

Верховный Суд, Госдума,

Правительство и Президент

народу огласят подобный документ.

Каким наивным б ни был приговор,

тень Каина покинет русский двор.

Вокруг носа

Я сломал в троллейбусе нос.

Почему так случилось — вопрос?

У троллейбуса съехали дуги.

Он рванулся и замер в испуге.

Нос раздался и вырос в размере.

Сквозь толпу пробирался я к двери.

Тут какая-то резвая дама

кулаком меня двинула прямо.

Слово за слово в сваре житейской

нос славянский стал шкурой еврейской.

Появились два шустрых скинхеда.

Над евреем нужна им победа.

Его племя распяло Христа

да обрезан он был неспроста.

Это было в Москве, на Тверской.

Я, Тверская, гордился тобой,

а теперь из-за длинного носа

я смотрю на тебя даже косо.

Почему у твоих полководцев

руки чешутся бить инородцев?

Бар-мицва

Я родился в июне.

Бар-мицву устроили мне накануне.

Мама сказала: —Борис —молодчина!

В семье, наконец, появился мужчина.

Я очень надеюсь, что с каждым годочком

он будет евреем, а не жидочком.

У мамы спросил я: — О чём говоришь ты?

— О том, что с тобой мы, сыночек,
реликты,

Но верю я, время такое придёт

никто на Земле нас ногою не пнёт.

Однако пока

ещё не однажды намнут нам бока.

За советом к Моисею

Сквозь яростный рык

доносится крик:

— Бей жидов! Спасай Россию!

Я поспешил за советом к Моисею.

Ответил Моисей через силу:

— Друг не роет другу могилу…

* * *

Как острый нож

съест государство ложь.

Гимн евреев диаспоры

Из Германии мы и Польши,

там, где предки жили дольше.

Не топтались мы на месте—

двести лет с Россией вместе.

Кто стремился нас сжигать,

мы учились воевать.

Говорим , спасибо русским,

что под небом Андалузским

не пришлось нам жить опять.

В мире все племена

знают наши имена.

Никому не угрожая,

мы живём, детей рожая.

На Земле Обетованной

мы залечиваем раны.

Расцветай за милей миля,

земля народа Израиля.

Раз мы так хотим,

мы победим. Мы победим!

Ураган

Над пропастью пронёсся ураган.

Ему природой был огромный опыт дан.

Родившись лёгким ветерком,

он рос, мужал,

со страшной силою потом

всё на пути своём сметал.

Так на Земле с начала до конца,

чтоб знать,

стремится  каждый быть похожим на отца

или на мать,

а этот научился убивать.

Несясь над пропастью, теряя пыл,

он даже здесь кого-то прихватил.

Постоянное Место
Жительства

Приехал я в Америку,

жена моя в истерику:

не нравятся ей буквы ПМЖ.

— Вези меня на родину!

Какую есть уродину!

Я собралась уже.

Без языка

Мои две тени шли за мной.

Одна была длинней другой.

Я на прощанье им сказал: —Пока!

Как трудно жить без языка!

Новые имена

На Руси он Самсон,

в Америке Соломон,

и  без вопроса

филон у босса.

Эпиграмма на А.Ройтмана

Держу пари,

что не читал меня Ари.

Он, как в отчизне,

был занят прозой жизни,

а не поэтом.

Осталось сожалеть об этом.

Свобода

Я так же беден, как богат,

но самому себе угоден.

Друзья, я вам поведать рад,

 что я в Америке свободен.

Надёжное лекарство

Один нью-йоркский холостяк,

приняв «Кремлёвскую таблетку»,

смог соблазнить свою соседку.

После чего сказал ей так:

— В Кремле порядок! Был бардак…

Мистер Вайс

Удивлялся мистер Вайс:

— Где работает Чубайс?

На «отсидке» Ходорковский…

Что-то будет, отче босский?

На приёме у окулиста

— Вы видете буквы?

— Да, первую строчку.

— Что там написано?

— Деньги на бочку!

Про «Тойоту» и субботу

Меня просила бабушка Ревекка:

— Будь, Соломон, похож на человека!

Сегодня у меня суббота.

Не в голове твоя Тойота.

Мечта моя, «любовь» моя «Тойота»!

На аукционе нет дешевле  лота.

Но плохо слышит бабушка Ревекка,

тем примечательней в её словах опека.

— Я вижу, Соломон, как ты ревнуешь,

во сне  скрипишь зубами, паникуешь.

Тойота не изменит жениху.

Ты, Соломон, болтаешь чепуху.

Пожалуйста, люби свою Тойоту

по будним дням, но только не в субботу.

Увы, бабуся, пуст мой кошелёк.

Прими моё признание как намёк

и внуку презентуй ко дню рожденья

автомобиль, достойный восхищенья.

— Я понимаю, внук мой Соломон,

ты исключительно умён.

Я побеседовать должна с Аук-Ци-Оном

и с братьями Абрамом и Ароном.

Мы с божьей милостью найдём
тебе деньжата,

или ты думаешь, что бабушка богата?

Так продолжай любить свою Тойоту

по будним дням, но только не в субботу.

А ты забыла, бабушка Ревекка,

что Бог в субботу создал человека.

(Я не нашёл сильнее аргумента

на случай необычного момента.)

Но бабушка Ревекка

заранее заготовила два чека

и, как  глухая, завышая ноту,

на счастье подарила мне «Тойоту».

Я  ей заметил прямо без секрета,

есть на примете у меня

                           ещё и «Джетта».

Тётушка Майя 
за чашечкой чая

Тётушка Майя

у нас «деловая».

Спешит на свиданья.

Ни капли вниманья!

А раньше, бывало,

на чай приглашала.

Нарежет лимончик:

— Пей, Соломончик!

Чаёк доливала

и до-о-олго вздыхала:

— Еврей без жены,

как утро без солнца

и ночь без луны…—

А как-то сказала:

— Начнём всё сначала.

В Бруклайне, тут близко,

подружка из Минска

имеет красавицу дочь.

Ты б мог, Соломончик, помочь:

еврей без жены,

как утро без солнца

и ночь без луны…

Мы с тётушкой Майей

допили чаёк,

и я получил от неё адресок.

Ностальгия

Я спросил у тёти Хаи,

как дела идут в «Китае»?

Отвечала тётя Хая,

платком слёзы вытирая:

— Соломончик, я скучаю,

хотя жизнь подобна раю.

Будешь в Бруклине, мой зайчик,

загляни ко мне в шанхайчик.

Удивляюсь, как евреи

 привыкают к ностальгии!

Песня радости

Я умер. Похоронен. Я в раю.

Поэтому я песенки пою.

Но я бы мог попасть и в ад,

которым всех пугают и корят.

Да вот беда!

Я никому не причинил вреда.

Коррупция

Везде и всюду

борьба за власть

диктует люду

что где украсть.

При всех законах

 и конституции

с утра до ночи

речь о коррупции.

А у коррупции,

как у царицы,

на пышном торсе

тугие цыцы

Кто их коснётся,

пусть и случайно,

не оторвётся

и липнет тайно.

Сосут министры

и президенты,

как из канистры,

но за проценты.

Такая влага

в сосцах царицы,

что опьяняет

любые лица.

Стражи порядка

и прокуроры

ведут с ней даже

переговоры.

Сидят по парам —

под стол корзинку —

чтоб встать с наваром,

уйти в сурдинку.

В руке берущей

сокрыт закон,

руке дающей

не виден он.

Хочу поспорить

 на интерес:

альянс столь тесный

даёт прогресс.

Государь

Я государь в себе самом

со зреньем острым и умом.

Моё владенье за углом

с раскрытым радуге окном.

Я государь себе во  всём,

а жизнь покажет, что потом.

Тихая улица

Я люблю эту тихую улицу.

Сколько старых евреев на ней

среди зелени в сумерках трудятся

над духовною пищей своей!

Здесь никто не поделится чувствами.

Молодые пройдут в стороне.

Станут лица весёлые грустными

и взгрустнётся от этого мне.

Из окошка вдруг звуки почудятся:

колыбельная песня! О, ночь!

Благодарность тебе, моя улица,

и тебе, просветлённая дочь!

Мама

Мы упрямо

повторяем слово Мама.

Мы берём его основу.

Как себе мы верим слову.

Не случайно

нам его открыта тайна.

От рожденья и до века

Мама радость человека.

Дороги

Дороги без начала и конца,

дороги без семьи и без отца,

дороги от рожденья и до смерти

как тайна в запечатанном конверте.

Остановись и посмотри вокруг.

Кто враг тебе сегодня и кто друг?

Среди друзей  ты не найдёшь врагов,

как не найдёшь среди врагов богов.

И снова отправляйся в путь.

Ты смог в своём раздумье отдохнуть.

И снова посмотри вокруг себя,

и  делай каждый шаг, кого-нибудь любя.

Хазар

Я живу у океана.

Моё прошлое  туманно

или попросту кошмар:

говорят, что я хазар.

Чтобы видеть дальше фиги,

я купил потолще книги.

Хочу знать, кто я сегодня?

Ведь история — это сводня.

Я нисколько не ленив —

получается, что скиф.

Не остались лишь загадкой

разговоры деда с бабкой —

они в памяти моей —

по рожденью я еврей.

Я

В слове Я

вся поэзия моя.

На книгу А. Солженицына
«Двести лет вместе»

Когда не все дома,

не нужны два тома,

чтобы

попасть в юдофобы.

О творчестве

Поговорим начистоту:

рисунок, сотканный из слов,

я отдаю бумаге как холсту—

основе из основ.

Тут мысль моя, найдя покой

уже под новым кровом,

не будет голой и слепой,

а  воплотится словом.

Как стать поэтом

Ты попросил меня об этом,

задав вопрос, как стать поэтом?

Я взял перо

и написал: — Твори добро!

Тогда в тетрадке

всё будет у тебя в порядке.

Поэт

Поэт стоял одной ногой

на кирпиче

и балансировал второй.

Он издали подобен был свече.

Я ближе подошёл к нему.

К чему  поэту высота? К чему?

Стемнело неожиданно кругом,

сверкнула молния и ударил гром.

Теперь земля поэту стала как оплот,

и понял я: он не свеча — громоотвод!

Поэту

Пиши стихи во столько строк,

каков  размер твоих сапог,

дели и вычитай,

и никогда не умножай.

Мысль

Мысль моя ясна и глубока.

Мысль моя как пёрышко легка.

Улетела бы она за облака,

да мешает моя гордая рука.

Тщится погасить её отвагу,

поместив на чистую бумагу.

Поступает так бесчеловечно,

чтобы мысль жила на свете вечно.

Есть на это веская причина:

стать ей должно мыслью гражданина.

* * *

Мал золотник,

да  дорог!

Я опускаю веки…

Среди великих книг

эта останется навеки.

Новый Год

Я жду в Еврейский Новый Год,

что кто-то руку мне пожмёт

и скажет просто: — Погоди!

Ответь, что ждёт нас впереди?

Я посмотрю на небеса:

— Твориться будут чудеса,

но лично для меня

грядущий год

«При свете дня» пройдёт.

Линия жизни

С глубоким вздохом и печалью

я линию жизни начертил спиралью

и посчитал до ста,

на что ушла минута,

поставил точку у перста.

Конец маршрута.

* * *

При свете дня

является  Творец.

Он смотрит на меня,

вручая свой ларец.

Наполнил я  ларец

крылатыми строками

и выставил на суд

перед  Творцом и вами.

От автора

«При свете дня» — моя пятая книжка стихов. Первыми были: «Коротко и ясно» (Минск, 2000 г.), «Не служи злословием» (Минск, 2000 г.), «Слово за словом» (Минск, 2003 г.), «Тень Каина» (Бостон, 2006 г.)

***

Издано в Бостоне, 2009

Опубликовано 30 июня 2016  18:02

Магічныя гісторыі vaysrusishe бабамамы (в русском переводе)

А. Янкута

Магические истории vaysrusishe* бабамамы

Новая книга Павла Костюкевича уже обложкой намекает, что ничего страшнее плана Бабарозы нет. Вышитая красными нитками в традиционном стиле черепушка щерится на обложке, обещая читателю семейную сагу, и от этой обложки веет как минимум уютным домашним апокалипсисом, воплощением которого Бабароза в конце концов и сделается. Что ты, читатель, знаешь об убийственной силе бабушкиной любви, об уверенности в том, что с сегодняшнего дня и навсегда всё в мире должно происходить по бабушкиному сценарию? Главный герой романа «План Бабарозы» знает об этой силе всё, и единственное спасение, которое ему остаётся, – бесконечное «внукотерапевтическое» плетение историй. Он снова и снова пытается осмыслить прошлое, никуда от него не уходя, словно то, что случилось, ещё не пережито до конца.

П_Костюкевич

Павел Костюкевич во время презентации книги «План Бабарозы» (Минск, март 2016)

Семейная сага – один из любимых жанров среди любителей послушать хорошую историю – была популярна ещё во времена норвежских конунгов, а после того, как Джон Голсуорси получил за «Сагу о Форсайтах» Нобелевскую премию, востребованность этого жанра только растёт. Стоит вспомнить хотя бы израильского писателя Меира Шалева, чьи магические семейные саги о евреях-переселенцах переведены на множество языков. Именно у него, как признаётся сам автор «Плана Бабарозы», позаимствована первая фраза романа: «Вот она». «Вот он, я» – так в русском переводе Р. Нудельмана и А. Фурман начинается роман Меира Шалева «В доме своём в пустыне». Дальше перед читателем разворачивается история Рафаэля Мейера, в роду которого все мужчины умирают молодыми, и потому он растёт и взрослеет среди пяти женщин – бабушки, матери, двух тёток и сестры, а повзрослев, пытается разгадать тайны своей семьи. Игорю Качуне, главному герою романа «План Бабарозы», который воспитывается бабушками и дедушками (но прежде всего, безусловно, бабушками) и слушает их бесконечные истории об иных – лучших – временах и странах, разгадывать никаких загадок не приходится. Эти истории, магические и иронические, переплетаются между собой и составляют запутанные корни генеалогического дерева Качуни, а их рассказчицы превращаются в одну большую бабамаму. Всё прошлое появляется перед главным героем как на ладони и оказывается таким цепким, чарующим и привлекательным, что расстаться с ним нет никаких сил.

Игорь Качуня попадает в ловушку своих запутанных, сплетённых корней, они его душат, мешают дышать, но в то же время приносят наслаждение. Сюжетная линия, посвящённая отношениям главного героя с немкой-румынкой Рони, – о попытке выбраться из этой ловушки, о минибегстве на несколько дней, которое привлекает как возможностью убежать, так и своей кратковременностью. Роман можно было бы назвать психологическим (автор говорит в интервью об инфантилизме белорусских мужчин и матриархате в семьях), но этот психологизм особого рода. Автор доводит ситуацию до абсурда, из-за чего она приобретает причудливые формы, делается фантасмагорией и начинает играть десятками оттенков смысла. Здесь можно найти всё, что хочешь: стоит повернуть роман иной гранью – и из коллекции юморесок он превращается в медитацию над собственной идентичностью.

Несмотря на то, что в пёстром мультикультурном роду главного героя есть только один еврейский корень – Дедюля – семейную сагу «План Бабарозы» так и хочется назвать еврейской. Возможно, благодаря сюжетным параллелям с романом Меира Шалева «В доме своём в пустыне» (кстати, эпиграф к «Плану Бабарозы» взят из ещё одного романа этого писателя – «Как один день»). Дух еврейских семейных историй Шалева, в которых есть могучие, почти мифические родоначальники, истоки которых находятся в легендарных былых эпохах (знания о них будут передавать из поколения в поколение, как настоящее сокровище), витает над минским романом Павла Костюкевича. В его произведение тоже есть пращур – Бабароза, не теряющая своей власти даже после смерти, и все истории о ней, а также о её преемниках, балансируют на грани магического и иронического, библейского и будничного, между неисправимой серостью окружающего города и яркими сказками о тех, кто его населяет. Бабароза, монструозная пророчица с библейским именем, предсказывает соседям будущее и, словно ветхозаветный патриарх, охватывает пильным оком всю свою семью, все свои стада и отары.

В. Рубинчик среди возможных источников вдохновения П. Костюкевича называет романы Мойше Кульбака и Андрея Мрыя. Роман «План Бабарозы» возвращает в белорусскую литературу если не еврейские кварталы, где жили зельменяне (ведь и возвращать, по существу, уже нечего), то воспоминания о них, знаки поликультурного прошлого – это попытка разобраться, как прошлое переплавилось в теперешнюю отрицающую себя белорусскость. Запутанные национальные идентичности нескольких поколений семьи Игоря Качуни, – поколений, которые благодаря своему долголетию сходятся под одной крышей, – рассказывают о Минске больше, чем мог бы рассказать учебник по истории города.

Интересная особенность романа «План Бабарозы» – в том, что об острых проблемах прошлого и не до конца осмысленных травмах в нём говорится легко и без надрыва. Еврейка Бабадора декламирует «куплет собственного сочинения о преимущественно счастливой жизни своей родни на просторах Европы», культ колтуна намекает на желание поиздеваться с тех сюжетов, которые западный книгоиздательский рынок ждёт от белорусских писателей, и даже история о том, как Дедвасилий потерял на допросе глаз, напоминает, скорее, анекдот. В привычной своей манере Павел Костюкевич показывает: в белорусской истории и современности поводов пошутить всегда найдётся вагон и тележка. Даже феминизм (а в романе есть раздел «Краткая история феминизма») показан здесь кротким и прирученным: он рождается в семье сам по себе и без особенных потерь (если не считать одного развода) даёт через несколько поколений богатый урожай.

Рассказывая в интервью о своём романе, Павел Костюкевич говорит, что его книга родилась из бытовых историй, которые доходили до автора разными путями. Они были подслушаны в электричках, рассказаны друзьями, прочитаны в газетах. В результате получился роман, в котором жизнь героев складывается из цветных историй: они нанизываются на реальность, расцвечивая её неожиданными красками. Если самая успешная из прежних книг Павла Костюкевича «Сборная РБ по неглавным видам спорта» – это сборник фантасмагорических рассказов, то роман «План Бабарозы» – также коллекция фантасмагорий, анекдотичных историй и сюжетов, замкнутых на самих себе. Это поэзия чистой красы, где прошлое лишено травм, а все самые страшные драмы происходят в кругу большой семьи, под крылом великой vaysrusishe бабамамы.

* vaysrusishe – белорусской (слово из идиша – В. Р.)

 

Перевод с белорусского В. Р.

Оригинал здесь

Опубликовано 28 июня 2016 21:59

Вице-чемпион по Торе из Гродно

Ад рэдакцыі. Па меры сіл мы адсочваем тое, што адбываецца ў розных рэгіёнах Беларусі – не толькі на Гомельшчыне. Парадавала навіна ад гродзенскіх калег, якую і прапануем ніжэй. Запрашаем чытачоў belisrael.info дасылаць інфармацыю пра цікавыя падзеі, звязаныя з беларускімі яўрэямі ва ўсім свеце.

СТЫЛЬ ЖЫЦЦЯ

Гарадзенец заняў другое месца на чэмпіянаце свету па веданні Торы

01 чэрвеня 2016 | Руслан Кулевіч

знаток_торы_гродненец1

Міхаілу 16 гадоў, ён выхоўваецца ў шматдзетнай габрэйскай сям’і. Свой адзіны шанец адправіцца ў Ізраіль на чэмпіянат свету па веданні Торы гарадзенец не выпусціў. У выніку – вярнуўся дадому з ганаровым другім месцам.   Усяго ў спаборніцтвах, якія праходзілі ў сярэдзіне мая ў Ізраілі, было 65 удзельнікаў з 36 краін свету. Першы адборачны тур Міхаіл прайшоў удала і трапіў у другі.   Некалькі гадоў таму на гэтыя спаборніцтвы ездзіў яго брат, але тады ён выступіў няўдала. Міхаіл жа пастараўся за сябе і за брата, бо паўдзельнічаць у падобным конкурсе ёсць толькі адна магчымасць у жыцці. “Гэта конкурс на веданне Торы і Танаха. Я туды паехаў як прадстаўнік ад гарадзенскай абшчыны. І як адзін з двух прадстаўнікоў ад Беларусі”, – кажа Мiша.   Другі тур праходзіў наступным чынам: на сцэне было 16 удзельнікаў, пасля першага этапу заставалася 8 лепшых, потым 4, а ў канцы толькі 2. Два апошнія ўдзельнікі выходзілі за стойкі і журы задавала пытанні, для кожнага на яго роднай мове. Дзякуючы веданню пісання, Міхаіл змог дабрацца ажно да другога месца, пераможцам жа стаў прадстаўнік ЗША.

знаток_торы_гродненец3

Перад конкурсам Міхаіл дзве гадзіны ў дзень надаваў чытанню адмысловых кніг. У сярэднім жа Тору ён чытае па 30 хвілін у дзень. Хлопец упэўнены, што ў гэтай кнізе запісаны асноўныя запаветы жыцця, якія актуальныя і сёння. “Я ведаю і вывучаю Тору з самага дзяцінства. Тора і Танах – гэта Стары Запавет з Бібліі. Як рэлігійны чалавек, я лічу сваім абавязкам ведаць гэтыя кнігі. Лічу, што не толькі габрэі павінны ведаць іх, але і кожны хрысціянін павінен іх вывучаць, таму што яны частка Бібліі. Не ведаючы гэтых кніг, а толькі Новы запавет, чалавек не даведаецца да канца сваёй веры, яе вытокаў і гісторыі”.

знаток_торы_гродненец4

Пакуль Міхаіл вучыцца ў Гродне ў Палітэхнічным каледжы, а ў будучыні хоча адкрыць сваю будаўнічую фірму. Але разважае і пра магчымасць з’ехаць у Ізраіль.   “Я лічу, што габрэі, калі ёсць магчымасць, павінны жыць у Ізраілі. Габрэі жылі ў Гродне, як і ў многіх іншых гарадах, толькі таму, што не было дзяржавы Ізраіль. А паколькі ў Торы і Танах ёсць запаведзь пра тое, каб жыць на зямлі, якую Бог даў габрэям, то жыццё абшчын губляе сэнс”.

Апублiкавана 2.06.2016  11:27

 

 

Леонид Шустер. Стихи о разном

ОТ ЛЕНИ ДО ФЕНИ

… докатили до суда, суд залепил им двушечку.
В. В. Путин, 10.07.12.

Скощухи никому не бyдет!
В. В. Путин, 20.12.12.

  1. НЕ УМЕЕШЬ – НАУЧИМ

Поползли параши-слухи,
Что не будет тем скощухи,
Кто по дури ли, по лени,
Но не ботает по фене.

Говорят, пришёл указ –
Он для каждого из нас:

Кто к учёбе не привык
И не выучил язык,
Тому двушечку дадут
И отправят в “институт” –

Феню (это нужно знать)
Зона учит понимать.

Вся страна за парту сядет –
Просвещение наладят
Те, кто курс давно прошёл
И науку превзошёл.

  1. НЕ ХОЧЕШЬ – ЗАСТАВИМ

Вас прислали обучаться?
Значит, вы должны стараться –
Пайку так здесь не дают:
Всё – за норму, всё – за труд;

И предупреждаю вас –
Не бузить, неровен час,
Помнить место, помнить масть,
Помнить, чья на зоне власть:

Здесь работа – мужикам,
Ну, а нам, честным ворам, –
Сук давить и по закону
Содержать всю нашу зону.

И запомните навеки
(Вы без этого не зэки):
Знать свою статью любой
Должен вплоть до запятой!

Вот – учите! Вам не спустят:
Кто не выучит – опустят!

УКАЗ:

Всем терпилам
Любых возрастов
Без скидок для тех,
Кто беспутен,
Язык приблатнённых
Знать без дураков,
Чтоб ботать по фене
Как Путин.

***

МЕЧТА

Президент В. В. Путин внёс в Госдуму
законопроект о запрете чиновникам
иметь счета за границей.
РИА Новости, 12.02.13.

Заплутавшее счастье зови!
А. А. Сурков

Тихо бабки плывут по Руси
И сплывают, увы, за бугор,
А назад их проси — не проси,
Но никто не вернул до сих пор.

Впрочем, наш Президент говорит,
Что резервный растёт капитал:
Дескать, если беда налетит,
То резерв остановит обвал.

Нам до бабок теперь далеко:
Всё, уплыли – назад не вернёшь…
На Руси и с баблом нелегко,
А пустому цена – медный грош.

Впрочем, наш Президент говорит,
Что он скоро наладит дела,
Так что если беда налетит,
Отобьёмся тогда без бабла.

Где же бабки? – Без них не прожить!
Президент закусил удила:
Вывоз денег велел запретить,
Чтоб нам тоже досталось бабла.

Всё, чинуша? – Пришёл твой конец?
Про Майами придётся забыть:
Будет с бабками Русь наконец –
Мы вздохнём и наладимся жить!

***

ДО СМЕРТИ ВМЕСТЕ!

Высокой страсти не имея…
А. С. Пушкин

Высокой страсти не имея
Касаться только важных тем,
Я расскажу вам про еврея,
Который кто? — Дурак совсем!

Пусть он не так соображает,
Живёт без всяких умных схем,
Но пользу туго понимает,
Хотя как есть дурак совсем.

Просёк он, что не пропадёт,
Поскольку нужен, но зачем? —
Чтоб глупый радовался: вот,
Смотри, еврей — дурак совсем!

От факта данного шалея,
Глупец уже возвышен тем,
Что он умней! Кого? — Еврея!
А тот еврей дурак совсем!

От этой радости балдея,
Без всяких теорем-дилемм
Глупец устроил жизнь еврея,
Хотя еврей дурак совсем.

Живут, союз порвать не смея,
До смерти вместе, но зачем? —
Глупец не может без еврея:
Ведь тот еврей дурак совсем!

Высокой страсти не имея
Касаться только важных тем,
Я рассказал вам про еврея,
А вы решите между тем:

Дурак ли тот еврей совсем?

***

САХАРОВ И АГРЕССИВНО-ПОСЛУШНЫЕ

Их было много. Он? — Один.
Хотя дожил он до седин,
Но не сумел сообразить,
Что их не переубедить,
Еще важней, что не поймут
Ни завтра, ни сегодня, тут:
Любой шаг в сторону, на свет
Для них не более, чем бред.

Он вскоре умер. Не узнал,
Что копья зря для них ломал:
Они и ныне, как тогда
Захлопали бы без стыда
Его, поскольку он для них
Всего лишь только старый псих,
А носятся-то с ним зачем,
Уж точно непонятно всем.

В России золотo не ценят,
Зато дерьмо всегда в цене,
И, если ценники не сменят,
Не будет золота в стране.

***

“ЯБЛОЧКО” НАШЕГО ВЕКА

Эх, яблочко!
Куды котишься?
На войну попадёшь —
Не воротишься!

Эх, яблочко,
Да на тарелочке! —
Пропадёшь за так
В перестрелочке…

Вроде яблочка
Русь Великая,
Раскрасавица
Безъязыкая,

За войной, поди,
Не соскучилась?
А вот власть твоя
Снова ссучилась!

Снова ссучилась —
Крови хочется,
Потому народ
Кровью мочится.

Кровью мочится
От войны пустой —
На войне любой
Есть закон простой:

На войне закон —
Душу вынь-отдай…
Не отдашь? — Возьмут,
И прости-прощай…

Что ж ты, Русь, молчишь?
Может, нравится? —
От погибели
Не избавиться.

Не избавиться —
Смерть тебя найдёт:
Раз начальству прёт —
Пропадай народ…

Эх, яблочко,
Куды котишься?
На войну попадёшь —
Не воротишься..

***

ПРИТЧА О КРЫСЕ

Ещё, я помню, был гадёныш,
На вид? — Пустяк, но дрянь, зверёныш,
Обычно поступал он как? —
Увидит, кто притух, слабеет,
Ничто не манит и не греет,
Так он того берёт в напряг.

А сам-то зыркать не устанет:
Как там блатняк? — Ворчать не станет?
Молчат? — Всё, можно и прижать!
Что ни возьмёт, всё крысой ходит,
А что мужик концов не сводит —
Ему на это наплевать.

Но если вор какой не в духе
Или находит чуть прорухи
Понятиям — хребту порядка,
То как крысятник? — Тише мухи,
Так, что-то вякнет по кликухе,
И к шконке раз! — И вся повадка.

Да, помню-помню — был гадёныш.
На вид? — Пустяк, но дрянь, зверёныш,
Крысятник, хмырь из подлецов:
Ошибся — в темноте к блатному
Полез, как к мужику простому,
И что? Есть жмурик — нет концов.

***

КЛАССИКИ

Наташе Краснюк

Всё помню — классы на земле,
Коробку из под монпасье,
Что я ногой толкаю:
Опять я на черту попал,
Что означает — проиграл…
И я по правилам, как все,
Из классов выбываю.

Наташки очередь играть:
Коробка на земле опять,
И, лёгкая пушинка,
Она летит из класса в класс,
Выигрывая каждый раз,
А я? — Мне глаз не оторвать!
Обычная картинка.

Теперь при старости своей
Я помню игры этих дней,
И мучает досада:
Ну что с того, что проиграл? —
Свой главный приз ты прозевал:
Там, в клетках памяти твоей,
Всё прыгает награда …

Опубликовано 30 мая 20:44

Л. Шустер. ТЕКСТЫ ПРО ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ (окончание)

Предыдущие части 

ТЕКСТЫ ПРО ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 13

Десятилетиями крошечный Израиль противостоит исламскому окружению, превосходящему его в сотни раз (!) по численности и территории. Откровенно декларируя целью уничтожение Израиля – на карте стереть, людей вырезать, кровью всё смыть в море! – исламское окружение проиграло все развязанные войны. Первая война началась с нападения всех пяти арабских  государств,  окружающих Израиль, в день провозглашения его как государства в ООН. В 1982 г. в Ливане евреи сбили  96 сирийских МиГов, не потеряв ни одного своего Фантома. А в 1973 г., после детальной советской авиаразведки, Египет и Сирия одновременно напали на Израиль многократно превосходящими силами – и через несколько дней ООН категорически запретило евреям входить в Каир, а СССР за- явил, что если они приблизятся к Дамаску – мы высаживаем десант и от- крываем  военные действия на стороне Сирии. А мы столько лет не можем  разобраться с крошечной Чечнёй, где погибло 120000 мирного населения, из которых – масса русских в первую кампанию. Может пригласить на Кавказ бригаду Голани, которая в 73 г. сожгла сирийские бронетанковые силы в количестве тысячи единиц и погнала сирийскую армию?

*
  *  *

Это как-то всё нечестно
И неправильно пошло –
Может, это климат местный?
Только что на них нашло –

На жидов, на их Израиль,
Что на карте не видать?
Как сумел, как всех заставил
Войны взять и проиграть?

Вроде все собрались дружно
Взять жидов и порешить:
Их всего-то было нужно
В море разом утопить!

Сколько силы понагнали –
Самолёты, танков строй…
И внезапно нападали,
И давали встречный бой,

Но не зря народ злодейский
Не исчез за столько лет –
Есть какой-то иудейский
Фантастический секрет!

Эх, узнать бы, в чём докука
Да арабам рассказать!
Вот тогда, Израиль-сука,
Будешь ты у нас плясать!

А пока что всё нечестно
И неправильно идёт.
Может, это климат местный?
А народ всё ждёт, всё ждёт…

                                                              ( продолжение следует )

                                                                                 


ТЕКСТЫ
  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 14

Крошечный Израиль, стоящий в выжженной пустыне, принял в считанные годы 3.000.000 человек – удвоил собственное население! С очередями и трудностями – но все, бывшие советские граждане, получили деньги на первые полгода и на обзаведение (до 10000  долларов), какое-то жильё, курсы языка, какие-то работы.  Ни один! – не остался без крыши, без денег – сразу! – без вещей на первое время, без медицинской помощи, без школы для детей. Упирались, мыли лестницы в переходах, помогали друг другу, но все оклемались и встали на ноги. А мы бросили за  границами разваленной державы двадцать пять миллионов своих! Бросили, как собак! И вопим, что русская нация вымирает. Таки да. Судя по скотскому отношению к братьям – в вашем лице, доброхоты, и вы- мирает – начиная с мозга. Россия – огромная, с её землёй, с её ресурсами, с её нехваткой рабсилы не может принять русских из-за границы  на родину? Почему? Денег нет? Ложь!!!  Денег русских в Америке лежат сотни  миллиардов. Ума нет! И совести нет! Чувства своего народа нет. А значит – нет и народа. И заметьте – никто в Россию не хочет.  И русские не  едут. Они-то  знают, что к чему.  Бардак, нищета, воровство, бандитизм, заедят, замордуют, замучат. Но вперёд! – громить жидов за то, что русским на русских насрать!  Ублюдки – они ублюдки и есть… Вот что я вам скажу.  Повесить всех евреев в сущности недолго. Вопрос: как это будет способствовать решению задач по улучшению качества жизни? Нигде так не живут.

*  *  *
1.

Размышляю я
Всё время –
Будоражат
Мысли темя:
Как евреи
Сохранились?
Как они
Не растворились?
Без следа
Не испарились?

Всюду им
Не рады были:
Их гоняли,
Их топили,
Жгли, топтали
И душили
Каждый век,
Год,
День и час…
А евреи? –
Среди нас!

Да,
Изворотливы жиды –
Сухими
Выйдут из воды!

Евреи –
Чем не тараканы?
Ты гонишь их
Из под дивана –
Они за шкаф
И под буфет!
Там моришь их –
Аж мочи нет…
И, вроде всё, –
Простыл их след!

Ну да – мечты:
Где ваша сладость?
Лишь день прошёл –
Здесь наша радость!
Вернулся –
Сразу под диван,
И в ус
Не дует таракан:
Навеки с нами
Эта гадость…

Жиды, однако,
Отличились
От тараканов –
Спохватились
Мы слишком поздно,
И уже
Еврей ушёл на вираже
Своей истории вперёд…
А мы? –
Стоим, разинув рот!

Так появился
Израиль –
Песок,
Жара,
Жиды
И пыль.

2.

Размышляю я
Всё время –
Будоражат
Мысли темя:
Как жиды там
Не пропали? –
Хлебом-солью
Не встречали,
Били,
Гнали,
Убивали…

Сколько было их? –
Две горсти?
И не в отпуск
К мамам в гости:
Всё, явились? –
На войну:
Защищать
Свою страну!

Впрочем,
Кто не воевал,
Тоже
Не на бал попал:

От забот –
Не отдыхали,
Как умели –
Выживали,
Все
Друг другу
Помогали,
Мучились
И жить стремились,
Голодали
И молились,
Но
Творили
И учились,
И в конце концов
Добились:

ЕСТЬ НА КАРТЕ
ИЗРАИЛЬ:
НЕ МЕЧТА,
НЕ СКАЗКА –
БЫЛЬ!

Есть о чём тут
Говорить,
Сожалеть,
Судить,
Рядить –
Я
Всё время
Размышляю
И, конечно,
Понимаю,
Отчего молва
Твердит,
Что всегда
Успешен жид:

Жид –
Пронырлив!
Стало быть,
Может
Для себя добыть
То,
Чего на белом свете
Вообще
Не может быть!

3.

Размышляю я
Всё время –
Будоражат
Мысли темя:
Нам по телеку сказали –
Уцелеет мир едва ли,
Жизнь –
Не вечна на планете:

Вымрут все! –
Прогнозы эти
Уже начали
Сбываться…
Как же быть?
Куда податься?
Неужели нам
Конец?
Где наш бог –
Сын?
Дух?
Отец?

Что за новости подчас –
Изменился мир на раз,
Революция у нас!
Осознали
За минуту:
Зря их били –
Чёрт попутал!

Ошибка вышла –
Ведь жидам
Любые беды
По зубам!

Плачет
Каждый из людей,
Что, увы,
Он – не еврей;
Даже
Враг-антисемит
Матерится,
Что не жид:
Мол, случайно
Вышло нам
По чужим
Платить счетам!

Почему?
И как случилось,
Что вдруг всё
Переменилось?
Почему вдруг
Стал еврей
Самым ценным
Из людей?

Потому что
Мы узнали –
Уцелеет мир
Едва ли:
Жизнь –
Не вечна на планете:
Вымрут все.
Тогда на свете
Кто
Спасётся
От беды? –

Тараканы
И жиды,
И, конечно,
Их друзья!
Настоящие.
Как я.

*  *  *

Над Россией нынче
Даже воздух пьян:
В пух и прах пропилась,
В голове – туман,
Тяжкое похмелье,
Всё горит живьём …
Ей – одно: стаканчик,
И пожар зальём!

Те, кто от бутылки
Оторваться смог,
Вместо неба с солнцем
Видят серый смог:
На кормленье хунте
Выдали карт-бланш,
Социально близкие
Празднуют реванш!

Кто сумел – свалили
Быстро за бугор,
Теми, кто остался,
Управляет вор:
Обирает нищих –
Беспредел в цвету,
Умные – не в моде,
Славят – простоту …

В церковь вроде ходят,
А вот веры – нет;
Церковь кормят власти,
И забыт завет:
Куплей и продажей
Паству не спасти.
Нужно божье слово? –
Господи, прости …

Отжила Россия,
Свой кончает век.
Чем живёшь? Что можешь,
Русский человек? –
Нефтяные вышки
Да степной бурьян:
Бывший богоносец
Беспробудно пьян …

*  *  *

Бардак, нищета, воровство, бандитизм –
Заедят, замордуют, замучат.
Когда-то мы строили здесь коммунизм –
Об этом в истории учат.

“Варяг” не канает – последний парад,
И тонет Россия под нами,
А кто в том, скажите, во всём виноват?
Как кто? – Дед Пихто с мудаками…

Громадна Россия, а места-то нет,
И русский живёт за границей;
Он хочет вернуться, но – общий привет:
Изволь, брат, в загранке ужиться!

Без бабок проблем нам никак не решить,
А бабки-то все за бугром!
Их надo забрать и на всех поделить –
Тогда, брат, и мы заживём!

Но кто же бабло всё увёл – капитал?
Не знаешь? – Жиды, сионизм!
Израиль – откуда он денег набрал?
Их деньги – наш социализм!

Ведь столько народу принять – это как?
Откуда-то бабки же взяты?
А войны, кибуцы – всё это за так?
А эти герои-солдаты?

Итак, решено, – мы пархатых прижмём:
Пусть платят за наши несчастья!
Своё от рождения мы заберём –
Построили там себе счастье!

Мы будем учиться – не хуже жидов,
Устроимся, как в Израиле,
И будет у каждого стол свой и кров,
А жить будем так же, как жили!

( продолжение следует )

                                                                                

ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

( ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 15

Советские евреи давно ведь перестали быть народом. Русский язык, рус- ская
 советская  ментальность, советский атеизм, советская идеология, ассимиляция. Антисемитизм превратил русских евреев – боже, все уехали, сколько их там осталось то?… – в своего рода аморфную секту: на нас соответствующая печать и соответствующие поражения в реальных пра- вах и  возможностях. Ну, типа каста такая. И разве не забавно, как висят в соответствующих комнатах и коридорах КГБ-ФСБ портреты всех этих Урицких и Трилиссеров, основателей, понимаешь, конторы, куда теперь  евреев на дух приказано не подпускать. Вы же знаете как фюрер болезненно относится к еврейскому вопросу. Ну и как – много мышей наловили, расово чистокровные наши?  Да у вас собственные ракеты с собственных лодок – и то не летят.

*  *  *
Советский еврей – особый продукт:
Не злак и не овощ, и даже не фрукт.
Он – жид по закону, и с этим всё ясно:
Таких притеснять – вполне безопасно,
Но радости в этом, увы, половина.
Не вникли? – Ну, здесь
Очевидна причина:

Когда прижимаешь еврея от веры
(Вот, скажем, раввина возьмём для примера)
Так видно, что этот – за веру страдает,
И знает за что, и всё понимает…

Он ввысь устремлён, плюс душою он чист,
Он счастлив по-своему, как мазохист,
Мы – вроде дуэта: я – первым вступаю,
А он – за ансамбль дрожит, помогает!

А этот, советский, он как животина,
С такими работать – что мучить скотину:
Да, больно, – страдает и плачет навзрыд,
Но в толк не берёт – всё за то, что он жид!

Он честно не знает, за что ему мука,
И даже меня он, жидовская сука,
Так, личным несчастьем – садистом считает,
Меня, как чистильщика, не принимает:

Я нервы кладу на спасенье народа,
Но нету еврейской души у урода,
А значит, вины тоже нет перед нами –
Он чист-беспорочен и славен делами!

Невинный на дыбе? – Нет, радость не та:
Дуэтом  не пахнет! – Не та красота!


*  *  *

Была контора крупная – ЧК:
Солидная контора, не игрушка.
Но всё мельчает, всё не на века:
Была – ЧК, ну, а теперь – Чекушка…

В ЧК евреи были – первый ряд!
Ну и контора славилась делами…
В Чекушке – неевреи все подряд,
А славится она теперь – ворами!

Кончаются евреи, разошлись
По всем концам на шарике на нашем,
И сразу все спецы перевелись,
А тем, что есть… – тем место у параши!

Страна обезевреяна совсем,
Всё рушится, бездействуют законы…
Мы вымираем – точно, насовсем…
И лишь в Чекушке – праздник:
Там – не стонут!

(продолжение следует)

 

ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 16

Генерал с большим носом, похожий на перекормленного вальта!  Встать! Смирна!  А вы знаете, что организатором и создателем  Красной Армии является товарищ Троцкий? Еврей заледорубленный?  В элитные военно-морские училища евреев давно не принимают. То есть радиоинженером морским или механиком можно – но строевым  командиром нельзя. По этому случаю еврей Розенбаум надел форму флотского военврача (как выпускник меда с военной кафедрой) и погоны аж полковника (как депутат Думы) и пришёл поздравлять расово чистых лейтенантов с выпуском. Азохенвей! Ле хаим, господа офицеры! Одна из тайн русского флота – что  адмирал Нахимов тоже был еврей. Указываемое энциклопедиями “сын мелкого дворянина Смоленской губернии” означает лишь, что отец его из кантонистов принял  крещение и стал  младшим  офицером, что давало личное (не наследственное)  дворянство – с правом  поступления так же  крещёных в военные училища. Однако жена Нахимого креститься отказалась категорически, сыновья на восьмой день подвергались  обрезанию, и прожили они всю жизнь в гражданском браке – без венчания и без еврейского обряда. Ну и что?

*  *  *
Двадцать третье февраля –
Славный день календаря!
Это – праздник без затей
Красной Армии моей!

В этот день я со щитом,
Хожу гоголем-шутом:
Я – мальчишка,
Я – проказник,
Это – мой
Солдатский
Праздник!

Но теперь – сошла малина:
Расстреляли прямо в спину!
Сообщили – кто бы знал? —
Троцкий армию создал…

Я почти что сна лишился –
Разве что не удавился,
Пью – а кто бы перестал?
И кому я присягал?

Жалко – белых уже нет:
Я б доел свой винегрет,
Всё допил – осталась малость,
И подался к ним – на старость…

*  *  *

Розенбаум, автор песен? –
Да, любим, и интересен.
Розенбаум-врач? – Вперёд,
Как врача Вас флот возьмёт.
Ну, а как артист – в почёте
Будете у нас во флоте!

Вы командовать хотите?
Стоп, вот здесь повремените:
Вы не знаете закон? –
Он давно уже введён…
Песни петь, лечить людей –
Это всё для Вас, еврей.

А командовать – не надо:
Для других сия отрада!
Вы о том и думать бросьте:
Жид и капитанский мостик!
Что за надобность такая? –
Ситуация простая:

Невтерпёж рулить матросом? –
Значит, к ним, к америкосам:
Не для наших кораблей
Нужен капитан-еврей –

Души гложут
Наши были,
И обиды
Не остыли…

Мы на заре Советской власти
Расслабились и дали власти
Жидам – они взялись рулить:
Всё помним, как же! – Не забыть,
Не дай бог, нам про эти годы,
Про страх, расстрелы, про невзгоды…

Понятно? – Вот такой урок;
А чтобы он пошёл нам впрок,
Введён закон – без исключений
Для повсеместных применений:

ВОЙНА ЛИ, МИР
ЦАРИТ НАД МИРОМ –
НЕ СТАВЬ ЕВРЕЯ
КОМАНДИРОМ!

Друг Розенбаум, без обид, –
Раз  Вы для нас полезный жид,
То пойте, песенки пишите,
Захочется – людей лечите,
Но большего и не просите:

Нельзя – закон! Обидно? Но
Известно всем о нём давно –
Залогом счастья служит нам,
Что нет пути во власть жидам:

ВОЙНА ЛИ, МИР
ЦАРИТ НАД МИРОМ,
НЕЛЬЗЯ СЛУЖИТЬ ВАМ
КОМАНДИРОМ!

*  *  *

Кто? – Нахимов…  Помним, был, –
В Севастополе служил:
Кантонист-отец оставил
Веру предков, и направил
Сына к нам служить – во флот,
Укреплять страны оплот.

Парень с палубой дружил,
Ордена в боях добыл,
Флотоводцем стал по праву
И обрёл при жизни славу;

Нижний чин его любил –
Кровь матроса зря не лил,
Не щадя живот нимало,
Послужил царю немало:

Знаменитый адмирал
Превосходно воевал –
На войне герой был главный,
И погиб, как православный…

Вера двигала героем!
А остался б он изгоем,
То сидел в своём местечке,
Отойти боясь от печки:
Рядом с печкой нет героя –
Есть Бен Нахум, сын изгоя.

За оседлости чертой
Он боролся б с нищетой,
И, имея дарованье,
Не нашёл себе призванье:
Чтоб черту переступить,
Нужно вере изменить!

Но жиды – народ упёртый,
Посылают всех нас к чёрту:
Жизнь положат ради веры!
Кто для них мы? – Изуверы!
Их герой – купец, не воин:
Обманул – и всё: доволен!

В том, что жид труслив без меры,
Есть одна причина – вера!
Во Христе и мы – герои,
А жиды? – Да бог с тобою:
Среди них, христопродавцев,
Торгашей, заимодавцев
Нет бойцов и удальцов,
Безудержных храбрецов!

Наш Нахимов – исключенье,
Дар случайный провиденья:
Потому герой он славный,
Что по духу православный.
По нему жидов равнять? –
Рядом некому стоять!

Он собой пример составил
Исключения из правил!
Ну, а правило такое,
Однозначное, простое:

Капитан матросу – царь
И сейчас, как было встарь.
Царь-еврей – звучит смешно,
А по сути и грешно –
На Руси среди царей
Невозможен царь-еврей:

Царь-еврей – и Русь пропала
От всевластия Кагала…
Врочем, что болтать напрасно –
Есть закон, а значит, ясно:
Велено – так исполнять,
А не думать-рассуждать!

ВОЙНА ЛИ, МИР
ЦАРИТ НАД МИРОМ –
НЕ СТАВЬ ЕВРЕЯ
КОМАНДИРОМ!

       А Нахимов? – Помним, был;
Из жидов происходил,
Флотоводец был он славный,
И погиб, как православный.

                                                            ( продолжение следует)

                                                                           

ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

( ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. — 17

Мнение о высокой интеллектуальности евреев сильно и злостно преувеличено. Я лично встречал среди них массу фантастических идиотов.
  Преувеличено и мнение о всеобщей интеллигентности. Это, может, в Ленинграде и Москве было много наинтеллигентившихся. А что касается наших парней со Жмеринки и Конотопа, шо ныне уси в  Израиловке – эдаких жлобов любо-дорого поискать. И – на Брайтоне тоже, но эти зато спят спокойно. А есть масса замаскированных. На три четверти еврей,  причём  эти три четверти стоят иных пяти – а по паспорту,  как  гневно писал пролетарский писатель Бабель, русский, – такой русский, хучь в раввины отдавай. Кстати, если сравнивать и общую, и лётную, и физическую, и идеологическую подготовку русских и израильских лётчиков, – ребята, вы что, там  авиация – элита элит,  конкурс – сто  на место, отсев жестокий, т.е. парни таки да держат в  руках судьбу и жизнь своей страны, буквально. А эти – что держат? Так-то. Еврей – фрукт с оттяжкой. Ты его сожрёшь  если  – а потом эта, ни с чего вдруг подохнешь.  Это уж точно.  Вы, эта, православный если, Библию дома имеете? Перечитайте чони-будь на ночь. Хоть Книгу царя Соломона. Успокаивает.
Михаил Веллер


*
  *  *

У еврея много дел –
Где он только не успел?

Он в Израиле (частично)
И живёт, порой, прилично,
И на Брайтон-Бич торгует,
Поминая Бога всуе,

По миру его шатает:
Он спешит – везде мелькает,
Дня не может усидеть –
Всё б куда-нибудь лететь!

Нужно с ним поговорить?
Вам придётся поспешить:
Где броженье меж людей –
Там наш бойкий иудей!

Предводитель масс народных,
Проповедник самых модных
И передовых идей
Кто? – Наш пламенный еврей!

Вам – пример? Кто на Гаити
После памятных событий
Собирал тех, кто и выйти
Сам не мог – был изувечен?
Кем такой больной излечен?

Здесь, насколько было сил,
Наш брат руку приложил!

Ну, а фабрику построить,
Или бизнес где устроить
Да торговлишку наладить –
Сразу, с места, на ночь глядя:

Мелочь, крупную, любую…
Комбинацию какую
Провести – тут наш еврей
Точно первый меж людей!

Деньги есть у эскимоса?
Купит снег – здесь нет вопроса.

Пусть вы шейх с большим гаремом,
У еврея – нет проблемы!
Убедит вас: вы едва ли
Всё, что в свете есть, познали…

И резиновую бабу
В пять минут продаст арабу!

Сам-то с дамами играет,
Любит, губит, разбивает
Всюду множество сердец –
Плачет по нему венец!

Скажем честно – всем он мил,
Только… след его простыл!

Речь ведёте о врачах,
Физиках и скрипачах? –
Кто не знает наших дел?
Наш пострел – везде поспел:

Он – художник и танцор,
Он поэт и первый …вор!

Вор, а знаете, – читает,
Что-то где-то изучает,
И вооще – интеллигент
С умной рожей – щас, в момент..!

…Жлоб, хитрюга, паразит –
Запиши, антисемит!

Вот – солдатик наш еврейский,
Вид – нисколько не злодейский,
Мальчик, вовсе не герой –
Как всех победил такой?

В общем, как мы говорили,
Тайною евреи были
И остались – для других:
Книга есть – читай о них.

Если ты, друг, не убогий,
Понял Книгу – в синагоге
Тебя встретим честь по чести:
ТЫ – ЕВРЕЙ,
ЕВРЕИ – ВМЕСТЕ.

ЭПИЛОГ

УМОМ ЕВРЕЯ – НЕ ПОНЯТЬ,
АРШИНОМ ОБЩИМ – НЕ ИЗМЕРИТЬ:
ЕВРЕЙ – ОСОБЕННАЯ СТАТЬ,
ЧТО ПО КОНЦУ ЛЕГКО ПРОВЕРИТЬ!

ЛИТЕРАТУРА

1.М.И.Веллер, Критические заметки по национальному вопросу,
 Сетевой портал ”Заметки по еврейской истории”.

Опубликовано 19 мая 2016

В. Рубінчык. КАТЛЕТЫ & МУХІ (13)

За 9 месяцаў дапаўзлі мы паціху да 13-й серыі… Калі ж, як не на «чортавым тузіне», звярнуцца да брыдкіх непрыемных з’яў нашай рэчаіснасці?

Не ведаю, чым кіравалася знаная культуралагіня, рыхтуючы матэрыял пра антысемітызм у СССР для аднаго з буйнейшых парталаў Беларусі. Магчыма, шчыра жадала, каб прагучалі «галасы эпохі». Яны-та прагучалі, але неяк не надта пераканаўча – без выхаду ў цяпершчыну, адрозна ад галасоў ізраільцаў у нядаўнім цыкле той жа аўтаркі. Да таго ж карціна жыцця яўрэяў у Савецкім Саюзе выйшла… ну, скажам, непазбежна аднабаковая. Без гіпербалізацыі не абышлося, напрыклад, тут: «Яўрэйскі антыфашысцкі камітэт пакаралі смерцю цалкам (за выключэннем акадэміка Ліны Штэрн)». Вікіпедыя сведчыць, што «пасля вайны членамі Яўрэйскага антыфашысцкага камітэта былі 70 чалавек… Іх працу забяспечвалі 18 штатных супрацоўнікаў апарата». Тая ж крыніца кажа, што расстраляны былі 23 чалавекі і 6 памерлі ў час следства. Усё ж ацалела не адна Л. Штэрн…

Імаверна, публікацыя разглядалася і як зандаж грамадскай думкі – нармальных сацыялагічных доследаў, дзе задаваліся б «нязручныя» пытанні (такія, што могуць падарваць вобраз сінявокай краіны, мілай для ўсіх) у Беларусі амаль не ладзіцца. Калі ж яны і ладзяцца, то іх вынікі маладаступныя для шырокай публікі.

Колькасць «лайкаў» і «дыслайкаў» у каментах да артыкула Ю. Чарняўскай «Евреи, евреи, кругом одни евреи…» – па стане на вечар 08.05.2016 яго прачыталі больш за 10000 чалавек – ускосна гаворыць пра настроі «звычайных беларусаў». Так, пераважная большасць (+68-2) падтрымала рэпліку «А цяпер муслімы, муслімы, вакол адны муслімы». З чаго можна зрабіць папярэднюю выснову: у бліжэйшы час ісламафобія будзе ў Беларусі мацнейшай за юдафобію.

Атрымалі падтрымку, хоць і не такую істотную, тэзісы аб тым, што «яўрэі, дзе б яны ні працавалі, ПРАСОЎВАЮЦЬ і БЯРУЦЬ на РАБОТУ толькі сваіх – ЯЎРЭЯЎ… Сёння яны займаюць амаль усе кіроўныя пасады ў дзяржавы, а апараты адміністрацыі, саўміна амаль поўнасцю складаюцца з богамабранай нацыі. Амаль другі Ізраіль» (+11-5); «нікуды яны не з’ехалі, дагэтуль сядзяць тут на кіруючых пасадах» (+35-15). І ў побыце я не раз сутыкаўся з думкай, што ў беларускай «эліце» замнога яўрэяў. Падобна, гэтая думка аднекуль «зверху» і спускаецца, тым болей што прозвішчы Шапіра ды Якубовіч сапраўды на слыху. Раней важныя ролі ў адміністрацыі Лукашэнкі гралі Абрамовіч, Шэйман, і якая абывацелям розніца, што гэтыя людзі не маюць дачынення да нашага народу? Прозвішчы ж «падобныя». Напэўна, так «купіўся» і паэт Н., «светач беларускай дэмакратыі», які шчэ год таму аб’явіў польскаму тэлеканалу, што «нашым войскам кіруюць расейцы, а сілавымі структурамі – жыды». Заява засталася без наступстваў для Н. – канал перапісаў скандальную цытату на сваім сайце, а «незалежныя» СМІ вырашылі зрабіць выгляд, што нічога не здарылася.

Падлівае масла ў агонь недалёкі «сусветны яўрэйскі партал», дзе ўсім прапануецца шукаць адпаведныя карані: «Таксама яўрэйскімі будуць прозвішчы з назвамі жывёлаў і прафесій: Дрозд, Скляраў. Калі Вашага дзеда звалі Якаў, Барыс, Ісак, Іосіф, Сямён, то, хутчэй за ўсё, ён таксама быў яўрэй». Ісак Ньютан і Іосіф Джугашвілі нервова кураць бамбук на тым свеце. І сее ж гэткую бздуру не прыватная асоба, а прадстаўнік «прагрэсіўнага іўдаізму»…

Ідэя «засілля яўрэяў» у сённяшняй Беларусі, зважаючы на каменты, усё ж не такая папулярная (нават дурні разумеюць, што нас тут ужо вельмі мала), як меркаванне аб тым, што рэвалюцыю 1917 г. зрабілі яўрэі для саміх сябе. «Абедзве рэвалюцыі ў Расіі былі справай рук пераважна яўрэяў», каментуе нехта (+28-8). «У першым савецкім палітбюро з 12 чалавек толькі адзін не быў яўрэем па пашпарце – як ні дзіўна, Луначарскі», піша нейкі Уладзімір Кандраценка і збірае масавыя «апладысменты» (+42-3). Такой бяды, што наркам асветы Луначарскі ў Палітбюро (дзе рэй вялі Ленін і Сталін) і не ўваходзіў ніколі…

Cпекуляцыі наконт ролі яўрэяў у пачатку ХХ ст. пачаліся не сёння: cпробы вытлумачыць паслярэвалюцыйныя беды змовай масонаў, сіяністаў і г. д. рабіліся ў познім СССР. Ю. Чарняўская чамусьці вырашыла зрабіць «тварам» плыні, з якой вырасла таварыства «Памяць», мастака Глазунова, хоць хапала ў 1980-х больш злосных блытанікаў. Цяпер у РБ выходзяць вучэбныя выданні, дзе названыя спекуляцыі так ці іначай маюць месца, і гэта, бадай, значна горш ад маечкі з парадыйным надпісам «Holocoste», на якую tut.by абрынуўся ў лютым.

Раскажу пра адзін «вучэбны дапаможнік» «Гісторыя Беларусі. Ад старажытных часоў – па 2008 год». Ён выйшаў у 2009 г. і адразу мне ў рукі не трапіў, бо ў 2009-2011 гг. я быў заняты «пранікненнем ва ўладу» цягаў жыхарам г. Мінска газеты і пісьмы. Ну, сёлета пазнаёміўся-такі з творам Я. Новіка, І. Качалава, Н. Новік. Асноўны аўтар – першы, ён жа і рэдактар (доктар навук, ВАКавец і г. д.). У савецкую эпоху – пясняр Ленінскага камсамола, у лукашэнскую «праславіўся» тым, што выгнаў з працы выкладчыка па палітычных матывах. У кнізе пра гісторыю Беларусі не адну старонку (с. 291-293) аддаў на канцэпцыю сіянісцка-масонскай змовы як рухавіка рэвалюцый 1917 г…

Хоць у дапаможніку ад выдавецтва «Вышэйшая школа» гэтая канцэпцыя і аспрэчваецца (словамі нябожчыка Вадзіма Кожынава), аўтары настойліва прасоўваюць думку пра адказнасць яўрэяў за свае і чужыя беды: «менавіта непрапарцыйны ўдзел яўрэяў у органах улады і кіравання нараджаў у краіне антысеміцкія настроі, аб чым з горыччу і не аднойчы гаварыў Л. Д. Троцкі». Падкрэсліваецца, што сярод кіраўнікоў НКУС у 1935 г. «больш за палову складалі яўрэі», а ў 1937-м «на пасаду начальніка палітупра замест яўрэя Я. Гамарніка быў прызначаны член яўрэйскай нацыянальнай партыі “Рабочыя Сіона” Л. З. Мехліс». Так і бачацца сіяністы, што падабраліся да «чырвонай кнопкі»… Насамрэч Леў Мехліс належаў да «Паалей-Цыёна» толькі ў ранняй маладосці (1907-1910 гг.), а пасля 1918 г. быў фанатычным бальшавіком, які мала дбаў пра сваё яўрэйства.

Пасля Другой сусветнай барацьба з «касмапалітызмам, ці нізкапаклонствам перад Захадам», калі верыць Новіку і кумпаніі, не мела ў БССР антыяўрэйскага аспекту. Сярод пацярпелых ад рэпрэсій названы толькі акадэмік Жэбрак, наркам асветы Саевіч, пісьменнікі Дубоўка, Грахоўскі, Александровіч.

У прынцыпе, пазіцыя аўтарскага калектыва ясная: Беларусь развівалася-развівалася і пры Лукашэнку нарэшце стала «грамадствам сацыяльнай справядлівасці». Напэўна, дзеля гэтай самай справядлівасці нам-такі кінулі падачку, напісаўшы ў раздзеле пра «нацменаў» (с. 485): «Значнай падзеяй у жыцці беларускіх яўрэяў стала стварэнне ў 1998 г. Цэнтра яўрэйскай культуры, які ўспрымаецца як цэнтр адраджэння нацыянальнай культуры з адпаведнымі атрыбутамі (рэстаран нацыянальнай кухні, магазін кашэрных прадуктаў і прадметаў рэлігійнага культу, курсы па вывучэнні іўрыта, гісторыі і традыцый яўрэйскага народа». Вось толькі не адкрывалася ў тым годзе на Беларусі ніякага Цэнтра з рэстаранам і крамай – яго і ў 2016-м няма 🙁

Ёсць затое меркаванне, што ў беларускай сталіцы яўрэем цяпер быць модна. Некалі мінскі, а цяпер нью-ёркскі ідыш-клезмер Зміцер Сляповіч засумняваўся ва ўнікальнасці яўрэяў: «Так, яўрэйскі кампанент даўно і трывала ўвайшоў у беларускую культуру, але ў жывым і натуральным выглядзе ні той, ні другой ужо няма. Гэтак сама і беларусам быць модна. Небяспечна, але модна. Акурат як яўрэем. Проста ёсць асобныя людзі – іх дужа мала – якім сумна і крыўдна, калі нічога не адбываецца». І я схільны з ім пагадзіцца.

Зразумела, што сутыкаўся сп. Сляповіч у «каляпатрыятычных колах» з ідэямі кшталту «Беларусь – для [этнічных] беларусаў». «Гэта фашызм! Гэта гульні ў салдацікаў людзей, якія не сфармаваліся, як асобы, якія не адказныя ані за сваю сям’ю, ані за сваю зямлю, ані за свой народ! Калі я ўпершыню такое пачуў, то падумаў: “Ды нашто мне гэта ўсё трэба?!”» –выгукнуў ён у інтэрв’ю. Можа, таму цяпер і прапагандуе беларушчыну пераважна ў ЗША…

Не здзівілі мяне расповеды пра тое, што выдатнаму беларускаму мовазнаўцу Змітру Саўку (1965-2016, меў «семіцкую» знешнасць) яшчэ ў 1980-х «на нацыянальных тусоўках нехта старэйшы ў вышыванцы запраста казаў, бліскаючы дзіўным радасным шалам уваччу: ой, а ты што тут робіш, ідзі ты, братка, адсюль… Чаму і ён размаўляе па-беларуску? Ён дыскрэдытуе наш рух!..» І пазней у гэтых «тусоўках» трапляліся розныя… Алесь А., таксама доктар навук, быў адным з лідараў БНФ да пачатку 2000-х і пазней аставаўся «аўтарытэтам» нацыянальнага руху, асабліва на Гарадзеншчыне. У канцы красавіка 2016 г. на сваім сайце дапісаўся да таго, што «габрэі, якія 600 гадоў карысталіся гасьціннасьцю беларускага народу – мірным жыцьцём на нашай зямлі (перад гэтым зьведаўшы шмат разоў пагромы ды татальныя выгнаньні з боку іншых еўрапейскіх народаў), дасёньня так і не наважыліся паўдзячыць нам — дапамагчы беларусам пазбавіцца ад этнацыднай прамаскоўскай дыктатуры. Хаця маглі б… (дарэчы, калі ацаніць гасьцяваньне габрэяў на нашай зямлі па самым мізэрным кошце (усяго толькі ў 100 мільёнаў даляраў за год) і выразіць гэты кошт у золаце па яго сёньняшнім курсе (40 $ за 1 гр. – 40.000.000 $ за 1 тону), атрымаецца, што габрэйскі народ вінны беларускаму народу 600х100.000.000 / 40х1000.000 = 1500 тон золата!)» No comments. Хіба што прывяду цытату з Лявона Баршчэўскага (svaboda.org, 2014 г.): «Алесь… – адна з самых сьветлых галоў у сёньняшняй Горадні». Праўда, гэта было сказана быццам бы ў суцяшэнне, пасля таго, як А. зволілі з універсітэта (дапускаю, што несправядліва).

У свой час прафесійныя «змагары з антысемітызмам» любілі разважаць пра тое, што ён сілкуецца перадусім «з Масквы». Жыццё паказвае, што ёсць уплывы і з Польшчы, і з Украіны, дый ці мала дамарослых юдафобаў? Баюся, што рэцэпты, якія я выпісваў 13 год таму ў «Мы яшчэ тут!» («Осторожно, “Неман”!»), ужо наўрад ці дзейсныя, і нічога маштабнага раіць не стану. Спадзяюся, усё яшчэ актуальныя думкі Уладзіміра Караткевіча («Галоўнае ў нашым характары — гасціннасць добрага да добрых») і Паўла Севярынца («Беларусы ўнікаюць любое рэзкасьці, катэгарычнасьці, радыкалізму»). Усё ж і ў каментах да артыкула Ю. Чарняўскай на tut.by меркаванне «Юдафобія… Гэта сумотна, як і любая іншая нацысцкая праява. Нельга ненавідзець людзей толькі за тое, што яны такімі нарадзіліся» сабрало куды больш «плюсоў», ніж «мінусаў» (+48-24). Неанацызм не пройдзе! (?)

«Пройдзе», хутчэй за ўсё, Астравецкая АЭС, менеджары якой не знайшлі нічога лепшага, як перакласці дакументы для літоўскіх партнёраў праз «гугл-транслэйт» натуральна, з процьмай памылак. Што нямала гаворыць пра якасць будоўлі і будучую бяспеку ўсяго рэгіёна… Зрэшты, у РБ з этыкай працы почасту праблемы. Не кажу, што сам ідэал, але нядаўна натрапіў на «пераклад» вядомага нарыса Змітрака Бядулі на рускую. За пераклад узяла на сябе адказнасць «цэлая дацэнтка» акадэміі кіравання пры прэзідэнце РБ, вядучая навуковая супрацоўніца, вучоная сакратарка і г. д. – а ўражанне, што тупы комп рабіў… Поўны абзац: «Взять еврейских писателей из Беларуси – то в их произведениях всегда чувствуется белорусская природа – «родные образы». Больше всех это выражается в произведениях еврейского классика Абрамовича (МэндэлеМойхэрСфорым) из Копыля». Асабліва «пашанцавала» яўрэйскаму класіку, прадстаўленаму ў рускамоўных даведніках як Менделе Мойхер-Сфорим… (часам Мохер Сфарим).

* * *

І ўсё ж завяршу гэтую серыю на «аптымістычнай спартыўнай ноце». У мінскіх крамах зноў паказаўся «Шалом»… не, не раман Артура Клінава, а алей з Бабруйска (сертыфікат кашэрнасці № 1404).

13-1  13-2  Klinov_Shalom

Зусім скора ў горадзе з’явіцца і «Арава»… не, не антырэўматычны прэпарат, а гурт ізраільскіх музыкаў, якія 11 траўня дадуць канцэрт у аднэй з гімназій ды застануцца ў Беларусі на Ём-Ацмаут. Тым часам 6 траўня ў Рышане прайшоў Сабантуй, прысвечаны 10-годдзю Татарскага культурнага цэнтра ў Ізраілі. Татары, ша… лом-алэйхем! Башкіры, ша… лом-алэйхем!

Вольф Рубінчык

г. Мінск, 10.05.2016

wrubinchyk[at]gmail.com

Апублiкавана 10 мая 2016

Л. Шустер. ТЕКСТЫ ПРО ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ (ч. 7- 12)

Предыдущие части здесь

( ПРОДОЛЖЕНИЕ)

ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 7

Однажды
 еврейский ребёнок узнаёт, что он еврей. Это значит, что от дразнений и мордобоя справедливого спасения нет. Он – не русский.  Справедливость существует не для него. Он такой же, как все. Только – опущенный. Выражаясь современным языком – языком тюрьмы и концлагеря.  Бить, дразнить, отбирать что-то, и только за то, что он – еврей,  входит в правила детского общежития. И никакие родители, никакие деньги спасти от этого не могут, если даже они и есть. Более того: быть евреем стыдно. В этом есть что-то нехорошее. Чего не должно быть. Это  лучше скрывать, умалчивать, не касаться этой темы. А чтобы как-то компенсировать своё непоправимое несчастье – надо делать что-то сверх того, чего ожидают от всех. Ну… помогать делать уроки. Никогда не жалеть полпирожного и вообще ничего. Приветствуются лихие проделки: Еврей, а что-то смелое может. У еврея с самого детства больше оснований для задумчивости. Больше препятствий. И формируется  мировозрение: Если  хочешь чего-то добиться – ты должен думать, как обойти запреты, как найти  решение. Ты должен работать упорно, сколько угодно, пока не добьёшься. Ты  должен делать больше других, чтобы тебе позволили – может быть! – стать  вровень. А жаловаться некому. Так устроен мир. И вы интересуетесь, почему евреев процентно больше на всех хороших местах? Потому что они привыкли  сносить толчки и унижения. Хлебать дерьмо полной ложкой и улыбаться на людях, а блевать только вдали от чужих глаз. Вставать на раз больше, чем упал, и не жаловаться, что подножка была нечестной – честных приёмов по отношению к себе они не ждут. ЕСЛИ ЖИЗНЬ НЕ ПРЕВРАЩАЕТ  ЕВРЕЯ В ЛАКЕЯ – ОНА ПРЕВРАЩАЕТ ЕГО В ГЛАДИАТОРА. Лакеев много, очень много. Рабство порождает рабов. Но гладиаторы – на виду, бросаются в глаза.  Вот так и формирутся слагаемые успеха: упрямство, упорство, старательность,  вдумчивость, терпение, изобретательность, хитрость и ум. Плюс врождённый темперамент южного народа, любовь к знаниям:  как-никак тысячи лет подряд евреи были поголовно  грамотным и читающим народом Книги. Кто ещё?

*
  *  *

Нет, что ни говори, жидам
Везёт – куда там мне и вам!

Ведь мы их с детства закаляем –
Всё дразним, бьём и унижаем.
И, развивая в них терпенье,
Не отдыхаем ни мгновенья:
Себе в ущерб, всё – для еврея,
Всё, что мы знаем и умеем!

Так в постоянной тренировке
Жид обучается сноровке,
Которой у других-то нет –

Вот в чём залог его побед!

В итоге нашего труда
Жид ко всему готов всегда!

Что ж остаётся им, жидам?
Сказать: СПАСИБО! – мне и вам…

*  *  *
1.

Что я не русский, а еврей,
Узнал об этом от людей.
Спасибо людям – не забыли,
И для порядка просветили.

Я – к предкам, но они молчали
И ничего не объясняли;
Сказали только – да, еврей…
И сразу: тише! – Понимаешь,
Со временем ты сам узнаешь…

Вот – всё, и никаких затей!
Но… тон,
Но… их смущённый вид…

Так мне открылось, что я – жид,
Что очень стыдно быть евреем,
Что как бы грех на иудеях,
Что всё-то в них нехорошо,
Что вот один слушок прошёл…
Что все равны у нас народы,
Но вот жиды – они уроды!

Я – жид, но лучше им не быть.
Всё, промолчим: вопрос – закрыть!

2.

Нет, если б я жидом родился,
Я б, когда вырос, удавился:
Ведь жид опущен от рожденья –
Ему нет жизни ни мгновенья.

Напомню: по понятьям нашим
Еврея место – у параши,
Но, если вдруг о нём забыли,
И до поры не опустили,
То помнит жид про свой шесток –
Влез потихоньку и молчок…

Так пидор в зоне не гуляет
И приключений избегает.
Конечно, службу он несёт,
Кому положено – даёт,
Но лишний раз рот не откроет:
Он знает, чем его закроют!

Вот так и жид, жидовьи дети –
Молчат, боятся жить на свете,
Себя стыдятся, не шуршат,
И носом вниз, и в землю взгляд…

Нет, если б я жидом родился,
То я б, ей-богу, удавился.

*  *  *
Пока недавно от пелёнок,
Наивен маленький жидёнок –
Не хочет он со дня рожденья
Быть почти всюду исключеньем.

И сколько раз, терпя нападки,
Не понимая, чем он гадкий,
Тоскливо хлопая глазами,
Стоял жидёнок перед вами.

Вам было жаль порой его…
Но что убудет от него? –
Уж очень скоро жид взрослеет:

Жид через малый срок сумеет
Незаменимым другом стать
Тем, кто не может сам решать
Задачки, разрешать сомненья,
Что излагают в сочиненьях –
Он нужен всем по всем урокам!

И тут не нужно быть пророком,
Чтоб догадаться: всё, что можно,
И даже то, что невозможно,
Он рад отдать за слово  “друг”,
За чувство, что он принят в круг
Друзей, что он  ребятам – равный:
Вот стимул для жидёнка главный!

Но быстро юности мгновенья
Нас покидают. Отрезвленье
Само приходит к нам, когда
Делиться нужно, господа!

Когда повсюду – там и тут
Друзья проходят в институт,
А ты? – Тебе не подфартило,
Увы, и места не хватило…

Когда за твой законный труд
Другому премию несут,
Ну, и так далее… Известно,
Всё, что творится повсеместно!

Тогда поймёшь, жидёнок жалкий –
Не зря собака знает палку,

И что напрасно ты старался:
Жидом ты был – жидом остался…

                                                       (продолжение следует)

                                                 ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ  

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 7

Однажды еврейский ребёнок узнаёт, что он еврей. Это значит, что от дразнений и мордобоя справедливого спасения нет. Он – не русский. Справедли-
вость существует не для него. Он такой же, как все. Только – опущенный. Вы-
ражаясь современным языком – языком тюрьмы  и концлагеря. Бить, драз-
нить, отбирать что-то, и только за то, что он – еврей,  входит в правила детс-
кого общежития. И никакие родители, никакие деньги спасти от этого не мо-
гут, если даже они и есть. Более того: быть евреем стыдно. В этом есть что-то
нехорошее. Чего не должно быть. Это лучше скрывать, умалчивать, не ка-
саться  этой  темы. А чтобы  как-то  компенсировать своё  непоправимое нес-
частье – надо делать что-то сверх того, чего ожидают от всех. Ну… помогать
делать уроки. Никогда не жалеть полпирожного и вообще ничего. Приветст-
вуются лихие проделки:  Еврей, а что-то смелое может. У  еврея с самого
 детства больше оснований для задумчивости. Больше препятствий. И формируется мировозрение: Если хочешь чего-то добиться – ты должен думать, как обойти запреты, как найти решение. Ты должен работать упорно, сколько угодно, пока не добьёшься. Ты должен делать больше  других, чтобы тебе позволили – может быть! – стать вровень. А жаловаться некому. Так устроен мир. И вы интересуетесь, почему евреев процентно больше на всех хороших местах?  Потому что они привыкли сносить толчки и унижения. Хлебать дерьмо полной ложкой и улыбаться на людях,  а блевать только вдали от  чужих глаз. Вставать на раз больше, чем упал, и не жаловаться, что подножка была нечестной – честных приёмов по отношению к себе они не ждут. ЕСЛИ ЖИЗНЬ НЕ ПРЕВРАЩАЕТ ЕВРЕЯ В ЛАКЕЯ – ОНА ПРЕВРАЩАЕТ ЕГО В ГЛАДИАТОРА. Лакеев много, очень много. Рабство порождает  рабов. Но гладиаторы – на виду,   бросаются в глаза. Вот так и формирутся  слагаемые успеха: упрямство,  упорство, старательность, вдумчивость, терпение, изобретательность,  хитрость и ум. Плюс врождённый темперамент южного народа, любовь к  знаниям:  как-никак тысячи лет подряд евреи были поголовно гра-
мотным и читающим народом Книги. Кто ещё?

*
  *  *
Итак, я сразу заявляю,
Что я жидов не уважаю.

Вот, скажем, есть у нас проблема.
Неважно, там какая тема,
Но мы с тобой всё в раз решим –
Как мужики поговорим:
Пусть каждый свой покажет нрав,
И тот, кто круче, тот и прав.

Но жид, когда не спец. какой,
А так – жидёнок не крутой,
Он не полезет в честный бой,
А перетрёт с самим собой –
Кому, когда, какой ценой…
И облапошит нас с тобой:

Всегда, с рожденья в мыслях он,
Не то, что наш брат-мудозвон!

Боится жид – не дремлет враг,
И, с детства как мозги напряг,
Так голова не отдыхает –
Всё думает, соображает
Как обойти ему запреты,
Которых нам с тобою нету.

Вот, скажем, получу я в рыло –
Так я отвечу во всю силу,
А если шансов нет – братву
Себе на помощь позову!

А жид? Куда ему деваться?
Он – рад, да с кем ему брататься?
К тому же – нет таких понятий:
С ним честно… Ну с какой же стати?

Жида щипнуть – кто б не хотел?
Жид знает только беспредел!

Он должен день-деньской ломаться,
Не отдыхать, не расслабляться,
Терпеть плевки, спать у параши,
Хлебать дерьмо – да полной чашей,

НО:

Думать, голову ломать,
Как всю игру переиграть,
Годами жить, сжимая нервы,
Затем, чтоб быть в финале первым!

Теперь скажи: допустим пидор
Разбогател – случайно. Сидор
Бабла имеет и живёт,
Как честный, – службу не несёт:

От бабок столько заимел,
Что откупиться захотел
И жить начать, как честный вор…

Известно, что с недавних пор
За деньги можно всё достать –
Из бляди целкой снова стать!

Но я-то вор старинных правил
И уважать себя заставил
Как вор. Я свой авторитет
Имею после многих лет
За то, что жил всегда свободным,
Не жрал, как жид, дерьмо голодным!

Я рядом с пидором не сяду,
И он поймёт меня – по взгляду.

Вот так и жид – он понимает,
Что он не так в игру играет,
Как я. Не станет сомневаться
Что западло мне с ним равняться:

Пусть даже он всего добился –
Купил, достал и откупился,

ОН – ЖИД!

А из какой он грязи
Пророс и вышел нынче в князи
Мне всё равно:

ОН – ЖИД!

Короче,
Не смыть ему дерьмо и прочее.

Жид – он как пидор:
Трахнуть? – можно!
Но руку дать? –
Нет, невозможно.

*  *  *
Лакеев много,
Очень много,
И все идут
Одной дорогой:
Зад у хозяина
Обнять
И в сладострастии
Лизать…

А гладиатор –
На виду,
Бой рукопашный –
Не за мзду:
Один из сотни
Победит.
Здесь ставка –
Жизнь:
Согласен –
Жид?

Рискнёшь –
Проявятся таланты,
С победой –
Будут варианты,
Иначе –
Жизнью жить
Лакейской…
Так –
В ножны меч,
Герой еврейский?

Из всех,
Кто в бой
Идти решился,
Победы
В том бою
Добился
Один –
Взгляните:
Вон еврей,
Последний
Из когорты всей!

Запомните,
Он сам решился,
Сам принял бой.
И сам пробился.

Так вот,
Таких евреев –
Много,
И все идут
Одной дорогой:

Их путь проложен
По арене.

Кровавый театр.
Они –
На сцене.

(продолжение следует)

                                                ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ                  

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 7

Однажды еврейский ребёнок узнаёт, что он еврей. Это значит, что от дразне- ний и мордобоя справедливого спасения нет. Он – не русский. Справедли-
вость существует не для него. Он такой же, как все. Только – опущенный. Вы-
ражаясь современным языком – языком тюрьмы и концлагеря. Бить, дразнить,  отбирать что-то, и только за то, что он – еврей,  входит в правила детс-
кого общежития. И никакие родители, никакие деньги спасти от этого не мо-
гут, если даже они и есть. Более того: быть евреем стыдно. В этом есть что-то
нехорошее. Чего не должно быть. Это лучше скрывать, умалчивать, не ка-
саться этой темы. А чтобы как-то компенсировать своё непоправимое нес-
частье – надо делать что-то сверх того, чего ожидают от всех. Ну… помогать
делать уроки. Никогда не жалеть полпирожного и вообще ничего. Приветст-
вуются лихие проделки:  Еврей,  а что-то смелое может. У еврея с самого
детства больше оснований для задумчивости. Больше препятствий. И форми- руется мировозрение: Если хочешь чего-то добиться – ты должен думать, как обойти запреты, как найти  решение. Ты должен работать упорно, сколько угодно, пока не добьёшься. Ты должен делать больше других, чтобы тебе  позволили – может быть! – стать  вровень. А жаловаться некому. Так устроен мир. И вы интересуетесь, почему евреев процентно больше на всех хороших местах? Потому что они привыкли сносить толчки и унижения. Хлебать   дерьмо полной ложкой и улыбаться на людях, а блевать только вдали от чужих глаз. Вставать на  раз больше, чем упал, и не жаловаться, что поднож-
ка  была  нечестной – честных приёмов по отношению к себе они не ждут. ЕСЛИ ЖИЗНЬ НЕ ПРЕВРАЩАЕТ ЕВРЕЯ В ЛАКЕЯ – ОНА ПРЕВРАЩАЕТ ЕГО В ГЛАДИАТОРА. Лакеев много, очень много. Рабство порождает  рабов.  Но гладиаторы – на виду, бросаются в глаза. Вот так и формирутся  слагаемые  успеха: упрямство, упорство, старательность, вдумчивость, терпение,  изобретательность, хитрость и ум. Плюс врождённый темперамент южного народа, любовь к знаниям: как-никак тысячи лет подряд евреи были поголовно грамотным и читающим народом Книги. Кто ещё?

*  *  *

Так повелось, что грамотей
Всегда страдает от людей,
Как нищий между богачей,
Как альбинос среди зверей.

Пример? – Вот жид:
Известно всем –
Без Книги не живёт совсем,
А значит, тоже – книгочей,
Но с уточненьем, что еврей.

При этом, чтобы оправдать
И правильно обосновать
Необходимость уточненья,
Ссылаются на провиденье:
Мол, вызывает лишь еврей
Двойную злобу у людей!

Так в чём особенность евреев
Среди всех прочих грамотеев?

Еврей, читая, понимает,
О чём там пишут,
Что – к чему,
Толкует и сопоставляет –
Известно многое ему:
Живёт он, Книгою дыша –
В Ученье вся его душа!

Плюс темперамент: парень бойкий –
Не дремлет с Книгою на койке!
Явился обществу вопрос?
А рядом – чей там длинный нос?
Обычно раньше всех людей
Кто у проблемы? – Иудей!

Но зря ли предки нам вещали,
Что знанья многия – к печали?

Известно (так идёт от Бога),
Что альбинос живёт немного:
Свои его в могилу сводят –
Грызут, щипают и доводят
До скорой смерти…
Как же? – Надо:
Ведь он демаскирует стадо!

Но что мы видим у людей?
Здесь чуть иначе – наш еврей,
Когда полёт не пресекают,
Решив проблемы, посягает
На место для себя – еврей,
И метит встать среди вождей!

Но опытный вожди народ –
Еврея там никто не ждёт,
И нет (по мнению народа)
Наверх, к вождям, еврею хода.
А чтоб не рыпался – посадят:
Пусть прыть уймёт (народа ради).

Но есть ещё один вопрос –
Да-да, к тебе, жид-альбинос:
К чему весь хипеш? Что мелькаешь –
Нездешней сутью раздражаешь?
Из-за тебя пропал порядок:
Никто не спит.., а сон – так сладок!

И в самом деле – как противно,
Когда в болоте, в хмари тинной
Чужак  (нездешний лягушонок)
Шумит вовсю… да как! – Спросонок
Кричат все жабы потрясённо:
Кипит наш разум возмущённый!
Кто там вопит? Нашли скотину?
Ату его!  Поглубже!  В тину!

И что мы видим у людей?
Кто раздражает? – Иудей!
Еврея Бог избрал затем,
Чтоб передать Ученье всем:

ТАЩИ  НАРОДЫ  ИЗ  БОЛОТ!
НЕСИ  СВЕТ  ТОРЫ,  МОЙ  НАРОД!

Вот так: нашла жида работа 
Тащить на солнце бегемота!

Послушен жид и исполняет
Заветы Бога. Понимает
Настрой народа – просвещён:
Будил? – Виновен. Не прощён.

Тут ни прибавить, ни отнять:
Всё ясно, что здесь обсуждать? –
Раз суд народа упрощён,
Он мыслью не отягощён.

Жид! – Будут бить… А что ещё?


(продолжение следует)
                                                                                   

ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 8

Аракчеев довёл до сведения и исполнения офицеров-воспитателей требования к подготовке кантонистов: Девять забей – десятого представь! Десятый выходил – откован: служба штыком шла. Жизнь – неплохой  офицер-воспитатель, и забитых евреев много. Вам она представляет десятого. Когда вы завидуете его успехам – не забудьте позавидовать унижениям, побоям и упорству.

*  *  *
Реакционный Аракчеев
Перевоспитывал евреев,
И офицеров-воспитателей
Учил как золотоискателей:

Что, девять умерли от службы?
Так служба – не с красоткой дружба!
Из десяти – один остался?
Прекрасно! – Выпуск состоялся!

Всё, как сейчас: забитых много –
Трудна жида наверх дорога.
Завидуешь?  Ты б – не сломался?
А он – прошёл и состоялся…

(продолжение следует)
             

                                                ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ                                                        

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 9

Хитрость – сила слабых. Когда и прямая сила и закон и симпатии окружающих не на твоей стороне, ну таки уже приходится думать, как тихой сапой добиться своего. Так развивается комбинаторный ум, поливариантное мышление. ЧЕМ В МЕНЕЕ ВЫГОДНЫЕ УСЛОВИЯ ТЫ ПОСТАВЛЕН ИЗНАЧАЛЬНО   ТЕМ БОЛЬШЕГО ТЫ ДОБЬЁШЬСЯ В КОНЦЕ, РАЗВИВ УМ И ВОЛЮ ПРЕОДОЛЕНИЕМ  ПРЕПЯТСТВИЙ.  Если раньше не сломаешься и не сдохнешь, что и происходит с большинством. Страшная, удивительная вещь, наводящая мысль о Высшем Промысле и действительно Избранном Народе. Этот народ надо бить, гонять, ограничивать, унижать, – т.е. ставить в условия постоянного решения задачи по выживанию и самосохранению. Таким образом среди других народов рассеянное еврейство оказывается в положении человека среди животных – о нет! Я не ставлю евреев выше других!  И никакой  народ не ставлю ниже евреев! Я говорю лишь в том смысле, что первобытный человек был лишён когтей, клыков, шерсти, панцыря – голый, слабый, безоружный, бегал медленнее оленя, лазил хуже кошки, рыл хуже крота и т.д. И ему приходилось напрягать ум и волю — как быть? Как спастись? Как прокормиться? Как найти жилище? Как не замёрзнуть? Ум и воля, постоянно напряжённые решением этой задачи и сделали его царём природы. ГОНЯЯ  ЕВРЕЯ – ТЫ  ТОЛЬКО ТРЕНИРУЕШЬ ЕГО. Гонения сделали евреев живучими и умными.

*
  *  *
Нет, не Бог избрал евреев! –
Это дело тех злодеев,
Что гоняют их, как стадо,
И лупцуют без пощады.

А нет бы почитать науку –
Ведь Дарвин
Объяснил, в чём штука:

Всё эволюция-злодейка!
Жиды – такая шайка-лейка,
Что быстро всех опережают
И этим ловко промышляют.

Плюс кнут: он учит-то без ласки,
Зато умнеешь – ну, как в сказке!

Понятно вам, друзья-злодеи?
Бросайте кнут – вперёд, в евреи!

Так – что стоим? Душа мечтает?
Ах, обрезанье вас пугает! –

Не дрейфь, не всё там отрезают!
Опять вы здесь? Ну? – Страшно всё ж:
Ведь не гигант, и что? – Под нож?

Так, ладно, сдайте кнут врагам:
Пусть врежут вам, как вы жидам!

Опять – ни с места? Что застыли?
Вас – как? Уже в промежность били?

Боитесь порки подневольной!
Каков народ – всем недовольны!
Да что же это, в самом деле,
Вы что, ребята, очумели?

Так, ладно, вот вам план отличный,
Простой, разумный и привычный!
Всё, по рукам! – Надеюсь, ясно?
Чтоб каждый день, чтоб не напрасно:

В свободный час, в любое время –
Спрямляет мысли, нежит темя!
Вперёд! Умнее нет досуга,
Чем каждый день пороть друг друга!
(продолжение следует)

ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 10

Евреи завладевают СМИ. Кино, телевидение, журналистика, эстрада. Это наблюдение сделано еще в ХIХ веке. Дорогие мои. Вот унижаемый ребенок. Его лупят, причем несколько на одного, драки нечестные – не стычка, а просто избить. Он долго переживает каждую такую несправедливость и унижение. И при этом – в одиночестве – произносит внутренние монологи и диалоги! Он тренирует свой вербальный аппарат, свое воображение – да как! со страстью! на адреналине! переживая недавнее! в нежном возрасте созревания, когда гормоны начинают бить фонтаном! А утешение спокойное, развлечение одинокое (прежних времен) – книжку почитать, с капитаном Бладом забыться. Вот так – так! – вырастают люди, любящие и умеющие говорить, представлять, вешать народу информацию чаном лапши на уши. Он к этому, занятию всей жизнью тренирован и направлен – заточен на это. Мечтательный мальчик, робкий и слабый, в воображении повелевает толпами и произносит речи. Месяц произносит, пять лет произносит! И вот из этой школы внутренней самовыучки вылупляются телеведущие и киномагнаты. Если человек хочет, а его унижают, – он мечтает. А если он мечтает – то у некоторых это получается в жизни. Белые смокинги. Прожектора. Канны. Светские львы и златоусты. Сказку о Гадком Утенке написал, кстати, не еврей, а датчанин. Чтоб никто не сомневался – германцы ничуть уж не менее мудры, чем евреи. А уж датчане – племена были крутых и ярых германских кровей. Если кто вдруг не в курсе – Рюрик был из данов.

*  *  *
Смерть человека –
трагедия.
Смерть миллионов –
статистика.

Может поэтому
в медиа
рвутся они?

В журналистику,
на кино – и теле-
экраны,
ну, и ещё
на эстраду…

И что, вам
не кажется странным –
зачем же всё это
им надо?

Разные есть
евреи,
разные есть
таланты:

От неких имён –
звереешь,
встречаются и
бриллианты.

Чтоб статистику
сделать
трагедией,
нужен навык,
Но тот человек,
кто не просто
сотрудник
медиа,

А сам
нахлебался навек
столько“радостей”,
что и части
хватило б
на многих людей,

Такой человек
большей частью
чувствует всё
острей:

И боль болит
больнее,
и память жжёт
горячей…

Как часто среди
евреев,
встречаешь таких
людей,

кто статистику
сделать трагедией
может лучше –
в его это части,

Как не просто
сотрудник медиа,
а сотрудник
с еврейским
счастьем…

                                                              ( продолжение следует )

 

 

ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 11

В те времена, когда бремя белых было цивилизацией мира дикарей, и Старой Англией правила Старая Вдова Виктория, сын мелкого колониального чиновника первый поэт мира Редьярд Киплинг написал:
 И гордость других оцените, Свою до конца оценив.

*  *  *
1.

Я мужик – и он мужик,
Я велик – и он велик,
Я силён – и он силён,
Я умён, а он далдон!

Сказка – ложь, да в ней – намёк,
Добрым молодцам – урок…

Есть у нас два молодца:
Один – сказал всё до конца,
Другой – молчал, не прерывал,
И сказку слушать не мешал.

Чтоб в этой сказке всё понять,
Дадим другому рассказать
О том же самом, не мешая,
И речь его не прерывая –

Так от другого молодца
Мы всё услышим до конца.
Пусть он, как знает, нам расскажет,
А кто тут прав – то суд покажет:
Я мужик – и он мужик,
Я велик – и он велик,
Я силён – и он силён,
Я умён, а он – далдон!

Сказка – ложь, да… и т.д.

2.

Свинья с свиньёй воюет редко:
Умна, смышлёная, не детка.

Ну, а кабан? – Тот давит силой,
Чтобы своей добиться милой,
И рвёт клыком, когда иначе
Не разрешить ему задачи:
Как подложить себе свинью,
Чтоб сохранить тем честь свою!

Достоинства других ценя,
Кабан живёт не как свинья:
Себя он знает до конца
И уважает молодца,
Который перед ним стоит,
За ум, за силу, взгляд и вид,
Поскольку чувствует кабан,
Что перед ним стоит он сам…

И потому-то он ( проверьте! )
Не предаёт другого смерти –
Ну, разве что несчастный случай:
Живёшь? – Живи: других не мучай…

Мы часто голову ломаем:
Как дальше жить – соображаем,
И думаем, кого б спросить?
Кабан нас может научить!

(продолжение следует) 

                                                                               

ТЕКСТЫ  ПРО  ВЕЛЛЕРА ТЕКСТЫ

( ПРОДОЛЖЕНИЕ)

N.B. Комментируемая часть структурной части статьи М.И.Веллера /1/, кото-
торая приводится ниже, выделена в тексте жирным шрифтом.

М. И. В. – 12

Я вижу этих жирных брюнетов с глазами. Косыми и маслянистыми от пьянства. Ревнители интересов и чистоты русского народа, знающие свою  историю как бушмен знает тонкости чайной церемонии в Киото. Они похожи на славян из учебника, как я на вождя апачей. Непохожесть на идеал подчёркивает их комплекс неполноценности. При слове жид ноздри их трепещут, как крылья бабочки над кокаиновой дорожкой. Я долго думал – но я понял, понял, понял!  БИТЬ ЖИДОВ ЛЕГЧЕ, ЧЕМ  СПАСАТЬ РОССИЮ. Враг – единственное оправдание их несостоятельности. Оцените степень шизофрении: ничего, что исламские террористы убивают русских – зато евреев они тоже убивают, а вот это хорошо! Уже дома в Москве были взорваны, уже арабские добровольцы среди трупов чеченских боевиков иденцифицированы – а наши патриоты  всё слали  приветы и поддержки арабским террористам, которые любезны нам, раз жидов мочат.

*  *  *

Начнём от Пушкина, ребята, –
Ведь нужно начинать когда-то.
Известно, что писал он  “жид”,
Но Пушкин – не антисемит.

Мы рифмы гения оставим,
Слова, как надобно, поправим,
Получим то, что нужно нам, –
Влюблённым в Пушкина жидам:

Когда вас учат понемногу
Чему-нибудь и как-нибудь,
То жидоедством уж,  ей-богу,
У нас немудрено “блеснуть”.

Оставим гения с почтеньем –
Увы, не с нашим вдохновеньем
Так чудно рифмы подбирать
И всё на свете замечать!

Он, в частности, жидов заметил,
И с теплотою их отметил.

Вернёмся к теме. Да, ребята,
Всем тем, чьи знанья небогаты,
Легко внушить любую муть,
И уж тогда – не обессудь,
Что так легко их убедить,
Спасая Русь, жидов громить!

Да, они меньше виноваты,
Чем те, кто их учил когда-то,
Но все, кто выучен убого,
А их, мы знаем, очень много,
Имеют сердце, даже душу…
И где они? Ау! – Послушай..!

Нет-нет, кричи хоть без конца,

Но у такого молодца
И сердца – нет, душа – пропала:
Нам только эхо отвечало.

Да, они меньше виноваты,
Чем те, кто их учил когда-то…

Но кто же виноват тогда?

Давайте вспомним, господа,
Что пастырь рядовой лишь вторит
Тем гениям, что благоволят
Нас осенять, как Божьим, словом,
Что перья их писать готовы!

Таких мужей немного в свете,
Но вот они за всё в ответе:

Им пастыря душа внимает,
Их мысли пастырь нам внушает,
Мы верим им, как слову свыше,
Что передал для нас Всевышний;
Они свет застят перед нами:
Мы видим мир, но их глазами…

Не будем всех перечислять –
Что толку? Речь пора кончать,
А список скорбный очень долог –
Не наградной, не мартиролог.

Вот имена, что всех тревожат:
Кто им судья? Пойми, кто может…

Пусть Достоевский, Гоголь, Блок
Ушли в историю, но слог
Которым нас они прокляли,
Он позабудется едва ли –

От гения дурное слово
Живёт веками. Вновь и снова
Их тьмы, кто повторять готов:

СПАСАЯ  РУСЬ,  ГРОМИ  ЖИДОВ!

*
  *  *
Чтобы Родину спасать,
Нужно что-то понимать,
А жидов громить несложно:
Все – свободны, всё – возможно.

Нам спасать страну когда?
Бьём жидов – нам некогда…
Вот когда всех перебьём,
Родину спасать начнём!

*  *  *
Русь! – Еврейский беспредел
И народ в загоне:
Наш удел – быть не у дел,
Если жид в законе.

Гибнет Русь – кругом кресты:
Вымираем, братцы…
Ждём арабов – их мечты
Здесь осуществятся.

От жидов спасенья нет:
Выпал случай гадам!
Вся надежда – минарет
Заодно с джихадом!

Мы арабам всё дадим,
Как своим солдатам,
Если нужно – подтвердим:
Честь – честным ребятам!

Раз араб жида гнетёт,
Значит, нам подмога,
И народ арабов ждёт:
Хлеб-соль – у порога!

Жаль, порой джихада кнут
Наших задевает,
Но жидов-то больше бьют –
Начисто срезают!

Тут араб любезен нам:
Ждём, как жид – мессию!
Мы с ним врежем по жидам
И спасём Россию!

( продолжение следует )

Подготовлено и опубликовано 28 апреля 2016